16Фев

Моноциты и макрофаги: МОНОЦИТЫ, МАКРОФАГИ, ДЕНДРИТНЫЕ И МИЕЛОИДНЫЕ СУПРЕССОРНЫЕ КЛЕТКИ: ГЕНЕЗ, КЛАССИФИКАЦИЯ, ИММУНОБИОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА | Титов

Содержание

МОНОЦИТЫ, МАКРОФАГИ, ДЕНДРИТНЫЕ И МИЕЛОИДНЫЕ СУПРЕССОРНЫЕ КЛЕТКИ: ГЕНЕЗ, КЛАССИФИКАЦИЯ, ИММУНОБИОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА | Титов

1. Титов, Л. П. Медицинская геномика: организация генома, регуляция экспрессии генов, генетическая вариабельность / Л. П. Титов // Вес. Нац. aкад. навук Беларусі. Сер. мед. навук. – 2015. – № 4. – С. 97–113.

2. Defining “mutation” and “polymorphism” in the era of personal genomics / R. Karki [et al.] // BMC Med. Genomics. – 2015. – Vol. 8, N 37. – 7 p. https://doi.org/10.1186/s12920-015-0115-z

3. Cell components in the immune response: II. Cell attachment separation of immune cells / K. Hartmann [et al.] // Cell. Immunol. – 1970. – Vol. 1, N 2. – P. 182–189. https://doi.org/10.1016/0008-8749(70)90005-5

4.

Pierce, C. W. Requirement for macrophages in primary and secondary humoral responses / C. W. Pierce // Immunology / ed. : J. A. Bellanti, H. B. Herscowitz. – Boston, 1984. – P. 157–171.

5. Burnet, F. M. A modification of Jerne’s theory of antibody production using the concept of clonal selection / F. M. Burnet // CA: A Cancer J. for Clinicians. – 1976. – Vol. 26, N 2. – P. 119–121. https://doi.org/10.3322/canjclin.26.2.119

6. Metchnikoff, É. Immunity in the infectious diseases / É. Metchnikoff. – Cambridge : Cambridge Univ. Press, 1905. – 617 p.

7. Furth van, R. The origin and kinetics of mononuclear phagocytes / R. van Furth, Z. A. Cohn // J. Exp. Med. – 1968. – Vol. 128, N 3. – P. 415–435. https://doi.org/10.1084/jem.128.3.415

8. The mononuclear phagocyte system: a new classification of macrophages, monocytes, and their precursor cells / R. van Furth [et al.] // Bull. of the World Health Organization. – 1972. – Vol. 46, N 6. – P. 845–852.

9. Steinman, R. M. Identification of a novel cell type in peripheral lymphoid organs of mice. II. Functional properties in vitro / R. M. Steinman, Z. A. Cohn // J. Exp. Med. – 1974. – Vol. 39, N 2. – P. 380–397. https://doi.org/10.1084/jem.139.2.380

10. Mildner, A. Development and function of dendritic cell subsets / A. Mildner, S. Jung // Immunity. – 2014. – Vol. 40, N 5. – P. 642–656. https://doi.org/10.1016/j.immuni.2014.04.016

11. Taylor, P. R. Monocyte heterogeneity and innate immunity / P. R. Taylor, S. Gordon // Immunity. – 2003. – Vol. 19, N 1. – P. 2–4. https://doi.org/10.1016/S1074-7613(03)00178-X

12. Sabado, R. L. Dendritic cell-based immunotherapy / R. L. Sabado, S. Balan, N. Bhardwaj // Cell Res. – 2017. – Vol. 27, N 1. – P. 74–95. https://doi.org/10.1038/cr.2016.157

13. Cybulsky, M. I. Macrophages and dendritic cells: partners in atherogenesis / M. I. Cybulsky, C. Cheong, C. S. Robbins // Circ. Res. – 2016. – Vol. 118, N 4. – P. 637–652. https://doi.org/10.1161/CIRCRESAHA.115.306542

14. Differentiation of human monocytes and derived subsets of macrophages and dendritic cells by the HLDA10 monoclonal antibody panel / A. Ohradanova-Repic [et al.] // Clin. Transl. Immunol. – 2016. – Vol. 5, N 1. – P. e55. https://doi. org/10.1038/cti.2015.39

15. Влияние лекарственных средств на лабораторные показатели : учеб. пособие / О. И. Залюбовская [и др.]. – Харьков : Нац. фармацевт. ун-т, 2010. – 84 с.

16. Italiani, P. From monocytes to M1/M2 macrophages: phenotypical vs. functional differentiation / P. Italiani, D. Boraschi // Front. Immunol. – 2014. – Vol. 5. – Art. 514. https://doi.org/10.3389/fimmu.2014.00514

17. Unravelling mononuclear phagocyte heterogeneity / F. Geissman [et al.] // Nat. Rev. Immunol. – 2010. – Vol. 10, N 6. – P. 453–460. https://doi.org/10.1038/nri2784

18. Jenkins, S. J. Homeostasis in the mononuclear phagocyte system / S. J. Jenkins, D. A. Hume // Trends Immunol. – 2014. – Vol. 35, N 8. – P. 358–367. https://doi.org/10.1016/j.it.2014.06.006

19. Monocytes and macrophages in flow: an ESCCA initiative on advanced analyses of monocyte lineage using flow cytometry / C. Lambert [et al.] // Cytometry. Pt. B: Clinical Cytometry. – 2017. – Vol. 92, N 3. – P. 180–188. https://doi. org/10.1002/cyto.b.21280

20. Expansion and differentiation of CD14+CD16– and CD14++CD16+ human monocyte subsets from cord blood CD34+ hematopoietic progenitors / M. Stec [et al.] // J. Leukoc. Biol. – 2007. – Vol. 82, N 3. – P. 594–602. https://doi.org/10.1189/ jlb.0207117

21. Gerhardt, T. Monocyte trafficking across the vessel wall / T. Gerhardt, K. Ley // Cardiovasc. Res. – 2015. – Vol. 107, N 3. – P. 321–330. https://doi.org/10.1093/cvr/cvv147

22. Elevated CD14++CD16– monocytes predict cardiovascular events / K. E. Berg [et al.

] // Circulation: Cardiovascular Genetics. – 2012. – Vol. 5, N 1. – P. 122–131. https://doi.org/10.1161/CIRCGENETICS.111.960385

23. Monocyte and macrophage differentiation: circulation inflammatory monocyte as biomarker for inflammatory diseases / J. Yang [et al.] // Biomarker Res. – 2014. – Vol. 2, N 1. – 9 p. https://doi.org/10.1186/2050-7771-2-1

24. Transcriptional profiling reveals developmental relationship and distinct biological functions of CD16+ and CD16– monocyte subsets / P. Ancuta [et al.] // BMC Genomics. – 2009. – Vol. 10, N 1. – Art. 403. https://doi.org/10.1186/1471-2164-10-403

25. Williams Hematology / K. Kaushansky [et al.]. – 9th ed. – New York : McGraw-Hill Education, 2016. – 2528 p.

26. Chernoshey, D. A. Anergy to mycobacterial antigens in lung cancer patients. Abstracts of 8th European Congress on Clinical Microbiology & Infectious Diseases, Lausanne, Switzerland, 25–28 May, 1997 / D. A. Chernoshey, L. P. Titov // Eur. J. Clin. Microbiol. Infect. Dis. – 1997. – Vol. 3, suppl. 2. – P. 344.

27. Титов, Л. П. О взаимосвязи между активностью комплемента и моноцитарной реакцией / Л. П. Титов // Проблемы туберкулеза. – 1978. – Т. 56, № 6. – С. 64–69.

28. Титов, Л. П. Исследование связи между пробой Манту имоноцит-комплементарным индексом у больных туберкулезом легких / Л. П. Титов // Вопросы иммунологии : респ. межвед. сб. науч. работ / редкол. : Л. Г. Борткевич [и др.]. – Минск, 1979. – С. 55–59.

29. Титов, Л. П. Моноцит-комплементарный индекс при заболеваниях инфекционной и неинфекционной этиологии / Л. П. Титов // Здравоохранение Белоруссии. – 1989. – № 2. – С. 28–31.

30. Полукчи, О. К. Моноцит-комплементарний iндекс у хворих на дифтерiю / О. К. Полукчи // Вiсн. Харк. нац. ун-та им. В. Н. Каразина. Сер. Медицина. – 2002. – № 4 (546). – С. 66–68.

31. Doshi, N. Macrophages recognizesize and shape of their targets / N. Doshi, S. Mitragotri // PLoS One. – 2010. – Vol. 5, N 4. – P. e10051. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0010051

32. Ginhoux, F. Monocytes and macrophages: developmental pathways and tissue homeostasis / F. Ginhoux, S. Jung // Nat. Rev. Immunol. – 2014. – Vol. 14, N 6. – P. 392–404. https://doi.org/10.1038/nri3671

33. Tissue-resident macrophages originate from yolk-sac-derived erythro-myeloid progenitors / E. Gomez Perdiguero [et al.] // Nature. – 2015. – Vol. 518, N 7540. – P. 547–551. https://doi.org/10.1038/nature13989

34. Epelman, S. Origin and functions of tissue macrophages / S. Epelman, K. J. Lavine, G. J. Randolph // Immunity. – 2014. – Vol. 41, N 1. – P. 21–35. https://doi.org/10.1016/j.immuni.2014.06.013

35. Plasmacytoid dendritic cells: one-trick ponies or workhorses of the immune system? / B. Reizis [et al.] // Nat. Rev. Immunol. – 2011. – Vol. 11, N 8. – P. 558–565. https://doi.org/10.1038/nri3027

36. Steimann, R. M. Decisions about dendritic cells: past, present, and future / R. M. Steimann // Annu. Rev. Immunol. – 2012. – Vol. 30, N 1. – P. 1–22. https://doi.org/10.1146/annurev-immunol-100311-102839

37. Gene-expression profiles and transcriptional regulatory pathways underlying mouse tissue macrophage identity and diversity of mouse tissue macrophages / E. L. Gautier [et al.] // Nat. Immunol. – 2012. – Vol. 13, N 11. – P. 1118–1128. https:// doi.org/10.1038/ni.2419

38. The human syndrome of dendritic cell, monocyte, B and NK lymphoid deficiency / V. Bigley [et al.] // J. Exp. Med. – 2011. – Vol. 208, N 2. – P. 227–234. https://doi.org/10.1084/jem.20101459

39. Tissue-resident macrophages self-maintain locally throughout adult life with minimal contribution from circulating monocytes/ D. Hashimoto [et al.] // Immunity. – 2013. – Vol. 38, N 4. – P. 792–804. https://doi.org/10.1016/j.immuni.2013.04.004

40. Wynn, T. A. Macrophage biology in development, homeostasis and disease / T. A. Wynn, A. Chawla, J. W. Pollard // Nature. – 2013. – Vol. 496, N 7446. – P. 445–455. https://doi.org/10.1038/nature12034

41. Mosser, D. M. Exploring the full spectrum of macrophage activation / D. M. Mosser, J. P. Edwards // Nat. Rev. Immunol. – 2008. – Vol. 8, N 12. – P. 958–969. https://doi.org/10.1038/nri2448

42. Fraternale, A. Polarization and repolarization of macrophages / A. Fraternale, S. Brundu, M. Magnani // J. Clin. Cell. Immunol. – 2015. – Vol. 6, N 2. – P. e319. https://doi.org/10.4172/2155-9899.1000319

43. Modulation of macrophage phenotype by cell shape / F. Y. McWhorter [et al.] // Proc. Natl. Acad. Sci. – 2013. – Vol. 110, N 43. – P. 17253–17258. https://doi.org/10.1073/pnas.1308887110

44. M-1/M-2 macrophages and the Th2/Th3 paradigm / C. D. Mills [et al.] // J. Immunol. – 2000. – Vol. 164, N 12. – P. 6166–6173. https://doi.org/10.4049/jimmunol.164.12.6166

45. Macrophage polarization in inflammatory diseases / Y.-C. Liu [et al.] // Int. J. Biol. Sci. – 2014. – Vol. 10, N 5. – P. 520–529. https://doi.org/10.7150/ijbs.8879

46. Rőszer, T. Understanding the mysterious M2 macrophage through activation markers and effector mechanisms / T. Rőszer // Mediators of Inflammation. – 2015. – Vol. 2015. – Art. 816460. https://doi.org/10.1155/2015/816460

47. Титов, Л. П. Введение в иммунологию. Иммунокомпетентные клетки / Л. П. Титов // Медицина. – 1997. – № 3. – С. 34–35.

48. The developmental program of human dendritic cells is operated independently of conventional myeloid and lymphoid pathways / F. Ishikawa [et al.] // Blood. – 2007. – Vol. 110, N 10. – P. 3591–3660. https://doi.org/10.1182/blood-2007-02-071613

49. Basta, S. The cross-priming pathway: a portrait of an intricate immune system / S. Basta, A. Alatery // Scand. J. Immunol. – 2007. – Vol. 65, N 4. – P. 311–319. https://doi.org/10.1111/j.1365-3083.2007.01909.x

50. Quantitative and functional differences between peripheral blood myeloid dendritic cells from patients with pleural and parenchymal lung tuberculosis / M. Mendelson [et al.] // Clin. Vaccine Immunol. – 2006. – Vol. 13, N 12. – P. 1299–1306. https://doi.org/10.1128/CVI.00132-06

51. Martín-Fontecha, A. Dendritic cell migration to peripheral lymph nodes / A. Martín-Fontecha, A. Lanzavecchia, F. Sallusto // Dendritic Cells / ed. : G. Lombardi, Y. Riffo-Vasquez. – Berlin, 2009. – P. 31–49.

52. HLA-G expression levels influence the tolerogenic activity of human DC-10 / G. Amodio [et al.] // Haematologica. – 2015. – Vol. 100, N 4. – P. 548–557. https://doi.org/10.3324/haematol.2014.113803

53. Boltjes, A. Human dendritic cell functional specialization in steady-state and inflammation / A. Boltjes, F. van Wijk // Frontiers in Immunology. – 2014. – Vol. 5. – Art. 131. https://doi.org/10.3389/fimmu.2014.00131

54. In vitro maturation and migration of immature dendritic cells after chemokine receptor 7 transfection / H.-M. Xin [et al.] // Can. J. Microbiol. – 2009. – Vol. 55, N 7. – P. 859–866. https://doi.org/10.1139/w09-041

55. Chu, J. The central role of dendritic cells in immunity / J. Chu, R. D. Salter // Dendritic Cells in Cancer / ed. : M. R. Shurin, R. D. Salter. – New York, 2009. – P. 1–10.

56. The dendritic cell lineage: ontogeny and function of dendritic cells and their subsets in the steady state and the inflamed setting / M. Merad [et al.] // Annu. Rev. Immunol. – 2013. – Vol. 31, N 1. – P. 563–604. https://doi.org/10.1146/ annurev-immunol-020711-074950

57. A CD1a+ /CD11c+ subset of human blood dendritic cells is a direct precursor of Langerhans cells / T. Ito [et al.] // J. Immunol. – 1999. – Vol. 163, N 3. – P. 1409–1419.

58. Dendritic cells in autoimmune diseases / B. Ludewig [et al.] // Curr. Opin. Immunol. – 2001. – Vol. 13, N 6. – P. 657– 662. https://doi.org/10.1016/S0952-7915(01)00275-8

59. Kushwah, R. Role of dendritic cells in the induction of regulatory T cells / R. Kushwah, J. Hu // Cell Biosci. – 2011. – Vol. 1. – Art. 20. https://doi.org/10.1186/2045-3701-1-20

60. Diebold, S. S. Activation of dendritic cells by toll-like receptors and C-type lectins / S. S. Diebold // Dendritic Cells / ed. : G. Lombardi, Y. Riffo-Vasquez. – Berlin, 2009. – P. 3–30.

61. Production of large numbers of plasmacytoid dendritic cells with functional activities from CD34+ hematopoietic progenitor cells: use of interleukin-3 / S. Demoulin [et al.] // Exp. Hematol. – 2012. – Vol. 40, N 4. – P. 268–278. https://doi. org/10.1016/j.exphem.2012.01.002

62. Plasmacytoid dendritic cells: development, functions, and role in atherosclerotic inflammation / D. A. Chistiakov [et al.] // Frontiers in Physiology. – 2014. – Vol. 5. – Art. 279. https://doi.org/10.3389/fphys.2014.00279

63. Иммунофенотип и функциональные свойства моноцитарных дендритных клеток больных раком молочной железы / Л. П. Титов [и др.] // Здравоохранение. – 2010. – № 10. – С. 52–55.

64. Kahler, D. J. T cell regulatory plasmacytoid dendritic cells expressing indoleamine 2,3 dioxygenase / D. J. Kahler, A. L. Mellor // Dendritic Cells / ed. : G. Lombardi, Y. Riffo-Vasquez. – Berlin, 2009. – P. 165–196.

65. Altered maturation of peripheral blood dendritic cells in patients with breast cancer / S. Della Bella [et al.] // Br. J. Cancer. – 2003. – Vol. 89, N 8. – P. 1463–1472. https://doi.org/10.1038/sj.bjc.6601243

66. Титов, Л. П. Противоопухолевый иммунитет и иммунотерапия онкозаболеваний / Л. П. Титов // Вес. Нац. aкад. навук Беларусі. Сер. мед. навук. – 2002. – № 2. – С. 103–116.

67. Ginhoux, F. Ontogeny and homeostasis of Langerhans cells / F. Ginhoux, M. Merad // Immunol. Cell Biol. – 2010. – Vol. 88, N 4. – P. 387–392. https://doi.org/10.1038/icb.2010.38

68. Communication between human dendritic cell subsets in tuberculosis: requirements for naive CD4+ T cell stimulation / L. Lozza [et al.] // Front. Immunol. – 2014. – Vol. 5. – Art. 324. https://doi.org/10.3389/fimmu.2014.00324

69. Kushwah, R. Complexity of dendritic cell subsets and their function in the host immune system / R. Kushwah, J. Hu // Immunology. – 2011. – Vol. 133, N 4. – P. 409–419. https://doi.org/10.1111/j.1365-2567.2011.03457.x

70. Circulating dendritic cells and interferon-alpha production in patients with tuberculosis: correlation with clinical outcome and treatment response / M. Lichtner [et al.] // Clin. Exp. Immunol. – 2006. – Vol. 143, N 2. – P. 329–337. https://doi. org/10.1111/j.1365-2249.2005.02994.x

71. El Shikh, M. E. Follicular dendritic cells in health and disease / M. E. El Shikh, C. Pitzalis // Front. Immunol. – 2012. – Vol. 3. – Art. 292. https://doi.org/10.3389/fimmu.2012.00292

72. Notch3 receptor signaling controls functional differentiation of dendritic cells in the spleen and intestine / K. L. Lewis [et al.] // Immunity. – 2011. – Vol. 35, N 5. – P. 780–791. https://doi.org/10.1016/j.immuni.2011.08.013

73. Lindstedt, M. Gene family clustering identifies functionally associated subsets of human in vivo blood and tonsillar dendritic cells / M. Lindstedt, K. Lundberg, C. A. Borrebaeck // J. Immunol. – 2005. – Vol. 175, N 8. – P. 4839–4846. https:// doi.org/10.4049/jimmunol.175.8.4839

74. Origin of the lamina propria dendritic cell network / M. Bogunovic [et al.] // Immunity. – 2009. – Vol. 31, N 3. – P. 513–525. https://doi.org/10.1016/j.immuni.2009.08.010

75. Dendritic cells: biology of the skin / M. J. Toebak [et al.] // Contact Dermatitis. – 2009. – Vol. 60, N 1. – P. 2–20. https://doi.org/10.1111/j.1600-0536.2008.01443.x

76. Li, H. Tolerogenic dendritic cells and their applications in transplantation / H. Li, B. Shi // Cell. Mol. Immunol. – 2015. – Vol. 12, N 1. – P. 24–30. https://doi.org/10.1038/cmi.2014.52

77. Sim,W. J. Metabolism is central to tolerogenic dendritic cell function / W. J. Sim, P. J. Ahl, J. E. Connolly // Mediat. Inflam. – 2016. – Vol. 2016. – Art. 2636701. https://doi.org/10.1155/2016/2636701

78. Rheumatoid arthritis synovium contains plasmacytoid dendritic cells / L. L. Cavanagh [et al.] // Arthritis Res. Ther. – 2005. – Vol. 7, N 2. – P. R230–R240. https://doi.org/10.1186/ar1467

79. Gabrilovich, D. I. Myeloid-derived suppressor cells as regulators of the immune system / D. I. Gabrilovich, S. Nagaraj // Nat. Rev. Immunol. – 2009. – Vol. 9, N 3. – P. 162–174. https://doi.org/10.1038/nri2506

80. Recommendations for myeloid-derived suppressor cell nomenclature and characterization standards / V. Bronte [et al.] // Nat. Commun. – 2016. – Vol. 7. – Art. 12150. https://doi.org/10.1038/ncomms12150

81. Титов, Л. П. Регуляция экспрессии генов иммунной системы и ее оценка методом микроэррей / Л. П. Титов // 90 лет в авангарде микробиологической науки Беларуси : сб. тр. Респ. науч.-практ. конф. с междунар. участием, посвящ. 125-летию со дня рождения Б. Я. Эльберта, Минск, 18 дек. 2015 г. / Белорус. гос. мед. ун-т ; под ред. Л. П. Титова. – Минск, 2015. – С. 144–163.

82. Титов, Л. П. Микро-РНК: новый класс регуляторных молекул иммунного ответа и инфекционного процесса / Л. П. Титов // Современные проблемы инфекционной патологии человека : сб. науч. тр. / Респ. науч.-практ. центр эпидемиологии и микробиологии ; под ред. Л. П. Титова (гл. ред.) [и др.]. – Минск, 2012. – Вып. 5. – С. 256–261.

83. Гончаров, А. Е. Иммунобиологический эффект последовательностей ДНК бактерий рода Klebsiella, содержащих CрG мотивы, на моноцитарные дендритные клетки / А. Е. Гончаров, Л. П. Титов // Здравоохранение. – 2007. – № 11. – С. 9–12.

84. Характеристика экспрессии костимуляторных и адгезивных молекул миелоидных и плазмацитоидных дендритных клеток пациентов с рассеянным склерозом / А. Е. Гончаров [и др.] // Докл. Нац. акад. наук Беларуси. – 2010. – Т. 54, № 6. – С. 82–88.

85. Мононуклеарные фагоциты, регуляторные Т-лимфоциты, циркулирующие стволовые и эндотелиальные клетки у пациентов с атеросклеротической аневризмой аорты / Л. П. Титов [и др.] // Здравоохранение. – 2016. – № 1. – С. 4–10.

86. Иммунофизиологическая и клиническая эффективность иммунотерапии пациентов с мультирезистентным туберкулезом легких нановакциной на основе аутологичных моноцитарных дендритных клеток / Л. П. Титов [и др.] // Здравоохранение. – 2012. – № 1. – С. 53–60.

87. Противорецидивная иммунотерапия рака молочной железы вакциной на основе аутологичных дендритных клеток / А. Е. Гончаров [и др.] // Вес. Нац. aкад. навук Беларусі. Сер. мед. навук. – 2014. – № 3. – С. 4–19.

88. Ferlazzo, G. Dendritic cell-based immunotherapy of cancer: current pitfalls and challenges / G. Ferlazzo, L. Moretta // Dendritic cells: types, life cycles and biological functions / ed. L. C. Welles. – New York, 2010. – P. 179–185.

89. Adorini, L. Induction of tolerogenic dendritic cells by vitamin D receptor agonists / L. Adorini, G. Penna // Dendritic Cells / ed. : G. Lombardi, Y. Riffo-Vasquez. – Berlin, 2009. – P. 251–273.

