9Фев

Значение ттг: Анализ на ТТГ【тиреотропный гормон】- расшифровка и нормы

Содержание

Референтные значения тиреотропного гормона и распространенность субклинических нарушений функции щитовидной железы у подростков в регионе легкого йодного дефицита | Кияев

Тиреоидные гормоны играют важную роль в нормальном функционировании всех систем организма, особенно ЦНС. Хорошо известно, что их явные недостаточность или избыток, развивающиеся на фоне врожденных пороков развития щитовидной железы (ЩЖ) или в исходе какого-либо патологического процесса, приводят к неблагоприятным последствиям в любом возрастном периоде, а потому требуют незамедлительного лечения.

Определение уровня тиреотропного гормона (ТТГ) является наиболее надежным тестом в диагностике нарушений функции ЩЗ [12]. Высокая чувствительность теста [15] предопределяет его широкое использование в клинической практике. Для клиницистов крайне важно иметь достоверную информацию о точных референтных диапазонах уровня ТТГ, особенно его верхнего предела, которые являются ключевым моментом в определении последующей терапевтической тактики.

В последние годы проведен ряд крупных эпидемиологических исследований, доказавших, что субклинические нарушения функции ЩЖ у взрослых пациентов — потенциальные факторы риска заболеваний сердечно-сосудистой, нервной и костной систем [5, 7, 8]. Эти данные послужили стимулом к дискуссии о снижении верхнего предела нормальных значений ТТГ до 2,5—3,0 мМЕ/л и появлению в отечественной научной литературе термина ’’минимальная тиреоидная недостаточность”. Между тем, вышеуказанные тенденции, равно как и референтные интервалы ТТГ, разработанные при обследовании взрослого населения йодобеспечен- ных территорий, по умолчанию экстраполируются на детей, на основании чего зачастую принимаются недостаточно обоснованные клинические решения.

Вместе с тем, количество публикаций, посвященных определению референтных интервалов (РИ) ТТГ у детей и подростков, довольно ограничено, а имеющиеся данные получены в основном на пациентах из госпитальных выборок [6, 14, 18] или являются фрагментами исследований, проводимых среди взрослых [8]. Кроме того, нам не встретилось ни одной педиатрической работы, выполненной в соответствии с требованиями Национальной академии клинической биохимии США (NACB) относительно референтных выборок [3]. Определение референтных значений для тиреоидных гормонов, в том числе и ТТГ, рекомендуется в группе здоровых клинически эутиреоидных добровольцев без пальпируемого или видимого зоба и антитиреоидных антител (аутоантител к тиреопероксидазе — АТ-ТПО или тиреоглобулину — АТ- ТГ), с неотягощенным персональным или семейным анамнезом по нарушениям функции ЩЖ, а также не принимающих препараты, содержащие эстрогены. Необходимо отметить, что в ряде исследований доказано, что прием эстрогенсодержащих препаратов может влиять только на уровень общих трийодтиронина (Т

3) и тироксина (Т4), но не ТТГ [8, 11]. Кроме указанных рекомендаций NACB, буквально в последние годы появились публикации, свидетельствующие о более предпочтительном формировании референтных выборок с использованием УЗИ ЩЗ, которое позволяет как точно определить размеры органа, так и исключить возможную патологию [10, 11].

Сведения о распространенности функциональных расстройств ЩЖ у детей и подростков немногочисленны [2, 9, 16]. К тому же нам удалось найти всего одно исследование, в котором изучалась взаимосвязь между субклиническими нарушениями ЩЖ и когнитивной функцией у подростков [16]. Авторами установлено, что наличие субклинического гипотиреоза (СГ) было ассоциировано с лучшими показателями в некоторых сферах когнитивной деятельности, чем при эутиреозе и субклиническом тиреотоксикозе (СТ), а СТ является потенциальным фактором риска когнитивных нарушений у подростков. Более того, в доступной литературе отсутствуют проспективные исследования, доказывающие отрицательное влияние субклинических нарушений функции ЩЖ на детский организм.

Цель настоящего исследования — определение референтных значений ТТГ в репрезентативной выборке здоровых подростков, а также установление распространенности субклинических нарушений функции ЩЖ в йоддефицитном регионе.

Материалы и методы

Настоящая публикация является фрагментом эпидемиологического исследования по изучению распространенности заболеваний ЩЖ у детей и подростков, осуществленного при финансовой поддержке Правительства Свердловской области.

В период с февраля по декабрь 2006 г. проведено комплексное обследование 1179 детей (637 девочек, 542 мальчиков) в возрасте 13—16 лет в 23 населенных пунктах Свердловской области. В каждом населенном пункте выбиралась одна школа, в которой планировалось обследование 50 подростков. На предварительном этапе рассылались анкеты, в которых фиксировались паспортные и антропометрические данные детей. Обязательным условием включения в исследование являлось подписание информированного согласия на забор крови и проведение УЗИ.

У всех подростков проводили УЗИ ЩЖ, а также осуществляли забор крови с 8 до 11 ч для определения ТТГ (РИ 0,4-4,5 МЕ/л) и АТ-ТПО (РИ 0- 12 мМЕ/л) в сыворотке крови (иммунохимический анализатор Axsym®, ’’Abbott Diagnostic Division», США). После забора крови проводили ее центрифугирование с последующим замораживанием и хранением сыворотки при —20°С до последующего тестирования. Свободный Т4 (РИ 9,14—23,8 пмоль/л) определялся только в случае выявления уровня ТТГ, выходящего за пределы РИ. УЗИ ЩЖ выполнял один оператор с помощью портативного сканера («FUCUDA-750XT», Япония) линейным датчиком 7,5—10 МГц. Определяли размеры и объем ЩЖ (Brunn, 1981), оценивали ее эхогенность и структуру. Объем ЩЖ сравнивали с нормативами, рассчитанными относительно площади поверхности тела обследуемого ребенка в зависимости от пола [17].

Дизайн исследования

В результате комплексного обследования детей была диагностирована различная патология ЩЖ. В регионе была установлена легкая степень йодной недостаточности (медиана йодурии у детей 7—8 лет 53 мкг/л), о чем мы сообщали ранее [1]. Учитывая указанные выше критерии NCAB [3], была сформирована выборка из 561 подростка (271 мальчик и 290 девочек; рис. 1). Из 1179 детей в возрасте 13—16 лет были исключены пациенты с узлами более 5 мм; с изменениями структуры, снижением эхогенности и диффузным зобом по данным УЗИ; а также уровнем АТ- ТПО > 12 мМЕ/л. Получившийся объем выборки соответствует рекомендациям IFCC [13], предписывающей включение как минимум 120 пациентов для адекватного определения референтных диапазонов.

Статистический анализ результатов исследования был выполнен с помощью программ Statistica 6.0 и Microsoft Excel. Проверку на нормальность распределения количественных показателей в группах проводили по критериям Колмогорова—Смирнова (р < 0,01). Для описания количественных признаков в исследуемых группах вычисляли медиану (Median — Me), процентили (Р2 5 и Р

97 5 — для ТТГ и АТ-ТПО, Р3 и Р97 — для объема ЩЖ). Для сравнения двух групп по выраженности количественных признаков применяли критерии Манна—Уитни (Т). Для статистического анализа различия двух групп по распределению качественных признаков использовали точный критерий Фишера (таблицы 2 х 2) и критерий хи-квадрат (%2). Для оценки зависимости между количественными признаками использовали коэффициент ранговой корреляции Спирмена (г). В процессе анализа вывод о статистической значимости делали при р < 0,05.

Результаты и их обсуждение

В референтной выборке верхний предел уровня ТТГ превысил верхний предел, рекомендованный для взрослых (4,5 мМЕ/л), и составил 4,7 мМЕ/л (см. таблицу). Показатели ТТГ были достоверно выше среди лиц мужского пола (Т = 35190,

р = 0,032; рис. 2), поэтому для изучения распространенности СГ мы использовали различные РИ (Р97 5) для мальчиков (5,2 мМЕ/л) и девочек (4,7 мМЕ/л).

У 26 (4,1%) девочек и 14 (2,6%) мальчиков уровень ТТГ превышал установленные РИ. Из них у 3 девочек ТТГ был выше 10,0 мМЕ/л, а манифестный гипотиреоз диагностирован только в 1 (0,1%) случае. Распространенность СГ составила 3,3% (39 из 1179) и не различалась между мальчиками и девочками (%2 = 2,01, р = 0,156). В этой группе детей уровень АТ-ТПО позитивно коррелировал только с тиреоидным объемом (г = 0,491, р = 0,006), но не с ТТГ (р > 0,05).

У 6 подростков (3 девочек и 3 мальчиков) был выявлен СТ (ТТГ < 0,4 мМЕ/л), из них у 3 детей уровень ТТГ был ниже 0,1 мМЕ/л в сочетании с нормальным уровнем Т4. Распространенность составила 0,5%.

В подобных исследованиях у детей и подростков основной проблемой является формирование референтной выборки. Так, D. Zurakowski и соавт. [18] использовали в своем ретроспективном исследовании результаты 5558 тестов из госпитальной базы данных детей и подростков в возрасте от 1 мес до 20 лет, у которых была исключена тиреоидная и гипофизарная патология. Несмотря на впечатляющий объем выборки, сами авторы признают, что оптимальным, с точки зрения методологии, является обследование здоровых лиц. С еще более серьезными проблемами столкнулись М. Chan и соавт. [6], которым удалось отобрать для исследования 661 образец из более чем 15 000 лабораторных тестов, проведенных в клиниках стоматологии, ортопедии, пластической хирургии и детских инфекций.

Нам удалось сформировать выборку из 561 здорового подростка 13—16 лет: исключены пациенты с узлами более 5 мм; изменениями структуры, снижением эхогенности и диффузным зобом по данным УЗИ; а также уровнем АТ-ТПО > 12 мМЕ/л. Мы не учитывали такие факторы, как прием оральных контрацептивов и семейный анамнез по тиреоидной патологии, которые рекомендует NACB

Показатели ТТГ, АТ-ТПО и тиреоидного объема в референтной выборке

Показатель

Все (л = 561)

Мальчики (п = 271)

Девочки (л = 290)

Me

Р2,5“»Р97,5

Me

^2,5““ ^97,5

Me

^2,5~Р97.5

ТТГ, мМЕ/л

2,24

0,86-4,69

2,33

0,92-5,17

2,2

0,81-4,69

АТ-ТПО, мМЕ/л

7,8

2,9-11,8

7,7

2,6-11,7

7,9

3,0-11,8

Объем ЩЖ, мл

5,7

3,1-9,3

5,9

3,1-9,5

5,6

3,2-9,0

                           

Примечание. Me — медиана; Р — процентили.

ТТГ, мМЕ/л

[3]. Вероятно, эти факторы необходимо учитывать только в тех исследованиях, в которых не проводится УЗИ ЩЖ, т. е. имеется риск включения в группу пациентов с тиреоидной патологией. Необходимо отметить, что применение УЗИ ЩЖ для селекции взрослых пациентов в референтную выборку впервые с успехом использовали J. Kratzsch и соавт. [И]. Они же сообщили о том, что прием оральных контрацептивов нужно учитывать только при определении Т3 и Т4, но не ТТГ.

В целом установленные нами значения верхнего предела ТТГ 4,7 мМЕ/л (девочки)—5,2 мМЕ/л (мальчики) — не противоречат большинству источников в отношении этой возрастной группы детей: J. Hollowell — 3,6 мМЕ/л (девочки)—4,6 мМЕ/л (мальчики) [8]; D. Zurakowski — 4,4 мМЕ/л (девочки)—4,9 мМЕ/л (мальчики) [18]; М. Chan — 5,27 мМЕ/л [6]; Z. Baloch и К. Becker — 5,0 мМЕ/л [3, 4]; S. Soldin — 6,0 мМЕ/л [14].

Мы подтвердили сведения D. Zurakowski о том, что уровень ТТГ у лиц мужского пола в этой возрастной группе достоверно выше [17]. Получившиеся значения верхнего предела ТТГ были использованы для установления распространенности СГ отдельно для мальчиков и девочек. Однако в клинической практике применение раздельных для каждого пола референтных значений, вероятно, не имеет принципиального значения.

Распространенность СГ (3,3%) среди подростков из региона легкого йодного дефицита оказалась несколько выше, чем у детей из йодобеспечен- ных территорий США и Германии (1,7% [16] и 2,5% [9] соответственно). Частота же СТ в нашей популяции была ниже — 0,5% против 2,3% [16]. Таким образом, в регионе легкого йодного дефицита распространенность СГ превалирует над частотой СТ в данной возрастной группе детей. Возможно, это обусловлено компенсаторной реакцией гипота- ламо-гипофизарно-тиреоидной системы в ответ на длительно существующую недостаточность потребления йода.

Выводы

  1. Референтные значения ТТГ, установленные в репрезентативной выборке здоровых подростков, свидетельствуют о нецелесообразности снижения его верхнего предела в сохраняющихся в настоящее время условиях недостаточного потребления йода.
  2. Распространенность СГ у подростков в йод- дефицитном регионе превалирует над частотой СТ, что отражает возрастные закономерности йоддефицитной патологии.

1. Кияев А. В., Савельев Л. И., Герасимова Л. Ю. и др. // Клин. и экспер. тиреоидол. — 2007. — Т. 3, № 2. — С. 33-38.

2. Aghini-Lombardi F., Antonangeli L., Martino E. et al. // J. Clin. Endocrinol. Mctab. — 1999. — Vol. 84, N 2. — P. 561-566.

3. Baloch Z, Carayon P., Conte-Devolx B. et al. // Thyroid. — 2003.-Vol. 13.-P. 3-126.

4. Becker K. L., ed. Principles and Practice of Endocrinology and Metabolism / Ed. K. L. Becker. 2-nd Ed. — Philadelphia, 1995. — P. 1996-1998.

5. Canaris G. J., Manowitz N. R., Mayor G., Ridgway E. C. // Arch. Intern. Med. — 2000. — Vol. 160. — P. 526-534.

6. Chan M. K., Seiden-Long I., Quinn F. et al. // 17-th IFCC-FESCC European Congress of Clinical Chemistry and Laboratory Medicine. — Amsterdam, 2007. — С 435.

7. Hak A. E., Pols H. A. P., Visser T. J. et al. // An. Intern. Med. -2000. — Vol. 132. — P. 270-278.

8. Hollwell J. G., Staehling N. W., Hannon W. H. et al. // J. Clin. Endocrinol. Metab. — 2002. — Vol. 87, N 2. — P. 489-499.

9. Kabelitz M., Liesenkotter K. P., Stach B. // Eur. J. Endocrinol. -2003. — Vol. 148. — P. 301-307.

10. Kovatcheva R., Borissova A.-M., Shlnkov A. et al. // Horm. Res.: Abstracts 32-nd Annual Meeting of the European Thyroid Association. — 2007. — Vol. 68, N 1. — P. 58.

11. Kratzsch J., Fiedler G. M., Leichtle A. et al. // Clin. Chem. — 2005.- Vol. 51, N 8. — P. 1480-1486.

12. Ladenson P. W, Singer P. A., Ain К. В. et al. // Arch. Intern. Med. — 2000. — Vol. 160. — P. 1573-1575.

13. Solberg H. E. // J. Clin. Chem. Clin. Biochem. — 1987. -Vol. 25. — P. 645-656.

14. Soldin S. J., Morales A., Albalos F. et al. // Clin. Biochem. — 1995. — Vol. 28. — P. 603-606.

15. Surks M. I., Chopra I. J., Mariash С. N. et al. // J. A. M. A. -1990. — Vol. 263. — P. 1529-1532.

16. Wu Т., Flowers J. W., Tudiver F. et al. // BMC Pediatr. — 2006.- Vol. 19. — P. 6-12.

17. Zimmermann M. В., Molinari L., Spehl M. et al. // IDD Newsletter. — 2001. — Vol. 17, N 1. — P. 12.

18. Zurakowski D., Di Canzio J., Majzoub J. A. // Clin. Chem. — 1999. — Vol. 45, N 7. — P. 1087-1091.


Ретроспективное определение референсных интервалов тиреотропного гормона для российской популяции | Ольховик

1. Zimmermann M., Boelaert K. Iodine deficiency and thyroid disorders. The Lancet Diabetes & Endocrinology. 2015, 3 (4), 286–295. DOI: 10.1016/s2213–8587(14)70225–6.

2. Clinical and Laboratory Standards Institute (CLSI). Defining, Establishing, and Verifying Reference Intervals in the Clinical Laboratory — Approved Guideline — Third Edition — CLSI Document EP28-A3c. (ISBN 1–56238–682–4) Clinical and Laboratory Standards Institute, 940 West Valley Road, Suite 1400, Wayne, PA, 19087–1898, USA, 2010.

3. Теряева Н. Б., Мошкин А. В. Граница референсного диапазона ТТГ: многолетняя дискуссия и возможности современной постаналитики. Клиническая лабораторная диагностика. 2016, 61 (11).

4. Jensen E., Hyltoft Petersen P., Blaabjerg O., Hansen P. S., Brix T. H., Hegeds L. Establishment of a serum thyroid stimulating hormone (TSH) reference interval in health adults. The importance of environmental factors, including thyroid antibodies. Clin Chem Lab Med. 2004; 42 (7): 824–832.

5. Zöphel K., Wunderlich G., Kotzerke J. Should we really determine a reference population for the definition of thyroid-stimulating hormone reference interval. Clin Chem. 2006; 52 (2): 329–330.

6. Fatourechi V. Editorial: upper limit of normal serum thyroid hormone: a moving and now an aging target? // Journal of Clinical Endocrinology & Metabolism. 2007; 92 (12): 4560–4562.

7. Farrell C., Nguyen L., Carter A. Data mining for age-related TSH reference intervals in adulthood. Clinical Chemistry And Laboratory Medicine (CCLM). 2017, 55 (10). DOI: 10.1515/cclm-2016–1123.

8. Surks M. I., Boucai L. Ageand race-based serum thyrotropin reference limits. J Clin Endocrinol Metab. 2010; 95(2): 496–502.

