1Фев

Моноцитов: Ваш браузер устарел

Содержание

Моноциты (MONO — monocytes)

Самые крупные клетки периферической крови. Моноциты обладают выраженной фагоцитарной функцией (являются макрофагами), участвуют в защитных реакциях организма путем продукции цитокинов, в процессах обмена веществ.

Референсные значения (вариант нормы)

Моноциты (MONO — monocytes) — %

Возраст Мужчины Женщины
<2 нед 5,0–15,0
2 нед – 1 год 4,0–10,0
1–2 года 3,0–10,0
2 года – 15 лет 3,0–9,0
>15 лет 3,0–11,0

Моноциты (MONO — monocytes) -абсолютное содержание, 109 клеток /л

Возраст Мужчины Женщины
3 мес – 17 лет 0,37 – 1,26
> 17 лет 0,29 – 0,95 0,25 – 0,84
Увеличение значений (моноцитоз) Уменьшение значений (моноцитопения)
Реактивный:
  • вирусные, паразитарные, бактериальные и вызванные простейшими инфекции;
  • воспалительные заболевания;
  • аутоиммунные заболевания;
  • гранулематозные процессы;
  • злокачественные новообразования

Опухолевой:
  • острый монобластный и миеломонобластный лейкоз
  • хронический моноцитарный миеломоноцитарный лейкоз
  • Гипоплазия и аплазия костного мозга
  • Волосатоклеточный лейкоз
  • Острый лейкоз
  • Острые инфекции
  • Прием некоторых лекарственных препаратов

СУБПОПУЛЯЦИИ МОНОЦИТОВ У ЗДОРОВЫХ ЛИЦ И У ПАЦИЕНТОВ С СЕПСИСОМ | Калашникова

1. Лазанович В.А., Маркелова Е.В., Смирнов Г.А., Смолина Т.П. Клиническая значимость экспрессии Toll2, Toll4, CD14, HLA-DR на моноцитах у пациентов с сепсисом // Медицинская иммунология, 2015. Т. 17, № 3. С. 221-228. [Lazanovich V.A., Markelova E.V., Smirnov G.A., Smolina T.P. Clinical significance of Toll2, Toll4, CD14, and HLA-DR expression on the monocytes in patients with sepsis. Meditsinskaya immunologiya = Medical Immunology (Russia), 2015, Vol. 17, no. 3, pp. 221-228. (In Russ.)] doi:10.15789/1563-0625-2015-3-221-228.

2. Хайдуков С.В., Зурочка А.В., Черешнев В.А. Цитометрический анализ в клинической иммунологии. Екатеринбург: УрО РАН, 2011. 220 с. [Khaidukov S.V., Zurochka A.V., Chereshnev V.A. Cytometric analysis in clinical immunonogy]. Ekaterinburg: UB RAS, 2011. 220 p.

3. Andonegui G., Zhou H., Bullard D., Kelly M.M., Mullaly S. C., McDonald B., Long E.M., Robbins S.M., Kubes P. Mice that exclusively express TLR4 on endothelial cells can efficiently clear a lethal systemic Gram-negative bacterial infection. J. Clin. Invest., 2009 Vol. 119, no. 7, pp. 1921-1930.

4. Beekman J.M., van der Linden J.A., van der Winkel J.G., Leusen J.H. FcgammaRI (CD64) resides constitutively in lipid rafts. Immunol. Lett., 2008, Vol. 116, no. 2, pp. 149-155.

5. Bezbradica J.S., Rosenstein R.K., DeMarco R.A., Brodsky I., Medzhitov R. A role for the ITAM signaling module in specifying cytokine-receptor function. Nat. Immunol., 2014, Vol. 15, no. 4, pp. 333-342.

6. Braun D.A., Fribourg M., Sealfon S.C. Cytokine response is determined by duration of receptor and signal transducers and activators of transcription 3 (STAT3) activation.

J. Biol. Chem., 2013, Vol. 288, no. 5, pp. 2986-2993.

7. Chaudhry H., Zhou J., Zhong Y., Ali M.M., McGuire F., Nagarkatti P.S., Nagarkatti M. Role of cytokines as a double-edges sword in sepsis. In Vivo, 2013, Vol. 27, no. 6, pp. 669-684.

8. Italiani P., Boraschi D. From monocytes to M1/M2 macrophages: phenotypical vs. functional differentiation. Front. Immunol., 2014, no. 5, p. 514.

9. Kitamura H., Ohno Y., Toyoshima Y., Ohtake J., Homma S., Kawamura H., Takahashi N., Taketomi A. Interleukin-6/STAT3 signaling as a promising target to improve the efficacy of cancer immunotherapy. Cancer Sci., 2017, Vol. 108, no. 10, pp. 1947-1952.

10. Lee J., Tam H., Adler L., Ilstad-Minnihan A. , Macaubas C., Mellins E.D. The MHC class II antigen presentation pathway in human monocytes differs by subset and is regulated by cytokines. PLoS ONE, 2017, Vol. 12, no. 8, e0183594. doi: 10.1371/journal.pone.0183594.

11. Lucaszevicz A.-C., Faivre V., Payen D. Is monocyte HLA-DR expression monitoring a useful tool to predict the risk of secondary infection? France Minerva Anestesiol., 2010, Vol. 76, no. 9, pp. 737-743.

12. Mukherjee R., Kanti Barman P., Kumar Thatoi P., Tripathy R., Kumar Das B., Ravindran B. Non-Сlassical monocytes display inflammatory features: Validation in sepsis and System Lupus Erythematous. Sci. Rep., 2015, no. 5, 13886. doi: 10.1038/srep13886.

13. Rosales C. Molecular mechanisms of phagocytosis. Medical intelligence unit. New York: Springer science + Business media, 2005. 165 p.

14. Samarasinghe R., Tailor P., Tamura T., Kaisho T., Akira S., Ozato K. Induction of an anti-inflammatory cytokine, IL-10, in dendritic cells after toll-like receptor signaling. J. Interferon Cytokine Res., 2006, Vol. 26, no. 12, pp. 893-900.

15. Shalova I.N., Kajiji T., Lim J.Y., Gomes-Pina V., Fernandez-Ruiz I., Arnalich F., Iau P.T., Lopez-Collazo E., Wong S.C., Biswas S.K. CD16 regulates TRIF-dependent TLR4 response in human monocytes and their subsets. J. Immunol., 2012, no. 188, pp. 3584-3593.

16. Skrzeczynska-Moncznik J., Browska M., Loseke S., Grage-Griebenow E., Zembala M., Pryjma J. Peripheral blood CD14highCD16+ monocytes are main producers of IL-10. Scand. J. Immunol., 2008, Vol. 67, no. 2, pp. 152-159.

17. Swisher J.F., Feldman G.M. The many faces of FcγRI: implication for therapeutic antibody function. Immunol. Rev., 2015, Vol. 268, no. 1, pp. 160-174.

18. van der Poel C.E., Spaapen R.M., van der Winkel J.G., Leusen J.H.W. Functional characteristics of the high affinity IgG receptor, FcγRI. J. Immunol., 2011, Vol. 186, no. 5, pp. 2699-2704.

19. Yang J., Zhang L., Yu C., Yang X.-F., Wang H. Monocyte and macrophage differentiation: circulation inflammatory monocyte as biomarker for inflammatory diseases. Biomarker Research., 2014, Vol. 2, no. 1, p. 1.

20. Ziegler-Heitbrock L., Hofer T.P. Toward a refined definition of monocyte subsets. Front Immunol., 2013, no. 4, p. 23.

21. Ye X., Ding J., Zhou X., Chen G., Liu S.F. Divergent roles of endothelial NF-kappaB in multiple organ injury and bacterial clearance in mouse models of sepsis. J. Exp. Med., 2008, Vol. 205, no. 6, pp. 1303-1315.

КИСЛОРОДОЗАВИСИМЫЙ ФАГОЦИТОЗ МОНОЦИТОВ КРОВИ У ДЕТЕЙ С HELICOBACTER PYLORI-АССОЦИИРОВАННЫМ ЭРОЗИВНО- ЯЗВЕННЫМ ПОРАЖЕНИЕМ ЖЕЛУДКА И 12-ПЕРСТНОЙ КИШКИ | Коленчукова

1. Коленчукова О.А., Смирнова С.В., Савченко А.А. Особенности люминол- и люцигенин-зависимой хемилюминесценции нейтрофильных гранулоцитов у больных хроническим риносинуситом // Медицинская иммунология. 2010. Т. 12, № 4–5. С. 437– 440. [Kolenchukova O.A., Savchenko A.A., Smirnova S.V. Features of luminol- and lucigenin- induced chemiluminescence of neutrophilic granulocytes in patients with chronic rhinosinusitis. Meditsinskaya immunologiya = Medical Immunology (Russia), 2010, vol.

12, no. 4–5, pp. 437–440. doi: 10.15789/1563-0625-2010-4-5-437-440 (In Russ.)]

2. Маев И.В., Кочетов С.А. Клиническое значение инфекции Helicobacter pylori у пациентов с железодефицитной анемией: особенности комплексного подхода к терапии // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2016. Т. 26, № 1. С. 29–36. [Mayev I.V., Kochetov S.A. Clinical significance of Helicobacter pylori infection in iron-deficiency anemia: features of comprehensive treatment approach. Rossiiskii zhurnal gastroenterologii, gepatologii, koloproktologii = Russian Journal of Gastroenterology, Hepatology, Coloproctology, 2016, vol. 26, no. 1, pp. 29–36. (In Russ.)]

3. Нестерова И.В., Швыдченко И.Н., Фомичева Е.В., Синельникова Е.Ю., Роменская В.А., Рожкова Г.Г., Фесенко И.В. Фенотипические и функциональные характеристики нейтрофильных гранулоцитов человека в норме // Наука Кубани. 2007. № 4. С. 38–43. [Nesterova I.V., Shvydchenko I.N., Fomicheva E.V., Sinelnikova E.Yu., Romenskaya V.A., Rozhkova G.G., Fesenko I.V. Phenotypic and functional characteristics of human neutrophilic granulocytes are normal. Nauka Kubani = Science of Kuban, 2007, no. 4, pp. 38–43. (In Russ.)]

4. Нижевич А.А., Кучина Е.С., Ахмадеева Э.Н. Значение анти-CagA серологического иммунного ответа у детей с язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки, ассоциированной с Helicobacter pylori // Фундаментальные исследования. 2012. № 4. С. 212–215. [Nizhevich A.A., Kuchina E.S., Akhmadeeva E.N. Significance of anti- CagA serological immune response in children with gastric and duodenal ulcer associated with Helicobacter pylori. Fundamental’nye issledovaniya = Fundamental Research, 2012, no. 4, pp. 212–215. (In Russ.)]

5. Сафина Д.Д., Абдулхаков С. Р., Абдулхаков Р.А. Эрадикационная терапия Helicobacter pylori: настоящее и будущее // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2016. № 11 (135). С. 84–93. [Safina D.D., Abdulkhakov S.R., Abdulkhakov R.A. Eradication therapy of Helicobacter pylori: present and future. Eksperimental’naya i klinicheskaya gastroenterologiya = Experimental and Clinical Gastroenterology, 2016, no. 11 (135), pp. 84–93. (In Russ.)]

6. Щанова Н.О., Прохорова Л.В. Возможности повышения эффективности эрадикации Helicobacter pylori у больных язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2016. Т. 26, № 2. С. 11–18. [Schanova N.O., Prokhorova L.V. Improvement of Helicobacter pylori eradication efficacy at stomach and duodenum peptic ulcers. Rossiiskii zhurnal gastroenterologii, gepatologii, koloproktologii = Russian Journal of Gastroenterology, Hepatology, Coloproctology, 2016, vol. 26, no. 2, pp. 11–18. (In Russ.)]

7. Appleby L.J., Nausch N., Midzi N., Mduluza T., Allen J.E., Mutapi F. Sources of heterogeneity in human monocyte subsets. Immunol. Lett., 2013, vol. 152, iss. 1, pp. 32–41. doi: 10.1016/j.imlet.2013.03.004

8. Gordon S., Pluddemann A. Tissue macrophages: heterogeneity and functions. BMC Biol., 2017, vol. 15, no. 1: 53, 18 p. doi: 10.1186/s12915-017-0392-4

9. Hristov M., Schmitz S., Nauwelaers F., Weber C. A flow cytometric protocol for enumeration of endothelial progenitor cells and monocyte subsets in human blood. J. Immunol. Methods, 2012, vol. 381, no. 1, pp. 9–13. doi: 10.1016/j.jim.2012.04.003

10. Lauvau G., Chorro L., Spaulding E., Soudja S. M. Inflammatory monocyte effector mechanisms. Cell. Immunol., 2014, vol. 291, iss. 1–2, pp. 32–40. doi: 10.1016/j.cellimm.2014.07.007

11. Luider J., Cyfra M., Johnson P., Auer I. Impact of the new Beckman Coulter Cytomics FC 500 5-color flowcytometer on a regional flow cytometry clinical laboratory service. Lab. Hematol., 2004, vol. 10, no. 2, pp. 102–108. doi: 10.1532/LH96.04121

12. Nocca G., De Sole P., Gambarini G., De Palma F., Parziale V., Giardina B., Lupi A. Alteration of monocyticcell oxidative burst caused by methacrylic monomers present in dental materials: a chemiluminescence study. Luminescence, 2006, vol. 21, iss. 3, pp. 202–206. doi: 10.1002/bio.909

13. Pilotto A., Franceschi M. Helicobacter pylori infection in older people. World J. Gastroenterol. , 2014, vol. 20, no. 21, pp. 6364–6373. doi: 10.3748/wjg.v20.i21.6364

14. Skrzeczyńska-Moncznik J., Bzowska M., Loseke S., Grage-Griebenow E., Zembala M., Pryjma J. Peripheral blood CD14high CD16+ monocytes are main producers of IL-10. Scand. J. Immunol., 2008, vol. 67, iss. 2, pp. 152–159. doi: 10.1111/j.1365-3083.2007.02051.x

15. Shi C., Pamer E.G. Monocyte recruitment during infection and inflammation. Nat. Rev. Immunol., 2011, vol. 11, pp. 762–774. doi: 10.1038/nri3070

16. Strehl C., Fangradt M., Fearon U., Gaber T., Buttgereit F., Veale D.J. Hypoxia: how does the monocyte-macrophage system respond to changes in oxygen availability? J. Leukoc. Biol., 2014, vol. 95, iss. 2, pp. 233–241. doi: 10.1189/jlb.1212627

ЗНАЧЕНИЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ М1 И М2 ПОЛЯРИЗАЦИИ МОНОЦИТОВ-МАКРОФАГОВ КРОВИ В ОЦЕНКЕ РИСКА РАЗВИТИЯ АТЕРОСКЛЕРОЗА ПРИ САХАРНОМ ДИАБЕТЕ 2 ТИПА ПО СРАВНЕНИЮ С ИШЕМИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ СЕРДЦА | Галстян

1. IDF diabetes atlas — 7th edition 2015 //diabetes atlas.org

2. Kanter JE, Bornfeldt KE. Inflammation and diabetes accelerated atherosclerosis: myeloid cell mediators. Trends in Endocrinology and Metabolism 2013; 24 (3): 137-44. DOI: 10.1016/j.tem.2012.10.002.

3. Coutinho M, Gerstein HC, Wang Y, Ysuf S. The relationship between glucose and incident of cardiovascular events: a metaregression analysis of published data from 20 studies 0f 93.7883 individuals followed for 12,5 years. Diabetes Care 1999; 22: 233-40.

4. Prasad A, Bekker P, Tsimikas S. Advanced glycation end products and diabetic cardiovascular disease. Cardiology in Review, 2012; 20, 4: 177-83. DOI: 10.1097/CRD.0b013e318244e57c.

5. Lankin VZ, Tikhaze AK. Free Radical Processes Play an Important Role in the Etiology and Pathogenesis of Atherosclerosis and Diabetes. Kardiologiia 2016; 56 (12): 97-105. DOI: 10.18565/cardio.2016.12.97-105 (In Russ.). Ланкин В.З., Тихазе А.К. Важная роль свободнорадикальных процессов в этологии и патогенезе атеросклероза и сахарного диабета. Кардиология 2016; 56 (12): 97-105.

6. Lavi S. McConnell JP, Rihal CS, et al. Local production of lipoprotein-associated phospholipase A2 and lysophosphatidylcholine in the coronary circulation: association with early coronary atherosclerosis and endothelial dysfunction in humans. Circulation 2007; 115 (21): 2715-21. DOI: 10.1161/CIRCULATIONAHA.106.671420.

7. Ley K, Miller YI, Hedrick CC. Monocyte and macrophage dynamics during atherogenesis. Arterioscler Thromb Vasc Biol. 2011; 31: 1506-16. DOI: 10.1161/ATVBAHA.110.221127.

8. Kauppinen A, Suuronen T, Ojala J, et al. Antagonistic crosstalk between NF-κB and SIRT1 in the regulation of inflammation and metabolic disorders. Cell Signal. 2013 Oct; 25 (10): 1939-48. DOI: 10.1016/j.cellsig.2013.06.007.

9. Adamson S, Leitinger N. Phenotypic modulation of macrophages in response to plaque lipids. Curr Opin Lipidol. 2011; 22: 335-42. DOI: 10.1097/MOL.0b013e32834a97e4.

10. Osborn O, Olefsky JM. The cellular and signaling network slinking the immune system and metabolism in disease. NatMed 2012; 18 (3): 363-74. DOI: 10.1038/nm.2627.

11. Stirban A, Gawlowski T, Roden M. Vascular effects of advanced glycation end products: clinical effects and molecular mechanisms. Mol Metab. 2013 Dec 7; 3 (2): 94-108. DOI: 10.1016/j.molmet.2013.11.006.

12. Das Evcimen N, King GL. The role of protein kinase C activation and the vascular complications of diabetes. Pharmacol Res. 2007; 55 (6): 498-510. DOI: 10.1016 /j.phrs.2007.04.016.

13. Xian J, Tongqing Y, Zhong’e Zh, et al. Advanced Glycation End Products Enhance Macrophages Polarization into M1 Phenotype through Activating RAGE/NF-κB Pathway. Hindawi Publishing Corporation BioMed Research International 2015; Volume 2015, Article ID 732450, 12 pages. DOI: http://dx.doi.org/10.1155/2015/732450.

14. Bouhlel MA, Derudas B, Rigamonti E, et al. PPARg Activation Primes Human Monocytes into Alternative M2 Macrophageswith Anti-inflammatory Properties. Cell Metabolism 2007; 6: 137-43. DOI: 10,1016/j.cmet.2007.06.010.

15. Fadini GP, de Kreutzenberg SV, Boscaro E, et al. An unbalanced monocyte polarization in peripheral blood and bone marrow of patients with type 2 diabetes has an impact on microangiopathy. Diabetologia 2013; 56: 1856-66. DOI: 10.1007/s00125-013-2918-9.

16. Ley K, Miller YI, Hedrick CC. Monocyte and macrophage dynamics during atherogenesis. Arterioscler ThrombVasc Biol., 2011; 31 (7): 1506-16. DOI: 10.1161/ATVBAHA.110.221127.

СУБПОПУЛЯЦИОННЫЙ СОСТАВ МОНОЦИТОВ – ПРОГНОСТИЧЕСКИЙ МАРКЕР ТЯЖЕЛЫХ ОСЛОЖНЕНИЙ СИСТЕМНОГО ВОСПАЛИТЕЛЬНОГО ОТВЕТА ПОСЛЕ ОПЕРАЦИИ КОРОНАРНОГО ШУНТИРОВАНИЯ | Матвеева

1. Варианты развития острого системного воспаления / Е. Ю. Гусев [и др.] // Цитокины и воспаление. 2008. Т. 7, № 2. C. 9–17.

2. Гусев Е . Ю., Черешнев В . А ., Юрченко Л . Н. Системное воспаление с позиции теории типового патологического процесса // Цитокины и воспаление. 2007. Т. 6, № 4. С. 9–21.

3. Методология изучения системного воспаления / Е. Ю. Гусев [и др.] // Цитокины и воспаление. 2008. Т 7, № 1. C. 15–23.

4. Синдром полиорганной недостаточности у больных после операций в условиях искусственного кровообращения / М. А. Бабаев [и др.]. // Хирургия. 2013. № 2. С. 119–123.

5. Чаленко В . В . Классификация острых нарушений функций органов и систем при синдроме полиорганной недостаточности // Анестезиология и реаниматология. 1998. № 2. С. 25–30.

6. Черешнев В . А ., Гусев Е . Ю. Иммунологические и патофизиологические механизмы системного воспаления // Медицинская иммунология. 2012. Т. 14, № 1–2. С. 9–20.

7. Ярилин А . А . Иммунология. М. ГЭОТАР-Медиа, 2010. 752 с

8. Bone R. С., Sibbald W. J., Sprung С. L. The ACCP-SCCM consensus conference on sepsis and organ failure // Сhest. 1992. Vol. 101, № 6. P. 1481–1483.

9. Evidence of systemic cytokine release in patients undergoing cardiopulmonary bypass / J. Halter [et al.] // J. Extra Corpor. Technol. 2005. Vol. 37, № 3. P. 272–277.