90. Hilkens, C. M. Tolerogenic dendritic cell therapy for rheumatoid arthritis: where are we now? / C. M. Hilkens, J. D. Isaacs // Clin. Exp. Immunol. – 2013. – Vol. 172, N 2. – P. 148–157. https://doi.org/10.1111/cei.12038

Isolation of Human Monocytes by Double Gradient Centrifugation and Their Differentiation to Macrophages in Teflon-coated Cell Culture Bags

Первый центрифугирования в градиенте плотности с использованием Ficoll дает белый интерфазу содержащий МНПК (Рисунок 1A) т.е. лимфоциты и моноциты. Это может быть подтверждено через окрашивания мая-Gruenwald (Цифры 1B и C) из собранных клеток, который показывает как высокую ядра / соотношение цитоплазмы (типичных лимфоцитов) и bean- или кольцеобразные ядра (типичный моноцитов). Когда эти клетки затем загружали на втором градиенте плотности с использованием Перколла, моноциты могут быть далее отделена от лимфоцитов и снова появляется в виде белого интерфазы (Фигуры 1D-F). Для каждого лейкоцитарной пленки описано дважды градиент плотности центрифугирования обычно дает 150 ± 40 х 10 6 моноциты, которые могут быть дифференцированы в 70 ± 30 х 10 6 макрофагов (рисунок 2) в лейкоцитарной пленки. Средний макрофагов выход из20 независимых препараты был 47 ± 14% от общего объема выделенных моноцитов.

После центрифугирования в градиенте Перколла там еще может быть некоторое количество остаточных моноцитарные клетки, присутствующие в подготовке, которая зависит от донора крови, а также от точности в процессе выделения. Тем не менее, после дифференцирования фазы 6-7 дней, подготовка в основном состоит из зрелых макрофагов (рисунок 3), которые могут быть дополнительно обогащенных за их соблюдением пластиковых поверхностей, особенность, которая не разделяет случайных загрязняющих клеток (Рисунки 4A и В). После покрытием, большинство из макрофагов показать классическое «жареным яйцом» морфологию, а есть и клетки с растягивается шпинделя как фенотипа (рис 4 ° С и D). Это отражается на их F-актин распределения в цитоплазме и адгезии кластеров. Дифференцированные клеткихарактеризуются выражением CD45, CD14, CD16, CD206 (манноза рецепторов), CD11b и CD11c, характерные маркеры для зрелых макрофагов (рисунок 5). Наличие CD11b выступает против преимущественно дендритных дифференциации, которая опирается на тот факт, что клетки отрицательны для дендритных клеток маркера CD209 (DC-SIGN).

После процесса дифференцировки клетки остаются функционально и метаболически активными в течение примерно 5-7 дней (рисунок 6), как это может быть, визуализированных с помощью Кальцеин AM окрашивание и их способность поглощать внеклеточных пузырьки пролить от опухолевых клеток. Кроме того, клетки все еще ​​могут быть активированы, как показано, например, на стимуляции липополисахаридом (ЛПС), что приводит к экспрессии нескольких провоспалительных генов (фиг.7).

Рис.1 Внешний вид и состав PBMC- и моноцитов-слой после градиента двойной плотности центрифугирования. Фотографию, иллюстрирующую (A) РВМС-группу после градиента Фиколла и (D) моноцитов-фазы после изо-осмотическое Перколла центрифугирования. Май-Gruenwald окрашивание из цитоспиновых препаратов (B, C) ​​ОКПК фракции, а остальные (E, F) моноцитов. Шкала бар = 200 мкм в В и Е, = 50 мкм в С и F.


Рисунок 2 Доходность моноцитов и макрофагов. Представительства сотовые Подсчеты изолированных моноцитов и макрофагов из 20 поглощающее покрытие прeparations.


Рис.3 Микрофотографии и измерения размеров клеток из моноцитов и макрофагов. Фаза контрастной микроскопии моноцитарных клеточной суспензии до (А) и после (б) макрофагов дифференциации. Соответствующий размер ячейки гистограммы моноцитов (C) и макрофагов (D). Шкала бар = 100 мкм.


Рисунок 4 Морфология и организации цитоскелета прилипающих КПЭ. Фаза контрастной микроскопии прилипающих КПЭ до (А) и после (Б) удаление не-adherenТ-клетки. (С, D) фаллоидином-TRITC окрашивание нитчатых актина в адгезивных, нестимулированных макрофагов. Шкала бар = 100 мкм в УК, 20 мкм в D. Нажмите здесь, чтобы посмотреть увеличенную версию этой фигуры.


Рисунок 5 Иммунофенотип дифференцированных макрофагах. Проточной цитометрии анализа макрофагов после 6 дней дифференциации в FEP с тефлоновым покрытием для культивирования клеток мешки (обозначена красным). Соответствующие управления изотипные выделены серым цветом. Пожалуйста, нажмите здесь, чтобы посмотреть увеличенную версию этой фигуры.


Рисунок 6 Поглощение опухолевых клеток микровезикул макрофагами. Микрофотографии прилипшие макрофагов после экспозиции к PKh36-меченых клеток, полученных микровезикул (красный флуоресцентный) опухолей. Изображения накладывается на соответствующий (A) светлого или (б) цитозольного окрашивания с красителем кальцеина AM жизнеспособности. Шкала баров = 100 мкм. Пожалуйста, нажмите здесь, чтобы посмотреть увеличенную версию этой фигуры.


Рисунок 7 Повышающая регуляция IL-1 β, Wnt5a, TNF, IL-6, ММР-2, ММР-7, и МТ1-ММР после stimuтельства макрофагов с LPS (100 нг / мл) для выражения 24 часов. Gene была измерена с помощью количественной ОТ-ПЦР из общей РНК образцов (А) и нормированы на HPRT1 и GNB2L1 экспрессии. Указанные значения представляют собой складки изменения в сравнении с необработанным контролем (значит ± SD, п = 5, * р <0,05, ** р <0,01, *** р <0,001). ФНО и ИЛ-6 индукции под стимуляции ЛПС были дополнительно подтверждены ELISA (B) (среднее значение ± SD, * р <0,05).

Роль моноцитов/макрофагов в патогенезе вирусных инфекций Текст научной статьи по специальности «Фундаментальная медицина»

УДК [616.98:578]:612.112.95

РОЛЬ МОНОЦИТОВ/МАКРОФАГОВ В ПАТОГЕНЕЗЕ ВИРУСНЫХ ИНФЕКЦИЙ

Н.Г. Плехова, Л.М. Сомова

НИИ эпидемиологии и микробиологии СО РАМН (690087 г. Владивосток, ул. Сельская, 1) Ключевые слова: моноциты, макрофаги, вирусные инфекции, патогенез.

Обзор, посвященный актуальному вопросу — участию клеток моноцитарного ряда в развитии вирусных инфекций. Эти клетки могут осуществлять противовирусный эффект, который включает поглощение, обезвреживание и элиминацию вирусов и инфицированных ими клеток. При этом моноциты/макрофаги активизируются и продуцируют цитокины. Также эти клетки могут обладать и отрицательным воздействием, когда происходит диссеминация фагоцитированных ими вирусов в различные органы и тем самым образование местных очагов воспаления. При этом возникает как депрессия функциональной активности макрофагов, так и проявление нежелательных последствий их чрезмерной активации, что приводит к уничтожению здоровых клеток в месте воспаления за счет продукции активных радикалов кислорода и оксида азота.

Функциональные свойства клеток моноцитарного происхождения настолько многообразны, что их неполноценность, как следствие или причина патологического процесса, со временем неизбежно формирует системное поражение организма [5]. После выхода из костного мозга и циркуляции в крови в течение трех дней моноциты мигрируют в ткани и органы, где дифференцируются в тканевые (резидентные) макрофаги. При этом в процессе диффе-ренцировки из промиелоцита в моноцит на поверхности их плазматической мембраны образуются многочисленные рецепторы, принимающие участие в процессах адгезии, эндо- и фагоцитоза, межклеточном взаимодействии и восприятии регуляторных воздействий [5]. На мембране макрофага экспрессированы различные рецепторы, специфичные как для каждого класса иммуноглобулинов — FcR, так и для фракций активированного комплемента -CR1, CR3, CR4. При этом Fc-R опосредуют антителозависимую клеточную цитотоксичность, которая играет определенную роль при вирусных инфекциях [23]. Лектиноподобные рецепторы макрофагов идентифицируют и связывают сахаридные группы глюкозы, галактозы, фруктозы, маннозы фагоци-тируемогго объекта, играют определенную роль в процессе присоединения группы вирусов, имеющих гликопротеиновую оболочку. Триггерные рецепторы миелоидных клеток (TREM-1) образуются макрофагами в присутствии инфекционных агентов, в том числе вирусов. Соединение их с лигандами молекул на поверхности вирусных частиц активирует генерацию активных форм кислорода и продукцию про-

Плехова Наталья Геннадьевна — д-р биол. наук, заведующая лабораторией патоморфологии и электронной микроскопии НИИЭМ СО РАМН; тел.: 8 (4232) 44-24-34, e-mail: [email protected]

воспалительного цитокина — интерлейкина-8 (ИЛ-8). Toll-подобные рецепторы, соединяясь с липополисахаридными и другими лигандами патогена, индуцируют выработку цитокинов и устранение самого носителя [2].

С помощью специфических сывороток, включая моноклональные антитела гибридомного происхождения, на мембране моноцитов человека выявлены два антигена, названные Мо-1 и Мо-2, которые экспрессированы не только на 75% моноцитов, но и на макрофагах лимфатических узлов, селезенки и костного мозга [5]. При этом популяция моноцитов у человека идентифицируется по экспрессии специфичного для бактериального липополисахарида кластера дифференцировки (Claster of Differentiation — CD) -рецептора CD14. Но на настоящий момент классификация этой популяции клеток расширена за счет дифференцированного подхода к степени экспрессии CD14 и CD16 (FcyRIII) на мембране клеток [30]. Особую роль при вирусных инфекциях играют рецепторы — интегрины LFA-1, Mac-1 и в2 группы VLA, распознающие белки внеклеточного матрикса.

Для прикрепления к адгезивным молекулам (Intercellular Adhesion Molecules — ICAMs) внешней поверхности мембраны клеток вирусы различных видов имеют различные рецепторы. Для проникновения в клетки-мишени хантавирус и вирусы семейства Picornaviridae — ECHO 1, Коксаки A21 и В3 — используют гликопротеины — интегрины, состоящие из различных комбинаций а- и в-цепей, а энтеровирусы 70 и ЕСНО 7 — рецептор CD55 (Decay-Accelerating Factor — DAF), наличие которых отмечается на поверхности моноцитов/макрофагов [8, 18, 19]. Флавивирусы могут связываться с гепарансуль-фатным протеогликаном — рецептором, обнаруженным на поверхности моноцитов/макрофагов [11]. Определена зависимость адгезии вирусов от стадии дифференцировки этих клеток. Так, при заражении хантавирусом перевиваемой линии клеток THP-1, являющейся предшественником моноцитов, и моноцитов/макрофагов первичной культуры цитокин- и хемокинпродуцирующая активность последних более выражена [22].

Необходимо отметить, что конкретные механизмы активации макрофагов при различных вирусных инфекциях неидентичны и на данный момент находятся в стадии интенсивного изучения. Для фагоцитов характерны два хорошо различаемых функциональных состояния: исходное, с низким

уровнем протекания метаболических процессов, и активированное, переход в которое обусловлен взаимодействием клеток с различными стимуляторами

[1]. Известно, что активация и процесс фагоцитоза сопровождаются выраженными изменениями клеточного метаболизма: возрастают потребление кислорода и продукция молочной кислоты, усиливается метаболизм глюкозы, активируется гексозомоно-фосфатный шунт, усиливается синтез липидов мембраны, снижается активность 5’-нуклеотидазы [17]. По современным представлениям, микробицидное и цитотоксическое действие профессиональных фагоцитов, в частности моноцитов/макрофагов, осуществляется двумя механизмами: кислородзависи-мым и кислороднезависимым [30]. Известно, что оптимальная защитная реакция этих клеток достигается путем комбинации конечных продуктов кис-лородзависимых и кислороднезависимых путей метаболизма. Мгновенная кислородзависимая реакция фагоцитов на внедрение агентов получила название «дыхательного или метаболического взрыва», в результате которого происходит быстрое образование больших количеств активных метаболитов кислорода (АМК или ROI) [1]. В состав активных метаболитов кислорода входят: молекулярный кислород

(02), супероксидный анион-радикал (О2), перекись водорода (Н2О2), пероксидный радикал (НО2), пе-роксидный ион (НО2), синглетный кислород (О2), гидроксильные радикалы (НО-) и их производные: HOCI, R-NCI.

В последнее десятилетие определено, что наряду с АМК в стимулированном макрофаге образуются оксид азота и его метаболиты [13]. Образование оксида азота происходит при участии фермента — ин-дуцибельной нитроксидсинтазы (iNOS).-интерферона увеличивало нитроксидобра-зующую активность клеток, а комбинация интерферона с фактором некроза опухоли а приводила к ее угнетению, что, вероятно, осуществлялось через индукцию синтеза фагоцитами ß- и а-интерферона. Высокие уровни образования оксида азота in vitro не оказали ингибирующего воздействия на репликацию этого вируса, тогда как при заражении попу-

ляций моноцитов/макрофагов вирусом Западного Нила определено его стимулирующее воздействие на нитроксидпродуцирующую активность этих клеток [25]. Также под воздействием вируса японского энцефалита в макрофагальной культуре наблюдался внутри- и внеклеточный стимулирующий эффект Y-интерферона в отношении нитроксидобразующей активности клеток. Причем в этих фагоцитах установлено NO-опосредованное ингибирующее действие на репликацию данного вируса. Наряду с увеличением уровня оксида азота, выделяемого моноцитами крови больных, инфицированных вирусом Денге in vitro, в этих же клетках установлена экспрессия индуцибельной нитроксидсинтазы и доказано, что для полноценного антивирусного действия макрофагов необходима активация кислородзави-симой ферментной системы [24].-интерферона оксид азота через инактивацию рибонуклеиновой редуктазы клеток воздействует на поздние стадии репликации вируса, включая ДНК-синтез, синтез белков и созревание ви-рионов [10].

Моноциты/макрофаги относятся к одним из главных клеток иммунной системы, способных к усиленной продукции провоспалительных (ИЛ-1а, ИЛ-1в, ИЛ-6, ИЛ-8, gro-а, фактор некроза опухоли а, колониестимулирующие факторы), а также противовоспалительных (ИЛ-10, трансформирующий фактор роста в) цитокинов [2]. Установлено, что многие вирусы, в частности филовирусы Марбург и Эбола, вызывают повышенную продукцию макрофагами провоспали-тельных цитокинов ИЛ-1, ФНОа и ИЛ-6, хемокинов ИЛ-8 и gro-а, а также противоспалительного цито-кина ИЛ-10, который оказывает влияние на проникновение вируса в эндотелиоциты [14]. Значительное увеличение уровня ИЛ-10, продуцируемого под влиянием вируса иммунодефицита человека моноцитами, коррелирует с повышением в них уровня белка, оказывающего влияние на миелоидную дифференциров-

ку клеток, тем самым обеспечивая возрастание пула зрелых моноцитарных клеток [12].

Известно, что клетками в стадии некроза и моноцитами/макрофагами, активированными различными инфекционными агентами, продуцируется высокомобильная группа ядерных белков 1 (Nuclear Protein High Mobility Group Box 1 — HMGB1). Эти протеины оказывают влияние на экспрессию макро-фагальными клетками провоспалительных цитоки-нов, хемокинов и молекул адгезии. Многие вирусы, в том числе вирус Западного Нила, индуцируют пассивную реализацию ядерных белков, что указывает на определенную роль этой группы соединений в патогенезе вирусных инфекций. По мнению некоторых авторов, данные протеины можно отнести к группе цитокинов, способных воздействовать на клетки врожденного иммунитета, тем самым инициируя усиление иммунного ответа организма при вирусных инфекциях, что было показано у больных вирусным гепатитом [28].

Помимо цитокинов, макрофаги активно синтезируют группу секреторных гликопротеинов — ин-терфероны (ИФН). Известно более 20 интерферонов, различающихся по структуре и функциональной активности, которые объединены в два типа: I (ИФНа, ИФНР) и II (ИФНу) [2]. Моноцитами/макрофагами синтезируются 24 подтипа, различающиеся по структуре ИФНа, а в стимулированном состоянии они начинают продуцировать ИФНу. Стимуляторами образования последнего могут выступать вирусы, поэтому это соединение относят к первой линии противовирусной защиты организма.

Механизмы противовирусного действия интер-феронов многогранны. Если ИФН II типа блокируют проникновение и депротеинизацию вирусных частиц путем угнетения процесса трансляции их мРНК, то ИФН I типа а и в воздействуют на синтез вирусных белков, включая отпочковывание на поверхности клеток дочерних популяций вируса. При этом интерфероны не влияют на ранние этапы репликативного цикла (адсорбцию, пенетрацию и «раздевание»), их противовирусное действие проявляется даже при заражении клеток инфекционными РНК. В результате связывания ИФН со специфическими для них рецепторами на поверхности клетки внутри нее происходит активация генов, локализованных в 21-й хромосоме. Некоторые из этих генов кодируют образование ферментов, оказывающих прямое антивирусное воздействие, — протеиназы и олигоаденилатсинтетазы. Эти соединения принимают участие в расщеплении белков и РНК как клеток, так и вирусов. Также ИФН индуцируют образование серинтреониновой киназы Р1, которая принимает участие в процессе фосфорилирования фактора elF, тем самым подавляя транскрипцию клеточных и вирусных белков. ИФН способны активировать и фосфодиэстеразу, которая расщепляет тРНК, ре-

зультатом чего является нарушение процесса сборки белковых молекул вируса [2].

Противовирусная активность интерферонов может реализоваться через повышение устойчивости клеток. Так, а-интерферон стимулирует синтез Мх-белков, которые, взаимодействуя с компонентами РНК-полимеразного комплекса, повышают устойчивость клеток к инфицированию РНК-содержащими вирусами. ИФНу активирует нитроксидсинтазу, тем самым повышая внутриклеточное содержание метаболитов оксида азота, ингибирующего синтез вирусов, а также стимулирует эффекторные функции натуральных киллеров, Т-лимфоцитов, моноцитов, тканевых макрофагов и гранулоцитов, проявляющих антителозависимую и независимую цитотоксичность.-интерферон способен индуцировать апоптоз нормальных, инфицированных и трансформированных клеток.

В современной литературе потенциальные антивирусные функции макрофагов классифицируются как прямые и опосредованные [6]. Прямая антивирусная активность определяется способностью макрофагов нарушать вирусную репликацию, и в таком случае макрофаг является невосприимчивой для вирусной репликации клеткой. Опосредованная антивирусная активность определяется способностью макрофага внеклеточно влиять на вирус, что препятствует его репликации в окружающих восприимчивых клетках. При этом отмечается, что при развитии некоторых вирусных инфекций активированный макрофаг приобретает способность различать инфицированные и интактные клетки [10]. Таким образом, значение моноцитов/макрофагов при вирусных инфекциях определяется их функциональным состоянием. С одной стороны, зараженные вирусом моноциты, взаимодействующие в первую очередь с инфекционным агентом, при их преобразовании в макрофаги могут служить для проникновения данного возбудителя в различные органы, а с другой стороны, для вирусов, инактивируемых макрофагами, эти клетки являются биологическим барьером, препятствующим распространению возбудителя из первичного очага инфекции. Особенное значение приобретает вопрос моноцитарно-макрофагального воздействия именно в первые часы и сутки после заражения, причем необходимо учитывать, что конкретные механизмы активации этих клеток при различных вирусных инфекциях неидентичны и на данный момент находятся в стадии интенсивного изучения.

С другой стороны, определено, что не все вирусы в одинаковой степени чувствительны к действию ферментных систем фагоцитов [28]. Одни легко инактивируются макрофагами (группа I), а другие резистентны к действию макрофагов (группа II). Многие представители последней группы способны к активной и нередко длительной репродукции в организме,

тогда как для вирусов, легко инактивируемых макрофагами, эти клетки являются препятствием для распространения в организме и защищают от заражения высокочувствительные клетки центральной нервной системы и паренхиматозных органов. В случае, если размножающийся в макрофагах вирус обладает ци-топатической активностью в отношении клеток жизненно важных органов (мозг, печень), обычно развивается острая инфекция, как правило, с летальным исходом. При отсутствии деструктивной активности вирусов в отношении макрофагов и других клеток формируется персистентный тип инфекции. Результаты опытов, выполненных in vitro, свидетельствуют о том, что вирусы одинаково легко проникают в нативные и стимулированные макрофаги, и доказано, что источником инфекции в организме могут становиться и те макрофаги, которые являются непер-миссивной системой для вируса. Так, показано, что в макрофагах крыс in vitro вирус гриппа А быстро обезвреживается [20]. Этот процесс связывают с нарушением синтеза вирусных полипептидов. В то же время, по данным E. Li et al. [21], перитонеальные макрофаги крыс, адсорбировавшие на своей мембране этот вирус, приобретали способность инфицировать монослой чувствительных к нему клеток конъюнктивы человека. Также немаловажно, что при размножении различных вирусов в макрофагах (в частности, вируса иммунодефицита человека) их цитопатиче-ское воздействие морфологически не выявляется, но определяется снижение бактерицидного потенциала и синтезирующей активности клетки. Это в последующем может выражаться в реализации потенциала макрофагов как инициаторов иммунного ответа организма.

В настоящее время различными исследователями определено, что многие вирусы способны инфицировать моноциты/макрофаги, в том числе возбудители геморрагических лихорадок, такие как вирусы Денге, Хунин, Хантаан, а также вирус клещевого энцефалита. При этом функциональное состояние клеток макро-фагального ряда влияет на развитие резистентности организма [4]. При использовании различных популяций моноцитов/макрофагов человека и животных было доказано, что эти клетки являются мишенями для инфицирования многими флавивирусами. Причем к одному из уникальных свойств этих вирусов относится способность заражать популяции моноцитов/макрофагов вне зависимости от стадии их дифференцировки. К таким вирусам принадлежат вирусы Денге, Хунин, японского и клещевого энцефалитов [29], притом, что скорость размножения других вирусов, например вируса иммунодефицита человека и цитомегаловируса, коррелирует со степенью зрелости фагоцитов [26]. Необходимо отметить данные о подавлении функциональной активности моноцитов крови у больных клещевым энцефалитом при длительной и стабильной виремии [3].

Сообщалось, что из общей популяции мононукле-арных клеток периферической крови больных энте-ровирусными инфекциями, включающей лимфоциты, гранулоциты и моноциты, изолируются возбудители этих заболеваний, при этом некоторые энтеровирусы способны размножаться в данных клетках [15]. Так, выход вирусных частиц из мононуклеарных клеток крови был установлен в отношении вирусов ECHO 5 и 11, при этом титр вируса в зараженных вирусом ECHO 9 клетках выявлялся на постоянном уровне в течение всего наблюдаемого периода [26]. Молекулярная основа такого различия до конца неясна. В экспериментах in vitro после заражения вирусом Coxsackie 3 мононуклеарных лейкоцитов периферической крови человека, клеток костного мозга и отдельно -популяции гранулоцитов выявлен внутриклеточный синтез вирусных белков, но образования инфекционного вируса не обнаружено. При этом отмечалось различие в чувствительности популяций гемопоэти-ческих клеток к инфицированию этим вирусом, что предполагает зависимость его распространения от стадий созревания и дифференцировки иммуноком-петентных клеток [27].

Несмотря на то, что для полиовируса определен специфический рецептор CD155, механизм, с помощью которого вирус вызывает развитие паралитического заболевания, до конца не установлен. Ранее было показано, что CD155 экспрессирован на первичных человеческих моноцитах и эти клетки способны поддерживать низкий, но статистически значимый уровень репликации полиовируса ex vivo без предшествующего культивирования. Тем не менее на настоящий момент известно, что полиовирус инфицирует клетки гемопо-этических линий, а также клетки лимфоидных, моно-цитарных и гранулоцитарных линий [26].