9. Hollowell J. G., Staehling N. W., Flanders W. D., Hannon W. H., Gunter E. W., Spencer C. A., Braverman LE. Serum TSH T(4), and thyroid antibodies in the United States population (1988–1994): National Health and Nutrition Examination Survey (NHANES III). J Clin Endocrinol Metab. 2002; 87: 489–99.

10. Kratzsch J., Fiedler G. M., Leichtle A., Brigel M., Buchbinder S., Otto L. et al. New reference intervals for thyrotropin and thyroid hormones based on National Academy of Clinical Biochemistry criteria and regular ultrasonography of the thyroid. Clin Chem. 2005; 51: 1480–1486.

11. Hamilton T. E., Davis S., Onstad L., Kopecky K. J. Thyrotropin levels in a population with no clinical, autoantibody, or ultrasonographic evidence of thyroid disease; implications for the diagnosis of subclinical hypothyroidism. J Clin Endocrinol Metab. 2008; 93: 1224–1230.

12. Völzke H., Alte D., Kohlmann T., L?demann J., Nauck M., John U., Meng W. Reference intervals of serum thyroid function tests in a previously iodine-defi cient area. Thyroid. 2005. 15: 279–85.

13. Baloch Z., Carayon P., Conte-Devoix B., Demers L. M., Feldt-Rasmussen U., Henry J. F. et al. Laboratory medicine practice guidelines: laboratory support for the diagnosis and monitoring of thyroid disease. Thyroid. 2003; 13: 3–126.

14. Baskin H. J., Cobin R. H., Duick D. S., Gharib H., Guttler R. B., Kaplan M. M., Segal R. L. American Association of Clinical Endocrinologists medical guidelines for clinical practice for the evaluation and treatment of hyperthyroidism and hypothyroidism. Endocr Pract. 2002; 8 (6): 457–469.

15. А. В. Подзолков, В. В. Фадеев. Гипотиреоз, субклинический гипотиреоз, высоконормальный уровень ТТГ. Клиническая и экспериментальная тиреоидология. 2009, том 5, № 2.

16. Desirable Biological Variation Database specifications — Westgard. Retrieved from westgard.com/biodatabase1.htm.

17. ГОСТ Р 53133.2–2008 «Технологии лабораторные клинические. Контроль качества клинических лабораторных исследований. Часть 2. Правила проведения внутрилабораторного контроля качества количественных методов клинических лабораторных исследований с использованием контрольных материалов». [Ссылка активна на 16.04.2018]. Доступно по ссылке: docs.cntd.ru/document/1200072567 (11).

18. ГОСТ ISO 17511–2011 «Изделия медицинские для диагностики in vitro. Измерение величин в биологических пробах. Метрологическая прослеживаемость значений, приписанных калибраторам и контрольным материалам». [Ссылка активна на 16.04.2018]. Доступно по ссылке: docs.cntd.ru/document/1200098671 (12).

19. Grossi, E. The RELAB Project: a new method for the formulation of reference intervals based on current data. / E. Grossi, R. Colombo, S. Cavuta, C. Franzini // Clin Chem. 2005; 51: 1232–40. 10.1373/clinchem.2005.047787.

20. Фадеев В. В. Нормативы уровня ТТГ: нужны ли изменения. Клиническая тиреоидология. 2004, 2 (3): 5–9.

21. Подзолков А. В., Фадеев В. В. Гипотиреоз, субклинический гипотиреоз, высоконормальный уровень ТТГ. Клиническая и экспериментальная тиреодология. 2009; 5 (2): 4–16.

22. Spencer. Clinical implications of the new TSH reference range. AACC Expert Access. August 15, 2006. aacc.org/events/expert_access/2006/tshrange/pages/default.aspx.

23. Bhattacharya C. A simple method of resolution of a distribution into Gaussian components. / C. G. Bhattacharya // Biometrics. 1967; 23: 115–35. 10.2307/2528285.

24. Sarkar R. TSH comparison between chemiluminescence (Architect) and electrochemiluminescence (Cobas) immunoassays: an Indian population perspective. Indian journal of clinical biochemistry. 2014; 29 (2): 189–195.

Тиреотропный гормон (ТТГ): исследования в лаборатории KDLmed

Тиреотропный гормон (ТТГ) – основной регулятор функции щитовидной железы, синтезирующийся гипофизом – небольшой железой, которая расположена на нижней поверхности головного мозга. Основная его функция – поддерживать постоянную концентрацию тиреоидных гормонов, которые регулируют процессы образования энергии в организме. Когда их содержание в крови понижается, гипоталамус высвобождает гормон, стимулирующий секрецию ТТГ гипофизом.

Синонимы русские

Тиреостимулирующий гормон, тиреотропин, ТТУ.

Синонимы английские

Thyroid-stimulating Hormone (THS), Thyrotropin.

Метод исследования

Иммунохемилюминесцентный анализ.

Единицы измерения

МкМЕ/мл (микромеждународная единица на миллилитр).

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Венозную кровь.

Как правильно подготовиться к исследованию?

  • Не принимать пищу в течение 2-3 часов перед исследованием (можно пить чистую негазированную воду).
  • Исключить приём стероидных и тиреоидных гормонов за 48 часов до сдачи анализа (по согласованию с врачом).
  • Исключить физическое и эмоциональное перенапряжение за 24 часа до исследования.
  • Не курить в течение 3 часов до исследования.

Общая информация об исследовании

Тиреотропный гормон (ТТГ) вырабатывается гипофизом, небольшой железой, расположенной на нижней поверхности головного мозга позади синусной впадины. Он регулирует выработку гормонов щитовидной железы (тироксина и трийодтиронина) по «системе обратной связи», которая позволяет поддерживать стабильную концентрацию этих гормонов в крови. При снижении концентрации тиреоидных гормонов повышается секреция тиреотропного гормона и стимулируется их выработка щитовидной железой, и наоборот – при повышении концентрации тироксина и трийодтиронина секреция тиреотропного гормона падает. Гормоны щитовидной железы являются основными регуляторами расхода энергии в организме, и поддержание их концентрации на необходимом уровне крайне важно для нормальной деятельности практически всех органов и систем.

Дисфункция гипофиза может вызывать повышение или понижение уровня тиреотропного гормона. При повышении его концентрации тиреоидные гормоны выделяются в кровь в аномальных количествах, вызывая гипертиреоз. При снижении концентрации тиреотропного гормона выработка тиреоидных гормонов также снижается и развиваются симптомы гипотиреоза.

 

Причинами нарушения выработки тиреотропного гормона могут быть заболевания гипоталамуса, который начинает продуцировать повышенные или пониженные количества тиреолиберина – регулятора секреции ТТГ гипофизом. Заболевания щитовидной железы, сопровождающиеся нарушением секреции тиреоидных гормонов, могут опосредованно (по механизму обратной связи) влиять на секрецию тиреотропного гормона, вызывая понижение или повышение его концентрации в крови.

Для чего используется исследование?

  • Для оценки состояния щитовидной железы.
  • Для контроля за терапией заболеваний щитовидной железы.
  • Для диагностики нарушения функции щитовидной железы у новорождённых.
  • Для диагностики женского бесплодия и контроля за его лечением.

Когда назначается исследование?

  1. При увеличении щитовидной железы, а также при симптомах гипер- и гипотиреоза. 
    • Симптомы гипертиреоза:
      • учащённое сердцебиение,
      • повышенная тревожность,
      • снижение массы тела,
      • бессонница,
      • дрожание рук,
      • слабость, быстрая утомляемость,
      • диарея,
      • непереносимость яркого света,
      • снижение остроты зрения,
      • отечность вокруг глаз, их сухость, гиперемия, выпучивание.
    • Симптомы гипотиреоза:
      • сухость кожи,
      • запоры,
      • непереносимость холода,
      • отеки,
      • выпадение волос,
      • слабость, повышенная утомляемость,
      • нарушение менструального цикла у женщин.
  • Через регулярные интервалы времени анализ может назначаться для контроля за эффективностью терапии заболеваний щитовидной железы. Уровень ТТГ часто оценивается у новорождённых, входящих в группу риска по заболеваниям щитовидной железы.

Что означают результаты?

Референсные значения

Возраст Референсные значения
0,7 — 11 мкМЕ/мл
4 месяца — 1 год 0,7 — 8,35 мкМЕ/мл
1 — 7 лет 0,7 — 6 мкМЕ/мл
7 — 12 лет 0,6 — 4,8 мкМЕ/мл
12 — 20 лет 0,5 — 4,3 мкМЕ/мл
> 20 лет 0,3 — 4,2 мкМЕ/мл

Причины повышения концентрации тиреотропного гормона:

  • гипотиреоз (первичный и вторичный),
  • опухоль гипофиза (тиреотропинома, базофильная аденома),
  • тиреоидит Хашимото,
  • синдром нерегулируемой секреции ТТГ,
  • тиротропин-секретирующие опухоли легкого,
  • надпочечниковая недостаточность,
  • преэклампсия,
  • отравления свинцом,
  • психические заболевания.

Причины понижения концентрации тиреотропного гормона:

  • диффузный токсический зоб,
  • ТТГ-независимый тиреотоксикоз,
  • тиреотоксическая аденома (болезнь Пламмера),
  • гипертиреоз беременных,
  • аутоиммунный тиреоидит с проявлениями тиреотоксикоза,
  • психические заболевания,
  • кахексия.

Повышение и понижение уровня тиреотропного гормона указывает на нарушения в регуляции функции щитовидной железы, однако выяснить точную их причину по одному лишь уровню ТТГ часто невозможно. Обычно для этого дополнительно определяют уровень тироксина (Т4) и трийодтиронина (Т3).

Важные замечания

  • Следующие лекарственные препараты могут приводить к завышению концентрации тиреотропного гормона: фенитоин, атенолол, кломифен, мотилиум, метопролол, вальпроевая кислота, пропранолол, амиодарон, кальцитонин, преднизолон, морфин, производные фенотиазина, бензеразид, аминоглютетимид, метоклопрамид, фуросемид, иодиды, ловастатин, метимазол, дифенин, рифампицин.
  • Уровень тиреотропного гормона отражает ситуацию в системе гипофиз – щитовидная железа за последние 3-6 недель, поэтому контрольное определение концентрации ТТГ в крови желательно проводить через 2 месяца после корректировки дозы препаратов, влияющих на уровень гормона.
  • На уровень тиреотропного гормона может влиять физическая и эмоциональная нагрузка, острые инфекционные заболевания. 
  • В некоторых исследованиях было показано изменение уровня ТТГ в течение дня. Поэтому в целях мониторинга концентрации ТТГ рекомендуется сдавать анализ в одно и то же время суток. 
  • У беременных в III триместре уровень ТТГ может быть повышенным.

Также рекомендуется

Кто назначает исследование?

Эндокринолог, терапевт, педиатр, гинеколог, невролог, хирург.

Овариальный резерв и аутоиммунные заболевания щитовидной железы | Григорян

Среди эндокринных расстройств у женщин репродуктивного возраста лидирует патология щитовидной железы. Субклинический гипотиреоз может приводить к нерегулярности менструального цикла, синдрому «хронической» ановуляции, ассоциации гипотиреоза с бесплодием, что свидетельствует о влиянии тиреоидного статуса на рост и созревание фолликулов [1]. Данное наблюдение привело к рекомендациям в назначении препаратов тироксина желающим забеременеть женщинам при уровне тиреотропного гормона (ТТГ) от 2,5 мкМЕ/мл и выше [2]. Однако результаты клинических исследований, касающихся данного вопроса, противоречивы. Так, исследование Reh и соавт. показало отсутствие различий в частоте наступления беременности и родов в программах экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) при выборе порогового значения ТТГ 2,5 или 4,5 мкМЕ/мл [3], в другом исследовании уровень ТТГ менее 2,5 мкМЕ/мл и уровень антимюллерова гормона (АМГ) более 1,4 нг/мл оказались независимыми предикторами достижения успешной беременности с родами при необъяснимом бесплодии [4]. Выявлена взаимосвязь между наличием аутоиммунной патологии щитовидной железы и снижением фертильности даже при нормальном уровне ТТГ [5, 6, 7], однако результаты также противоречивы.

Целью настоящего обзора, выполненного в рамках гранта РНФ № 17-75-30035, является систематизация современной информации о влиянии аутоиммунной патологии щитовидной железы на репродуктивную функцию женщин. Для понимания методологических подходов к изучению указанной проблемы необходимо коротко остановиться на основных понятиях репродуктивной медицины.

Под овариальным резервом понимают функциональный резерв яичника, который определяет способность последнего к развитию здорового фолликула с полноценной яйцеклеткой и адекватному ответу на овариальную стимуляцию. Овариальный резерв отражает количество находящихся в яичниках фолликулов (примордиальный пул и растущие фолликулы) и зависит от физиологических и патофизиологических факторов. Подавляющее большинство показателей овариального резерва характеризует гормонзависимую стадию роста фолликулов. К ним относятся определение базальных уровней фолликулостимулирующего гормона (ФСГ), ингибина В, эстрадиола, лютеинизирующего гормона (ЛГ), а также ультразвуковое определение числа антральных фолликулов и объема яичников [8]. Однако в последние годы в результате целого ряда исследований установлено, что наиболее чувствительным маркером овариального резерва является сывороточный уровень АМГ, продуцируемого клетками гранулезы фолликулов от преантральных стадий созревания до стадии больших антральных фолликулов [8, 9]. Овариальный резерв наряду с возрастом пациентки, видом протокола контролируемой гиперстимуляции яичников и дозой гонадотропина является одним из важнейших факторов, оказывающих влияние на успех вспомогательных репродуктивных технологий.

Одно из первых исследований, посвященных оценке связи наличия аутоиммунных антител и фертильности, провели Wilson C. и соавт. в 1975 г. [10]. Авторы показали отсутствие зависимости между наличием антитиреиодных антител (АТА) и репродуктивной функцией. Однако спустя 20 лет, в исследовании Roussev R.G. и соавт. [11] частота выявления АТА у больных с бесплодием оказалась равна 8% против 0% в группе контроля.

В 1997 г. Geva E. и соавт. [12] провели исследование, в которое включили 40 больных с идиопатическим (необъяснимым) бесплодием, 40 пациенток с бесплодием вследствие обструкции маточных труб и 40 здоровых, ранее не рожавших женщин. Оценивали уровни АТА к микросомальной фракции тироцитов и к тиреоглобулину (АТ-ТГ). Частота выявления АТА составила 20% в группе идиопатического бесплодия, 17,5% – в группе с патологией маточных труб и только 5% в группе здоровых добровольцев (p<0,05 при сравнении по данному параметру между здоровыми женщинами и обеими группами больных бесплодием).

В дальнейшем такая корреляция была подтверждена: в одном ретроспективном исследовании частота выявления ATA у больных, вошедших в программы ВРТ, составила 19% против 15% в группе контроля [13], в другом исследовании частота выявления аутоантител (включая антитела к тиреопероксидазе (АТ-ТПО) и АТ-ТГ) также оказалась выше в группе больных с бесплодием. В то же время в исследовании 2001 г. Reimand K. и соавт. [14] показали отсутствие различий в частоте выявления АТА в группе женщин с бесплодием и в группе контроля.

В нескольких исследованиях показана ассоциация между выявлением АТА и специфическими причинами бесплодия. Так, Poppee K. и соавт. [15] провели проспективное исследование с участием 438 женщин (средний возраст 32±5 лет) с бесплодием различной этиологии и 100 здоровых женщин, сопоставимых по возрасту. Целью исследования явилось сравнение распространенности аутоиммунных заболеваний щитовидной железы и латентных нарушений ее функции. В 45% случаев основной причиной бесплодия являлась патология у партнерши, из них 11% – эндометриоз, 30% – заболевания маточных труб и 59% – овариальная дисфункция. Мужской фактор имел место в 38% случаев, идиопатическое бесплодие – в 17%. В целом средний уровень ТТГ оказался достоверно выше в группе женщин с бесплодием по сравнению со здоровыми женщинами (1,3 против 1,2 мМЕ/л). Выходящий за нормальные пределы уровень ТТГ встречался в группах одинаково часто. АТ-ТПО чаще определялись у женщин из бесплодных пар, чем у здоровых (14% и 8% соответственно), однако различия не достигали статистической значимости. В то же время в парах с женским фактором бесплодия носительство АТА выявлялось гораздо чаще, чем в группе контроля: 18% против 8%, при этом наибольший процент позитивных по АТ-ТПО женщин наблюдался у больных эндометриозом с бесплодием. В группе пар с бесплодием повышение уровня АТА сопровождалось значимо большей частотой выявления гипо- и гиперфункции щитовидной железы по сравнению с женщинами из той же группы, но с нормальным уровнем АТ-ТПО. Таким образом, в данном исследовании среди женщин с бесплодием значимо чаще встречалась аутоиммунная патология щитовидной железы, причем более всего указанная закономерность была характерна для больных эндометриозом. Аналогичные результаты получили Abalovich M. и соавт. [16] (частота выявления АТА в группе больных бесплодием с эндометриозом 25% против 14% в группе здоровых женщин). Есть также сообщения о большей частоте выявления АТА у больных бесплодием с синдромом поликистозных яичников (СПКЯ) [7, 17] и преждевременной недостаточностью яичников [16].

В таблице 1 представлено сравнение частоты позитивности по АТА у больных бесплодием и у здоровых женщин.

Таблица 1. Сравнение частоты позитивности по АТА у больных бесплодием и у здоровых женщин.

Ссылка

Частота выявления АТА при бесплодии

Частота выявления АТА у здоровых женщин

Уровень значимости различий (p)

Geva et al. [12]

20% (идиопатическое есплодие)

17,5% (трубное бесплодие)

5%

<0,05

Poppee et al. [15]

18% (при женском факторе бесплодия)

8%

<0,05

Abalovich et al. [16]

25% (бесплодие + эндометриоз)

14%

<0,05

Grassi G. и соавт. [18] изучили уровень ТТГ, свободного тироксина, а также уровни антител к микросомам и антител к тиреоглобулину у 149 женщин с бесплодием. В случае отклонения каких-либо из изученных лабораторных параметров от нормы дополнительно проводили ультразвуковое исследование (УЗИ) щитовидной железы и определяли неспецифические аутоиммунные антитела. Несмотря на то что авторы обнаружили более высокую частоту выявления АТА у больных с бесплодием, само по себе наличие такого лабораторного феномена не влияло на вероятность наступления беременности.