10. Hirai S. Systemic Inflammatory Response Syndrome afterCardiac Surgery under Cardiopulmonary Bypass // Ann. Thorac. Cardiovasc. Surg. 2003. Vol. 9(6). P. 365–370.

11. Human CD14dim monocytes patrol and sense nucleic acids and viruses via TLR7 and TLR8 receptors / J. Cros. [et al.] // Immunity 2010. Vol. 33, № 3. P. 375–386.

12. Immature monocytes acquire antigens from other cells in the bone marrow and present them to T cells after maturing in the periphery / F. Tacke [et al.] // J. ExP. Med. 2006. Vol. 203, № 3. P. 583–597.

13. Monocyte heterogeneity in human cardiovascular disease / A. M. Zawada [et al.] // Immunobiology. 2012. Vol. 217, № 12. P. 1273–1284.

14. Nomenclature of monocytes and dendritic cells in blood / L. Ziegler-Heitbrock [et al.] // Blood. 2010. Vol. 116 (16). P. 74–80.

15. Perioperative serum levels of tumour-necrosis-factor alpha (TNF-alpha), IL-1 beta, IL-6, IL-10 and soluble IL-2 receptor in patients undergoing cardiac surgery with cardiopulmonary bypass without and with correction for haemodilution / A. Roth-Isigkeit [et al.] // Clin. Exp. Immunol. 1999. Vol. 118, № 2. P. 242–246.

16. Piccinini A. M., Midwood K. S. DAM Pening inflammation by modulating TLR signaling // Mediators of Inflammation. 2010. – pii : 672395.

17. Regulation of Toll-like receptor (TLR)2 and TLR4 on CD14dimCD16+ monocytes in response to sepsis-related antigens / N. A. Skinner [et al.] // Clin. Exp. Immunol. 2005. Vol. 141(2). P. 270–278.

18. Senescent CD14+ CD16+ Monocytes Exhibit Proinflammatory and Proatherosclerotic Activity / A Merino [et al. ] // J. Immunol. 2010. Vol. 186. P. 1809–1815.

19. Ziegler-Heitbrock L. The CD14+ CD16+ blood monocytes: their role in infection and inflammation // J. Leukocyte. Biology. 2007. Vol. 81, issue 3. P. 584–592.

Регуляция лептином окислительной и фагоцитарной активности моноцитов у женщин в разные фазы менструального цикла | Орлова

Лептин является пептидным гормоном, который, модулируя интенсивность энергетического обмена, регулирует функционирование клеток иммунной системы и направленность развития иммунного ответа, что определяется экспрессией лептиновых рецепторов (Ob-R) на большинстве клеток иммунной системы [9, 10]. Обладая сходством в структуре и молекулярных механизмах сигнальной трансдукции с цитокинами, лептин стимулирует функциональную активность лимфоцитов и мононуклеарных фагоцитов, усиливая продукцию провоспалительных цитокинов, и способствует доминированию клеточно-опосредованного иммунного ответа [4, 9].

Известно, что среди лейкоцитов мононуклеар- ные фагоциты имеют наибольшую плотность экспрессии Ob-R [7, 20]. Неактивированные моноци- ты/макрофаги экспрессируют на поверхности лишь 5—25% молекул Ob-R, в то время как ббль- шая часть рецепторов составляет внутриклеточный пул [11, 17]. При активации мононуклеарных фагоцитов количество Ob-R на их мембране значительно увеличивается [8, 13]. Моноциты/макрофа- ги играют важную роль на всех этапах гестации, накапливаясь в децидуальной оболочке благодаря специфическому стероидному фону, и активно принимают участие в имплантации и плацентации [3]. В период гестации они и их потомки — дендритные клетки [6] — определяют вид иммунного реагирования, усиливая при особых условиях активность Т-лимфоцитов-хелперов (Ill) 2-го типа [15], регулирующих трофическую функцию иммунной системы матери в отношении зародыша [19]. Кроме того, моноциты/макрофаги осуществляют клиренсную функцию, фагоцитируя патогены, клеточный детрит и апоптотические тельца [5]. Беременность сопровождается существенным изменением функциональной активности моноцитов [3], восприимчивость которых к лептину зависит от исходного гормонального фона, в частности от уровня стероидов [12]. Поскольку моноциты являются предшественниками резидентных макрофагов, в том числе и децидуальной оболочки [3], изучение регуляции лептином их функциональной активности в процессе гестации приобретает особую актуальность.

Известно, что уровень лептина значительно нарастает во время беременности, а также варьирует в зависимости от фазы менструального цикла, что обусловлено изменением концентрации половых гормонов, главным образом прогестерона [18]. Кроме того, лептин сам модулирует секрецию половых стероидов, как непосредственно при взаимодействии с Ob-R яичников, так и системно — регулируя продукцию гонадотропных гормонов на гипоталамо-гипофизарном уровне [18]. Установлено, что эстрогены и прогестины разнонаправленно воздействуют на уровень лептина и чувствительность клеток к этому гормону, модулируя экспрессию Ob-R [7, 16]. Поэтому механизмы регуляции функциональной активности моноцитов лептином в дозах, характерных для беременности, на фоне преобладающего влияния эстрадиола или прогестерона в разные фазы менструального цикла можно определенным образом экстраполировать для оценки эффектов гормона в разные триместры беременности.

Цель настоящей работы — исследовать влияние лептина в дозах, сопоставимых с концентрацией гормона в I и II—III триместрах беременности, на окислительную и фагоцитарную активность моноцитов у женщин в разные фазы менструального цикла in vitro.

Материалы и методы

В работе использовали суспензию мононуклеарных лейкоцитов периферической крови здоровых небеременных женщин репродуктивного возраста (23—32 лет). Периферическую кровь забирали из кубитальной вены в фолликулярную (5—11-й день) и лютеиновую (22—27-й день) фазы менструального цикла. Мононуклеарные клетки получали центрифугированием в градиенте плотности фиколл- верографина (1,077 г/см3). Полученную суспензию (1 • 106 мл) после двойной отмывки раствором Хен- кса инкубировали в течение часа при 37°С с лептином («Sigma», США) в дозах, сопоставимых с концентрацией гормона в I и II—III триместрах беременности, — 10 и 35 нг/мл соответственно [12].

Влияние лептина на окислительный потенциал оценивали по активности миелопероксидазы (МПО), секретируемой моноцитами, и по интенсивности люминолзависимой хемилюминесценции (ЛЗХЛ). Регуляцию лептином фагоцитарной активности моноцитов определяли по поглощению частиц полистирольного латекса.

Определение активности МПО. Активность МПО в клеточных супернатантах тестировали спектрофотометрическим методом [1,2]. Для этого 0,05 мл клеточного супернатанта помещали в лунки плоскодонного 96-луночного планшета, затем вносили 0,1 мл субстратной смеси, состоящей из 0,04% ортофенилендиамина и 0,014% Н2О2 на фосфат-цитратном буфере (pH 5,0). Инкубировали 10 мин при комнатной температуре и добавляли 0,1 мл 10% H2SO4. Интенсивность оптической плотности фиксировалась в многоканальном спектрофотометре Anthos HMTL III («Labtec Instruments», Австрия) при длине волны 492 нм. Результаты выражали в единицах оптической плотности (Е).

Оценка ЛЗХЛ. Влияние лептина на микробицидный потенциал оценивали по интенсивности ЛЗХЛ. В качестве стимулятора клеток использовали латекс (1,5 мкм; «ДиаМ», Россия). В пластиковую кювету прибора вносили 0,8 мл раствора, содержащего ПО мМ NaCl, 10 мМ трис-НС1, 2,5 мМ MgCl2, 5 мМ глюкозы и 1 • 104 М люминола (pH 7,4). После инкубации в течение 3—5 мин при 37°С и замера фонового свечения добавляли 0,1 мл клеточной суспензии (1 • 106/мл) и при непрерывном перемешивании измеряли интенсивность спонтанной ЛЗХЛ. Затем в кювету вносили 0,1 мл раствора, содержащего частицы латекса в концентрации 1 • 107/мл и фиксировали интенсивность стимулированной ЛЗХЛ в течение 20 мин через каждые 5 мин. Анализ проводили на биолюминометре БЛМ- 8703М («Наука», Россия). Результаты выражали в имп/с/клетка.

Таблица 1. Влияние лептина на активность МПО моноцитов периферической крови женщин в разные фазы менструального цикла (М ± т)

Экспериментальное воздействие

МПО, Е

фолликулярная фаза

(л = 7)

лютеиновая фаза (л = 7)

Контроль гормона

0,32 ± 0,03

0,35 ± 0,02

Лептин (10 нг/мл)

0,28 ± 0,01

0,31 ± 0,02

Лептин (35 нг/мл)

0,23 ± 0,02*

0,25 ± 0,02*

Примечание. Здесь и далее: * — непарный t-критерий Стьюдента, значения р представлены только для достоверных (р < 0,05) результатов.

Фагоцитарную активность моноцитов оценивали по поглощению частиц полистирольного латекса. Для этого к 0,1 мл фракционированных моно- нуклеаров (1 • 106/мл) добавляли 0,1 мл отмытой латексной суспензии в концентрации 1 • 107/мл. Пробы инкубировали при 37°С в течение 20 мин, после чего содержимое пробирок перемешивали и готовили мазок, который фиксировали метанолом и окрашивали по Романовскому—Гимзе. Рассчитывали процент фагоцитоза — количество фагоцитов, захвативших объекты фагоцитоза, на 100 подсчитанных моноцитов, и фагоцитарный индекс — количество объектов фагоцитоза, которое в среднем приходится на одну фагоцитирующую клетку.

Статистический анализ результатов проводили с использованием непарного /-критерия Стьюдента.

Результаты и их обсуждение

Учитывая, что биоцидное действие моноцитов, направленное на внеклеточную деструкцию патогенов, осуществляется за счет выброса активных форм кислорода, с последующей их трансформацией МПО в галогеноиды, экстрацеллюлярная окислительная активность моноцитов оценивалась как по продукции активных форм кислорода в ЛЗХЛ, так и по активности секретируемой МПО.

Установлено, что низкая доза лептина (10 нг/ мл) разнонаправленно модулирует окислительный потенциал моноцитов в зависимости от фазы менструального цикла, в которую были получены клетки. В фолликулярную фазу гормон не влияет ни на активность МПО (табл. 1), ни на продукцию активных форм кислорода, фиксируемую в спонтанном и стимулированном латексом варианте ЛЗХЛ (табл. 2), тогда как в лютеиновой фазе низкая доза лептина на окислительный потенциал моноцитов дает противоположный эффект. Гормон не влияет на активность МПО в супернатантах культур мононуклеарных фагоцитов и угнетает спонтанную и латекс-индуцированную продукцию активных форм кислорода фагоцитами на 15—20-й минуте инкубации.

Высокая доза гормона (35 нг/мл), напротив, дает однонаправленные эффекты на окислительный потенциал моноцитов, независимо от фазы цикла. Лептин угнетает активность МПО (см. табл. 1) и продукцию активных кислородных метаболитов в стимулированном латексом варианте ЛЗХЛ (см. табл. 2).

При изучении фагоцитарной активности установлено, что внесение низкой дозы лептина в культуры мононуклеарных фагоцитов, полученных от женщин в фолликулярной фазе менструального цикла, приводит к уменьшению количества фагоцитирующих клеток и угнетению их поглотительной способности (табл. 3). Высокая доза гормона не оказывает влияния на фагоцитоз моноцитов. В отношении моноцитов, полученных от женщин в лютеиновой фазе менструального цикла, установлено, что обе дозы лептина достоверно усиливают поглотительную активность моноцитов, не влияя на долю фагоцитирующих клеток.

Таким образом, в фолликулярную (эстрогендо- минантную) фазу исследуемые дозы лептина разнонаправленно модулируют окислительную и фагоцитарную активность моноцитов. Низкая доза не влияет на окислительный потенциал моноцитов, при этом угнетает фагоцитарную активность клеток. Высокая доза гормона снижает активность МПО и продукцию активных форм кислорода во внеклеточную среду, но не влияет на поглотительную функцию моноцитов. В лютеиновую (прогес- терондоминантную) фазу исследуемые дозы лептина, напротив, сходным образом регулируют окислительный потенциал и фагоцитарную активность моноцитов. Гормон независимо от количества угнетает активность МПО и продукцию экстрацеллюлярных кислородных метаболитов, усиливая фагоцитоз моноцитов.

Таблица 3. Влияние лептина на фагоцитарную активность моноцитов периферической крови женщин в разные фазы менструального цикла (М ± т)

Экспериментальное

Фолликулярная фаза (л = 7)

Лютеиновая

фаза (л = 7)

воздействие

процент фагоцитоза

фагоцитарный индекс

процент фагоцитоза

фагоцитарный индекс

         

Контроль                                         53,62 ±  2,65                        3,36   ±  0,12                          45,37   ± 2,56                          2,43 ± 0,06

Лептин (10 нг/мл)                             45,57 ± 0,83*                       2,92   ±  0,15*                        47,13   ± 1,71                          2,81 ±0,11*

Лептин (35 нг/мл)                             55,73 ±  1,89                        3,06   ±  0,12                          51,83   ± 2,80                          2,89 ± 0,07*

Принимая во внимание, что лептин является провоспалительным гормоном, он, теоретически, должен способствовать аборту. Однако этого не происходит, видимо, потому, что разнонаправлен- ность эффектов изучаемых доз лептина, определяемая половыми стероидами, формирует тонкий баланс, обеспечивающий поддержание естественной резистентности организма матери и предупреждающий развитие антизиготных реакций при беременности. Стимуляция фагоцитарной активности моноцитов в лютеиновую фазу цикла может служить одним из необходимых факторов сохранения беременности, так как при помощи фагоцитоза утилизируются не только патогенные агенты, но и апоптотические клетки, избыточное накопление которых в фетоплацентарной зоне может иметь негативные последствия для плода. Усиление окислительных процессов в этот период, вероятно, связано с внутриклеточной деструкцией объектов фагоцитоза.

Лептин дифференцированно модулирует экстрацеллюлярную продукцию активных форм кислорода и фагоцитарную активность моноцитов у женщин в зависимости от того, в какую фазу цикла были получены клетки. В разные фазы менструального цикла соотношение половых стероидных гормонов и/или уровень гипофизарных гормонов (ЛГ, ФСГ, пролактин), по-видимому, за счет модуляции уровня экспрессии Ob-R, формируют разную чувствительность моноцитов к лептину, что способствует успешной имплантации оплодотворенной яйцеклетки и последующей плацентации.

Выводы

  1. Лептин в исследуемых дозах (10 и 35 нг/мл) угнетает продукцию активных форм кислорода интактными моноцитами женщин и в высокой дозе (35 нг/мл) снижает активность секреторной МПО независимо от того, в какую фазу менструального цикла получены клетки.
  2. В моноцитах, полученных от женщин в фолликулярной фазе менструального цикла, лептин в низкой дозе (10 нг/мл) угнетает процессы фагоцитоза, а в высокой — продукцию активных форм кислорода в индуцированном варианте ЛЗХЛ.
  3. В моноцитах лютеиновой фазы лептин оказывает стимулирующее действие на фагоцитарную активность, но существенно снижает индуцированную экстрацеллюлярную продукцию активных кислородных метаболитов.

1. Бакуев М. М., Саидов М. 3., Бутаков А А. // Иммунология. — 1991. — № 1. — С. 15.

2. Практикум по иммунологии: Учебник / Кондратьева И. А., Ярилин А. А., Егорова С. Г. и др.; Под ред. И. А. Кондратьевой, А. А. Ярилина. — М., 2004.

3. Ширшев С. В. Механизмы иммунного контроля процессов репродукции. — Екатеринбург, 1999.

4. Ширшев С. В., Орлова Е. Г. // Биохимия. — 2005. — Т. 70, вып. 8. — С. 1021-1029.

5. Abrahams V. М., Kim Y. M., Straszewski S. L. et al. // Am. J. Reprod. Immunol. — 2004. — Vol. 51, N 4. — P. 275-282.

6. Banchereau J., Steinman R. M. // Nature. — 1998. — Vol. 392. -P. 245-252.

7. Chan J. L., Bluher S., Tiannakouris N. et al. // Diabetes. — 2002. — Vol. 51. — P. 2105-2112.

8. Dixit V. D., Mielenz M., Taub D. D., Parvizl N. // Endocrinology. — 2003. — Vol. 144. — P. 5595-5603.

9. Fantuzzi G. // J. Allergy. — 2005. — Vol. 115, N 5. -P. 911-919.

10. Flier J. S., Maratos-Flier E. // Cell. — 1998. — Vol. 92. -P. 437-440.

11. Fong T. M., Huang R. R., Tota M. R. et al. // Mol. Pharmacol. -1998. — Vol. 53. — P. 234-240.

12. Hardie L., Trayhum P., Abramovlch D., Fowler P. // Clin. Endocrinol. — 1997. — Vol. 47. — P. 101-106.

13. Hunt J. S, Robertson S. A. // J. Reprod. Immunol. — 1996. — Vol. 32, N 1. — P. 1-25.

14. Otero M., Gomez Reino J. J., Gualillo O. // Arthr. and Rheum. -2003. — Vol. 48. — P. 404-409.

15. Rissoan M. C., Soumelis V., Kadowski N. // Science. — 1999. -Vol. 283.-P. 1183-1185.

16. Rocha M., Bmg C., Williams G, Puerto M. // J. Nutr. Bio-chem. — 2004. — Vol. 15. — P. 328-334.

17. Sarraf P., Frederick R. C., Turner E. M. et al. // J. Exp. Med. -1997. — Vol. 185. — P. 171-175.

18. Wauters M., Considme R. V., Van Goal L. F. // Eur. J. Endocrinol. — 2000. — Vol. 143. — P. 293-311.

19. Wegmann T. G. // Am. J. Reprod. Immunol. — 1987. — Vol. 15, N 2. — P. 67-70.

20. Zarkesh-Esfahani H., Pockley A. G., Metcalfe R. A. et al. // J. Immunol. — 2001. — Vol. 167. — P. 4593-4599.


Изучение способности моноцитов, выделенных из периферической крови, образовывать внеклеточные ловушки спонтанно и после активации Текст научной статьи по специальности «Фундаментальная медицина»

ИММУНОЛОГИЯ № 5, 2012

man leukocyte antigen-G expression in extravillous trophoblasts is associated with preeclampsia // Mol. Hum. Reproduct. — 2000. — Vol. 6, N 1. — P. 88-95.

17. Gomez-LopezN. , GuilbertL., OlsonD. M. Invasion of leukocytes into the fetal-maternal interface during pregnancy // J. Leukocyte Biol. — 2010. — Vol. 88, N 4. — P. 625-633.

18. Hunt J. S., PetroffM. G., McIntire R. H. et al. HLA-G and immune tolerance in pregnancy // FASEB J. — 2005. — Vol. 9. — P. 681-693.

19. Issekutz A. C., Issekutz T. B. Quantitation and kinetics of blood monocyte migration to acute inflammatory reactions, and IL-1 alpha, tumor necrosis factor-alpha, and IFN-gamma // J. Immunol. — 1993. — Vol. 151, N 4. — P. 2105-2115.

20. Sacks G. P., Studena K., Sargent I. L. et al. Normal pregnancy and preeclampsia both produce inflammatory changes in periph-

eral blood leukocytes akin to those of sepsis // Am. J. Obstetr. Gynecol. — 1998. — Vol. 179. — P. 80-86.

21. Sumagin R., Sarelius I. H. TNFa activation of arterioles and venules alters distribution and levels of ICAM-1 and affects leukocyte-endothelial cell interactions // Am. J. Physiol. Heart Circ. Physiol. — 2006. — Vol. 291. — P. h3116-h3125.

22. Tsuda H., SakaiM., Michimata T. et al. Characterization of NKT cells in human peripheral blood and decidual lymphocytes // Am. J. Reproduct. Immunol. — 2001. — Vol. 45, N 5. — P. 295-302.

23. Wilczynski J. R., Tchorzewski H., BanasikM. et al. Lymphocyte subset distribution and cytokine secretion in third trimester decidua in normal pregnancy and preeclampsia // Eur. J. Obstetr. Gynecol. Reprod. Biol. — 2002. — Vol. 109. — P. 8-15.

Поступила 17.03.12

© КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2012 УДК 616-092:612.112.95.017.1

И. И. Долгушин, О. Б. Прокопьева, Т. Г. Смирнова, Е. А. Мезенцева, О. Л. Колесников,

А. Ю. Савочкина, К. В. Никушкина

изучение способности моноцитов, выделенных из периферической крови, образовывать внеклеточные ловушки спонтанно и после активации

ГБОУ ВПО Челябинская государственная медицинская академия Минздравсоцразвития России, НИИ иммунологии (454092, г Челябинск, ул. Воровского, д. 64)

Целью исследования стало изучение способности моноцитов крови образовывать внеклеточные ловушки при действии на них различных микробных и немикробных факторов. Был разработан метод двухступенчатого выделения моноцитов из периферической крови, который позволяет получить клеточную суспензию, которая состоит на 2/3 из моноцитов, находящихся в неактивированном состоянии. В ходе работы выявлено, что активация моноцитов пи-рогеналом, взвесью Candida albicans при температуре 37C в течение 30 мин и форбол-12-миристат-13-ацетатом при 37C в течение 60 мин приводит к образованию ими внеклеточных ловушек. При 50C происходит спонтанная тотальная активация моноцитов, стимулирующая их к выбросу экстрацеллюлярных сетей. Результаты данной работы представляют интерес для клинической иммунологии и открывают перспективы для дальнейшего изучения способности моноцитов к образованию внеклеточных ловушек.

