5Фев

Повышены тромбоциты в крови что это: Тромбоциты в общем анализе крови (PLT)

9/л.

Тромбоцитоз повышение количества тромбоцитов выше нормы (>450 тыс./мкл).

Тромбоцитоз по происхождению может быть:

Очень важно понять причину тромбоцитоза, поскольку это имеет значение для правильного лечения и прогноза. Эссенциальный тромбоцитемия связана с существенным повышением количества тромбоцитов и с заметно повышенным риском тромбоза. Реактивные причины являются наиболее распространенной этиологией тромбоцитоза, составляя 88–97% случаев у взрослых и 100% случаев у детей в одной из серии исследований.

Симптомы

При реактивном тромбоцитозе могут присутствовать следующие жалобы, обусловленные хроническим воспалением и дефицитом железа:

  • Слабость

  • Повышенная температура тела

  • Быстрая утомляемость

  • Выпадение волос

  • Непроизвольное подергивание века

Симптомы при клональном тромбоцитозе обусловлены микрососудистым воспалением, агрегацией тромбоцитов и образованием микротромбов.

9/л, встречается довольно редко. Хотя считается, что он бывает только в клональных процессах, также он может быть вызван реактивными причинами, причем 82% случаев экстремального тромбоцитоза носят именно реактивный характер.

Экстремальный тромбоцитоз. Микрофотография с Hema Vision. Тромбоциты (PLT-F) = 2944 тыс./мкл. Крупные клетки — эритроциты. Маленькие клетки — тромбоциты.

Как только диагноз тромбоцитоза подтверждается анализом мазка периферической крови, диагностическая оценка переходит к определению, является ли процесс реактивным или клональным по природе.

Реактивный тромбоцитоз

Тщательный анамнез и физикальное обследование должны позволить исключить множество наиболее распространенных причин реактивного тромбоцитоза.

Железодефицитная анемия является самой частой причиной реактивного тромбоцитоза, оценка ферритина и железа должна быть обязательна для оценки каждого пациента с подозрением на реактивный тромбоцитоз.

Хроническое воспаление также является одним из факторов реактивного повышения тромбоцитов. Для исключения этой причины рекомендуется сдать анализ крови на С-реактивный белок, СОЭ, фибриноген.

Алгоритм дифференциальной диагностики при тромбоцитозе.

Клональный тромбоцитоз.

После того, как реактивный тромбоцитоз исключен и тромбоцитоз является стойким, диагностическая оценка должна перейти к различию причин клонального тромбоцитоза. «Классические» миелопролиферативные новообразования, такие как эссенциальная тромбоцитемия (ЭТ), хронический миелоидный лейкоз (ХМЛ), истинная полицитемия (ИТ) и первичный миелофиброз (ПМФ) являются наиболее распространенными клональными процессами, связанными с тромбоцитозом.

Классификация миелопролиферативных заболеваний. Вероятность обнаружения мутаций. CML — хронический миелолейкоз; PV — истинная полицитемия; ET — эссенциальная тромбоцитемия; PMF — первичный миелофиброз.

Этиологической аномалией и краеугольным камнем для диагностики хронического миелоидного лейкоза является «Филадельфийская хромосома» — сбалансированная транслокация между 9 и 22 хромосомами, приводящая к слиянию генов BCR и ABL1 и появлению белка BCR-ABL1. Эта транслокация обнаруживается у всех пациентов с хроническим миелоидных лейкозом и может быть обнаружена с помощью цитогенетического исследования — флуоресцентной гибридизации in situ (FISH) или полимеразной цепной реакции с обратной транскриптазой (ОТ-ПЦР). Приблизительно у 50% пациентов с

хроническим миелоидных лейкозом наблюдается тромбоцитоз, обычно в сочетании с выраженным лейкоцитозом, состоящим из клеток на всех этапах гранулоцитарного созревания.

Лейкоцитоз — повышение уровня лейкоцитов в крови.

Однако небольшое количество пациентов будет иметь лишь слабый или отсутствующий лейкоцитоз, а единственной гематологической аномалией будет тромбоцитоз. Обнаружение слияния BCR-ABL1 при хроническом миелоидном лейкозе послужило доказательством клональности при этом заболевании и привело к активному поиску клональных молекулярных маркеров миелопролиферативных заболеваний с отрицательным результатом на филадельфийскую хромосому» (Ph-). Поиск привел к открытию множества мутаций, имеющих решающее значение для нашего понимания этих расстройств.

Первое из этих открытий произошло в 2005 году, когда несколько независимых групп описали приобретенную точечную мутацию в 14 экзоне гена Janus kinase 2 (Янус-киназа 2 — JAK2). Было показано, что белок гена JAK2 V617F обладает постоянной активностью, не зависящей от стимуляции факторов роста.

Лечение

Лечение реактивного тромбоцитоза

Реактивный тромбоцитоз, как правило, считается временным процессом и разрешается при выздоровлении от первичного заболевания, которое вызвало повышение тромбоцитов железодефицитная анемия, реактивный артрит и др. Реактивный тромбоцитоз, как упоминалось выше, ассоциируется небольшим риском тромбообразования. Из-за этого, а также из-за теоретического риска парадоксального кровотечения, антиагрегантная терапия не рекомендуется, даже при экстремальном тромбоцитозе. Возникновение тромбоза у пациентов с реактивным тромбоцитозом может быть причиной для переоценки диагноза в клональный тромбоцитоз.

Лечение клонального тромбоцитоза

Стратегии лечения при клональном тромбоцитозе направлены на снижение риска тромботических явлений у лиц, подверженных риску их возникновения, поскольку тромбоз является наиболее распространенным осложнением, приводящим к заболеваемости и смертности при этих расстройствах. С этой целью лечение подразделяется на две основные категории: цитостатическая терапия с целью уменьшения количества циркулирующих тромбоцитов и антиагрегантная терапия, обычно в форме аспирина. Анагрелид является перорально активным производным хиназолинона, который первоначально был разработан в качестве ингибитора агрегации тромбоцитов, но также было показано, что он снижает количество тромбоцитов с небольшим влиянием на другие линии гемопоэтических клеток посредством блокады дифференцировки и пролиферации мегакариоцитов. Альфа интерферон обычно считается терапией выбора у беременных, нуждающихся в циторедуктивной терапии, учитывая его низкую тератогенность. Разнообразные ингибиторы JAK2 были оценены в доклинических исследованиях и в настоящее время проходят клинические испытания.

Прогноз

При клональном тромбоцитозе тромбоз является основной причиной заболеваемости и смертности и основным фактором, определяющим стратегию лечения. Риск тромботических осложнений с реактивным тромбоцитозом является низким, поскольку тромбоз возникал лишь у 1,6% пациентов.

Если у вас появились сложности в интерпретации общего анализа крови или другие вопросы, вы можете написать нам в разделе

онлайн-консультаций.

Содержание

Количество тромбоцитов (Plt)

Plt – мелкие клетки-пластинки, быстро реагирующие на воспалительный процесс, активацию свертывания или возникающее кровотечение. Тромбоциты формируют первичный тромб в области повреждения сосуда.

В ручном режиме для подсчета тромбоцитов предполагается взятие отдельной капли крови для изготовления и окраски мазка и последующего подсчета тромбоцитов.

p>В автоматическом режиме при анализе в «RBC—кювете» частицы размером 2–20 фл относятся к тромбоцитам. Полученные необработанные данные проверяются с помощью математических критериев и экстраполируются в виде логарифмически нормального распределения от 0 до 70 фл.

В некоторых анализаторах для более точного подсчета тромбоцитов выполняется обработка пробы специальными антителами, активными в отношении поверхностных рецепторов тромбоцитов.

Референтный интервал
150–350*109

Пониженные значения – тромбоцитопения – состояние, при котором число тромбоцитов не превышает 150*109/л (150 тыс/мкл). Клинические признаки кровоточивости развиваются при снижении количества тромбоцитов до 50*109/л (50 тыс/мкл). Уменьшение числа тромбоцитов может быть обусловлено:

  • повышением разрушения тромбоцитов;
  • повышением потребления тромбоцитов;
  • недостаточным образованием кровяных пластинок.

Повышенные значения – тромбоцитоз – увеличение количества тромбоцитов в периферической крови более 400*109/л (400 тыс/мкл), могут быть первичными и вторичными.

Первичные тромбоцитозы характерны для всех хронических миелопролиферативных заболеваний (хронический миелолейкоз, идиопатический миелофиброз, эссенциальная тромбоцитемия, эритремия).

Вторичные тромбоцитозы встречаются:

  • при острых и хронических воспалительных процессах (ревматоидный артрит, узелковый периартериит, неспецифический язвенный колит, остеомиелит и др.), а также при сепсисе;
  • амилоидозе;
  • железодефицитных состояниях на фоне хронической кровопотери;
  • злокачественных новообразованиях как проявление паранеопластической реакции;
  • гемолитической анемии;
  • после острой кровопотери, спленэктомии;
  • при лечении некоторыми препаратам (витамин В12, андрогены, адреналин, эритропоэтин и др. ).

Норма тромбоцитов в крови: причины повышенных тромбоцитов

Тромбоциты — основа нашей свёртывающей системы. Чем грозит избыток и недостаток «кровяных пластинок»?

Мы продолжаем серию пубикаций о лабораторных исследованиях крови. На нашем портале вы можете найти полезные сведения о том, как самостоятельно расшифровать показатели в общем и биохимическом анализах, а также в липидном профиле. В этот раз доктор Федоров отвечает на вопросы об уровне тромбоцитов в крови. Если у вас остались свои вопросы, вы можете задать их, воспользовавшись сервисом Доктис. 

Способность крови свёртываться – одна из основ жизни. Ведь если бы этот механизм не был заложен, любая, самая незначительная рана, становилась смертельно опасной. За свёртывающую систему отвечает целый ряд биохимических соединений, который принято называть факторами, но основу процесса составляют самые маленькие форменные элементы крови – тромбоциты.

К сожалению, нарушение в работе этой системы может привести к последствиям, не менее серьезным, чем кровотечение.

Избыток тромбоцитов грозит повышением риска внутрисосудистого тромбообразования, низкие тромбоциты в крови – причина внутренних кровоизлияний.

1. О чём говорит снижение уровня тромбоцитов в крови?

Нижняя граница нормы содержания тромбоцитов крови составляет 150 тыс/мкл. Причиной снижения PLT (обозначение тромбоцитов в анализе крови) могут оказаться многочисленные, но редко встречающиеся врождённые тромбоцитопении (синдром Фанкони, Вискотта-Олдрича и т. д.), а также тромбоцитопении приобретённые. Самая частая причина приобретённых – постоянный приём препаратов антиагрегантов, особенно при двухкомпонентной терапии (ацетилсалициловая кислота + клопидогрель), к счастью, число тромбоцитов в этом случае обычно снижено не сильно. Среди других причин низких тромбоцитов в крови – бактериальные и вирусные инфекции, анемии, спленомегалия, застойная сердечная недостаточность и т.

д.

Клинические признаки тромбоцитарной недостаточности (кровоточивость дёсен, появление синяков, частые кровоизлияния в склеру и т. д.) появляется при снижении уровня тромбоцитов ниже 50 тыс/мкл – это тот показатель, когда к врачу нужно идти незамедлительно.

2. О чём говорит повышение уровня тромбоцитов в крови?

Верхняя граница нормы тромбоцитов в анализе крови — 400 тыс/мкл. Повышение уровня тромбоцитов гораздо чаще происходит по физиологическим причинам. Это так называемые реактивные тромбоцитозы. Их причиной может оказаться недавнее физическое перенапряжение, перенесённый стресс, обезвоживание, то есть физиологическое сгущение крови. К патологическим факторам чаще всего относятся те из них, которые тоже сгущают кровь – анемия из-за хронической кровопотери или острая кровопотеря, обезвоживание в результате интоксикации. К причинам абсолютного повышения уровня тромбоцитов относят воспалительные заболевания, туберкулёз, злокачественные новообразования вообще и системы кроветворения в частности.

Увеличение уровня тромбоцитов выше 500 тыс/мкл значительно повышает риск тромбозов и требует подбора антиагрегантной терапии  — приема особых препаратов.

3. Как образуется тромб? Зачем назначают анализ на индуцированную агрегацию тромбоцитов?

В норме тромбоциты в крови находятся в неактивном состоянии, клетки имеют дисковидную, немного вытянутую форму, поэтому в старых учебниках их называют «кровяные пластинки». Когда начинается кровотечение, тромбоциты активируются: приобретают сферическую форму и образуют специальные выросты – псевдоподии. С их помощью они могут соединяться друг с другом (агрегировать) и прилипать к месту повреждения сосудистой стенки (адгезировать).Два этих процесса обеспечивают основу тромбообразования.

Чтобы оценить качество агрегации тромбоцитов и выяснить, не снижена ли она, или, наоборот, не происходит слишком интенсивно, назначают анализ на индуцированную агрегацию тромбоцитов. Для этого берут кровь из вены, добавляют к ней специальные вещества (индукторы активации) и оценивают процесс.

При подготовке к исследованию важно соблюдать некоторые условия – в течение 3 дней соблюдать специальную диету, составленную врачом, за 24 часа исключить прием стимуляторов (кофе, алкоголь, никотин, чеснок) и препаратов иммуностимуляторов, за 8 часов отказаться от приема лекарств и жирных продуктов.

Низкая активность тромбоцитов встречается при заболеваниях системы кроветворения, постоянном приеме препаратов антиагрегантов, в этом случае продолжительность кровотечения увеличивается. Повышенная агрегация, наоборот, увеличивает риск тромбообразования: венозных тромбозов, инфаркта, инсульта. Вы спросите – зачем назначать анализ на индуцированную активацию, если риск кровотечения/тромбообразования можно оценить по общему количеству тромбоцитов? Увы. Даже при нормальном их количестве большая часть клеток может оказаться «неполноценными», таким образом речь идёт о выраженной тромбоцитарной недостаточности при их нормальной концентрации в крови.

4. Почему важно назначать анализ крови на резистентность тромбоцитов к аспирину и клопидогрелю?

Согласно данным исследований, 35% людей имеют сниженный антиагрегационный эффект на применение аспирина, а у 19% он практически не влияет на агрегацию. Это значит, что у каждого пятого пациента аспирин не помогает избежать осложнения атеросклероза. Меньшее распространение, но не меньшую клиническую важность играет резистентность к клопидогрелю – препарату, приём которого жизненно важен после стентирования артерий. Поэтому, считается оправданным назначать анализ на аспирино- и клопидогрелерезистентность перед назначением этих препаратов, особенно, когда запланировано стентирование коронарных артерий. Для диагностики резистентности к аспирину сегодня применяются 2 теста: оптическая аггрегометрия, считающийся «золотым стандартом», а также несколько разновидностей портативных тест-систем. Похожий подход применяется и для диагностики резистентности к клопидогрелю, которая, по данным исследований регистрируется у 11% больных, получающих препарат. В случае выявления резистентности у врачей остаётся пространство для маневра – назначить препарат из другой группы и избежать опасных осложнений.

Уровень тромбоцитов позволяет оценить как риск тромбообразования, так и наоборот, вероятность недостаточной свертываемости крови, грозящей развитием внутренних кровоизлияний и кровотечений.  Исследование функции тромбоцитов даёт врачу возможность правильно подобрать антиагрегантную терапию – важнейший компонент профилактики и лечения сердечно-сосудистых заболеваний.

Читайте также: 

14 показателей. Расшифровываем общий анализ крови

13 показателей. Расшифровываем биохимический анализ крови

7 показателей. Расшифровываем анализ крови на липидый профиль

10 показателей. Расшифровываем анализ мочевого осадка 

11 показателей. Расшифровываем общий анализ мочи

10 показателей. Расшифровываем электрокардиограмму

Гематолог

 

ВНИМАНИЕ! Данная форма консультации не является официальным приемом и не направлена на постановку/уточнение окончательного диагноза или выработку рекомендаций по лечению. Форма on-line консультации ГБУЗ СО СОКБ №1 носит лишь информационный характер (к какой именно области медицины относится ваша болезнь/проблема; к какому специалисту лучше обратиться…). Чтобы получить полное разъяснение по болезни, диагнозу, лечению необходимо записаться на прием к специалисту.

РАСПИСАНИЕ врачей Хозрасчетной поликлиники СКАЧАТЬ ЗДЕСЬ

ПРАЙС для физических лиц скачать ЗДЕСЬ

ВНИМАНИЕ! В документах могуть быть изменения.
Окончательную информацию уточняйте в справочной службе по тел. (343) 351-76-05
или у администираторов Хозрасчетной поликлиники

 

КРЫЛОВА
Ирина Всеволодовна


Заведующая гематологическим отделением КДП

врач выс .категории
Не заполнены следующие поля:
  • Вопрос.
  • Имя.
  • Эл. почта.
Отправить вопрос

Оксана: 15 апреля 2014

Здравствуйте! У ребёнка, 11 лет, после удаления селезёнки (02 февраля 2014 г., травма) повышены тромбоциды- 623.Подскажите, это нормальное состояние или следует обратиться к врачу? Спасибо.