Muller A.F. и соавт. [19] в исследовании с участием 173 женщин, которым проводилось ЭКО, определяли уровни АТ-ТПО и ТТГ. В рамках дополнительного исследования случай-контроль также измеряли уровни антикардиолипиновых антител. Целью исследования явилась оценка частоты выкидышей в зависимости от указанных выше параметров. У 54 из 173 женщин наступила беременность (31%), при этом частота достижения беременности у больных, позитивных по АТА, оказалась выше – 48% (12 из 25) против 28% (42 из 148). В группе позитивных по АТ-ТПО больных частота выкидышей составила 33% (4 из 12), в группе сравнения – 19% (8 из 42), однако различия не достигали статистической значимости. Наличие антикардиолипиновых антител в данном исследовании также не было связано с частотой выкидышей. Авторы пришли к выводу, что наличие АТА до беременности, во-первых, не уменьшает вероятность наступления беременности и, во-вторых, не связано с повышением риска выкидышей в программах ЭКО.

Kilic S. и соавт. [20] в исследовании с участием 69 женщин с идиопатическим бесплодием изучили исходы ЭКО, толщину эндометрия и эмбриологические параметры в зависимости от статуса по АТА. В исследование вошли женщины, сопоставимые по возрасту, индексу массы тела (ИМТ), базальному гормональному профилю и протоколу индукции овуляции. В зависимости от результатов тестирования на АТА были выделены три группы: негативные (n=31), позитивные (n=23), позитивные в медикаментозном эутиреозе (n=15). Различий между группами в количестве полученных и оплодотворенных яйцеклеток, толщине эндометрия, характеристиках эмбрионов выявлено не было. Однако частота достижения клинической беременности оказалась статистически значимо ниже в группе больных с наличием АТ-ТПО (p=0,024). В таблице 2 приведено сравнение частоты успешной беременности у больных бесплодием в зависимости от статуса по АТА.

Таблица 2. Частота наступления беременности в программах ЭКО у больных бесплодием в зависимости от статуса по АТА

Ссылка

Позитивные по АТА

Негативные по АТА

Уровень значимости различий (p)

Muller et al. [19]

48%

28%

0,05

Kilic et al. [20]

13,3% (у больных с медикаментозно компенсированным гипотиреозом)

30,4% (у больных с эутиреозом)

41,9%

0,24 (при сравнении групп негативных по АТА и позитивных по АТА)

Несмотря на более чем 40-летнюю историю изучения связи аутоиммунных заболеваний щитовидной железы и фертильности, интерес к этой проблеме не уменьшается до сих пор. В последние годы проведено несколько хорошо спланированных исследований, призванных с учетом доступных на данном этапе развития медицинской науки методов исследования, включая изучение высокочувствительных биомаркеров, установить влияние статуса по АТА на овариальный резерв.

Целью исследования В.А. Гурьевойи соавт. [21] явилось установление овариального резерва у женщин групп риска и значимости факторов, его определяющих. В исследование были включены 174 женщины репродуктивного возраста с нарушенной фертильной функцией, которые составили основную группу, в группу сравнения вошли 30 женщин с ненарушенной репродукцией. На этапе отбора женщины были рандомизированы по возрасту, социальному статусу, роду занятий, месту проживания, соматической и гинекологической патологии. Оценку состояния овариального резерва у женщин сравниваемых групп проводили путем определения уровня половых гормонов в сыворотке крови (ФСГ, ЛГ, эстрадиола и АМГ), а также оценивали ультразвуковые параметры овариального резерва (объем яичников и количество антральных фолликулов). Для определения вероятного аутоиммунного повреждения яичников исследовались АТА. У 8,8% женщин с нарушенной репродукцией было выявлено повышение АТА, средние показатели которого составили 380±111,4 МЕ/мл. У 5,5% женщин со сниженным овариальным резервом был установлен диагноз аутоиммунный тиреоидит, эутиреоидный, и в 30,8% случаев – гипотиреоз.

Pirgon O. и соавт. (2016) [22] изучили овариальную функцию и овариальный резерв у девушек с впервые выявленным хроническим аутоиммунным тиреоидитом (тиреоидитом Хашимото) в состоянии эутиреоза. В исследование случай-контроль вошли 30 девушек (средний возраст 15,1±1,4 г) с высоким титром АТА и диффузной неоднородностью щитовидной железы по данным УЗИ и 30 здоровых сопоставимых по возрасту девушек. Оценивали такие параметры, как уровень антиовариальных антител (АОА), отношение уровней ЛГ к уровню ФСГ (ЛГ/ФСГ), уровни эстрадиола, АМГ, ингибина-В, общего тестостерона, количество антральных фолликулов, объем яичников и длину матки. Различий между группами по таким параметрам, как отношение ЛГ/ФСГ, уровень эстрадиола и ингибина В не было. В то же время уровни АОА, АМГ и тестостерона были достоверно выше в группе больных аутоиммунным тиреоидитом (p=0,02, p=0,07 и p=0,03 соответственно). У девушек с аутоиммунным тиреоидитом уровень АОА положительно коррелировал с отношением ЛГ/ФСГ (p=0,03), уровнями АМГ (p=0,01) и ингибина В (p<0,001). Авторы пришли к выводу, что по результатам всех проведенных тестов у девушек с хроническим аутоиммунным тиреоидитом сохраняется нормальный овариальный резерв. При этом повышение титра АОА, ассоциированное с повышением АТА, требует настороженности в отношении возможности развития преждевременной недостаточности яичников у этих девушек, что планируется оценить в отдаленной перспективе.

Tuten A. и соавт. [23] также изучили влияние статуса по АТА на овариальный резерв. В исследование включили 22 женщины репродуктивного возраста с аутоиммунным тиреоидитом Хашимото в стадии гипотиреоза, получавших терапию тироксином, группу контроля составили 49 здоровых женщин, сопоставимых по возрасту. Авторы показали, что овариальный резерв у больных аутоиммунным тиреоидитом не только не был снижен, но и превышал таковой у здоровых добровольцев (достоверно более высокий уровень АМГ), при этом количество антральных фолликулов у женщин двух групп было сопоставимо. Тем не менее авторы указывают, что АТА ассоциированы с развитием СПКЯ, с наличием которого в латентной стадии и может быть связано повышение уровня АМГ.

Magri F. и соавт. [24] провели крупное исследование с целью изучить зависимость между статусом по АТА и овариальным резервом. В исследование вошли 288 женщин моложе 40 лет с пониженной фертильностью в состоянии эутиреоза. Позитивными по АТА была 55 из них. До проведения контролируемой гиперстимуляции яичников измеряли сывороточные уровни АМГ, ФСГ, ЛГ, эстрадиола, ТТГ. Рассчитывали также отношение между сывороточной концентрацией эстрадиола (E2) в день извлечения яйцеклеток и общей введенной дозой рекомбинантного ФСГ (E2/рФСГ). Сывороточный уровень АМГ достоверно коррелировал со значением отношения E2/рФСГ, общей введенной дозой рФСГ и количеством зрелых (M II) яйцеклеток независимо от статуса по АТА. При низких значениях АМГ наличие АТА не оказывало дополнительного влияния на исходы контролируемой гиперстимуляции яичников, однако при высоких значениях АМГ наличие АТА оказывало существенное воздействие на отношение E2/рФСГ, общую дозу рФСГ и количество зрелых яйцеклеток. Авторы пришли к заключению, что при низком уровне АМГ отмечается плохой ответ на контролируемую гиперстимуляцию яичников независимо от наличия АТА, в то время как при высоком уровне АМГ, свидетельствующем о хорошем овариальном резерве, АТА ухудшают исходы контролируемой гиперстимуляции яичников.

Крупное поперечное ретроспективное исследование N.P. Polyzos и соавт. [25] также посвящено изучению вопроса, приводят ли аутоиммунные заболевания щитовидной железы к снижению овариального резерва. Информация из карт 4894 женщин была взята из архива центра репродуктивной медицины университетской больницы Брюсселя. Оценивали влияние уровней АМГ, свободного тироксина, ТТГ и АТ-ТПО на исход. Судя по уровню АМГ, у 3929 пациенток отмечался нормальный овариальный резерв, сниженный – у 487 и высокий – у 478. Уровни ТТГ и свободного тироксина не различались между группами с разным овариальным резервом. Частота выявления АТ-ТПО среди женщин с низким, нормальным и высоким уровнями АМГ также не различалась (12,1%, 10,3% и 9,8% соответственно, p=0,423). Субклинический или скрытый гипотиреоз также выявлялся с одинаковой частотой в разных группах. При этом у больных с генетическими причинами сниженного овариального резерва частота латентного или субклинического гипотиреоза была достоверно выше, чем в группе с необъяснимым снижением (25% против 3,2%, p=0,002, и 18,8% против 1,6%, p=0,004). При этом гипотиреоз встречался одинаково часто при снижении овариального резерва разной этиологии.

В то же время Saglam F. и соавт. [26] пришли к противоположному результату. В исследование включали женщин репродуктивного возраста (моложе 40 лет), 85 с наличием АТА и 80 здоровых добровольцев. Подробно изучали репродуктивный анамнез (количество беременностей, их исходы), а также в фолликулярную фазу проводили измерение уровней гонадотропинов, стероидов, АМГ и ингибина В. Количество беременностей и живорождений было меньше в группе женщин с аутоиммунными заболеваниями щитовидной железы (p<0,01). Различий в уровнях ФСГ, эстрадиола или ингибина В не было. Однако уровень АМГ оказался достоверно ниже у больных с носительством АТА по сравнению с контролем (1,16±0,17 против 1,28±0,25 нг/мл, p=0,001). Даже после поправки на возраст наличие АТА значимо и независимо определяло более низкий уровень АМГ (множественный регрессионный анализ, t=2,674, p=0,008). Авторы пришли к заключению, что, по всей видимости, аутоиммунные заболевания щитовидной железы предопределяют снижение овариального резерва. Ayesha и соавт. [27] показали, что аутоиммунные заболевания щитовидной железы – наиболее частая аутоиммунная патология у больных с преждевременной недостаточностью яичников.

Weghofer A. и соавт. [28] решили выяснить, что же на самом деле влияет на овариальный резерв: сниженная функция щитовидной железы или ее аутоиммунная патология. В исследование включили 225 больных бесплодием женщин, средний возраст 38,4±5 лет. За нормальный уровень ТТГ приняли интервал от 0,4 до 4,5 мкМЕ/мл и оценили уровень АМГ в зависимости от уровня ТТГ менее 3 или от 3 и более мкМЕ/мл. Также определяли уровень АТА: АТ-ТПО, АТ-ТГ и антитела к тиреоидным рецепторам. Средний уровень АМГ составил 1,3±2,0 нг/мл, средний уровень ТТГ 1,8±0,9 мкЕД/мл. АТА были выявлены у 11,1% больных. У женщин с уровнем ТТГ менее 3 мкМЕ/мл уровень АМГ оказался достоверно выше, чем у больных с ТТГ ≥ 3 мкМЕ/мл (p=0,03). Это различие сохранялось после поправки на статус по АТА и возраст. По мнению авторов, их наблюдение подтверждает тот факт, что овариальный резерв зависит именно от функции щитовидной железы, а не от носительства АТА. В связи с этим они полагают, что с целью увеличения овариального резерва может быть целесообразно назначение тироксина больным с уровнем ТТГ ≥ 3 мкМЕ/мл.

Таким образом, литературные данные независимо от давности проведенных исследований и диагностических возможностей как для выявления аутоиммунной патологии щитовидной железы, так и для определения овариального резерва, противоречивы. В то же время очевидно, что даже выявление корреляции между носительством АТА и снижением параметров, характеризующих овариальный резерв, не доказывает причинно-следственных связей. Авторы, утверждающие существование такой связи, предлагают различные гипотезы патогенеза недостаточности яичников и патологии беременности при аутоиммунных заболеваниях щитовидной железы. Одно из объяснений – субклинический гипотиреоз или неспособность щитовидной железы адекватно ответить на запрос, возникающий при гиперстимуляции яичников или во время беременности [29, 30].

Интересная гипотеза на основании результатов собственного исследования высказана Monteleone P. и соавт. [31]. В проспективное наблюдательное исследование включили 31 пациентку с первичным бесплодием в связи с мужским или трубным фактором с базальным уровнем ФСГ на третий день менее 10 МЕ/л и хорошим ответом на контролируемую гиперстимуляцию яичников (более 3 фолликулов не менее 18 мм в конце цикла стимуляции). Определяли уровни АТА (АТ-ТГ, АТ-ТПО), по результатам больных разделили на две группы: позитивных по АТА (n=14) и негативных по АТА (n=17, группа контроля). В качестве критериев исключения выступали другие аутоиммунные заболевания, СПКЯ и эндометриоз. При выполнении процедур ВРТ в день извлечения яйцеклетки путем тонкоигольной аспирации отбирали образцы фолликулярной жидкости для анализа на уровень АТА. Оказалось, что у больных, позитивных по АТА, они определяются и в фолликулярной жидкости, причем уровень их составляет приблизительно половину от уровня в плазме крови. При этом наличие АТА ассоциировалось со снижением частоты успешного оплодотворения, получения эмбрионов класса А и наступления беременности, а также с увеличением частоты раннего невынашивания. По мнению авторов, АТА могут вызывать антителозависимую цитотоксичность в растущем фолликуле, повреждать созревающую яйцеклетку, снижая ее потенцию к дальнейшему развитию и последующей имплантации эмбриона.

Есть и другие доказательства того, что АТА могут перекрестно реагировать с клетками яичника, в том числе с яйцеклетками. Так, Kelkar R.L. и соавт. [32] показали, что у 5 из 8 женщин с преждевременной недостаточностью яичников и наличием антител к прозрачной оболочке яйцеклетки (zona pellucida) выявлялись АТА, при этом антитела к прозрачной оболочке перекрестно реагировали с антигенами прозрачной оболочки яйцеклеток других видов (овцы, обезьяны, свиньи, мыши), а из других тканей у мышей имели сродство только к щитовидной железе. Следовательно, можно предположить и аффинность АТА к яйцеклеткам.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, данные о влиянии носительства АТА на репродуктивную функцию женщин противоречивы, а целесообразность включения их в скрининговое обследование у женщин, получающих лечение в рамках программ ВРТ, дискутабельна. На данный момент нет единого подхода к интерпретации результатов такого тестирования и доказательных рекомендаций относительно изменений лечебной тактики в зависимости от статуса пациенток по АТА. Для ответа на эти вопросы необходимо проведение крупных, хорошо спланированных рандомизированных контролируемых клинических исследований, которые позволят выявить возможные патогенетические связи между снижением овариального резерва и наличием аутоиммунной патологии щитовидной железы, а также сформулировать рекомендации по персонифицированному лечению больных для улучшения репродуктивного здоровья.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Источник финансирования. Работа выполнена в рамках гранта Российского научного фонда «Аутоиммунные эндокринопатии с полиорганными поражениями: геномные, постгеномные и метаболомные маркеры. Генетическое прогнозирование рисков, мониторинг, ранние предикторы, персонализированная коррекция и реабилитация» (Грант РНФ № 17-75-30035).

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Участие авторов. Все авторы внесли значимый вклад в проведение исследования и подготовку статьи, прочли и одобрили финальную версию статьи перед публикацией.

1. Poppe K, Velkeniers B. Female infertility and the thyroid. Best Pract Res Clin Endocrinol Metab. 2004;18(2):153-165. doi: 10.1016/j.beem.2004.03.004

2. Mintziori G, Anagnostis P, Toulis KA, Goulis DG. Thyroid diseases and female reproduction. Minerva Med. 2012;103(1):47-62. PMID: 22278068

3. Reh A, Grifo J, Danoff A. What is a normal thyroid-stimulating hormone (TSH) level? Effects of stricter TSH thresholds on pregnancy outcomes after in vitro fertilization. Fertil Steril. 2010;94(7):2920-2922. doi: 10.1016/j.fertnstert.2010.06.041

4. Murto T, Bjuresten K, Landgren B-M, Stavreus-Evers A. Predictive value of hormonal parameters for live birth in women with unexplained infertility and male infertility. Reprod Biol Endocrinol. 2013;11(1):61. doi: 10.1186/1477-7827-11-61

5. Krassas GE, Perros P, Kaprara A. Thyroid autoimmunity, infertility and miscarriage. Expert Rev Endocrinol Metab. 2008;3(2):127-136. doi: 10.1586/17446651.3.2.127

6. Geva E, Lessing JB, Lerner-Geva L, et al. The Presence of Antithyroid Antibodies in Euthyroid Patients With Unexplained Infertility and Tubal Obstruction. Am J Reprod Immunol. 1997;37(2):184-186. doi: 10.1111/j.1600-0897.1997.tb00210.x

7. Janssen O, Mehlmauer N, Hahn S, et al. High prevalence of autoimmune thyroiditis in patients with polycystic ovary syndrome. Eur J Endocrinol. 2004;37(2):363-369. doi: 10.1530/eje.0.1500363

8. Боярский К.Ю., Гайдуков С.Н., Чинчаладзе А.С. Факторы, определяющие овариальный резерв женщины // Журнал акушерства и женских болезней. – 2009. – Т.58. – №2. – С.65-71. [Boyarsky CY, Gaidukov SN, Chinchaladze AS. Factors which can predict ovarian reserve. Journal of obstetrics and women’s diseases. 2009;58(2):65-71. (In Russ.)]