Таким образом, исходя из вышеизложенного, необходимо отметить важность клеток моноцитарного ряда в развитии вирусных инфекций. Так, моноциты/макрофаги могут осуществлять положительный противовирусный эффект путем поглощения, обезвреживания и элиминации вирусов и инфицированных ими клеток, что ведет к их активации, системной и локальной продукции цитокинов. Наряду с этим данные клетки могут обладать и отрицательным воздействием. В первичном иммунном ответе оно выражается в том, что при репродукции фагоцитированных вирусов посредством макрофагов происходит диссеминация их в различные периферийные органы. В таком случае данные фагоциты выступают в роли своеобразного троянского коня, тем самым опосредуя образование локальных очагов воспаления. При этом возникает как депрессия функциональной активности клеток, так и проявление нежелательных последствий их изменений, приводящих к уничтожению здоровых клеток в месте воспаления за счет чрезмерной продукции активных радикалов кислорода и оксида азота.

В свою очередь, способность вирусов инфицировать моноциты/макрофаги и размножаться значительно зависит от их вида. Преимущественно РНК-содержащие вирусы резистентны к действию макрофагов и способны к внутриклеточной репродукции в их цитоплазме. Такая репродукция вирусов в макрофагах может заканчиваться в случае продуктивной инфекции образованием полноценных вирионов, а в случае абортивной — формированием вирусных компонентов. И в том, и в другом случае реакция макрофагов оказывает влияние на защитный ответ организма.

Литература

1. Гамалей И.Ф., Клюбин И.В. Перекись водорода как сигнальная молекула // Цитология. 1996. Т. 38, № 12. С. 1223-1247.

2. Литвитский П.Ф., Синельникова Т.Г. Врожденный иммунитет: механизмы реализации и патологические синдромы // Вопросы современной педиатрии. 2009. Т. 8. С. 95-101.

3. Пирогова Н.П., Михайлова О.В., Карпова М.Р. и др. Особенности фагоцитарной активности лейкоцитов в периферической крови у больных клещевым энцефалитом // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 2002. Прил. 1. С. 82-85.

4. Плехова Н.Г. Ультраструктурная и цитохимическая характеристика макрофагов, инфицированных РНК-содержащими вирусами: дис. … д-ра биол. наук, 2009. 350 с.

5. Тотолян А.А., Фрейдлин И.С. Клетки иммунной системы. СПб: Наука, 2000. 220 с.

6. Baskin H.S. Herpes simplex virus type 2 synergizes with interfer-on-y in the induction of nitric oxide production in mouse macrophages through autocrine secretion of tumour necrosis factor-a // Gen. Virol. 1997. Vol. 78. P. 195-203.

7. Belge K.U., Dayyani F., Horelt A. et al. The proinflammatory CD14+CD16+DR++ monocytes are a major source of TNF // J. Immunol. 2002. Vol. 168. P. 3536-3542.

8. Bergelson J.M., Cunningham J.A., Droguett G. et al. Isolation of a common receptor for Coxsackie B viruses and adenoviruses 2 and 5 // Science. 1997. Vol. 275. P. 1320-1323.

9. Blond D., Raoul H., Grand R., Dormont D. Nitric oxide synthesis enhances human immunodeficiency virus replication in primary human macrophages // J. Virol. 2000. Vol. 74, No. 19. Р. 8904-8912.

10. Chaturvedi U.C., NagarR., Shrivastava R. Macrophage & Dengue virus: Friend or foe? // Ind. J. Med. Res. 2006. Vol. 124. P. 23-40.

11. Chen Y.-C., Wang S.-Y. Activation of terminally differentiated human monocytes/macrophages by dengue virus: productive infection, hierarchical production of innate cytokines and chemokines, and the synergistic effect of lipopolysaccharide // J. Virol. 2002. Vol. 76. P. 9877-9887.

12. Coleman C.M., Wu L. HIV interactions with monocytes and dendritic cells: viral latency and reservoirs // Retrovirology. 2009. Vol. 6. P. 51-62.

13. Fang F.C., Vazquez-Torres A. Nitric oxide production by human macrophages: there>s NO doubt about it // Am. J. Physiol. Lung Cell. Mol. Physiol. 2002. Vol.282, No. 5. Р 941-943.

14. Feldmann H., Bugany H., Mahner F et al. Filovirus-induced endothelial leakage triggered by infected monocytes/macrophages // J. Virol. 1996. Vol. 70, No. 4. P. 2208-2214.

15. Freistadt M.S., Eberle K.E. Poliovirus receptor on human blood cells: a possible extraneural site of poliovirus replication J. Virol. 1996. Vol. 70. P. 6486-6492.

16. Gavrilovskaya I.N., E.J. Brown, M.H. Ginsberg et al. Cellular entry of hantaviruses which cause hemorrhagic fever with renal syndrome is mediated by beta3 integrins // J. Virol. 1999. Vol. 73, No. 5. P. 3951-3959.

17. Greenberg S., Grinstein S. Phagocytosis and innate immunity // Curr. Opin. Immunol. 2002. Vol. 14. P.136 145.

18. Helmy K.Y., Katschke K.J. Jr., Gorgani N.N. et al. CRIg: a macrophage complement receptor required for phagocytosis of circulating pathogens // Cell. 2006. Vol. 124. P. 915-927.

19. Jin M., Park J., Lee S. et al. Hantaan virus enters cells by clath-rindependent receptor-mediated endocytosis // Virol. 2002. Vol. 294, No. 1. P. 60-69.

20. Kreil T.R., Eible M.M. Nitric oxide and viral infection: NO antiviral activity against a flavivirus in vitro, and evidence for contribution to pathogenesis in experimental infection in vivo // Virol. 1996. Vol. 219. P. 304-306.

21. Li E., Stupack D., Bokoch G.M., Nemerow G.R. Adenovirus endocytosis requires actin cytoskeleton reorganization mediated by Rho family GTPases // J. Virol. 1998. Vol. 72. P. 8806-8812.

22. Markotic A., Hensley L., Daddario K. et al. Pathogenic hantaviruses elicit different immunoreactions in THP-1 cells and primary monocytes and induce differentiation of human monocytes to dendritic-like cell // Coll. Antropol. 2007. Vol. 31, No. 4. P. 1159-1167.

23. Nauwynck H.J., Duan X., Favoreel H.W. et al. Entry of porcine reproductive and respiratory syndrome virus into porcine alveolar macrophages via receptor-mediated endocytosis // J. General. Virol. 1999. Vol. 80. P. 297-305.

24. Neves-Souza P.C., Azeredo E.L., Zagne S.M. et al. Kubelka Inducible nitric oxide synthase (iNOS) expression in monocytes during acute Dengue Fever in patients and during in vitro infection // BMC Infect. Dis. 2005. Vol. 18, No. 5. P. 64-67.

25. Shen J., Devery J.M., King N.J. Adherence status regulates the primary cellular activation responses to the flavivirus West Nile // Immunol. 1995. Vol. 84. P. 254-264.

26. Tuthill T.J., D. Bubeck, D.J. Rowlands, J.M. Hogle Characterization of early steps in the Poliovirus infection process: receptordeco-rated liposomes induce conversion of the virus to membranean-chored entryintermediate particles // Virol. 2006. Vol. 80, No. 1. P. 172-180.

27. Vuorinen T., Vainionpa R., Heino J., Hyypia T. Coxsackievirus B3 infection in human leukocytes and lymphoid cell lines // J. Gener. Virol. 1999. Vol. 80. P. 921-927

28. Wang H., Ward M. F., Fan X.-G. et al. Potential role of high mobility group box 1 in viral infectious diseases // Viral. Immunol. 2006. Vol.19, No. 1. P. 3-9.

29. Yang K.D., Yeh W.-T., Chen R.-F. et al. Macrophages and other nonspecific defenses: role in modulating resistance against herpes simplex virus // J. Gen. Virol. 2004. Vol. 85. P. 635-642.

30. Ziegler-Heitbrock H.W. Definition of human blood monocytes // J. Leukoc. Biol. 2000. Vol. 67. P. 603-606.

Поступила в редакцию 01.03.2010.

THE ROLE OF MONOCYTES/MACROPHAGES IN PATHOGENESIS OF VIRAL INFECTION

N.G. Plekhova, L.M. Somova

Institute of Epidemiology and Microbiology, SB RAMS (1 Selskaya St. Vladivostok 690087 Russia)

Summary — Review is dedicated to actual question of the mono-cyting derivative cells participation in development of viral infection. These cells can realize positive antiviral effect, which include the ingesting, killing and elimination of viruses and infecting cells. Herewith monocytes/macrophages are actuated and produced of cytokine. Aside from this, these cells can possess and negative influence, when are occur the dissemination of phagocyting these viruses in different organs and, hereunder, the formation of new local inflammation foci. For this reason appears as depression of cells functional activity, so and manifestation of undesirable consequence their overweening activation, as follows, they can destroy the sound cells in inflammation foci, produced the active radicals of the oxygen and nitric oxide.

Keywords: monocytes, macrophages, viral infections, pathogenesis.

Pacific Medical Journal, 2010, No. 3, p. 5-9.

Состояние системы фагоцитирующих мононуклеаров после частичной гепатэктомии и спленэктомии у крыс

М.А. Чиши, Б.Г. Юшков, И.Г. Данилова, И.Ф. Гетте

 

УДК 612.112.3:616-092.9:616.36-089.87:616.411-007.42

Институт иммунологии и физиологии УрО РАН, Екатеринбург

 

К системе фагоцитирующих мононуклеаров относятся кроветворные клетки-предшественники моноцитов-макрофагов костного мозга, циркулирующие в крови моноциты и органо- и тканеспецифичные макрофаги. Все элементы этой системы находятся во взаимосвязи друг с другом, и воздействие на любую из ее частей вызывает ответную реакцию со стороны всей системы. Одним из способов воздействия на СФМ может быть уменьшение объема составляющих ее элементов путем удаления органов, в которых находится наибольшее количество макрофагов. Макрофаги присутствуют практически во всех органах и тканях, общее распределение их по тканям выглядит следующим образом: в печени 56,4%, легких 14,9%, селезенке 15%, перитонеальной полости 7,6%, других тканях 6,1%.

Целью настоящей работы явилось изучение состояния СФМ организма при уменьшении ее объема на модели частичной гепатэктомии и спленэктомии у крыс.

Опыты проводились на 60 беспородных крысах-самцах с исходной массой 180–250 граммов, находящихся на обычном рационе вивария. Состояние СФМ после частичной гепатэктомии и спленэктомии изучалось через 4 и 17 часов после операции, что соответствовало деструктивно-реактивной и пролиферативной фазе регенерации печени. Оценивалось абсолютное количество макрофагов в печени, селезенке, костном мозге, легких и периферической крови, а также в ткани печени и селезенки производился расчет количества моноцитов/макрофагов на 0,01 мм2, а в костном мозге рассчитывалось содержание макрофагов на 100 г веса животного.

Как показали исследования, частичная гепатэктомия вызывает перераспределение макрофагов в организме. Если в оставшемся регенерирующем участке печени наблюдается уменьшение количества клеток Купфера как через 4, так и 17 часов после воздействия, то в селезенке, костном мозге происходит увеличение количества макрофагов-моноцитов. В периферической крови содержание моноцитов возрастает лишь к 17 часам после операции. Количество альвеолярных макрофагов не изменяется.

Удаление селезенки, как и частичная гепатэктомия, вызывает значительное снижение количества клеток Купфера в печени. В первые часы после операции отмечается накопление костномозговых макрофагов, в дальнейшем происходит выброс их из костного мозга, поскольку в периферической крови концентрация моноцитов повышается. Спленэктомия, по-видимому, нарушает процесс выведения отработавших макрофагов из организма, так как уровень альвеолярных макрофагов в легких снижается в оба исследованных срока.

Таким образом, объем СФМ (количество клеточных элементов) существенно влияет на ее морфофункциональные характеристики. Уменьшение численности макрофагов в организме вызывает компенсаторную реакцию, направленную на восстановление объема моноцитарно-макрофагальной системы, главным образом за счет повышения продукции, а также ограничения выведения клеток моноцитарного ряда из организма.

Разработка метода стабильной поляризации макрофагов моноцитарного происхождения и исследование их активности в клеточной модели рака яичника

Проект направлен на получение макрофагов со стабильным провоспалительным фенотипом М1 и исследование их противоопухолевых свойств на in vitro моделях рака яичника. Рак яичников занимает третье место в структуре онкогинекологической заболеваемости в России, уступая по частоте встречаемости раку эндометрия и раку шейки матки. 

Для решения проблемы стабильной поляризации макрофагов в сторону М1 фенотипа важным этапом проекта станет генетическая модификация макрофагов, полученных из CD14+ и/или CD16+ моноцитов, представляющих две основные моноцитарные субпопуляции в крови. Будет проведен биоинформатический анализ с целью выявления наиболее значимых различий во внутриклеточном сигналинге при М1 поляризации макрофагов. Впервые будет охарактеризована способность СD14+ и CD16+ субпопуляций моноцитов к М1-поляризации, проведена оценка про- и противовоспалительной функции, фагоцитарной активности, анализ секретома, экспрессии про- и противовоспалительных генов.

Впервые будет получена стабильная культура М1 поляризованных макрофагов путем трансфекции или трансдукции клеток векторами, кодирующими компоненты для редактирования генома, на основании данных биоинформатического анализа.


Задачи проекта

  1. Оценка потенциала классической (CD14++CD16-) и неклассической популяций (CD14+CD16++) моноцитов, макрофагальных предшественников, к поляризации в М1 макрофаги под воздействием коктейля цитокинов, факторов роста, LPS. Определение популяции моноцитов с максимальными иммунофенотипическими и функциональными показателями М1 поляризации для последующего анализа транскриптома.
  2. Биоинформатический анализ транскриптома клеток in silico для выбора группы генов-мишеней, необходимых для поддержания стабильной поляризации моноцитов в сторону М1 фенотипа.
  3. Генетическая модификация клеток: повышение экспрессии генов, вовлеченных в М1 поляризацию или ингибирование поляризации в сторону М2 фенотипа. В рамках решения этой задачи для выбранной субпопуляции моноцитов предлагается использование трансфекции вектором, лентивирусной трансдукции, сайленсинга, а также проведение нокаута с использованием вектора, кодирующего CRISPR/Cas9 с гидовой РНК, комплементарной гену-мишени. В связи со сложностью доставки конструкта в клетки первичной культуры наиболее оптимальный способ будет выбран в ходе эксперимента. 
  4. Оценка стабильности М1 поляризованных макрофагов, их фагоцитарных свойств, секретома.
  5. Исследование противоопухолевой активности полученных М1 макрофагов in vitro при сокультивировании с линейными клетками опухоли.

 

Моноциты

Моноциты — самые активные и крупные фагоциты в сосудистом русле. Их называют макрофагами. Фагоцитоз (поглощение фагоцитами вредных микроорганизмов) не приводит к гибели моноцитов. Они активно передвигаются за счет псевдоподий (амебоидное движение) в направлении эмиграции из сосудов в ткани, используя хемотаксис (для ориентации в направлении очагов воспаления или деструкции тканей).

Моноциты, мигрируя из системы кровообращения, превращаются в тканевые макрофаги, которые вместе с нейтрофилами поддерживают тканевой иммунитет. Макрофаги живут дольше нейтрофилов. Моноциты, выйдя из красного костного мозга, несколько дней циркулируют в крови, затем переходят в ткани и там растут. В них увеличивается количество лизосом и митохондрий. Возле воспалительного очага макрофаги размножаются делением.

Моноцитоз (рост числа моноцитов в крови) (≥ 1,0 × 109/л) наблюдается при:

  • Объемных и продолжительных хирургических вмешательствах.
  • Реконвалисценции после острых состояний.
  • Системных коллагенозах (красной волчанке, ревматизме и др.).
  • Злокачественном росте новообразований.
  • Некоторых болезнях системы крови.
  • Специфических инфекциях (сифилисе, туберкулезе и др.).

Моноцитопения (уменьшение числа моноцитов в крови) (≤0,03 × 109/л) наблюдается при:

  • Специфических инфекциях (брюшном тифе и др.).
  • Тяжелых воспалениях, осложненных сепсисом.
  • Продолжительной терапии глюкокортикоидами и других состояниях, угнетающих иммунитет.
  • Поражении органов кроветворения (костного мозга).

Анализатор АМП контролирует количество моноцитов на протяжении всего периода болезни, позволяя наблюдать динамику воспалительного процесса и вносить коррективы в лечение. Данные исследования можно получить на амбулаторном приеме неинвазивно всего за 10 мин.

Если Вы желаете пройти диагностику на приборе АМП, обратитесь по телефонах указанных на нашем сайте.

Норма:&nbsp3 — 11 %.

ЛЕЙКОЦИТЫ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 17. Москва, 2010, стр. 180

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: А. А. Ярилин

ЛЕЙКОЦИ́ТЫ (от лей­ко… и ци­то…), бе­лые клет­ки кро­ви по­зво­ноч­ных жи­вот­ных и че­ло­ве­ка. Раз­ли­ча­ют 5 осн. раз­но­вид­но­стей Л.: ней­тро­фи­лы (50–70% от об­ще­го чис­ла Л. че­ло­ве­ка), эо­зи­но­фи­лы (1–4%), ба­зо­фи­лы (0,5%), мо­но­ци­ты (5–10%) и лим­фо­ци­ты (20–35%). Пер­вые 3 раз­но­вид­но­сти Л. име­ют в ци­то­плаз­ме гра­ну­лы (зёр­на) и на­зы­ва­ют­ся зер­ни­сты­ми Л. или гра­ну­ло­ци­та­ми. В ци­то­плаз­ме мо­но­ци­тов и лим­фо­ци­тов гра­ну­лы от­сут­ст­ву­ют, по­это­му их на­зы­ва­ют не­зер­ни­сты­ми Л., или аг­ра­ну­ло­ци­та­ми. В 1 л кро­ви че­ло­ве­ка в нор­ме со­дер­жит­ся 4–9 млрд. лей­ко­ци­тов.

Л. про­ис­хо­дят от кро­ве­твор­ной ство­ло­вой клет­ки, ло­ка­ли­зую­щей­ся у взрос­лых осо­бей в ко­ст­ном моз­ге. Дли­тель­ность раз­ви­тия ней­тро­фи­лов в ко­ст­ном моз­ге 18–20 сут, ос­таль­ных Л. – 7–10 сут. Оно под­дер­жи­ва­ет­ся т. н. ко­ло­ние­сти­му­ли­рую­щи­ми фак­то­ра­ми и ин­тер­лей­ки­на­ми. Часть лим­фо­ци­тов (Т-лим­фо­ци­ты) раз­ви­ва­ет­ся в ти­му­се. Кровь слу­жит для тран­зи­та Л. из кост­но­го моз­га в др. тка­ни; лим­фо­ци­ты по­сту­па­ют в неё так­же в про­цес­се ре­цир­ку­ля­ции (пе­ре­хо­да из тка­ней в лим­фу и кровь и об­рат­но в тка­ни). Дли­тель­ность пре­бы­ва­ния в кро­во­то­ке гра­ну­ло­ци­тов – ме­нее су­ток, мо­но­ци­тов – неск. су­ток. Л. не­пре­рыв­но миг­ри­ру­ют из кро­ви в тка­ни, где ней­тро­фи­лы и эо­зи­но­фи­лы жи­вут неск. су­ток, а мо­но­ци­ты пре­вра­ща­ют­ся в мак­ро­фа­ги, ко­то­рые со­хра­ня­ют жиз­не­спо­соб­ность от 3 нед до не­сколь­ких лет (ре­зи­дент­ные мак­ро­фа­ги). Осн. функ­ция Л. свя­за­на с уча­сти­ем в им­му­но­ло­гич. про­цес­сах. Мие­ло­ид­ные Л. (все Л., кро­ме лим­фо­ци­тов) уча­ст­ву­ют в фор­ми­ро­ва­нии вро­ж­дён­но­го, а лим­фо­ци­ты – при­об­ре­тён­но­го (адап­тив­но­го) им­му­ни­те­та. При вос­па­лит. про­цес­сах ми­гра­ция мие­ло­ид­ных Л. в тка­ни зна­чи­тель­но по­вы­ша­ет­ся, че­му спо­соб­ст­ву­ет уси­ле­ние об­ра­зо­ва­ния мо­ле­кул ад­ге­зии на эн­до­те­ли­аль­ных клет­ках кро­ве­нос­ных со­су­дов и хе­мо­так­сич. фак­то­ров в оча­ге вос­па­ления. Ней­тро­фи­лы и мо­но­ци­ты-мак­ро­фа­ги вы­пол­ня­ют функ­ции фа­го­ци­тов. Пер­вые миг­ри­ру­ют в очаг ин­фи­ци­ро­ва­ния бы­ст­рее, фа­го­ци­тар­ная ре­ак­ция осу­ще­ст­в­ля­ет­ся ими бо­лее ин­тен­сив­но, но крат­ко­вре­мен­но. Ги­бель фа­го­ци­ти­ро­ван­ных аген­тов реа­ли­зу­ет­ся бла­го­да­ря на­ли­чию в гра­ну­лах ней­тро­фи­лов и ли­зо­со­мах мо­но­ци­тов раз­но­об­раз­ных бак­те­ри­цид­ных фак­то­ров, сре­ди ко­то­рых наи­бо­лее важ­ны­ми яв­ля­ют­ся ак­тив­ные фор­мы ки­сло­ро­да (су­пер­ок­сид ани­он-ра­ди­кал и др.). Обыч­но по­сле фа­го­ци­то­за ней­тро­фи­лы под­вер­га­ют­ся апоп­то­зу, то­гда как мак­ро­фа­ги со­хра­ня­ют жиз­не­спо­соб­ность и вы­пол­ня­ют роль «му­сор­щи­ков», фа­го­ци­ти­руя как мик­ро­бы, так и клет­ки ор­га­низ­ма, по­гиб­шие в оча­ге по­ра­же­ния. Им­му­но­ло­гич. функ­ция эо­зи­но­фи­лов свя­за­на с вне­кле­точ­ным ци­то­ли­зом мно­го­кле­точ­ных па­ра­зи­тов с по­мо­щью сек­ре­ти­руе­мых ими ци­то­ток­сич. бел­ков (глав­но­го ще­лоч­но­го, ка­ти­он­но­го) и др. фак­то­ров, ба­зо­фи­лов – с за­щи­той от мак­ро­па­ра­зи­тов (гель­мин­тов). Эо­зи­но­фи­лы и ба­зо­фи­лы уча­ст­ву­ют в реа­ли­за­ции позд­них эта­пов ал­лер­гич. ре­ак­ций.

Чис­ло Л. и со­от­но­ше­ние их форм (т. н. лей­ко­ци­тар­ная фор­му­ла) не­оди­на­ко­вы у жи­вот­ных раз­ных ви­дов. У жи­вот­ных, как и у че­ло­ве­ка, они из­ме­ня­ют­ся с воз­рас­том в за­ви­си­мо­сти от фи­зио­ло­гич. со­стоя­ния ор­га­низ­ма, при бо­лез­нях. Оп­ре­де­ле­ние чис­ла Л. и лей­ко­ци­тар­ная фор­му­ла используютcя в ме­ди­цин­ской и ве­те­ри­нар­ной прак­ти­ке для ди­аг­но­сти­ки ря­да за­бо­ле­ва­ний. См. так­же Кровь, Кро­ве­тво­ре­ние, Фа­го­ци­тоз.