Ответ:

Здравствуйте,

повышение тромбоцитов вызвано удалением селезенки, надо наблюдаться у педиарта, в

динамике котролировать общий анализ крови, 1 раз в 3 месяца

Елена: 14 апреля 2014

Добрый день.помогите разобраться.за прошедшие полгода 2 раза сдавала общий анализ крови. был понижен гемоглобин и лейкоциты.причем показатель лекоцитов за это время только уменьшается.сдала общий анализ крови неделю назад.отклонения в с ледующих показателях: ферритин 7,0 нг/мл тромбоциты 179 х10*9/л лейкоциты 2,99 х10*9/л нейтрофилы сегментоядерные 1,44 х10*9/л моноциты % 12,7% лимфоциты 1,13 х10*9/л лимфоциты % 37,8% о чем может говорить такой анализ?и что делать?спасибо

Ответ:

Добрый день.

анализ неполный, снижен ферритин, лейкоциты, нейтрофилы. Обратитесь к гематологу.

Людмила: 11 апреля 2014

Добрый день! Мне 61 год. Диагноз: лимфогранулематоз IIIБ(ремиссия 15 лет),болезнь Верльгофа(тромбоциты единичные в препарате-вторичный рецедив ). Токсико-аллергический васкулит (рецедив). Вопрос: Возможно ли лечение преднизолоном если четыре года назад перенесен геморрагический инсульт? Спасибо.

Ответ:

Лечение преднизролоном в данной ситуации вполне возможно

Анастасия: 08 апреля 2014

здравствуйте. при планировании беременности я сдавала все анализы, обследовалась полностью, у меня были повышены тромбоциты — 390, но при планировании и самой беременности мой гинеколог не обратила на это внимание. беременность протекала нормально, правда, в 3м триместре я простыла, лежала в 40ой больнице, мне ставили антибиотики. я столько раз сдавала кровь, говорили анализы нормальные, а в итоге на 32 неделе открылось кровотечение и я потеряла ребенка. 10/л

Повышенный гемоглобин — причины появления, при каких заболеваниях возникает, диагностика и способы лечения

ВАЖНО!

Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначать только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.

Повышенный гемоглобин, или эритроцитоз: причины появления, при каких заболеваниях возникает, диагностика и способы лечения.

Определение

Эритроцитоз – увеличение содержания красных клеток в единице объема крови, сопровождающееся повышением уровня гемоглобина. Основными симптомами этих изменений являются головные, мышечные боли, головокружение, носовые кровотечения, быстрая утомляемость, более специфические симптомы зависят от соответствующего заболевания.

Разновидности эритроцитоза

Эритроцитоз может быть первичным и вторичным.

Первичный эритроцитоз рассматривается как самостоятельное заболевание системы кроветворения и имеет генетическую природу. В медицине он известен как врожденная полицитемия, или болезнь Вакеза. Данная патология провоцирует увеличение объема костного мозга и повышенную выработку эритроцитов и гемоглобина.

Вторичный эритроцитоз не считается отдельным заболеванием, а лишь симптомом острых или хронических болезней и состояний.
Относительный эритроцитоз является следствием обезвоживания организма, вызванного обильной диареей или рвотой.

Также повышение уровня гемоглобина может являться результатом передозировки лекарственных препаратов, курения, злоупотребления алкоголем и воздействия химических веществ (нитритов).

Абсолютный эритроцитоз является следствием усиленного эритропоэза – процесса образования красных кровяных клеток в костном мозге. Эта форма патологии всегда связана с болезнями внутренних органов или систем.

Возможные причины повышения гемоглобина

I. Наследственные:

  1. Изменение структуры гена Jak2 V617F, отвечающего за выработку красных клеток крови.
  2. Неспособность крови связывать и переносить кислород к тканям.
  3. Снижение поступления кислорода к тканям почек (это приводит к тому, что они начинают усиленно вырабатывать гормон, отвечающий за образование эритроцитов (эритропоэтин)).
  4. Дефицит ферментов, отвечающих за выработку эритроцитов и их функцию переноса кислорода к тканям.
II. Приобретенные:
  1. Заболевания почек (гидронефроз, поликистоз почек, онкологические заболевания и стеноз почечной артерии).
  2. Заболевания легких (хронический обструктивный бронхит, бронхиальная астма, заболевания, поражающие легочную ткань, иногда неустановленной причины).
  3. Заболевания сердца (врожденные и приобретенные пороки сердца).
  4. Заболевания печени (опухоли печени).
  5. Заболевания головного мозга (в частности, опухоль мозжечка).
  6. Заболевания женской половой системы (онкологические заболевания яичников).
  7. Болезни эндокринной системы, поражающие надпочечники и способствующие повышению артериального давления, при которых обычно неэффективны основные препараты, используемые при гипертонической болезни (болезнь Иценко–Кушинга, феохромоцитома), а также заболевания щитовидной железы.
  8. Отравление угарным газом.
  9. Пребывание на больших высотах.
  10. Синдром обструктивного апноэ, характеризующийся временной остановкой дыхания во время сна.
К каким врачам обращаться, если повышен гемоглобин

При выявлении увеличения количества эритроцитов, гематокрита, гемоглобина в первую очередь необходимо в максимально короткие сроки обратиться к гематологу.

Для уточнения диагноза может потребоваться проведение стернальной пункции или трепанобиопсии костного мозга.

Вопросы крови – самые сложные вопросы в мире!

КОГДА КРОВОТЕЧЕНИЕ ИЗ НОСА ОПАСНО ДЛЯ ШКОЛЬНИКА…

«Вопросы крови – самые сложные вопросы в мире», — заявлял персонаж романа «Мастер и Маргарита». С ним, безусловно, готовы согласиться врачи-гематологи, а вот родители зачастую игнорируют опасные симптомы связанные, например, с детскими кровотечениями, мол, само пройдет.

Стоит ли бояться незаживающих царапин, как расшифровать анализы, что вообще нужно знать родителям о крови своих кровиночек? Об этом и не только проекту «Как сохранить здоровье школьника» рассказала кандидат медицинских наук, врач гематолог-гемостазиолог «Клиники крови» Ольга САНЕЕВА.

Кровотечение из носа может быть опасно

Проблема кровотечений из носа у детей – не редкость. И, поверьте, это не норма, как почему-то принято считать. К сожалению, многие родители списывают всё на переходный период и предпочитают думать, что с возрастом всё само исчезнет. Или вообще самостоятельно ставят диагноз «близко к поверхности слизистой оболочки носа расположены сосуды». Давайте запомним раз и навсегда – диагноз может поставить только специалист! Для этого сперва потребуется сдать общий анализ крови с определением уровня тромбоцитов, длительностью кровотечения и временем свертывания. Затем нужно показать ребёнка лор-врачу для исключения заболеваний слизистой оболочки носа.

” При отсутствии лор-патологии и наличии изменений в общем анализе крови обязательна консультация гематолога!

Причин для кровотечений может быть множество, например, недостаточное количество или качество тромбоцитов – клеток, отвечающих за целостность стенки кровеносного сосуда. Качество тромбоцитов может улучшиться с возрастом (тогда проблема решится сама), или же ситуация корректируется гематологом.

Решить, справится ли организм самостоятельно, может только специалист.

” Носовые кровотечения могут оказаться и серьёзным «звоночком», сигналом детского организма. Если они возникают у ребёнка «на ровном месте», например, ночью, в состоянии покоя, во время просмотра любимого фильма, немедленно нужно провести обязательное исследование свертывающей системы крови – гемостаз, и с результатами как можно скорее прийти на очную консультацию к врачу.

Увеличение лимфоузлов – тревожный сигнал

Периодически у всех детей увеличиваются лимфоузлы. Чаще всего это естественная иммунная защита организма, так называемая реактивная лимфоаденопатия. Если ребёнок часто простужается, острые респираторные заболевания протекают с повышенной температурой, лимфатические узлы так же могут увеличиваться, выступая в роли барьера, препятствующего проникновению инфекции в нижние отделы дыхательных путей. И в этом случае надо сделать УЗИ лимфатических узлов, а ещё взять мазок из зева и носа на микрофлору и чувствительность к антибиотикам.

” Если по результам УЗИ будет выявлена патология лимфоузлов, необходима срочная консультация гематолога.

«Густая» и «жидкая» кровь. А какая у вашего ребенка?

Если сверстники малыша скачут во дворе, приложив какой-то листок подорожника к оцарапанной коленке, а ваш ребёнок никак не может остановить кровь; если расчёсы после комариных укусов долго кровоточат, а на руках и ногах появляются странные синяки — это повод как можно скорее обратиться к врачу. Желательно ещё до приёма сдать общий анализ крови с определением уровня тромбоцитов, длительности кровотечения и времени свертывания. После этого обязательна консультация гематолога.

” Другая крайность: взять анализ крови из вены у вашего ребёнка – проблема. И дело не в его страхах или, к примеру, обмороках, а в том, что кровь «туго идёт»: густая и сразу сворачивается. В этом случае обязательно нужно сдать анализ на плазменный и тромбоцитарный гемостаз.

Также необходимо провести генетическое исследовании на мутации генов гемостаза. Можно провести и специальное исследование — тромбодинамику, для исключения повышенного тромбообразования. Нужный список анализов определит врач, главное, чтобы вы рассказали ему о своих подозрениях.

Ликбез по анализам

Тромбоциты. Много – не значит хорошо

Нормальный показатель уровня тромбоцитов для ребенка – от 150 000 до 500 000. Он может повышаться на фоне высокой температуры, в связи со сгущением крови. Вот почему необходимо, чтобы температурящий ребенок как можно больше пил.

Повышение уровня тромбоцитов может быть связано с их качеством, у детей это часто бывает. Это проходит с возрастом, но в некоторых случаях потребуется вмешательство врача.

” Обычно повышенный уровень тромбоцитов наблюдается у часто болеющих детей, которым необходима консультация иммунолога для исключения иммунодефицитного состояния.

Коварный гемоглобин

Повышение уровня гемоглобина – стандартная ситуация для подростка. В переходном возрасте активизируются все системы организма, в том числе и кроветворная. Поэтому повышение уровня гемоглобина — нормальный физиологический процесс и паниковать не стоит.

” А вот на снижение уровня гемоглобина родители должны обратить внимание! С низким гемоглобином необходимо разобраться, определив уровень сывороточного железа и ферритина.

Обязательно нужно обследование на гельминтов, потому что все всасывание железа происходит в кишечнике, а паразиты нарушают этот процесс. Постарайтесь вводить в меню детей больше продуктов с повышенным содержанием белка и поинтересуйтесь у участкового педиатра, какой курс препаратов, улучшающих внутрикишечное всасывание, он может порекомендовать вашему ребёнку. При снижении уровня сывороточного железа и ферритина следует обратиться к гематологу, чтобы предупредить развитие анемии.

Пара слов об эозионофилах

Не все показатели крови в анализах должны сразу же заставлять родителей бежать к гематологу. Например, повышенный уровень эозинофилов в крови – это основной признак аллергии со стороны крови. Их количество зависит от степени выраженности аллергических проявлений, поэтому в данном случае нужно обращаться не к гематологу, а к врачу-аллергологу.

Наследственность. Не всё лучшее детям…

Если у родителей есть проблемы, например, у вас в анамнезе тромбозы, вам обязательно нужно обследоваться самим: исключить тромбофилию, проследить изменения в системе гемостаза.

” Ребёнку старше 4 лет (в школьном возрасте – обязательно) сделать исследование свертывающей системы крови – гемостаза с последующей консультацией гематолога. Предупрежден, значит защищен!

повышение тромбоцитов у мужчин

повышение тромбоцитов у мужчин

повышение тромбоцитов у мужчин

>>>ПЕРЕЙТИ НА ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ >>>

Что такое повышение тромбоцитов у мужчин?

Не очень то и верилось что какие то таблетки решат мою проблему, но рискнул попробовать и не пожалел! После них моя интимная жизнь круто изменилась. Жена удивляется, потенция как в молодости, а секс яркий и долгий]

Эффект от применения повышение тромбоцитов у мужчин

Капсулы Биоманикс не содержат синтетических компонентов, поэтому не оказывает негативного влияния на организм. Эффективность таблеток обеспечивается природными веществами, оказывающими следующее действие: концентрат муира пуамы. Вытяжка из бразильского кустарника усиливает сексуальное влечение; тонгкат Али. Действие концентрированного активного компонента направлено на стимуляцию естественной выработки тестостерона, и нормализацию эректильной функции; экстракт маки перуанской. Растительная вытяжка усиливает эффект других активных компонентов, и способствует увеличению пениса; экстракт трибулуса террестриса. Действующий компонент способствует мощному приливу крови к половому члену, что вызывает устойчивую и продолжительную эрекцию; l-аргинин. Аминокислота природного происхождения способствует быстрой, мощной и продолжительной эрекции.

Мнение специалиста

С помощью Biomanix член увеличивается за счет усиления кровотока и расширения гладких мышц. Компоненты препарата специально разработаны и собраны в комплекс, для комбинированного воздействия на организм. Именно это делает член больше и тверже.

Как заказать

Для того чтобы оформить заказ повышение тромбоцитов у мужчин необходимо оставить свои контактные данные на сайте. В течение 15 минут оператор свяжется с вами. Уточнит у вас все детали и мы отправим ваш заказ. Через 3-10 дней вы получите посылку и оплатите её при получении.

Отзывы покупателей:

Tata

Биоманикс – это препарат для повышения либидо и увеличения размеров полового члена. В его состав входят натуральные вещества, благодаря чему он имеет меньше противопоказаний и побочных реакций (если сравнивать с медикаментозными лекарствами). Биоманикс, как прописано в инструкции по применению, предназначен для мужчин, которые страдают расстройством эректильной функции, а также нарушением андрогенного уровня в организме.

Вика

Biomanix — действующий препарат. Мне он очень помог. Главный плюс для меня — это сочетание цена-качество, потому что денег на дорогущие препараты у меня, к сожалению. А Биоманикс — это препарат мне по карману! Увеличивает ли он член? Да! и еще раз Да! Мой агрегат знал значительно больше в размерах,