9. Jamil Z, Fatima SS, Ahmed K, Malik R. Anti-Mullerian Hormone: Above and Beyond Conventional Ovarian Reserve Markers. Dis Markers. 2016;2016(2):1-9. doi: 10.1155/2016/5246217

10. Wilson C, Elstein M, Eade O., Lloyd R, Wright R. SMOOTH-MUSCLE ANTIBODIES IN INFERTILITY. Lancet. 1975;306(7947):1238-1239. doi: 10.1016/S0140-6736(75)92074-7

11. Roussev RG, Kaider BD, Price DE, Coulam CB. Laboratory Evaluation of Women Experiencing Reproductive Failure. Am J Reprod Immunol. 1996;35(4):415-420. doi: 10.1111/j.1600-0897.1996.tb00503.x

12. Geva E, Lessing JB, Lerner-Geva L, et al. The Presence of Antithyroid Antibodies in Euthyroid Patients With Unexplained Infertility and Tubal Obstruction. Am J Reprod Immunol. 1997;37(2):184-186. doi: 10.1111/j.1600-0897.1997.tb00210.x

13. Kutteh W. Increased prevalence of antithyroid antibodies identified in women with recurrent pregnancy loss but not in women undergoing assisted reproduction. Fertil Steril. 1999;71(5):843-848. doi: 10.1016/S0015-0282(99)00091-6

14. Reimand K, Talja I, Metsküla K, et al. Autoantibody studies of female patients with reproductive failure. J Reprod Immunol. 2001;51(2):167-176. doi: 10.1016/S0165-0378(01)00075-4

15. Poppe K, Glinoer D, Van Steirteghem A, et al. Thyroid Dysfunction and Autoimmunity in Infertile Women. Thyroid. 2002;12(11):997-1001. doi: 10.1089/105072502320908330

16. Abalovich M, Mitelberg L, Allami C, et al. Subclinical hypothyroidism and thyroid autoimmunity in women with infertility. Gynecol Endocrinol. 2007;23(5):279-283. doi: 10.1080/09513590701259542

17. Kachuei M, Jafari F, Kachuei A, Keshteli AH. Prevalence of autoimmune thyroiditis in patients with polycystic ovary syndrome. Arch Gynecol Obstet. 2012;285(3):853-856. doi: 10.1007/s00404-011-2040-5

18. Grassi G, Balsamo A, Ansaldi C, et al. Thyroid autoimmunity and infertility. Gynecol Endocrinol. 2001;15(5):389-396. doi: 10.1080/713602919

19. Muller A, Verhoeff A, Mantel M, Berghout A. Thyroid autoimmunity and abortion: a prospective study in women undergoing in vitro fertilization. Fertil Steril. 1999;71(1):30-34. doi: 10.1016/S0015-0282(98)00394-X

20. Kilic S, Tasdemir N, Yilmaz N, et al. The effect of anti-thyroid antibodies on endometrial volume, embryo grade and IVF outcome. Gynecol Endocrinol. 2008;24(11):649-655. doi: 10.1080/09513590802531112

21. Гурьева В.А., Куракина В.А. Оценка факторов, определяющих овариальный резерв у женщин с нарушенной репродуктивной функцией // Журнал акушерства и женских болезней. – 2012. – Т.61. – №6. – С.76-81. [Gur’eva VA, Kurakina VA. Evaluation factors, determining ovarian reserve in women with reproductive function disorders. Journal of obstetrics and women’s diseases. 2012;61(6):76-81. (In Russ.)]

22. Pirgon O, Sivrice C, Demirtas H, Dundar B. Assessment of ovarian reserve in euthyroid adolescents with Hashimoto thyroiditis. Gynecol Endocrinol. 2016;32(4):306-310. doi: 10.3109/09513590.2015.1116510

23. Tuten A, Hatipoglu E, Oncul M, et al. Evaluation of ovarian reserve in Hashimoto’s thyroiditis. Gynecol Endocrinol. 2014;30(10):708-711. doi: 10.3109/09513590.2014.926324

24. Magri F, Schena L, Capelli V, et al. Anti-Mullerian hormone as a predictor of ovarian reserve in ART protocols: the hidden role of thyroid autoimmunity. Reprod Biol Endocrinol. 2015;13(1):106. doi: 10.1186/s12958-015-0103-3

25. Polyzos NP, Sakkas E, Vaiarelli A, et al. Thyroid autoimmunity, hypothyroidism and ovarian reserve: a cross-sectional study of 5000 women based on age-specific AMH values. Hum Reprod. 2015;30(7):1690-1696. doi: 10.1093/humrep/dev089

26. Saglam F, Onal ED, Ersoy R, et al. Anti-Müllerian hormone as a marker of premature ovarian aging in autoimmune thyroid disease. Gynecol Endocrinol. 2015;31(2):165-168. doi: 10.3109/09513590.2014.973391

27. Ayesha, Jha V, Goswami D. Premature Ovarian Failure: An Association with Autoimmune Diseases. J Clin Diagn Res. 2016;10(10):10-12. doi: 10.7860/JCDR/2016/22027.8671

28. Weghofer A, Barad DH, Darmon S, et al. What affects functional ovarian reserve, thyroid function or thyroid autoimmunity? Reprod Biol Endocrinol. 2016;14(1):26. doi: 10.1186/s12958-016-0162-0

29. Poppe K, Glinoer D, Tournaye H, et al. Impact of Ovarian Hyperstimulation on Thyroid Function in Women with and without Thyroid Autoimmunity. J Clin Endocrinol Metab. 2004;89(8):3808-3812. doi: 10.1210/jc.2004-0105

30. Lazzarin N, Moretti C, De Felice G, et al. Further Evidence on the Role of Thyroid Autoimmunity in Women with Recurrent Miscarriage. Int J Endocrinol. 2012;2012(8):1-4. doi: 10.1155/2012/717185

31. Monteleone P, Parrini D, Faviana P, et al. Female Infertility Related to Thyroid Autoimmunity: The Ovarian Follicle Hypothesis. Am J Reprod Immunol. 2011;66(2):108-114. doi: 10.1111/j.1600-0897.2010.00961.x

32. Kelkar RL, Meherji PK, Kadam SS, et al. Circulating auto-antibodies against the zona pellucida and thyroid microsomal antigen in women with premature ovarian failure. J Reprod Immunol. 2005;66(1):53-67. doi: 10.1016/j.jri.2005.02.003


Тиреотропный гормон (ТТГ)

22. Клиническая лабораторная диагностика
22.01 Общий (клинический) анализ крови 400
22.02 Общий (клинический) анализ крови развернутый (5-diff) 500
22.02.1 Общий (клинический) анализ крови развернутый+микроскопия (5-diff) 600
22.03 Определение основных групп крови (А,В,0) и резус -принадлежности 400
22.04 Аллоиммунные антитела (включая антитела к Rh-антигену) 400
22.05 Общий (клинический анализ крови развернутый (5-diff) + подсчет числа тромбоцитов (по Фонио) 600
22.06 Длительность кровотечения по Дьюку 100
22.07 Свертываемость крови по Сухареву 100
22.08 Общий (клинический) анализ мочи 300
22.09 Общий анализ мочи (без микроскопии осадка) 250
22.09.1 Анализ мочи по Зимницкому 700
22.09.2 Трехстаканная проба мочи 600
22.10 Анализ мочи по Нечипоренко 200
22.11 Анализ эякулята с фоторегистрацией и MAR-тестом (Спермограмма) 1 800
22.13 Антиспермальные антитела IgG в сперме (прямой MAR-тест) 800
22.14 Определение фрагментации ДНК сперматозоидов 5 400
22.15 Посткоитальный тест 500
22.16 Микроскопическое исследование осадка секрета простаты 300
22.18 Микроскопическое исследование на грибковые заболевания (кожа, ногти, волосы) 300
22.19 Микроскопическое исследование на демодекоз 300
22.19.1 Микроскопическое исследование соскоба пораженной кожи (выявление чесоточного клеща/ Sarcoptes scabiei) 300
22.20 Соскоб урогенитальный на флору 350
22.22 Системная красная волчанка. Определение LE-клеток (микроскопия) 400
22.23 Цитологическое исследование биоматериала 500
22.24 Цитологическое исследование соскоба шейки матки и цервикального канала 500
22.25 Цитологическое исследование пунктата молочной железы (1 образование) 1 000
22.26 Цитологическое исследование отделяемого молочных желез (мазок-отпечаток) 500
22.27 Цитологическое исследование пунктата молочной железы (2 и более образований) 3 000
22.28 Гистологическое исследование (1 элемент) 1 400
22.29 Исследование на уреамикоплазмы с определением чувствительности к антибиотикам 1 550
22.29.1 Исследование на уреаплазму (Ureaplasma urealyticum) с определением чувствительности к антибиотикам 750
22.29.2 Исследование на микоплазму (Mycoplasma hominis) с определением чувствительности к антибиотикам 750
22.30 Бактериологическое исследование на микрофлору 1 150
22.31 Бактериологическое исследование отделяемого половых органов 1 150
22.32 Бактериологическое исследование мочи 1 150
22.33 Соскоб со слизистой носа на эозинофилы (нозограмма) 200
22.34 Соскоб на яйца гельминтов/энтеробиоз 300
22.35 Исследование кала на яйца гельминтов и простейшие 350
22.36 Копрологическое исследование 1 000
22.37 Бактериологическое исследование секрета простаты/эякулята с определением чувствительности к антимикробным препаратам 2 560
22.39 Исследование уровня ретикулоцитов в крови 195
22.40 Исследование уровня эозинофильного катионного белка в крови 675
23. ПЦР-диагностика показать
23.01 ПЦР-диагностика хламидии трахоматис (в соскобе) 265
23.02 ПЦР-диагностика хламидии трахоматис (в синовиальной жидкости) 380
23.03 ПЦР-диагностика уреаплазмы уреалитикум + парвум (в соскобе) 265
23.04 ПЦР-диагностика микоплазмы хоминис (в соскобе) 265
23.05 ПЦР-диагностика микоплазмы гениталиум (в соскобе) 265
23.06 ПЦР-диагностика гонококка (в соскобе) 265
23.07 ПЦР-диагностика гонококка (в синовиальной жидкости) 380
23.08 ПЦР-диагностика вируса герпеса 1,2 типа (в соскобе) 265
23.09 ПЦР-диагностика вируса герпеса 6 типа в крови 500
23.10 ПЦР-диагностика вируса герпеса 6 типа в крови (количественно) 980
23.11 ПЦР-диагностика цитомегаловируса (в соскобе) 265
23.12 ПЦР-диагностика трихомонады (в соскобе) 265
23.13 ПЦР-диагностика гарднереллы (в соскобе) 265
23.14 ПЦР-диагностика кандиды (в соскобе) 265
23.15 ПЦР-диагностика кандиды (в синовиальной жидкости) 380
23.16 ПЦР-диагностика кандиды — типирование (Candida albicans/glabrata/krusei) 610
23.16.1 Выявление и типирование возбудителей грибковых инфекций рода Candida,Malassezia, Saccharomyces b Debaryomyces (Микозоскрин) 1 500
23.17 ПЦР-диагностика папилломавируса 16 тип (в соскобе) 300
23.18 ПЦР-диагностика папилломавируса 18 тип (в соскобе) 300
23.19 ПЦР-диагностика папилломавирусной инфекции 16,18 тип (количественно) 700
23.20 ПЦР-диагностика папилломавируса 6, 11 типы (в соскобе) 350
23.21 ПЦР-диагностика папилломавирусов (КВАНТ-21) 1 500
23.21.1 ПЦР-диагностика ВПЧ (вирус папилломы человека,HPV) скрининг 15 типов: 16,18,31,33,35,39,45,51,52,56,58,59,6,11,68) 650
23.21.2 ПЦР-диагностика ВПЧ (вирус папилломы человека, НРV) скрининг 14 + определение интегрированных форм вируса 900
23.22 ПЦР-диагностика 1 инфекции в крови 500
23.23 ПЦР-диагностика 1 инфекции в эякуляте 500
23.24 ПЦР-диагностика биоценоза урогенитального тракта (ФЕМОФЛОР 16) 2 500
23.24.1 Исследование микрофолоры урогенитального тракта женщин (ФЕМОФЛОР Скрин) 1 800
23.25 ПЦР-диагностика биоценоза урогенитального тракта (Андрофлор) 3 000
23.25.1 Исследование микрофлоры урогенитального тракта мужчин (Андрофлор Скрин) 1 800
23.25.2 Исследование микрофлоры урогенитального тракта мужчин —  Вирафлор-А (АФ скрин +Квант 15) 2 500
23.25.3 Исследование микрофолоры урогенитального тракта женщин —  Вирафлор-Ф  (ФФ скрин +Квант 15) 2 500
23.26 Определение ДНК вируса гепатита B (Hepatitis B virus) в крови методом ПЦР, качественное исследование 700
23.27 ПЦР-диагностика гепатита В (количественно) 3 000
23.28 Определение РНК вируса гепатита C (Hepatitis C virus) в крови методом ПЦР, качественное исследование 700
23.29 Определение генотипа вируса гепатита C (Hepatitis C virus) 800
23.30 ПЦР-диагностика гепатита С (количественно ) 3 000
23.31 ПЦР-диагностика гепатита D (качественно) 550
23.32 ПЦР-диагностика гепатита D+В (качественно) 1 000
23.33 ПЦР-диагностика ротавируса,норовируса, астровируса (качественно) 1 000
23.33.1 ПЦР-диагностика норовирусов 1,2 геногруппы (кал) 800
23.33.2 ПЦР-диагностика ротавируса, норовируса, астровируса, энтеровируса (качественно) 1 200
23.34 ПЦР-диагностика хеликобактера пилори (кал) 600
23.35 ПЦР-диагностика энтеровируса (кал) 439
23.36 ПЦР-диагностика энтеровируса (зев, нос) 1 000
23.37 ПЦР-диагностика ОКИ (острые кишечные инфекции) Аденовирусы группы F, Ротавирусы группы А, Норовирусы 2 генотипа, Астровирусы, Энтеровирус, - Шигелла, Энтероинвазивные E. coli, Сальмонелла, Термофильные Кампилобактерии (кал) 1 500
23.38 ПЦР-диагностика вируса герпеса 4 типа (Эпштейна -Барр) 350
23.39 ПЦР-диагностика вируса герпеса 4 типа (Эпштейна -Барр) в крови, качественное исследование 500
23.40 ПЦР-диагностика вируса герпеса 4 типа (Эпштейна -Барр) в крови (количественно) 980
23.41 ПЦР-диагностика мононуклеоза (Вирус Эпштейна-Барр/ Цитомегаловирус/ Вирус герпеса 6 типа) (качественно) 740
23.42 ПЦР-диагностика мононуклеоза (Вирус Эпштейна-Барр/ Цитомегаловирус/ Вирус герпеса 6 типа) (количественно) 1 330
23.43 ПЦР-диагностика токсоплазмы (кровь) 500
23.44 ПЦР-диагностика вируса краснухи (кровь) 500
23.46 ПЦР-диагностика вирусов гриппа А+В (Influenza А-В) 1500
23.47 ПЦР-диагностика ОРВИ-скрин (респираторно-синцитиальный вирус, метапневмовирус, вирус парагриппа 1,2,3,4, коронавирусы, риновирусы, аденовирусы В,С,Е, бокавирусы) 1600
23.48 ПЦР-диагностика вируса гриппа A h2N1 (свиной), h4N2 (Гонконг) 1000
23.49 ПЦР-диагностика хламидия пневмония (Chlamydophila pneumoniae) 480
23.50 ПЦР-диагностика вируса герпеса 3 типа (ветряная оспы и опоясывающий лишай) (Varicella-Zoster Virus) 350
23.51 Генетика тромбофилии (8 генов) с описанием 3 600
23.52 Генетика тромбофилии (2 гена) (для контрацепции) с описанием 2 300
23.53 ПЦР-диагностика микоплазма пневмония (Mycoplasma pneumoniae) 480
23.55 Генетика нарушения обмена фолатов с описанием  3 100
23.57 Генетика тромбофилии, обмен фолатов  с описанием 5 600
23.59 Генетическая предрасположенность к развитию рака молочной железы и яичников (BRCA-1, BRCA-2) с описанием 3 980
23.61 Генетический фактор мужского бесплодия (AZF) с описанием 3 980
23.62 Типирование генов системы HLAII класса (DQB1 - репродуктивные проблемы) 12 показателей 3 080
23.62.1 Типирование генов системы HLA II класса. Полная панель. Локусы DRB1, DQA1, DQB1.  4 300
23.62.2 Типирование генов системы HLA II класса. (DRB1 — трансплантация органов и тканей) 13 показателей. 2 000
23.62.3 Типирование генов системы HLA II класса. (DQA1 — риск развития сахарного диабета I типа) 8 показателей. 2 000
23.64 Кардиогенетика гипертонии (полная панель) с описанием 3 960
23.65 Описание результатов генетических исследований врачом-генетиком 600
23.66 ПЦР-диагностика золотистого стафилококка. Качественно, количественно и выявление метициллин-чувствительного Staphylococcus aureus. 600
23.67 ПЦР-диагностика возбудителей коклюша (Bordetella pertussis), паракоклюша (Bordetella parapertussis) и бронхисептикоза (Bordetella bronchiseptica) 600
23.68 ПЦР-диагностика коронавируса (SARS-CoV-2) (качественное определение) 1 800
23.68.1 ПЦР-диагностика коронавируса (SARS-CoV-2) (качественное определение) ДЕТИ от 0 до 18 лет + перевод на английский язык 1 000
23.69 ПЦР-диагностика коронавируса (SARS-CoV-2) (качественное определение) с выездом для забора биоматериала 2 050
23.70 ПЦР-диагностика коронавируса (SARS-CoV-2) (качественное определение) (результат на английском языке) 2 000
24. ИФА-диагностика показать
24.01 Экспресс-анализ крови на ВИЧ 330
24.03 Экспресс-анализ крови на сифилис 330
24.04.1 Сифилис РПГА (реакция пассивной гемагглютинации), качественно 330
24.04.2 Сифилис РПГА (реакция пассивной гемагглютинации), количественно (титр) 660
24.05 Экспресс-анализ крови на гепатит В 330
24.08 Экспресс-анализ крови на гепатит С 330
24.10 Исследование уровня 25-OH витамина Д в крови 1 600
24.10.1 Исследование уровня фолиевой кислоты (Folic Acid) в крови 770
24.10.2 Исследование уровня витамина В12 (цианокобаламин) в крови 615
24.11 Исследование уровня тиреотропного гормона (ТТГ) в крови 450
24.12 Исследование уровня свободного тироксина (Т4) сыворотки крови 450
24.13 Исследование уровня общего трийодтиронина (Т3) в крови 300
24.14 Исследование уровня антител к тиреоидной пероксидазе (АТ-ТПО) в крови 450
24.15 Исследование уровня антител к рецептору тиреотропного гормона (ТТГ) в крови 1 200
24.16  Исследование уровня антител к тиреоглобулину (АТ-ТГ) в крови 360
24.16.1 Исследование уровня Тиреоглубина  (Тиреоглобулин; Thyroglobulin, TG) 550
24.17 Исследование уровня адренокортикотропного (АКТГ) гормона в крови 570
24.17.1 Исследование уровня соматотропного гормона в крови (соматотропин, СТГ) 350
24.18 Исследование уровня лютеинизирующего гормона (ЛГ) в сыворотке крови 450
24.19 Исследование уровня фолликулостимулирующего гормона (ФСГ) в сыворотке крови 450
24.20 Исследование уровня пролактина в крови 450
24.21 Исследование уровня общего кортизола в крови 450
24.21.1 Исследование уровня кортизола в слюне 560
24.22 Исследование уровня прогестерона в крови 450
24.23 Исследование уровня эстрадиола в крови 650
24.25 Исследование уровня хорионического гонадотропина (бета-ХГЧ) в крови 500
24.26 Исследование уровня паратиреоидного гормона в крови 500
24.27 Исследование уровня ферритина в крови 500
24.28 Исследование уровня общего тестостерона в крови 450
24.28.1 Исследование уровня свободного тестостерона в крови 800
24.28.2 Исследование уровня дигидротестостерона (Dihydrotestosterone) в крови 1 100
24.29 Исследование уровня глобулина, связывающего половые гормоны (ССГ), в крови 650
24.30 Исследование уровня гормона ДГЭА-С(дегидроэпиандростерон-сульфат) 450
24.31 Исследование уровня 17-гидроксипрогестерона (17-OH прогестерон) в крови 500
24.32 Определение уровня антимюллерова гормона в крови 1 200
24.33 Исследование уровня Ингибина В, в крови 1 000
24.34 Исследование уровня C-пептида в крови 600
24.35 Исследование уровня инсулина крови 600
24.36 Определение антител класса M (IgM) к вирусу краснухи (Rubella virus) в крови 400
24.37 Определение антител класса G (IgG) к вирусу краснухи (Rubella virus) в крови 400
24.38 Определение антител класса M (IgM) к токсоплазме (Toxoplasma gondii) в крови 400
24.39 Определение антител класса G (IgG) к токсоплазме (Toxoplasma gondii) в крови 400
24.40 Определение антител класса M (IgM) к вирусу простого герпеса в крови 400
24.41 Определение антител класса G (IgG) к вирусу простого герпеса в крови 400
24.42 Определение антител класса M (IgM) к цитомегаловирусу (Cytomegalovirus) в крови 400
24.43 Определение антител класса G (IgG) к цитомегаловирусу (Cytomegalovirus) в крови 400
24.44 Определение антител класса G (IgG) к возбудителю описторхоза (Opisthorchis felineus) в крови 400
24.48 Определение антител класса G (Ig G) к антигенам токсокар 410
24.49 Определение антител класса G (Ig G) к аскаридам 760
24.50 Определение антител к возбудителю брюшного тифа Salmonella typhi (РПГА) 470
24.51 Определение суммарных антител (IgА, IgМ, Ig G) к антигену CagA Helicobacter pilori 580
24.52 Определение суммарных антител ( IgА, IgM, IgG) к антигену лямблий  490
24.53 Системная красная волчанка. Антитела ( IgG) к двуспиральной (нативной) ДНК 470
24.54 Исследование уровня общего иммуноглобулина E в крови 450
24.55 Аллергопанель №1 – Смешанная (IgE к 20 респираторным и пищевым аллергенам) 4 000
24.56 Аллергопанель №2 — Респираторная (IgE к 20 респираторным аллергенам) 4 000
24.57 Аллергопанель №3 — Пищевая (IgE к 20 пищевым аллергенам) 4 000
24.58 Аллергопанель №4 — Педиатрическая (IgE к 20 «педиатрическим» аллергенам) 4 000
24.59 Экспресс-анализ кала на скрытую кровь 300
24.60 Исследование уровня простатспецифического (ПСА) антигена общего в крови 450
24.60.1 Исследование уровня свободного простатспецифического антигена (ПСА) в крови 380
24.60.2 Исследование индекса здоровья простаты (ПСА свободный/ПСА общий) 750
24.61 Экспресс-анализ крови на общий ПСА (простат-специфический антиген) 330
24.62 Исследование уровня антигена плоскоклеточной карциномы (SCC) 1 900
24.63 Исследование уровня РЭА (раково-эмбриональный антиген) 510
24.64 Исследование уровня опухолеассоциированного маркера CA 15-3 в крови (углеводный антиген рака молочной железы) 560
24.65 Исследование уровня антигена аденогенных раков CA 19-9 в крови 510
24.66 Исследование уровня антигена аденогенных раков CA 125 в крови 550
24.67 Определение антифосфолипидного синдрома (Бета-2-гликопротеин, Суммарная фракция фосфолипидов, ХГЧ, Ревматоидный фактор, Двуспиральная ДНК, Коллаген), полуколичественно 3 500
24.69 Исследование уровня Кальцитонина (Calcitonin) 850
24.70 Определение антител к циклическому цитруллинированному пептиду (АЦЦП) 1 000
24.71 Исследование уровня АФП (Альфа-фетопротеин) 310
24.72 Диагностика целиакии (Антитела к тканевой трансглутаминазе IgG, IgA) 1 500
24.73 Определение антител класса М (IgM) к коронавирусу (SARS-CoV, IgM) в крови 750
24.74 Определение антител класса G (IgG) к коронавирусу (SARS-CoV, IgG) в крови 750
24.75 Определение антител (IgМ+IgG) к коронавирусу (SARS-CoV-2, IgМ+IgG) в крови 1 350
24.76 Определение антител IgG к коронавирусу (SARS-Co-V-2, IgG) в крови, количественно 1 000
24.77 Исследование уровня кальпротектина в кале (фекальный кальпротектин) 2 300
24.78 Исследование уровня углеводного антигена 72-4 в крови (углеводный антиген 72-4) 750
25. Биохимические исследования показать
25.01 Исследование уровня глюкозы в крови 150
25.02 Глюкозотолерантный тест с определением глюкозы натощак и после нагрузки через 2 часа (включая взятие биоматериала) 600
25.03 Глюкозотолерантный тест при беременности (включая взятие биоматериала) 750
25.04 Исследование уровня гликированного гемоглобина в крови 450
25.05 НОМА Оценка инсулинорезистентности: глюкоза (натощак), инсулин (натощак), расчет индекса HOMA-IR 700
25.06 Проба Реберга (клиренс эндогенного креатинина, скорость клубочковой фильтрации) (кровь,моча) 300
25.07 Исследование уровня общего билирубина в крови 150
25.08 Исследование уровня билирубина связанного (конъюгированного) в крови 150
25.09 Определение активности аспартатаминотрансферазы (АСТ) в крови 150
25.10 Определение активности аланинаминотрансферазы (АЛТ) в крови 150
25.11 Определение активности гамма-глютамилтрансферазы (ГГТ) в крови 150
25.12 Исследование уровня лактатдегидрогеназы (ЛДГ) в крови 150
25.13 Исследование уровня С-реактивного белка (СРБ) 300
25.14 Исследование уровня гомоцистеина в крови 1 100
25.15 Исследование уровня общего белка в крови 150
25.16 Суточная потеря белка в моче 160
25.17 Исследование уровня альбумина в крови 150
25.18 Исследование уровня микроальбумина в моче 250
25.19 Исследование уровня мочевины в крови 150
25.20 Исследование уровня креатинина в крови 150
25.21 Исследование уровня холестерина в крови 150
25.22 Исследование уровня холестерина липопротеинов низкой плотности (ЛПНП) 250
25.23 Исследование уровня холестерина липопротеинов высокой плотности в крови (ЛПВП) 250
25.24 Исследование уровня липопротеинов в крови (триглицериды) 200
25.25 Липидограмма (холестерин, ЛПВП, ЛПНП, триглицериды, коэффициент атерогенности) 800
25.26 Исследование уровня общего магния в крови 180
25.27 Исследование уровня неорганического фосфора в крови 150
25.28 Исследование уровня общего кальция в крови 150
25.29 Исследование уровня кальция в суточной моче 160
25.30 Исследование уровня железа сыворотки крови 200
25.30.1 Исследование уровня меди (Cu) сыворотки крови 240
25.30.2 Исследование уровня цинка (Zn) сыворотки крови 240
25.31 Исследование железосвязывающей способности в крови 350
25.32 Исследование уровня трансферрина в крови 400
25.33 Электролиты (К, Na,Ca, Cl) 500
25.34 Исследование уровня амилазы в крови 150
25.34.1 Исследование уровня амилазы в моче 150
25.35 Исследование уровня мочевой кислоты в крови 150
25.36 Исследование уровня мочевой кислоты в моче 150
25.37 Исследование уровня АСЛО в крови (антистрептолизин О, полуколичественно) 250
25.38 Исследование уровня ревматоидного фактора (полуколичественно) 250
25.39 Исследование уровня изоферментов креатинкиназы в крови(Креатинфосфокиназа КФК) 190
25.40 Исследование уровня изоферментов креатинкиназы в крови (Креатинфосфокиназа КФК -МВ) 250
25.40.1 Исследование уровня маркеров: Миоглобин/Креатинкиназа МВ/Тропонин-I 850
25.41 Исследование уровня иммуноглобулина G в крови 200
25.42 Исследование уровня щелочной фосфатазы в крови 150
25.43 Исследование уровня простатической кислой фосфатазы в крови 160
25.44 Исследование уровня лактата в крови 350
25.45 Исследование уровня белковых фракций (общий белок, альбумин, альфа-,бета-, гамма- глобулины) 450
26. Коагулологические исследования(оценка системы гемостаза)показать
26.01 Активированное частичное тромбопластиновое время 200
26.02 Протромбиновый комплекс по Квику(протромбиновое время, ПТИ, МНО) 200
26.03 Исследование уровня фибриногена в крови (по Клауссу) 200
26.04 Определение тромбинового времени в крови 200
26.05 Определение концентрации Д-димера в крови 900
26.06 Определение активности антитромбина III в крови 300