Ключевые слова: моноциты, выделение моноцитов, внеклеточные моноцитарные ловушки

I.I. Dolgushin, O.B. Prokopyeva, T.G. Smirnova, E.A. Mezentseva, O.L. Kolesnikov, A.U. Savochkina, K.V Nikushkina

THE STUDY OF THE ABILITY OF THE MONOCYTES EXTRACTED FROM PERIPHERAL BLOOD TO FORM EXTRACELLULAR TRAPS SPONTANEOUSLY AND AFTER ACTIVATION

The aim of the research is the study of the ability of the monocytes extracted from peripheral blood to form extracellular traps after their activation by microbal and non-microbal factors. The method of two-step extraction of monocytes from peripheral blood was developed. Due to this method it is possible to get cell suspension containing two thirds of monocytes in nonactivated state. The activation of monocytes by pyrogenal and C. аlbicans cell suspension under + 37оС during 30 minutes and FMA under + 37оС during 60 minutes leads to the formation of extracellular traps. The temperature of + 50оС provocates spontaneous total activation of monocytes followed by the secret of extracellular traps. The results of this research are of interest for clinical immunology and stimulate further study of monocytes ability to form extracellular traps.

Key words: monocytes, monocytes extraction, monocyte extracellular traps

Введение. На сегодняшний день существует огромное количество заболеваний, в патогенезе которых дефект моноцитарно-макрофагального звена играет существенную роль и выступает как маркер тяжести их течения [3, 5]. Это и бактериальные инфекции — сифилис, бруцеллез, сепсис, туберкулез [11, 16], и инфекции вирусной этиологии — инфекционный мононуклеоз, грипп, ВИЧ [6]. Кроме того, функция

Долгушин Илья Ильич — д-р мед. наук, проф., член-корр. РАМН, зав. каф. микробиологии, вирусологии, иммунологии и клинической лабораторной диагностики, ректор Челябинской гос. мед. академии, тел. 8(912) 891-26-95, e-mail: [email protected]

моноцитов и макрофагов страдает при некоторых заболеваниях неинфекционной природы, к которым можно отнести злокачественные солидные опухоли, лейкозы, миелопроли-феративные заболевания, гемолитические анемии [17]. Некоторым аутоиммунным заболеваниям (АИТ, СКВ, рассеянный склероз) также присущи специфические дефекты моноцитов и макрофагов [4]. В связи с этим изучение моноцитов и их функций остается актуальным направлением в иммунологии и представляет интерес как для диагностики, так и для прогнозирования течения заболевания и выбора возможных способов лечения в практической медицине.

Функции моноцитов/макрофагов разнообразны и оказывают значительное влияние на иммунную реактивность ор-

— 240 —

КЛЕТОЧНАЯ ИММУНОЛОГИЯ

ганизма в целом [7]. Впервые на их защитную роль указал И. И. Мечников, открывший явление фагоцитоза. В настоящее время широко изучены и другие фундаментальные функции этих клеток: антигенпрезентирующая и секреторная. В 2004 г новой вехой в изучении фагоцитирующих клеток стало открытие способности нейтрофилов к образованию экстрацеллюлярных сетеподобных структур, состоящих из нуклеиновых кислот и ферментов, названных внеклеточными ловушками и являющихся еще одним антимикробным механизмом помимо фагоцитоза [8]. При этом указывалось, что образование внеклеточных ловушек характерно только для нейтрофилов, а мононуклеарные клетки периферической крови не способны высвобождать свою ДНК [12]. Однако в 2009 г. немецкие ученые опубликовали данные о том, что внеклеточные ловушки, которые захватывают и уничтожают патогены, способны образовывать и моноциты/макрофаги в ответ на воздействие различных агентов [10, 14, 18].

Материалы и методы. Для выделения моноцитов использовали периферическую венозную кровь. Взятие материала для анализа производили у доноров с применением системы «Vacuette» («Greiner Boi-One») с гепарином. Кольцо моно-нуклеаров (лимфоциты и моноциты) выделяли на градиенте фиколла-урографина плотностью 1,077 г/мл. Дважды отмывали полученную взвесь мононуклеаров фосфатно-солевым буфером (ФСБ). Для обогащения клеточной взвеси моноцитами проводили наслаивание кольца на градиент 63% перколла, центрифугировали и аккуратно собирали вновь полученное кольцо на границе между подушкой перколла и биологической жидкостью. Клеточную взвесь дважды отмывали ФСБ, подсчитывали количество моноцитов в полученной взвеси в камере Горяева и определяли их жизнеспособность с помощью окраски 1% раствором трипанового синего. С тем чтобы избежать ошибок при определении количества моноцитов в полученной клеточной взвеси на основании только их морфологической структуры, использовали моноклональные антитела к специфическому моноцитарному рецептору CD14+ и панлейкоцитарному рецептору CD45+. Учет проводили с помощью проточного цитофлюо-риметра Cytomics FC 500 фирмы «Beckman Coulter» (США).

Для подтверждения неактивного функционального состояния клеток на данном этапе оценивали внутриклеточный кислородзависимый метаболизм моноцитов с помощью спонтанного теста с нитросиним тетразолем (НСТ) с 0,2% его раствором.

Следуя стандартной методике обнаружения внеклеточных нейтрофильных ловушек [1, 9], мы попытались применить ее и к моноцитам. Подсчитывали количество спонтанно образованных моноцитарных внеклеточных ловушек в форсированном и нативном препарате (при окрашивании акридиновым оранжевым) в люминесцентном микроскопе.

Для стимуляции выброса моноцитами внеклеточных ловушек использовали активаторы микробной (взвесь Candida albicans и пирогенал в концентрации, соответствующей терапевтической дозе) и немикробной (форбол-12-миристат-13-ацетат — ФМА, который является неспецифическим активатором функциональной активности клеток и вызывает ряд после дова-тельных внутриклеточных реакций, приводя к мощному окислительному взрыву и выбросу свободнорадикальных форм кислорода) природы. Инкубацию проводили при различных температурных режимах (37° и 50°C) в течение 30 и 60 мин. Подсчитывали количество внеклеточных моноцитарных ловушек при окрашивании акридиновым оранжевым в препарате «раздавленная капля» в люминесцентном микроскопе.

Результаты. Донорами были мужчины в возрасте от 18 до 22 лет, в анамнезе которых отсутствовали хронические заболевания и острые инфекционные заболевания не менее чем за 30 дней до исследования. С момента взятия крови до первого этапа исследования проходило не более 30 мин.

Одним из самых распространенных и доступных методов получения моноцитов из периферической крови сегодня является выделение кольца мононуклеаров на градиенте плот-

ности фиколла-урографина 1,077 г/мл [7]. Но его существенным недостатком для нашего исследования является низкий процент выхода моноцитов в получаемой клеточной взвеси, что затрудняет подсчет моноцитов и их сетей в препарате. Поэтому мы использовали двухступенчатое выделение моно-цитарной взвеси: первый этап — выделение кольца монону-клеаров на градиенте плотности фиколла-урографина 1,077 г/мл, второй — обогащение фракции моноцитов путем центрифугирования клеточной взвеси мононуклеаров на слое перколла.

Гепаринизированную кровь разводили физиологическим раствором 1:1 и осторожно наслаивали на градиент фиколла-урографина плотностью 1,077 г/мл в соотношении 1:3. Центрифугировали 40 мин при скорости 1500 об/мин и температуре 20°C. Снимали кольцо мононуклеаров, подсчитывали процент моноцитов в клеточной взвеси, их количество составило 20,8%. Следующим этапом готовили 63% раствор перколла. Для этого сначала из гиперосмолярного раствора готовили 100% перколл путем смешивания 9 частей перколла и 1 части 10-кратно разведенного ФСБ. Затем готовили 63% перколл из нормосмолярного с помощью 0,01 М ФСБ. На 63% перколл наслаивали взвесь мононуклеаров в соотношении 1:3. Центрифугировали при температуре 4°C со скоростью 1800 об/мин в течение 30 мин. Обязательное условие центрифугирования — отключенный тормоз ротора, что позволяет максимально избежать потери клеток. По данным литературы, низкий температурный режим и невысокие скорости центрифугирования препятствуют активации клеток при трении [13, 15].

В полученной взвеси определили 7,5 • 106/мл лейкоцитов. При этом жизнеспособность клеток составила 98%. Качественный состав клеточной взвеси изучали методом проточной цитофлюориметрии. Для этого клеточную взвесь инкубировали с моноклональными антителами к CD45+ и CD14+, меченными флюорохромом, в течение 30 мин при комнатной температуре. Результаты проведенного анализа показали, что 63% лейкоцитов в полученной взвеси клеток представлено моноцитами. Кроме того, для визуальной оценки по морфологической структуре готовили нативный препарат и исследовали в люминесцентном микроскопе. При выборе полей зрения количество моноцитов составило 71% (рис. 1).

Известно, что для образования внеклеточных ловушек в клетке требуются реактивные формы кислорода, которые генерируются активированной НАДФ-оксидазой [1]. Поэтому далее определяли наличие в моноцитах активных форм кислорода с помощью НСТ-теста [2]. Активность НСТ-теста в нашем опыте составила 2%, а интенсивность — 0,02 усл. ед. Данный результат свидетельствует о покоящемся состоянии клеток.

Следующим этапом нашего исследования стало изучение воздействия на моноциты активаторов, способных запустить в них процессы, которые приводят к образованию внеклеточных моноцитарных ловушек. В качестве активаторов использовали пирогенал в концентрации 0,02 мкг/мл, что соответствует разовой терапевтической дозе; взвесь C. albicans и ФМА в концентрации 7,5 мкМ. Клеточную взвесь с активатором инкубировали в термостате (37 и 50°C), время активации составило 30 мин. Для контроля использовали взвесь моноцитов, инкубируемых в тех же условиях, но без активаторов. После инкубации готовили препарат «раздавленная капля» и подсчитывали количество образованных внеклеточных моноцитарных ловушек на 100 клеток (исключая лимфоциты) в контроле и с тремя активаторами. Параллельно из этих же взвесей клеток готовили мазки, фиксированные этанолом, и также окрашивали их акридиновым оранжевым. Оценку проводили в люминесцентном микроскопе. Как видно на рис. 2, через 30 мин при 37°C количество ловушек, образованных моноцитами, которые активированы C. albicans, составило 46% по сравнению с 12% в контроле. При активации пирогеналом это различие оказалось не столь выражено, а при использовании активатора ФМА процент ловушек и вовсе был ниже показателя в кон-

— 241 —

ИММУНОЛОГИЯ № 5, 2012

Рис. 2. Количество (в %) внеклеточных ловушек, образованных моноцитами в зависимости от активаторов и времени инкубации при 37°C.

1 — контроль; 2 — C. ablicans; 3 — ФМА; 4 — пирогенал.

троле. При температуре 50°C получили тотальную активацию моноцитов в контроле, что не позволило оценить действие активаторов на клетки (рис. 3). В фиксированных мазках подсчет моноцитарных ловушек был затруднен из-за невозможности дифференцировки различных клеточных форм. Это связано с особенностями морфологического строения моноцитов и их способностью распластываться на стекле. Мы увеличили время инкубации клеточной взвеси с активаторами при 37°C до 1 ч. При этом (см. рис. 2) активация моноцитов ФМА и пирогеналом привела к значительно большему образованию внеклеточных ловушек по сравнению с контролем, тогда как действие C. albicans на клетки отличалось от такового других активаторов не столь значимо.

Обсуждение. В данной работе изучали способность моноцитов образовывать внеклеточные ловушки спонтанно и под воздействием агентов бактериальной (пирогенал, C. albicans) и небактериальной (ФМА) природы. Для эффективного осуществления данной задачи на первом этапе был разработан метод двухступенчатого выделения моноцитов из периферической крови: сначала на градиенте фиколла-урографина плотностью 1,077 г/мл, а затем на подушке 63% перколла. В результате мы получили клеточную суспензию, которая состояла на 2/3 из моноцитов, находящихся в неактивированном состоянии, что было подтверждено проведенным НСТ-тестом. При этом мы убедились в том, что все клетки полученной взвеси жизнеспособны. Данная методика проста в исполнении и доступна для любой лаборатории. Изучение функций моноцитов не в кольце мононуклеаров, где их количество составляет 20,8%, а в обогащенной до 70% фракции дает следующие преимущества: снижение ошибки до минимума при подсчете в микроскопе на основании морфологической структуры клеток; уменьшение времени исследования при подсчете нативных мазков; значительное снижение возможности влияния лимфоцитарного окружения на активационные способности моноцитов.

Следующим этапом работы были проведение активации моноцитов пирогеналом, взвесью C. albicans и ФМА и изучение влияния этих активаторов на образование внеклеточных моноцитарных ловушек при различном времени экспозиции и температурных режимах. Выявили, что оптимальной является температура 37°C, а при 50°C происходит тотальная активация моноцитов, стимулирующая их к выбросу экстрацеллю-лярных сетей. Учитывая, что 37°C — температура тела, можно предположить, что изучение функций моноцитов при данном режиме in vitro моделирует их поведение в организме. На рис. 2 видно, что C. albicans является активатором, время реагирования на который у моноцитов минимальное. На втором ме-

сте по этому показателю находится пирогенал. В то же время на активацию ФМА моноциты реагируют только при увеличении времени активации до 1 ч. Принимая во внимание тот факт, что пирогенал — это липополисахарид клеточной стенки бактерий, полагаем, что включение антимикробного механизма, связанного с образованием моноцитарных внеклеточных ловушек, происходит в зависимости от вида активирующего агента через разные промежутки времени. Эта функция в первую очередь включается на бактериальные стимуляторы, причем на растворимые или мелкодисперсные позже, чем на клеточные. Активация немикробными агентами отсрочена, но при этом не менее выражена. Результаты данной работы представляют интерес для клинической иммунологии и позволяют определить направления дальнейшего изучения способности моноцитов к образованию внеклеточных ловушек.

ЛИТЕРАТУРА

1. Долгушин И. И., Андреева Ю. С., Савочкина А. Ю. Нейтро-фильные внеклеточные ловушки и методы оценки нейтро-фильного статуса нейтрофилов. — М., 2009.

2. Маянский А. Н. НАДФН-оксидаза нейтрофилов: активация и регуляция // Цитокины и воспаление. — 2007. — Т. 6, № 3. — С. 3-13.

3. Маянский А.Н., Маянский Д. Н. Очерки о нейтрофиле и макрофаге. — Новосибирск, 1989.

4. Молоствов Г. С., Данилова Л. И. Иммунные аспекты патогенеза аутоиммунного тиреоидита // Мед. новости. — 1997. — № 4. — С. 3-10.

5. Новицкий В. В., СтрелисА. К., Уразова О. И. и др. Макро- и микроэлементы мононуклеаров крови у больных лекарственночувствительным и лекарственно-устойчивым туберкулезом легких // Бюл. сиб. мед. — 2007. — № 2. — С. 31-36.

6. Плехова Н. Г., Сомова Л. М. Роль моноцитов/макрофагов в патогенезе вирусных инфекций // Тихоокеан. мед. журн. -2010. — № 3. — С. 5-9.

7. Тотолян А. А., Фрейдлин И. С. Клетки иммунной системы. -СПб., 2000. — Т 2.

8. Brinkmann V., Reichard U., Goosmann C. et al. Neutrophil extracellular traps kill bacteria // Science. — 2004. — Vol. 303. — P. 1532-1535.

9. Brinkmann V., Laube B. , Ulrike Abu Abed et al. Neutrophil extracellular traps: how to generate and visualize them // J. Visualiz. Exp. — 2010. — Vol. 36. — P. 1724-1734.

10. Chow O., Kockritz-BlickwedeM., Bright T. et al. Statins enhance formation of fhagocyte extracellular traps // Cell Host Microbe.

— 2010. — Vol. 8. — P. 445-454.

11. Jonsson B. Epidemiological and immunological studies of environmental mycobacteria with focus on Mycobacterium abscessus: thesis doctor of midicine. — 2009. — P. 78.

12. Fuches T. A., Abed U., Goosmann C. et al. Novell cell death program leads to neutrophil extracellular traps // J. Cell Biol. -2007. — Vol. 176, N 2. — P. 231-241.

13. de Almeida M. C., Silva A. C., Barral A., Netto M. B. A simple method fo human peripheral blood monocyte isolation // Short Commun. — 2000. — Vol. 95, N 2. — P. 221-223.

14. Matthias B., Heidrun A., Gabriele Z., Groll J. Phagocytosis independent extracellular nanoparticle clearance by human immune cells // Nano Lett. — 2010. — Vol. 10. — P. 59-63.

15. Botran R. F. Methods in Cellular Immunology. — Boca Raton, Florida, 2001.

16. Webster S. J., Daigneault M., Bewley M. A. et al. Distinct cell death programs in monocytes regulate innat responses following challenge with common causes of invasive bacterial disease // J. Immunol. — 2010. — Vol. 185, N 5. — P. 2968-2979.

17. Nares S., Wahl S. M. Monocytes and macrophages // Measuring Immunity / Eds M. T. Lotze, A. W. Thomson, 2005. — Chapt. 25.

— P. 299-311.

18. Webster J., Daigneault M., Bewley M. et al. Distinct cell death programs in monocytes regulate innate responses causes of invasive bacterial disease following challenge with common // J. Immunol. — 2010. — Vol. 185. — P. 2968-2979.

Поступила 13.02.12

— 242 —

К ст. И. И. Долгушина и соавт.

Рис. 1. Нативный препарат обогащенной фракции моноцитов. Лю- Рис. 3. Активация моноцитов при температуре 50°С в мазке (окра-минесцентная микроскопия (окрашивание акридиновым оранже- шивание акридиновым оранжевым; ув. 1000).

вым; ув. 1000). —————————————————————

1 — моноцит; 2 — лимфоцит.

К ст. И. И. Долгушина и соавт.

Рис. 1. Фиксированный мазок чистой фракции нейтрофилов, активированных прогестероном в концентрации 50 нг/мл. Люминесцентная микроскопия (окрашивание акридиновым оранжевым; ув. 1000).

Морфологические формы нейтрофилов: 1 — нейтрофил с сегментированным ядром; 2 — нейтрофил с недифференцированным ядром; 3 — нейтрофильная внеклеточная ловушка.

Рис. 2. Оценка внутриклеточного кислородзависимого метаболизма нейтрофилов периферической крови с помощью индуцированного НСТ-теста. Световая микроскопия (окрашивание 0,1% раствором сафранина; ув. 1000).

Как моноциты функционируют в организме

Моноциты — это разновидность лейкоцитов. Как и другие лейкоциты, моноциты играют важную роль в способности иммунной системы уничтожать захватчиков, а также в облегчении заживления и восстановления.

Моноциты образуются в костном мозге и попадают в периферическую кровь, где они циркулируют в течение нескольких дней. У здоровых людей они составляют от 5% до 10% циркулирующих лейкоцитов.

Моноциты, вероятно, наиболее известны своей ролью в качестве чего-то вроде резерва в армии.Некоторые из них могут быть вызваны при необходимости для образования предшественников двух других типов белых кровяных телец: тканевых макрофагов и дендритных клеток .

Но моноциты также играют и другие роли в инфекциях и заболеваниях, некоторые из которых не имеют ничего общего с тканевыми макрофагами и дендритными клетками.

Функции моноцитов

До недавнего времени считалось, что основная роль моноцитов заключается в восприятии окружающей среды и пополнении пула тканевых макрофагов и дендритных клеток по мере необходимости.Теперь известно, что подмножества моноцитов имеют различные маркеры или белковые теги снаружи, и эти подмножества также могут вести себя по-разному.

Теперь описаны три вида человеческих моноцитов. Классические моноциты составляют около 80% от общей популяции моноцитов. Остальные 20 процентов можно классифицировать по их белковым меткам как неклассических моноцитов и промежуточных моноцитов

Что касается различных видов моноцитов и того, как они функционируют в иммунной системе, исследователи все еще разрабатывают детали, и в настоящее время о моноцитах мыши известно гораздо больше, чем о моноцитах человека.

Термины «воспалительный» и «противовоспалительный» также используются для описания человеческих моноцитов на основе конкретных белковых меток или рецепторов, находящихся вне этих клеток.

Однако у людей еще не ясно, какая часть моноцитов достаточно подвижна, чтобы входить и выходить из тканей, и данные свидетельствуют о том, что могут быть виды моноцитов, которые могут поглощать и переваривать или фагоцитировать захватчиков, но без активного развития воспаления.

В селезенке

Считается, что значительное количество человеческих моноцитов мигрирует в ткани по всему телу, где они могут находиться или давать начало макрофагам, которые выполняют важные функции по борьбе с инфекцией и очистке от мертвых клеток.