Технология мгновенного расширения Biomanix доставляет компоненты, стимулирующие рост пещеристого тела прямо в пенис, позволяя МАКСИМАЛЬНО увеличить его размер. Где купить повышение тромбоцитов у мужчин? С помощью Biomanix член увеличивается за счет усиления кровотока и расширения гладких мышц. Компоненты препарата специально разработаны и собраны в комплекс, для комбинированного воздействия на организм. Именно это делает член больше и тверже.
Повышенные тромбоциты у мужчин — отклонение от допустимых показателей, что будет свидетельствовать о наличии определенного патологического процесса в организме. Лечение назначают индивидуально. Повышенный уровень тромбоцитов, или тромбоцитоз, — симптомы, диагностика, методы лечения тромбоцитоза в восточной медицине.  . Тромбоциты – это элементы крови, отвечающие за тромбообразование и свертываемость. Тромбоциты – это мелкие кровяные пластинки, образующиеся в клетках красного костного мозга и играющие важную роль в процессах гемостаза и тромбоза. Именно от тромбоцитов зависит сохранение крови в жидком состоянии. Тромбоцитоз – это патологическое состояние, характеризующееся увеличением содержания в крови тромбоцитов. Причиной данного явления выступают инфекционные, воспалительные или аутоиммунные патологии. Профилактические меры для повышения концентрации тромбоцитов в плазме . Тромбоциты, норма которых у мужчин превышает уровень концентрации . Как повысить тромбоциты в крови? Ранее мы рассматривали, каким должно быть значение кровяных телец в мужской крови. Тромбоциты – важная составляющая крови человека. . Определить, что повлияло на повышение тромбоцитов в крови тяжело. Чтобы определить причины у женщины либо мужчины, врачу необходимо оценить результаты комплексного. Сегодня разбираем ситуацию, когда тромбоциты повышены у взрослого. О чем это говорит, как уменьшить их количество с помощью различных методов терапии. Тромбоциты – это безъядерные и бесцветные клетки крови в форме пластинок. Тромбоцитарные клетки образуются в костном мозге у человека. В норме тромбоциты у мужчин и женщин в крови представлены двояковыпуклыми дисковидными линзовидными структурами, диаметром 2-3 мкм. Соотношение тромбоцитов к эритроцитам в плазме крови человека варьируется от 1 к 10 до 1 к 20. Однако, в зависимости от возраста и индивидуальных особенностей. Таким образом, повышение тромбоцитов у мужчин может происходить по нескольким причинам: начиная от банальных физических нагрузок сверх нормы и заканчивая серьезными онкологическими заболеваниями.
https://myggil.com/uploads/tabletki_dlia_muzhchin_dlia_povysheniia_potentsii_otzyvy6534.xml
http://activesolutionelectric.com/images/travy_dlia_povysheniia_potentsii_u_muzhchin8417.xml
http://www.letsswim.pl/pliki/povyshenie_potentsii_u_muzhchin_v_domashnikh_usloviiakh8180. xml
http://tsv.com.ua/upload/povyshenie_eritrotsitov_v_krovi_u_muzhchin5681.xml
http://gtstv.ru/images/userfiles/povyshenie_potentsii_u_muzhchin_posle_602069.xml
Капсулы Биоманикс не содержат синтетических компонентов, поэтому не оказывает негативного влияния на организм. Эффективность таблеток обеспечивается природными веществами, оказывающими следующее действие: концентрат муира пуамы. Вытяжка из бразильского кустарника усиливает сексуальное влечение; тонгкат Али. Действие концентрированного активного компонента направлено на стимуляцию естественной выработки тестостерона, и нормализацию эректильной функции; экстракт маки перуанской. Растительная вытяжка усиливает эффект других активных компонентов, и способствует увеличению пениса; экстракт трибулуса террестриса. Действующий компонент способствует мощному приливу крови к половому члену, что вызывает устойчивую и продолжительную эрекцию; l-аргинин. Аминокислота природного происхождения способствует быстрой, мощной и продолжительной эрекции.
повышение тромбоцитов у мужчин
Не очень то и верилось что какие то таблетки решат мою проблему, но рискнул попробовать и не пожалел! После них моя интимная жизнь круто изменилась. Жена удивляется, потенция как в молодости, а секс яркий и долгий]
Повышенный холестерин у мужчин в крови – о чем это говорит, и самое главное – что надо делать? . Высокий холестерин у мужчин – основные причины. Риски повышения уровня холестерола в крови у мужчин значительно возрастают, если: В Вашем меню часто присутствуют – ПОЛИнасыщенные жиры. Холестерин в крови в пределах биологической нормы не способен нанести вред организму. Но как только это вещество переходит границы, сразу . Поэтому уровень холестерина необходимо контролировать, особенно мужчинам в зрелом возрасте. Повышенный холестерин у мужчин. Повышение уровня холестерина — состояние . Холестерин циркулирует в крови в форме комплексных соединений – липопротеинов низкой, очень низкой и высокой плотности и других частиц. Первые две фракции связаны с образованием атеросклеротических бляшек. Разберемся, каковы причины, вызывающие повышение холестерина у мужчин, чем опасны последствия . Повышенный в результате различных обстоятельств уровень холестерина в крови у мужчин подразумевает лечение медикаментами только при отсутствии результата диетотерапии. Основные группы препаратов. Причины повышенного холестерина. Почему у женщин холестерин в крови повышен, о чем это говорит и что . В среднем возрасте повышение холестерина чаще выявляется у мужчин, однако с наступлением климакса женщины становятся. Повышенный холестерин у мужчин является неблагоприятным фактором. Большой процент вещества в крови способствует развитию . Особенно подвержены повышению холестерина в сыворотке крови мужчины после 30 лет. Причины повышенного холестерина в крови у мужчин. . Повышение уровня холестерина – явление довольно распространенное. Встречается оно чаще у мужчин. Важно знать, почему бывает повышенный холестерин у мужчин, причины, лечение высокого показателя.  . Причины повышения холестерина в крови у мужчин после 40 могут скрываться за снижением синтеза стероидов (в том числе, тестостерона). Требуется ли лечение? Важно выяснить, почему повышен. Высокий уровень холестерина в крови (гиперхолестеринемия) является одним из самых важных факторов риска возникновения болезней системы кровообращения. До 80% холестерина вырабатывается печенью, поэтому снизить холестерин с помощью диеты возможно не более чем на 10%. Резкое ограничение. Норма холестерина. В последнее время к холестерину в медицине приковано . У мужчин раньше времени выпадают волосы, у женщин сбивается менструальный цикл. . Остальные симптомы конкретно на повышение холестерина не указывают. Больной испытывает.

Полицитемия — симптомы, причины, лечение

Полицитемия — это заболевание крови, при котором костный мозг производит избыточные кровяные тельца, в первую очередь эритроциты, но также тромбоциты и лейкоциты. Лишние клетки вызывают сгущение крови, что увеличивает риск свертывания крови, что, в свою очередь, может вызвать инсульты, сердечные приступы и другие осложнения. Хотя точная причина полицитемии неизвестна, считается, что генетические изменения связаны с ее развитием.

Генетическая полицитемия, называемая истинной полицитемией, развивается медленно и обычно наблюдается у пожилых людей. Это редко бывает у молодых людей и детей. Хотя это результат генетических мутаций или изменений в определенных генах, эти генетические изменения приобретаются в течение жизни человека и, как правило, не передаются от родителей к их детям. Полицитемия чаще встречается у взрослых старше 60 лет, и каждый год это заболевание диагностируется примерно у одного из 200000 человек (Источник: НХЛБИ).

На ранних стадиях полицитемии симптомы могут быть легкими и включать покраснение лица, головокружение и нарушение чувств. В более тяжелых случаях может возникнуть тромбоз (свертывание крови), приводящий к тяжелым симптомам.

При вторичной полицитемии длительная кислородная недостаточность, например, из-за хронического курения или длительного пребывания на большой высоте, вызывает повышенное производство красных кровяных телец и, как следствие, сгущение крови. Эта форма полицитемии часто проходит после устранения причины кислородного голодания.Во всех случаях полицитемии обычно эффективно лечение периодическими заборами крови или приемом лекарств для уменьшения количества кровяных телец, хотя лекарства от этого состояния нет.

Хотя полицитемия встречается редко, обычно поддается лечению и обычно легкая, при отсутствии лечения могут возникнуть серьезные осложнения, такие как сердечный приступ или инсульт. Немедленно обратитесь за медицинской помощью (позвоните 911) при любых внезапных симптомах сердечного приступа или инсульта, таких как внезапное онемение, слабость, спутанность сознания, проблемы со зрением или боль в груди.

Полицитемия также может вызывать менее серьезные симптомы, такие как затрудненное дыхание в положении лежа или сильное кровотечение. Немедленно обратитесь за медицинской помощью , если эти симптомы не исчезнут, поскольку ранняя диагностика и вмешательство имеют решающее значение для предотвращения более серьезных симптомов.

Что вызывает тромбоцитемию и тромбоцитоз?

Первичная тромбоцитемия

В этом состоянии дефектные стволовые клетки в костном мозге производят слишком много тромбоцитов. Причины этого обычно не известны.Когда этот процесс происходит без других нарушений клеток крови, это называется эссенциальной тромбоцитемией.

Редкая форма тромбоцитемии передается по наследству. («Унаследовано» означает, что состояние передается от родителей к детям через гены.) В некоторых случаях генетическая мутация может вызвать состояние.

Помимо того, что костный мозг производит слишком много тромбоцитов, тромбоциты также являются аномальными при первичной тромбоцитемии. Они могут образовывать тромбы или, что удивительно, вызывать кровотечение, когда не работают должным образом.

Кровотечение также может возникнуть из-за развивающегося состояния, называемого болезнью фон Виллебранда. Это состояние влияет на процесс свертывания крови.

Через много лет может образоваться рубцевание костного мозга.

Вторичный тромбоцитоз

Это состояние возникает, если другое заболевание, состояние или внешний фактор вызывают повышение количества тромбоцитов. Например, 35 процентов людей с высоким содержанием тромбоцитов также страдают раком — в основном, рака легких, желудочно-кишечного тракта, груди, яичников и лимфомы.Иногда повышенное количество тромбоцитов является первым признаком рака.

Другие условия или факторы, которые могут вызвать высокое количество тромбоцитов:

Некоторые условия могут привести к высокому количеству тромбоцитов, которое сохраняется в течение короткого времени. Примеры таких условий включают:

  • Восстановление после тяжелой кровопотери
  • Восстановление после очень низкого количества тромбоцитов, вызванного чрезмерным употреблением алкоголя и недостатком витамина B12 или фолиевой кислоты
  • Острая (кратковременная) инфекция или воспаление
  • Реакция на физическую активность

Хотя количество тромбоцитов высокое при вторичном тромбоцитозе, тромбоциты в норме (в отличие от первичной тромбоцитемии). Таким образом, люди с вторичным тромбоцитозом имеют более низкий риск образования тромбов и кровотечений.

Источник: Национальный институт сердца, легких и крови, Национальные институты здравоохранения.

Тромбоцитемия | Johns Hopkins Medicine

Что такое тромбоцитемия?

Тромбоцитемия — это заболевание, при котором в костном мозге вырабатывается слишком много тромбоцитов. Тромбоциты — это фрагменты клеток крови, которые способствуют свертыванию крови. Слишком много тромбоцитов затрудняет нормальное свертывание крови.Это может вызвать слишком сильное или недостаточное свертывание.

Что вызывает тромбоцитемию?

Единственной причины тромбоцитемии быть не может. Считается, что это вызвано дефектами тромбоцитов в костном мозге.

Каковы симптомы тромбоцитемии?

Симптомы тромбоцитемии включают:

  • Сгустки крови в артериях и венах, чаще всего в руках, ногах и головном мозге

  • Легко появляются синяки

  • Кровотечение из носа, десен и желудочно-кишечного тракта

  • Стул с кровью

  • Кровотечение после травмы или операции

  • Слабость

  • Головная боль и головокружение

  • Увеличение лимфатических узлов

Симптомы тромбоцитемии могут быть похожи на другие заболевания крови или проблемы со здоровьем. Всегда обращайтесь к своему врачу за диагнозом.

Как диагностируется тромбоцитемия?

Ваш лечащий врач изучит вашу историю болезни и проведет медицинский осмотр. У вас также могут быть такие тесты, как:

  • CBC (общий анализ крови). Этот тест измеряет количество эритроцитов, лейкоцитов и тромбоцитов в вашей крови.

  • Мазок крови. Этот тест проверяет ваши тромбоциты.

  • Аспирация или биопсия костного мозга. Это можно сделать, чтобы проверить, здоров ли ваш костный мозг. Он включает в себя взятие небольшого образца жидкости костного мозга (аспирация) или твердой ткани костного мозга (так называемая центральная биопсия). Образец проверяют под микроскопом.

Как лечится тромбоцитемия?

Ваш лечащий врач подберет лучшее лечение на основе:

  • Ваш возраст, общее состояние здоровья и история болезни

  • Насколько вы больны

  • Насколько хорошо вы справляетесь с определенными лекарствами, методами лечения или терапии

  • Ожидаемый срок действия состояния

  • Ваше мнение или предпочтение

Лечение может включать:

  • Химиотерапия. Это чаще всего дается вместе с пероральными химиотерапевтическими препаратами (гидроксимочевина) или интерфероном альфа.

  • Тромбоцитферез. Это процедура для удаления лишних тромбоцитов из крови.

Живущие с тромбоцитемией

Совместно с вашим лечащим врачом разработайте план лечения, соответствующий вашим потребностям.

Также важно:

  • Избегайте курения, которое может увеличить образование тромбов

  • Контролировать другие состояния здоровья, такие как высокий уровень холестерина, высокое кровяное давление и диабет

  • Избегайте средств, которые могут усилить кровотечение, в том числе таких лекарств, как аспирин.

  • Сообщите своему врачу, если вы заметили синяки или другие признаки кровотечения.

Ключевые моменты

  • Тромбоцитемия заставляет ваш организм вырабатывать слишком много тромбоцитов в костном мозге.

  • Слишком много тромбоцитов может вызвать образование тромбов или кровотечение.

  • Симптомы включают сгустки крови и признаки кровотечения, такие как синяки, кровавый стул и слабость.

  • У болезни может не быть единственной причины. Считается, что это вызвано дефектами тромбоцитов в костном мозге.

  • Лечение включает в себя лекарства и удаление лишних тромбоцитов из крови.

Следующие шаги

Советы, которые помогут вам получить максимальную пользу от визита к врачу:

  • Знайте причину вашего визита и то, что вы хотите.

  • Перед визитом запишите вопросы, на которые хотите получить ответы.

  • Возьмите с собой кого-нибудь, кто поможет вам задать вопросы и запомнить, что вам говорит поставщик.

  • Во время посещения запишите название нового диагноза и любые новые лекарства, методы лечения или тесты. Также запишите все новые инструкции, которые дает вам ваш провайдер.

  • Узнайте, почему прописано новое лекарство или лечение и как они вам помогут.Также знайте, какие бывают побочные эффекты.

  • Спросите, можно ли вылечить ваше состояние другими способами.

  • Знайте, почему рекомендуется тест или процедура и что могут означать результаты.

  • Знайте, чего ожидать, если вы не примете лекарство, не пройдете тест или процедуру.

  • Если вам назначена повторная встреча, запишите дату, время и цель этого визита.

  • Узнайте, как вы можете связаться с вашим поставщиком медицинских услуг, если у вас возникнут вопросы.

Признаки, симптомы и осложнения тромбоцитемии и тромбоцитоза

Люди с тромбоцитемией или тромбоцитозом могут не иметь признаков или симптомов. Эти состояния можно обнаружить только после обычных анализов крови.

Однако у людей с первичной тромбоцитемией вероятность появления серьезных признаков и симптомов выше, чем у людей с вторичным тромбоцитозом.

Признаки и симптомы повышенного количества тромбоцитов связаны со сгустками крови и кровотечением. К ним относятся слабость, кровотечение, головная боль, головокружение, боль в груди и покалывание в руках и ногах.

Сгустки крови

При первичной тромбоцитемии сгустки крови чаще всего образуются в головном мозге, руках и ногах. Но они могут развиваться в любом месте тела, в том числе в сердце и кишечнике.

Сгустки крови в головном мозге могут вызывать такие симптомы, как хроническая (продолжающаяся) головная боль и головокружение.В крайнем случае может возникнуть инсульт.

Сгустки крови в крошечных кровеносных сосудах рук и ног оставляют их онемевшими и красными. Это может привести к сильной жгучей и пульсирующей боли, которая ощущается в основном в ладонях рук и подошвах ног.

Другие признаки и симптомы сгустков крови могут включать:

  • Изменения речи или сознания, от замешательства до потери сознания
  • Изъятия
  • Дискомфорт в верхней части тела в одной или обеих руках, спине, шее, челюсти или животе
  • Одышка и тошнота (тошнота)

У беременных сгустки крови в плаценте могут вызвать выкидыш или проблемы с ростом и развитием плода.

Женщины с первичной тромбоцитемией или вторичным тромбоцитозом, принимающие противозачаточные таблетки, подвергаются повышенному риску образования тромбов.

Сгустки крови также связаны с другими состояниями и факторами. Пожилой возраст, предшествующие тромбы, диабет, высокое кровяное давление и курение также увеличивают риск образования тромбов.

Кровотечение

Если происходит кровотечение, оно чаще всего поражает людей, у которых количество тромбоцитов превышает 1 миллион тромбоцитов на микролитр крови.Признаки кровотечения включают носовые кровотечения, синяки, кровотечение изо рта или десен или кровь в стуле.

Хотя кровотечение обычно связано с низким количеством тромбоцитов, оно также может возникать у людей с высоким количеством тромбоцитов. Сгустки крови, которые развиваются при тромбоцитемии или тромбоцитозе, могут израсходовать тромбоциты вашего тела. Это означает, что в вашем кровотоке осталось недостаточно тромбоцитов, чтобы закрыть порезы или разрывы на стенках кровеносных сосудов.

Другой причиной кровотечения у людей с очень высоким содержанием тромбоцитов является заболевание, называемое болезнью фон Виллебранда.Это состояние влияет на процесс свертывания крови.

В редких случаях первичной тромбоцитемии поврежденные клетки костного мозга вызывают форму лейкемии (lu-KE-me-ah). Лейкемия — это рак клеток крови.

Определение

, низкие, нормальные и высокие диапазоны

  1. Что означает количество тромбоцитов?
  2. Что такое нормальное количество тромбоцитов?
  3. Что такое низкое количество тромбоцитов?
  4. Что такое высокое количество тромбоцитов?
  5. Что означает низкий уровень тромбоцитов?
  6. Что это значит, когда у вас высокое количество тромбоцитов?
  7. Как увеличить количество тромбоцитов?
  8. Что такое скопление тромбоцитов?

Что означает количество тромбоцитов?