АТ к рТТГ (антитела к рецепторам ТТГ, TSH receptor autoantibodies)

Что такое АТ к рТТГ (антитела к рецепторам ТТГ, TSH receptor autoantibodies)?

Антитела к рецепторам ТТГ (АТ к рТТГ, TSH receptor autoantibodies) – это иммуноглобулины (белки, вырабатываемые иммунной системой) против рецепторов клеток щитовидной железы к тиреотропному гормону. Тиреотропный гормон (ТТГ) синтезируется в головном мозге гипофизом и далее воздействует на клетки щитовидной железы, стимулируя их к производству гормонов — тироксина (Т4) и трийодтиронина (Т3).

АТ к рТТГ связываются с рецепторами на щитовидной железе и активируют ее «в обход» нормальной системы обратной связи (при этом низкая концентрация Т3 и Т4 вызывает повышенный выброс в кровь ТТГ). В большинстве случав АТ к рТТГ вызывают гипертиреоз – увеличение концентраций Т3 и Т4, что сопровождается учащенным сердцебиением, нарушениями ритма сердца, частой сменой настроения, повышенной температурой тела, снижением массы тела, офтальмопатией (увеличением массы жировой клетчатки позади глазных яблок, что приводит к эффекту «выпученных глаз»), склонностью к поносам (диарее) и т.д.

Реже АТ к рТТГ блокируют выработку гормонов щитовидной железы. В этом случае наблюдается гипотиреоз, который проявляется хронической усталостью, снижением настроения, проблемами с памятью, склонностью к набору веса, отеками, постоянным ощущением холода, тусклой кожей, запорами, нарушениями в работе сердечной мышцы (замедлением сердцебиения вплоть до «выпадения» некоторых сокращений).

Для чего определяют уровень АТ к рТТГ в крови?

Определение уровня АТ к рТТГ используют для выявления диффузного токсического зоба, по-другому называемого болезнью Грейвса, или Базедовой болезнью, также исследование этих аутоантител используют для оценки эффективности проводимой терапии заболевания.

Определение АТ к рТТГ может помочь в диагностике аутоиммунного тиреоидита Хашимото.

Часто для получения наиболее ясной картины заболевания врач может назначить дополнительные исследования – например, определение уровня гормонов щитовидной железы Т4, Т3 и их свободные фракции, уровня ТТГ и концентрации других антител (к тиреоидной пероксидазе (анти-ТПО), к тиреоглобулину (анти-ТГ)). Эти анализы помогают в диагностике функциональной активности щитовидной железы (выявления гипо- или гипертиреоза), используются для ее оценки в динамике.

При каких заболеваниях повышается уровень АТ к рТТГ в крови?

Уровень АТ к рТТГ повышается при диффузном токсическом зобе – это наблюдается более чем в 85% случаев, при тиреоидитах – воспалительных заболеваниях щитовидной железы, в том числе аутоиммунной природы.

АТ к рТТГ способны преодолевать плацентарный барьер, поэтому, если у беременной женщины диагностирована болезнь Грейвса с повышением АТ к рТТГ, то необходимо обследовать новорожденного ребенка для исключения нарушений работы щитовидной железы.

Почему результат анализа может быть некорректным?

На концентрацию АТ к рТТГ в сыворотке крови может влиять получаемое пациентом специфическое лечение заболеваний щитовидной железы, например, лекарственная или лучевая терапия, проведенная операция; некоторые диагностические манипуляции: исследование с радиоактивным йодом (сцинтиграфия), рентгеноконтрастные методики визуализации (при использовании йодсодержащего контраста).

Пределы определения: 0,16-40 Ед/л.

Правила подготовки к анализу крови на АТ к рТТГ

Предпочтительно выдержать 4 часа после последнего приема пищи, обязательных требований нет. 

Недавние воздействие на щитовидную железу, включая оперативное вмешательство, радиотерапию, лекарственную терапию (в том числе, прием тиреоидных препаратов, йодсодержащих препаратов), УЗИ могут повлиять на результат теста.

С общими рекомендациями для подготовки к исследованиям можно ознакомиться здесь>>.

Интерпретация результатов исследований содержит информацию для лечащего врача и не является диагнозом. Информацию из этого раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. Точный диагноз ставит врач, используя как результаты данного обследования, так и нужную информацию из других источников: анамнеза, результатов других обследований и т.д.

Трактовка результатов определения уровня АТ к рТТГ в сыворотке крови

Единицы измерения: Ед/л.
Референсные значения

< 1,0 – отрицательно;

≥ 1,0 – положительно

Положительный результат:

  1. Диффузный токсический зоб (болезнь Грейвса) в 85 — 95% случаев.

  2. Другие формы тиреоидитов.

Гормоны крови

Гормоны — биологически активные вещества, которые вырабатываются железами внутренней секреции. Они регулируют все биохимические процессы в организме (рост, развитие, обмен веществ). В организме должен поддерживаться гормональный баланс.  Анализ крови на гормоны помогает выявить нарушения подобного баланса, установить причины, назначить правильный курс лечения. 

Лабораторные исследования крови на гормоны показывают состояние органов и систем организма:

  • Анализ на гормон ХГЧ (хронический гонадотропин человека), вырабатываемый клетками оболочки зародыша, позволяет выявить беременность уже на 6-10 день после оплодотворения.

При подготовке к беременности проверяют следующие гормоны:

  • ФСГ (фолликулостимулирующий гормон) – отвечает за рост яйцеклетки (фолликула) у женщины. Входит в группу основных половых гормонов, регулирующих репродуктивную функцию у мужчин.
  • ЛГ (лютеинизирующий гормон) – обеспечивает завершение созревания яйцеклетки в фолликуле и последующую овуляцию у женщин. Влияет на созревание сперматозоидов у мужчин.
  • Пролактин – отвечает за стимуляцию лактации после родов. Во время беременности снижает выделение ФСГ. В отсутствие беременности повышенное количество пролактина может препятствовать зачатию.
  • Эстрадиол– влияет на все половые органы женщины.
  • Прогестерон – вырабатывается после созревания яйцеклетки. Без него оплодотворенная яйцеклетка не может прикрепиться к матке. Низкий показатель гормона может спровоцировать выкидыш.
  • Тестостерон – мужской половой гормон. Его пониженные показатели приводят к снижению качества спермы. У женщин повышенное количество гормона может привести к выкидышу.
  • ДЭА-сульфат – вырабатывается в организме женщины. Повышенная концентрация может привести к бесплодию.
Гормоны щитовидной железы:
  • Т3 (трийодтиронин) свободный – стимулирует кислородный обмен в тканях.
  • Т4 (тироксин) свободный – стимулирует синтез белков.
  • Антитела к тиреоглобулину (АТ-ТГ) – важный параметр для выявления ряда аутоиммунных заболеваний.

Гормоны гипофиза:

  • ТТГ (тиреотропный гормон) – стимулирует выработку гормонов щитовидной железы (Т3 и Т4). Повышенное значение ТТГ, как правило, свидетельствует о пониженной функции щитовидной железы.
  • ФСГ (фолликулостимулирующий гормон). Нормальные значения у женщин зависят от фазы менструального цикла.
  • ЛГ (лютеинизирующий гормон). Нормальные значения у женщин зависят от фазы менструального цикла.
  • Пролактин. Основная функция – стимулирование развитие молочных желез и лактации. Повышенная концентрация пролактина называется гиперпролактинемией. Различают физиологическую и патологическую гиперпролактинемию. Физиологическая гиепрпролактинемия может быть вызвана кормлением грудью, беременностью, сильными физическими нагрузками, стрессом. Повышенная концентрация пролактина у женщин приводит к нарушению менструального цикла, может быть причиной бесплодия. У мужчин гиперпролактинемия ведет к снижению полового влечения и импотенции.