Роль моноцитов и макрофагов в регулировании иммунного ответа после трансплантации легких

Пересадка органов Curr Opin. Авторская рукопись; доступно в PMC 1 июня 2017 г.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC4858348

NIHMSID: NIHMS782929

Stephen Chiu

1 Отделение торакальной хирургии, Отделение хирургии Университета Ферин, Северо-Западный университет медицины

Анкит Бхарат

1 Отделение торакальной хирургии, Отделение хирургии, Медицинская школа Файнберга Северо-Западного университета

2 Отделение легочной медицины и реанимации, Отделение медицины, Медицинская школа Файнберга Северо-Западного университета

1 Отделение торакальной хирургии, Отделение хирургии, Медицинский факультет Файнберга Северо-Западного университета

2 Отделение легочной медицины и реанимации, Медицинский факультет Северо-Западного университета Медицинский факультет Файнберга

Автор для корреспонденции: Анкит Бхарат MD, FACS, Северо-западные университеты Медицинская школа им. Файнберга, отделение торакальной хирургии, 676 N.St. Clair Street, Suite 650, Chicago, Illinois 60611, телефон: 312-926-7552, факс: 312-695-3644, [email protected] См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Цель обзора

Достижения в области биологии моноцитов и макрофагов резко изменили наше понимание их роли в процессе гомеостаза и воспаления. Здесь мы рассматриваем роль этих важных эффекторов врожденного иммунитета в легких во время воспалительных процессов, включая трансплантацию легких.

Последние результаты

Было показано, что экстравазация нейтрофилов в ткань легкого и альвеолярное пространство является патогенным при остром повреждении легких, а также при первичной дисфункции трансплантата после трансплантации легкого. Недавние достижения в иммунологии легких продемонстрировали замечательную пластичность как моноцитов, так и макрофагов и продемонстрировали их важность в качестве медиаторов рекрутирования нейтрофилов и трансэндотелиальной миграции во время воспаления.

Резюме

Моноциты и макрофаги становятся ключевыми игроками в опосредовании как реакции патогенов, так и стерильного воспаления легких, в том числе возникающих в результате баротравмы и ишемии-реперфузии.Текущие исследования установят механизмы, с помощью которых эти моноциты и макрофаги инициируют различные иммунные реакции, которые лежат в основе реакции на повреждение в легких.

Ключевые слова: Моноциты, макрофаги, трансплантация легких, первичная дисфункция трансплантата

Введение

Моноциты и макрофаги являются членами системы мононуклеарных фагоцитов, компонентом врожденного иммунитета. Моноциты — это лейкоциты костного мозга, которые циркулируют в крови и селезенке.Они характеризуются своей способностью распознавать «сигналы опасности» через рецепторы распознавания образов. Моноциты могут фагоцитозировать и представлять антигены, секретировать хемокины и пролиферировать в ответ на инфекцию и травму. Попадая в ткани, моноциты способны дифференцироваться в макрофаги и дендритные клетки. Макрофаги, с другой стороны, обычно считаются терминально дифференцированными клетками, которые фагоцитируют патогены или токсины, секретируют хемокины для набора других иммунных клеток и мигрируют в локальные ложе лимфатических узлов через лимфатические сосуды, где они представляют процессированные антигены.Здесь мы обсудим текущее понимание функции моноцитов и макрофагов в иммунобиологии легких, основанное на исследованиях на животных и людях. Мы рассмотрим их роль в гомеостазе и ответе на инфекцию легких и повреждение тканей. Кроме того, мы рассмотрим их важность при трансплантации легких с акцентом на ишемическое реперфузионное повреждение, первичную дисфункцию трансплантата и отторжение аллотрансплантата.

Моноциты и макрофаги в гомеостазе легких

Хотя раньше считалось, что это линия клеток с макрофагами как окончательно дифференцированная клетка в процессе перехода от моноцита к макрофагу, исследования последних двадцати лет доказали обратное.Достижения в нашем понимании биологии моноцитов и макрофагов имеют прямое приложение к легкому и поддержанию его гомеостаза. Вместе, скоординированно, моноциты и макрофаги исследуют легкое ().

Роль моноцитов и макрофагов легких в гомеостазе, бактериальной инфекции, баротравме и ишемии-реперфузии / ПГД. (A) В гомеостазе неклассические моноциты легких патрулируют эндотелий, тогда как классические моноциты исследуют паренхиму. Классические моноциты могут дифференцироваться в интерстициальные макрофаги или дендритные клетки, происходящие из моноцитов, или оставаться недифференцированными при мониторинге сигналов инфекции или повреждения.Альвеолярные макрофаги находятся в легких, независимо от моноцитов, и остаются в альвеолярном пространстве. (B) Во время заражения патогеном в альвеолярном пространстве альвеолярные макрофаги активируются первыми, высвобождая хемокины и цитокины, которые затем привлекают моноциты и нейтрофилы. По прибытии в очаг инфекции нейтрофилы способны дегранулировать и генерировать внеклеточные ловушки нейтрофилов в целях борьбы с инфекцией. (C) Во время механической вентиляции повреждение, вызванное растяжением, активирует эндотелий, альвеолярные макрофаги и эпителий, вызывая набор и активацию как классических, так и неклассических моноцитов, а также набор нейтрофилов. (D) Во время ишемии-реперфузии альвеолярные макрофаги и моноциты активируются, рекрутируя нейтрофилы, и, если повреждение достаточно серьезное, они могут привести к первичной дисфункции трансплантата.

Моноциты

Большая часть наших знаний о моноцитах получена в результате исследований с использованием тканей мышей и крови человека. Как у людей, так и у мышей моноциты можно подразделить на: (1) классические воспалительные моноциты, которые имеют Ly6C high CCR2 + у мышей и CD14 + CD16 CCR2 + у людей; и (2) неклассические эндотелиальные патрулирующие моноциты, которые имеют Ly6C low CX3CR1 high у мышей и CD14 dim CD16 + CX3CR1 high у людей (1).Третья группа промежуточных моноцитов, которые представляют собой Ly6C int CX3CR1 high у мышей и CD14 + CD16 + CX3CR1 high у людей, также была идентифицирована, но их конкретная роль не полностью охарактеризована. Вероятно, они имеют функции, отличные от классических и неклассических моноцитов (2).

Классические моноциты

Классические моноциты хорошо охарактеризованы. В ответ на инфекцию или повреждение они размножаются в костном мозге, попадают в кровоток CCR2-зависимым образом и попадают в интересующий участок через градиент хемокинов (3).Например, во время бактериальной инфекции эти моноциты являются домом для очага инфекции и фагоцитозных патогенов, секретируют особый набор хемокинов, которые приводят к привлечению других иммунных клеток, и представляют антиген через MHC класса II (4). Исследования на мышах также показали, что эти моноциты могут выходить из сосудистой сети и без дальнейшей дифференциации исследовать тканевое микроокружение перед тем, как уйти через лимфатические сосуды (5). Селезенка функционирует как резервуар для моноцитов. В ответ на сигналы, исходящие от удаленного повреждения ткани, например высвобождение ангиотензина II во время инфаркта миокарда, эти клетки могут быть мобилизованы к месту повреждения из селезенки (6).

В легких эти клетки способны дифференцироваться в легочные дендритные клетки и макрофаги. Используя комбинацию методов картирования судеб, парабионтов и флуоресцентных репортерных исследований на мышах, исследователи показали, что классические моноциты Ly6C high дифференцировались как в CD11b + , CD103 , так и в CD11b CD103 + дендритные клетки. подмножества (7). Кроме того, эти клетки дифференцируются в макрофаги, когда попадают в легкие, и помогают пополнить резидентный в ткани пул макрофагов, когда они истощаются либо в результате травмы, либо в результате экспериментальных манипуляций (8).

Неклассические и промежуточные моноциты

Неклассические эндотелиальные патрулирующие моноциты впервые были зарегистрированы в 2007 году (9), и исследования их биологии и функции продолжаются. Эти клетки, вероятно, являются потомками классических моноцитов, которые вернулись в костный мозг и под контролем Nur77 (Nr4a1) созревают в неклассические моноциты (10). Они демонстрируют отчетливую подвижность и характер ползания. Исследования изображений in vivo показали, что неклассические моноциты ползают по просветной стороне эндотелия.Это интегрин-зависимое ползание не зависит от направления кровотока. Фактически, это часто происходит против направления потока (11, 12). Известно, что в легких неклассические моноциты способны дифференцироваться в дендритные клетки CD11b + CD103 (7). Недавние исследования предприняли дальнейшие попытки изучить роль этих моноцитов. Исследователи показали, что неклассические моноциты участвуют во внутрипросветном надзоре за эндотелием и фагоцитозом поврежденного эндотелия наряду с привлечением нейтрофилов к месту повреждения (13).Кроме того, было показано, что эти клетки ограничивают метастазы опухоли в легкие через ось CX3CR1-CX3CL1 (14). Исследования неклассических моноцитов человека показали, что эти моноциты воспринимают нуклеиновые кислоты и вирусы посредством передачи сигналов TLR7 и могут инициировать врожденный иммунный ответ, секретируя цитокины (15). Эти моноциты могут быть мобилизованы из маргинализованного сосудистого компартмента во время интенсивных упражнений, сепсиса и после кардиохирургии (16–18) и истощаются при лечении высокими дозами глюкокортикоидов (19, 20).

Однако существуют противоречивые сообщения о функции неклассических моноцитов. Некоторые исследования предполагают, что эта популяция секретирует провоспалительные цитокины, в то время как другие предполагают, что они обладают противовоспалительным действием и способствуют разрешению воспаления и началу заживления и фиброза (14). Сложность дифференциации неклассических моноцитов от промежуточных моноцитов по экспрессии маркеров клеточной поверхности может объяснить противоречивые сообщения о функции этих клеток.Фактически, поскольку неклассические моноциты стали предметом недавних более интенсивных исследований, стало ясно, что существует популяция «промежуточных» моноцитов. Ly6C мыши и CD14 человека экспрессируются в моноцитах на высоких, промежуточных и низких уровнях в виде континуума, а промежуточные уровни этих поверхностных маркеров вместе с экспрессией маркера клеточной поверхности 6-sulfo LacNac (slan) идентифицируют промежуточную субпопуляцию моноцитов. При изучении отдельных популяций промежуточные моноциты демонстрируют более высокую экспрессию MHCII и более тесно связаны с классическими, чем неклассическими моноцитами, на основании анализа транскриптома (21, 22).

Макрофаги

Макрофаги существуют в тканях как часовые, считывающие патогены и травмы. Хотя раньше считалось, что они постоянно пополняются циркулирующими моноцитами, исследования на мышах за последнее десятилетие показали, что макрофаги, находящиеся в тканях, способны к самообновлению. К ним относятся клетки Купфера в печени, макрофаги красной пульпы в селезенке, клетки Лангерганса в коже, макрофаги, находящиеся в сердце, и альвеолярные макрофаги в легких (23, 24).

Резидентные в сердце и легкие макрофаги имеют заметную неоднородность.Недавнее исследование выявило отдельные популяции сердечных макрофагов, некоторые из которых были способны к самообновлению, а другие пополнялись за счет циркулирующих моноцитов (25). Точно так же в легких альвеолярные макрофаги и интерстициальные макрофаги, находящиеся в легких, по-видимому, представляют собой отдельные популяции с независимыми клонами (26). Эти популяции, хотя и являются гетерогенными, по-видимому, способны выполнять функции, традиционно считающиеся присущими макрофагам, включая фагоцитоз патогена, эффероцитоз поврежденных клеток-хозяев, секрецию цитокинов при активации и миграцию через лимфатические сосуды для представления антигена, инициируя адаптивный иммунный ответ. .

Активация макрофагов происходит у двух различных разновидностей. Первый — это «классическая» активация или активация «M1», которая приводит к провоспалительному фенотипу. В ответ на внеклеточные или внутриклеточные патогены макрофаги M1 активируют индуцибельную синтазу оксида азота и секретируют провоспалительные хемокины и цитокины через рецепторы распознавания образов. Они также представляют антиген через MHC класса II, инициируя воспаление, рекрутирование гранулоцитов и ответ хелперных Т-клеток 1-го типа. Вторая, «альтернативная» или «M2» активация более разнообразна по фенотипу.В ответ на IL-4 и IL-13 во время аллергической реакции или паразитарной инфекции макрофаги M2 секретируют гистамин и способствуют уничтожению и инкапсуляции паразитов. За пределами области патогенетической реакции макрофаги, активируемые M2, способны подавлять начальную воспалительную реакцию и способствовать разрешению воспаления и инициированию заживления тканей и фиброза (27). Важно отметить, что классификация активации M1 / ​​M2, вероятно, слишком дихотомична по своим характеристикам, и фактические состояния активации макрофагов, вероятно, лучше представлены в виде континуума в ответ на различные стимулы с ответами от провоспалительного до противовоспалительного, демонстрируя замечательная пластичность макрофагов (28, 29).

Ответы моноцитов и макрофагов на механизмы поражения хозяина после трансплантации легкого

Пациенты, перенесшие трансплантацию легких, подвержены множеству инфекционных и воспалительных инсультов. К ним относятся ишемическое реперфузионное повреждение (IRI), механическая вентиляция и инфекция, вызванная комменсальными патогенами и патогенами легких. Любое из этих поражений может привести к первичной дисфункции трансплантата (ПГД), острому повреждению легких и остром респираторному дистресс-синдрому, в зависимости от этиологии (через).При наихудших фенотипах поражения легких, независимо от этиологии, нейтрофилы проникают в альвеолярное пространство и образуются внеклеточные ловушки нейтрофилов (NETS) (30–33). При выпуске NETS предназначены для помощи в улавливании и облегчении удаления патогенов (34). Однако, когда воспалительная реакция становится подавляющей, NETS могут стать патогенными и способствовать циклу ателектравмы, неэффективному газообмену через альвеолярно-капиллярный барьер и дыхательной недостаточности. Обзор нейтрофилов выходит за рамки этого обзора.Однако важно понимать их роль в воспалении, поскольку они часто являются эффекторными клетками, привлекаемыми моноцитами и макрофагами. Инфильтрация легких нейтрофилами и наличие NETS также часто используются как признаки серьезного повреждения легких.

Ответ патогена

Реципиенты трансплантата легких особенно чувствительны к патогенам. Длительное заболевание легких часто осложняется предшествующими инфекциями, некоторые — частыми и неоднократными госпитализациями.Длительные или не полностью вылеченные инфекции, помимо патогенов, полученных от доноров, иммуносупрессии, искусственной вентиляции легких и обязательного пребывания в отделении интенсивной терапии, подвергают реципиентов высокому риску поражения легких патогенными микроорганизмами.

И моноциты, и макрофаги используют рецепторы распознавания образов для распознавания патогенов и инициирования их ответа. Классические моноциты мобилизуются в ответ на бактериальные, грибковые, протозойные и вирусные патогены (35). По прибытии в воспаленную или инфицированную ткань они дифференцируются либо в дендритные клетки, либо в макрофаги.Это различие не является четким, а скорее основано на профиле цитокинов и иммунофенотипировании. Например, в моделях колита у мышей моноциты Ly6C high рекрутируются в кишечник и дают начало дендритным клеткам CX3CR1 + , которые затем фагоцитируют бактерии и транспортируют их к мезентериальным лимфатическим узлам, чтобы вызвать Т-клеточный ответ (36). Те же циркулирующие моноциты Ly6C high способны дифференцироваться в TNF-α и индуцибельный оксид азота, продуцирующие ДК, или дифференцироваться в макрофаги, которые, в зависимости от факторов окружающей среды, могут либо способствовать провоспалительной среде, либо разрешению воспаления (37, 38 ).Текущие руководства рекомендуют называть эти клетки просто «клетками, происходящими из моноцитов» или MoDC, чтобы избежать путаницы, поскольку функции могут перекрываться (39).

На другом уровне сложности неклассические моноциты также задействованы, хотя и менее устойчиво, в начальной реакции на воспаление. В первоначальном всеобъемлющем отчете о своей биологии они участвовали в начальной воспалительной реакции через секрецию TNF и хемокинов (9). Их ответ был особенно хорошо изучен в ответ на циркулирующие нуклеиновые кислоты или вирусную инфекцию через TLR7 / 8, повреждение эндотелия через TLR7 или контроль метастазов опухоли через CX3CR1 (14, 15).В целом, исследования неклассических моноцитов описывают популяцию, которая, по-видимому, состоит из резидентных эндотелиальных макрофагов сосудов.

От внутрисосудистых моноцитов отличаются резидентные альвеолярные макрофаги. В легких альвеолярные макрофаги служат «первыми ответчиками» на патогены, твердые частицы и повреждения тканей. Наряду с альвеолярными эпителиальными клетками они составляют слизистый барьер легкого. В результате альвеолярные макрофаги участвуют как в воспалительных, так и в фиброзных состояниях легких.Хотя было показано, что истощение альвеолярных макрофагов уменьшает повреждение легких, оно также связано со снижением клиренса патогенов, демонстрируя решающую роль макрофагов в защите хозяина (40).

Травма легкого, вызванная вентилятором

Поскольку все реципиенты трансплантата легкого подвергаются механической вентиляции легких в послеоперационном периоде, а некоторые — в течение продолжительных периодов времени, мы рассматриваем здесь текущие знания о вкладе моноцитов и макрофагов в легкое, вызванное механической вентиляцией легких. травма (ВИЛИ).VILI хорошо изучен на животных моделях. Преобладающая гипотеза заключается в том, что механический стресс, индуцированный на альвеолярной единице, вызывает высвобождение ассоциированных с повреждениями молекулярных структур (DAMP), которые могут лигировать толл-подобные рецепторы (TLR), нуклеотид-связывающие рецепторы, подобные домену олигомеризации (NLR) и рецептор для конечных продуктов улучшенного гликозилирования (RAGE). DAMPs могут распознаваться как альвеолярными макрофагами, так и моноцитами и действовать ниже по течению через несколько эффекторных механизмов.

Исследования на животных показали, что истощение альвеолярных макрофагов снижает тяжесть VILI (41).Механистические исследования показали, что ответ является опосредованным воспалением, когда повреждение растяжения вызывает активацию NLR-содержащего пиринового домена 3 (NLRP3) и индуцирует высвобождение IL-1β из альвеолярных макрофагов (42–44). Дополнительные исследования показали, что альвеолярный макрофаг группы box-1 с высокой подвижностью (HMGB1) и, возможно, временный рецепторный потенциал ваниллоида 4 (TRPV4) вовлечены в рекрутирование нейтрофилов в альвеолярное пространство, проницаемость сосудов легких и отек легких (45–47). Исследования на людях коррелировали уровни мРНК NLRP3 в БАЛ с короткими периодами вентиляции с высоким дыхательным объемом (44).

Еще одно направление исследований включило моноциты с краями легких в патофизиологию VILI. В этих исследованиях классические моноциты набирались в легкие во время вентиляции с высоким дыхательным объемом, и истощение этих моноцитов защищало от повреждения легких (48, 49). В недавнем исследовании было обнаружено, что механизм трансдукции повреждения легким растяжением включает сначала легочный эндотелий, затем альвеолярный эпителий и, наконец, альвеолярные макрофаги (50). В совокупности исследования показывают, что на животных моделях как легочные моноциты, так и макрофаги опосредуют VILI.

Ишемия-реперфузионная травма и первичная дисфункция трансплантата

Ишемия-реперфузионная травма — это стерильное воспаление, которое возникает в результате возобновления кровотока после обязательного периода ишемии во время клинической трансплантации легкого. Этот общий период ишемии состоит из холодовой ишемии, во время которой орган транспортируется в холодное хранилище; и теплая ишемия, во время которой орган извлекается из холодного хранилища для имплантации. Общая ишемия при двойной трансплантации легкого обычно составляет шесть часов или меньше, при этом каждое легкое подвергается 1-2 часам теплой ишемии.Теплая ишемия изучалась с использованием зажима в корнях легких, во время которого либо изолированную легочную артерию, либо всю легочную артерию временно зажимали на период от 30 минут до двух часов (51). Эта модель легочного IRI связана с тяжелым повреждением легких, опосредованным TLR- и NLR-инфламмасомной передачей сигналов. Холодовая ишемия и первичная дисфункция трансплантата изучались с использованием мышиной модели трансплантата единственного легкого с периодом холодной ишемии аллотрансплантата до 18 часов до имплантации (52).

Большая часть работ на сегодняшний день сосредоточена на роли альвеолярных макрофагов в IRI и PGD. И IRI, и PGD характеризуются ранней нейтрофильной инфильтрацией альвеолярных пространств, и недавние исследования показали, что это приводит к образованию внеклеточных ловушек нейтрофилов (NET) и повреждению легких (33). Действительно, раннее реперфузионное повреждение, вызванное макрофагами, и рекрутирование нейтрофилов было постулировано и подтверждено несколькими группами с использованием животных моделей как теплой, так и холодной ишемии (53–57), но есть некоторые противоречивые данные о том, является ли истощение альвеолярных макрофагов защитным или вредные (58).

Тем не менее, есть доказательства, указывающие на участие моноцитов в IRI. В одном исследовании с использованием прижизненной многофотонной микроскопии легкого и мышиной модели трансплантата легкого были обнаружены моноциты и нейтрофилы, исследующие легкое в стабильном состоянии. Через четыре часа после имплантации аллотрансплантата динамические кластеры нейтрофилов, связанные с моноцитами, которые отсутствовали, когда моноциты крови были истощены, что указывает на роль опосредованной моноцитами экстравазации нейтрофилов во время воспаления (59).Кроме того, наши недавние данные показывают, что истощение внутрисосудистых моноцитов с использованием липосом, нагруженных клодронатом, у мышей отменяет экстравазацию нейтрофилов через 24 часа после трансплантации одного легкого (рукопись находится в стадии подготовки). Мы обнаружили, что есть легочные внутрисосудистые моноциты, которые опосредуют трансэндотелиальную миграцию нейтрофилов в легочных аллотрансплантатах, что приводит к ПГД (60). Кроме того, в недавнем исследовании ловушки лейкоцитарного фильтра в цепи перфузии легких ex vivo (EVLP) были идентифицированы человеческие моноциты, способные дифференцироваться в MoDC (61).Учитывая защитный эффект EVLP против PGD, это открытие может указывать на то, что моноциты играют важную роль в патогенезе PGD.

В то время как повреждение и дисфункция альвеолярных макрофагов и эпителиальных клеток могут вызывать повреждение легких, существует компонент эндотелиальной дисфункции, который еще не включен в текущее понимание патогенеза первичной дисфункции трансплантата. Эндотелиальная дисфункция, которая возникает во время IRI и PGD, увеличивает экспрессию молекул клеточной адгезии, необходимых для остановки моноцитов и нейтрофилов, что подразумевает возможную роль классических моноцитов.Поврежденный эндотелий также генерирует вредные реактивные формы кислорода и оксид азота, а поскольку неклассические моноциты ответственны за фагоцитоз и удаление поврежденных или некротических эндотелиальных клеток, их роль в PGD и IRI заслуживает изучения.

Отторжение аллотрансплантата

В то время как первичная дисфункция трансплантата является феноменом врожденного иммунитета, отторжение аллотрансплантата традиционно считалось исключительно областью адаптивного иммунитета. Однако существует сильная связь между первичной дисфункцией трансплантата и хроническим отторжением аллотрансплантата (62), и было проведено несколько исследований, чтобы связать эти две сущности.В одном из направлений исследований было показано, что экспериментальное истощение моноцитов на мышиных моделях трансплантации сердца и почек притупляет опосредованное Т-клетками отторжение (63). В другом исследовании трансплантата легкого мышей Т-клетки CD4, выделенные из аллогенных реципиентов легких, лишенных циркулирующих классических моноцитов, были защищены от аллораспознавания, но аллотрансплантаты все еще испытывали острое отторжение (64). Таким образом, существуют доказательства того, что моноциты и макрофаги могут связывать врожденный и адаптивный иммунные ответы после трансплантации, но для полного выяснения этих процессов необходимы дальнейшие исследования.

Заключение

Моноциты и макрофаги в легких являются решающими участниками врожденной иммунной защиты хозяина от патогенов и процессов стерильного воспаления, вовлеченных в трансплантацию легких, включая механическую вентиляцию легких, ишемию-реперфузию и первичную дисфункцию трансплантата. Связь между моноцитами, макрофагами и отторжением аллотрансплантата, вероятно, существует и должна быть дополнительно охарактеризована. Необходимы дальнейшие исследования для выяснения роли моноцитов и макрофагов в патогенезе первичной дисфункции трансплантата и отторжения легочного аллотрансплантата.