Селезенка имеет все основные типы «мононуклеарных фагоцитов», включая макрофаги, дендритные клетки и моноциты. Таким образом, селезенка может быть активным участком врожденной иммунной системы.

Врожденный иммунитет

Врожденный иммунитет относится к иммунитету, с которым вы родились, а не к более целенаправленному иммунитету, который у вас может развиться, скажем, после вакцинации или после выздоровления от инфекционного заболевания. Врожденная иммунная система работает через разные механизмы, включая фагоцитоз и воспаление.

Макрофаги могут участвовать в фагоцитозе — процессе, при котором они поглощают и уничтожают мусор и захватчиков. Таким же образом они могут «избавиться» от старых, изношенных эритроцитов.

Макрофаги в селезенке помогают очищать кровь от мусора и старых клеток, но они также могут помочь Т-лимфоцитам распознавать чужеродных захватчиков. Когда это происходит, это называется презентацией антигена.

Эта последняя часть, презентация антигена, — это место, где заканчивается врожденная иммунная система и начинается приобретенный или приобретенный иммунный ответ на конкретного чужеродного захватчика.Взаимодействие с другими людьми

Как моноциты помогают бороться с инфекцией

Из вышесказанного мы знаем, что некоторые моноциты превращаются в макрофагов в тканях, подобных Pac-Man, поглощая бактерии, вирусы, мусор и любые инфицированные или больные клетки.

По сравнению со специализированной иммунной пехотой (Т-клетки), макрофаги более доступны, чтобы распознать и атаковать новую угрозу. Они могут просто сидеть на своих любимых местах или быстро мигрировать к месту воспаления, где они могут понадобиться для борьбы с инфекцией.

Другие моноциты трансформируются в дендритных клеток в тканях, где они работают с Т-лимфоцитами. Макрофаги также могут представлять антигены Т-клеткам, но дендритные клетки традиционно считались специалистами в этой области.

Они накапливают мусор от разложения бактерий, вирусов и других посторонних материалов и представляют их Т-клеткам, чтобы они могли видеть их и формировать иммунный ответ на захватчиков.

Как и макрофаги, дендритные клетки способны представлять антигены Т-клеткам в определенном контексте, как бы говоря: «Эй, посмотрите на это, как вы думаете, мы должны делать больше с этим?»

Сопутствующие условия

Когда вам делают полный анализ крови (CBC) с дифференциальным подсчетом, подсчитываются моноциты белых кровяных телец, и указывается их количество, а также какой процент от общего количества лейкоцитов составляют моноциты.

  • Увеличение количества моноцитов может быть связано с инфекцией, вызванной бактериями, грибками или вирусами. Это также может быть ответ на стресс. Повышенное количество моноцитов может быть связано с проблемой производства клеток крови. В некоторых случаях избыток происходит из-за злокачественного новообразования, например, некоторых типов лейкемии.
  • Низкое количество моноцитов может наблюдаться после химиотерапии, обычно из-за низкого общего количества лейкоцитов.

У людей моноциты вовлечены в ряд заболеваний, включая микробную инфекцию, шок и быстро возникающие повреждения органов, остеопороз, сердечно-сосудистые заболевания, метаболические заболевания и аутоиммунные заболевания.Взаимодействие с другими людьми

Однако то, как разные типы моноцитов ведут себя при различных заболеваниях человека, все еще является областью активных исследований.

Моноциты в Listeria

Listeria monocytogenes — это вид бактерий, вызывающих листериоз, печально известное заболевание пищевого происхождения. Меры предосторожности при лечении листерией являются одними из нескольких, применяемых во время беременности, поскольку листерии могут вызывать менингит у новорожденных, а также вызывать потерю беременности; Беременным людям часто советуют не есть мягкие сыры, которые могут содержать листерию.

Оказывается, моноциты могут помочь бороться с инфекцией, но они также могут стать «троянскими конями», перенося бактерии в мозг, и это проблема Listeria. Листерии попадают внутрь моноцитов, но тогда моноциты не могут убить бактерии, и они размножаются.

Моноциты при лейкемии

Линия клеток, дающая начало моноцитам, может стать неупорядоченной и бесконтрольно размножаться. Острый моноцитарный лейкоз, или «FAB подтип M5», согласно одной системе классификации, является одной из форм острого миелогенного лейкоза.В M5 более 80% неупорядоченных клеток являются моноцитами.

При хроническом миеломоноцитарном лейкозе (ХММЛ) наблюдается повышенное количество моноцитов и незрелых клеток крови в костном мозге и циркулирующих в крови.

CMML имеет черты двух различных заболеваний крови, поэтому в соответствии с системой классификации Всемирной организации здравоохранения он классифицируется как комбинированный объект, миелодиспластический синдром / миелопролиферативное новообразование (MDS / MPN). Он прогрессирует до острого миелоидного лейкоза примерно у 15–30% пациентов.

Моноциты при лимфоме и других видах рака

Исследователи обнаруживают, что моноциты могут оказывать нежелательное действие по отношению к опухолям и злокачественному поведению семейства лимфоцитов и белых кровяных телец (эти заболевания известны как лимфопролиферативные заболевания).

Присутствие макрофагов и их активность в опухолях были связаны с возможностью опухолевых клеток создавать кровоснабжение, проникать в кровоток и перемещаться по нему. В будущем это открытие может привести к терапии, нацеленной на макрофаги для предотвращения метастазирования и рост опухоли.

Для различных заболеваний некоторые врачи начинают использовать абсолютное количество моноцитов в качестве индикатора риска или худшего прогноза до лечения.

Повышенное количество моноцитов выше определенного порога связано с более неблагоприятным исходом у пациентов с Т-клеточными лимфомами и болезнью Ходжкина. Соотношение лимфоцитов и моноцитов также может помочь в выявлении пациентов с высоким риском диффузной В-крупноклеточной лимфомы. и нелеченый метастатический колоректальный рак.

Моноцит — обзор | Темы ScienceDirect

Функция

Моноциты проявляют характерные свойства фагоцитоза, а именно движение, прикрепление, эндоцитоз и микробную активность.Моноциты способны к направленному движению (хемотаксису) в ответ на вещества (хемокины), продуцируемые бактериями или дополнительными клетками в месте повреждения или инвазии. Сравнивались хемотаксические возможности моноцитов периферической крови новорожденных и взрослых, и было обнаружено, что хемотаксис у новорожденных был менее выражен, чем у взрослых (таблица 78-3).

Каскад реакций иммунного ответа на инфекцию включает активацию моноцитов и их присоединение через рецепторы CD11b / CD18 с последующей активацией клеток и высвобождением цитокинов (TNF, IL-1 и IL-6) и бактерицидных продуктов — супероксидных радикалов, оксид азота и содержимое гранул, высвобождающееся в процессе дегрануляции. Приверженность требует взаимодействия моноцитов и эндотелия. Активированные моноциты мигрируют из кровотока в ткани, прочно прикрепляясь к эндотелиальным поверхностям за счет взаимодействия интегринов (CD11a-c и CD18), экспрессируемых на клеточной мембране моноцитов, и молекулы межклеточной адгезии-1 (ICAM-1) или ICAM-2 на эндотелиальная поверхность. Наконец, активированный моноцит перемещается через эндотелий к месту воспаления или инфекции. Предварительные исследования демонстрируют, что уровни экспрессии молекул адгезии моноцитов сопоставимы в периферической крови новорожденных и взрослых (Schibler, 2000).Интегрин β-2, CR3, играет важную роль в миграции к участкам инфекции, опосредуя связывание с ICAM-1, а также отвечает за опосредование распознавания опсонизированных микробных патогенов. Неонатальные моноциты экспрессируют примерно на 85% столько же CR3, сколько экспрессируются взрослыми моноцитами.

Противомикробная активность моноцитов включает кислородозависимые механизмы, такие как респираторный взрыв, который в результате сложной серии реакций образует высокореактивные гидроксильные радикалы, которые повреждают хозяина и микробные мембраны. Показано, что способность моноцитов эмбриональных и неонатальных моноцитов убивать патогены ( Staphylococcus aureus , S. epidermidis , Escherichia coli и Candida albicans ) эквивалентна способности моноцитов APB (см. Таблицу 78- 3). Однако недавнее исследование изолированных прикрепляющихся к пластику моноцитов CB от недоношенных и доношенных детей выявило значительное снижение продукции супероксида и дегрануляции у недоношенных по сравнению с доношенными моноцитами.

Активированные моноциты и макрофаги в ответ на распознавание микробных антигенов за счет совместного действия растворимых белков распознавания, включая CD14, бактериальные липопептиды и TLR, продуцируют несколько цитокинов и хемокинов, способствующих воспалительному процессу. IL-1, IFN-α и TNF-α синтезируются на аналогичных уровнях у взрослых и новорожденных. Kaufman et al (1999) обнаружили значительное снижение секреции TNF-α LPS-стимулированными прикрепленными моноцитами у недоношенных детей по сравнению с доношенными детьми; однако никакой разницы в продукции IL-1β или IL-6 не наблюдалось. Они показали значительное снижение экспрессии субъединиц рецепторов адгезии CD11b и CD18 в моноцитах, собранных у недоношенных детей, по сравнению с таковыми у доношенных детей. Кроме того, в то время как экспрессия TLR доношенных неонатальных моноцитов аналогична таковой во взрослых моноцитах, функциональный ответ совершенно иной. Levy et al. Сообщили об уменьшении чувствительности к индукции TNF-α несколькими лигандами TLR в моноцитах CB по сравнению с APB на 1–3 log, а различия в высвобождении TNF-α коррелировали с лиганд-индуцированными изменениями TNF-α моноцитов. Уровни мРНК (Levy et al, 2004).В более недавнем исследовании сообщалось, что врожденные иммунные ответы неонатальных моноцитов на микробные агонисты TLR смещены в сторону высокого уровня IL-6, но низкого уровня TNF-α in vitro из-за различных неонатальных клеточных (моноцитных) и гуморальных (сыворотка) факторов и т. закономерность также была очевидна постнатально in vivo (см. рис. 78-2) (Angelone et al, 2006).

Наша лаборатория сравнила профили дифференциальной экспрессии генов, базальный и LPS (TLR4) -стимулированный профиль APB и моноцитов CB. Гены, базальная экспрессия которых была значительно выше в моноцитах APB по сравнению с моноцитами CB, включали цитокины / рецепторы цитокинов, хемокины, иммунорегуляторы, гены для передачи сигнала и гены, регулирующие цитоскелет / структуру клетки.Гены с более высокой экспрессией в CB по сравнению с моноцитами APB включают несколько молекул адгезии (CD9, интегрин-αM, ингибитор циклин-зависимой киназы 1C). После стимуляции LPS (TLR4) в моноцитах CB наблюдалось увеличение генов цитокинов / цитокиновых рецепторов, хемокинов, иммунорегуляторных генов, апоптоза, передачи сигналов и регуляции цитоскелета / структуры клеток. Дальнейший анализ выявил 82 гена, экспрессия которых была значительно увеличена в LPS-активированных APB по сравнению с моноцитами CB, включая гены цитокинов / цитокинов, хемокинов и иммунорегуляторные гены.Напротив, экспрессия генов увеличивалась в CB по сравнению с моноцитами APB, включая гены, регулирующие апоптоз / регуляцию клеточного цикла, фактор роста / лиганд / рецептор и регуляцию структуры цитоскелета (Jiang et al, 2004).

Моноциты и макрофаги: пути развития и тканевый гомеостаз

  • 1

    ван Фурт Р. и Кон З. А. Происхождение и кинетика мононуклеарных фагоцитов. J. Exp. Med. 128 , 415–435 (1968).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 2

    Винн, Т.A., Chawla, A. & Pollard, J. W. Биология макрофагов в развитии, гомеостазе и болезнях. Nature 496 , 445–455 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 3

    Дэвис, Л. К., Дженкинс, С. Дж., Аллен, Дж. Э. и Тейлор, П. Р. Макрофаги, резидентные в тканях. Nature Immunol. 14 , 986–995 (2013).

    Артикул CAS Google ученый

  • 4

    Уильямс, М.J. Drosophila гемопоэз и клеточный иммунитет. J. Immunol. 178 , 4711–4716 (2007).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 5

    Cros, J. et al. Моноциты CD14 dim человека патрулируют и воспринимают нуклеиновые кислоты и вирусы через рецепторы TLR7 и TLR8. Иммунитет 33 , 375–386 (2010).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 6

    Эцродт, М.и другие. Регуляция функциональной гетерогенности моноцитов с помощью miR-146a и Relb. Cell Rep. 1 , 317–324 (2012).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 7

    Ингерсолл, М.А. и др. Сравнение профилей экспрессии генов между субпопуляциями моноцитов человека и мыши. Кровь 115 , e10 – e19 (2010).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 8

    Милднер, А.и другие. Анализ miRNome мононуклеарных фагоцитов идентифицирует miR-142 как критический регулятор гомеостаза дендритных клеток мыши. Кровь 121 , 1016–1027 (2013).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 10

    Свирски, Ф.K. et al. Выявление моноцитов селезеночного резервуара и их размещение в очагах воспаления. Наука 325 , 612–616 (2009).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 11

    Yona, S. et al. Картирование судьбы показывает происхождение и динамику моноцитов и тканевых макрофагов в условиях гомеостаза. Иммунитет 38 , 79–91 (2013).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 13

    Лю К. и др. In vivo анализ развития и гомеостаза дендритных клеток. Наука 324 , 392–397 (2009).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 14

    Varol, C. et al. Субпопуляции дендритных клеток собственной пластинки кишечника имеют различное происхождение и функции. Иммунитет 31 , 502–512 (2009).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 15

    Шлитцер, А.и другие. Дендритные клетки CD11b + , зависимые от фактора транскрипции IRF4, в человеческих и мышиных контролируют цитокиновые ответы IL-17 слизистой оболочки. Иммунитет 38 , 970–983 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 16

    Avraham-Davidi, I. et al. Образование на месте моноцитов, рекрутируемых VEGF, улучшает их работу как ангиогенных и артериогенных дополнительных клеток. Дж.Exp. Med. 210 , 2611–2625 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 18

    Чеккини, М.G. et al. Роль колониестимулирующего фактора-1 в создании и регуляции тканевых макрофагов во время постнатального развития мыши. Разработка 120 , 1357–1372 (1994).

    CAS PubMed Google ученый

  • 19

    Дай, X.-M. и другие. Целенаправленное нарушение гена рецептора колониестимулирующего фактора 1 мыши приводит к остеопетрозу, дефициту мононуклеарных фагоцитов, увеличению частоты примитивных клеток-предшественников и репродуктивным дефектам. Кровь 99 , 111–120 (2002).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 20

    Wiktor-Jedrzejczak, W. & Gordon, S. Цитокиновая регуляция системы макрофагов (M phi) изучалась с использованием мыши op / op с дефицитом колониестимулирующего фактора-1. Physiol. Ред. 76 , 927–947 (1996).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 21

    Роббинс, К.S. et al. Экстрамедуллярный гемопоэз генерирует моноциты Ly-6C с высоким содержанием , которые инфильтрируют атеросклеротические поражения. Тираж 125 , 364–374 (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 23

    Варол, К.и другие. Моноциты дают начало обычным дендритным клеткам слизистой оболочки, но не селезенки. J. Exp. Med. 204 , 171–180 (2007).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 24

    Ginhoux, F. et al. Происхождение и развитие CD103 + DC нелимфоидной ткани. J. Exp. Med. 206 , 3115–3130 (2009).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 26

    Naik, S.H. et al. Разнообразный и наследственный импринтинг ранних гематопоэтических предков. Природа 496 , 229–232 (2013).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 27

    Jaitin, D. A. et al. Массивно-параллельная одноклеточная последовательность РНК для безмаркерного разложения тканей на типы клеток. Наука 343 , 776–779 (2014).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 28

    Пасслик, Б., Flieger, D. & Ziegler-Heitbrock, H. W. Идентификация и характеристика новой субпопуляции моноцитов в периферической крови человека. Кровь 74 , 2527–2534 (1989). Это первый отчет, который определяет субпопуляции человеческих моноцитов в соответствии с их экспрессией CD14 и CD16, тем самым устанавливая концепцию гетерогенности моноцитов.

    CAS PubMed Google ученый

  • 29

    Ziegler-Heitbrock, L.И Хофер, Т. П. Дж. К уточненному определению подмножеств моноцитов. Фронт. Иммунол. 4 , 23 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 31

    Гейссманн, Ф., Jung, S. & Littman, D.R. Моноциты крови состоят из двух основных подгрупп с различными миграционными свойствами. Иммунитет 19 , 71–82 (2003).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 32

    Palframan, R.T. et al. Воспалительный транспорт и презентация хемокинов в HEV: механизм дистанционного управления рекрутированием моноцитов в лимфатические узлы в воспаленных тканях. J. Exp. Med. 194 , 1361–1373 (2001). Ссылки 31 и 32 впервые подчеркивают гетерогенность моноцитов в крови мышей и являются пионером в исследовании функций моноцитов in vivo путем введения CX 3 CR1 GFP репортер мыши .

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 33

    Auffray, C. et al. Мониторинг кровеносных сосудов и тканей популяцией моноцитов с патрулирующим поведением. Наука 317 , 666–670 (2007). Это отличительное исследование представляет собой прорыв в нашем понимании моноцитов LY6C low и функциональных различий между субпопуляциями моноцитов.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 35

    Nguyen, K. D. et al. Циркадный ген Bmal1 регулирует суточные колебания воспалительных моноцитов Ly6C hi . Наука 341 , 1483–1488 (2013).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 36

    Шехтер, Р.и другие. Проникающие в кровь макрофаги представляют собой жизненно важные клетки, играющие противовоспалительную роль в восстановлении после травмы спинного мозга у мышей. PLoS Med. 6 , e1000113 (2009).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 37

    Сербина, Н. В., Салазар-Мазер, Т. П., Бирон, К. А., Кузил, В. А. и Памер, Э. Г. Дендритные клетки, продуцирующие TNF / iNOS, опосредуют врожденную иммунную защиту против бактериальной инфекции. Иммунитет 19 , 59–70 (2003).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 38

    Древец Д.А. и др. Субпопуляция моноцитов Ly-6C high транспортирует Listeria monocytogenes в мозг во время системного инфицирования мышей. J. Immunol. 172 , 4418–4424 (2004).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 40

    Leuschner, F. et al. Терапевтическое подавление siRNA в воспалительных моноцитах мышей. Nature Biotech. 29 , 1005–1010 (2011).

    Артикул CAS Google ученый

  • 41

    Лю К.и другие. Происхождение дендритных клеток в периферических лимфоидных органах мышей. Nature Immunol. 8 , 578–583 (2007).

    Артикул CAS Google ученый

  • 43

    Сербина Н. В. и Пеймер Э. Г. Эмиграция моноцитов из костного мозга во время бактериальной инфекции требует сигналов, опосредованных хемокиновым рецептором CCR2. Nature Immunol. 7 , 311–317 (2006).

    Артикул CAS Google ученый

  • 45

    Jaensson, E. et al. Дендритные клетки CD103 + тонкого кишечника демонстрируют уникальные функциональные свойства, которые сохраняются у мышей и людей. J. Exp. Med. 205 , 2139–2149 (2008).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 46

    Bogunovic, M. et al. Происхождение сети дендритных клеток lamina propria. Иммунитет 31 , 513–525 (2009). Вместе со ссылкой 14 это исследование устанавливает, что кишечные макрофаги происходят из моноцитов LY6C hi и, таким образом, онтогенетически отличаются от большинства других компартментов тканевых макрофагов.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 47

    Tamoutounour, S. et al. CD64 отличает макрофаги от дендритных клеток в кишечнике и выявляет Th2-индуцирующую роль макрофагов мезентериальных лимфатических узлов во время колита. Eur. J. Immunol. 42 , 3150–3166 (2012).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 48

    Риволье, А., He, J., Kole, A., Valatas, V. & Kelsall, B. L. Воспаление переключает программу дифференцировки моноцитов Ly6C hi с противовоспалительных макрофагов на воспалительные дендритные клетки в толстой кишке. J. Exp. Med. 209 , 139–155 (2012).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 49

    Zigmond, E. et al. Моноциты Ly6C hi в воспаленной толстой кишке дают начало провоспалительным эффекторным клеткам и мигрирующим антигенпрезентирующим клеткам. Иммунитет 37 , 1076–1090 (2012).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 50

    A-Gonzalez, N. et al. Ядерный рецептор LXRα контролирует функциональную специализацию макрофагов селезенки. Nature Immunol. 14 , 831–839 (2013).