Тромбоциты, также называемые тромбоцитами, представляют собой маленькие кровяные тельца, вырабатываемые костным мозгом. Когда кровеносный сосуд поврежден, тромбоциты сгущаются, эффективно «закупоривая» травму и останавливая кровотечение. Подсчет тромбоцитов — это диагностический тест, который проводится для определения количества тромбоцитов в крови пациента.

Низкое или высокое количество тромбоцитов может указывать на нарушения работы костного мозга.

Что такое нормальное количество тромбоцитов?

Обычно в каждом микролитре крови содержится между 150 000–450 000 тромбоцитов и .

Что такое низкое количество тромбоцитов?

Количество тромбоцитов ниже 150 000 на микролитр крови считается тромбоцитопенией, что означает более низкое, чем обычно, количество тромбоцитов.Ниже 50 000 — очень низкий уровень тромбоцитов.

Менее 10 000 считается тяжелой тромбоцитопенией с риском внутреннего кровотечения.

Что такое высокое количество тромбоцитов?

Количество тромбоцитов выше 450 000 тромбоцитов на микролитр крови считается высоким. Техническое название этого — тромбоцитоз.

Что означает низкий уровень тромбоцитов?

Если у вас низкое количество тромбоцитов, у вас есть состояние, называемое тромбоцитопенией.Это может быть вызвано заболеванием костного мозга, таким как лейкемия, заболеванием иммунной системы наряду с анемией (низким уровнем гемоглобина) или вирусной инфекцией, такой как гепатит. Кроме того, тромбоцитопения может быть побочным эффектом приема некоторых лекарств, таких как химиотерапия или определенных антибиотиков, которые могут влиять на работу костного мозга.

Тромбоцитопения может протекать в легкой форме, и у человека она может протекать бессимптомно. Однако недостаток тромбоцитов означает, что кровь не может свернуться должным образом. Если это серьезный случай, симптомы включают усиление синяков, обильные менструальные выделения, кровь в моче или стуле и кровоточивость десен.Это также может вызвать кожную сыпь или поверхностное кровотечение, называемое петехиями, которое выглядит как крошечные красные точки и часто может появляться на голенях.

Что это значит, когда у вас высокое количество тромбоцитов?

Высокое количество тромбоцитов может указывать на эссенциальную тромбоцитемию или реактивный тромбоцитоз.

Эссенциальная тромбоцитемия — это редкое заболевание костного мозга, которое вызывает чрезмерное производство тромбоцитов в организме. Это хроническое заболевание, вызванное генетической мутацией, но причины этого отклонения не определены.

Реактивный тромбоцитоз — это временное увеличение количества клеток крови в ответ на другое состояние. Хотя сама реакция часто является нормальной частью острых воспалительных процессов, реактивный тромбоцитоз может быть вызван раком, анемией или некоторыми аутоиммунными нарушениями. Обычно он проходит после лечения основного заболевания.

Тромбоциты важны для организма, поскольку они слипаются или слипаются в ответ на травму и предотвращают чрезмерное кровотечение. Однако аномально высокое количество тромбоцитов означает, что свертывание крови может происходить спонтанно. Сгустки крови могут образоваться в любом месте тела, но чаще всего встречаются в руках, ногах и головном мозге. Другие симптомы высокого количества тромбоцитов включают головные боли, головокружение, слабость и обмороки.

Как увеличить количество тромбоцитов?

Существует несколько подходов к лечению аномально низкого количества тромбоцитов. Если тромбоцитопения не вызывает физических симптомов, лечение обычно не требуется.

Однако, если низкое количество тромбоцитов является опасно низким или симптоматическим, то может потребоваться непосредственное лечение причины.Поскольку существует широкий спектр возможных причин, устранение тромбоцитопении часто включает лечение основного заболевания или смену лекарств.

При определенных формах тромбоцитопении врач может назначить препараты, подавляющие иммунную систему; распространенным лекарством, используемым для этого, является преднизолон, кортикостероид.

В зависимости от причины и если количество тромбоцитов не увеличивается, пациенту может быть сделана спленэктомия: операция по удалению селезенки. Селезенка, по сути, является фильтром крови, но при неправильном функционировании иногда может стать чрезмерно разрушительной для тромбоцитов.Ответом на спленэктомию обычно может быть увеличение количества тромбоцитов от 30% до 100%.

В экстренных случаях или при хронической и не прекращающейся тромбоцитопении пациентам с очень низким числом тромбоцитов или значительным кровотечением можно назначить переливание крови или тромбоцитов.

Что такое скопление тромбоцитов?

Слипание тромбоцитов

Слипание тромбоцитов — это редкое явление, когда тромбоциты в образце крови слипаются. Это не имеет клинического значения, но может привести к ложному заниженному количеству тромбоцитов.Это ложное показание происходит из-за того, что большинство гематологических анализаторов подсчитывают тромбоциты по размеру. Сгусток тромбоцитов слишком велик, чтобы анализатор мог распознать их как состоящие из тромбоцитов, поэтому анализатор запрограммирован на их игнорирование. Это приводит к более низкому результату подсчета тромбоцитов, чем есть на самом деле. Эту ситуацию иногда называют псевдотромбоцитопенией.

Откройте для себя наш гематологический анализатор — Sight OLO

Эссенциальная тромбоцитемия — NORD (Национальная организация по редким заболеваниям)

Tefferi A, Barbui T.Истинная полицитемия и эссенциальная тромбоцитемия: обновленная информация о диагностике, стратификации риска и лечении за 2017 год. Am J Hematol. 2017; 92: 94-108.

Barbui T, Thiele J, Vannucchi AM, Tefferei A. Обоснование пересмотра и предлагаемых изменений диагностических критериев ВОЗ для истинной полицитемии, эссенциальной тромбоцитемии и первичного миелофиброза. Рак крови J. 2015; 5: e337.

Клампфл Т., Гисслингер Х., Арутюнян А.С., Ниварти Х., Руми Э., Милошевич Дж.Д. и др. Соматические мутации кальретикулина при миелопролиферативных новообразованиях.N Engl J Med. 2013; 369: 2379-90.

Nangalia J, Massie CE, Baxter EJ, Nice FL, Gundem G, Wedge DC и др. Соматические мутации CALR в миелопролиферативных новообразованиях с немутантным JAK2. N Engl J Med. 2013; 369: 2391-405.

Барбуи Т., Финацци Дж., Кароббио А., Тиле Дж., Пассамонти Ф., Руми Е. и др. Разработка и проверка международной прогностической шкалы тромбоза при эссенциальной тромбоцитемии Всемирной организации здравоохранения (IPSET-thrombosis). Кровь. 2012; 120: 5128-33; quiz 252.

Верстовсек С., Меса Р.А., Готлиб Дж., Леви Р.С., Гупта В., ДиПерсио Дж. Ф. и др.Двойное слепое плацебо-контролируемое испытание руксолитиниба при миелофиброзе. N Engl J Med. 2012; 366: 799-807.

Бакстер Э.Дж., Скотт Л.М., Кэмпбелл П.Дж., Восточный Ц., Фуруклас Н., Суантон С. и др. Приобретенная мутация тирозинкиназы JAK2 при миелопролиферативных заболеваниях человека. Ланцет. 2005; 365: 1054-61.

Харрисон К.Н., Кэмпбелл П.Дж., Бак Дж., Уитли К., Восточный К.Л., Барфорд Д. и др. Гидроксимочевина в сравнении с анагрелидом при эссенциальной тромбоцитемии высокого риска. N Engl J Med. 2005; 353: 33-45.

Джеймс К., Уго В., Ле Кудик Дж. П., Стерк Дж., Деломмо Ф., Лаку С. и др.Уникальная клональная мутация JAK2, приводящая к конститутивной передаче сигналов, вызывает истинную полицитемию. Природа. 2005; 434: 1144-8.

Kralovics R, Passamonti F, Buser AS, Teo SS, Tiedt R, Passweg JR и др. Мутация JAK2 с усилением функции при миелопролиферативных заболеваниях. N Engl J Med. 2005; 352: 1779-90.

Левин Р.Л., Уодли М., Коулс Дж., Эберт Б.Л., Верниг Г., Хантли Б.Дж. и др. Активирующая мутация тирозинкиназы JAK2 при истинной полицитемии, эссенциальной тромбоцитемии и миелоидной метаплазии с миелофиброзом.Раковая клетка. 2005; 7: 387-97.

Passamonti F, Rumi E, Pungolino E, Malabarba L, Bertazzoni P, Valentini M и др. Ожидаемая продолжительность жизни и прогностические факторы выживаемости у пациентов с истинной полицитемией и эссенциальной тромбоцитемией. Американский журнал медицины. 2004; 117: 755-61.

Друкер Б.Дж., Тамура С., Бухдунгер Е. , Оно С., Сигал Г.М., Фаннинг С. и др. Влияние селективного ингибитора тирозинкиназы Abl на рост Bcr-Abl положительных клеток. Nat Med. 1996; 2: 561-6.

Cortelazzo S, Finazzi G, Ruggeri M, Vestri O, Galli M, Rodeghiero F и др.Гидроксимочевина для пациентов с эссенциальной тромбоцитемией и высоким риском тромбоза. N Engl J Med. 1995; 332: 1132-6.

Druker BJ, Talpaz M, Resta DJ, Peng B, Buchdunger E, Ford JM и др. Эффективность и безопасность специфического ингибитора тирозинкиназы BCR-ABL при хроническом миелолейкозе. N Engl J Med. 2001; 344: 1031-7.

Nowell PC, Hungerford DA. Хромосомные исследования нормальных и лейкозных лейкоцитов человека. J Natl Cancer Inst. 1960; 25: 85-109.

Дамешек В. Некоторые размышления о миелопролиферативных синдромах.Кровь. 1951; 6: 372-5.

Влияние COVID-19 на тромбоциты и коагуляцию — FullText — Pathobiology 2021, Vol. 88, № 1

Абстрактные

Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19) вызывает целый спектр заболеваний; у некоторых пациентов развивается тяжелое провоспалительное состояние, которое может быть связано с уникальной коагулопатией и прокоагулянтным эндотелиальным фенотипом. Первоначально инфекция COVID-19 вызывает заметное повышение уровня фибриногена и продуктов распада D-димера / фибрина (огена).Это связано с системной гиперкоагуляцией и частыми венозными тромбоэмболиями. Степень повышения уровня D-димера положительно коррелирует со смертностью пациентов с COVID-19. COVID-19 также приводит к артериальным тромботическим явлениям (включая инсульты и ишемию конечностей), а также к микрососудистым тромботическим нарушениям (что часто документируется при вскрытии сосудистого русла легких). Пациенты с COVID-19 часто имеют легкую тромбоцитопению и, по-видимому, имеют повышенное потребление тромбоцитов вместе с соответствующим увеличением производства тромбоцитов.Диссеминированная внутрисосудистая коагулопатия (ДВС) и тяжелые кровотечения у пациентов с COVID-19 встречаются нечасто. Здесь мы рассматриваем текущее состояние знаний о COVID-19 и гемостазе.

© 2020 S. Karger AG, Базель


Введение

Тяжелый острый респираторный синдром Коронавирус 2 (SARS-CoV-2), который охватил земной шар в 2019 и 2020 годах, вызывает коронавирусную болезнь 2019 (COVID-19), преимущественно респираторное заболевание с 11. Смертность среди госпитализированных пациентов составляет 5–13% [1-3]. 80% пациентов, инфицированных SARS-CoV-2, могут протекать бессимптомно или проявлять лишь незначительные симптомы, но примерно у 10% развиваются тяжелые респираторные симптомы, которые развиваются в острый респираторный дистресс-синдром (ОРДС) [4].

SARS-CoV-1 и SARS-CoV-2, вирусы с оболочечной одноцепочечной РНК, ответственные за эпидемию SARS 2002–2004 годов и более позднюю пандемию COVID-19, соответственно, связывают ангиотензинпревращающий фермент 2 (ACE2), внутренний мембранный белок с ферментативной активностью, который физиологически противодействует активации ренин-ангиотензин-альдостероновой системы.ACE2 широко экспрессируется, в том числе в альвеолярных пневмоцитах легких, а также в эндотелиальных клетках, сердце и почках [5, 6]. SARS-CoV-2 имеет как минимум в 10 раз большее сродство к человеческому ACE2, чем SARS-CoV-1 [7].

SARS-CoV-2 вызывает воспаление легких, которое в наиболее тяжелых случаях переходит в цитокиновый шторм. В легких пациентов с COVID-19 наблюдается обширное альвеолярное и интерстициальное воспаление [8]. COVID-19 вызывает целый спектр заболеваний с частым поражением системы гемостаза [9, 10].Тяжелое воспаление легких вызывает активацию и повреждение легочной сосудистой сети и может вызвать тромбоз легких на ранней стадии заболевания [11]. У госпитализированных пациентов с COVID-19, особенно с тяжелым заболеванием, высока частота венозной тромбоэмболии (ВТЭ). Частота тромботических осложнений составляет 16–69% у пациентов с COVID-19, поступающих в реанимацию [3, 10, 12, 13]; заболеваемость была самой высокой у Llitjos et al. (69%) благодаря активному ультразвуковому наблюдению за тромбозом глубоких вен (ТГВ).Частота венозных и, возможно, артериальных тромбозов остается высокой у пациентов с COVID-19, несмотря на проведение стандартной тромбопрофилактики [3]. В одном итальянском исследовании COVID-19 частота ВТЭ (несмотря на тромбопрофилактику) составила 27,6% в отделении интенсивной терапии и 6,6% в отделениях общего профиля. Частота ишемического инсульта и острого коронарного синдрома составила 2,5 и 1,1% соответственно [14].

Гиперкоагуляция из-за тяжелой вирусной пневмонии не нова. Этот повышенный уровень заболеваемости ВТЭ у пациентов с COVID-19 аналогичен таковому у пациентов с другими эпидемическими коронавирусными пневмониями, включая тяжелый острый респираторный синдром (SARS) и ближневосточный респираторный синдром (MERS-CoV) [15, 16].При гриппе h2N1 риск развития ВТЭ увеличивался в 18 раз по сравнению с тяжелобольными пациентами с ОРДС без инфекции гриппа h2N1 [17].

Вирус SARS-CoV-2 сам по себе не обладает внутренними прокоагулянтными эффектами; скорее, коагулопатия, скорее всего, является результатом выраженной воспалительной реакции COVID-19 и активации / повреждения эндотелия [18]. Недавние отчеты о вскрытии COVID-19 демонстрируют легочные эндотелиальные вирусные включения и апоптоз, усиление ангиогенеза и увеличение капиллярных микротромбов [19, 20].

Пациенты с пневмонией COVID-19 обнаруживают нарушения свертывания крови, чаще всего повышенные уровни фибриногена и D-димера, часто с легкой тромбоцитопенией [18, 21]. Повышенный уровень D-димера был связан с более высоким уровнем смертности. Подгруппа пациентов с COVID-19 может иметь аномально короткие ПВ и АЧТВ [15]. Укороченный aPTT часто связан с повышенным уровнем фактора VIII (FVIII) [22] как ответ острой фазы. У пациентов с более тяжелым поражением может развиться состояние, подобное диссеминированной внутрисосудистой коагулопатии (ДВС-синдром), при относительно умеренном удлинении ПВ и АЧТВ (в то время как фибриноген имеет тенденцию оставаться нормальным / повышенным) [18].Однако уровни D-димера повышены далеко не пропорционально любым отклонениям, обнаруженным в PT / INR, aPTT, уровне фибриногена или количестве тромбоцитов; эти данные необычны для ДВС-синдрома, как это определено критериями Международного общества тромбоза и гемостаза (ISTH) [23]. В отличие от классического ДВС-синдрома, вызванного бактериальным сепсисом или травмой, при COVID-19 продление АЧТВ и / или ПВ минимально [24], тромбоцитопения умеренная (количество тромбоцитов 100–150 × 10 9 / л) гипофибриногенемия встречается редко, а лабораторные результаты, подтверждающие гиперфибринолиз, — нечасто [25]. Коагулопатия, связанная с COVID-19, — это термин, используемый для описания этого спектра изменений свертывания крови. Было предложено три стадии коагулопатии, связанной с COVID-19: стадия 1, показывающая повышенный D-димер, стадия 2, показывающая повышенный D-димер вместе с умеренно пролонгированным PT / INR и aPTT и легкой тромбоцитопенией, и стадия 3 с критическим заболеванием и лабораторными исследованиями прогрессирует в сторону классического ДВС [11].

Здесь мы обсудим, что известно о связанных с COVID-19 изменениях в количестве тромбоцитов, состояниях активации и продукции; мы рассмотрим связь этих параметров тромбоцитов с исходами COVID-19.Кроме того, мы рассмотрим преимущественно прокоагулянтные изменения, наблюдаемые в системе свертывания крови во время инфекции COVID-19, и их связь со смертностью от COVID-19.