  • АКТГ (адренокортикотропный гормон) – стимулирует синтез и секрецию гормонов коры надпочечников.

Половые гормоны:

  • Тестостерон (мужской половой гормон) – вырабатывается надпочечниками и в половых железах (у мужчин – в яичках, у женщин – в яичниках). Воздействует на развитие половых органов, формирование вторичных половых признаков, рост костей и мышц.
  • Эстрогены (женские половые гормоны). Основные эстрогены – прогестерон и эстрадиол – вырабатываются надпочечниками и яичниками. Нормальные значения прогестерона у женщин зависят от фазы менструального цикла. Аналогично для эстрадиола. Повышенные значения эстрогенов могут указывать на опухоли яичников и коры надпочечников, а также цирроз печени. Пониженные – на недостаточное развитие и склероз яичников.

Гормоны надпочечников:

  • ДЭА-с (дегидроэпиандростерона сульфат) – необходим для синтеза тестостерона и эстрогенов. При обработке данных анализа надо также учитывать возраст пациента.
  • Кортизол – участвует во многих обменных процессах, активно вырабатывается в результате реакции организма на голод или стресс.
  • Альдостерон – отвечает за регулирование водно-солевого баланса в организме.
Подготовка к сдаче анализов.
Можно сдавать кровь в течение дня, не ранее, чем через 3 часа после приема пищи или утром натощак. Чистую воду можно пить в обычном режиме.
«Семейная клиника» является партнером Лаборатории KDL. У нас Вы можете сдать любой анализ, стоимость и рекомендации по подготовке можно уточнить по телефону (843) 202-40-11.

т-трансглутаминаза (тТГ) IgA — Объяснение лабораторных результатов

Тест тканевой трансглютаминазы IgA (tTg-IgA) используется, чтобы помочь врачам диагностировать целиакию или проверить, насколько хорошо себя чувствуют люди с этим заболеванием.

Что такое целиакия?

Целиакия — это аутоиммунное заболевание, при котором иммунная система ошибочно считает, что глютен — белок пшеницы, ячменя, ржи и овса — является чужеродным захватчиком.

Иммунная система вырабатывает антитела, которые атакуют фермент кишечника, называемый тканевой трансглютаминазой (тТГ).

Целиакия поражает примерно 1% населения мира.

Диагностика:

Обнаружение антител IgA к тканевой трансглютаминазе является специфичным для глютеновой болезни. Для лиц с умеренно или сильно положительными результатами вероятен диагноз глютеновой болезни, и пациенту следует пройти биопсию для подтверждения диагноза. Обнаружение антител к трансглютаминазе IgG может указывать на диагноз целиакии, особенно у лиц с дефицитом IgA.Для лиц с умеренно или сильно положительными результатами возможен диагноз глютеновой болезни, и пациенту следует пройти биопсию для подтверждения диагноза.

Лечение:

Лечение целиакии заключается в соблюдении безглютеновой диеты. У большинства пациентов, придерживающихся этой диеты, снижается уровень ассоциированных аутоантител и улучшается атрофия ворсинок. Обычно это сопровождается улучшением клинических симптомов.

Базовые диапазоны:

АНТИТЕЛО ТТГ, IgA

<4.0 ЕД/мл (отрицательный)
4,0–10,0 ЕД/мл (слабоположительный результат)
>10,0 ЕД/мл (положительный результат)

АНТИТЕЛО ТТГ, IgG

<6,0 ЕД/мл (отрицательный)
6,0–9,0 ЕД/мл (слабоположительный результат)
>9,0 ЕД/мл (положительный результат)

Каталожные номера:

– https://www.mayomedicallaboratories.com/test-catalog/Clinical+and+Interpretive/82587
– https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3436057/
– https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/8783752/
– https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/12578508

Значение IgA tTG в прогнозировании восстановления слизистой оболочки у детей с глютеновой болезнью на безглютеновой диете

Цели: Нашей целью было определить скорость восстановления слизистой оболочки у детей с глютеновой болезнью на безглютеновой диете. Мы также стремились определить, коррелирует ли иммуноглобулин А трансглютаминаза ткани (тТГ) с повреждением слизистой оболочки во время повторной эндоскопии с биопсией двенадцатиперстной кишки у этих пациентов.

Методы: Мы провели ретроспективный обзор карт 103 педиатрических пациентов моложе 21 года с диагнозом глютеновой болезни, определяемым как гистология Marsh 3, которым была проведена повторная эндоскопия с биопсией двенадцатиперстной кишки не менее чем через 12 месяцев после начала безглютеновой диеты.

Полученные результаты: Мы обнаружили, что у 19% детей, получавших безглютеновую диету, была стойкая энтеропатия.На момент повторной биопсии тТГ был повышен в 43% случаев с персистирующей энтеропатией и в 32% случаев с восстановлением слизистой оболочки. В целом положительная прогностическая ценность аутоантител tTG составила 25%, а отрицательная прогностическая ценность составила 83% у пациентов на безглютеновой диете в среднем 2,4 года.

Выводы: Почти у 1 из 5 детей с глютеновой болезнью в нашей популяции была персистирующая энтеропатия, несмотря на соблюдение безглютеновой диеты, а иммуноглобулин A tTG не был точным маркером восстановления слизистой оболочки.Ни наличие симптомов, ни положительная серология не позволяли предсказать гистологию пациента во время повторной биопсии. Эти результаты предполагают пересмотр критериев мониторинга и лечения целиакии в детском возрасте.

Treehouse Technology Group: предоставление решений блокчейна мирового класса, ориентированных на ценность

Эта статья изначально была опубликована в Mirror Review.

Согласно отчету Deloitte за 2018 год, 74% опрошенных команд высшего руководства считают, что существует убедительное экономическое обоснование использования блокчейна. Treehouse Technology Group (TTG) , компания, специализирующаяся на разработке и интеграции программного обеспечения и стратегии в области технологий, беседует с дюжиной международных потенциальных клиентов из Венесуэлы в Иорданию, чтобы обсудить, какую пользу их организациям принесет разработка корпоративных блокчейн-приложений. TTG — одна из немногих компаний, доказавших свои результаты в индустрии блокчейнов, поэтому компании полагаются на TTG, чтобы помочь определить, реализовать и реализовать свои стратегии. Эти компании знают, что им нужна технология Blockchain, но не знают, как ее эффективно реализовать.Поэтому TTG работает с ними, чтобы определить их стратегии и помогает им в необходимом исполнении.

Основными преимуществами блокчейна

в секторе коммерческого бизнеса являются децентрализация, криптографическая безопасность, прозрачность и неизменность. Кроме того, если посмотреть на то, как в настоящее время создаются транзакционные системы, становится довольно ясно, что во многих случаях у них есть одна основная точка отказа, которая приводит к очень дорогому оборудованию, чтобы поддерживать все в рабочем состоянии. С точки зрения безопасности одна точка отказа также ведет к другой точке атаки.Если компания может децентрализовать систему обработки транзакций, то она может создать децентрализованную систему без единой точки отказа. Из-за отсутствия безопасности в точках сбоя биржи взламываются, но когда кто-то начинает создавать корпоративные инструменты, у них нет подобных уязвимостей. В настоящее время многие компании корпоративного уровня вкладывают значительные средства в исследования блокчейна, одновременно начиная разрабатывать небольшие блокчейн-проекты в качестве доказательства концепции. В таких ситуациях TTG берет эти POC и масштабирует их для общедоступных корпоративных инструментов.

Консультационные услуги по продуктам и стратегиям для преобразования бизнеса клиентов

Treehouse Technology Group (TTG), ведущая компания по разработке технологических стратегий и программного обеспечения, использует индивидуальный подход к технологическим решениям. Первоклассная команда TTG по обслуживанию блокчейнов находится в авангарде этой революционной технологии, призванной изменить мир бизнеса. Он использует годы корпоративных данных и разработки приложений, которые поддерживают тысячи пользователей от стартапов до компаний из списка Fortune 500, разрабатывая высокозащищенные и надежные смарт-контракты поверх сети Ethereum.Точно так же TTG создает децентрализованные приложения для создания корпоративных приложений.

TTG также предлагает комплексные услуги токенов для компаний на любой стадии развития. Квалифицированная команда TTG работает с клиентами над разработкой официальных документов для ICO, предлагая надежные знания о базовой технологии, поддерживающей возможности обслуживания. TTG также специализируется на архитектурном планировании токенов, от разработки плана и проведения технико-экономического обоснования до предоставления установленной документации и внедрения передового опыта.Сотрудничая со своими клиентами, компания из Манчестера, штат Нью-Гемпшир, стремится разрабатывать индивидуальные технологические решения, которые помогают их клиентам улучшать свою деятельность и раскрывать новые бизнес-идеи.

Услуги TTG по разработке блокчейна

Первоклассная команда TTG по обслуживанию блокчейнов находится в авангарде этой революционной технологии, готовой изменить мир бизнеса. Хотя происхождение блокчейна лежит на рынке криптовалют, что обеспечивает безопасный способ отслеживания и проверки транзакций, его потенциал распространяется на любой рынок или отрасль, где происходит обмен, отслеживание и анализ чего-либо ценного.Работая в безопасной, распределенной и децентрализованной среде, технология Blockchain снижает затраты, ускоряет процессы и создает новый уровень доверия к бизнес-транзакциям, обеспечивая аудит и безопасность на этом пути. TTG помогает своим клиентам воспользоваться преимуществами этой инновационной технологии с помощью своих услуг по разработке блокчейна.

Обширный опыт генерального директора в руководстве TTG для достижения новых бизнес-целей

В качестве генерального директора Treehouse Technology Group , Филип Весс использует свой многолетний опыт в области консалтинга и управления проектами, чтобы предоставлять индивидуальные продукты клиентам Treehouse для повышения ценности бизнеса и роста.Филип следит за тем, чтобы решения со временем приносили прибыль для большей удовлетворенности клиентов. Со своей командой Филип ежегодно удерживает 95% клиентов, и большинство клиентов возвращаются в TTG для создания новых интересных продуктов. Филип считает, что инвестирование в клиентов и помощь им в достижении успеха — лучший способ завоевать их доверие.

Ранее Филип был консультантом по вопросам управления в The Concept Group, предоставляя консультационные услуги в сфере здравоохранения, а также был консультантом по информационным технологиям в Perseid Software.До этого он занимал должность директора по бизнес-аналитике и аналитике в компании, предоставляющей финансовые услуги, и был руководителем проекта по ИТ/корпоративным приложениям в Beacon Health Strategies. Филип получил впечатляющие сертификаты Certified Scrum Master и Certified Scrum Product Owner . Он имеет степень бакалавра философии в Северо-восточном университете и степень магистра в области технологического предпринимательства в Школе бизнеса Д’Амор-МакКим при университете.Сегодня Филип курирует большую часть операций и стратегического развития TTG.

Филип много работал над созданием платформ данных и приложений корпоративного уровня, которые помогают компаниям работать более эффективно. От создания платформ фармацевтического анализа до интеграции данных для крупного кредитного кредитора, Филип смог увидеть, какие типы приложений со временем будут действительно представлять ценность для бизнеса. Его обширный опыт был сосредоточен на построении архитектуры решений, а затем на работе с клиентами и командами для реализации этого видения.Часто эта многогранная роль включает в себя создание бизнеса клиента и разработку стратегии финансового видения портфеля их продуктов. Филип сыграл неотъемлемую роль в добавлении разработки Blockchain в пакет услуг TTG.

Воплощение идей клиентов в жизнь

Компания TTG, основанная в 2013 году, предоставляет консультации по продуктам и стратегиям в дополнение к технической реализации и реализации проектов. Команда TTG верит в независимый подход к определению бизнес- и технической стратегии на уровне корпоративного управления со своими клиентами.После этого он строится и выполняется в программном обеспечении, чтобы довести ценность до дома. Очень мало фирм, которые предоставляют такие решения, но тысячи клиентов ищут эти услуги по ценам, которые может предоставить только TTG.

TTG работает со всеми типами предприятий, от индивидуальных предпринимателей до компаний из списка Fortune 100. Кроме того, базирующаяся в Манчестере компания обладает обширным опытом в сфере здравоохранения, финансовых услуг, подбора персонала, грузоперевозок и логистики.Кроме того, TTG использует консультативный подход к созданию программного обеспечения и тесно сотрудничает со своими клиентами, чтобы воплотить их видение в жизнь. Команда TTG придерживается того факта, что единственный способ создать отличное программное обеспечение — делать это вместе. Такой совместный подход к работе с клиентами отличает TTG от конкурентов.

Инновационное мышление команды повышает ценность решений TTG

Члены команды TTG — все для манчестерской компании, потому что они постоянно предлагают новые идеи для клиентов и показывают, как TTG со временем увеличивает ценность своего предприятия.С полной приверженностью TTG каждый член команды стремится показать ценность своей работы. Команда TTG — это прекрасное сочетание людей с разным опытом, что дает преимущество при работе с клиентами по разным проектам. Опираясь на многолетний опыт, ведущий поставщик решений Blockchain может общаться со своими клиентами и потенциальными клиентами так, чтобы они чувствовали себя комфортно.

Кроме того, команда менеджеров TTG избирательно подходит к тому, кого они нанимают, и также ожидает, что они станут частью ее блестящей команды.С другой стороны, выдающийся лидер в области блокчейн-решений предоставляет своим сотрудникам большую независимость в работе и доставке, потому что TTG хочет, чтобы они выполняли и предлагали новые идеи без каких-либо колебаний.

Скрининг целиакии | Фонд целиакии

IgA Эндомизиальное антитело (EMA): Специфичность теста EMA составляет почти 100 %, что делает его наиболее специфичным тестом на целиакию, хотя он не так чувствителен, как тест tTG-IgA. 2 Около 5-10% людей с глютеновой болезнью не имеют положительного теста EMA.Он также очень дорог по сравнению с tTG-IgA и требует использования пищевода приматов или пуповины человека. Обычно он предназначен для трудно диагностируемых пациентов.

Общий сывороточный IgA: Этот тест используется для проверки дефицита IgA, состояния, связанного с глютеновой болезнью, которое может привести к ложноотрицательному результату tTG-IgA или EMA. Если у вас дефицит IgA, ваш врач может назначить тест DGP или tTG-IgG.

Деамидированный пептид глиадина (DGP IgA и IgG): Этот тест можно использовать для дальнейшего скрининга глютеновой болезни у лиц с дефицитом IgA, которым страдают 2-3% пациентов с глютеновой болезнью, или у людей с отрицательным результатом теста на tTg или антитела к ЭМА.Дефицит IgA у пациента может указывать на другие заболевания, которые могут вызывать атрофию ворсинок, такие как лямблиоз, избыточный бактериальный рост тонкой кишки (SIBO) или общий вариабельный иммунодефицит (CVID). 2

Хотя это очень редко, у человека с глютеновой болезнью могут быть отрицательные результаты теста на антитела. Если ваши тесты были отрицательными, но вы продолжаете испытывать симптомы, проконсультируйтесь с врачом и пройдите дальнейшее медицинское обследование.

Видеокапсульная эндоскопия (VCE): VCE имеет чувствительность 89% и специфичность 95% для диагностики целиакии.Этот метод исследования более чувствителен при выявлении макроскопических атрофий по сравнению с обычной эндоскопией верхних отделов (92% против 55%). VCE также полезен для выявления осложнений, связанных с глютеновой болезнью. 2

Белок, связывающий кишечные жирные кислоты (I-FABP): При повреждении клеток этот цитозольный белок высвобождается в системный кровоток и может указывать на непреднамеренное потребление глютена. 2

Радиология: Некоторые рентгенологические данные могут указывать на наличие глютеновой болезни, например.г., дилатация тонкой кишки, утолщение стенки, сосудистые изменения и др. 2

границ | Надежность мультиплексного иммуноанализа CytoBead CeliAK для оценки анти-тТГ IgA для скрининга целиакии

Введение

Целиакия (CD) представляет собой системное иммуноопосредованное заболевание, характеризующееся очень вариабельной клинической картиной, которая варьируется от классических симптомов мальабсорбции до легких желудочно-кишечных жалоб, протекающих через множество различных внежелудочных проявлений, которые могут быть изолированными или комбинированными. с первым (1).Важно отметить, что БК у детей может протекать даже бессимптомно и в этих случаях может быть исследована только позже, в подростковом или взрослом возрасте, из-за некоторых долгосрочных осложнений, таких как нарушение роста, нарушения полового созревания, снижение плотности костной ткани, проблемы с фертильностью, возникновение злокачественные новообразования кишечника и/или другие аутоиммунные заболевания (2, 3). Принимая во внимание значительную распространенность БК у детей (около 1% или не менее 1% от общей популяции) и ее растущую заболеваемость (4), следует активно искать БК, особенно в тех странах, где диетические режимы менялись (с еще большим наличие пшеничных продуктов) и/или этот диагноз не рассматривался должным образом до последних лет (5–7).