    Артикул CAS Google ученый

  • 51

    Probst, H.C. et al.Гистологический анализ мышей CD11c –DTR / GFP после истощения дендритных клеток in vivo. Clin. Exp. Иммунол. 141 , 398–404 (2005).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 52

    Зигмонд, Э. и Юнг, С. Кишечные макрофаги: хорошо образованные исключения из правил. Trends Immunol. 34 , 162–168 (2013).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 53

    Гийямс, М.и другие. Альвеолярные макрофаги развиваются из моноцитов плода, которые дифференцируются в долгоживущие клетки на первой неделе жизни с помощью GM-CSF. J. Exp. Med. 210 , 1977–1992 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 54

    Tagliani, E. et al. Координированная регуляция динамики популяций тканевых макрофагов и дендритных клеток с помощью CSF-1. J. Exp. Med. 208 , 1901–1916 (2011).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 55

    Epelman, S. et al. Резидентные кардиальные макрофаги эмбриона и взрослого человека поддерживаются с помощью различных механизмов в устойчивом состоянии и во время воспаления. Иммунитет 40 , 91–104 (2014).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 57

    Милднер А. и др. CCR2 + Ly-6C hi моноциты имеют решающее значение для эффекторной фазы аутоиммунитета в центральной нервной системе. Мозг 132 , 2487–2500 (2009).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 58

    Ajami, B., Bennett, J. L., Krieger, C., McNagny, K. M. & Rossi, F. M. Проникающие моноциты запускают прогрессирование EAE, но не вносят вклад в резидентный пул микроглии. Nature Neurosci. 14 , 1142–1149 (2011).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 59

    Лесснер, С.М., Прадо, Х. Л., Уоллер, Э. К. и Галис, З. С. Атеросклеротические поражения растут за счет привлечения и пролиферации циркулирующих моноцитов в мышиной модели. Am. J. Pathol. 160 , 2145–2155 (2002).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 60

    Swirski, F. K. et al. Накопление моноцитов при атерогенезе у мышей прогрессирует и пропорционально степени заболевания. Proc.Natl Acad. Sci. США 103 , 10340–10345 (2006).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 62

    Роббинс, К.S. et al. При атеросклерозе локальная пролиферация доминирует над накоплением очаговых макрофагов. Nature Med. 19 , 1166–1172 (2013).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 63

    Оркин, С. Х. и Зон, Л. И. Гематопоэз: развивающаяся парадигма биологии стволовых клеток. Cell 132 , 631–644 (2008).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 65

    Кумаравелу П. и др. Количественная анатомия развития дефинитивных гемопоэтических стволовых клеток / единиц долгосрочного репопуляции (HSC / RU): роль области аорта-гонад-мезонефрос (AGM) и желточного мешка в колонизации эмбриональной печени мыши. Разработка 129 , 4891–4899 (2002).

    CAS PubMed Google ученый

  • 66

    Medvinsky, A. & Dzierzak, E. Окончательный гематопоэз инициируется автономно областью AGM. Cell 86 , 897–906 (1996).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 68

    Ginhoux, F., Lim, S., Hoeffel, G., Low, D. & Huber, T. Происхождение и дифференциация микроглии. Фронт. Cell Neurosci. 7 , 45 (2013).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 69

    Ginhoux, F.& Мерад, М. Онтогенез и гомеостаз клеток Лангерганса. Immunol. Cell Biol. 88 , 387–392 (2010).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 71

    Mizoguchi, S., Takahashi, K., Takeya, M., Naito, M. & Morioka, T. Развитие, дифференциация и пролиферация эпидермальных клеток Лангерганса в онтогенезе крыс изучали с помощью нового моноклонального антитела против эпидермального Клетки Лангерганса, РЭД-1. J. Leukocyte Biol. 52 , 52–61 (1992).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 72

    Энзан, Х. Электронно-микроскопические исследования макрофагов в ранних желточных мешках человека. Acta Pathol. Jpn 36 , 49–64 (1986).

    CAS PubMed Google ученый

  • 73

    Migliaccio, G. et al. Эмбриональное кроветворение человека. Кинетика предшественников и предшественников, лежащих в основе перехода желточный мешок – печень. J. Clin. Вкладывать деньги. 78 , 51–60 (1986).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 74

    Такахаши, К., Ямамура, Ф. и Наито, М. Дифференциация, созревание и пролиферация макрофагов в желточном мешке мыши: световое микроскопическое, ферментно-цитохимическое, иммуногистохимическое и ультраструктурное исследование. J. Leukoc. Биол. 45 , 87–96 (1989).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 75

    Такахаши К. и Наито М. Развитие, дифференцировка и пролиферация макрофагов в желточном мешке крысы. Tissue Cell 25 , 351–362 (1993).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 76

    Schulz, C. et al. Линия миелоидных клеток, независимых от Myb и гемопоэтических стволовых клеток. Science 336 , 86–90 (2012).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 77

    Ginhoux, F. et al. Анализ картирования судьбы показывает, что взрослая микроглия происходит от примитивных макрофагов. Наука 330 , 841–845 (2010).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 78

    МакГрат, К. Э., Кониски, А. Д., Малик, Дж. И Палис, Дж. Циркуляция в эмбрионе млекопитающих устанавливается ступенчато. Кровь 101 , 1669–1676 (2003).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 79

    Найто, М., Такахаши, К. и Нишикава, С. Развитие, дифференциация и созревание макрофагов в печени эмбриона мыши. J. Leukoc. Биол. 48 , 27–37 (1990).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 80

    Hoeffel, G. et al. Взрослые клетки Лангерганса происходят преимущественно из эмбриональных эмбриональных моноцитов печени с незначительным вкладом макрофагов, происходящих из желточного мешка. J. Exp. Med. 209 , 1167–1181 (2012). Ссылки 76, 77 и 80 устанавливают вклад предшественников эмбрионального желточного мешка во взрослые тканевые макрофаги.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 81

    Kierdorf, K. et al. Микроглия возникает из предшественников эритромиелоидов через Pu.1- и Irf8-зависимые пути. Nature Neurosci. 16 , 273–280 (2013).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 82

    Гомес Пердигеро, Э.& Geissmann, F. Myb -независимые макрофаги: семейство клеток, которое развивается вместе со своей тканью и участвует в ее гомеостазе. Cold Spring Harb. Symp. Quant. Биол. http://dx.doi.org/10.1101/sqb.2013.78.020032 (2013).

  • 83

    Bertrand, J. Y. et al. Три пути к созреванию макрофагов в раннем желточном мешке мыши. Кровь 106 , 3004–3011 (2005).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 84

    Палис, Дж., Робертсон, С., Кеннеди, М., Уолл, С. и Келлер, Г. Развитие эритроидных и миелоидных предшественников в желточном мешке и собственно эмбрионе мыши. Разработка 126 , 5073–5084 (1999).

    CAS PubMed Google ученый

  • 85

    Годин И. Е., Гарсия-Порреро Дж. А., Коутиньо А., Дитерлен-Льевр Ф. и Маркос М. А. Парааортальная спланхноплевра ранних эмбрионов мыши содержит предшественников клеток B1a. Nature 364 , 67–70 (1993).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 86

    Medvinsky, A. L., Samoylina, N. L., Müller, A. M. & Dzierzak, E. A. Ранний допеченочный внутриэмбриональный источник КОЕ-С в развивающейся мыши. Nature 364 , 64–67 (1993).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 87

    Свиерс, Г., Rode, C., Azzoni, E. & de Bruijn, M. F. Краткая история гемогенного эндотелия. Blood Cells Mol. Dis. 51 , 206–212 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 88

    Böiers, C. et al. Лимфомиелоидный вклад предшественника с ограниченным иммунитетом, возникающий до образования дефинитивных гемопоэтических стволовых клеток. Стволовые клетки клетки 13 , 535–548 (2013).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 89

    Jenkins, S.J. et al. Локальная пролиферация макрофагов, а не рекрутирование из крови, является признаком воспаления Th3. Наука 332 , 1284–1288 (2011). Это плодотворное исследование, которое устанавливает способность к локальной пролиферации терминально дифференцированных тканевых макрофагов при воспалении.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 90

    Дженкинс, С.J. et al. IL-4 прямо сигнализирует резидентным в ткани макрофагам о том, что они должны пролиферировать за пределы гомеостатических уровней, контролируемых CSF-1. J. Exp. Med. 210 , 2477–2491 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 91

    Ghigo, C. et al. Многоцветное картирование судеб гомеостаза клеток Лангерганса. J. Exp. Med. 210 , 1657–1664 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 92

    Сере, К.и другие. Два разных типа клеток Лангерганса населяют кожу во время устойчивого состояния и воспаления. Иммунитет 37 , 905–916 (2012).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 93

    Merad, M. et al. Клетки Лангерганса обновляются в коже на протяжении всей жизни в стабильных условиях. Nature Immunol. 3 , 1135–1141 (2002). Это плодотворное исследование, которое устанавливает уникальный гомеостаз эпидермальных клеток Лангерганса и показывает, что эти клетки самоподдерживаются in situ независимо от поступления крови.

    Артикул CAS Google ученый

  • 94

    Милднер А. и др. Микроглия во взрослом мозге возникает из моноцитов Ly-6C hi CCR2 + только в определенных условиях хозяина. Nature Neurosci. 10 , 1544–1553 (2007).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 95

    Amano, S.U. et al. Местное разрастание макрофагов способствует воспалению жировой ткани, связанному с ожирением. Cell. Метаб. 19 , 162–171 (2014).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 96

    MacDonald, K. P.A. et al. Антитело против рецептора колониестимулирующего фактора 1 истощает резидентную субпопуляцию моноцитов и макрофагов, ассоциированных с тканями и опухолями, но не подавляет воспаление. Кровь 116 , 3955–3963 (2010).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 97

    Хашимото, Д.и другие. Предтрансплантационная терапия CSF-1 увеличивает количество макрофагов реципиента и уменьшает РТПХ после трансплантации аллогенных гемопоэтических клеток. J. Exp. Med. 208 , 1069–1082 (2011).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 98

    Hanna, R. N. et al. Фактор транскрипции NR4A1 (Nur77) контролирует дифференцировку костного мозга и выживаемость моноцитов Ly6C . Nature Immunol. 12 , 778–785 (2011).

    Артикул CAS Google ученый

  • 99

    Hanna, R. N. et al. Делеция NR4A1 (Nur77) поляризует макрофаги в сторону воспалительного фенотипа и усиливает атеросклероз. Circ. Res. 110 , 416–427 (2012).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 100

    Рэндольф, Г. Дж., Инаба, К., Роббиани, Д. Ф., Стейнман, Р. М. и Мюллер, В. А. Дифференциация фагоцитарных моноцитов в дендритные клетки лимфатических узлов in vivo . Иммунитет 11 , 753–761 (1999).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 101

    Rotta, G. et al. Липополисахарид или целые бактерии блокируют превращение воспалительных моноцитов в дендритные клетки in vivo . J. Exp. Med. 198 , 1253–1263 (2003).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 102

    Kool, M. et al. Адъювант из квасцов повышает адаптивный иммунитет за счет индукции мочевой кислоты и активации воспалительных дендритных клеток. J. Exp. Med. 205 , 869–882 (2008).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 103

    Холь, Т.M. et al. Воспалительные моноциты способствуют адаптивным ответам Т-лимфоцитов CD4 во время респираторной грибковой инфекции. Клеточный микроб-хозяин 6 , 470–481 (2009).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 104

    Plantinga, M. et al. Обычные и полученные из моноцитов дендритные клетки CD11b + инициируют и поддерживают опосредованный Т-хелперами 2 иммунитет к аллергену клеща домашней пыли. Иммунитет 38 , 322–335 (2013).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 105

    Schreiber, H.A. et al. Моноциты и макрофаги кишечника необходимы для поляризации Т-клеток в ответ на действие Citrobacter rodentium . J. Exp. Med. 210 , 2025–2039 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 106

    Накано, Х.и другие. Воспалительные дендритные клетки, полученные из крови в лимфатических узлах, стимулируют острые иммунные ответы Т-хелперов 1 типа. Nature Immunol. 10 , 394–402 (2009).

    Артикул CAS Google ученый

  • 107

    Леон, Б., Лопес-Браво, М. и Ардавин, С. Дендритные клетки, происходящие из моноцитов, сформированные на участке инфекции, контролируют индукцию защитных ответов Т-хелперов 1 против Leishmania . Иммунитет 26 , 519–531 (2007).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 108

    Samstein, M. et al. Существенная, но ограниченная роль воспалительных моноцитов CCR2 + во время специфического для Mycobacterium tuberculosis прайминга Т-клеток. Элиф 2 , e01086 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 109

    Гольдманн, Т.и другие. Новый тип нацеливания на гены микроглии показывает, что TAK1 играет ключевую роль в аутоиммунном воспалении ЦНС. Nature Neurosci. 16 , 1618–1626 (2013). Это недавнее исследование, которое демонстрирует, как изучение онтогенеза моноцитов и тканевых макрофагов может быть использовано для понимания различных функций этих клеток.

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 110

    Хербомель, П., Thisse, B. & Thisse, C. Онтогенез и поведение ранних макрофагов в эмбрионе рыбок данио. Разработка 126 , 3735–3745 (1999).

    CAS PubMed Google ученый

  • 111

    Куадрос, М. А. и Наваскус, Дж. Раннее происхождение и колонизация развивающейся центральной нервной системы предшественниками микроглии. Prog. Brain Res. 132 , 51–59 (2001).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 112

    Куадрос, М.A., Moujahid, A., Martin-Partido, G. & Navascues, J. Микроглия в зрелом и развивающемся мозге перепелов, выявленная с помощью моноклональных антител, распознающих гемопоэтические клетки. Neurosci. Lett. 148 , 11–14 (1992).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 113

    Herbomel, P., Thisse, B. & Thisse, C. Ранние макрофаги рыбок данио колонизируют головную мезенхиму и развивающийся мозг, сетчатку и эпидермис посредством инвазивного процесса, зависимого от рецептора M-CSF. Dev. Биол. 238 , 274–288 (2001).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 114

    Куадрос М. А. и Наваскус Дж. Происхождение и дифференциация микроглиальных клеток во время развития. Prog. Neurobiol. 56 , 173–189 (1998).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 115

    Курц, Х.& Christ, B. Эмбриональные макрофаги и микроглия ЦНС возникают не из циркулирующих, а из внесосудистых предшественников. Glia 22 , 98–102 (1998).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 116

    Кушик С.В. и др. Нацеленная инактивация обменника натрия и кальция (Ncx1) приводит к отсутствию сердцебиения и аномальной миофибриллярной организации. FASEB J. 15 , 1209–1211 (2001).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 117

    де Йонг, Дж. Л. О. и Зон, Л. И. Использование системы рыбок данио для изучения примитивного и дефинитивного гематопоэза. Annu. Преподобный Жене. 39 , 481–501 (2005).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 118

    Данеман, Р., Чжоу, Л., Кебеде, А. А. и Баррес, Б. А. Перициты необходимы для целостности гематоэнцефалического барьера во время эмбриогенеза. Nature 468 , 562–566 (2010).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 119

    Eidsmo, L. et al. Дифференциальная миграция эпидермальных и дермальных дендритных клеток во время кожной инфекции. J. Immunol. 182 , 3165–3172 (2009).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 120

    Ginhoux, F.и другие. Клетки Лангерганса возникают из моноцитов in vivo . Nature Immunol. 7 , 265–273 (2006).

    Артикул CAS Google ученый

  • 121

    Merad, M. et al. Истощение клеток-хозяев Лангерганса перед трансплантацией донорских аллореактивных Т-клеток предотвращает реакцию кожного трансплантата против хозяина. Nature Med. 10 , 510–517 (2004).

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • Границы | Фантастическое путешествие моноцитов во времени и пространстве

    Введение

    Когда агент Грант путешествовал по кровеносным сосудам доктора Яна Бенеша в научно-фантастическом фильме « Фантастическое путешествие », он мог заметить большие белые кровяные тельца с обильной цитоплазмой и массивное, эксцентрично расположенное ядро ​​в форме фасоли.Эта клетка имела диаметр около 20 мкм и была самой большой из всех циркулирующих лейкоцитов. Эта клетка, известная как моноцит, известна своей фагоцитарной активностью и составляет около 5–10% от общего количества лейкоцитов в крови.

    В течение полувека моноциты рекламировались как промежуточный тип клеток с единственной целью — пополнение тканевых макрофагов (1, 2). Эта догма была основана на открытиях Ван Фурта и Коэна в середине двадцатого века (3, 4) и была предметом интенсивных исследований и дискуссий в последнее десятилетие.Хотя эксперименты по генетическому картированию судеб с тех пор выявили эмбриональных предшественников как предшественников большинства тканевых макрофагов (5-7), становится все более очевидным, что эти оригинальные теории также не полностью неверны. Вместо этого теперь предполагается, что моноциты обладают способностью восстанавливать пул макрофагов во временном и пространственном отношении (8, 9), с конкуренцией за ограниченное количество ниш в качестве основного движущего фактора (10).

    Поскольку моноциты больше не функционируют исключительно как предшественники стационарных макрофагов, остается неясным, какие задачи они могут выполнять в иммунитете и защите хозяина.Моноциты гетерогенны и состоят из классической популяции (Ly6C hi у мышей; CD14 ++ CD16 у человека) и неклассической популяции (Ly6C lo у мышей; CD14 + CD16 + у человека) (7, 11, 12) с различными функциональными ролями (13). Интересно, что на фоне ажиотажа при изучении онтогенеза макрофагов методами геномики / эпигеномики понимание функции моноцитов в контексте пространственного распределения и тканевой ниши также неуклонно становилось ключевой областью.Наряду с развитием молекулярных и клеточно-биологических исследований (14), появлением методов визуализации, таких как двухфотонная прижизненная микроскопия (2P-IVM), которая позволяет напрямую визуализировать иммунные клетки с использованием флуоресцентных репортерно-меченных мышей in vivo и in situ (15, 16) помог раскрыть широкий спектр императивной биологии моноцитов. Тем не менее, поведение моноцитов сильно различается в каждом тканевом компартменте из-за их пластичности и чувствительности к сигналам ниши (17).Поэтому чрезвычайно важно, чтобы мы рассматривали их функциональную роль в динамическом и пространственно-временном отношении. В этом мини-обзоре мы дадим представление о паттернах транспортировки моноцитов и о том, как их поведение в различных тканевых компартментах регулирует их функцию в иммунных ответах (рис. 1).

    Рисунок 1 . Транспортировка и функция моноцитов на разных стадиях и в периферических участках. (A) Начиная с E13.5 и далее, моноциты плода, полученные из предшественников эритромиелоидов (EMP) в печени плода, могут высвобождаться в кровоток зависимым от белка плазмалеммы, ассоциированного с пузырьками (PLVAP).На ст. E14.5 эти фетальные моноциты колонизируют открытые ниши каждой ткани в виде макрофагов, происходящих из фетальных моноцитов, за исключением мозга. (B) После рождения (i) Взрослые моноциты происходят от общих предшественников моноцитов (cMoP), которые дают начало моноцитам Ly6C hi через переходный предшественник, называемый переходными пре-моноцитами (TpMos). Моноциты Ly6C hi высвобождаются в кровоток после их последнего деления и дифференцируются в моноциты Ly6C lo .Удержание и выход моноцитов Ly6C hi зависят от передачи сигналов CXCR4 и CCR2 соответственно, тогда как выход моноцитов Ly6C lo зависит от передачи сигналов S1PR5. В устойчивом состоянии циркулирующие моноциты попадают в селезенку как вторичный резервуар. Во время воспаления селезенки моноциты Ly6C hi и Ly6C lo мобилизуются в кровоток посредством передачи сигналов ангиотензина-II / AGTR1A. (ii) При попадании в кровоток короткоживущие моноциты Ly6C hi постепенно дифференцируются в более долгоживущие моноциты Ly6C lo посредством передачи сигналов Nr4a1.Моноциты Ly6C lo патрулируют сосуды частично через Mac-1, но значительно через CX3CR1-сигнализацию и взаимодействие LFA-1 / ICAM-1 с эндотелиальными клетками. В устойчивом состоянии моноциты Ly6C hi не взаимодействуют тесно с эндотелием, за исключением сосудистых русел отдельных периферических органов. CXCR4 регулирует стабильную границу моноцитов в легких. Во время воспаления моноциты Ly6C hi увеличивали время своего прохождения, что приводило к увеличению их удерживания в микрососуде.(iii) В устойчивом состоянии моноциты Ly6C hi исследуют тканевую среду на предмет антигенов для транспорта в дренирующие лимфатические узлы. Во время повреждения моноциты Ly6C lo быстро инфильтрируются в воспаленный участок, чтобы обеспечить TNF-α и IL-1. Помимо классических стадий сворачивания и миграции, часть моноцитов Ly6C hi использует микрокровоизлияния для экстравазирования и быстрого проникновения в места воспаления и образования кольцевой структуры перед дифференцировкой в ​​моноциты Ly6C lo для восстановления ткани.

    Путешествие в прошлое: признание моноцитов плода

    Когда предложение Ван Фурта и Коэна об онтогенезе тканевых макрофагов, происходящих исключительно из моноцитов (3), было оспорено в начале двадцать первого века, ученые постулировали, что макрофаги взрослых тканей произошли от эмбриональных предшественников до рождения, а не (6, 7, 18) . У мышей эти эмбриональные предшественники появились до развития предшественников гемопоэтических стволовых клеток (HSC) и состояли из эритромиелоидных предшественников (EMP), которые появляются в островках крови желточного мешка эмбриона примерно на E7.0 гестации (19, 20). Важно отметить, что эти EMP могут обходить стадию моноцитов и давать прямое начало примитивным макрофагам, которые засевают органы растущего эмбриона (6, 21, 22). Однако позже было обнаружено, что после установления кровообращения эти EMP мигрируют и засевают печень плода на ст. Ст. E9.5 (19, 23, 24), давая начало множеству клеток миелоидного происхождения, включая очень важный тип клеток. — моноцит плода (25–27).