Тромбоциты

Среди пациентов, пострадавших от эпидемии атипичной пневмонии 2003 г., 20–55% страдали тромбоцитопенией [26]. Сообщалось также о последующем рикошетном тромбоцитозе [16, 27]. Пациенты, у которых во время эпидемии развилась тромбоцитопения, имели более высокую заболеваемость / смертность [28]. MERS также был связан с тромбоцитопенией [16].

Тромбоцитопения выявляется у 5–41,7% пациентов с COVID-19 (частота варьируется в зависимости от тяжести заболевания) [1, 29–31], и обычно она легкая (обычно 100–150 × 10 9 / L). Легкая тромбоцитопения выявляется в 58–95% тяжелых случаев COVID-19 [21, 30, 32]; в среднем у пациентов с тяжелым заболеванием количество тромбоцитов только от 23 × 10 9 / л до 31 × 10 9 / л ниже, чем у пациентов с легким заболеванием [33, 34]. Тот факт, что у таких тяжелобольных пациентов с системным иммунитетом и активацией коагуляции сохраняется разумное количество тромбоцитов, подразумевает выраженный компенсаторный ответ продукции тромбоцитов.Тяжелая тромбоцитопения редко встречается у пациентов с COVID-19, например, в сочетании с иммунным тромбоцитопеническим пурпуроподобным состоянием [35].

Мета-анализ 7613 пациентов с COVID-19 показал, что у пациентов с тяжелым заболеванием количество тромбоцитов ниже, чем у пациентов с нетяжелым заболеванием. Кроме того, у не выживших было гораздо меньше тромбоцитов, чем у выживших [25, 36]. Однако не все исследования показали, что количество тромбоцитов является предиктором смертности от COVID-19 [37].По данным Yin et al., По сравнению с пациентами с тяжелой пневмонией, но без COVID-19, у пациентов с COVID-19 на самом деле было больше тромбоцитов. [38]. Детский синдром COVID-19, связанный с болезнью Кавасаки, был связан с более низким средним количеством тромбоцитов, чем при классической болезни Кавасаки, хотя количество тромбоцитов не опускалось ниже нижнего предела нормы [39].

Тромбоцитопения при поступлении у пациентов с COVID-19 была связана с 4,24-кратным увеличением риска стационарной смертности в исследовании из Ухани [1].Пациенты с тромбоцитопенией (медиана 105 × 10 9 / л) чаще были старше, мужчинами, имели более высокий балл APACHE II, более низкое абсолютное количество нейтрофилов и лимфоцитов, более высокое содержание С-реактивного белка (CRP) и более низкое PaO. 2 / FiO 2 , чем у пациентов без тромбоцитопении (медиана 186 × 10 9 / л). Уровни гемоглобина и D-димера в этих двух группах не различались.

Временная тенденция к снижению количества тромбоцитов у пациентов с COVID-19 может указывать на ухудшение тромботического состояния [40]; более низкое надирное количество тромбоцитов связано с повышенной смертностью.В Yang et al. [31], по сравнению с контрольной группой (т. Е. Количество тромбоцитов ≥150 × 10 9 / л), надирное количество тромбоцитов 100–150, 50–100 и 0–50 × 10 9 / л имело относительный риск госпитальной смертности составляет 3,4 (95% доверительный интервал [ДИ] 2,4–5,0), 10,0 (95% ДИ 7,2–14,0) и 13,7 (95% ДИ 9,9–18,9) соответственно. И наоборот, улучшение тромбоцитопении у пациентов с COVID-19 может означать неизбежное клиническое улучшение [1].

Вирусная инфекция может быть связана с тромбоцитопенией по разным причинам [41].В то время как гипопролиферативная тромбоцитопения наблюдается на более поздних стадиях вирусной инфекции, быстрое развитие тромбоцитопении в ответ на вирусные инфекции обычно опосредуется повышенным клиренсом / деструкцией тромбоцитов [42]. Тромбоциты могут быть активированы вирусными комплексами антиген-антитело или воспалительными ответами хозяина; активированные тромбоциты легче выводятся из кровотока ретикулоэндотелиальной системой [42]. Вирусы также могут взаимодействовать с мегакариоцитами и снижать синтез тромбоцитов [43].

Тромбоциты играют важную роль в воспалительной передаче сигналов, а также в инфекционной реакции [44]. Комбинируя тромботические и иммунные функции рекрутирования, тромбоциты могут помочь сосредоточить гемостаз и иммунные реакции против потенциальных инфекционных агентов, чтобы предотвратить микробную инвазию [45]. Тромбоциты напрямую взаимодействуют с вирусами через множество рецепторов [42], включая Toll-подобные рецепторы [46, 47]. Хотя тромбоциты способны поглощать и агрегировать патогены, их потенциал уничтожения микробов ограничен [45].Сообщалось, что тромбоциты и выделяемые ими продукты подавляют вирусную инфекцию и поддерживают персистентность вируса, в зависимости от конкретной инфекции [42]. Тромбоциты также, по-видимому, играют роль в привлечении и активации циркулирующих лейкоцитов на эндотелиальной поверхности, что приводит к диапедезу лейкоцитов [48, 49]. Взаимодействия между эндотелиальными клетками, тромбоцитами и лейкоцитами играют решающую роль в прокоагулянтном эффекте вирусных инфекций [16]. Тромбоцитопения, секреция тромбоцитов и взаимодействие с лейкоцитами могут иметь как повреждающие, так и защитные иммунные последствия при вирусных инфекциях [47].

Хотя тромбоциты способствуют целостности базального барьера альвеолярных капилляров, они также могут способствовать повреждению легких при различных легочных заболеваниях и синдромах [50]. Агрегаты тромбоцитов с лейкоцитами [51, 52] и взаимодействия тромбоцитов с эндотелием [53], по-видимому, играют роль в патогенезе острого повреждения легких в моделях на животных из-за физико-химического повреждения и инфекции гриппа, соответственно. Например, при лихорадке денге производимый тромбоцитами IL-1β вызывает повышенную проницаемость эндотелия [54].

Было установлено несколько механизмов тромбоцитопении, связанной с COVID-19 (Таблица 1). Это может быть чисто чахоточный, особенно связанный с повреждением эндотелия и образованием агрегатов тромбоцитов в легких, но подавление костного мозга и иммунный клиренс также могут вносить свой вклад [29]. Thachil [32] предполагает, что тромбоциты потребляются для образования легочных тромбов с возможным противоинфекционным действием, чтобы предотвратить распространение вируса через кровоток. По предварительным данным нашего учреждения, McMullen et al.[Американский журнал клинической патологии, в печати] показали, что в образцах легких, взятых при вскрытии COVID-19, присутствуют значительные внутрисосудистые агрегаты тромбоцитов, расположенные в основном в межальвеолярных капиллярах и более мелких сосудах; однако степень отложения тромбоцитов не больше, чем при других фатальных легочных инфекциях. Следует отметить, что ни у одного из пациентов с COVID-19, обследованных в их исследовании, не было тромбоцитопении.

Таблица 1.

Возможные механизмы тромбоцитопении, связанной с COVID-19 (изменено из [103])

Liu et al.[1] показали, что пациенты с COVID-19 с тромбоцитопенией имели статистически значимо больший средний объем тромбоцитов (MPV, медиана 10,3 мкл), чем пациенты с COVID-19 с остаточным количеством тромбоцитов (в среднем 9,9 мкл). Помимо врожденных нарушений тромбоцитов, увеличение среднего объема тромбоцитов означает увеличение циркулирующих молодых тромбоцитов и является реакцией организма на тромбоцитопению [55]. У здоровых взрослых с нормальным количеством тромбоцитов нормальный диапазон MPV составляет 9,0–12,4 мкл [56]. Размер тромбоцитов положительно коррелирует с числом поверхностных рецепторов и содержанием АТФ в тромбоцитах.Количество рибосом выше в крупных тромбоцитах, и они включают больше аминокислот, что предполагает более высокий потенциал синтеза белка [57]. Более крупные тромбоциты обладают повышенным гемостатическим потенциалом, связывают больше фибриногена и имеют более высокий уровень фосфорилирования после стимуляции тромбином, чем более мелкие тромбоциты [57].

По предварительным данным, у пациентов с COVID-19 в нашей больнице были обнаружены значительно большие MPV, чем у тяжелобольных пациентов без COVID-19, сопоставимых по количеству тромбоцитов (11.6 против 10,5 фл) (Таблица 2). Мы сравнили MPV в 10 парах пациентов, сопоставимых по количеству тромбоцитов: 10 взрослых пациентов с COVID-19, поступивших в ОИТ (либо когортное ОИТ COVID-19, либо кардиологическое ОИТ), и 10 взрослых пациентов, у которых был отрицательный результат на SARS-CoV-2 и которые были госпитализированы. в хирургическое, медицинское или неврологическое отделение интенсивной терапии.

Таблица 2.

Параметры тромбоцитов у пациентов с COVID-19

Эта тенденция к более высокому MPV у пациентов с COVID-19 сохранялась в более крупном наборе данных гематологических значений от тех же 20 пациентов, когда больше не соответствовали количеству тромбоцитов ( t Стьюдента). test p <5 × 10 –7 ) (рис.1). Эта тенденция к увеличению MPV сохраняется даже у пациентов с COVID-19 с нормальным количеством тромбоцитов.

Рис. 1.

Зависимость между количеством тромбоцитов и средним объемом тромбоцитов (MPV) в выборке пациентов ОИТ, пораженных COVID-19 (COVID +; n = 10, с 266 измерениями) или нет (COVID–; n = 10, с 91 измерением). Эти популяции значительно отличались друг от друга (критерий Стьюдента t , p <5 × 10 –7 ).

Ретикулированные тромбоциты — это незрелые тромбоциты с высоким содержанием гранул, остаточной мРНК и увеличенным средним объемом по сравнению с более старыми циркулирующими тромбоцитами [58-60]. У здоровых взрослых с нормальным количеством тромбоцитов относительная фракция незрелых тромбоцитов (IPF, также известная как сетчатые тромбоциты) колеблется от 3,3 до 8,6% [56]. Более молодые тромбоциты демонстрируют более высокие уровни активации в ответ на агонисты (по оценке воздействия Р-селектина) и, таким образом, более легко способствуют образованию агрегатов тромбоцитов [56].Сетчатое количество тромбоцитов положительно связано с риском сердечно-сосудистых заболеваний и смертностью [58, 61].

В нашей больнице наблюдается значительная тенденция повышения IPF у пациентов с COVID-19 (рис. 2). Мы исследовали четырех пациентов с тромбоцитопенией, инфицированных COVID-19, и четырех пациентов с тромбоцитопенией, отрицательных по COVID-19, из исходного набора данных, описанного выше. Положительный результат на COVID-19 позволяет прогнозировать абсолютное значение IPF 7,5 × 10 9 / л или выше (рис. 2а). У пациентов без COVID-19 относительный IPF ≥8% был ограничен пациентами с количеством тромбоцитов менее 70 × 10 9 / л (рис.2б). Напротив, COVID-19-положительные пациенты имели относительный IPF ≥8% при подсчете тромбоцитов до 251 × 10 9 / л (данные не показаны).

Рис. 2.

Связь между количеством тромбоцитов и фракцией незрелых тромбоцитов (IPF) в выборке пациентов с тромбоцитопенией в ОИТ, пораженных COVID-19 (COVID +; n = 4, с 23 измерениями) или нет (COVID–; n = 4, с 23 измерениями). a Абсолютные подсчеты IPF. Эти популяции значительно отличались друг от друга (критерий Стьюдента t , p <0.005). b Относительное количество IPF. Следует отметить, что относительное количество IPF для пациентов с COVID + не сформировало достаточно сильной связи с количеством тромбоцитов, чтобы отобразить соответствующую линию тренда. Эти популяции значительно отличались друг от друга (тест Стьюдента t , p <0,05).

Эти данные свидетельствуют о том, что COVID-19 связан с увеличением производства крупных незрелых тромбоцитов, поскольку мегакариоциты реагируют на повышенное потребление тромбоцитов. Интересно, что COVID-19 связан с увеличением количества незрелых тромбоцитов даже при нормальном количестве тромбоцитов.Поскольку незрелые тромбоциты, как известно, более функциональны [56, 58], это может быть еще одним механизмом повышенного свертывания крови при COVID-19.

В соответствии с этими выводами о том, что пациенты с COVID-19 имеют более крупные и менее зрелые тромбоциты (параметры, связанные с повышенной реактивностью тромбоцитов), Ranucci et al. [62] показали, что при поступлении в отделение интенсивной терапии группа интубированных пациентов с COVID-19 с нормальным количеством тромбоцитов имела повышенный вклад тромбоцитов в прочность сгустка согласно анализу вязкоупругости.

Помимо увеличения количества незрелых тромбоцитов, пациенты с COVID-19 могут иметь повышенный уровень циркулирующих активированных тромбоцитов. Такие активированные тромбоциты обычно составляют лишь небольшую часть от всего циркулирующего населения. Hille et al. [56] сообщили, что сетчатые (молодые) и не сетчатые (старые) тромбоциты от здоровых пациентов показывают низкий процент положительности P-селектина в нестимулированных образцах (медиана во всех группах <5%). Аналогичным образом Handtke et al. [55] сообщили, что маленькие и большие тромбоциты имеют одинаковые базальные поверхностные уровни P-селектина.Manne et al. [63] недавно сообщили, что циркулирующие тромбоциты, по крайней мере, у некоторых из изученных ими пациентов с COVID-19, имели более высокий уровень P-селектина, обнаруживаемый на их поверхностных мембранах, чем у нормальных контролей. Хотя наблюдалось значительное совпадение результатов между пациентами и нормальными донорами, статистически более высокий уровень поверхностного P-селектина был обнаружен в группе пациентов после воздействия in vitro пептида, активирующего рецептор тромбина в низкой концентрации (2,5 мкМ) (TRAP). При более высокой интенсивности стимула 25 мкМ TRAP разница в ответе между пациентами и нормальными донорами больше не наблюдалась.Подобным образом наблюдалось усиление агрегации тромбоцитов у пациентов в большей степени в ответ на более низкие концентрации, чем на более высокие концентрации некоторых агонистов тромбоцитов [63]. Zhang et al. [64] совсем недавно предприняли такой анализ, сообщив об обнаружении экспрессии ACE2 тромбоцитами, о прямом стимулирующем воздействии SARS-CoV-2 или его белка Spike на тромбоциты, а также о способности рекомбинантного человеческого белка ACE2 или анти-Spike. моноклональные антитела для ингибирования активации тромбоцитов, вызванной белком Spike.Hottz et al. [104] недавно продемонстрировали усиление взаимодействия тромбоцитов и моноцитов и экспрессию ассоциированного тканевого фактора моноцитами у пациентов с тяжелой формой COVID-19.

Антитромбоцитарные агенты

Рассматривалась роль антитромбоцитарных агентов в заболевании COVID-19, но в настоящее время нет рандомизированных доказательств в поддержку этого лечения. В частности, для пациентов с легкой тромбоцитопенией такое лечение будет сопряжено с повышенным риском кровотечения [65].

Эндотелий, фактор фон Виллебранда и группа крови ABO

Пневмония COVID-19 связана с разрушением эндотелиальных клеток, экспрессией тканевого фактора и активацией каскада коагуляции.Эти реакции ухудшают оксигенацию, а местная гипоксия создает пагубную положительную тромбовоспалительную петлю обратной связи [8]. Прямое повреждение эндотелия вирусом и / или активация эндотелия цитокинами, высвобождаемыми во время инфекции COVID-19, являются возможными механизмами тромбоза [66]. Активированные или поврежденные эндотелиальные клетки высвобождают свои тельца Вейбеля-Паладе, содержащие мультимеры сверхбольшого молекулярного веса фактора фон Виллебранда (vWF). Сверхбольшие мультимеры vWF могут спонтанно связывать тромбоциты и приводить к микротромбозу, если их не урезать ADAMTS13.

vWF, как ранее было показано, играет роль в развитии тромбоцитопении во время вирусных инфекций. Внутривенное введение аденовируса (как используется в исследованиях генной терапии) связано с активацией тромбоцитов и острой тромбоцитопенией. Однако эта цитопения не наблюдается у мышей с нокаутом vWF, получавших аденовирус [67].

У пациентов с COVID-19 значительно повышен уровень vWF; средний уровень антигена vWF составляет 455–529% [10, 22]. Эшер и др. [66, 68] сообщили о повышении антигена и функции vWF вместе с повышенной свертывающей активностью FVIII у пациентов с COVID-19, что, вероятно, отражает комбинированный эффект большего высвобождения телец Вейбеля-Палада из эндотелиальных клеток и острофазовой реакции, которая повышает Уровень фактора VIII. Активность ADAMTS13 у пациентов с COVID-19 снижается от легкой до умеренной [68–70].