Диагноз целиакии определяется при проявлении атрофической (тонкой кишки) энтеропатии у лиц, подвергшихся воздействию продуктов на основе глютена, которые представляют собой необходимый триггер заболевания окружающей среды. Тем не менее, диагностическая работа начинается с серологических исследований, в основном оценивающих наличие антител к тканевой трансглутаминазе (анти-тТГ) и/или антител к эндомизию (ЕМА), даже если могут использоваться другие маркеры (например, анти-деамидированный глиадин). пептиды, антиглиадиновые антитела) (8).В частности, анти-тТГ IgA, выполненный с помощью твердофазного иммуноферментного анализа (ИФА), оказался наиболее точным маркером для прогнозирования целиакии: его чувствительность и специфичность обычно считаются >90–95% (9, 10). Более того, их роль в диагностическом исследовании БК у детей была повышена со скрининга до диагностического теста, способного «заменить» гистологическое подтверждение при некоторых специфических условиях, в соответствии с рекомендациями ESPGHAN. Действительно, при условии, что значение анти-тТГ IgA в 10 раз превышает верхний предел референтного диапазона, симптоматические дети, которые также являются EMA-позитивными и носителями предрасполагающих к БК генотипов HLA-DQ (HLA-DQ2 и HLADQ8), могут получать окончательный диагноз БК без какой-либо инвазивной процедуры (биопсия двенадцатиперстной кишки) (11).

Таким образом, оценка анти-тТГ IgA в настоящее время считается «обязательным» и начальным шагом для скрининга БК (и, как правило, его окончательного диагноза), но другие серологические маркеры могут быть в различной степени полезными в диагностическом исследовании БК. В нашем педиатрическом центре мы начали использовать новый мультиплексный диагностический набор CytoBead CeliAK, который одновременно оценивает антитела к tTG IgA, EMA и антидеамидному глиадину (анти-DG), а также обеспечивает качественный контроль общего сывороточного IgA.Однако перед заменой обычного ИФА на анти-тТГ IgA важно иметь доказательства того, что оценка этого антитела с помощью этого нового мультиплексного анализа столь же надежна.

В этом предварительном исследовании мы стремились оценить надежность мультиплексного диагностического набора CytoBead CeliAK в отношении идентификации и измерения анти-тТГ IgA по сравнению с обычным однопараметрическим ИФА.

Материалы и методы

Дизайн исследования

В этом кросс-секционном исследовании изучалась серология БК у 149 педиатрических пациентов, поступивших в Национальный научный центр охраны здоровья матери и ребенка (ННИЦМиД) Университетского медицинского центра (УМЦ), входящего в состав Школы медицины Назарбаев Университета (НУШОМ) в г. Нур. -Султан (Казахстан).Период исследования включал период с июля по ноябрь 2020 года.

Исследование было одобрено как Институциональным комитетом по этике исследований Назарбаев Университета (заявка № 205/28112019, утверждена 23 января 2020 г.), так и Институциональным наблюдательным советом UMC (решение № 2.1, утверждено 19 декабря 2019 г.). ). Опекуны пациентов дали подписанное информированное согласие на участие в этом исследовании.

Исследуемая популяция и подготовка образцов

Участниками исследования были все педиатрические пациенты (возрастной диапазон: от 2 до 17 лет), наблюдавшиеся в программах детской гастроэнтерологии, детской эндокринологии и детской ревматологии Клинической академической кафедры педиатрии НЦМДЗ.Все дети, чьи опекуны согласились участвовать в этом исследовании, были включены в это исследование. Таким образом, критериями исключения являются следующие: предшествующий или сопутствующий диагноз первичного иммунодефицита, введение внутривенного иммуноглобулина в предшествующие 6 месяцев и использование анти-В-клеточной биологической терапии (например, ритуксимаб). После получения информированного согласия опекунов доступные вторичные данные о демографических и клинических характеристиках пациентов были извлечены из историй болезни, а небольшое количество крови было взято в ходе обычного медицинского обследования.Затем сыворотку получали центрифугированием, разделяли на аликвоты и замораживали для преаналитического хранения при -80°С.

Скрининг CD с помощью мультиплексного CytoBead CeliAK

В Национальном научном медицинском центре (ННМЦ, Нур-Султан, Казахстан) проведен серологический анализ БК с использованием набора CytoBead CeliAK и автоматизированного оборудования AKLIDES ® (Medipan GmbH, Бланкенфельде-Малов, Германия). Этот мультиплексный анализ позволяет одновременно оценивать антитела IgA к тканевой трансглутаминазе (анти-tTG IgA), антитела IgA к эндомизию (EMA) и антитела к дезамидированному глиадину (анти-DG), в дополнение к обеспечению качественного контроля общего IgA в сыворотке (IgA). дефицит, если <500 AU/мл).Все эти тесты выполняются с использованием одного предметного стекла, включая разные лунки, каждая из которых специфична для одного аналитического параметра, как показано ниже.

Данная методика основана на непрямом иммунофлуоресцентном анализе для количественного определения анти-тТГ IgA (н.в. 0-3 ЕД/мл) и анти-ДГ (н.в. 0-6 ЕД/мл) в сыворотке человека с использованием покрытых антигеном (человеческих tTG и DG соответственно). Срезы ткани пищевода обезьяны в том же наборе позволяют проводить полуколичественное определение EMA на основе метода непрямой иммунофлуоресценции.В иммуноанализе CytoBead CeliAK (GA Generic Assays GmbH) используется комбинация криостатных срезов ткани обезьяны-пищевода и флуоресцентных микрогранул, покрытых аутоантигеном (Red 550, возбуждение 610 нм и эмиссия 690 нм; размеры 9 и 15 мкм; PolyAn GmbH, Берлин, Германия). ) на предметных стеклах с разделенными лунками для одновременного анализа аутоантител, как подробно описано в другом месте (12). Вкратце, образцы пациентов в разведении 1:10 инкубировали в течение 30 мин при комнатной температуре в каждой лунке. Несвязанные компоненты сыворотки удаляли последующим циклом промывки.За второй инкубацией античеловеческого IgA, конъюгированного с изотиоцианатом флуоресцеина (FITC) (Seramun Diagnostica, Heidesee, Germany) в течение 30 мин при комнатной температуре в темноте, следовал еще один цикл промывки для удаления избытка молекул, конъюгированных с вторичными антителами. Предметные стекла пять раз промывали в PBS и, таким образом, исследовали с помощью автоматизированной флуоресцентной микроскопии на системе AKLIDES ® . В частности, флуоресцентный микроскоп был оснащен фильтром FITC (возбуждение 495 нм; эмиссия 519 нм, EUROStar, Euroimmun AG, Любек, Германия), и слайды подвергались автоматизированному анализу с помощью платформы цифровой обработки изображений AKLIDES ® (12, 13). ).

Скрининг анти-тТГ IgA методом ИФА

ИФА для измерения уровня анти-тТГ IgA был проведен в Республиканском диагностическом центре (РДЦ) Университетского медицинского центра (УМЦ) в ​​Нур-Султане, Казахстан.

Использовали следующий набор: антитканевый трансглютаминазный IgA (ORGENTEC Diagnostika GmbH, Майнц, Германия). Этот анализ был выполнен полностью автоматизированной процедурой на диагностическом оборудовании Alegria ® (ORGENTEC Diagnostika GmbH, Германия) с использованием 10 мкл неразбавленного образца.Нормальный диапазон анти-тТГ IgA составляет 0–10 ЕД/мл.

Результаты

Демографические и клинические характеристики исследуемой популяции

Всего в исследование было включено 149 детей (девочки, n = 96, 64%; мужчины, n = 53, 36%; возраст 10,7 ± 4,2 года), которые, таким образом, прошли серологический скрининг на БК. .

Наш центр является педиатрической больницей третичного уровня, где принимают пациентов с хроническими заболеваниями. В исследовании приняли участие программы детской гастроэнтерологии, детской ревматологии и детской эндокринологии.Таким образом, все включенные в исследование дети были поражены/подозреваемы и/или уже диагностированы по одному или нескольким заболеваниям, включенным в профиль этих педиатрических специальностей. Подробное описание клинического фона этой когорты пациентов представлено в таблице 1. Наиболее частыми диагнозами были ювенильный идиопатический артрит (58%), сахарный диабет 1 типа (14%) и ювенильная склеродермия (8%).

Таблица 1 . Клиническая характеристика больных.

Серологический скрининг с помощью мультиплексного иммуноанализа CytoBead CeliAK

Все эти 149 детей прошли скрининг на БК с помощью иммуноанализа CytoBead CeliAK.Среди них 10 детей были положительными на антитела к tTG IgA, и все они также оказались положительными на EMA. Кроме того, пять пациентов были положительными по EMA, но отрицательными по анти-tTG IgA. Что касается анти-DG IgA, у шести пациентов результаты были положительными: интересно, что все эти пациенты были положительными на EMA, но только один был также положительным на анти-tTG IgA. У пяти пациентов диагностический набор показал низкие уровни IgA, что указывает на то, что серологический тест на БК не может быть надежным. Подробные серологические профили этих 15 пациентов, показавших положительный результат хотя бы по одному из параметров, оцениваемых с помощью этого диагностического набора, представлены в таблице 2.

Таблица 2 . CD серологическая панель положительных пациентов с помощью иммуноанализа CytoBead CeliAK (столбцы 3-4-5) и сравнение с результатами ИФА (столбцы 6).

На данный момент только четырем (из этих 15 пациентов) удалось выполнить эндоскопию верхних отделов желудочно-кишечного тракта с биопсией двенадцатиперстной кишки: у всех этих четырех пациентов диагноз БК был подтвержден гистологически по классификации Марша (п. 2, степень 3В; п. 6). , пункт 3А, пункт 9: класс 3А, пункт 15: класс 3А).

Серологический скрининг анти-тТГ IgA с помощью стандартного ИФА

Все эти 149 детей также прошли скрининг на целиакию с использованием обычного ИФА для измерения анти-тТГ IgA.У всех тех 10 пациентов, у которых результаты анти-тТГ IgA были положительными с помощью иммуноанализа CytoBead CeliAK, также было выявлено повышенное содержание анти-тТГ IgA с помощью однопараметрического ИФА. Подробно, как показано в Таблице 2, у девяти пациентов результаты анти-тТГ IgA были положительными по данным ИФА в соответствии с общепринятой границей отсечки (10 ЕД/мл), и только у одного пациента было выявлено повышенное содержание анти-тТГ IgA (7,2 ЕД/мл), но ниже отсечка. Важно отметить, что ни у одного из пациентов, у которых иммуноанализ CytoBead CeliAK был отрицательным к tTG IgA, не было положительных результатов с помощью ELISA, как это графически показано на рисунке 1.

Рисунок 1 . График корреляции уровней анти-тТГ IgA по данным иммуноанализа CytoBead CeliAK и уровней анти-тТГ IgA по данным ИФА (*черный квадрат соответствует двум пациентам с одинаковыми значениями; N , общее число пациентов, включенных в этот синий квадрант; красная пунктирная линия, соответствующие пороговые значения для каждого анализа).

Таким образом, уровень анти-тТГ IgA, измеренный с помощью иммуноанализа CytoBead CeliAK, в целом показал полное соответствие с обычным однопараметрическим ИФА для анти-тТГ IgA.Как уже говорилось, 9 из 10 пациентов, которые были положительными по анти-тТГ IgA с помощью иммуноанализа CytoBead CeliAK, также были подтверждены как положительные с помощью ELISA. Однако у оставшегося положительного пациента с помощью иммуноанализа CytoBead CeliAK (анти-тТГ IgA = 5,4 ЕД/мл, n.v. = 0–3 ЕД/мл), у которого уровень анти-тТГ IgA был ниже обычного порогового значения по данным ИФА (7,2 ЕД/мл, n.v. = 0–10 ЕД/мл), это последнее значение было в верхней части нормы: действительно, такое значение (7,2 ЕД/мл) было более чем в 2 раза больше, чем самое высокое значение (3,4 ЕД/мл) и намного выше, чем среднее значение (0.34 ± 0,58 ЕД/мл), наблюдаемый среди 139 детей с отрицательным результатом на антитела к tTG IgA с помощью иммуноанализа CytoBead CeliAK. Более того, этот пациент был EMA-положительным.

Обсуждение

В этом исследовании мы оценили надежность нового иммуноанализа CytoBead CeliAK для оценки антител IgA к тТГ для скрининга целиакии у детей по сравнению с обычным тестом ELISA с одним параметром. В связи с этим мы обнаружили, что иммуноанализ CytoBead CeliAK показал такие же хорошие результаты, как и ИФА: важно, что первый тест показал почти 100% -ную степень соответствия второму, с точки зрения отрицательных и положительных результатов, в соответствии с соответствующими пороговыми значениями.Действительно, анализ CytoBead CeliAK очень хорошо коррелировал с анти-тТГ IgA по данным ELISA, как показано на рисунке 1.

Хорошо известно, что анти-тТГ IgA является наиболее специфичным и чувствительным серологическим маркером БК (8–10), и такая очень сильная корреляция и соответствие между анализом CytoBead CeliAK и обычной методикой (однопараметрический ИФА) предполагает что первый анализ можно безопасно использовать в процессе скрининга CD, а также второй. Действительно, что касается оценки анти-тТГ IgA, в этом мультиплексном анализе используются шарики, покрытые анти-тТГ человека (12, 13), что значительно снижает вероятность получения ложноположительных результатов, как сообщалось для некоторых исходных твердофазных иммуносорбентов. анализы (14, 15).Этот аспект также важен, учитывая широкий спектр аутоантител, которые могут наблюдаться у пациентов с болезнью Крона, и действительно, некоторые из них также страдают от других аутоиммунных и/или ревматических сопутствующих заболеваний (16–18).

Важно отметить, что при стоимости, аналогичной обычному ИФА, анализ CytoBead CeliAK имеет то преимущество, что одновременно измеряет несколько серологических параметров, связанных с БК (которые полезны и/или необходимы для полной диагностики БК у детей), в дополнение к другие положительные преаналитические и аналитические аспекты, как обсуждается ниже.

Действительно, анализ CytoBead CeliAK выполняется с помощью автоматизированной процедуры на оборудовании AKLIDES ® , что позволяет одновременно и объективно (не зависит от оператора) оценивать CD-специфические аутоантитела (анти-tTG IgA, EMA и анти-DG). IgA) (12). Таким образом, комплексная серология CD, обеспечиваемая этим мультиплексным анализом, может значительно снизить рабочую нагрузку в лабораторной рутине. Кроме того, он одновременно позволяет идентифицировать пациентов с дефицитом IgA (на что указывает отсутствие флуоресцентного сигнала от хорошо покрытых микрогранулами против IgA человека), который, как известно, снижает надежность любого скринингового теста на БК, основанного на на аутоантитела IgA.Действительно, обязательной и хорошей клинической практикой является запрос на сопутствующую (и отдельную) оценку общего IgA в сыворотке всякий раз, когда пациент проходит скрининг на БК с анти-тТГ IgA с помощью обычного однопараметрического ИФА (19, 20). Наконец, в дополнение к этой качественной оценке общего уровня IgA, как объяснялось, анализ CytoBead CeliAK предоставляет информацию о других антителах, связанных с БК (EMA и анти-DG IgA), которые обычно требуют отдельных анализов и дополнительной рабочей нагрузки, если они выполняются с использованием различные однопараметрические тесты.Эти различные антитела также могут помочь определить прогностические аспекты БК у разных пациентов, даже несмотря на то, что на данный момент только антиактиновый IgA показал корреляцию с атрофией ворсинок в дополнение к анти-тТГ IgA (21, 22).

Все эти аналитические аспекты отражаются и на экономической стороне. Действительно, в дополнение к тому, что анализ CytoBead CeliAK более удобен для рутинной лабораторной практики, он может быть более рентабельным при скрининге и полной диагностической работе на целиакию. Действительно, учитывая все затраты на расходные материалы, реагенты, мультиплексный диагностический набор и человеческий труд, мы потратили около 7000 тенге (в настоящее время это соответствует 15–16 долларам США) на пациента, включая аутоантитела к тТГ, ЭМА и анти-ДГ. , в дополнение к оценке уровня общего IgA в сыворотке.В Казахстане стоимость только проведения ИФА на анти-тТГ IgA составила 5 250 тенге. Дополнительные затраты на проведение ЭМА и анализа общего сывороточного IgA составят 12 600 и 2 200 тенге соответственно. Таким образом, та же серологическая панель БК, протестированная с помощью мультиплексной технологии анализа CytoBead CeliAK (стоимостью около 7000 тенге, как указано выше), будет стоить около 20 000 тенге (в настоящее время это соответствует 47 долларам США) при использовании обычных однопараметрических анализов (без учета anti-DG assay), что делает его почти в три раза дешевле в Казахстане.Действительно, в этой стране (исходя из текущей организации системы здравоохранения) экономический фактор оказывает значительное влияние на диагностическую работу и, следовательно, на частоту диагностики БК (23), которая, судя по нашим недавним анализам, все еще остается недостаточно диагностируемой. генетического фона, предрасполагающего к БК, в этой популяции и в целом в Центральной Азии (24, 25). Тем не менее, стоимость скрининга и диагностического обследования на целиакию также актуальна в развитых странах, как обсуждалось несколькими авторами (26–28).Наконец, если мы рассматриваем детей как целевую популяцию для скрининга БК, мультиплексный анализ с помощью теста CytoBead CeliAK требует только одного образца (таким образом, меньшего количества) крови, а не нескольких пробирок для сбора, что может быть проблемой, особенно у младенцев. и младшие дети.

Важно отметить, что в дополнение к скринингу на БК у пациентов с определенными экстрагастроинтестинальными заболеваниями или проявлениями (3, 29, 30) для крупномасштабного или массового скрининга можно рассмотреть доступность экономически эффективного, но надежного серологического теста. , дискуссия о которой до сих пор открыта (5, 31, 32).

В заключение важно раскрыть несколько ограничений нашего настоящего исследования. В дополнение к небольшому размеру выборки и включению только педиатрических пациентов, мы не смогли провести такой же анализ надежности и сравнение для ЭМА из-за наших бюджетных ограничений и текущей недоступности (в наших лабораториях) реагентов и диагностических наборов для выполнения ЭМА. анализ с помощью обычного однопараметрического непрямого иммунофлуоресцентного анализа. Наконец, существующие ограничения в организации и доступности системы здравоохранения в стране не позволили провести гистологическое исследование слизистой оболочки двенадцатиперстной кишки в короткие сроки и всем серологически положительным больным.Следовательно, необходимы дополнительные, более масштабные и полные исследования для подтверждения наших предварительных и первоначальных результатов иммуноанализа CytoBead celAK.