Ключевые моменты

  1. Моноциты и макрофаги в легких играют важную роль во врожденной иммунной защите хозяина от патогенов.

  2. Было показано, что процессы стерильного воспаления, связанные с трансплантацией легких, включая механическую вентиляцию, ишемию-реперфузию и первичную дисфункцию трансплантата, зависят от моноцитов и макрофагов.

  3. Необходимы дальнейшие исследования для выяснения роли моноцитов и макрофагов в патогенезе первичной дисфункции трансплантата и отторжения легочного аллотрансплантата.

Сноски

Конфликт интересов: Нет.

Ссылки и рекомендуемая литература

1 * Mitchell AJ, Roediger B., Weninger W. Гомеостаз моноцитов и пластичность воспалительных моноцитов. Клеточная иммунология. 2014; 291 (1–2): 22–31. В этом всестороннем обзоре авторы обсуждают развитие моноцитов и гомеостатический контроль популяций моноцитов. [PubMed] [Google Scholar] 2 * Циглер-Хайтброк Л. Моноциты крови и их подмножества: установленные особенности и открытые вопросы.Границы иммунологии. 2015; 6: 423. В этой статье обсуждаются маркеры клеточной поверхности для дифференциации популяций моноцитов от других иммунных клеток человека. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 3. Сербина Н.В., Памер Э.Г. Эмиграция моноцитов из костного мозга во время бактериальной инфекции требует сигналов, опосредованных хемокиновым рецептором CCR2. Иммунология природы. 2006; 7 (3): 311–7. [PubMed] [Google Scholar] 4. Ландсман Л., Варол С., Юнг С. Отчетливый потенциал дифференцировки субпопуляций моноцитов крови в легких.Журнал иммунологии. 2007. 178 (4): 2000–7. [PubMed] [Google Scholar] 5. Якубзик С., Готье Е.Л., Гиббингс С.Л., Сойка Д.К., Шлитцер А., Джонсон Т.Э. и др. Минимальная дифференциация классических моноцитов, поскольку они исследуют устойчивые ткани и транспортируют антиген к лимфатическим узлам. Иммунитет. 2013. 39 (3): 599–610. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 6. Свирски Ф.К., Нахрендорф М., Эцродт М., Вильдгрубер М., Кортез-Ретамозо В., Паницци П. и др. Идентификация моноцитов селезеночного резервуара и их размещение в очагах воспаления.Наука. 2009. 325 (5940): 612–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 7. Якубзик С., Тэке Ф., Гинхоукс Ф., Уэйджерс А.Дж., ван Ройен Н., Мак М. и др. Субпопуляции моноцитов крови по-разному дают CD103 + и CD103- популяции легочных дендритных клеток. Журнал иммунологии. 2008. 180 (5): 3019–27. [PubMed] [Google Scholar] 8. Ландсман Л., Юнг С. Макрофаги легких служат обязательным промежуточным звеном между моноцитами крови и альвеолярными макрофагами. Журнал иммунологии. 2007. 179 (6): 3488–94. [PubMed] [Google Scholar] 9.Auffray C, Fogg D, Garfa M, Elain G, Join-Lambert O, Kayal S, et al. Мониторинг кровеносных сосудов и тканей популяцией моноцитов с патрулирующим поведением. Наука. 2007. 317 (5838): 666–70. [PubMed] [Google Scholar] 10. Ханна Р.Н., Карлин Л.М., Хаббелинг Х.Г., Нацкевич Д., Грин А.М., Пунт Дж. А. и др. Фактор транскрипции NR4A1 (Nur77) контролирует дифференцировку костного мозга и выживаемость Ly6C-моноцитов. Иммунология природы. 2011; 12 (8): 778–85. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11 * Коллисон Дж. Л., Карлин Л. М., Эйхманн М., Гейссманн Ф., Пикман М.Неоднородность локомоторного поведения субпопуляций человеческих моноцитов над эндотелием сосудов человека in vitro. Журнал иммунологии. 2015; 195 (3): 1162–70. В этой статье описывается локомоторное поведение моноцитов, связанных с эндотелием. [PubMed] [Google Scholar] 12. Geissmann F, Jung S, Littman DR. Моноциты крови состоят из двух основных подгрупп с различными миграционными свойствами. Иммунитет. 2003. 19 (1): 71–82. [PubMed] [Google Scholar] 13. Карлин Л.М., Стаматиадес Е.Г., Оффрей С., Ханна Р.Н., Гловер Л., Бискай-Баррена Г. и др.Nr4a1-зависимые моноциты Ly6C (low) контролируют эндотелиальные клетки и регулируют их удаление. Клетка. 2013. 153 (2): 362–75. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. Томас Дж., Тэке Р., Хедрик С.К., Ханна Р.Н. Неклассическое патрулирование функции моноцитов в сосудистой сети. Артериосклероз, тромбоз и сосудистая биология. 2015; 35 (6): 1306–16. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 15. Cros J, Cagnard N, Woollard K, Patey N, Zhang SY, Senechal B и др. Моноциты CD14dim человека патрулируют и воспринимают нуклеиновые кислоты и вирусы через рецепторы TLR7 и TLR8.Иммунитет. 2010. 33 (3): 375–86. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16. Степпич Б., Дайяни Ф., Грубер Р., Лоренц Р., Мак М., Циглер-Хайтброк Х.В. Селективная мобилизация моноцитов CD14 (+) CD16 (+) с помощью физических упражнений. Американский журнал физиологии Клеточная физиология. 2000. 279 (3): C578–86. [PubMed] [Google Scholar] 17. Fingerle G, Pforte A, Passlick B, Blumenstein M, Strobel M, Ziegler-Heitbrock HW. Новая субпопуляция моноцитов крови CD14 + / CD16 + увеличивается у пациентов с сепсисом. Кровь. 1993. 82 (10): 3170–6.[PubMed] [Google Scholar] 18. Fingerle-Rowson G, Auers J, Kreuzer E, Fraunberger P, Blumenstein M, Ziegler-Heitbrock LH. Увеличение количества моноцитов CD14 + CD16 + у пациентов с кардиохирургическими заболеваниями в критическом состоянии. Воспаление. 1998. 22 (4): 367–79. [PubMed] [Google Scholar] 19. Fingerle-Rowson G, Angstwurm M, Andreesen R, Ziegler-Heitbrock HW. Селективное истощение моноцитов CD14 + CD16 + при терапии глюкокортикоидами. Клиническая и экспериментальная иммунология. 1998. 112 (3): 501–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 20.Дайяни Ф., Бельге К.Ю., Франкенбергер М., Мак М., Берки Т., Циглер-Хайтброк Л. Механизм вызванного глюкокортикоидами истощения человеческих моноцитов CD14 + CD16 +. Журнал биологии лейкоцитов. 2003. 74 (1): 33–9. [PubMed] [Google Scholar] 21. Франкенбергер М., Хофер Т.П., Марей А., Дайяни Ф., Шеве С., Штрассер С. и др. Профилирование транскриптов CD16-положительных моноцитов выявляет уникальный молекулярный отпечаток. Европейский журнал иммунологии. 2012. 42 (4): 957–74. [PubMed] [Google Scholar] 22. Hofer TP, Zawada AM, Frankenberger M, Skokann K, Satzl AA, Gesierich W, et al.Определенные slan подмножества CD16-положительных моноцитов: влияние гранулематозного воспаления и мутации рецептора M-CSF. Кровь. 2015; 126 (24): 2601–10. [PubMed] [Google Scholar] 23. Йона С., Ким К.В., Вольф Ю., Милднер А., Варол Д., Брекер М. и др. Картирование судьбы показывает происхождение и динамику моноцитов и тканевых макрофагов в условиях гомеостаза. Иммунитет. 2013. 38 (1): 79–91. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 24. Хашимото Д., Чоу А., Ноизат С., Тео П., Бизли М.Б., Лебеф М. и др. Резидентные в тканях макрофаги самоподдерживаются локально на протяжении всей взрослой жизни с минимальным вкладом циркулирующих моноцитов.Иммунитет. 2013. 38 (4): 792–804. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 25. Эпельман С., Лавин К.Дж., Боден А.Е., Сойка Д.К., Карреро Дж.А., Кальдерон Б. и др. Резидентные кардиальные макрофаги эмбриона и взрослого человека поддерживаются с помощью различных механизмов в устойчивом состоянии и во время воспаления. Иммунитет. 2014. 40 (1): 91–104. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 26 * Бхарат А., Бхорад С.М., Моралес-Небреда Л., Маккуатти-Пиментел А.С., Соберанес С., Ридж К. и др. Проточная цитометрия выявляет сходство между макрофагами легких у людей и мышей.Am J Respir Cell Mol Biol. 2016; 54 (1): 147–9. Эта статья характеризует популяции моноцитов и макрофагов в легких мыши и человека. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 28. Хассел Т., Белл Т.Дж. Альвеолярные макрофаги: пластичность в тканевом контексте. Обзор Nature Immunology. 2014; 14 (2): 81–93. [PubMed] [Google Scholar] 29. Мюррей П.Дж., Аллен Дж.Э., Бисвас С.К., Фишер Е.А., Гилрой Д.В., Гердт С. и др. Активация и поляризация макрофагов: номенклатура и экспериментальные рекомендации. Иммунитет.2014; 41 (1): 14–20. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 30. Нарасараджу Т., Ян Э., Сами Р.П., Нг Х.Х., Пох В.П., Лью А.А. и др. Избыточные нейтрофилы и внеклеточные ловушки нейтрофилов способствуют острому повреждению легких при гриппозном пневмоните. Американский журнал патологии. 2011. 179 (1): 199–210. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 31. Ло Л., Чжан С., Ван И, Рахман М., Сык И., Чжан Э. и др. Провоспалительная роль внеклеточных ловушек нейтрофилов при абдоминальном сепсисе. Американский журнал физиологии Клеточная и молекулярная физиология легких.2014; 307 (7): L586–96. [PubMed] [Google Scholar] 32. Йылдыз С., Паланияр Н., Отулаковски Г., Хан М.А., Пост М., Кюблер В.М. и др. Механическая вентиляция вызывает образование внеклеточной ловушки нейтрофилов. Анестезиология. 2015; 122 (4): 864–75. [PubMed] [Google Scholar] 33. Sayah DM, Mallavia B, Liu F, Ortiz-Munoz G, Caudrillier A, DerHovanessian A, et al. Внеклеточные ловушки нейтрофилов являются патогенами при первичной дисфункции трансплантата после трансплантации легкого. Американский журнал респираторной медицины и реанимации.2015; 191 (4): 455–63. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 34. Бринкманн В., Райхард Ю., Гусманн С., Фаулер Б., Улеманн Ю., Вайс Д.С. и др. Внеклеточные ловушки нейтрофилов убивают бактерии. Наука. 2004. 303 (5663): 1532–5. [PubMed] [Google Scholar] 36. Diehl GE, Longman RS, Zhang JX, Breart B, Galan C, Cuesta A, et al. Микробиота ограничивает доставку бактерий к мезентериальным лимфатическим узлам клетками CX (3) CR1 (hi). Природа. 2013. 494 (7435): 116–20. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 37. Сербина Н.В., Салазар-Мазер Т.П., Бирон СА, Кузил В.А., Памер Э.Г.Дендритные клетки, продуцирующие TNF / iNOS, опосредуют врожденную иммунную защиту от бактериальной инфекции. Иммунитет. 2003. 19 (1): 59–70. [PubMed] [Google Scholar] 38. Geissmann F, Manz MG, Jung S, Sieweke MH, Merad M, Ley K. Развитие моноцитов, макрофагов и дендритных клеток. Наука. 2010. 327 (5966): 656–61. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 39. Гиллиамс М., Ван де Лаар Л. Автостопом по подмножествам миелоидных клеток: практическое применение новой системы классификации мононуклеарных фагоцитов.Границы иммунологии. 2015; 6: 406. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 40. Ghoneim HE, Thomas PG, McCullers JA. Истощение альвеолярных макрофагов во время гриппа способствует развитию бактериальных суперинфекций. Журнал иммунологии. 2013. 191 (3): 1250–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 41. Фрэнк Дж. А., Рэй С. М., Маколи Д. Ф., Швенденер Р., Мэттэй Массачусетс. Альвеолярные макрофаги способствуют дисфункции альвеолярного барьера при повреждении легких, вызванном вентилятором. Американский журнал физиологии Клеточная и молекулярная физиология легких.2006. 291 (6): L1191–8. [PubMed] [Google Scholar] 42. Zhang Y, Liu G, Dull RO, Schwartz DE, Hu G. Аутофагия в легочных макрофагах опосредует воспалительное повреждение легких через активацию воспаления NLRP3 во время механической вентиляции. Американский журнал физиологии Клеточная и молекулярная физиология легких. 2014; 307 (2): L173–85. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 43. Wu J, Yan Z, Schwartz DE, Yu J, Malik AB, Hu G. Активация инфламмасомы NLRP3 в альвеолярных макрофагах способствует механическому воспалению и повреждению легких, вызванному растяжением.Журнал иммунологии. 2013; 190 (7): 3590–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 44. Kuipers MT, Aslami H, Janczy JR, van der Sluijs KF, Vlaar AP, Wolthuis EK, et al. Повреждение легких, вызванное вентилятором, опосредуется инфламмасомой NLRP3. Анестезиология. 2012. 116 (5): 1104–15. [PubMed] [Google Scholar] 45. Патель В.С., Ситапара Р.А., Гор А., Фан Б., Шарма Л., Сампат В. и др. Группа высокой мобильности Box-1 опосредует вызванное гипероксией нарушение клиренса Pseudomonas aeruginosa и воспалительное повреждение легких у мышей.Американский журнал респираторной клетки и молекулярной биологии. 2013. 48 (3): 280–7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 46. Хаманака К., Цзян М.Ю., Таунсли М.И., Кинг Дж.А., Лидтке В., Вебер Д.С. и др. Каналы TRPV4 усиливают активацию макрофагов и вызванное вентилятором повреждение легких. Американский журнал физиологии Клеточная и молекулярная физиология легких. 2010. 299 (3): L353–62. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 47. Огава Э.Н., Ишизака А., Тасака С., Ко Х., Уэно Х., Амая Ф. и др. Вклад группы Box-1 с высокой подвижностью в развитие повреждения легких, вызванного вентилятором.Американский журнал респираторной медицины и реанимации. 2006. 174 (4): 400–7. [PubMed] [Google Scholar] 48. Wilson MR, O’Dea KP, Zhang D, Shearman AD, van Rooijen N, Takata M. Роль моноцитов, граничащих с легкими, в мышиной модели повреждения легких, вызванного вентилятором, in vivo. Американский журнал респираторной медицины и реанимации. 2009. 179 (10): 914–22. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 49. Wakabayashi K, Wilson MR, Tatham KC, O’Dea KP, Takata M. Volutrauma, но не ателектравма, индуцирует системную продукцию цитокинов моноцитами, граничащими с легкими.Реанимационная медицина. 2014; 42 (1): e49–57. [PubMed] [Google Scholar] 50. Вудс С.Дж., Уэйт А.А., О’Ди К.П., Хэлфорд П., Таката М., Уилсон М.Р. Кинетическое профилирование воспалительных реакций легочных клеток in vivo на механическую вентиляцию легких. Американский журнал физиологии Клеточная и молекулярная физиология легких. 2015; 308 (9): L912–21. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 51. Gielis JF, Jungraithmayr W., Boulet GA, Bogers JP, Weder W., Cos P, et al. Мышиная модель ишемии легких и реперфузионного повреждения: хитрости торговли.Журнал хирургических исследований. 2015; 194 (2): 659–66. [PubMed] [Google Scholar] 52. Крупник А.С., Лин Х, Ли В., Окадзаки М., Лай Дж., Сугимото С. и др. Ортотопическая трансплантация легких мыши как экспериментальная методология изучения биологии трансплантата и опухолей. Протоколы природы. 2009. 4 (1): 86–93. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 53 * Спан Дж. Х., Ли В., Брибриско А. С., Лю Дж., Шен Х, Ибричевич А. и др. Экспрессия DAP12 в макрофагах легких опосредует ишемию / реперфузионное повреждение, способствуя экстравазации нейтрофилов.J Immunol. 2015; 194 (8): 4039–48. Это недавнее исследование демонстрирует роль макрофагов легких во время ишемического реперфузионного повреждения с использованием мышиной модели трансплантата легкого. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 54. Цусима Ю., Янг Дж. Х., Ямада Ю., Швенденер Р., Сузуки К., Ведер В. и др. Истощение донорских макрофагов снижает ишемическое реперфузионное повреждение после трансплантации легких мыши. Европейский журнал кардио-торакальной хирургии: официальный журнал Европейской ассоциации кардио-торакальной хирургии.2014; 45 (4): 703–9. [PubMed] [Google Scholar] 55. Prakash A, Mesa KR, Wilhelmsen K, Xu F, Dodd-o JM, Hellman J. Альвеолярные макрофаги и Toll-подобный рецептор 4 опосредуют реперфузионное повреждение вентилируемой ишемии легких у мышей. Анестезиология. 2012. 117 (4): 822–35. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 56. Чжао М., Фернандес Л.Г., Доктор А., Шарма А.К., Зарбок А., Триббл К.Г. и др. Активация альвеолярных макрофагов является ключевым сигналом инициации острого ишемического реперфузионного повреждения легких. Американский журнал физиологии Клеточная и молекулярная физиология легких.2006; 291 (5): L1018–26. [PubMed] [Google Scholar] 57. Найду Б.В., Кришнадасан Б., Фаривар А.С., Вулли С.М., Томас Р., Ван Ройен Н. и др. Ранняя активация альвеолярных макрофагов имеет решающее значение для развития ишемического реперфузионного повреждения легких. Журнал торакальной и сердечно-сосудистой хирургии. 2003. 126 (1): 200–7. [PubMed] [Google Scholar] 58. Накамура Т., Абу-Дахаб Р., Менгер М.Д., Шафер У., Воллмар Б., Вада Х и др. Истощение альвеолярных макрофагов липосомами клодроната усугубляет ишемическое реперфузионное повреждение легкого.Журнал трансплантации сердца и легких: официальное издание Международного общества трансплантации сердца. 2005. 24 (1): 38–45. [PubMed] [Google Scholar] 59. Kreisel D, Nava RG, Li W., Zinselmeyer BH, Wang B., Lai J, et al. Двухфотонная визуализация in vivo выявляет моноцит-зависимую экстравазацию нейтрофилов во время легочного воспаления. Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки. 2010. 107 (42): 18073–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 60.Chiu SZZ, Sun H, DeCamp MM, Kreisel D, Budinger GRS, Perlman H, Misharin A, Bharat A. Новая подгруппа внутрисосудистых моноцитов донорского происхождения опосредует ишемическое реперфузионное повреждение после трансплантации легкого. Ежегодная научная встреча резидентов Чикагского хирургического общества. 2015 [Google Scholar] 61. Стоун Дж. П., Севеноакс Х., Сьоберг Т., Стин С., Йонан Н., Филдес Дж. Механическое удаление неклассических моноцитов, образующих дендритные клетки, путем перфузии легких ex vivo. Журнал трансплантации сердца и легких: официальное издание Международного общества трансплантации сердца.2014; 33 (8): 864–9. [PubMed] [Google Scholar] 62. Бхарат А., Куо Е., Стюард Н., Алуш А., Хашем Р., Трулок Е.П. и др. Иммунологическая связь между первичной дисфункцией трансплантата и хроническим отторжением аллотрансплантата легкого. Летопись торакальной хирургии. 2008. 86 (1): 189–95. обсуждение 96–7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 63. Обербарншайдт М.Х., Зенг К., Ли К., Дай Х., Уильямс А.Л., Шломчик В.Д. и др. Несамостоятельное распознавание моноцитами инициирует отторжение аллотрансплантата. Журнал клинических исследований.2014. 124 (8): 3579–89. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 64. Гельман А.Е., Окадзаки М., Сугимото С., Ли В., Корнфельд К.Г., Лай Дж. И др. CCR2 регулирует рекрутирование моноцитов, а также аллораспознавание CD4 T1 после трансплантации легкого. Американский журнал трансплантологии: официальный журнал Американского общества трансплантологии и Американского общества хирургов-трансплантологов. 2010. 10 (5): 1189–99. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Происхождение моноцитов и макрофагов у преданного предка

  • 1

    van Furth, R.И Кон, З.А. Происхождение и кинетика мононуклеарных фагоцитов. J. Exp. Med. 128 , 415–435 (1968).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 2

    Auffray, C., Sieweke, M.H. И Гейссманн, Ф. Моноциты крови: развитие, гетерогенность и отношения с дендритными клетками. Annu. Rev. Immunol. 27 , 669–692 (2009).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 3

    Сербина, Н.В., Цзя, Т., Холь, Т. И Памер, Э. Опосредованная моноцитами защита от микробных патогенов. Annu. Rev. Immunol. 26 , 421–452 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 4

    Tacke, F. et al. Субпопуляции моноцитов по-разному используют CCR2, CCR5 и CX3CR1 для накопления в атеросклеротических бляшках. J. Clin. Вкладывать деньги. 117 , 185–194 (2007).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 5

    Свирски, Ф.K. et al. Идентификация моноцитов селезеночного резервуара и их размещение в очагах воспаления. Наука 325 , 612–616 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 6

    Martin, A.P. et al. Повышенная экспрессия CCL2 в инсулин-продуцирующих клетках трансгенных мышей способствует мобилизации миелоидных клеток из костного мозга, выраженному инсулиту и диабету. Диабет 57 , 3025–3033 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 7

    Qian, B.Z. и другие. CCL2 привлекает воспалительные моноциты для облегчения метастазирования опухоли груди. Nature 475 , 222–225 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 8

    Geissmann, F., Jung, S. & Littman, D.R. Моноциты крови состоят из двух основных подгрупп с различными миграционными свойствами. Иммунитет 19 , 71–82 (2003).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 9

    Passlick, B., Flieger, D. & Ziegler-Heitbrock, H.W. Идентификация и характеристика новой субпопуляции моноцитов в периферической крови человека. Кровь 74 , 2527–2534 (1989).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 10

    Ингерсолл, М.A. et al. Сравнение профилей экспрессии генов между субпопуляциями моноцитов человека и мыши. Кровь 115 , e10 – e19 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 11

    Ziegler-Heitbrock, L. et al. Номенклатура моноцитов и дендритных клеток крови. Кровь 116 , e74 – e80 (2010).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 12

    Гейссманн, Ф.и другие. Развитие моноцитов, макрофагов и дендритных клеток. Наука 327 , 656–661 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 13

    Auffray, C. et al. Мониторинг кровеносных сосудов и тканей популяцией моноцитов с патрулирующим поведением. Наука 317 , 666–670 (2007).

    CAS Google Scholar

  • 14

    Шульц, К.и другие. Линия миелоидных клеток, независимая от Myb и гемопоэтических стволовых клеток. Наука 336 , 86–90 (2012).

    CAS Google Scholar

  • 15

    Yona, S. et al. Картирование судьбы показывает происхождение и динамику моноцитов и тканевых макрофагов в условиях гомеостаза. Иммунитет 38 , 79–91 (2012).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 16

    Ginhoux, F.и другие. Анализ картирования судьбы показывает, что взрослая микроглия происходит от примитивных макрофагов. Наука 330 , 841–845 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 17

    Hoeffel, G. et al. Взрослые клетки Лангерганса происходят преимущественно из эмбриональных эмбриональных моноцитов печени с незначительным вкладом макрофагов, происходящих из желточного мешка. J. Exp. Med. 209 , 1167–1181 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 18

    Cheong, C. et al. Микробная стимуляция полностью дифференцирует моноциты в дендритные клетки DC-SIGN / CD209 + для областей иммунных Т-клеток. Cell 143 , 416–429 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 19

    van Furth, R., Hirsch, J.G. И Федорко, М.E. Морфология и цитохимия пероксидазы промоноцитов, моноцитов и макрофагов мышей. J. Exp. Med. 132 , 794–812 (1970).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 20

    Goud, T.J., Schotte, C. & van Furth, R. Идентификация и характеристика монобластов в колониях мононуклеарных фагоцитов, выращенных in vitro . J. Exp. Med. 142 , 1180–1199 (1975).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 21

    Гейссманн, Ф., Гордон, С., Хьюм, Д.А., Моват, А.М. И Рэндольф, Г.Дж. Выявление неоднородности мононуклеарных фагоцитов. Nat. Rev. Immunol. 10 , 453–460 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 22

    Fogg, D.K. и другие. Клоногенный предшественник костного мозга, специфичный для макрофагов и дендритных клеток. Science 311 , 83–87 (2006).