В исследовании, проведенном в больнице Йель-Нью-Хейвен, маркеры активации эндотелиальных клеток и тромбоцитов были значительно повышены у пациентов с COVID-19 в ОИТ по сравнению с пациентами, не получавшими ОИТ (среднее значение антигена vWF 565% [SD 199] против 278 % [SD 133], p <0,0001; растворимый P-селектин в среднем 15,9 нг / мл [SD 4,8] против 11,2 нг / мл [3.1], p = 0,0014). Смертность достоверно коррелировала с антигеном vWF ( r = 0.38; p = 0,0022) и растворимый тромбомодулин ( r = 0,38; p = 0,0078) [71].

В исследовании распределения групп крови ABO у 2173 пациентов с COVID-19, проведенном Zhao et al. [72], люди из группы A чаще болеют симптоматическим COVID-19, а люди из группы O реже болеют; Однако эта ассоциация не является универсальной. Latz et al. [73] не показали какой-либо корреляции между типом ABO и интубацией или смертью, связанной с COVID-19, но они подтвердили, что у людей из группы O меньше всего шансов получить положительный результат теста на SARS-CoV-2. Полногеномное ассоциативное исследование с участием 1980 пациентов в Европе показало, что локус 9q34.2 (включая ген гликозилтрансферазы ABO ) связан с тяжелой формой COVID-19 с дыхательной недостаточностью. Это исследование также подтвердило более высокий риск в группе крови A, чем в других группах крови (отношение шансов [OR] 1,45; 95% CI 1,20–1,75) и защитный эффект в группе крови O по сравнению с другими группами крови (OR 0,65; 95% ДИ 0,53–0,79) [74]. Эти данные могут быть связаны с повышенными уровнями vWF у лиц, не входящих в группу O, которые предрасполагают к тромбоэмболическим событиям, как было хорошо описано до нынешней пандемии [75].

Альтернативным объяснением этой дифференцированной по АВО восприимчивости может быть опосредованная изогемагглютинином нейтрализация или клиренс вируса SARS-CoV-2, покрытого веществом A (как у лиц группы A или AB) [76]. Оболочечные вирусы (например, коронавирусы) гликозилированы, что означает, что их белки оболочки посттрансляционно модифицируются путем добавления гликанов. Взаимодействие между белком SARS-CoV Spike и ACE2 может специфически блокироваться анти-A-антителами, когда белок Spike синтезируется клетками, экспрессирующими вещество группы A [77].Gallian et al. [78] показали более низкую распространенность антител, нейтрализующих SARS-CoV-2, у доноров группы O, что, по их мнению, отражает более низкий уровень инфицирования этих людей, вероятно, из-за естественной защиты от изогемагглютининов анти-A и анти-B.

Коагуляция

Пациенты, госпитализированные с инфекцией COVID-19, обычно имеют повышенный уровень фибриногена и D-димера. В среднем фибриноген повышен до 5,0–7,0 г / дл у пациентов с COVID-19 в ОИТ [10, 24]. CRP — еще один реагент острой фазы, который значительно увеличивается во время реакции острой фазы [79], связанной с повышенным уровнем IL-6 [34, 80, 81].

D-димеров значительно увеличивается при COVID-19 [10, 24], что, вероятно, отражает тромбоз легочного сосудистого русла и фибринолиз [8]. D-димеры отражают образование фибринового сгустка, сшивание сгустка FXIIIa и фибринолиз. Заметное повышение D-димеров в COVID-19, по-видимому, отражает активацию коагуляции из-за виремии и цитокинового шторма, но другими возможными причинами являются суперинфекция и дисфункция органов. К сожалению, часто средние значения D-димера нельзя напрямую сравнивать в разных публикациях из-за частого упущения того, указаны ли D-димеры в единицах эквивалента D-димера (DDU) или единицах эквивалента фибриногена (FEU) [82, 83].Пороговое значение для D-димера> 1 мкг / мл (единицы DDU / FEU не сообщаются) может стратифицировать пациентов с COVID-19 с более высоким риском неблагоприятных исходов [82]. Временно увеличивающиеся уровни D-димера указывают на прогрессирующую тяжесть инфекции COVID-19 и могут использоваться в качестве предиктора того, что потребуется более агрессивная интенсивная терапия. Из почти 1500 госпитализаций, связанных с COVID-19, Li et al. [25] обнаружили две коварианты при поступлении, которые коррелировали с повышенным риском смерти: возраст (OR 1,18; 95% CI 1,02–1,36) и исходный уровень D-димера (OR 3. 18; 95% ДИ 1,48–6,82).

Guan et al. [30] сообщили о 1099 пациентах с COVID-19 из Китая; повышенный уровень D-димера (> 0,5 мг / л) (единицы DDU / FEU не сообщаются) был обнаружен у 260/560 (46%) пациентов. Han et al. [24] сообщили о повышенных уровнях D-димера и фибриногена среди пациентов с COVID-19 по сравнению со здоровым контролем (среднее значение D-димера 10400 против 260 нг / мл [DDU / FEU единиц не сообщается]; среднее значение фибриногена 500 против 290 мг / мл. дл). Продукты распада фибриногена (FDP) также были значительно увеличены, т.е.е., 33,8 против 1,6 мг / л [24]. D-димеры и FDP прогрессивно увеличивались с увеличением тяжести COVID-19, но уровень фибриногена оставался повышенным [24]. Это существенно отличается от типичного ДВС [62]. Однако Tang et al. [2] описали 15/21 из не выживших (71,4% против 0,6% выживших) как отвечающих критериям ДВС-синдрома во время госпитализации, с низким уровнем фибриногена на поздних стадиях их развития. У 183 последовательных пациентов с COVID-19 из Ухани уровни D-димеров и FDP, а также время свертывания крови были значительно увеличены у неживых при поступлении [2]. На момент обращения у выживших средний уровень D-димера составлял 2,12 (диапазон 0,77–5,27) мкг / мл, а у выживших — 0,61 (диапазон 0,35–1,29) мкг / мл; Сравнение FEU и DDU не указывается [2]. Как выжившие, так и не выжившие имели повышенный уровень фибриногена при поступлении в больницу, и уровни в этих двух группах статистически не различались. По данным Zhou et al. [84], факторы, связанные со смертностью, включали повышенный уровень D-димера> 1,0 мкг / мл (единицы FEU или DDU не указаны) при поступлении и повышенный ПВ.При многомерной регрессии уровень D-димера> 1,0 мкг / мл при поступлении был связан с повышенной смертностью с OR 18,42 (95% ДИ 2,64–128,55). Хуанг и др. [85] показали, что уровни D-димера при поступлении были выше у пациентов, нуждающихся в поддержке интенсивной терапии (средний уровень D-димера 2,4 мг / л [0,6–14,4]), чем у пациентов, не нуждающихся в такой поддержке (средний уровень D-димера 0,5 мг. / L [0,3–0,8], p = 0,0042) (DDU vs. FEU не указаны). Эти данные побудили временные рекомендации ISTH по коагулопатии COVID-19 предложить пациентам с 3-4-кратным повышением уровня D-димеров рассматривать возможность госпитализации даже при отсутствии других тяжелых симптомов из-за имеющихся доказательств. повышенного образования тромбина [40].

В исследовании Li et al. [25], фибриноген был выше на исходном уровне у умерших субъектов (медиана 4,3 [IQR 3,2–5,2] против 3,6 [IQR 2,9–4,5] г / л), но также ниже в надире (2,6 [IQR 1,7–3,9] против 3,2 [IQR 2,6–3,9] г / л). Это означает более высокую степень потребления фибриногена при смертности от COVID-19.

Аль-Самкари и др. [23] подтвердили избыточное свертывание крови у 400 стационарных пациентов с COVID-19 в США, все из которых получали профилактическую антикоагулянтную терапию. В целом частота тромботических осложнений составила 9.5% (6,8–12,8%), тогда как общая частота кровотечений составляла 4,8% (2,9–7,3%). D-димер> 2,5 мкг / мл при первоначальном обращении был предиктором кровотечения, тромбоза, критического заболевания и смерти (DDU против FEU не указаны). Дополнительные маркеры, предсказывающие тромбоз во время госпитализации, включали количество тромбоцитов> 450 × 10 9 / л (скорректированный OR 3,6; 95% доверительный интервал 1,3–10,0). У 41 (10,3%) и 10 (2,5%) пациентов количество тромбоцитов было <100 × 10 9 / л или <50 × 10 9 / л во время их госпитализации, соответственно.У пациентов с более тяжелой тромбоцитопенией (<50 × 10 9 / л) проявление кровотечения усилилось. Они также обнаружили очень низкий уровень ДВС-синдрома (2% тяжелобольных пациентов), используя критерии ISTH.

В небольшом исследовании Panigada et al. [22], у 55% ​​пациентов с COVID-19 уровень антитромбина был ниже референсного диапазона, в то время как уровень протеина C не был снижен ни у одного из обследованных пациентов. Известно, что антитромбин потребляется во время коагуляции, и описанный ими легкий дефицит антитромбина согласуется с этим.Отсутствие значительного дефицита протеина С довольно необычно для типичного ДВС-синдрома [86], что является дополнительным подтверждением того, что коагулопатия, связанная с COVID-19, может отличаться от ДВС-синдрома.

Анализ формы волны АЧТВ

был проведен у трех пациентов ОИТ с COVID-19 [87]. У этих пациентов время свертывания АЧТВ в основном было несколько увеличенным. Двухфазной формы волны (маркера ДВС-синдрома) не было ни у одного из пациентов. Однако все три показали повышенную максимальную скорость сгустка, что указывает на протромботическое состояние.

Обнаружение повреждения эндотелия мелких сосудов у пациентов с COVID-19 может помочь объяснить повышенную частоту артериальных и микрососудистых тромботических событий [19, 88] в дополнение к ВТЭ. У тяжелобольных пациентов с COVID-19 может развиться ишемия акрального канала, связанная с артериальным тромбозом [89]. Среди 1916 взрослых, лечившихся от COVID-19 в 2 больницах Нью-Йорка, 1,6% перенесли ишемический инсульт. Для сравнения, частота инсультов среди больных гриппом в период с 2016 по 2018 год составила 0,2%. Среднее время от появления симптомов COVID-19 до инсульта составило 16 дней [90].

Пациенты с COVID-19 обычно принимают антикоагулянты при волчанке. Bowles et al. [91] описали 20% случаев пролонгированного скрининга АЧТВ у 216 пациентов с COVID-19. Из пациентов с длительным скрининговым АЧТВ у 91% обнаруживаемый волчаночный антикоагулянт. Helms et al. [10] показали положительную реакцию на антикоагулянтную терапию при волчанке у испытуемых пациентов с COVID-19 в ОИТ. В настоящее время неизвестно, являются ли эти частые антикоагулянты против волчанки патогенными для повышенного тромботического риска у пациентов с COVID-19 или являются эпифеноменами.Заметно повышенные уровни CRP, наблюдаемые у пациентов с COVID-19, также могут вызывать ложную положительную реакцию [92].

Анализ вязкоупругости

COVID-19 связан с профилем гиперкоагуляции, в основном влияющим на кинетику образования и прочность сгустка. Рануччи и др. [62] показали, что при поступлении в отделение интенсивной терапии группа интубированных пациентов с COVID-19 с нормальным количеством тромбоцитов, умеренно пролонгированным АЧТВ и повышенным фибриногеном в плазме имела заметно повышенный вклад фибриногена в прочность сгустка по данным анализа вязкоупругости Quantra.Подобные результаты наблюдаются с прибором TEG 5000, с увеличенным углом α и максимальной амплитудой, с использованием активатора каолина с нативной кровью в присутствии гепариназы [22]. Павони и др. [81] показали аналогичные результаты гиперкоагуляции с ROTEM, которые сохранялись в течение болезни COVID-19. В отличие от этих результатов, касающихся кинетики и прочности сгустка, время свертывания (время CT и R) менее часто подвержено гиперкоагуляции при COVID-19.

Пациенты ОИТ с COVID-19 обычно демонстрируют полное отсутствие детектируемого фибринолиза через 30 минут после достижения максимальной амплитуды сгустка (LY30 0.0%) [93]. У пациентов с 0,0% LY30 и уровнем D-димера> 2600 нг / мл (FEU) частота событий ВТЭ составляла 50% по сравнению с 0% у пациентов, не соответствующих ни одному критерию ( p = 0,008), и частота гемодиализа составляла 80% по сравнению с 14% у пациентов, не отвечающих ни одному критерию ( p = 0,004) [93]. Таким образом, коагулопатия COVID-19 в некоторой степени похожа на вызванное сепсисом диссеминированное внутрисосудистое свертывание, которое обычно проявляется подавленным фибринолизом [94]. Однако по сравнению с ДВС-синдромом, ассоциированным с сепсисом, при COVID-19 уровни D-димера обычно более значительны [94].Хотя измерение LY30 во время COVID-19 может показаться подразумевающим отключение фибринолиза, заметно повышенный уровень D-димера ясно указывает на продолжающийся фибринолиз. Очень низкие значения LY30 TEG для этих пациентов указывают на отсутствие повышенного in vitrofibrinolysis. Детали вивофибринолиза при COVID-19 еще не исследованы, но очевидно, что фибринолиз в некоторой степени продолжается.

Коагулопатия COVID-19 часто может соответствовать критериям относительно недавно определенной формы коагулопатии, вызванной сепсисом (SIC), которая определяется и количественно оценивается в соответствии с пониженным количеством тромбоцитов, повышенным INR и более высоким показателем дисфункции органов [95, 96] .

Антикоагулянтный и антикоагуляционный мониторинг

У тяжелобольных пациентов в отделениях интенсивной терапии частота ВТЭ составляет 13–30% без химиопрофилактики и 5–15% при рутинной химиопрофилактике [93]. Однако стационарные пациенты с COVID-19 в Китае обычно не получали профилактическую антикоагулянтную терапию, как это принято в США [12]. Рутинная тромбопрофилактика не является стандартной в китайских больницах, отчасти из-за более низкой частоты ВТЭ, выявляемой у азиатов [97]. Это необходимо иметь в виду при сравнении уровней D-димера в исследованиях COVID-19.

В ретроспективном исследовании 449 пациентов с тяжелой формой COVID-19 не было обнаружено различий в 28-дневной смертности между принимающими и не принимающими гепарин (30,3 против 29,7%; p = 0,910). Однако 28-дневная смертность у пользователей гепарина была ниже, чем у тех, кто не принимал гепарин, у пациентов с показателем ISTH SIC ≥4 или уровнем D-димера> 3,0 мкг / мл (FEU против DDU не указаны) [98]. Профилактическая доза низкомолекулярного гепарина рекомендуется всем госпитализированным пациентам с COVID-19, несмотря на аномальные тесты коагуляции при отсутствии активного кровотечения, и не назначается, только если количество тромбоцитов <25 × 10 9 / л, или фибриноген уровень <0.5 г / л [99].

Некоторые выступают за использование терапевтических доз антикоагулянтов у пациентов с COVID-19 без выявленных тромбозов [100]. Однако следует иметь в виду, что терапевтическая антикоагуляция связана с усилением кровотечений. В октябре 2020 года Американское общество гематологов опубликовало рекомендации, предлагающие использовать антикоагулянтную терапию с профилактической интенсивностью вместо антикоагуляции средней или терапевтической интенсивности у пациентов с критическим заболеванием, связанным с COVID-19, у которых нет подозрений или подтверждений ВТЭ [105].Частота ВТЭ остается довольно высокой у пациентов с COVID-19, несмотря на терапевтическую антикоагулянтную терапию [13]. Небольшое удлинение АЧТВ у пациентов с COVID-19 может потребовать мониторинга нефракционированного гепарина с помощью тестов на анти-Ха.

Кровотечение в условиях COVID-19 случается редко. Трансфузионную терапию не следует назначать только на основании результатов лабораторных исследований, ее следует использовать только для пациентов с активным кровотечением, требующих инвазивной процедуры или для тех, кто в других отношениях подвержен высокому риску кровотечений.Если кровотечение действительно развивается, пациентов можно лечить, руководствуясь принципами, аналогичными принципам, изложенным в рекомендациях ISTH для ДВС-синдрома [101].