    У мышей о фетальных моноцитах впервые сообщили Naito et al.и было показано, что они появляются в печени плода примерно на ст. E12.5, а затем попадают в кровь, начиная с ст. E13.5 (27, 28). Несмотря на то, что примитивные макрофаги уже занимают тканевые ниши на этой стадии, было обнаружено, что фетальные моноциты колонизируют оставшиеся открытые ниши каждой ткани на ст. E14.5, за исключением мозга (26, 29–32) (Figure 1A). На сегодняшний день мало что известно о механизмах передачи, которые используются моноцитами плода. Тем не менее, миграция фетальных моноцитов в ткани не зависит от оси CCR2-CCL2 (26), в то время как их выход из печени плода зависит от белка, ассоциированного с везикулами плазмалеммы (PLVAP), который представляет собой специфичную для эндотелия молекулу, которая образует диафрагмоподобные структуры. в отверстиях синусоидального эндотелия печени (33) (рис. 1А).Функционально моноциты плода имеют много общих черт с моноцитами, происходящими от взрослого BM, но имеют пониженную экспрессию генов, связанных с презентацией антигена и узнаванием патогена (26). В отличие от взрослых моноцитов, моноциты плода также сохраняют высокую пролиферативную способность в тканях, которая не зависит от рецептора CSF-1 (29), что позволяет моноцитам плода иметь конкурентное преимущество в пополнении тканевых макрофагов (34). Дальнейшие исследования потребуются, чтобы понять, как моноциты плода проникают в ткани и какие сигналы влияют на их удержание в соответствующих нишах, когда они дифференцируются в макрофаги.

    Ожидающие моноциты: костный мозг и селезенка

    В отличие от фетальных моноцитов, которые происходят из поздних EMP в печени плода, взрослые моноциты происходят из предшественников HSC в BM после рождения (7, 35, 36). Первоначально считалось, что моноциты Ly6C hi происходят непосредственно от общего предшественника моноцитов (cMop) и готовы покидать BM после созревания после стадии cMop (35). Однако, вопреки этому предположению, недавние результаты Chong et al.продемонстрировали, что cMops проходят дополнительную стадию созревания в переходный предшественник перед последующими зрелыми моноцитами (37). Этот переходный предшественник был назван «переходными пре-моноцитами» (TpMos) и был обнаружен, когда было обнаружено, что моноциты BM Ly6C hi содержат две отдельные субпопуляции: (1) субпопуляцию CXCR4 hi , которая составляет TpMos, происходящую непосредственно от cMops и иммобилизованы в BM, где они быстро пролиферируют, чтобы пополнить зрелые моноциты; (2) субпопуляция CXCR4 lo , которая состоит из настоящих зрелых моноцитов Ly6C hi , которые вышли из клеточного цикла и легко мобилизуются из костного мозга (37) (рисунок 1Bi).Поскольку TpMos очень пролиферативны и иммобилизуются в BM при обычных обстоятельствах, их присутствие, вероятно, служит регуляторной контрольной точкой для быстрого пополнения и предотвращения неконтролируемого высвобождения моноцитов BM.

    По сравнению с другими миелоидными клетками (38), моноциты быстро проходят через костный мозг и быстро высвобождаются в кровоток после своего последнего деления (39). Их выход и удержание в BM критически зависят от передачи сигналов CCR2 (40, 41) и передачи сигналов CXCR4 (37, 42, 43) соответственно.В отличие от высокоподвижных сосудистых моноцитов, моноциты Ly6C hi в паренхиме костного мозга сравнительно сидячие, демонстрируя медленные случайные смещения (44), при этом находясь рядом со стромальными клетками Nestin + (42, 45). При восприятии воспалительных стимулов, таких как LPS, через Toll-подобный рецептор 4 (45), стромальные клетки Nestin + экспрессируют CCL2 (42), что заставляет моноциты BM Ly6C hi увеличивать их скорость и смещение (46). Это воздействие CCL2 также приводит к десенсибилизации ответа моноцитов на CXCL12 (лиганд CXCR4), возможно, за счет интернализации комплексов CCR2-CXCR4, что ослабляет сигнал якорения CXCR4 и приводит к их возможному выходу (42).Более того, только зрелые моноциты Ly6C hi , но не TpMos, были способны покидать костный мозг при субклинических дозах LPS, потому что TpMos не мог отвечать на CCL2 так же эффективно, как зрелые моноциты Ly6C hi (37). Было также обнаружено, что CX3CR1 регулирует количество моноцитов Ly6C hi в BM после индуцированной циклофосфамидом миелоабляции, хотя их эффект менее выражен, чем передача сигналов CCR2 (47). Хотя сигналы, управляющие высвобождением моноцитов Ly6C hi BM, хорошо задокументированы, механизмы, регулирующие выход моноцитов Ly6C lo , менее определены.Тем не менее было обнаружено, что моноциты Ly6C lo имеют очень низкие уровни рецептора CCR2 и, таким образом, их выход, скорее всего, зависит от S1PR5 (48).

    Помимо BM, моноциты также находятся в субкапсулярной красной пульпе селезенки в качестве вторичного резервуара (49). В отличие от BM, основная функция которого заключается в генерации иммунных клеток из предшественников HSC, селезенка функционирует в основном как лимфатический орган (50). Следовательно, стационарный резервуар моноцитов создается не в самой селезенке, а происходит из циркулирующих моноцитов, попавших в селезенку (49).Однако исключения из этого правила случаются в случае экстрамедуллярного гемопоэза, когда было обнаружено, что предшественники моноцитов расширяются в селезенке во время воспаления, внося вклад в резервуар моноцитов in situ (51, 52). Что еще более важно, моноциты селезенки могут увеличивать свою подвижность и выходить в кровь во время инфаркта миокарда посредством передачи сигналов ангиотензина II, и этот процесс не зависит от передачи сигналов CCR2 (49) (Рисунок 1Bi). Интересно, что зависимое от ангиотензина II рекрутирование моноцитов в инфаркт (локализованная область мертвой ткани в результате нарушения кровоснабжения) строго опосредуется селезенкой и периферическим кровообращением, но не костным мозгом (51).Также было обнаружено, что моноциты селезенки мобилизуются в яичники, где они усиливают овуляторные процессы (53). Примечательно, что селезенка также является ключевым местом для альтернативного источника моноцитов при сердечно-сосудистых заболеваниях (52, 54, 55), прогрессировании опухоли (56) и ишемии легких (57). Таким образом, эти данные свидетельствуют о том, что селезенка удовлетворяет острую потребность в моноцитах во время воспаления, обеспечивая аварийный источник, который увеличивает время для одновременной генерации большего количества моноцитов в BM.

    Моноциты в движении: движение по кровеносным путям

    Попадая в кровоток, моноциты в значительной степени зависят от системы кровообращения для транспортировки в периферические отделы.Моноциты Ly6C hi имеют период полураспада в периферической крови приблизительно 20-24 часа, прежде чем постепенно дифференцироваться в моноциты Ly6C lo (период полураспада 48 часов у мышей; 7 дней у людей) через Nr4a1 -сигнализация (58–61). В отличие от классических моноцитов Ly6C hi , которые катятся по сосудам, моноциты CX3CR1 high неклассические Ly6C lo у мышей (62) и их человеческие аналоги (CD14 + CD16 + моноциты) (63) патрулируют сосуды с помощью ползание со скоростью 12 мкм / мин.Их патрулирующее поведение частично опосредуется Mac-1 и сильно зависит от передачи сигналов CX3CR1 и взаимодействия LFA-1 / ICAM-1 или ICAM2 с эндотелиальными клетками (62, 64, 65). Кроме того, это патрулирование имеет решающее значение для микроочистки просветной поверхности сосудов и поддержания целостности эндотелия (64) (Рисунок 1Bii). Примечательно, что при отсутствии моноцитов Ly6C lo у мышей Nr4a1 — / — наблюдалось увеличение атеросклеротического эндотелиального апоптоза (66), отложения амилоида (67) и метастазов опухоли (68).Из-за их тесного взаимодействия с сосудами моноциты Ly6C lo организуют рекрутирование и активацию нейтрофилов при обнаружении нарушения целостности сосудов посредством передачи сигналов TLR7, что впоследствии приводит к их удержанию в капиллярах (64, 69).

    В отличие от моноцитов Ly6C lo , которые патрулируют сосуды, общепризнано, что моноциты Ly6C hi не взаимодействуют близко с эндотелием в стационарном состоянии (70). Однако исключения из этого правила случаются в сосудистых руслах отдельных периферических органов.Эти сосудистые русла состоят из множества микрососудов малого калибра (<5 мкм в диаметре), что требует больших лейкоцитов (6-8 мкм) для деформации и физического взаимодействия с эндотелием для их прохождения (71). Это явление приводит к значительной задержке лейкоцитов и формированию «маргинального пула». В частности, легкие представляют собой основное место маргинализации лейкоцитов, и было обнаружено, что классические моноциты Ly6C hi образуют тесные взаимодействия с сосудистой сетью легких в состоянии покоя (37, 72, 73).Моноциты Ly6C hi обладают высокой адгезией при контакте с поверхностями и, как можно видеть, расширяют свои ложные ножки при движении (рис. 2А). Примечательно, что мы обнаружили, что CXCR4 регулирует границу стационарных моноцитов в легких (37) (Рисунок 1Bii). При обнаружении эндотоксина классические моноциты Ly6C hi увеличивали время прохождения через легкие (74), прикрепляясь к эндотелию, что приводило к повышенной предрасположенности к повреждению легких, которое можно обратить вспять с помощью ингибирования CXCR4 (37).Помимо легкого, прижизненная визуализация моноцитов в сосудистых руслах почек (75, 76) и печени (77) выявила повышенное удержание моноцитов в микрососудов во время воспаления. Повышенная адгезия моноцитов Ly6C hi , но не нейтрофилов, в микрососудов головного мозга во время церебральной малярии также связана с прогрессирующим ухудшением клинических симптомов (78). Кроме того, было обнаружено, что BM содержит CX3CR1-зависимый маргинальный пул моноцитов, который может быть быстро перемещен в брюшину (79).

    Рисунок 2 . CXCR4 контролирует перенос моноцитов в различные периферические компартменты. (A) Изображения, полученные с помощью сканирующей электронной микроскопии моноцита Ly6C hi : (i) выступающая псевдоподводка при прилипании к покровному стеклу и (ii) расширяющаяся их цитоплазматическая мембрана при полном прилипании к покровному стеклу. Прутки, 1 мкм. (B) Выход и удержание моноцитов в костном мозге зависит от передачи сигналов CCR2 и CXCR4. При восприятии воспалительных стимулов стромальные клетки высвобождают CCL2, снижая чувствительность моноцитов к CXCL12 (лиганд CXCR4), что приводит к проникновению моноцитов в кровоток и селезенку.В кровообращении CXCR4 регулирует стационарную границу моноцитов в маргинальных пулах тканей. Моноциты могут также проникать в ткани и лимфатические узлы независимо от микробиоты. Передача сигналов CXCR4 также регулирует возвращение циркулирующих моноцитов обратно в костный мозг и селезенку. Число моноцитов отражает суточные колебания, которые регулируются циркадным геном Bma1 . Более низкие уровни CXCR4 в ZT5 (период выключения света) приводят к большему количеству циркулирующих моноцитов, тогда как более высокие уровни CXCR4 в ZT13 (период выключения света) приводят к более высокому удержанию моноцитов в костном мозге.

    Поскольку BM постоянно выпускает моноциты в кровоток, можно предположить, что существует уравновешивающий механизм, гарантирующий, что количество циркулирующих моноцитов возвращается к гомеостазу. В самом деле, передача сигналов CXCR4 контролирует этот гомеостаз, влияя на пространственно-временную локализацию моноцитов между кровообращением и периферическими компартментами (Figure 2B). Примечательно, что циркулирующие моноциты, как было обнаружено, возвращаются с постоянной скоростью в костный мозг и паренхиму селезенки CXCR4-зависимым образом (37).Что еще более важно, количество циркулирующих моноцитов по сравнению с количеством в периферических отделах, как было обнаружено, варьируется в соответствии с циркадными ритмическими колебаниями, при этом больше моноцитов присутствует в кровообращении у Zeitgeber 5 (ZT5), чем у ZT13 у мышей (где ZT0 относится к включенному свету. и ZT12, чтобы выключить свет) (37, 80). Это суточное колебание числа моноцитов регулируется циркадным геном Bma1 (80), а также соответствует суточным колебаниям уровней CXCR4 в зрелых моноцитах (37), так что отсутствие CXCR4 также отменяет суточные колебания числа моноцитов.

    Моноциты, покидающие шоссе: исследование тканей

    Поступление моноцитов в ткани имеет решающее значение для выведения патогенов и заживления ран. Кроме того, обычно признается, что время их проникновения определяет их функцию, поскольку проникновение моноцитов в раннюю фазу воспаления связано с провоспалительным фенотипом, в то время как их присутствие в более поздней фазе соответствует противовоспалительной функции (81 , 82) (Рисунок 1Biii). Медиаторы, привлекающие циркулирующие моноциты в ткани, включают хемокины, компоненты комплемента и продукты деградации тканевого матрикса (83).Поскольку патрулирующие моноциты Ly6C lo более тесно взаимодействуют с эндотелием по сравнению с моноцитами Ly6C hi , предполагается, что их динамика миграции в ткани быстрее, чем у моноцитов Ly6C hi . Действительно, моноциты Ly6C lo инфильтрируются в течение часа в воспаленные ткани, вызванные асептическим ранением, раздражителями или Listeria monocytogenes , чтобы обеспечить исходные источники TNF-α и IL-1 (62). Напротив, рекрутирование моноцитов Ly6C hi в ткани обычно происходит через 24–48 ч после повреждения (84).Их проникновение в ткани включает скручивание сосудов, адгезию и трансэндотелиальную миграцию, что хорошо задокументировано (14, 83, 85). Тем не менее, часть моноцитов Ly6C hi , как было показано, использует микрокровоизлияния для выхода из кровеносных сосудов и быстрого проникновения в очаги воспаления (86). Это позволяет моноцитам Ly6C hi проникать в место повреждения так же быстро, как и нейтрофилам, где они, как было обнаружено, случайным образом исследуют раневое ложе, прежде чем постепенно замедляться в течение периода исследования, равного 2.5 ч (86). Хотя неясно, что вызывает это изменение поведения, вполне вероятно, что это может быть связано с преобразованием Ly6C hi в моноциты Ly6C lo , что имеет решающее значение для заживления ран. Действительно, моноциты Ly6C hi проникли в место повреждения и образовали кольцеобразную структуру вокруг поврежденных очагов, которая сохранялась в течение 48 часов в модели стерильного повреждения печени (77). Эти моноциты Ly6C hi впоследствии дифференцировались в моноциты Ly6C lo после восприятия IL-4 и IL-10 внутри кольцевой структуры.Примечательно, что это фенотипическое преобразование было критическим для моноцитов, чтобы продвинуться дальше в область повреждения и инициировать оптимальное восстановление. Эти данные дополнительно подчеркивают пластичность моноцитов в их функциональном перепрограммировании путем переключения с воспалительного фенотипа на профиль, который способствует заживлению ран.

    При попадании в ткани инфильтрирующие моноциты постепенно изменяют свой фенотип, принимая характеристики макрофагов, теряя при этом свойства моноцитов, и этот процесс постепенной дифференциации известен как классический эффект «водопада моноцитов» (8, 87, 88).Помимо замены определенных жилых макрофагов в стационарном состоянии (6, 18), моноциты могут также дифференцироваться в DC, продуцирующие TNF / iNOS (Tip-DC) (89), связанные с раной макрофаги (WAM) (90) или вызванные опухолью миелоидные клетки-супрессоры (91). Однако было обнаружено, что bona fide классических моноцитов также остаются недифференцированными в ткани в состоянии покоя (92). Эти моноциты конститутивно экстравазировались в ткани и лимфатические узлы CCR2-зависимым образом и сохраняли большую часть своего существующего профиля транскрипции моноцитов.Тем не менее, эти моноциты Ly6C hi увеличивали экспрессию MHCII, костимулирующих молекул и CCR7, что позволяет предположить, что эти клетки исследуют тканевую среду в поисках антигенов для транспорта в дренирующие лимфатические узлы в устойчивом состоянии. Поскольку было обнаружено, что экстравазация моноцитов в ткани в стационарном состоянии не зависит от микробиоты (92), было бы интересно определить конкретные механизмы, которые диктуют их миграцию в ткани, и факторы, которые сохраняют их профиль в этих обстоятельствах.

    Заключение и перспективы на будущее

    Несмотря на то, что это было описано во многих важных исследованиях прошлого столетия, наше понимание биологии моноцитов сделало существенный скачок только за последнее десятилетие с появлением очень сложных методов визуализации, которые дополняют текущее использование биохимии, клеточной биологии и генетических инструментов. Что еще более важно, 2P-IVM раскрыла важнейшие механизмы незаконного оборота, которые могут иметь важные последствия для будущих дизайнов вакцин / терапевтических стратегий.В частности, специфическая кинетика переноса моноцитов в различных тканевых компартментах и ​​их взаимодействие с другими иммунными клетками позволит ученым оптимизировать введение и разработку лекарств в соответствии с этой динамикой. Например, врачи, стремящиеся уменьшить воспаление тканей, могут воспользоваться знанием того, что неклассические моноциты привлекают нейтрофилы на ранних стадиях воспаления (64). Следовательно, выбор конкретных лекарств, которые нацелены на молекулы только на неклассические моноциты, а не на оба подмножества моноцитов, может помочь снизить вероятность каких-либо нецелевых эффектов и вторичных инфекций в течение длительных периодов терапии.Хотя 2P-IVM предоставил ценную информацию, все еще существуют серьезные технические узкие места на пути к глобальному пониманию этих клеток при хронических заболеваниях. Эти проблемы связаны с очень пластичной природой моноцитов, которая может включать потерю сигнала флуоресценции, поскольку они дифференцируются в клетки, происходящие из моноцитов. Кроме того, их дифференцированные фенотипы различны в различных условиях хронических заболеваний (13, 93). В этом отношении комбинация инструментов, которые позволят исследователям идентифицировать клетки, происходящие из моноцитов, с большей пространственно-временной специфичностью, будет полезна для решения этих проблем.В частности, методы мультиплексной иммунофлуоресценции (94, 95) в условиях гистоцитометрии (96, 97), которые включают оптически очищенные большие образцы тканей (98), обеспечат глобальное представление об их локализации и взаимодействии с другими иммунными клетками. Кроме того, уточнение методов анализа изображений, которые имеют дело с большими объемами данных, таких как использование создания поверхности на основе оттенка-насыщенности-яркости для оптимизации многоканальной цитометрии изображения для трехмерных изображений (99), позволит нам обнаружить новые маркеры. на клетках, происходящих из моноцитов, которые можно использовать для создания мышей с улучшенной флуоресцентной меткой.Важно отметить, что хотя транскриптомные исследования показали, что моноциты мыши и человека гомологичны, был обнаружен также обратный паттерн в некоторых генах, таких как TREM-1, CD36, CXCR4 и CD9 (12). Таким образом, будущая работа по использованию гуманизированных мышей для исследований 2P-IVM необходима для проверки того, сходны ли механизмы доставки моноцитов мыши с таковыми у людей. Взятые вместе, мы считаем, что сочетание этих современных инструментов визуализации в будущих исследованиях обеспечит дальнейшее понимание временного и пространственного ландшафта моноцитов, которые могут стать ключом к будущим биомаркерным и терапевтическим открытиям.

    Авторские взносы

    YCT, JLD, LGN и SZC написали и концептуализировали рукопись. YCT сделал цифры.

    Финансирование

    Эта работа была поддержана грантом NMRC Young Individual Research (OFYIRG17may036) для SZC.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Мы хотели бы поблагодарить доктора Ахилу Балачандера, доктора Адриана Боуи и доктора Дэвида Либла за изображения моноцитов, полученные с помощью сканирующей электронной микроскопии.

    Сокращения

    BM, костный мозг; cMop, общий предшественник моноцитов; CSF-1, колониестимулирующий фактор-1; DC, дендритная клетка; ЭМП, эритромиелоидный предшественник; HSC, гемопоэтические стволовые клетки; ИЛ, интерлейкин; iNOS, индуцибельная синтаза оксида азота; ЛПС, липополисахарид; MHC, главный комплекс гистосовместимости; PLVAP, белок, связанный с пузырьками плазмалеммы; S1PR5, сфингозин-1-фосфатный рецептор 5; 2P-IVM, двухфотонная прижизненная визуализация; TNF, фактор некроза опухоли; TpMo, переходный премоноцит; ZT, Zeitgeber.