    CAS Google Scholar

  • 23

    Auffray, C. et al. CX3CR1 + CD115 + CD135 + общие предшественники макрофагов / DC и роль CX3CR1 в их ответе на воспаление. J. Exp. Med. 206 , 595–606 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 24

    Онаи, Н.и другие. Идентификация общих клоногенных плазматических клеток Flt3 + M-CSFR + и предшественников обычных дендритных клеток в костном мозге мышей. Nat. Иммунол. 8 , 1207–1216 (2007).

    CAS Google Scholar

  • 25

    Naik, S.H. и другие. Развитие подтипов плазмоцитоидных и обычных дендритных клеток из единичных клеток-предшественников, полученных in vitro и in vivo . Nat. Иммунол. 8 , 1217–1226 (2007).

    CAS Google Scholar

  • 26

    Лю К. и др. In vivo анализ развития и гомеостаза дендритных клеток. Наука 324 , 392–397 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 27

    Saha, P. & Geissmann, F. К функциональной характеристике моноцитов крови. Immunol. Cell Biol. 89 , 2–4 (2011).

    PubMed Google Scholar

  • 28

    Merad, M. & Manz, M.G. Гомеостаз дендритных клеток. Кровь 113 , 3418–3427 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 29

    Waskow, C. et al. Рецепторная тирозинкиназа Flt3 необходима для развития дендритных клеток в периферических лимфоидных тканях. Nat. Иммунол. 9 , 676–683 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 30

    Киль, М.Дж. и Моррисон, С.Дж. Неопределенность в нишах, поддерживающих гемопоэтические стволовые клетки. Nat. Rev. Immunol. 8 , 290–301 (2008).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 31

    Leuschner, F. et al.Быстрая кинетика моноцитов при остром инфаркте миокарда поддерживается экстрамедуллярным моноцитопоэзом. J. Exp. Med. 209 , 123–137 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 32

    Sallusto, F. & Lanzavecchia, A. Эффективная презентация растворимого антигена культурными дендритными клетками человека поддерживается фактором, стимулирующим колонии гранулоцитов / макрофагов, плюс интерлейкин 4 и подавляется фактором некроза опухоли α. J. Exp. Med. 179 , 1109–1118 (1994).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 33

    Акаси, К., Травер, Д., Миямото, Т. и Вайсман, И.Л. Клоногенный общий миелоидный предшественник, дающий начало всем миелоидным линиям. Nature 404 , 193–197 (2000).

    CAS Google Scholar

  • 34

    Varol, C. et al. Моноциты дают начало обычным дендритным клеткам слизистой оболочки, но не селезенки. J. Exp. Med. 204 , 171–180 (2007).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 35

    Хенг, Т.С. И Пейнтер, М.В. Проект иммунологического генома: сети экспрессии генов в иммунных клетках. Nat. Иммунол. 9 , 1091–1094 (2008).

    CAS Google Scholar

  • 36

    Sardiello, M. et al. Генная сеть, регулирующая биогенез и функцию лизосом. Наука 325 , 473–477 (2009).

    CAS Google Scholar

  • 37

    Krausgruber, T. et al. IRF5 способствует поляризации воспалительных макрофагов и ответам Th2-Th27. Nat. Иммунол. 12 , 231–238 (2011).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 38

    Moran, A.E. et al. Сила сигнала рецептора Т-клеток в развитии клеток Treg и iNKT, продемонстрированная новой флуоресцентной репортерной мышью. J. Exp. Med. 208 , 1279–1289 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 39

    Hanna, R.N. и другие. Фактор транскрипции NR4A1 (Nur77) контролирует дифференцировку костного мозга и выживаемость моноцитов Ly6C . Nat. Иммунол. 12 , 778–785 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 40

    Sunderkötter, C.и другие. Субпопуляции моноцитов крови мышей различаются по стадии созревания и воспалительной реакции. J. Immunol. 172 , 4410–4417 (2004).

    PubMed Google Scholar

  • 41

    Ancuta, P. et al. Транскрипционное профилирование выявляет взаимосвязь развития и различные биологические функции субпопуляций моноцитов CD16 + и CD16 . BMC Genomics 10 , 403 (2009).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 42

    Leuschner, F. et al. Терапевтическое подавление siRNA в воспалительных моноцитах мышей. Nat. Biotechnol. 29 , 1005–1010 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 43

    Garcia, M.R. et al. Клетки, подавляющие моноциты, опосредуют переносимость сердечно-сосудистой трансплантации у мышей. J. Clin. Вкладывать деньги. 120 , 2486–2496 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 44

    Miller, J.C. et al. Расшифровка транскрипционной сети линии дендритных клеток. Nat. Иммунол. 13 , 888–899 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 45

    Шен Ф.W. et al. Клонирование кДНК Ly-5. Proc. Natl. Акад. Sci. США 82 , 7360–7363 (1985).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 46

    Kim, J.M., Rasmussen, J.P. & Rudensky, A.Y. Регуляторные Т-клетки предотвращают катастрофический аутоиммунитет на протяжении всей жизни мышей. Nat. Иммунол. 8 , 191–197 (2007).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 47

    Юнг, С.и другие. Анализ функции CX (3) CR1 рецептора фракталкина путем целенаправленной делеции и вставки репортерного гена зеленого флуоресцентного белка. Мол. Cell Biol. 20 , 4106–4114 (2000).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 48

    Boersema, P.J., Raijmakers, R., Lemeer, S., Mohammed, S. & Heck, A.J. Мультиплексное диметил-мечение стабильного изотопа пептида для количественной протеомики. Nat.Protoc. 4 , 484–494 (2009).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 49

    Cox, J. & Mann, M. MaxQuant обеспечивает высокую скорость идентификации пептидов, индивидуальную погрешность масс в диапазоне p.p.b. и количественное определение белка в масштабе всего протеома. Nat. Biotechnol. 26 , 1367–1372 (2008).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 50

    Никольский, Ю., Экинс, С., Никольская, Т., Бугрим, А. Новый метод создания сетей сигнатур в качестве биомаркеров на основе сложных данных с высокой пропускной способностью. Toxicol. Lett. 158 , 20–29 (2005).

    CAS PubMed Google Scholar

  • Моноциты и макрофаги: пути развития и гомеостаз тканей

  • 1

    ван Фурт Р. и Кон З. А. Происхождение и кинетика мононуклеарных фагоцитов. Дж.Exp. Med. 128 , 415–435 (1968).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 2

    Винн Т.А., Чавла А. и Поллард Дж. У. Биология макрофагов в развитии, гомеостазе и болезнях. Природа 496 , 445–455 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 3

    Дэвис, Л.К., Дженкинс, С. Дж., Аллен, Дж. Э. и Тейлор, П. Р. Макрофаги, резидентные в тканях. Nature Immunol. 14 , 986–995 (2013).

    Артикул CAS Google Scholar

  • 4

    Williams, M. J. Drosophila кроветворение и клеточный иммунитет. J. Immunol. 178 , 4711–4716 (2007).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 5

    Крос, Дж.и другие. Моноциты CD14 dim человека патрулируют и воспринимают нуклеиновые кислоты и вирусы через рецепторы TLR7 и TLR8. Иммунитет 33 , 375–386 (2010).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 6

    Etzrodt, M. et al. Регулирование функциональной гетерогенности моноцитов с помощью miR-146a и Relb. Cell Rep. 1 , 317–324 (2012).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 7

    Ингерсолл, М.A. et al. Сравнение профилей экспрессии генов между субпопуляциями моноцитов человека и мыши. Кровь 115 , e10 – e19 (2010).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 8

    Mildner, A. et al. Анализ miRNome мононуклеарных фагоцитов идентифицирует miR-142 как критический регулятор гомеостаза дендритных клеток мыши. Кровь 121 , 1016–1027 (2013).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 9

    ван Фурт, Р.& Sluiter, W. Распределение моноцитов крови между краевым и циркулирующим пулами. J. Exp. Med. 163 , 474–479 (1986).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 10

    Swirski, F. K. et al. Идентификация моноцитов селезеночного резервуара и их размещение в очагах воспаления. Наука 325 , 612–616 (2009).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 11

    Йона, С.и другие. Картирование судьбы показывает происхождение и динамику моноцитов и тканевых макрофагов в условиях гомеостаза. Иммунитет 38 , 79–91 (2013).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 12

    Hashimoto, D. et al. Резидентные в тканях макрофаги самоподдерживаются локально на протяжении всей взрослой жизни с минимальным вкладом циркулирующих моноцитов. Иммунитет 38 , 792–804 (2013). Ссылки 11 и 12 устанавливают, что большинство взрослых макрофагов, находящихся в тканях, не зависят от входа взрослых моноцитов.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 13

    Лю К. и др. In vivo анализ развития и гомеостаза дендритных клеток. Наука 324 , 392–397 (2009).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 14

    Varol, C. et al. Субпопуляции дендритных клеток собственной пластинки кишечника имеют разное происхождение и функции. Иммунитет 31 , 502–512 (2009).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 15

    Schlitzer, A. et al. Зависящие от фактора транскрипции IRF4 дендритные клетки CD11b + у человека и мыши контролируют цитокиновые ответы IL-17 слизистой оболочки. Иммунитет 38 , 970–983 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 16

    Авраам-Давиди, И.и другие. Образование на месте моноцитов, рекрутируемых VEGF, улучшает их работу как ангиогенных и артериогенных дополнительных клеток. J. Exp. Med. 210 , 2611–2625 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 17

    Jakubzick, C. et al. Минимальная дифференциация классических моноцитов, поскольку они исследуют устойчивые ткани и транспортируют антиген к лимфатическим узлам. Иммунитет 39 , 599–610 (2013).

    Артикул CAS Google Scholar

  • 18

    Cecchini, M. G. et al. Роль колониестимулирующего фактора-1 в создании и регуляции тканевых макрофагов во время постнатального развития мышей. Разработка 120 , 1357–1372 (1994).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 19

    Дай, X.-M. и другие. Целенаправленное нарушение гена рецептора колониестимулирующего фактора 1 мыши приводит к остеопетрозу, дефициту мононуклеарных фагоцитов, увеличению частоты примитивных клеток-предшественников и репродуктивным дефектам. Кровь 99 , 111–120 (2002).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 20

    Wiktor-Jedrzejczak, W. & Gordon, S. Цитокиновая регуляция системы макрофагов (M phi) изучалась с использованием мыши op / op с дефицитом колониестимулирующего фактора-1. Physiol. Ред. 76 , 927–947 (1996).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 21

    Роббинс, К.S. et al. Экстрамедуллярный гемопоэз генерирует моноциты Ly-6C high , которые инфильтрируют атеросклеротические поражения. Тираж 125 , 364–374 (2012).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 22

    Fogg, D. K. et al. Клоногенный предшественник костного мозга, специфичный для макрофагов и дендритных клеток. Science 311 , 83–87 (2006).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 23

    Варол, К.и другие. Моноциты дают начало обычным дендритным клеткам слизистой оболочки, но не селезенки. J. Exp. Med. 204 , 171–180 (2007).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 24

    Ginhoux, F. et al. Происхождение и развитие CD103 + DC нелимфоидной ткани. J. Exp. Med. 206 , 3115–3130 (2009).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 25

    Hettinger, J.и другие. Происхождение моноцитов и макрофагов у преданного предшественника. Nature Immunol. 14 , 821–830 (2013). Ссылки 22, 23 и 25 определяют MDP и их способность давать моноциты. Ссылка 25 устанавливает онтогенез моноцитов in vivo .

    Артикул CAS Google Scholar

  • 26

    Naik, S.H. et al. Разнообразный наследственный импринтинг ранних гематопоэтических предков. Природа 496 , 229–232 (2013).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 27

    Jaitin, D. A. et al. Массивно-параллельная одноклеточная последовательность РНК для безмаркерного разложения тканей на типы клеток. Наука 343 , 776–779 (2014).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 28

    Пасслик, Б., Flieger, D. & Ziegler-Heitbrock, H. W. Идентификация и характеристика новой субпопуляции моноцитов в периферической крови человека. Кровь 74 , 2527–2534 (1989). Это первый отчет, который определяет субпопуляции человеческих моноцитов в соответствии с их экспрессией CD14 и CD16, тем самым устанавливая концепцию гетерогенности моноцитов.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 29

    Ziegler-Heitbrock, L.И Хофер, Т. П. Дж. К уточненному определению подмножеств моноцитов. Фронт. Иммунол. 4 , 23 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 30

    Jung, S. et al. Анализ функции рецептора фракталкина CX3CR1 путем целенаправленной делеции и вставки репортерного гена зеленого флуоресцентного белка. Мол. Клетка. Биол. 20 , 4106–4114 (2000).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 31

    Гейссманн, Ф., Jung, S. & Littman, D.R. Моноциты крови состоят из двух основных подмножеств с различными миграционными свойствами. Иммунитет 19 , 71–82 (2003).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 32

    Palframan, R.T. et al. Транспорт и презентация воспалительных хемокинов в HEV: механизм дистанционного управления рекрутированием моноцитов в лимфатические узлы в воспаленных тканях. J. Exp. Med. 194 , 1361–1373 (2001). Ссылки 31 и 32 впервые подчеркивают гетерогенность моноцитов в крови мышей и являются пионером в изучении функций моноцитов in vivo путем введения CX 3 CR1 GFP репортер .

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 33

    Auffray, C. et al. Мониторинг кровеносных сосудов и тканей популяцией моноцитов с патрулирующим поведением. Наука 317 , 666–670 (2007). Это отличительное исследование представляет собой прорыв в нашем понимании моноцитов LY6C low и функциональных различий между субпопуляциями моноцитов.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 34

    Карлин, Л. М. и др. Nr4a1-зависимые моноциты Ly6C low контролируют эндотелиальные клетки и управляют их удалением. Cell 153 , 362–375 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 35

    Nguyen, K. D. et al. Циркадный ген Bmal1 регулирует суточные колебания воспалительных моноцитов Ly6C hi . Наука 341 , 1483–1488 (2013).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 36

    Шехтер, Р.и другие. Проникающие в кровь макрофаги представляют собой жизненно важные клетки, играющие противовоспалительную роль в восстановлении после травмы спинного мозга у мышей. PLoS Med. 6 , e1000113 (2009).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 37

    Сербина, Н. В., Салазар-Мазер, Т. П., Бирон, К. А., Кузил, В. А. и Пеймер, Е. Г. Дендритные клетки, продуцирующие TNF / iNOS, опосредуют врожденную иммунную защиту против бактериальной инфекции. Иммунитет 19 , 59–70 (2003).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 38

    Древец Д.А. и др. Субпопуляция моноцитов Ly-6C high транспортирует Listeria monocytogenes в мозг во время системной инфекции мышей. J. Immunol. 172 , 4418–4424 (2004).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 39

    Tamoutounour, S.и другие. Происхождение и функциональная специализация макрофагов и обычных и полученных из моноцитов дендритных клеток в коже мышей. Иммунитет 39 , 925–938 (2013).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 40

    Leuschner, F. et al. Терапевтическое подавление siRNA в воспалительных моноцитах мышей. Nature Biotech. 29 , 1005–1010 (2011).

    Артикул CAS Google Scholar

  • 41

    Лю К.и другие. Происхождение дендритных клеток в периферических лимфоидных органах мышей. Nature Immunol. 8 , 578–583 (2007).

    Артикул CAS Google Scholar

  • 42

    Аджами, Б., Беннет, Дж. Л., Кригер, К., Тецлафф, В. и Росси, Ф. М. Локальное самообновление может поддерживать поддержание и функционирование микроглии ЦНС на протяжении всей взрослой жизни. Nature Neurosci. 10 , 1538–1543 (2007). Это исследование элегантно подчеркивает динамику между резидентными микроглиальными клетками и инфильтрирующими моноцитами, а также их особую функциональную значимость.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 43

    Serbina, N.V. & Pamer, E.G. Эмиграция моноцитов из костного мозга во время бактериальной инфекции требует сигналов, опосредованных хемокиновым рецептором CCR2. Nature Immunol. 7 , 311–317 (2006).

    Артикул CAS Google Scholar

  • 44

    Лейриан, П., дель Фресно, К. и Ардавин, К.Моноциты как эффекторные клетки: активированные мышиные моноциты Ly-6C high мигрируют в лимфатические узлы через лимфу и перекрестно представляют антигены к Т-клеткам CD8 + . евро. J. Immunol. 42 , 2042–2051 (2012).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 45

    Jaensson, E. et al. Дендритные клетки CD103 + тонкого кишечника демонстрируют уникальные функциональные свойства, которые сохраняются у мышей и людей. J. Exp. Med. 205 , 2139–2149 (2008).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 46

    Bogunovic, M. et al. Происхождение сети дендритных клеток lamina propria. Иммунитет 31 , 513–525 (2009). Вместе со ссылкой 14 это исследование устанавливает, что кишечные макрофаги происходят из моноцитов LY6C hi и, таким образом, онтогенетически отличаются от большинства других компартментов тканевых макрофагов.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 47

    Tamoutounour, S. et al. CD64 отличает макрофаги от дендритных клеток кишечника и выявляет Th2-индуцирующую роль макрофагов брыжеечных лимфатических узлов во время колита. евро. J. Immunol. 42 , 3150–3166 (2012).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 48

    Риволье, А., Хе, Дж., Коле, А., Валатас, В. и Келсалл, Б. Л. Воспаление переключает программу дифференцировки моноцитов Ly6C hi с противовоспалительных макрофагов на воспалительные дендритные клетки в толстой кишке. J. Exp. Med. 209 , 139–155 (2012).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 49

    Zigmond, E. et al. Моноциты Ly6C hi в воспаленной толстой кишке дают начало провоспалительным эффекторным клеткам и мигрирующим антигенпрезентирующим клеткам. Иммунитет 37 , 1076–1090 (2012).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 50

    A-Gonzalez, N. et al. Ядерный рецептор LXRα контролирует функциональную специализацию макрофагов селезенки. Nature Immunol. 14 , 831–839 (2013).

    Артикул CAS Google Scholar

  • 51

    Probst, H.C. et al.Гистологический анализ мышей CD11c, –DTR / GFP после истощения in vivo дендритных клеток. Clin. Exp. Иммунол. 141 , 398–404 (2005).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 52

    Зигмонд, Э. и Юнг, С. Кишечные макрофаги: хорошо образованные исключения из правил. Trends Immunol. 34 , 162–168 (2013).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 53

    Гийямс, М.и другие. Альвеолярные макрофаги развиваются из моноцитов плода, которые дифференцируются в долгоживущие клетки на первой неделе жизни с помощью GM-CSF. J. Exp. Med. 210 , 1977–1992 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 54

    Tagliani, E. et al. Координированная регуляция динамики популяций тканевых макрофагов и дендритных клеток с помощью CSF-1. J. Exp. Med. 208 , 1901–1916 (2011).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 55

    Epelman, S. et al. Резидентные кардиальные макрофаги эмбриона и взрослого человека поддерживаются с помощью различных механизмов в устойчивом состоянии и во время воспаления. Иммунитет 40 , 91–104 (2014).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 56

    Арнольд Л.и другие. Воспалительные моноциты, набранные после повреждения скелетных мышц, превращаются в противовоспалительные макрофаги для поддержки миогенеза. J. Exp. Med. 204 , 1057–1069 (2007).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 57

    Милднер А. и др. CCR2 + Ly-6C hi моноциты имеют решающее значение для эффекторной фазы аутоиммунитета в центральной нервной системе. Мозг 132 , 2487–2500 (2009).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 58

    Ajami, B., Bennett, J. L., Krieger, C., McNagny, K. M. & Rossi, F. M. Проникающие моноциты вызывают прогрессирование EAE, но не вносят вклад в резидентный пул микроглии. Nature Neurosci. 14 , 1142–1149 (2011).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 59

    Лесснер, С.М., Прадо, Х. Л., Валлер, Э. К. и Галис, З. С. Атеросклеротические поражения растут за счет набора и пролиферации циркулирующих моноцитов в мышиной модели. Am. J. Pathol. 160 , 2145–2155 (2002).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 60

    Swirski, F. K. et al. Накопление моноцитов при атерогенезе мышей прогрессирует и пропорционально степени заболевания. Proc.Natl Acad. Sci. США 103 , 10340–10345 (2006).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 61

    Landsman, L. et al. CX3CR1 необходим для гомеостаза и атерогенеза моноцитов, способствуя выживанию клеток. Кровь 113 , 963–972 (2009).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 62

    Роббинс, К.S. et al. При атеросклерозе локальная пролиферация доминирует над накоплением очаговых макрофагов. Nature Med. 19 , 1166–1172 (2013).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 63

    Оркин С. Х. и Зон Л. И. Гематопоэз: развивающаяся парадигма биологии стволовых клеток. Cell 132 , 631–644 (2008).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 64

    Кумано, А.& Годин, И. Онтогенез кроветворной системы. Annu. Rev. Immunol. 25 , 745–785 (2007).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 65

    Кумаравелу П. и др. Количественная анатомия развития дефинитивных гемопоэтических стволовых клеток / единиц долгосрочного репопуляции (HSC / RU): роль области аорта-гонад-мезонефрос (AGM) и желточного мешка в колонизации эмбриональной печени мыши. Разработка 129 , 4891–4899 (2002).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 66

    Medvinsky, A. & Dzierzak, E. Окончательный гемопоэз автономно инициируется областью AGM. Cell 86 , 897–906 (1996).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 67

    Тавиан М. и По Б. Эмбриональное развитие кроветворной системы человека. Внутр. J. Dev. Биол. 49 , 243–250 (2005).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 68

    Ginhoux, F., Lim, S., Hoeffel, G., Low, D. & Huber, T. Происхождение и дифференциация микроглии. Фронт. Cell Neurosci. 7 , 45 (2013).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 69

    Ginhoux, F.& Мерад, М. Онтогенез и гомеостаз клеток Лангерганса. Immunol. Cell Biol. 88 , 387–392 (2010).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 70

    Сорокин, С. П., Хойт, Р. Ф. Дж., Блант, Д. Г., МакНелли, Н. А. Развитие макрофагов: II. Ранний онтогенез популяций макрофагов в головном мозге, печени и легких эмбрионов крыс по лектиновому маркеру. Анат. Рек. 232 , 527–550 (1992).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 71

    Mizoguchi, S., Takahashi, K., Takeya, M., Naito, M. & Morioka, T. Развитие, дифференцировка и пролиферация эпидермальных клеток Лангерганса в онтогенезе крыс изучали с помощью нового моноклонального антитела против эпидермального Ячейки Лангерганса, РЭД-1. J. Leukocyte Biol. 52 , 52–61 (1992).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 72

    Энзан, Х.Электронно-микроскопические исследования макрофагов в ранних желточных мешках человека. Acta Pathol. Jpn 36 , 49–64 (1986).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 73

    Migliaccio, G. et al. Эмбриональное кроветворение человека. Кинетика предшественников и предшественников, лежащих в основе перехода желточный мешок – печень. J. Clin. Вкладывать деньги. 78 , 51–60 (1986).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 74

    Такахаши, К., Ямамура, Ф. и Наито, М. Дифференциация, созревание и пролиферация макрофагов в желточном мешке мыши: световое микроскопическое, ферментно-цитохимическое, иммуногистохимическое и ультраструктурное исследование. J. Leukoc. Биол. 45 , 87–96 (1989).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 75

    Такахаши К. и Наито М. Развитие, дифференциация и пролиферация макрофагов в желточном мешке крысы. Tissue Cell 25 , 351–362 (1993).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 76

    Schulz, C. et al. Линия миелоидных клеток, независимая от Myb и гемопоэтических стволовых клеток. Наука 336 , 86–90 (2012).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 77

    Ginhoux, F. et al. Анализ картирования судьбы показывает, что взрослая микроглия происходит от примитивных макрофагов. Наука 330 , 841–845 (2010).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 78

    МакГрат К. Э., Кониски А. Д., Малик Дж. И Палис Дж. Циркуляция в эмбрионе млекопитающих устанавливается ступенчато. Кровь 101 , 1669–1676 (2003).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 79

    Найто, М., Такахаши, К. и Нисикава, С. Развитие, дифференциация и созревание макрофагов в печени эмбриона мыши. J. Leukoc. Биол. 48 , 27–37 (1990).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 80

    Hoeffel, G. et al. Взрослые клетки Лангерганса происходят преимущественно из эмбриональных эмбриональных моноцитов печени с незначительным вкладом макрофагов, происходящих из желточного мешка. J. Exp. Med. 209 , 1167–1181 (2012). Ссылки 76, 77 и 80 устанавливают вклад предшественников эмбрионального желточного мешка во взрослые тканевые макрофаги.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 81

    Kierdorf, K. et al. Микроглия возникает из предшественников эритромиелоидов через Pu.1- и Irf8-зависимые пути. Nature Neurosci. 16 , 273–280 (2013).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 82

    Гомес Пердигеро, Э.& Geissmann, F. Myb -независимые макрофаги: семейство клеток, которое развивается вместе со своей тканью и участвует в ее гомеостазе. Cold Spring Harb. Symp. Quant. Биол. http://dx.doi.org/10.1101/sqb.2013.78.020032 (2013).

  • 83

    Bertrand, J. Y. et al. Три пути к созреванию макрофагов в раннем желточном мешке мыши. Кровь 106 , 3004–3011 (2005).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 84

    Палис, Дж., Робертсон, С., Кеннеди, М., Уолл, С. и Келлер, Г. Развитие эритроидных и миелоидных предшественников в желточном мешке и собственно эмбрионе мыши. Разработка 126 , 5073–5084 (1999).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 85

    Годин И. Е., Гарсия-Порреро Дж. А., Коутиньо А., Дитерлен-Льевр Ф. и Маркос М. А. Парааортальная спланхноплевра ранних эмбрионов мыши содержит предшественников клеток B1a. Nature 364 , 67–70 (1993).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 86

    Medvinsky, A. L., Samoylina, N. L., Müller, A. M. & Dzierzak, E. A. Ранний допеченочный внутриэмбриональный источник КОЕ-С в развивающейся мыши. Nature 364 , 64–67 (1993).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 87

    Свиерс, Г., Rode, C., Azzoni, E. & de Bruijn, M. F. Краткая история гемогенного эндотелия. Blood Cells Mol. Дис. 51 , 206–212 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 88

    Böiers, C. et al. Лимфомиелоидный вклад предшественника с ограниченным иммунитетом, возникающего до образования дефинитивных гемопоэтических стволовых клеток. Cell Stem Cell 13 , 535–548 (2013).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 89

    Jenkins, S.J. et al. Локальная пролиферация макрофагов, а не рекрутирование из крови, является признаком воспаления Th3. Наука 332 , 1284–1288 (2011). Это плодотворное исследование, которое устанавливает способность к локальной пролиферации терминально дифференцированных тканевых макрофагов при воспалении.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 90

    Дженкинс, С.J. et al. IL-4 прямо сигнализирует резидентным в ткани макрофагам о пролиферации за пределы гомеостатических уровней, контролируемых CSF-1. J. Exp. Med. 210 , 2477–2491 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 91

    Ghigo, C. et al. Многоцветное картирование судеб гомеостаза клеток Лангерганса. J. Exp. Med. 210 , 1657–1664 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 92

    Сере, К.и другие. Два различных типа клеток Лангерганса населяют кожу во время устойчивого состояния и воспаления. Иммунитет 37 , 905–916 (2012).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 93

    Merad, M. et al. Клетки Лангерганса обновляются в коже на протяжении всей жизни в стабильных условиях. Nature Immunol. 3 , 1135–1141 (2002). Это плодотворное исследование, которое устанавливает уникальный гомеостаз эпидермальных клеток Лангерганса и показывает, что эти клетки самоподдерживаются in situ независимо от поступления крови.

    Артикул CAS Google Scholar

  • 94

    Mildner, A. et al. Микроглия в мозге взрослого человека возникает из моноцитов Ly-6C hi CCR2 + только в определенных условиях хозяина. Nature Neurosci. 10 , 1544–1553 (2007).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 95

    Amano, S.U. et al. Местное разрастание макрофагов способствует воспалению жировой ткани, связанному с ожирением. Cell. Метаб. 19 , 162–171 (2014).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 96

    MacDonald, K. P.A. et al. Антитело против рецептора колониестимулирующего фактора 1 истощает резидентную субпопуляцию моноцитов и макрофагов, ассоциированных с тканями и опухолями, но не подавляет воспаление. Кровь 116 , 3955–3963 (2010).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 97

    Хашимото, Д.и другие. Предтрансплантационная терапия CSF-1 увеличивает количество макрофагов реципиента и уменьшает РТПХ после трансплантации аллогенных гемопоэтических клеток. J. Exp. Med. 208 , 1069–1082 (2011).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 98

    Hanna, R. N. et al. Фактор транскрипции NR4A1 (Nur77) контролирует дифференцировку костного мозга и выживаемость моноцитов Ly6C . Nature Immunol. 12 , 778–785 (2011).

    Артикул CAS Google Scholar

  • 99

    Hanna, R. N. et al. Делеция NR4A1 (Nur77) поляризует макрофаги в сторону воспалительного фенотипа и усиливает атеросклероз. Circ. Res. 110 , 416–427 (2012).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 100

    Рэндольф, Г. Дж., Инаба, К., Роббиани, Д. Ф., Стейнман, Р. М. и Мюллер, В. А. Дифференциация фагоцитарных моноцитов в дендритные клетки лимфатических узлов in vivo . Иммунитет 11 , 753–761 (1999).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 101

    Rotta, G. et al. Липополисахарид или целые бактерии блокируют превращение воспалительных моноцитов в дендритные клетки in vivo . J. Exp. Med. 198 , 1253–1263 (2003).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 102

    Kool, M. et al. Адъювант из квасцов повышает адаптивный иммунитет за счет индукции мочевой кислоты и активации воспалительных дендритных клеток. J. Exp. Med. 205 , 869–882 (2008).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 103

    Холь, Т.M. et al. Воспалительные моноциты способствуют адаптивным ответам Т-лимфоцитов CD4 во время респираторной грибковой инфекции. Клеточный микроб-хозяин 6 , 470–481 (2009).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 104

    Plantinga, M. et al. Обычные и полученные из моноцитов дендритные клетки CD11b + инициируют и поддерживают опосредованный Т-хелперами 2 клеточный иммунитет к аллергену клеща домашней пыли. Иммунитет 38 , 322–335 (2013).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 105

    Schreiber, H.A. et al. Кишечные моноциты и макрофаги необходимы для поляризации Т-клеток в ответ на Citrobacter rodentium . J. Exp. Med. 210 , 2025–2039 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 106

    Накано, Х.и другие. Воспалительные дендритные клетки, полученные из крови в лимфатических узлах, стимулируют острые иммунные ответы Т-хелперов 1 типа. Nature Immunol. 10 , 394–402 (2009).

    Артикул CAS Google Scholar

  • 107

    Леон, Б., Лопес-Браво, М. и Ардавин, С. Дендритные клетки, происходящие из моноцитов, сформированные в месте инфекции, контролируют индукцию защитных ответов Т-хелпера 1 против Leishmania . Иммунитет 26 , 519–531 (2007).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 108

    Samstein, M. et al. Существенная, но ограниченная роль воспалительных моноцитов CCR2 + во время специфического для Mycobacterium tuberculosis прайминга Т-клеток. Элиф 2 , e01086 (2013).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 109

    Гольдманн, Т.и другие. Новый тип нацеливания на гены микроглии показывает, что TAK1 играет ключевую роль в аутоиммунном воспалении ЦНС. Nature Neurosci. 16 , 1618–1626 (2013). Это недавнее исследование, которое демонстрирует, как исследование онтогенеза моноцитов и тканевых макрофагов может быть использовано для понимания различных функций этих клеток.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 110

    Хербомель, П., Thisse, B. & Thisse, C. Онтогенез и поведение ранних макрофагов в эмбрионе рыбок данио. Разработка 126 , 3735–3745 (1999).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 111

    Куадрос, М. А. и Наваскус, Дж. Раннее происхождение и колонизация развивающейся центральной нервной системы предшественниками микроглии. Прог. Brain Res. 132 , 51–59 (2001).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 112

    Куадрос, М.A., Moujahid, A., Martin-Partido, G. & Navascues, J. Микроглия в зрелом и развивающемся мозге перепелов, выявленная с помощью моноклональных антител, распознающих гемопоэтические клетки. Neurosci. Lett. 148 , 11–14 (1992).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 113

    Herbomel, P., Thisse, B. & Thisse, C. Ранние макрофаги рыбок данио колонизируют головную мезенхиму и развивающийся мозг, сетчатку и эпидермис посредством инвазивного процесса, зависимого от рецептора M-CSF. Dev. Биол. 238 , 274–288 (2001).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 114

    Куадрос М. А. и Наваскуэс Дж. Происхождение и дифференциация микроглиальных клеток во время развития. Прог. Neurobiol. 56 , 173–189 (1998).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 115

    Курц, Х.& Christ, B. Эмбриональные макрофаги и микроглия ЦНС возникают не из циркулирующих, а из внесосудистых предшественников. Glia 22 , 98–102 (1998).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 116

    Кушик С.В. и др. Нацеленная инактивация обменника натрия-кальция (Ncx1) приводит к отсутствию сердцебиения и аномальной миофибриллярной организации. FASEB J. 15 , 1209–1211 (2001).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 117

    де Йонг, Дж. Л. О. и Зон, Л. И. Использование системы рыбок данио для изучения примитивного и окончательного гематопоэза. Annu. Преподобный Жене. 39 , 481–501 (2005).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 118

    Данеман, Р., Чжоу, Л., Кебеде, А. А. и Баррес, Б. А. Перициты необходимы для целостности гематоэнцефалического барьера во время эмбриогенеза. Nature 468 , 562–566 (2010).

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 119

    Eidsmo, L. et al. Дифференциальная миграция дендритных клеток эпидермиса и дермы при кожной инфекции. J. Immunol. 182 , 3165–3172 (2009).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 120

    Ginhoux, F.и другие. Клетки Лангерганса возникают из моноцитов in vivo . Nature Immunol. 7 , 265–273 (2006).

    Артикул CAS Google Scholar

  • 121

    Merad, M. et al. Истощение клеток-хозяев Лангерганса перед трансплантацией донорских аллореактивных Т-клеток предотвращает реакцию кожного трансплантата против хозяина. Nature Med. 10 , 510–517 (2004).

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • Разница между моноцитами и макрофагами

    Моноциты и макрофаги — это очень тесно связанные клетки с несколькими важными различиями и различными вариантами использования.Проще говоря, моноциты — это макрофаги в крови; макрофаги — это моноциты в ткани.

    Понимание различий

    Моноциты являются крупнейшим типом белых кровяных телец и играют важную роль в процессе адаптивного иммунитета. Моноциты обычно циркулируют в крови в течение 1-3 дней, прежде чем мигрировать в ткани, где они становятся макрофагами или дендритными клетками.

    Макрофаги — это моноциты, которые мигрировали из кровотока в любую ткань тела.Здесь они помогают при фагоцитозе устранять вредные вещества, такие как инородные вещества, клеточный мусор и раковые клетки.
    Макрофаги имеют разные названия в зависимости от ткани, в которую они мигрировали:

    • Почки: Внутриклубочковые мезангиальные клетки — специализированные перициты, контролирующие уровень глюкозы
    • Печень: Клетки Купфера — фагоцитарные клетки, экспрессирующие биомаркеры макрофагов
    • Легкие: Альвеолярные макрофаги — обнаружены в легочных альвеолах и «чистых» респираторных поверхностях
    • Лимфатические узлы: Гистиоциты синуса — неподвижные макрофаги, обнаруженные в мозговых пазухах
    • Плацента: Клетки Хофбауэра — Предназначены для предотвращения вертикальной передачи патогенов от матери к плоду
    • Кожа: Лангерганса — дендритные клетки кожи и слизистой оболочки, ассоциированные с ВИЧ, ВПЧ и LCH
    • Несколько других

    Эти субпопуляции макрофагов имеют функциональные различия из-за сигналов окружающей среды, но все они являются частью одного и того же семейства макрофагов.

    Сценарии использования моноцитов

    Наши моноциты очищены от периферической крови и достаточно универсальны, чтобы удовлетворить ваши потребности. С моноцитами можно:

    1. Разморозить и использовать для анализа в тот же день
    2. Культура дендритных клеток
    3. Культура для производства макрофагов
    4. Производят различные цитокины и хемокины

    Для исследований in vitro большинство лабораторий культивируют моноциты в течение пяти дней в присутствии M-CSF, после чего они считают клетки макрофагами.Моноциты также можно культивировать с добавлением в среду GM-CSF или IFNγ. Эти цитокины подталкивают клетки к более воспалительному фенотипу.

    Варианты использования макрофагов

    Поскольку макрофаги могут оказывать подавляющее действие на опухоли, они используются для изучения различных инфекций и иммунотерапии. Вы можете использовать свои макрофаги для:

    • Исследование хемотаксиса
    • Исследование влияния лекарственных препаратов на функции макрофагов
    • Изучить их роль в заживлении ран

    Обзор продуктов моноцитов человека

    Автор: Энн Лодж, доктор философии.Д.

    Доктор Лодж — главный специалист по науке и инновациям компании Cellero. Она имеет большой опыт в области клеточной терапии и иммунологии, в том числе докторскую степень. Доктор Клеточной и молекулярной биологии Университета Вермонта и докторская стипендия Общества рассеянного склероза, изучающая роль Т-клеток в процессе болезни. Узнайте больше о докторе Лодже.

    Сообщение навигации

    Дифференциация моноцитов и макрофагов: воспалительные моноциты кровообращения как биомаркеры воспалительных заболеваний | Biomarker Research

    Считалось, что основная роль моноцитов заключается в восприятии окружающей среды и пополнении пула тканевых макрофагов и дендритных клеток.Недавние успехи в иммунологических исследованиях показали, что моноциты являются гетерогенными и могут быть разделены на три подгруппы на основе специфических поверхностных маркеров, и что каждая подгруппа обладает определенными функциями. В устойчивом состоянии циркулирующие моноциты имеют период полувыведения от одного до трех дней и поддерживают стабильный состав субпопуляций моноцитов.

    Идентифицированные субпопуляции моноцитов выполняют различные патофизиологические роли. Классические воспалительные моноциты оснащены набором Toll-подобных рецепторов (TLR) и рецепторов-поглотителей, распознающих патоген-ассоциированные молекулярные структуры (PAMP) и удаляющих микроорганизмы, липиды и умирающие клетки посредством фагоцитоза.Они производят эффекторные молекулы, такие как цитокины, миелопероксидазу и супероксид, и вызывают воспаление. [1].

    Воспалительные моноциты избирательно перемещаются к участкам воспаления, продуцируют воспалительные цитокины и способствуют локальному и системному воспалению [2]. Они обладают высокой степенью инфильтрации и могут дифференцироваться в воспалительные макрофаги, которые удаляют PAMP и клеточный мусор. В устойчивом состоянии патрулирующие противовоспалительные моноциты патрулируют сосудистую сеть, чтобы контролировать PAMP и становиться резидентными в ткани макрофагами.Во время воспаления они превращаются в противовоспалительные макрофаги, которые восстанавливают поврежденные ткани. [3].

    Классификация субпопуляций моноцитов мышей и их функциональные определения согласованы и хорошо приняты [4]. Однако классификация субпопуляций человеческих моноцитов в зависимости от их воспалительных или противовоспалительных функциональных фенотипов остается частично неопределенной. Здесь мы намерены пересмотреть текущее понимание гетерогенности моноцитов и объединить знания о классификации моноцитов мыши и человека.

    Моноцитоз и гетерогенные моноциты

    Впервые сообщалось в 1970-х годах, что моноциты увеличивают пролиферативную активность в костном мозге (BM) в ответ на воспалительные стимулы, что приводит к моноцитозу, [5] клиническое состояние, отражающее повышенное количество циркулирующих моноцитов.

    Новые клинические исследования выявили более высокую распространенность моноцитоза при сердечно-сосудистых заболеваниях (ССЗ) (Таблица 1). Количество моноцитов увеличивается у пациентов с острым инфарктом миокарда (ОИМ) по сравнению с пациентами со стабильной ишемической болезнью сердца (ИБС). [6].Периферический моноцитоз связан с дисфункцией левого желудочка (ЛЖ) и аневризмой ЛЖ, что предполагает возможную роль моноцитов в развитии ремоделирования ЛЖ после реперфузированного ОИМ. [7]. Моноцитоз также связан со снижением уровня липопротеинов высокой плотности (ЛПВП) и нарушением функции почек у пациентов с ИБС. [8]. Было продемонстрировано, что количество моноцитов является лучшим независимым фактором риска сердечно-сосудистых заболеваний, чем несколько традиционных факторов риска, таких как С-реактивный белок (СРБ), воспалительный цитокин интерлейкин-6 (ИЛ-6), фибриноген, артериальная гипертензия и курение сигарет. [9].Лечение пациентов с ишемической болезнью сердца с помощью правастатина, препарата, снижающего уровень холестерина, в течение 6 месяцев снижает объем бляшек и количество моноцитов, что означает, что моноцитоз является потенциальной мишенью для регресса коронарного атеросклероза. [10].

    Таблица 1 Моноцитоз при болезнях человека

    После определения моноцитоза у пациентов с ревматоидным артритом и кожным васкулитом было обнаружено снижение фагоцитарной способности моноцитов. [11].У пациентов с лимфопенией есть моноциты-супрессоры, которые не могут активировать Т-клетки. [12]. Эти данные свидетельствуют о существовании гетерогенных популяций моноцитов. Дальнейшие исследования различных функциональных свойств таких популяций показали, что CD16 (Leu-11), рецептор Fc (FcR), поскольку он связывается с Fc-областью (константной областью) антитела, экспрессируется на поверхности моноцитов и коррелирует с атеросклерозом и Сердечно-сосудистые заболевания у пациентов и воспалительный фенотип в культивируемых моноцитах и ​​циркулирующих моноцитах [13].Моноциты CD16 + считаются субпопуляцией воспалительных моноцитов у людей. [14].

    Субпопуляции моноцитов мышей

    Субпопуляции моноцитов у мышей впервые были идентифицированы по дифференциальной экспрессии хемокиновых рецепторов CCR2. Подмножество CCR2 + демонстрирует более высокую миграционную и инфильтрационную способность, чем подмножество CCR2 , и первоначально рассматривалось как воспалительные моноциты мыши. [15]. Позже субпопуляции моноцитов мышей характеризуются дифференциальной экспрессией воспалительного маркера моноцитов Ly6C (Gr1).В настоящее время принято, что подмножества моноцитов мыши сгруппированы как Ly6C + (далее делятся на Ly6C high + Ly6C средний ) и Ly6C (также называемые Ly6C low ) подмножества моноцитов на основе уровней экспрессии Ly6C. на поверхности клетки (таблица 2). Поверхностные маркеры и хемокиновые рецепторы для подмножеств Ly6C + — это CD11b + CD115 + и CCR2 высокий CX3CR1 низкий . Принимая во внимание, что поверхностные маркеры и хемокиновые рецепторы для моноцитов Ly6C — это CD11b + CD115 + и CCR2 низкий CX3CR1 высокий [16].

    Таблица 2 Маркеры и функции подмножеств MC у человека и мыши

    Функциональные свойства субпопуляций моноцитов мыши

    Как показано на рисунке 1, мышиные моноциты Ly6C + обладают высокой антимикробной способностью из-за их высокой способности к фагоцитозу, секретируют ROS, TNFα, оксид азота, IL-1β, небольшое количество IL-10 при бактериальной инфекции. [17] и большое количество интерферона 1 типа (IFN) в ответ на вирусные лиганды. [18].Передача сигналов CCR2-CCL2 в моноцитах Ly6C + изменяет конформационные изменения VLA-4 (интегрин α4β1), лиганда для VCAM-1, что приводит к взаимодействию с высоким сродством и трансмиграции моноцитов (рис. 1). При сосудистом воспалении моноциты Ly6C + преимущественно рекрутируются в воспаленную ткань через взаимодействие хемокинового рецептора CCR2. [19] и с большей вероятностью созреют до воспалительных макрофагов M1, которые отличаются секрецией провоспалительных цитокинов, TNFα и IL-6 и вносят вклад в деградацию тканей и активацию Т-клеток.

    Рисунок 1

    Мышиные MC и M ϕ дифференциация , и различные функции подмножества. MC Ly6C + мыши покидают костный мозг CC-хемокиновым рецептором 2 (CCR2) -зависимым образом. В устойчивом состоянии MC Ly6C + дифференцируются в MC Ly6C в циркуляции. MC Ly6C рекрутируются в нормальную ткань посредством взаимодействия комплементарной пары CX3CR1 / CCL3 посредством LAF / ICAM1-зависимым образом и становятся резидентными Mϕ / DC в ткани.MC Ly6C + обладают высокой антимикробной способностью из-за их высокой способности к фагоцитозу и секретируют ROS, TNFα и IL-1β, тогда как MC Ly6C секретируют противовоспалительный цитокин IL-10 при инфицировании in vivo бактериями . При сосудистом воспалении MC Ly6C + связаны и проникают в ткань посредством взаимодействия с комплементарной парой CCR2 / CCL2 (MPC-1) посредством VLA-1 / VCAM1-зависимым образом, а затем созревают до воспалительного M1Mϕ. M1Mϕ отличаются секрецией провоспалительных цитокинов, TNFα и IL-6 и вносят вклад в деградацию тканей и активацию Т-клеток.MC Ly6C рекрутируются в ткань и дифференцируются в M2Mϕ, которые секретируют противовоспалительные цитокины и способствуют восстановлению тканей. TC , Т-клетка; MC , моноцит; M ϕ, макрофаг; EC , эндотелиальные клетки; DC , дендритная клетка; инф., воспалительный; α-инф. Противовоспалительное средство; TCR , Т-клеточный рецептор; HLA-DR, человеческий лейкоцитарный антиген DR (главный комплекс гистосовместимости класса II (MHC-II)).

    В устойчивом состоянии моноциты Ly6C + дифференцируются в моноциты Ly6C в кровотоке.Эта подгруппа патрулирует просвет эндотелия мелких кровеносных сосудов и связывается с эндотелием с помощью хемокинового рецептора CX3CR1 через LAF-1 / ICAM1-зависимым образом. Патрулирование моноцитов может быть связано с низким уровнем экспрессии молекул адгезии. Ly6C — моноциты секретируют противовоспалительный цитокин, IL-10 при бактериальной инфекции in vivo . При сосудистом воспалении моноциты Ly6C рекрутируются в ткань и с большей вероятностью дифференцируются в макрофаги M2, которые секретируют противовоспалительные цитокины и способствуют восстановлению тканей (рис. 1) [20].

    Рекрутированные моноциты / макрофаги могут эмигрировать из сосудов и проникнуть в лимфатические узлы, что связано с регрессом атеросклеротических поражений. [21]. Примечательно, что CD62L (L-селектин), экспрессируемый лейкоцитами, включая моноциты Ly6C + , важен для циркуляции в лимфатические узлы через венулы высокого эндотелия (HEV). [15]. Хемокиновые рецепторы CCR7 и CCR8, ответственные за трафик лимфатических узлов, избирательно экспрессировались моноцитами Ly6C middle . [22].

    Субпопуляции человеческих моноцитов

    Поскольку CD14 в большом количестве экспрессируется на поверхности человеческих моноцитов и макрофагов, он используется для маркировки человеческих моноцитов.По сравнению с моноцитами CD14 + CD16 (также описанными как CD14 ярко CD16 ) моноцитами, подмножество моноцитов человека CD14 + CD16 + (также описывается как CD14 dim CD16 + ) имеет пониженную фагоцитарную способность, производит менее активные формы кислорода (ROS) и экспрессирует более низкие уровни CCR2, хемокинового рецептора, опосредующего хемотаксис моноцитов во время воспаления, и более высокие уровни CX3CR1, хемокинового рецептора, опосредующего накопление резидентных моноцитов [23].Поскольку характер экспрессии хемокинов предполагает, что моноциты CD16 + обладают противовоспалительной функцией, возникла путаница в характеристике субпопуляций человеческих моноцитов. [23]. Однако моноциты CD14 + CD16 + также экспрессируют CCR2 и связаны с болезнью Крона. [24] и сердечно-сосудистые заболевания [25]. Несколько более ранних клинических исследований использовали CD14 + CD16 + в качестве критериев воспалительных моноцитов и установили связь повышенных уровней моноцитов CD14 + CD16 + с воспалительными заболеваниями человека, включая ревматоидный артрит, ишемическую болезнь сердца, атеросклероз, гемофагоцитарный синдром и болезнь Крона (табл. 3).Более того, уровни циркулирующих моноцитов CD16 + положительно коррелируют с уровнями атерогенных липидов. [26] и уязвимость зубного налета [27], тогда как это отрицательно коррелирует с сердечной функцией, такой как фракция выброса левого желудочка (ЛЖ) после ОИМ. [28]. Значительное увеличение уровней моноцитов CD16 + было описано также при хронических патологиях человека при ожирении. [29]. В том же исследовании несколько групп сообщили о дифференциальной экспрессии CD14 dim и CD14 high в моноцитах CD16 + . [26, 30], что было связано с различными функциональными свойствами паттерна экспрессии хемокиновых рецепторов. [31].Группа ведущих экспертов в области биологии моноцитов предложила согласованную номенклатуру для субпопуляций моноцитов человека в 2010 г. и классифицировала субпопуляции моноцитов человека как классические моноциты (CD14 ++ CD16 ), промежуточные моноциты (CD14 ++ CD16 + ). ) и неклассические моноциты (CD14 + CD16 ++ ) [32].

    Таблица 3 Частота двух подмножеств MC при болезнях человека

    Как указано в таблице 2, моноциты CD14 ++ CD16 + экспрессируют CCR2 и избирательно CCR5, которые реагируют с воспалительным белком макрофагов-1α (MIP-1α), хемотаксическим хемокином для макрофагов и CCL5 (называемым регулируемым при активации, экспрессируются нормальные Т-клетки и секретно, РАНТЕС).CCR5, известный как корецептор проникновения вируса иммунодефицита человека в макрофаги, также связан с сердечно-сосудистыми заболеваниями. [31, 33]. CD14 ++ CD16 — моноциты экспрессируют самые высокие уровни CCR2 и CD14 + CD16 ++ моноциты экспрессируют самые высокие уровни CX3CR1 [31].

    Хотя гораздо больше доказательств подтверждают, что Ly6C + и CD14 + CD16 классические моноциты являются провоспалительными моноцитами, их высокая экспрессия CD62L подразумевает возможную роль миграции лимфатических узлов и дифференциации в различные макрофаги и подтипы дендритных клеток, которые могут подавлять иммунный ответ [34].Понимание функций подмножеств дает представление об экстраполяции результатов клинических исследований воспалительного моноцитоза, обнаруженного в крови пациентов с различными воспалительными заболеваниями.

    Функциональные свойства субпопуляций моноцитов человека

    Как показано на рисунке 2, человеческие CD14 ++ CD16 классические моноциты экспрессируют высокие уровни CCR2 и CD62L (L-селектин) и низкие уровни CX3CR1. Их основная функция — фагоцитоз. Они фагоцитируют, обладают высокой пероксидазной активностью и продуцируют высокие уровни IL-10 и низкие уровни TNF-α в ответ на LPS. [23, 35].Анализ профиля экспрессии генов показывает, что классические моноциты человека преимущественно экспрессируют гены, участвующие в ангиогенезе, заживлении ран и коагуляции. [36]. Человеческие CD14 ++ CD16 + промежуточные моноциты проявляют воспалительную функцию. Эта подгруппа имеет низкую пероксидазную активность, но более высокую способность продуцировать и высвобождать IL-1β и TNFα в ответ на LPS. [35]. Сигнатура гена связывает моноциты CD14 ++ CD16 + с презентацией антигена и активацией Т-клеток (рис. 2) [36].Во время воспаления классические и промежуточные моноциты связаны и проникают в ткань за счет взаимодействия комплементарной пары CCR2 / CCL2 (называемой хемоаттрактантным белком моноцитов, MCP) или / и CCR5 / CCL5 зависимым от антигена-1 очень поздней активации (VLA1) / VCAM1 образом. .

    Рисунок 2

    MC и M человека ϕ дифференциация , и различные функции подмножества. CD14 человека ++ CD16 классические MC покидают костный мозг CC-хемокиновым рецептором 2 (CCR2) -зависимым образом.В устойчивом состоянии классические MC могут дифференцироваться в промежуточные MC, а затем дифференцироваться в патрулирующие неклассические MC в обращении. Классические MC обладают высокой противомикробной способностью из-за их мощной способности к фагоцитозу и секретируют ROS и IL-10 при стимуле LPS, тогда как промежуточные и неклассические MC секретируют воспалительные цитокины, TNFα и IL-1β при воспалительной стимуляции. Во время воспаления классические и промежуточные MC связаны и проникают в ткань за счет взаимодействия комплементарной пары CCR2 / CCL2 (MCP1) или / и CCR5 / CCL5 (RANTES) зависимым от VLA1 / VCAM1 образом.Затем MCs созревают до M1Mϕ в ткани и представляют аутоантиген через MHC-I / II в TCR, что приводит к активации TC. Неклассические MC патрулируют стенку сосуда и вторгаются посредством взаимодействия комплементарной пары CX3CR1 / CCL3 через LAF / ICAM1-зависимым образом. ТК, Т-клетка; MC, моноцит; Mϕ, макрофаг; ЭК — эндотелиальные клетки; инф., воспалительный; α-инф. Противовоспалительное средство; TCR, рецептор Т-клеток; HLA-DR, человеческий лейкоцитарный антиген DR (главный комплекс гистосовместимости класса II (MHC-II)).

    CD14 человека + CD16 ++ неклассические моноциты, патрулируют стенку сосуда и вторгаются посредством взаимодействия комплементарной пары CX3CR1 / CCL3 через функциональный антиген-1 интегриновых лимфоцитов семейства Leu-CAM (LFA-1) / ICAM1 -зависимым образом (рисунок 2).Эта подгруппа высвобождает IL-1β и TNFα в ответ на частицы ДНК и РНК, что указывает на патологическую роль в аутоиммунном заболевании, таком как ревматоидный артрит. [35].

    При сердечно-сосудистых заболеваниях человека и воспалительных состояниях промежуточное звено воспалительного процесса CD14 ++ CD16 + моноциат увеличивается (таблицы 3 и 4). Однако изменение количества неклассических моноцитов CD14 + CD16 ++ противоречиво; CD14 + CD16 ++ Количество моноцитов увеличивается при хронической болезни почек (ХБП), аневризмах брюшной аорты (ААА), сепсисе, гепатите В, инфекции вируса иммунодефицита человека (ВИЧ) и туберкулезе, но снижается при застойной сердечной недостаточности. инсульт и сепсис.Было высказано предположение, что моноциты CD14 ++ CD16 и CD14 ++ CD16 + напоминают подмножество воспалительных моноцитов Ly6C + мыши, тогда как моноциты CD14 + CD16 ++ могут напоминать Ly6C противовоспалительных моноцитов и потенциально могут патрулировать эндотелий сосудов [23]. Однако некоторые исследования подчеркивают воспалительную роль клеток CD14 + CD16 ++ из-за продукции воспалительных цитокинов.Тем не менее, большое внимание было уделено изменению количества промежуточных моноцитов CD14 ++ CD16 + у пациентов с воспалительными заболеваниями. Поскольку увеличение числа моноцитов CD14 ++ CD16 + неизменно связано с воспалительными заболеваниями человека (таблицы 3 и 4), это достаточный биомаркер хронических и острых воспалительных заболеваний.

    Таблица 4 Частота трех субпопуляций моноцитов при различных заболеваниях

    Дифференцировка моноцитов

    Моноциты дифференцируются от коммитированного предшественника, называемого предшественником макрофагов-DC (MDP), в основном находящегося в костном мозге и дифференцирующегося либо в дендритные клетки, либо в макрофаги.Они состоят из двух основных субпопуляций: CX3CR1 high CCR2 low Ly6C и CX3CR1 low CCR2 high Ly6C + . Однако неясно, дифференцируется ли моноцит Ly6C от CX3CR1 low CCR2 high Ly6C + или непосредственно от MDP костного мозга. После созревания моноциты Ly6C + покидают костный мозг и попадают в кровоток посредством миграции, опосредованной CCR2. [37]. После выхода из костного мозга мышиные моноциты Ly6C + дифференцируются в моноциты Ly6C в кровотоке. [38].Недавнее исследование судьбы моноцитов убедительно подтвердило, что в устойчивом состоянии моноцит Ly6C + является обязательным предшественником для генерации и контроля продолжительности жизни моноцитов Ly6C в костном мозге, периферической крови и селезенке. В условиях конкуренции смешанных CCR2-обладающих (CD45.1) и CCR2-дефицитных (CD45.2) (Ly6C + моноцитов, как сообщается, избирательно восстанавливаются) BM химеры, CD45.1 + WT Ly6C моноциты вытеснили свой CD45.2 мутанта Ly6C аналогов [39]. В том же исследовании моноциты Ly6C + восстанавливали восстановленный период полужизни Ly6C и популяцию.

    Аналогичным образом, при дифференцировке моноцитов человека принято, что классические моноциты CD14 ++ покидают костный мозг и дифференцируются в промежуточные моноциты CD14 ++ CD16 + и последовательно в CD14 + CD16 ++ не -классические моноциты периферического кровообращения [40].

    Дифференцировка моноцитов в макрофаги

    CCR2 hi Ly6C + воспалительный и CCR низкий Ly6C — Резидентные моноциты обычно предпочтительно дифференцируются в воспалительные макрофаги M1 и противовоспалительные макрофаги M2 соответственно во время раннего воспаления [20]. Моноциты Ly6C + доминируют на ранней стадии инфаркта миокарда и проявляют фагоцитарную, протеолитическую, воспалительную функцию и переваривают поврежденную ткань.С другой стороны, моноциты Ly6C , задействованные на более поздней стадии воспаления, ослабляют воспалительные свойства и дифференцируются в направлении макрофагов M2 и вносят вклад в ангиогенез, генез моих фибробластов и отложение коллагена (рис. 1). Возможно, что моноциты и макрофаги очень пластичны и могут перекрестно дифференцироваться на разные субпопуляции в ответ на изменения окружающей среды. Несколько исследований выявили «необычные» каскады перехода моноцитов в макрофаги: 1 ) Инфильтрованные моноциты Ly6C + в воспаленных скелетных мышцах или тканях мозга приобретают фенотипические особенности противовоспалительных моноцитов за счет подавления экспрессии Ly6C, тем самым проявляя противовоспалительное действие. Функция макрофагов М2; [41, 42] 2 ) Ly6C средние моноцитов эмигрируют в лимфатические узлы через CCR7 и CCR8 и дифференцируются в дендритные клетки; [22, 43] 3 ) Во время устойчивого состояния моноциты Ly6C + рекрутируются в здоровую собственную пластинку и дифференцируются в резидентные ткани макрофагов CX3CR1 high ; [44] 4 ) Макрофаги M2 образуются путем альтернативной активации резидентных в ткани макрофагов, а не рекрутируемых моноцитов во время инфицирования Litomosoides sigmodontis ; [45] и 5 ) Рекрутирование воспалительных моноцитов на аллергическую кожу необходимо для облегчения аллергического воспаления, чтобы приобрести противовоспалительный фенотип M2 через базофильный ИЛ-4. [46].Эти данные продемонстрировали множественную способность моноцитов дифференцироваться либо в регуляторные, либо в воспалительные зрелые макрофаги / дендритные клетки.

    Воспалительный моноцитоз при сердечно-сосудистых заболеваниях и инсульте

    Воспалительные моноциты являются основным клеточным компонентом атеросклеротической бляшки [47]. Накопление активированных иммунных клеток, включая воспалительные моноциты и макрофаги, и Т-лимфоцитов в стенке сосудов, продуцируют воспалительные цитокины и способствуют воспалению сосудов.

    Воспалительные моноциты могут способствовать воспалению сосудов не только за счет продукции воспалительных цитокинов, но также посредством активации Т-клеток, опосредованной CD40. Сообщалось, что передача сигналов лиганда CD40-CD40 (CD40L), пара костимулирующих Т-клеток рецептор-лиганд, играет решающую роль в развитии атеросклероза. [48]. Действие Т-клеток при атеросклерозе аналогично реакции гиперчувствительности, опосредованной CD4 + Т-хелперами 1 (Th2), которая может использовать ox-LDL в качестве возможного аутоантигенного стимула. [49].В атеросклеротических поражениях человека CD40 – CD40L совместно локализованы с эпитопами ox-LDL, скавенджер-рецептором A (медиатор образования пенистых клеток) и CD16. [50]. CD40 является членом суперсемейства 5 рецепторов TNF и экспрессируется в моноцитах, макрофагах, дендритных клетках. Лиганд CD40 обнаруживается на Т-клетках CD4 + и тромбоцитах как в секретируемой, так и в мембраносвязанной формах. Экспрессия CD40-CD40L на тромбоцитах усиливает активацию тромбоцитов и тромбоз [51]. И CD40, и CD40L экспрессируются на эндотелиальных клетках и гладкомышечных клетках сосудов.Дефицит CD40 или CD40L у мышей ApoE — / — устранял атеросклероз за счет увеличения внеклеточного матрикса и стимулирования поляризации макрофагов M2 [52].

    Классические моноциты CD14 + имеют решающее значение для клиренса ЛПНП, тогда как моноциты CD16 + , включая промежуточные и неклассические моноциты, имеют более высокие уровни экспрессии основного комплекса гистосовместимости класса II (MHC-II) и более высокую способность поглощать ох-ЛПНП [53]. Передача сигнала CD40 индуцировала экспрессию молекул адгезии, матриксных металлопротеиназ и провоспалительных цитокинов в макрофагах и образование пенистых клеток [54].Сообщалось, что моноклональные антитела против CD40L уменьшали атеросклероз, вызывая тромбоэмболические осложнения. [55]. Таким образом, антагонизм передачи сигнала CD40 или подавление экспрессии CD40 могут стать будущими терапевтическими альтернативами для лечения сердечно-сосудистых заболеваний человека.

    Точно так же моноциты являются основными проникающими иммунными клетками в ишемический мозг при инсульте. Инфильтрация моноцитов — одна из самых ранних клеточных реакций при инсульте. Это происходит через 4 часа после инсульта и достигает максимальной инфильтрации через 7 дней. [56].Воспаление, сопровождающее инсульт, играет важную роль во вторичном ишемическом поражении. [57]. Инфильтрованные воспалительные клетки могут продуцировать АФК, воспалительные цитокины и матриксную металлопротеиназу, вызывая прямое или косвенное повреждение нейронов, вызывая нарушение гематоэнцефалического барьера (ГЭБ), что может привести к отеку, кровоизлиянию в мозг и порочному кругу постоянного притока миелоидных клеток. Однако воспалительное воздействие на процесс инсульта может быть пагубным или защитным, в зависимости от типов, количества и продолжительности иммунных клеток.Недавно опубликованная статья косвенно подтвердила пагубную роль моноцитов при инсульте. [58]. Трансплантация костного мозга от мышей-реципиентов ApoE — / — CD36 — / — (в основном экспрессируется в моноцитах) мышам-реципиентам ApoE — / — уменьшила объем инфаркта и неврологический дефицит после инсульта. Но роль различных субпопуляций моноцитов в патогенезе инсульта остается неясной. Было доказано, что моноциты Ly6C + ответственны за многие заболевания центральной нервной системы, такие как аутоиммунный рассеянный склероз. [59] и инфекционный энцефалит, вызванный вирусом Западного Нила. [60].Дефицит хемокинового рецептора CCR2, который является основным хемокиновым рецептором для набора моноцитов Ly6C + , уменьшает размер инфаркта и неврологический дефицит после инсульта в модели инсульта с временной окклюзией средней мозговой артерии (tMCAO), сопровождающийся значительным снижением инфильтрации моноцитов и нейтрофилов. [61]. Кроме того, есть отчет, в котором указывается, что макрофаги Ly6C , дифференцированные от инфильтрирующих моноцитов Ly6C + , имеют решающее значение для предотвращения трансформации геморрагического инфаркта как в моделях tMCAO, так и в моделях постоянного инсульта, вызванного фототромбозом. [62].Однако истощение моноцитов Ly6C + клондронатной липосомой или трансплантацией костного мозга от мышей-доноров CCR2 — / — мышам-реципиентам дикого типа показало резко увеличенную частоту возникновения кровотечений без изменения объема инфаркта и неврологической функции. Причина, по которой одни и те же мыши с дефицитом CCR2 показывают разные результаты, неизвестна, это может быть связано с разными методами разведения мышей, поскольку чистое скрещивание мышей с нокаутом в течение нескольких поколений может привести к изменениям генов, которые могут компенсировать указанный дефект гена.Чтобы определить роль различных субпопуляций моноцитов в патогенезе инсульта, необходимо провести больше экспериментов в контексте нормальных или комбинированных заболеваний, таких как гиперлипидемия и гипергомоцистеинемия.

    Моноциты и макрофаги в COVID-19: друзья и враги

    Основные моменты

    Моноциты и макрофаги известны как важные иммунные клетки с широким спектром иммунологических функций, которые могут способствовать распространению вирусной инфекции в организме. организм или ограничение активности патогенов за счет проявления положительных эффектов.

    SARS-CoV-2 может инфицировать макрофаги и моноциты через ACE2-независимые и ACE2-зависимые пути.

    Инфицированные циркулирующие моноциты из-за несоответствующей активности могут вызывать острые воспалительные реакции и вызывать цитокиновый шторм, повреждение тканей и смерть.

    Антителозависимая клеточная цитотоксичность, антителозависимое усиление и цитокиновый шторм являются наиболее важными функциями резидентных макрофагов в легких при COVID-19.

    Фармакологическое вмешательство макрофагов в COVID-19 — это эмодин, блокаторы ИЛ-6 и GM-CSF, тоцилизумаб, мезилат камостат, лекарственный активатор NRF2, флавоноидные соединения и экзосомы, полученные из мезенхимальных стволовых клеток (МСК).

    Аннотация

    COVID-19 — новое инфекционное заболевание, вызываемое SARS-CoV-2, известное как чрезвычайная ситуация пандемии, которая привела к высокому уровню смертности во всем мире. Фактические данные свидетельствуют о том, что гипервоспалительные реакции, вызванные SARS-CoV-2, являются основной причиной патогенности в тяжелых случаях пациентов, умерших во время текущего вирусного заболевания.Моноциты и макрофаги как наиболее важные клетки врожденного звена иммунной системы играют существенную роль в защите организма от вирусных инфекций. В основном они реагируют на микробные антигены, производя медиаторы воспаления для удаления патогенов и восстановления повреждений тканей. Тем не менее, аберрантные изменения в их функции, такие как цитокиновый шторм, могут быть настолько вредными для хозяина в случаях острого респираторного дистресс-синдрома, вызванного SARS-CoV-2. Более того, воспалительные реакции, стимулированные SARS-CoV-2, затронули другие жизненно важные органы тела, включая сердце.О сердечно-сосудистых осложнениях у пациентов с COVID-19 сообщалось в нескольких исследованиях. Во время инфекции моноциты и макрофаги могут участвовать в гиперчувствительных и обостряющихся реакциях, которые способствуют повреждению ткани, особенно повреждению легкого, которое привело к его дисфункции и респираторному расстройству. В этом обзоре мы обсуждаем как преимущества, так и недостатки патологического потенциала моноцитов и макрофагов во время заражения SARS-CoV-2, чтобы прояснить их взаимное влияние на процессинг иммунной системы в качестве защитника первой линии в текущем заболевании.

    Ключевые слова

    COVID-19

    SARS-CoV-2

    Моноциты

    Макрофаги

    Воспаление

    Рекомендуемые статьи Цитирующие статьи (0)

    Полный текст

    © 2020 Опубликовано Elsevier Inc.

    Рекомендовано Ссылки на статьи

    Влияние старения на моноциты и макрофаги

    Основные моменты

    Хроническое легкое воспаление — воспаление — наблюдается с возрастом.

    Макрофаги и моноциты играют центральную роль в развитии воспаления.

    В этом обзоре мы подробно рассказываем, как старение изменяет фенотип и функцию моноцитов и макрофагов.

    Реферат

    Старение — это глобальное бремя. Увеличение возраста связано с увеличением заболеваемости инфекциями и раком и снижением эффективности вакцины. Эта повышенная заболеваемость, наблюдаемая с возрастом, как полагают, частично связана со снижением адаптивного иммунитета, называемым иммуносарением.Однако не все аспекты иммунитета снижаются с возрастом, поскольку старение проявляется системным хроническим воспалением низкой степени, характеризующимся повышенными концентрациями медиаторов, таких как IL-6, TNFα и C-реактивный белок (CRP). Воспаление является сильным предиктором заболеваемости и смертности, а хроническое воспаление, как известно, пагубно сказывается на функционирующей иммунной системе. Хотя источник воспаления широко обсуждается, ключевыми клетками, которые, как полагают, способствуют феномену воспаления, являются моноциты и макрофаги.

    В этом обзоре мы подробно рассказываем, как фенотип и функция макрофагов и моноцитов меняются с возрастом. Влияние старения на макрофаги включает снижение фагоцитоза и иммунного разрешения, увеличение маркеров старения, увеличение продукции воспалительных цитокинов, снижение аутофагии и снижение экспрессии TLR. С моноцитами наблюдается увеличение циркулирующих моноцитов CD16 + , снижение продукции IFN типа I и снижение эффероцитоза. В заключение мы полагаем, что моноциты и макрофаги способствуют иммунному старению и воспалению и, как следствие, играют важную роль в нарушении иммунитета с возрастом.

    Аббревиатуры

    D + Q

    Дазатиниб и кверцетин

    IRF8

    Регуляторный фактор транскрипции IFN

    PRR

    Рецепторы распознавания образов

    PMR

    Ревматическая полимиалгия

    RIG-I

    Ретиноевая кислота — индуцируемый ген 9V2000 Samycium

    S

    RS-индуцибельный ген

    — (2,3-бис (пальмитоилокси) — (2-RS) -пропил) -N-пальмитоил- (R) -Cys- (S) -Ser- (S) -Lys4-OH, тригидрохлорид

    TORC1

    Мишень млекопитающих комплекса рапамицина 1

    TRAF3

    Фактор, ассоциированный с рецептором фактора некроза опухоли 3

    VZV

    Вирус ветряной оспы

    Ключевые слова

    Моноциты

    Макрофаги

    Старение

    Статьи по иммунозащению

    000

    полный текст

    © 2020 Европейская федерация иммунологических обществ.