Заключение

Имеющиеся в настоящее время данные свидетельствуют о том, что коагулопатия COVID-19 представляет собой комбинацию локализованного потребления тромбоцитов легких, ДВС низкой степени (лишь в редких случаях соответствует критериям ДВС ISTH) и тромботической микроангиопатии. Повышенные уровни vWF и растворимого тромбомодулина подразумевают активированный или поврежденный эндотелий, как это было показано гистологически в исследованиях аутопсии.Можно было бы ожидать, что поврежденный эндотелий приведет к высвобождению сверхбольших мультимеров vWF, способных взаимодействовать с тромбоцитами, что приведет к активации тромбоцитов, микротромбам и потреблению тромбоцитов. Повышенные уровни растворимого P-селектина и исследования проточной цитометрии тромбоцитов предполагают повышенную активацию эндотелия и / или циркулирующих тромбоцитов у пациентов с COVID-19 [102]. Также недавно были представлены доказательства прямой стимулирующей роли белка SARS-CoV-2 Spike в отношении тромбоцитов [64].Тяжелое заболевание COVID-19 связано с повышенной активацией тромбоцитов, а также с агрегацией тромбоцитов и моноцитов [104]. Тромбоциты от тяжелобольных пациентов с COVID-19 могут индуцировать экспрессию ТФ в моноцитах (зависимым от P-селектина и αIIb / β3) [104], что может усиливать воспаление и гиперкоагуляцию у этих пациентов.

Гомеостатический ответ на потребление тромбоцитов — увеличение продукции тромбоцитов с увеличением IPF. Этот компенсаторный ответ устойчив при COVID-19 и может быть непропорциональным степени тромбоцитопении, при этом повышение MPV и IPF наблюдается даже у пациентов с COVID-19 с нормальным количеством тромбоцитов.

Несмотря на большое количество публикаций, посвященных гемостатическим изменениям, связанным с COVID-19, следует иметь в виду, что все тяжелые инфекционные заболевания связаны с изменениями лабораторных показателей гемостаза, а также с тромботическими явлениями и кровотечениями. Аль-Самкари и др. [23] показали, что частота ВТЭ у тяжелобольных пациентов с COVID-19, получающих тромбопрофилактику, аналогична ранее опубликованным показателям у пациентов с критическим заболеванием, не связанным с COVID-19. Они показали аналогичные результаты для случаев кровотечения.Это поднимает вопрос о том, оказывает ли COVID-19 уникальный эффект на систему гемостаза или просто вызывает ожидаемую активацию системы гемостаза в условиях тяжелого воспаления [23].

Необходимы непрерывные контролируемые исследования для определения наилучшего лечения пациентов с COVID-19 и лучшего понимания роли тромбоцитов в патофизиологии COVID-19.

Благодарности

Авторы выражают благодарность Кара Ньютон и докторам. Меган Парилла и Сандип Гурбухани за помощь в идентификации пациентов и извлечении данных.

Заявление о конфликте интересов

G.D.W. входит в состав консультативного комитета Diagnostica Stago и получает гонорары. J.L.M. заявляет об отсутствии конфликта интересов.