    Ссылки

    4. ван Фурт Р., Кон З. А., Хирш Дж. Г., Хамфри Дж. Х., Спектор В. Г., Лангеворт Х. Л. Система мононуклеарных фагоцитов: новая классификация макрофагов, моноцитов и их клеток-предшественников. Bull World Health Organ. (1972) 46: 845–52.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    5. Хопкинсон-Вулли Дж., Хьюз Д., Гордон С., Мартин П. Рекрутирование макрофагов во время развития конечностей и заживления ран у эмбриональных и эмбриональных мышей. J Cell Sci. (1994) 107: 1159–67.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    8. Bain CC, Bravo-Blas A, Scott CL, Perdiguero EG, Geissmann F, Henri S и др. Постоянное пополнение циркулирующими моноцитами поддерживает пул макрофагов в кишечнике взрослых мышей. Nat Immunol. (2014) 15: 929–37. DOI: 10.1038 / ni.2967

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    9. Bain CC, Hawley CA, Garner H, Scott CL, Schridde A., Steers NJ, et al.Долгоживущие самообновляющиеся макрофаги, происходящие из костного мозга, вытесняют полученные из эмбриона клетки и заселяют серозные полости взрослых. Nat Commun. (2016) 7: ncomms11852. DOI: 10.1038 / ncomms11852

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    11. Geissmann F, Jung S, Littman DR. Моноциты крови состоят из двух основных подгрупп с различными миграционными свойствами. Иммунитет. (2003) 19: 71–82. DOI: 10.1016 / S1074-7613 (03) 00174-2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    12.Ингерсолл М.А., Спанбрук Р., Лоттаз С., Готье Е.Л., Франкенбергер М., Хоффманн Р. и др. Сравнение профилей экспрессии генов между субпопуляциями моноцитов человека и мыши. Кровь. (2010) 115: e10–9. DOI: 10.1182 / кровь-2009-07-235028

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    15. Germain RN, Robey EA, Cahalan MD. Десятилетие визуализации клеточной подвижности и динамики взаимодействия в иммунной системе. Наука. (2012) 336: 1676–81. DOI: 10.1126 / наука.1221063

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    17. Чонг С.З., Эврард М., Го С.К., Нг ЛГ. Освещение скрытой миссии мононуклеарных фагоцитов в их региональных нишах. Curr Opin Immunol. (2018) 50: 94–101. DOI: 10.1016 / j.coi.2017.12.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    19. Палис Дж., Робертсон С., Кеннеди М., Уолл С., Келлер Г. Развитие эритроидных и миелоидных предшественников в желточном мешке и собственно эмбрионе мыши. Разработка. (1999) 126: 5073–84.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    21. Такахаши К., Ямамура Ф., Наито М. Дифференциация, созревание и пролиферация макрофагов в желточном мешке мышей: световое микроскопическое, ферментно-цитохимическое, иммуногистохимическое и ультраструктурное исследование. J. Leukoc Biol. (1989) 45: 87–96. DOI: 10.1002 / jlb.45.2.87

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    22. Наито М., Ямамура Ф, Нисикава С., Такахаши К.Развитие, дифференциация и созревание макрофагов желточного мешка плода мыши в культурах. J. Leukoc Biol. (1989) 46: 1–10. DOI: 10.1002 / jlb.46.1.1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    23. Палис Дж., Чан Р.Дж., Кониски А., Патель Р., Старр М., Йодер М.С. Пространственное и временное появление гемопоэтических предшественников с высоким пролиферативным потенциалом во время эмбриогенеза мышей. Proc Natl Acad Sci USA. (2001) 98: 4528–33. DOI: 10.1073 / pnas.071002398

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    25. Гомес Пердигеро Э., Клаппрот К., Шульц С., Буш К., Аззони Э., Крозе Л. и др. Резидентные в тканях макрофаги происходят из эритромиелоидных предшественников, происходящих из желточного мешка. Природа. (2015) 518: 547–51. DOI: 10.1038 / природа13989

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    26. Hoeffel G, Chen J, Lavin Y, Low D, Almeida FF, см. P и др. Фетальные моноциты, происходящие из эритромиелоидных предшественников C-Myb (+), дают начало взрослым тканевым макрофагам. Иммунитет. (2015) 42: 665–78. DOI: 10.1016 / j.immuni.2015.03.011

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    27. Наито М., Такахаши К., Нисикава С. Развитие, дифференциация и созревание макрофагов в печени эмбриона мыши. J. Leukoc Biol. (1990) 48: 27–37. DOI: 10.1002 / jlb.48.1.27

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    28. Наито М., Умеда С., Ямамото Т., Морияма Х., Умедзу Х., Хасегава Г. и др.Развитие, дифференциация и фенотипическая гетерогенность макрофагов ткани мыши. J. Leukoc Biol. (1996) 59: 133–8. DOI: 10.1002 / jlb.59.2.133

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    29. Hoeffel G, Wang Y, Greter M, See P, Teo P, Malleret B, et al. Взрослые клетки Лангерганса происходят преимущественно из эмбриональных эмбриональных моноцитов печени с незначительным вкладом макрофагов, происходящих из желточного мешка. J Exp Med. (2012) 209: 1167–81. DOI: 10.1084 / jem.20120340

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    30. Guilliams M, De Kleer I, Henri S, Post S, Vanhoutte L, De Prijck S, et al. Альвеолярные макрофаги развиваются из моноцитов плода, которые дифференцируются в долгоживущие клетки на первой неделе жизни с помощью GM-CSF. J Exp Med. (2013) 210: 1977–92. DOI: 10.1084 / jem.20131199

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    31. Шнайдер С., Нобс С.П., Куррер М., Рерауэр Х., Тиле С., Копф М.Индукция ядерного рецептора PPAR-гамма цитокином GM-CSF имеет решающее значение для дифференцировки моноцитов плода в альвеолярные макрофаги. Nat Immunol. (2014) 15: 1026–37. DOI: 10.1038 / ni.3005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    32. Эпельман С., Лавин К.Дж., Боден А.Е., Сойка Д.К., Карреро Дж.А., Кальдерон Б. и др. Резидентные кардиальные макрофаги эмбриона и взрослого человека поддерживаются с помощью различных механизмов в устойчивом состоянии и во время воспаления. Иммунитет. (2014) 40: 91–104. DOI: 10.1016 / j.immuni.2013.11.019

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    33. Рантакари П., Яппинен Н., Локка Е., Моккала Е., Герке Н., Пеуху Е. и др. Эндотелий печени плода регулирует посев тканевых макрофагов. Природа. (2016) 538: 392–6. DOI: 10.1038 / природа19814

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    34. ван де Лаар Л., Селенс В., Де Прижк С., Мартенс Л., Скотт К.Л., Ван Истердаэль Г. и др.Макрофаги желточного мешка, печень плода и взрослые моноциты могут колонизировать пустую нишу и развиваться в функциональные макрофаги, резидентные в ткани. Иммунитет. (2016) 44: 755–68. DOI: 10.1016 / j.immuni.2016.02.017

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    35. Hettinger J, Richards DM, Hansson J, Barra MM, Joschko AC, Krijgsveld J, et al. Происхождение моноцитов и макрофагов у преданного предшественника. Nat Immunol. (2013) 14: 821–30. DOI: 10.1038 / ni.2638

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    36. Фогг Д.К., Сибон С., Милед С., Юнг С., Окутюрье П., Литтман Д.Р. и др. Клоногенный предшественник костного мозга, специфичный для макрофагов и дендритных клеток. Наука. (2006) 311: 83–7. DOI: 10.1126 / science.1117729

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    37. Chong SZ, Evrard M, Devi S, Chen J, Lim JY, See P и др. CXCR4 идентифицирует премоноциты переходного костного мозга, которые пополняют пул зрелых моноцитов для периферических реакций. J Exp Med. (2016) 213: 2293–314. DOI: 10.1084 / jem.20160800

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    38. Терашима Т., Виггс Б., Инглиш Д., Хогг Дж. К., ван Иден С.Ф. Время прохождения полиморфноядерных лейкоцитов в костном мозге при стрептококковой пневмонии. Am J Physiol. (1996) 271: L587–92. DOI: 10.1152 / ajplung.1996.271.4.L587

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    39. Гото Й., Хогг Дж. К., Сува Т., Куинлан К. Б., ван Иден С. Ф.Новый метод количественной оценки обмена и высвобождения моноцитов из костного мозга с использованием аналога тимидина 5′-бром-2′-дезоксиуридина. Am J Physiol Cell Physiol. (2003) 285: C253–9. DOI: 10.1152 / ajpcell.00035.2003

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    40. Цоу К.Л., Петерс В., Си Й., Слеймейкер С., Асланян А.М., Вайсберг С.П. и др. Критические роли CCR2 и MCP-3 в мобилизации моноцитов из костного мозга и привлечении к участкам воспаления. J Clin Invest. (2007) 117: 902–9. DOI: 10.1172 / JCI29919

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    41. Сербина Н.В., Памер Э.Г. Эмиграция моноцитов из костного мозга во время бактериальной инфекции требует сигналов, опосредованных хемокиновым рецептором CCR2. Nat Immunol. (2006) 7: 311–7. DOI: 10.1038 / ni1309

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    42. Юнг Х., Митал Д.С., Пак Дж. Э., Миллер Р. Дж.. Локальная активация CCR2 в нише костного мозга мобилизует моноциты за счет десенсибилизации CXCR4. PLoS ONE. (2015) 10: e0128387. DOI: 10.1371 / journal.pone.0128387

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    43. Лю Кью, Ли Зи, Гао Дж.Л., Ван В., Ганесан С., Макдермотт Д.Х. и др. Антагонист CXCR4 AMD3100 перераспределяет лейкоциты из первичных иммунных органов во вторичные иммунные органы, легкие и кровь у мышей. Eur J Immunol. (2015) 45: 1855–67. DOI: 10.1002 / eji.201445245

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    44.Хамон П., Родеро М.П., ​​Комбадьер С., Буассоннас А. Отслеживание моноцитов костного мозга мыши in vivo . J Vis Exp. (2015) 96: e52476. DOI: 10.3791 / 52476

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    45. Ши К., Джиа Т., Мендес-Феррер С., Холь Т.М., Сербина Н.В., Липума Л. и др. Мезенхимальные стволовые клетки и клетки-предшественники костного мозга вызывают эмиграцию моноцитов в ответ на циркулирующие лиганды толл-подобных рецепторов. Иммунитет. (2011) 34: 590–601. DOI: 10.1016 / j.immuni.2011.02.016

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    46. Эврард М., Чонг С.З., Деви С., Чу В.К., Ли Б., Пойдингер М. и др. Визуализация мобилизации моноцитов костного мозга с использованием репортерной мыши Cx3cr1gfp / + Flt3L — / — с помощью многофотонной прижизненной микроскопии. J. Leukoc Biol. (2015) 97: 611–9. DOI: 10.1189 / jlb.1TA0514-274R

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    47. Жаклин С., Ликата Ф., Доргам К., Херманд П., Поупел Л., Гайон Е. и др.CX3CR1 снижает подвижность моноцитов Ly6Chigh внутри и высвобождение из костного мозга после химиотерапии у мышей. Кровь. (2013) 122: 674–83. DOI: 10.1182 / кровь-2013-01-480749

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    48. Дебьен Э., Майоль К., Биажу В., Даусси С., Де Агуэро М.Г., Тайлардет М. и др. S1PR5 имеет решающее значение для гомеостаза патрулирующих моноцитов. Eur J Immunol. (2013) 43: 1667–75. DOI: 10.1002 / eji.201343312

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    49.Свирски Ф.К., Нахрендорф М., Эцродт М., Вильдгрубер М., Кортез-Ретамозо В., Паницци П. и др. Выявление моноцитов селезеночного резервуара и их размещение в очагах воспаления. Наука. (2009) 325: 612–6. DOI: 10.1126 / science.1175202

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    51. Leuschner F, Rauch PJ, Ueno T., Gorbatov R, Marinelli B, Lee WW, et al. Быстрая кинетика моноцитов при остром инфаркте миокарда поддерживается экстрамедуллярным моноцитопоэзом. J Exp Med. (2012) 209: 123–37. DOI: 10.1084 / jem.20111009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    52. Роббинс С.С., Чудновский А., Раух П.Дж., Фигейредо Ю.Л., Ивамото Ю., Горбатов Р. и др. Экстрамедуллярный гематопоэз генерирует моноциты Ly-6C (высокий), которые инфильтрируют атеросклеротические поражения. Обращение. (2012) 125: 364–74. DOI: 10.1161 / CIRCULATIONAHA.111.061986

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    53.Окли О.Р., Ким Х., Эль-Амури И., Лин П.С., Чо Дж., Бани-Ахмад М. и др. Периовуляторная лейкоцитарная инфильтрация в яичнике крысы. Эндокринология. (2010) 151: 4551–9. DOI: 10.1210 / en.2009-1444

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    54. Меллак С., Айт-Уфелла Х., Эспозито Б., Лойер Х, Пуарье М., Теддер Т.Ф. и др. Ангиотензин II мобилизует моноциты селезенки, чтобы способствовать развитию аневризмы брюшной аорты у мышей Apoe — / -. Arterioscler Thromb Vasc Biol. (2015) 35: 378–88. DOI: 10.1161 / ATVBAHA.114.304389

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    55. Ван Н.П., Эрскин Дж., Чжан В.В., Чжэн Р.Х., Чжан Л.Х., Дурон Дж. И др. Рекрутирование макрофагов из селезенки способствует фиброзу миокарда и гипертонии, вызванной ангиотензином II. J Renin Angiotensin Aldosterone Syst. (2017) 18: 1470320317706653. DOI: 10.1177 / 1470320317706653

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    56.Cortez-Retamozo V, Etzrodt M, Newton A, Ryan R, Pucci F, Sio SW и др. Ангиотензин II стимулирует производство макрофагов, способствующих развитию опухолей. Иммунитет. (2013) 38: 296–308. DOI: 10.1016 / j.immuni.2012.10.015

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    57. Сяо Х.М., Фернандес Р., Танака С., Ли В., Спан Дж. Х., Чиу С. и др. Классические моноциты селезенки опосредуют ишемическое реперфузионное повреждение легких через IL-1beta. J Clin Invest. (2018) 128: 2833–47.DOI: 10.1172 / JCI98436

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    58. Варол С., Ландсман Л., Фогг Д.К., Гринштейн Л., Гилдор Б., Маргалит Р. и др. Моноциты дают начало обычным дендритным клеткам слизистой оболочки, но не селезенки. J Exp Med. (2007) 204: 171–80. DOI: 10.1084 / jem.20061011

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    59. Ханна Р.Н., Карлин Л.М., Хаббелинг Г.Г., Нацкевич Д., Грин А.М., Пунт Дж. А. и др. Фактор транскрипции NR4A1 (Nur77) контролирует дифференцировку костного мозга и выживание моноцитов Ly6C-. Nat Immunol. (2011) 12: 778–85. DOI: 10.1038 / ni.2063

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    60. Йона С., Ким К.В., Вольф Ю., Милднер А., Варол Д., Брекер М. и др. Картирование судьбы показывает происхождение и динамику моноцитов и тканевых макрофагов в условиях гомеостаза. Иммунитет. (2013) 38: 79–91. DOI: 10.1016 / j.immuni.2012.12.001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    61. Патель А.А., Чжан И., Фуллертон Дж. Н., Белен Л., Ронгво А., Майни А. А. и др.Судьба и продолжительность жизни субпопуляций моноцитов человека в устойчивом состоянии и при системном воспалении. J Exp Med. (2017) 214: 1913–23. DOI: 10.1084 / jem.20170355

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    62. Оффрей С., Фогг Д., Гарфа М., Элейн Дж., Жоин-Ламберт О., Каял С. и др. Мониторинг кровеносных сосудов и тканей популяцией моноцитов с патрулирующим поведением. Наука. (2007) 317: 666–70. DOI: 10.1126 / science.1142883

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    63.Cros J, Cagnard N, Woollard K, Patey N, Zhang SY, Senechal B и др. Моноциты CD14dim человека патрулируют и воспринимают нуклеиновые кислоты и вирусы через рецепторы TLR7 и TLR8. Иммунитет. (2010) 33: 375–86. DOI: 10.1016 / j.immuni.2010.08.012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    64. Карлин Л.М., Стаматиадес Е.Г., Оффрей С., Ханна Р.Н., Гловер Л., Вискей-Баррена Г. и др. Nr4a1-зависимые моноциты Ly6C (low) контролируют эндотелиальные клетки и регулируют их удаление. Cell. (2013) 153: 362–75. DOI: 10.1016 / j.cell.2013.03.010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    65. Thomas G, Tacke R, Hedrick CC, Hanna RN. Неклассическое патрулирование функции моноцитов в сосудистой сети. Arterioscler Thromb Vasc Biol. (2015) 35: 1306–16. DOI: 10.1161 / ATVBAHA.114.304650

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    66. Квинтар А., Макардл С., Вольф Д., Марки А., Эхингер Е., Вассалло М. и др.Патрулирование эндотелиальных защитных моноцитов в крупных артериях усиливается западной диетой и атеросклерозом. Circ Res. (2017) 120: 1789–99. DOI: 10.1161 / CIRCRESAHA.117.310739

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    67. Michaud JP, Bellavance MA, Prefontaine P, Rivest S. Визуализация in vivo в реальном времени показывает способность моноцитов очищать сосудистый бета-амилоид. Cell Rep. (2013) 5: 646–53. DOI: 10.1016 / j.celrep.2013.10.010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    68. Ханна Р.Н., Чекич К., Саг Д., Таке Р., Томас Г.Д., Новихед Н. и др. Патрулирование моноцитов контролирует метастазирование опухоли в легкое. Наука. (2015) 350: 985–90. DOI: 10.1126 / science.aac9407

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    69. Финстербуш М., Холл П., Ли А., Деви С., Вестторп К.Л., Китчинг А.Р. и др. Патрулирующие моноциты способствуют активации внутрисосудистых нейтрофилов и повреждению клубочков в остро воспаленных клубочках. Proc Natl Acad Sci USA. (2016) 113: E5172–81. DOI: 10.1073 / pnas.1606253113

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    72. Родеро М.П., ​​Пупел Л., Лойхер П.Л., Хамон П., Ликата Ф., Пессель С. и др. Иммунный надзор за легкими путем миграции моноцитов ткани. Элиф. (2015) 4: e07847. DOI: 10.7554 / eLife.07847

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    73. Луни М.Р., Торнтон Е.Е., Сен Д., Ламм В.Дж., Гленни Р.В., Краммел М.Ф.Стабилизированная визуализация иммунного надзора в легких мыши. Нат. Методы. (2011) 8: 91–6. DOI: 10.1038 / nmeth.1543

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    74. О’Ди К.П., Уилсон М.Р., Докпеси Дж.О., Вакабаяши К., Таттон Л., ван Ройен Н. и др. Мобилизация и маргинализация моноцитов Gr-1high костного мозга во время субклинической эндотоксемии предрасполагают легкие к острому повреждению. J Immunol. (2009) 182: 1155–66. DOI: 10.4049 / jimmunol.182.2,1155

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    75. Деви С., Ли А., Весторп С.Л., Ло С.Й., Абейнаике Л.Д., Снелгроув С.Л. и др. Мультифотонная визуализация выявляет новую парадигму рекрутирования лейкоцитов в клубочках. Nat Med. (2013) 19: 107–12. DOI: 10,1038 / нм.3024

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    76. Чустерман Б.Г., Буассонна А., Поупель Л., Бодессон де Шанвиль С., Адам Дж., Табибзаде Н. и др. Моноциты Ly6Chigh защищают от повреждения почек во время сепсиса за счет CX3CR1-зависимого механизма адгезии. J Am Soc Nephrol. (2016) 27: 792–803. DOI: 10.1681 / ASN.2015010009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    77. Dal-Secco D, Wang J, Zeng Z, Kolaczkowska E, Wong CH, Petri B, et al. Динамический спектр моноцитов, возникающий в результате перепрограммирования in situ моноцитов CCR2 + в месте стерильного повреждения. J Exp Med. (2015) 212: 447–56. DOI: 10.1084 / jem.20141539

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    78.Пай С., Цинь Дж., Кавана Л., Митчелл А., Эль-Ассад Ф., Джайн Р. и др. Визуализация в реальном времени показывает динамику поведения лейкоцитов во время экспериментального патогенеза церебральной малярии. PLoS Pathog. (2014) 10: e1004236. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1004236

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    79. Hamon P, Loyher PL, Baudesson de Chanville C, Licata F, Combadiere C, Boissonnas A. CX3CR1-зависимый край эндотелия модулирует системное развертывание Ly6C (высокий) моноцитов при воспалении у мышей. Кровь. (2017) 129: 1296–307. DOI: 10.1182 / кровь-2016-08-732164

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    80. Nguyen KD, Fentress SJ, Qiu Y, Yun K, Cox JS, Chawla A. Циркадный ген Bmal1 регулирует суточные колебания воспалительных моноцитов Ly6C (hi). Наука. (2013) 341: 1483–8. DOI: 10.1126 / science.1240636

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    81. Bain CC, Scott CL, Uronen-Hansson H, Gudjonsson S, Jansson O, Grip O, et al.Резидентные и провоспалительные макрофаги в толстой кишке представляют собой альтернативные контекстно-зависимые судьбы одних и тех же предшественников моноцитов Ly6Chi. Mucosal Immunol. (2013) 6: 498–510. DOI: 10,1038 / mi.2012.89

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    82. Риволье А., Хе Дж., Коле А., Валатас В., Келсалл Б.Л. Воспаление переключает программу дифференцировки моноцитов Ly6Chi с противовоспалительных макрофагов на воспалительные дендритные клетки толстой кишки. J Exp Med. (2012) 209: 139–55. DOI: 10.1084 / jem.20101387

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    84. Stramer BM, Mori R, Martin P. Связь воспаления и фиброза? Роль Джекила и Хайда для клеток крови во время заживления ран. J Invest Dermatol. (2007) 127: 1009–17. DOI: 10.1038 / sj.jid.5700811

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    86. Родеро М.П., ​​Ликата Ф., Поупел Л., Хамон П., Хозротехрани К., Комбадьер С. и др. In vivo визуализация показывает пионерскую волну рекрутирования моноцитов в раны кожи мыши. PLoS ONE. (2014) 9: e108212. DOI: 10.1371 / journal.pone.0108212

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    87. Goh CC, Evrard M, Chong SZ, Tan Y, Tan LL, Teng KWW и др. Воздействие ишемических реперфузионных повреждений на резидентные в коже дендритные клетки мыши. Eur J Immunol. (2018) 48: 1014–9. DOI: 10.1002 / eji.201747347

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    88.Тамутунур С., Анри С., Лелуард Х, де Бовис Б., де Хаар С., ван дер Вуде С.Дж. и др. CD64 отличает макрофаги от дендритных клеток в кишечнике и выявляет Th2-индуцирующую роль макрофагов мезентериальных лимфатических узлов во время колита. Eur J Immunol. (2012) 42: 3150–66. DOI: 10.1002 / eji.201242847

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    89. Сербина Н.В., Салазар-Матер Т.П., Бирон КА, Кузиэль В.А., Памер Э.Г. Дендритные клетки, продуцирующие TNF / iNOS, опосредуют врожденную иммунную защиту против бактериальной инфекции. Иммунитет. (2003) 19: 59–70. DOI: 10.1016 / S1074-7613 (03) 00171-7

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    90. Родеро М.П., ​​Хозротехрани К. Модуляция заживления кожных ран макрофагами. Int J Clin Exp Pathol. (2010) 3: 643–53.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    91. Кумар В, Патель С, Цыганов Е, Габрилович Д.И. Природа миелоидных супрессорных клеток в микроокружении опухоли. Trends Immunol. (2016) 37: 208–20. DOI: 10.1016 / j.it.2016.01.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    92. Якубзик С., Готье Е.Л., Гиббингс С.Л., Сойка Д.К., Шлитцер А., Джонсон Т.Э. и др. Минимальная дифференциация классических моноцитов, поскольку они исследуют устойчивые ткани и транспортируют антиген к лимфатическим узлам. Иммунитет. (2013) 39: 599–610. DOI: 10.1016 / j.immuni.2013.08.007

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    93.Guilliams M, van de Laar L. Автостопом по подмножествам миелоидных клеток: практическая реализация новой системы классификации мононуклеарных фагоцитов. Front Immunol. (2015) 6: 406. DOI: 10.3389 / fimmu.2015.00406

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    94. Цудзикава Т., Кумар С., Боркар Р.Н., Азими В., Тибо Дж., Чанг Ю.Х. и др. Количественная мультиплексная иммуногистохимия выявляет воспаленную миелоидную опухоль иммунную сложность, связанную с плохим прогнозом. Cell Rep. (2017) 19: 203–17. DOI: 10.1016 / j.celrep.2017.03.037

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    95. Лин Дж. Р., Изар Б., Ван С., Япп С., Мей С., Шах П. М. и др. Высоко мультиплексная иммунофлуоресцентная визуализация тканей и опухолей человека с использованием t-CyCIF и обычных оптических микроскопов. Элиф. (2018) 7: e31657. DOI: 10.7554 / eLife.31657

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    96. Гернер М.Ю., Кастенмюллер В., Ифрим И., Кабат Дж., Жермен Р.Н.Гистоцитометрия: метод высоко мультиплексного количественного анализа изображений тканей, применяемый для микроанатомии подмножества дендритных клеток в лимфатических узлах. Иммунитет. (2012) 37: 364–76. DOI: 10.1016 / j.immuni.2012.07.011

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    97. Гернер М.Ю., Тораби-Паризи П., Жермен Р.Н. Стратегически локализованные дендритные клетки способствуют быстрому Т-клеточному ответу на лимфатические частицы антигенов. Иммунитет. (2015) 42: 172–85. DOI: 10.1016 / j.immuni.2014.12.024

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    98. Ли В., Жермен Р.Н., Гернер М.Ю. Мультиплексный количественный клеточный анализ больших объемов тканей с помощью трехмерной микроскопии с улучшенным просветом (Ce3D). Proc Natl Acad Sci USA. (2017) 114: E7321–30. DOI: 10.1073 / pnas.1708981114

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    99. Тан И, Ли Джли, Го С.К., Ли БТК, Квок ИВХ, Нг В.Дж. и др. Оптимизация цитометрии объемных многоканальных изображений с помощью создания поверхностей на основе оттенков, насыщенности и яркости. Commun Biol. (2018) 1: 136. DOI: 10.1038 / s42003-018-0139-y

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фагоциты: нейтрофилы и моноциты | Кровь

    Важность «похвального гноя» в реакции на травмы и инфекцию была признана в древние времена. В книге «Исцеляющая рука: человек и рана в древнем мире » Майно написал:

    .

    Гной поэтому благородное вещество: он состоит из храбрых клеток, которые никогда не проникают обратно в кровеносные сосуды, чтобы уйти; все они умирают при исполнении служебных обязанностей.Также обратите внимание на двойное значение нагноения: оно указывает на наличие инфекции, но также и на то, что организм хорошо с ней борется. Исход битвы можно до некоторой степени предсказать по гною, как это наблюдалось еще в древние времена. Беловатый кремообразный вид (и, следовательно, богатый полиамид) является «предпочтительным», потому что он указывает на то, что с инфекцией ведется эффективная борьба. Отсюда его древнее латинское название pus bonum и похвальное , «хороший и похвальный гной». Тонкий или зловонный гной свидетельствует о плохой защите от особо опасных бактерий. 1п4

    Многое из того, что мы знаем о клеточных компонентах воспалительной реакции, было постепенно обнаружено в 19-м и начале 20-го веков. 2 Важные отчеты включают следующее: (1) В 1841 году Уильям Аддисон сравнил бесцветные тельца в крови с тельцами из воспаленных тканей и предположил, что лейкоциты попадают в ткани путем диапедеза. 3 (2) В 1873 году Конхейм сообщил об ограничении лейкоцитов вдоль стенок сосудов, а также о выпячивании и экстравазации лейкоцитов через стенку сосуда (то есть о трансмиграции) для достижения внесосудистых тканей. 4 (3) В 1880 году Эрлих разработал методы окрашивания, которые облегчили идентификацию развивающихся фагоцитов в костном мозге, крови и тканях. 5 Использование красителей по Эрлиху, подсчет лейкоцитов и микроскопические наблюдения за клетками крови стали обычным явлением, что привело к четкому определению нормального количества, лейкемии, лейкопении, нейтропении и агранулоцитоза. 6 (4) В 1884 г. Мечников под микроскопом наблюдал фагоцитарный процесс сначала в амебоидных клетках морской губки, а затем и у высших видов.Ему приписывают происхождение терминов фагоцит и фагоцитоз. 7 (5) В 1904 году Арнет ввел подсчет долей нейтрофилов как показатель зрелости нейтрофилов и ввел термин «сдвиг влево» для описания аномального числа незрелых нейтрофилов в мазке крови. 8 (6) В 1911 году Шиллинг разработал современный формат дифференциального подсчета лейкоцитов. Он ввел термин «регенеративный сдвиг», чтобы обозначить излияние нейтрофилов в ответ на инфекцию.Термин «дегенеративный сдвиг» использовался для описания отказа этой реакции. 9 (7) В 1942 году было опубликовано первое издание текста Винтроба, «Клиническая гематология », которое содержало четкие описания и прекрасные иллюстрации нормальных и аномальных лейкоцитов. В тексте описывается хемотаксис нейтрофилов, фагоцитоз, протеолитические ферменты нейтрофильных гранул и «токсичные гранулы». Винтроб также описал физиологический лейкоцитоз и изменения количества лейкоцитов, нейтрофилов и моноцитов с возрастом.Он дал прекрасные описания лейкемии, агранулоцитоза, инфекционного мононуклеоза и лейкопении со спленомегалией. 10 (8) В 1948 году Бисон описал высвобождение «эндогенного пирогена» из лейкоцитов, подвергшихся воздействию частиц in vitro. Это новаторское исследование сыграло важную роль в нашем понимании связи лихорадки, лейкоцитоза и нейтрофилии. Кроме того, результаты его исследований послужили фундаментальной основой для будущих исследований физиологических эффектов эндогенных цитокинов. 11

    Пятое издание Wintrobe’s Clinical Hematology , опубликованное вскоре после начала Blood , содержало обширные главы о фагоцитах. В тексте описывается обильный гликоген в цитоплазме нейтрофилов и аэробный гликолиз с потреблением кислорода, утилизацией глюкозы и молочной кислоты. В нем также описана лейкоцитарная щелочная фосфатаза и ее вариации при хронических миелопролиферативных заболеваниях.

    К 1960 году разделы по гематологии в общих медицинских текстах, такие как «Принципы внутренней медицины» Харрисона , содержали конкретные разделы, посвященные лейкоцитарным заболеваниям, особенно лейкозу, агранулоцитозу и болезням, вызывающим панцитопению.

    В этом кратком обзоре описаны некоторые важные открытия в биологии фагоцитов за последние 50 лет.Эти открытия значительно расширили наше понимание защиты организма и иммунитета, что привело к важным достижениям в практике медицины.

    Понимание моноцитов — это функция и средства измерения.

    Нас окружают микробы, которые могут оказывать на нас негативное воздействие.Они могут вызывать у нас болезни и заражать нас опасными инфекциями. В тяжелых случаях они могут стоить нам жизни. Когда эти микробы попадают в наш организм, наша иммунная система рассматривает их как злоумышленников, с которыми необходимо бороться. В нашей иммунной системе есть ключевой компонент — белые кровяные тельца, которых существует несколько различных видов.

    Что такое моноциты?

    Моноциты — это белые кровяные тельца, которые борются с бактериями, вирусами и грибками. Моноциты — это самый крупный тип белых кровяных телец в иммунной системе.Во-первых, они образуются в костном мозге, который попадает в нашу кровь и ткани. Когда определенные микробы попадают в организм, они быстро устремляются к месту атаки. Моноциты также являются самыми крупными лейкоцитами.

    Моноциты также могут делиться на дендритные клетки в тканях. Дендритные клетки — это клетки, которые обрабатывают антигенный материал и представляют его иммунной системе (системе защиты) организма. Вот почему они считаются типом антигенпрезентирующих клеток.

    Моноциты реагируют на сигналы воспаления в организме и могут быстро (примерно от 8 до 12 часов) прибывать в области инфекции или повреждения тканей и делиться на макрофаги и дендритные клетки, что обеспечивает дополнительный ответ иммунной системы.

    Самая нижняя фаза или поверхность моноцита не такая гладкая, потому что на ней содержатся некоторые специфические белки, которые позволяют ей связываться с различными видами вирусов или бактериальных клеток.

    Основным мотивом фагоцитоза является, во-первых, защита организма от нападения вредоносных патогенов и, во-вторых, удаление всех поврежденных или мертвых клеток из крови. Моноциты — очень гибкие клетки, поскольку они могут изменяться в зависимости от сигналов, которые они получают из окружающей среды.

    Принимая во внимание, что в крови присутствуют некоторые белки, которые прикрепляются к вирусам или бактериям, что значительно облегчает клеткам иммунной системы распознавание патогенов.

    Функции моноцитов

    • Одна из основных функций — двигаться к конкретной патогенной клетке и в конечном итоге прикрепляться к ней, когда она находится достаточно близко.
    • Присоединение к возбудителю стимулирует выработку псевдоподиума.
    • Для защиты тела при нападении.
    • Для участия в фагоцитозе путем покрытия чужеродного материала комплементом или антителами.
    • Чтобы обнажить фрагменты инородного вещества с помощью специальной молекулы, известной как MHC.
    • Для разделения на дендритные клетки в тканях.
    • Способность превращаться в другую клетку до встречи с микробами.
    • Для уничтожения вредных бактерий, вирусов и грибков.
    • Для определения видов микробов, попавших в организм.

    Типы моноцитов

    Дендритные клетки

    Это антигенпрезентирующие клетки, которые способны выделять клетки, являющиеся антигенами (инородными телами), которые необходимо уничтожить лимфоцитами.

    Макрофаги

    Это фагоцитарные клетки, которые больше и живут дольше нейтрофилов. Макрофаги также могут действовать как антигенпрезентирующие клетки.

    Лечение высокого количества моноцитов

    Для лечения высоких моноцитов важно диагностировать первопричину. Всегда считается правильным, когда вы консультируетесь со своим врачом, который является правильным специалистом, чтобы определить ненормальное состояние и помочь устранить аномалию.

    Изменения образа жизни, такие как контроль веса, регулярные упражнения и адекватный сон, помогают контролировать количество моноцитов. Любой вид правильного приема пищи и диетических добавок может помочь улучшить процесс лечения и может регулировать высокий уровень моноцитов.

    Пищевые продукты, такие как:

    • Чеснок
    • Лук
    • Шпинат
    • Виноград
    • Черный тмин
    • Куркума
    • Фасоль
    • Брокколи
    • Вишня

    Последнее открытие, но очень редкий вид расстройства — полное или полное отсутствие моноцитов.Люди, страдающие инфекциями, синдромами и особенно кожными инфекциями, которые обычно вызываются микроорганизмами, которые обычно не вызывают никаких инфекций в организме. Диагностика — это тип анализа крови, который показывает отсутствие моноцитов посредством генетического тестирования.

    Моноцитов: нормальный, высокий и низкий уровни

    Моноциты являются самыми крупными из всех лейкоцитов и играют важную роль в защите от микробов и воспалении.Читайте дальше, чтобы узнать о нормальном диапазоне этих клеток и о последствиях для здоровья аномальных уровней.

    Что такое моноциты?

    Передние линии вашего иммунитета

    Моноциты — это самый крупный тип белых кровяных телец. Примерно от 2 до 10% белых кровяных телец — моноциты [1].

    Эти иммунные клетки циркулируют в крови в течение нескольких дней, прежде чем попадут в ткани, где они станут макрофагами или дендритными клетками [1, 2].

    Моноциты защищают от вирусных, бактериальных, грибковых и протозойных инфекций.Они убивают микроорганизмы, заглатывают инородные частицы, удаляют мертвые клетки и усиливают иммунный ответ [3, 1, 4, 2].

    Однако они также могут быть вовлечены в развитие воспалительных заболеваний, таких как артрит и атеросклероз. В этом посте мы более подробно рассмотрим, как работают моноциты и как они могут быть вовлечены в заболевание [5, 6, 7].

    Моноциты могут убивать микробы, повышать иммунитет и удалять мертвые клетки. Попадая в ткани, они становятся макрофагами.

    Производство

    Все клетки крови происходят из общих родительских клеток, называемых гемопоэтическими стволовыми клетками. У взрослых клетки крови вырабатываются в основном в костном мозге; этот процесс называется гемопоэзом. В частности, процесс образования моноцитов называется миелопоэзом [8, 9].

    Миелопоэз подчиняется сложной регуляторной системе, включающей такие факторы, как:

    • Фактор транскрипции SPI1 [10, 11, 12, 13].
    • Цитокины: SCF (фактор стволовых клеток), GM-CSF (фактор, стимулирующий гранулоциты-макрофаги-колонии), M-CSF (фактор, стимулирующий колонии макрофагов, CSF1), IL-3, IL-6 и IFN-гамма. [14, 15, 16, 17].

    Стволовые клетки в костном мозге производят моноциты и другие клетки крови. Этот процесс контролируют различные факторы транскрипции и цитокины.

    Что произойдет после того, как моноциты выполнят свою работу?

    Моноциты живут в среднем три дня до апоптоза (запрограммированной гибели клеток). Они живут дольше в периоды сильного воспаления; после разрешения воспаления происходит гибель клеток [18, 19].

    Референсные диапазоны моноцитов

    Нормальные диапазоны для моноцитов могут быть указаны в нескольких различных единицах.9 / л

  • 200 — 800 / мкл
  • 1 — 10%
  • Количество моноцитов в этих пределах связано со снижением показателей:

    • Вирусные, бактериальные и грибковые инфекции [20]
    • Болезни сердца [21 ]
    • Ожирение [22]
    • Диабет [22]
    • Смерть (смертность) [23]

    Опять же, важно поговорить со своим врачом, если вы считаете, что что-то не так. Другие предлагаемые маркерные тесты, о которых вы, возможно, захотите спросить, находятся ли ваши моноциты вне оптимального диапазона, включают:

    Оптимальное количество моноцитов связано со снижением частоты инфекций и хронических заболеваний.Если у вас высокий или низкий уровень моноцитов, вы можете попросить врача проверить ваши уровни других белых кровяных телец.

    Высокий уровень моноцитов (моноцитоз)

    Моноцитоз — это состояние, при котором количество моноцитов, циркулирующих в крови, у взрослых увеличивается до более чем 0,8 × 109 / л.

    Состояния, связанные с моноцитозом

    • Заболевания крови (миелодиспластическое заболевание, острый моноцитарный, хронический миеломоноцитарный лейкоз, ходжкинская и неходжкинская лимфома) [24, 25, 26]
    • Инфекции (туберкулез, вирусные инфекции, бактериальный эндокеллез, бруктериальный эндокардит, малярия, сифилис) [27, 28, 29, 30, 31, 32]
    • Аутоиммунные заболевания (системная красная волчанка, ревматоидный артрит, воспалительное заболевание кишечника) [33, 34, 35]
    • Саркоидоз [36]
    • Раки ( яичник, грудь, прямая кишка) [27, 37]
    • Сердечный приступ [27, 38]
    • Аппендицит [39]
    • ВИЧ-инфекция [27, 40]
    • Депрессия [41]
    • Роды [42, 43]
    • Ожирение [44]
    • Тяжелая пневмония [45]
    • Алкогольная болезнь печени [46]

    Показанные здесь причины обычно связаны с этим симптомом.Проконсультируйтесь с врачом или другим медицинским работником, чтобы поставить точный диагноз.

    Симптомы и причины

    Моноцитоз чаще всего возникает во время и после хронического воспаления или инфекции [23].

    Однако с моноцитозом могут быть связаны и некоторые другие состояния, такие как болезни сердца, депрессия, диабет и ожирение [21, 22, 47].

    Условия, наиболее часто связанные с высоким уровнем моноцитов:

    • Хроническое (длительное) воспаление [23]
    • Инфекции, такие как туберкулез, малярия и сифилис [48, 49, 50]

    Высокий уровень моноцитов уровни также могут быть связаны с:

    • Аутоиммунными заболеваниями, такими как волчанка, ревматоидный артрит и ВЗК [35, 33, 34]
    • Лейкемии, такие как хронический миеломоноцитарный лейкоз и ювенильный миеломоноцитарный лейкоз [51, 52]
    • Рак [53]
    • Депрессия [41]
    • Ожирение [54]

    Некоторые симптомы считаются вызванными самим моноцитозом.Вместо этого, по мнению многих исследователей, симптомы возникают в результате заболеваний, связанных с моноцитозом [22]. Эти симптомы включают:

    • Лихорадка [55]
    • Боль [56]
    • Отек [55]

    Основными причинами высоких моноцитов (моноцитоза) являются хроническое воспаление и инфекции. Симптомы зависят от причины и могут включать жар, боль и отек.

    Низкий уровень моноцитов (моноцитопения)

    При моноцитопении количество моноцитов, циркулирующих в крови, уменьшается до менее 0.2 × 109 / л у взрослых. Сама по себе моноцитопения не вызывает симптомов, и у пациентов обычно проявляются только симптомы, связанные с сопутствующим состоянием. Такие симптомы могут включать усталость и жар [20, 57].

    Состояния, связанные с моноцитопенией

    • Апластическая анемия [58]
    • Лейкемия (волосисто-клеточный лейкоз, хронический лимфолейкоз) [59]
    • Химиотерапия [60]
    • Синдром MonoMAC (моноцитопения и синдром Mycobacterium Avium Complex) 61 ]
    • Тяжелые ожоговые травмы [62]
    • Ревматоидный артрит [63]
    • Системная красная волчанка [64]
    • ВИЧ-инфекция [65]
    • Дефицит витамина B12 [66]
    • Кортикостероидная терапия (преходящая моноцитопения) [67]
    • Введение INF-альфа и TNF-альфа [68]
    • Лучевая терапия [69]

    Аутоиммунные заболевания, ВИЧ, ожоги и многие другие состояния и методы лечения связаны со снижением количества моноцитов; симптомы зависят от первопричины.