Заключение

Наш сравнительный анализ предварительно демонстрирует существенную степень согласованности между мультиплексным анализом CytoBead CeliAK и однопараметрическим стандартным ИФА для оценки анти-тТГ IgA-антитела в контексте скрининга целиакии у детей. Важно отметить, что анализ CytoBead CeliAK может иметь некоторые преаналитические, аналитические и экономические преимущества, которые потенциально делают его экономически эффективным методом для использования в скрининге и диагностике целиакии при крупномасштабном тестировании.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без неоправданных оговорок.

Заявление об этике

Исследования с участием человека были рассмотрены и одобрены Институциональным комитетом по этике исследований Назарбаев Университета (заявка № 205/28112019, утверждена 23 января 2020 г.) и Институциональным наблюдательным советом UMC (решение № 2.1, утверждено 23 декабря 2020 г.). 19 февраля 2019 г.).Письменное информированное согласие на участие в этом исследовании было предоставлено законным опекуном/ближайшим родственником участников.

Вклад авторов

DP и DA внесли свой вклад в концептуализацию исследования, рассмотрели и отредактировали рукопись. AB, LK, KN и MT внесли свой вклад в методологию, использованную в этом исследовании. DA и KD выполнили формальный анализ и курировали данные. К.Д., А.Г. и З.А. внесли свой вклад в расследование. Д.П., Д.А. и К.Д. руководили исследованием и написали первоначальный вариант рукописи.DP способствовала получению финансирования. Все авторы прочитали и согласились с опубликованной версией рукописи.

Финансирование

Это исследование финансировалось Назарбаев Университетом, номер гранта 240919FD3912.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов. Более того, спонсоры не участвовали в разработке исследования; при сборе, анализе или интерпретации данных; при написании рукописи; или в решении опубликовать результаты.

Примечание издателя

Все претензии, изложенные в этой статье, принадлежат исключительно авторам и не обязательно представляют претензии их дочерних организаций или издателя, редакторов и рецензентов. Любой продукт, который может быть оценен в этой статье, или претензии, которые могут быть сделаны его производителем, не гарантируются и не поддерживаются издателем.

Благодарности

Благодарим педиатрических резидентов Школы медицины Назарбаев Университета за помощь и поддержку в наборе пациентов (Айгерим Абдрахман, Рамазан Абылкасов, Акбота Аман, Айдана Мадиева, Таншолпан Шохбутова, Диана Талипова, Айгерим Тельман, Бауыржан Тулеутемир).

Каталожные номера

2. Kelly D, Mearin ML, Ribes Koninckx C. Целиакия у детей: ранняя диагностика для улучшения здоровья на протяжении всей жизни. J Pediatr Gastroenterol Nutr. (2018) 67:e106. doi: 10.1097/MPG.0000000000002105

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

3. Поддиге Д., Капиттини К., Гавильо И., Брамбилла И., Марселья Г.Л. Аллель HLA-DQB1 * 02 у детей с глютеновой болезнью: потенциальная полезность для стратегий скрининга. Int J Immunogenet. (2019) 46:342–5. doi: 10.1111/iji.12441

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

5. Stahl MG, Geno Rasmussen C, Dong F, Waugh K, Norris JM, Baxter J, et al. Массовый скрининг на целиакию: изучение аутоиммунитета у детей. Am J Гастроэнтерол. (2021) 116:180–7. doi: 10.14309/ajg.0000000000000751

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

6. Уитберн Дж., Рао С.Р., Пол С.П., Сандху Б.К.Диагноз глютеновой болезни не ставится более чем у 80% детей, особенно у детей из социально-экономически неблагополучных семей. Eur J Pediatr. (2021) 180:1941–6. doi: 10.1007/s00431-021-03974-8

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

7. Al-Hussaini A, Troncone R, Khormi M, AlTuraiki M, Alkhamis W, Alrajhi M, et al. Массовый скрининг на целиакию среди детей школьного возраста: к исследованию айсберга целиакии в Саудовской Аравии. J Pediatr Gastroenterol Nutr. (2017) 65:646–51. doi: 10.1097/MPG.0000000000001681

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

9. Зеехузен Д.А. Сравнительная точность диагностических тестов на целиакию. Ам семейный врач. (2017) 95:726–8.

Реферат PubMed | Академия Google

11. Хасби С., Колецко С., Корпонай-Сабо И.Р., Мирин М.Л., Филлипс А., Шамир Р. и соавт. Рекомендации Европейского общества детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания по диагностике целиакии. J Pediatr Gastroenterol Nutr. (2012) 54:136–60. DOI: 10.1097/MPG.0b013e31821a23d0

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

12. Grossmann K, Röber N, Hiemann R, Rödiger S, Schierack P, Reinhold D, et al. Одновременное определение специфичных для целиакии антител IgA и общего IgA. Особенности аутоиммунных заболеваний. (2016) 7:2. doi: 10.1007/s13317-016-0073-2

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

13.Конрад К., Роггенбак Д., Иттенсон А., Рейнхольд Д., Бюттнер Т., Лаасс М.В. Новый дот-иммуноанализ для одновременного выявления специфических антител к целиакии и дефицита IgA. Clin Chem Lab Med. (2012) 50:337–43. doi: 10.1515/cclm.2011.760

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

14. Гранито А., Муратори Л., Муратори П., Петролини Н., Бьянки Ф.Б., Вольта У. Антитрансглютаминазные антитела и лямблиоз. Am J Гастроэнтерол. (2004) 99:2505–6.doi: 10.1111/j.1572-0241.2004.41389_9.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

15. Лок Р.Дж., Стивенс С., Питчер М.С., Ансворт Д.Дж. Является ли антитело иммуноглобулина А к тканевой трансглютаминазе надежным серологическим маркером целиакии? Eur J Гастроэнтерол Гепатол. (2004) 16:467–70. дои: 10.1097/00042737-200405000-00005

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

16. Вольта У., Де Джорджио Р., Петролини Н., Стангбеллини В., Барбара Г., Гранито А. и др.Клинические данные и антинейрональные антитела при целиакии с неврологическими расстройствами. Scand J Гастроэнтерол. (2002) 37:1276–81. дои: 10.1080/003655202761020542

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

17. Volta U, De Giorgio R, Granito A, Stanghellini V, Barbara G, Avoni P, et al. Антиганглиозидные антитела при целиакии с неврологическими расстройствами. Копать печень Dis. (2006) 38:183–7. doi: 10.1016/j.dld.2005.11.013

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

18.Гранито А., Заули Д., Муратори П., Муратори Л., Грасси А., Бортолотти Р. и др. Анти-Saccharomyces cerevisiae и перинуклеарные антинейтрофильные цитоплазматические антитела при целиакии до и после безглютеновой диеты. Aliment Pharmacol Ther. (2005) 21:881–7. doi: 10.1111/j.1365-2036.2005.02417.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

19. Rubio-Tapia A, Hill ID, Kelly CP, Calderwood AH, Murray JA, Американский колледж гастроэнтерологии. Клинические рекомендации ACG: диагностика и лечение целиакии. Am J Гастроэнтерол. (2013) 108:656–76. doi: 10.1038/ajg.2013.79

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

20. Назарио Э., Ласа Дж., Шилл А., Дуарте Б., Берарди Д., Паз С. и соавт. Дефицит IgA не исключается систематически у пациентов, проходящих обследование на целиакию. Dig Dissci. (2021). doi: 10.1007/s10620-021-06939-x. [Epub перед печатью].

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

21.Алессио М.Г., Тонутти Э., Бруска И., Радиче А., Личини Л., Сонзогни А. и др. Корреляция между соотношением антител IgA к тканевой трансглютаминазе и гистологическими данными при глютеновой болезни. J Pediatr Gastroenterol Nutr. (2012) 55:44–9. doi: 10.1097/MPG.0b013e3182470249

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

22. Гранито А., Муратори П., Кассани Ф., Паппас Г., Муратори Л., Агостинелли Д. и другие. Антитела к актину IgA при тяжелой целиакии. Clin Exp Immunol. (2004) 137:386–92. doi: 10.1111/j.1365-2249.2004.02541.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

23. Поддиге Д., Абдухакимова Д. Целиакия в Азии за пределами Ближнего Востока и Индийского субконтинента: эпидемиологическое бремя и диагностические барьеры. Мир J Гастроэнтерол. (2021) 27:2251–6. дои: 10.3748/wjg.v27.i19.2251

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

24. Поддиге Д., Рахимжанова М., Марченко Ю., Катасси К.Детская глютеновая болезнь в Центральной и Восточной Азии: современные знания и распространенность. Медицина. (2019) 55:11. doi: 10.3390/medicina55010011

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

25. Поддиге Д., Турганбекова А., Баймукашева Д., Садуакас З., Жанзакова З., Абдрахманова С. Генетическая предрасположенность к глютеновой болезни в Казахстане: потенциальное влияние на клиническую практику в Центральной Азии. ПЛОС ОДИН. (2020) 15:e0226546. doi: 10.1371/журнал.пон.0226546

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

26. Alessandrini S, Giacomoni E, Muccioli F. Массовый скрининг населения на целиакию у детей: опыт Республики Сан-Марино с 1993 по 2009 год. Ital J Pediatr. (2013) 39:67. дои: 10.1186/1824-7288-39-67

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

27. Mearns ES, Taylor A, Boulanger T, Craig KJ, Gerber M, Leffler DA, et al. Систематический обзор литературы по экономическому бремени целиакии. Фармакоэкономика. (2019) 37:45–61. doi: 10.1007/s40273-018-0707-5

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

28. Paul SP, Sandhu BK, Spray CH, Basude D, Ramani P. Данные, подтверждающие основанный на серологии путь диагностики глютеновой болезни у бессимптомных детей из групп высокого риска. J Pediatr Gastroenterol Nutr. (2018) 66:641–4. doi: 10.1097/MPG.0000000000001757

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

29.Заули Д., Грасси А., Гранито А., Фодераро С., Де Франчески Л., Баллардини Г. и др. Распространенность немой глютеновой болезни у атопиков. Копать печень Dis. (2000) 32:775–9. doi: 10.1016/S1590-8658(00)80354-0

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

30. Вольта У, Гранито А, Де Франчески Л, Петролини Н, Бьянки Ф.Б. Антитела к тканевой трансглутаминазе как предикторы скрытой глютеновой болезни у пациентов с гипертрансаминаземией неизвестного генеза. Копать печень Dis. (2001) 33:420–5. doi: 10.1016/S1590-8658(01)80014-1

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

32. Hershcovici T, Leshno M, Goldin E, Shamir R, Israel E. Экономическая эффективность массового скрининга целиакии определяется задержкой диагностики и качеством жизни на безглютеновой диете. Aliment Pharmacol Ther. (2010) 31:901–10. doi: 10.1111/j.1365-2036.2010.04242.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Исследование

показывает, что тест IgA tTG на целиакию менее чувствителен, чем предполагалось

Целиакия.com 08.02.2021 — Антитела к тканевой трансглютаминазе (тТГ) являются убедительным индикатором целиакии, но положительные антитела к тТГ также были зарегистрированы у некоторых пациентов без целиакии. Группа исследователей недавно приступила к изучению положительных антител к tTG, которые не связаны с потреблением глютена.
В исследовательскую группу входили Моника Гарсия-Перис, Эстер Донат Альяга, Мария Рока Льоренс, Этна Масип Симо, Бегонья Поло Микель и Кармен Рибес Конинк.
Они по-разному связаны с педиатрической службой больницы Луиса Альканьиса, Хатива (Валенсия), Испания; Отделение детской гастроэнтерологии, Университетская политическая больница Ла Фе, Валенсия, Испания; и Отделение глютеновой болезни и иммунопатологии пищеварительного тракта Института санитарных исследований Ла-Фе в Валенсии, Испания.
Исследовательская группа провела обзор и последующее наблюдение за пациентами с подозрением на целиакию, у которых были обнаружены повышенные уровни анти-тТГ и желудочно-кишечные симптомы, но атипичные скрининги крови, положительные анти-тТГ на безглютеновой диете, наряду со сниженными уровнями анти-тТГ, независимо от потребление глютена.
Они рассмотрели случаи в общей сложности 9 пациентов, все из которых были положительными на HLA DQ2/DQ8. В 5 случаях (группа А) у пациентов было выявлено поражение Marsh 3 при первичной биопсии, и у них была диагностирована глютеновая болезнь.
Белок коровьего молока повышает уровень анти-ТТГ
Субъекты исследования начали диеты, которые не содержали глютена и белков коровьего молока. Когда белок коровьего молока был повторно введен, уровень анти-тТГ увеличился и вернулся к норме после того, как его снова отменили.
Диета без CMP нормализует уровень анти-тТГ
Поскольку клиницисты заподозрили аллергию на БКМ, не опосредованную IgE, у остальных четырех пациентов с нормальной исходной биопсией (группа B), эта группа не придерживалась безглютеновой диеты, но начала диету без белков коровьего молока.В этой группе симптомы исчезли, а уровень анти-тТГ нормализовался на безглютеновой диете без белков коровьего молока.
Потребление белка коровьего молока после эксклюзивной диеты может повысить уровень анти-тТГ у некоторых пациентов с глютеновой болезнью.
Повышение уровня анти-тТГ белком коровьего молока может происходить даже без употребления глютена. Исследователи наблюдали этот ответ у пациентов с аллергией на БКМ, не опосредованной IgE, с положительным HLA DQ2/DQ8.
Обнаружение того, что потребление белка коровьего молока после исключительной диеты может повысить уровень анти-тТГ у некоторых пациентов с глютеновой болезнью, дает клиницистам еще одну вещь, на которую следует обратить внимание в их стремлении диагностировать и лечить целиакию.

Узнайте больше на ScienceDirect.com

Стоит ли покупать платные плагины? Премиум-плагины WordPress

Обновлено в январе 2021 г.

В 2020 году на WordPress работало 35% Интернета — примерно 455 000 000 веб-сайтов, и на то есть веская причина: удобный интерфейс в сочетании с множеством доступных плагинов и надстроек делают его мечтой владельца малого бизнеса.

Плагины

для WordPress отлично подходят для быстрой и простой оптимизации вашего веб-сайта с помощью специальных функций без необходимости написания кода.Один только каталог плагинов WordPress предлагает более 50 000 плагинов, доступных для установки, причем каждый плагин подвергается строгой проверке на безопасность и удобство использования, прежде чем он будет включен в список. Сюда входят и бесплатные плагины.

Однако, хотя бесплатные плагины WordPress, несомненно, могут быть полезными, в некоторых случаях стоит купить платные версии, чтобы выполнить работу. Почему? Поскольку платные или «премиум» плагины предлагают пользователям дополнительный уровень настройки, контроля и надежности, которого нет у большинства бесплатных плагинов.

Совет от профессионалов: выбор бесплатных и платных плагинов в WordPress

Отличное эмпирическое правило для принятия решения о том, стоит ли платить за премиальный плагин WordPress, заключается в том, чтобы спросить себя: «Зависит ли монетизация моего веб-сайта от правильной работы этого плагина?». Если ответ «да», вам лучше заплатить за это.

Платные плагины включают поддержку специальной команды, активно работающей над проблемами, о которых сообщают другие пользователи. Работа этой команды заключается в улучшении и обновлении платных плагинов, что избавит вас от необходимости постоянно проверять свой веб-сайт, чтобы убедиться в его надлежащей работе.Кроме того, большинство бесплатных плагинов имеют ограниченные возможности и не имеют возможности настройки и контроля. Однако их платные аналоги — это совсем другая история.

Вот несколько случаев, когда мы всегда выбираем плагины премиум-класса, и мы думаем, что вы должны делать то же самое:

Защита от спама

Основная цель любого владельца сайта WordPress — увеличить посещаемость своего веб-сайта. Однако чем больше авторитета у вашего веб-сайта, тем больше вероятность того, что вы начнете замечать еще кое-что: СПАМ!

Отслеживание и удаление надоедливых спам-комментариев, которые заполняют ваш почтовый ящик и наводняют ваш веб-сайт, может занять невероятно много времени.Что еще более важно, наличие спам-комментариев и гиперссылок на вашем сайте подвергает вас риску наказания со стороны Google. В результате ваш сайт может быть удален из результатов поиска Google, что сведет на нет всю тяжелую работу, проделанную вами для увеличения посещаемости вашего сайта.

Поскольку мы уверены, что вы предпочитаете тратить свое время на то, что не включает фильтрацию вашего веб-сайта на предмет спама, антиспамовые плагины WordPress являются отличным вложением. Платные плагины для защиты от спама блокируют надоедливые комментарии и гиперссылки, чтобы обеспечить нормальное функционирование и целостность вашего сайта, что делает плагины премиум-класса абсолютно необходимыми в этом отношении.

Формы веб-сайта

По нашему опыту, пользователям всегда лучше использовать плагины премиум-класса для веб-форм. С помощью плагинов платных форм вы можете отображать или скрывать поля, изменять значения полей и элементы списка на основе ввода пользователя. Платные плагины позволяют больше настраивать и контролировать макет и внешний вид формы. Они также позволяют создавать более интерактивные формы, которые адаптируются к пользовательскому вводу.

Функции, требующие высокого уровня настройки

Для дотошных цифровых маркетологов, занимающихся своими руками, платные плагины идеально подходят для преобразования творческих идей в осязаемые функции на вашем веб-сайте.Предположим, ваша цель — предоставить веб-пользователям привлекательную интерактивную домашнюю страницу, целевую страницу или контактную страницу с высококачественным дизайном, которым вы можете управлять до мельчайших деталей. В этом случае премиальные плагины — это то, что вам нужно. Скорее всего, если вы можете мечтать об этом, есть премиальный плагин WordPress, который позволяет это сделать, может похвастаться бесшовной интеграцией и бесконечной настройкой на всем протяжении.

Чтобы получить дополнительную помощь в навигации по миру плагинов WordPress, свяжитесь с наставником TTG по маркетингу сегодня!
Узнайте больше прямо сейчас!


Источники:

https://www.