Список литературы

  1. Лю И, Сун В., Го И, Чен Л., Чжан Л., Чжао С. и др.Связь между параметрами тромбоцитов и смертностью при коронавирусной болезни 2019: ретроспективное когортное исследование. Тромбоциты. 2020 Май; 31 (4): 490–6.
  2. Tang N, Li D, Wang X, Sun Z. Аномальные параметры коагуляции связаны с плохим прогнозом у пациентов с новой коронавирусной пневмонией.J Thromb Haemost. 2020 апр; 18 (4): 844–7.
  3. Klok FA, Kruip MJ, van der Meer NJ, Arbous MS, Gommers DA, Kant KM, et al. Частота тромботических осложнений у тяжелобольных пациентов интенсивной терапии с COVID-19. Thromb Res. 2020 июл; 191: 145–7.
  4. Мариетта М., Аджено В., Артони А., Де Кандиа Е., Грезеле П., Маркетти М. и др.COVID-19 и гемостаз: позиционный документ Итальянского общества тромбоза и гемостаза (SISET). Переливание крови. 2020 Май; 18 (3): 167–9.
  5. Летко М., Марзи А., Мюнстер В. Функциональная оценка входа в клетки и использования рецепторов для SARS-CoV-2 и других бета-коронавирусов линии B.Nat Microbiol. 2020 Апрель; 5 (4): 562–9.
  6. Вадуганатан М., Вардени О., Мишель Т., МакМюррей Дж. Дж., Пфеффер М.А., Соломон С.Д. Ингибиторы ренин-ангиотензин-альдостероновой системы у пациентов с Covid-19. N Engl J Med. 2020 апр; 382 (17): 1653–1653.
  7. Wrapp D, Wang N, Corbett KS, Goldsmith JA, Hsieh CL, Abiona O и др.Крио-ЭМ структура спайка 2019-нКоВ в конформации до слияния. Наука. 2020 март; 367 (6483): 1260–3.
  8. МакГонагл Д., О’Доннелл Дж. С., Шариф К., Эмери П., Бриджвуд С. Иммунные механизмы легочной внутрисосудистой коагулопатии при пневмонии COVID-19. Lancet Rheumatol. 2020 Июль; 2 (7): e437–45.
  9. Бикдели Б., Мадхаван М.В., Хименес Д., Чуич Т., Дрейфус И., Дриггин Е. и др .; Глобальная совместная группа по тромбозу COVID-19, одобренная ISTH, NATF, ESVM и IUA, поддерживаемая рабочей группой ESC по легочному кровообращению и функции правого желудочка. COVID-19 и тромботическое или тромбоэмболическое заболевание: значение для профилактики, антитромботической терапии и последующего наблюдения: современный обзор JACC.J Am Coll Cardiol. 2020 июн; 75 (23): 2950–73.
  10. Хелмс Дж., Таккард С., Северак Ф., Леонард-Лорант I, Охана М., Делабранш Х и др .; CRICS TRIGGERSEP Group (Группа клинических исследований в области интенсивной терапии и исследования сепсиса для глобальной оценки и исследований в области сепсиса). Высокий риск тромбоза у пациентов с тяжелой инфекцией SARS-CoV-2: многоцентровое проспективное когортное исследование.Intensive Care Med. 2020 июн; 46 (6): 1089–98.
  11. Тачил Дж., Кушман М., Шривастава А. Предложение по стадированию коагулопатии COVID-19. Res Pract Thromb Haemost. 2020 6 июля; 4 (5): 731–6.
  12. Ланцетная гематология.Коагулопатия COVID-19: развивающаяся история. Lancet Haematol. 2020 июн; 7 (6): e425.
  13. Llitjos JF, Leclerc M, Chochois C, Monsallier JM, Ramakers M, Auvray M и др. Высокая частота венозных тромбоэмболических осложнений у пациентов с тяжелой формой COVID-19, получавшей антикоагулянты. J Thromb Haemost. 2020 июл; 18 (7): 1743–6.
  14. Лодиджиани С., Япичино Дж., Карензо Л., Чеккони М., Феррацци П., Себастьян Т. и др .; Целевая группа Humanitas COVID-19. Венозные и артериальные тромбоэмболические осложнения у пациентов с COVID-19, госпитализированных в академическую больницу в Милане, Италия. Thromb Res. 2020 июл; 191: 9–14.
  15. Спиропулос А.С., Леви Дж. Х., Аджено В., Коннорс Дж. М., Хант Б. Дж., Иба Т. и др.; Подкомитет по периоперационным тромбозам, тромбозам в интенсивной терапии и гемостазу Научного комитета по стандартизации Международного общества тромбозов и гемостазов. Сообщение Комитета по науке и стандартизации: клиническое руководство по диагностике, профилактике и лечению венозной тромбоэмболии у госпитализированных пациентов с COVID-19. J Thromb Haemost. 2020 август; 18 (8): 1859–65.
  16. Яннис Д., Зиогас И.А., Джанни П.Нарушения свертывания крови у пациентов, инфицированных коронавирусом: COVID-19, SARS-CoV-1, MERS-CoV и уроки прошлого. J Clin Virol. 2020 июн; 127: 104362.
  17. Оби А.Т., Тигнанелли С.Дж., Джейкобс Б.Н., Арья С., Парк П.К., Уэйкфилд Т.В. и др. Эмпирическая системная антикоагуляция связана со снижением венозной тромбоэмболии у пациентов с острым респираторным дистресс-синдромом гриппа A h2N1 в критическом состоянии.J Vasc Surg Venous Lymphat Disord. 2019 Май; 7 (3): 317–24.
  18. Коннорс Дж. М., Леви Дж. Х. COVID-19 и его значение для тромбоза и антикоагуляции. Кровь. 2020 июн; 135 (23): 2033–2040.
  19. Аккерманн М., Верледен С.Е., Кюхнель М., Хаверих А., Велте Т., Ленгер Ф. и др.Легочный сосудистый эндотелиит, тромбоз и ангиогенез при Covid-19. N Engl J Med. 2020 июл; 383 (2): 120–8.
  20. Варга З., Фламмер А.Дж., Штайгер П., Хаберекер М., Андерматт Р., Зинкернагель А.С. и др. Инфекция эндотелиальных клеток и эндотелиит при COVID-19. Ланцет. 2020 Май; 395 (10234): 1417–8.
  21. Леви М., Тачил Дж., Иба Т., Леви Дж. Х. Нарушения коагуляции и тромбозы у пациентов с COVID-19. Lancet Haematol. 2020 июн; 7 (6): e438-40.
  22. Panigada M, Bottino N, Tagliabue P, Grasselli G, Novembrino C, Chantarangkul V и др.Гиперкоагуляция пациентов с COVID-19 в отделении интенсивной терапии: отчет о результатах тромбоэластографии и других параметрах гемостаза. J Thromb Haemost. 2020 Июль; 18 (7): 1738–42.
  23. Аль-Самкари Х., Карп Лиф Р.С., Дзик У.Х., Карлсон Дж.С., Фогерти А.Е., Вахид А. и др. COVID-19 и коагуляция: кровотечение и тромботические проявления инфекции SARS-CoV-2.Кровь. 2020 июл; 136 (4): 489–500.
  24. Хан Х, Ян Л., Лю Р., Лю Ф, Ву К.Л., Ли Дж. И др. Выраженные изменения свертывания крови у пациентов с инфекцией SARS-CoV-2. Clin Chem Lab Med. 2020 июн; 58 (7): 1116–20.
  25. Ли Кью, Цао И, Чен Л., Ву Д, Ю Дж, Ван Х и др.Гематологические особенности людей с COVID-19. Лейкемия. 2020 Авг; 34 (8): 2163–72.
  26. Ян М., Нг М. Х., Ли СК. Тромбоцитопения у пациентов с тяжелым острым респираторным синдромом (обзор) [обзор]. Гематология. 2005 Апрель; 10 (2): 101–5.
  27. Wong RS, Wu A, To KF, Lee N, Lam CW, Wong CK и др.Гематологические проявления у пациентов с тяжелым острым респираторным синдромом: ретроспективный анализ. BMJ. Июнь 2003 г., 326 (7403): 1358–62.
  28. Zou Z, Yang Y, Chen J, Xin S, Zhang W, Zhou X и ​​др. Факторы прогноза тяжелого острого респираторного синдрома: клинический анализ 165 случаев.Clin Infect Dis. 2004 Февраль; 38 (4): 483–9.
  29. Чжан И, Цзэн Х, Цзяо И, Ли З, Лю Цюй, Е Дж и др. Механизмы развития тромбоцитопении у пациентов с COVID-19. Thromb Res. 2020 Сен; 193: 110–5.
  30. Гуань У.Дж., Ни З.Й., Ху Й., Лян У.Х., Ou CQ, Хе Дж. Х и др.; Китайская группа экспертов по лечению Covid-19. Клиническая характеристика коронавирусной болезни 2019 в Китае. N Engl J Med. 2020 Апрель; 382 (18): 1708–20.
  31. Ян X, Ян Q, Ван Y, Wu Y, Xu J, Yu Y, и др. Тромбоцитопения и ее связь со смертностью у пациентов с COVID-19.J Thromb Haemost. 2020 июн; 18 (6): 1469–72.
  32. Тачил Дж. Чему нас учит мониторинг количества тромбоцитов при COVID-19? J Thromb Haemost. 2020 Авг; 18 (8): 2071–2.
  33. Липпи Г., Плебани М., Генри Б.М.Тромбоцитопения связана с тяжелой инфекцией, вызванной коронавирусом 2019 (COVID-19): метаанализ. Clin Chim Acta. 2020 июл; 506: 145–8.
  34. Генри Б.М., де Оливейра М.Х., Бенуа С., Плебани М., Липпи Г. Нарушения гематологических, биохимических и иммунных биомаркеров, связанные с тяжелым заболеванием и смертностью при коронавирусной болезни 2019 (COVID-19): метаанализ.Clin Chem Lab Med. 2020 июн; 58 (7): 1021–8.
  35. Бомхоф Дж., Муцаерс П.Г., Либик Ф.В., Те Бекхорст П.А., Хофланд Дж., Кролес Ф.Н. и др. Иммунная тромбоцитопения, связанная с COVID-19. Br J Haematol. 2020 июл; 190 (2): e61–4.
  36. Цзян SQ, Хуан QF, Се WM, Lv C, Quan XQ.Связь между тяжелой формой COVID-19 и низким количеством тромбоцитов: данные 31 обсервационного исследования с участием 7613 человек. Br J Haematol. 2020 июл; 190 (1): e29–33.
  37. Амгалан А., Осман М. Нарушения гемостатической лаборатории при COVID-19 с акцентом на количество тромбоцитов.Тромбоциты. 2020 августа; 31 (6): 740–5.
  38. Инь С., Хуанг М., Ли Д., Тан Н. Различие в характеристиках коагуляции между тяжелой пневмонией, вызванной SARS-CoV2, и не-SARS-CoV2. J Тромб Тромболизис. 2020 апр. Https://doi.org/10.1007/s11239-020-02105-8.
  39. Пулетти М., Борокко С., Оулдали Н., Касерис М., Басмачи Р., Лашаум Н. и др.Детский мультисистемный воспалительный синдром, временно связанный с SARS-CoV-2, имитирующим болезнь Кавасаки (Kawa-COVID-19): многоцентровая когорта. Ann Rheum Dis. 2020 август; 79 (8): 999–1006.
  40. Тачил Дж., Танг Н., Гандо С., Фаланга А., Каттанео М., Леви М. и др. Временное руководство ISTH по распознаванию и лечению коагулопатии при COVID-19.J Thromb Haemost. 2020 Май; 18 (5): 1023–6.
  41. Chabert A, Hamzeh-Cognasse H, Pozzetto B, Cognasse F, Schattner M, Gomez RM и др. Человеческие тромбоциты и их способность связывать вирусы: значение и проблемы? BMC Immunol. 2015 Апрель; 16 (1): 26.
  42. Ассинджер А.Тромбоциты и инфекция — новая роль тромбоцитов в вирусной инфекции. Фронт Иммунол. 2014 Декабрь; 5: 649.
  43. Сейюм М., Энаугоу Б., Мелку М. Тромбоциты и вирусы крови человека: защитный механизм и роль в удалении вирусных патогенов. Тромб Дж. 2018 Июль; 16 (1): 16.
  44. Фицджеральд-младший, Фостер Т.Дж., Кокс Д.Взаимодействие бактериальных возбудителей с тромбоцитами. Nat Rev Microbiol. 2006 июн; 4 (6): 445–57.
  45. Гертер Дж. М., Россент Дж., Зарбок А. Тромбоциты при воспалении и иммунитете. J Thromb Haemost. 2014 ноя; 12 (11): 1764–75.
  46. Эстевес Б., Du X.Новые концепции и механизмы передачи сигналов активации тромбоцитов. Физиология (Bethesda). 2017 Март; 32 (2): 162–77.
  47. Хотц Э.Д., Бозза Ф.А., Бозза П.Т. Тромбоциты в иммунном ответе на вирус и иммунопатология вирусных инфекций. Фронт Мед (Лозанна). 2018 Апрель; 5: 121.
  48. Эд Рейнджер Г., Чимен М., Харрисон М.Дж., Йейтс К.М., Харрисон П., Уотсон С.П. и др.Роль тромбоцитов в привлечении лейкоцитов при сосудистых заболеваниях. Тромбоциты. 2015; 26 (6): 507–20.
  49. Смит С.С., Макэвер Р.П., Вейрих А.С., Моррелл К.Н., Хоффман М.Р., Арепалли Г.М. и др .; Участники коллоквиума по тромбоцитам 2009 г. Функции тромбоцитов выходят за рамки гемостаза. J Thromb Haemost.2009 ноябрь; 7 (11): 1759–66.
  50. Вейрих А.С., Циммерман Г.А. Тромбоциты в биологии легких. Annu Rev Physiol. 2013; 75 (1): 569–91.
  51. Зарбок А., Сингбартл К., Лей К.Полное устранение острого повреждения легких, вызванного кислотой, путем блокирования агрегации тромбоцитов и нейтрофилов. J Clin Invest. 2006 декабрь; 116 (12): 3211–9.
  52. Nemmar A, Hoet PH, Vandervoort P, Dinsdale D, Nemery B, Hoylaerts MF. Повышенная периферическая тромбогенность после воспаления легких опосредуется активацией тромбоцитов-лейкоцитов: роль Р-селектина.J Thromb Haemost. 2007 июн; 5 (6): 1217–26.
  53. Сугияма М.Г., Гамаге А., Зила Р., Армстронг С.М., Адвани С., Адвани А. и др. Инфекция вирусом гриппа вызывает адгезию тромбоцитов к эндотелию, что способствует повреждению легких. J Virol. 2015 декабрь; 90 (4): 1812–23.
  54. Моррелл К.Н., Аггри А.А., Чепмен Л.М., Моджески К.Л.Новые роли тромбоцитов как иммунных и воспалительных клеток. Кровь. 2014 Май; 123 (18): 2759–67.
  55. Хандтке С., Стейл Л., Паланкар Р., Конрад Дж., Каухан С., Краус Л. и др. Роль размера тромбоцитов — функция и белковый состав больших и малых тромбоцитов. Thromb Haemost.2019 Март; 119 (3): 407–20.
  56. Хилле Л., Ленц М., Влахос А., Грюнинг Б., Хайн Л., Нойман Ф. Дж. И др. Ультраструктурные, транскрипционные и функциональные различия между сетчатыми и не сетчатыми тромбоцитами человека. J Thromb Haemost. 2020 Авг; 18 (8): 2034–2046.
  57. Хандтке С., Тиле Т.Большие и маленькие тромбоциты — (когда) они различаются? J Thromb Haemost. 2020 июн; 18 (6): 1256–67.
  58. Ладор А., Лешем-Лев Д., Спектр Г., Абелов А., Корновский Р., Лев Э. Характеристика поверхностных антигенов ретикулированных незрелых тромбоцитов. J Тромб Тромболизис. 2017 Октябрь; 44 (3): 291–7.
  59. Псаила Б., Бассел Дж. Б., Линден М. Д., Бабула Б., Ли Ю., Барнард М. Р. и др. Влияние элтромбопага на функцию тромбоцитов при иммунной тромбоцитопении in vivo: нет доказательств активации тромбоцитов. Кровь. 2012 Апрель; 119 (17): 4066–72.
  60. Нисимура С., Нагасаки М., Кунисима С., Савагути А., Саката А., Сакагути Н. и др.IL-1α вызывает тромбопоэз за счет разрыва мегакариоцитов в ответ на острую потребность в тромбоцитах. J Cell Biol. 2015 Май; 209 (3): 453–66.
  61. Armstrong PC, Hoefer T., Knowles RB, Tucker AT, Hayman MA, Ferreira PM и др. Новые ретикулированные тромбоциты подрывают фармакокинетически короткоживущие антитромбоцитарные методы лечения.Артериосклер Thromb Vasc Biol. 2017 Май; 37 (5): 949–56.
  62. Рануччи М., Баллотта А., Ди Дедда Ю., Байшникова Е., Дей Поли М., Реста М. и др. Прокоагулянтный характер пациентов с острым респираторным дистресс-синдромом COVID-19. J Thromb Haemost. 2020 Июль; 18 (7): 1747–51.
  63. Манн Б.К., Денорме Ф., Миддлтон Э.А., Портье I, Роули Дж. У., Стаббен С. и др.Экспрессия и функция гена тромбоцитов у пациентов с COVID-19. Кровь. 2020 Сен; 136 (11): 1317–29.
  64. Zhang S, Liu Y, Wang X, Yang L, Li H, Wang Y и др. SARS-CoV-2 связывает ACE2 тромбоцитов, усиливая тромбоз при COVID-19. J Hematol Oncol. 2020 Сен; 13 (1): 120.
  65. Иба Т., Леви Дж., Леви М., Коннорс Дж. М., Тачил Дж.Коагулопатия при коронавирусной болезни 2019. Crit Care Med. 2020 Сен; 48 (9): 1358–64.
  66. Эшер Р., Бреки Н., Леммле Б. Тяжелая инфекция COVID-19, связанная с активацией эндотелия. Thromb Res. 2020 июн; 190: 62.
  67. Осман М, Лейбель А, Маццетти И, Эльбатарный Х.С., Лилликрэп Д.Тромбоцитопения, индуцированная аденовирусом: роль фактора фон Виллебранда и Р-селектина в обеспечении ускоренного клиренса тромбоцитов. Кровь. 2007 апр; 109 (7): 2832–9.
  68. Escher R, Breakey N, Lämmle B. Активность ADAMTS13, фактор фон Виллебранда, фактор VIII и D-димеры у пациентов с COVID-19 в стационаре.Thromb Res. 2020 август; 192: 174–5.
  69. Martinelli N, Montagnana M, Pizzolo F, Friso S, Salvagno GL, Forni GL и др. Относительный дефицит ADAMTS13 подтверждает наличие вторичной микроангиопатии при COVID 19. Thromb Res. 2020 Сен; 193: 170–2.
  70. Блази А., фон Мейенфельдт Ф.А., Адельмейер Дж., Кальво А., Ибаньес С., Пердомо Дж. И др.Гиперкоагуляция in vitro и продолжающаяся активация свертывания крови и фибринолиза in vivo у пациентов с COVID-19, получающих антикоагулянты. J Thromb Haemost. 2020 Авг; 18 (10): 2646–53.
  71. Goshua G, Pine AB, Meizlish ML, Chang CH, Zhang H, Bahel P и др. Эндотелиопатия при коагулопатии, связанной с COVID-19: данные одноцентрового поперечного исследования.Lancet Haematol. 2020 августа; 7 (8): e575–82.
  72. Чжао Дж, Ян Й, Хуанг Х, Ли Д, Гу Д, Лу Х и др. Связь между группой крови ABO и восприимчивостью к COVID-19. Clin Infect Dis. 2020. DOI: 10.1093 / cid / ciaa1150.
  73. Латц К.А., ДеКарло С., Бойтано Л., Пнг К.Ю., Пателл Р., Конрад М.Ф. и др.Группа крови и исходы у пациентов с COVID-19. Ann Hematol. 2020 Сен; 99 (9): 2113–8.
  74. Ellinghaus D, Degenhardt F, Bujanda L, Buti M, Albillos A, Invernizzi P и др .; Тяжелый Covid-19 GWAS Group. Общегеномное исследование ассоциации тяжелого Covid-19 с респираторной недостаточностью.N Engl J Med. 2020 июн; NEJMoa2020283.
  75. Ли-Сундлов М.М., Стоуэлл С.Р., Хоффмайстер К.М. Многогранная роль гликозилирования в трансфузионной медицине, тромбоцитах и ​​эритроцитах. J Thromb Haemost. 2020 Июль; 18 (7): 1535–47.
  76. Жерар С., Маджипинто Дж., Минон Дж. М..COVID-19 и группа крови ABO: другая точка зрения. Br J Haematol. 2020 июл; 190 (2): e93–4.
  77. Брейман А., Рувен-Клуэ Н., Ле Пенду Дж. Использование естественного антигликанового иммунного ответа для ограничения передачи вирусов в оболочке, таких как SARS-CoV-2. PLoS Pathog. 2020 Май; 16 (5): e1008556.
  78. Галлиан П., Пасторино Б., Морель П., Кьярони Дж., Нинове Л., де Ламбальери Х. Более низкая распространенность антител, нейтрализующих SARS-CoV-2, у французских доноров крови группы O. Antiviral Res. 2020 Сен; 181: 104880.
  79. Липпи Г., Плебани М.Лабораторные отклонения у пациентов с инфекцией COVID-2019. Clin Chem Lab Med. 2020 июн; 58 (7): 1131–4.
  80. Лю Ф, Ли Л., Сюй М., Ву Дж, Ло Д., Чжу И и др. Прогностическое значение интерлейкина-6, С-реактивного белка и прокальцитонина у пациентов с COVID-19. J Clin Virol. 2020 июн; 127: 104370.
  81. Павони В, Джанеселло Л, Пацци М, Стера С, Мекони Т, Фриджери ФК. Оценка коагуляционной функции с помощью ротационной тромбоэластометрии у тяжелобольных пациентов с тяжелой пневмонией COVID-19. J Тромб Тромболизис. 2020 август; 50 (2): 281–6.
  82. Рейес Гил М., Ли А., Кей Н. и др.ASH COVID-19 Ресурсы Веб-сайт [Интернет]. COVID-19 и D-димер: часто задаваемые вопросы. Версия 1.0 [цитировано 20 апреля 2020 г.]. Доступно по адресу: https://www.hemology.org/covid-19/covid-19-and-d-dimer.
  83. Липпи Г, Фавалоро Э. D-димер связан с серьезностью коронавирусного заболевания 2019: объединенный анализ.Thromb Haemost. 2020 Май; 120 (5): 876–8.
  84. Zhou F, Yu T, Du R, Fan G, Liu Y, Liu Z и др. Клиническое течение и факторы риска смертности взрослых пациентов с COVID-19 в Ухане, Китай: ретроспективное когортное исследование. Ланцет. 2020 Март; 395 (10229): 1054–62.
  85. Хуанг Ц., Ван И, Ли Х, Рен Л, Чжао Дж, Ху И и др.Клинические особенности пациентов, инфицированных новым коронавирусом 2019 г., в Ухане, Китай. Ланцет. 2020 фев; 395 (10223): 497–506.
  86. Такахаши Х., Такакува Э., Йошино Н., Ханано М., Шибата А. Уровни протеина С при диссеминированном внутрисосудистом свертывании и тромботической тромбоцитопенической пурпуре: его корреляция с другими параметрами свертывания.Thromb Haemost. 1985 август; 54 (2): 445–9.
  87. Тан CW, Low JG, Wong WH, Chua YY, Goh SL, Ng HJ. Пациенты, инфицированные COVID-19 в критическом состоянии, демонстрируют повышенные параметры анализа формы волны сгустка, соответствующие гиперкоагуляции. Am J Hematol. 2020 июл; 95 (7): E156–8.
  88. Фара М.Г., Штейн Л.К., Склют М., Моргелло С., Фифи Дж.Т., Дхамун М.С.Макротромбоз и инсульт у пациентов с легкой инфекцией Covid-19. J Thromb Haemost. 2020 Авг; 18 (8): 2031–203.
  89. Коливрас А., Дехавай Ф., Делплас Д., Феоли Ф., Мейерс И., Милоне Л. и др. Обморожения, вызванные коронавирусной (COVID-19) инфекцией: отчет о болезни с гистопатологическими данными.JAAD Case Rep. 2020 Apr; 6 (6): 489–92.
  90. Мерклер А.Е., Парих Н.С., Мир С., Гупта А., Камель Х., Лин Е. и др. Риск ишемического инсульта у пациентов с коронавирусной болезнью 2019 (COVID-19) по сравнению с пациентами с гриппом. JAMA Neurol. 2020 июл. Https://doi.org/10.1001/jamaneurol.2020.2730.
  91. Боулз Л., Платтон С., Ярти Н., Дэйв М., Ли К., Харт Д. П. и др. Волчаночный антикоагулянт и тесты на аномальную коагуляцию у пациентов с Covid-19. N Engl J Med. 2020 июл; 383 (3): 288–90.
  92. Коннелл Н.Т., Баттинелли Э.М., Коннорс Дж. М..Коагулопатия COVID-19 и антифосфолипидных антител. J Thromb Haemost. 2020 май; jth 14893.
  93. Wright FL, Vogler TO, Moore EE, Moore HB, Wohlauer MV, Urban S, et al. Корреляция остановки фибринолиза с тромбоэмболическими событиями при тяжелой инфекции COVID-19. J Am Coll Surg.2020 август; 231 (2): 193–203.e1.
  94. Асакура Х. Классификация типов диссеминированного внутрисосудистого свертывания: клинические и животные модели. J Интенсивная терапия. 2014 Март; 2 (1): 20.
  95. Иба Т., Леви Дж. Х., Варкентин Т. Э., Тачил Дж., Ван дер Пол Т., Леви М.; Комитет по науке и стандартизации DIC и Комитет по науке и стандартизации периоперационной и интенсивной терапии Международного общества тромбозов и гемостаза.Диагностика и лечение коагулопатии, вызванной сепсисом, и диссеминированного внутрисосудистого свертывания. J Thromb Haemost. 2019 ноя; 17 (11): 1989–94.
  96. Иба Т., Леви Дж. Х., Ямакава К., Тачил Дж., Варкентин Т. Э., Леви М.; Комитет по науке и стандартизации DIC Международного общества по тромбозам и гемостазу.Предложение двухэтапного процесса диагностики диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови, вызванного сепсисом. J Thromb Haemost. 2019 август; 17 (8): 1265–8.
  97. Белый RH, Кинан CR. Влияние расы и этнической принадлежности на частоту венозной тромбоэмболии. Thromb Res. 2009; 123 Приложение 4: S11–7.
  98. Тан Н, Бай Х, Чен Х, Гонг Дж, Ли Д., Сунь З. Лечение антикоагулянтами связано со снижением смертности у пациентов с тяжелой коронавирусной болезнью 2019 года с коагулопатией. J Thromb Haemost. 2020 Май; 18 (5): 1094–9.
  99. Бауманн Кройцигер Л., Гарсия Д., Кукер А., Кушман М., ДеСанчо М., Коннорс Дж.ASH COVID-19 Ресурсы Веб-сайт [Интернет]. COVID-19 и ВТЭ / антикоагулянты: часто задаваемые вопросы. Версия 5.0 [цитировано 18 сентября 2020 г.]. Доступно по адресу: https://www.hemology.org/covid-19/covid-19-and-vte-anticoagulation.
  100. Barrett CD, Moore HB, Yaffe MB, Moore EE. Временное руководство ISTH по распознаванию и лечению коагулопатии при COVID-19: комментарий.J Thromb Haemost. 2020 Авг; 18 (8): 2060–3.
  101. Вада Х., Тачил Дж., Ди Нисио М., Мэтью П., Куросава С., Гандо С. и др .; Комитет по научной стандартизации DIC Международного общества по тромбозам и гемостазу. Руководство по диагностике и лечению ДВС-синдрома на основе гармонизации рекомендаций трех руководств.J Thromb Haemost. 2013 фев. Https://doi.org/10.1111/jth.12155.
  102. Fijnheer R, Frijns CJ, Korteweg J, Rommes H, Peters JH, Sixma JJ, et al. Происхождение P-селектина как циркулирующего белка плазмы. Thromb Haemost. 1997 июнь; 77 (6): 1081–5.
  103. Амгалан А, Осман М.Изучение возможных механизмов тромбоцитопении, вызванной COVID-19: вопросы без ответа. J Thromb Haemost. 2020 июн; 18 (6): 1514–6.
  104. Hottz ED, Azevedo-Quintanilha IG, Palhinha L, Teixeira L, Barreto EA, Pão CR, et al. Активация тромбоцитов и образование агрегатов тромбоцитов и моноцитов запускают экспрессию тканевого фактора у пациентов с тяжелой формой COVID-19.Кровь. 2020 Сен; 136 (11): 1330–41.
  105. Рекомендации ASH 2020 по использованию антикоагулянтов у пациентов с COVID-19: проект рекомендаций [Интернет]. Вашингтон (округ Колумбия): Американское общество гематологии; 2020 [цитируется 8 октября 2020 года]. Доступно по адресу: http://www.hemology.org/COVIDguidelines.

Автор Контакты

Джеффри Д. Вул

Кафедра патологии Чикагского университета

5841 S Maryland Ave, Room S339, MC 3083

Chicago, IL 60637 (USA)

[email protected]


Подробности статьи / публикации

Предварительный просмотр первой страницы

Поступила: 15 июля 2020 г.
Дата принятия: 5 октября 2020 г.
Опубликована онлайн: 13 октября 2020 г.
Дата выпуска: январь 2021 г.

Кол-во страниц для печати: 13
Количество рисунков: 2
Количество столов: 2

ISSN: 1015-2008 (печатная версия)
eISSN: 1423-0291 (онлайн)

Для дополнительной информации: https: // www.karger.com/PAT


Авторские права / Дозировка препарата / Заявление об ограничении ответственности

Авторские права: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме или любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование, или с помощью какой-либо системы хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
Дозировка лекарства: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор и дозировка лекарства, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Тем не менее, ввиду продолжающихся исследований, изменений в правительственных постановлениях и постоянного потока информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на них, читателю настоятельно рекомендуется проверять листок-вкладыш для каждого препарата на предмет любых изменений показаний и дозировки, а также дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендованным агентом является новый и / или редко применяемый препарат.
Отказ от ответственности: утверждения, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и соавторам, а не издателям и редакторам.Появление в публикации рекламы и / или ссылок на продукты не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности.