13Апр

Повышенные моноциты: Повышенные моноциты у взрослых и детей. Причины и симптомы

Содержание

Моноциты при злокачественных новообразованиях: перспективы и точки приложения для диагностики и терапии | Патышева

1. Williams M.J. Drosophila hemopoiesis and cellular immunity. J. Immunol. 2007; 178 (8): 4711–4716. DOI: 10.4049/jimmunol.178.8.4711.

2. Ziegler-Heitbrock L. Blood monocytes and their subsets: established features and open questions. Frontiers in Immunology. 2015; 6: 423. DOI: 10.3389/fimmu.2015.00423.

3. Wynn T.A., Chawla A., Pollard J.W. Macrophage biology in development, homeostasis and disease. Nature. 2013; 496 (7446): 445–455. DOI: 10.1038/nature12034.

4. Kzhyshkowska J., Gudima A., Moganti K., Gratchev A., Orekhov A. Perspectives for monocyte/macrophage-based diagnostics of chronic inflammation. Transfus. Med. Hemother. 2016; 43 (2): 66–77. DOI: 10.1159/000444943.

5. Mosig S., Rennert K., Krause S., Kzhyshkowska J., Neunü- bel K., Heller R., Funke H. Different functions of monocyte subsets in familial hypercholesterolemia: potential function of CD14+ CD16+ monocytes in detoxification of oxidized LDL. Fasber J. 2009; 23 (3): 866–874. DOI: 10.1096/fj.08-118240.

6. Hristov M. Weber C. Differential role of monocyte subsets in atherosclerosis. Thromb. Haemost. 2011; 106 (5): 757–762. DOI: 10.1160/Th21-07-0500.

7. Grivennikov S. and Karin M. Inflammation and oncogenesis: a vicious connection. Curr. Opin. Genet. Dev. 2010; February; 20 (1): 65. DOI: 10.1016/j.gde.2009.11.004.

8. Zitvogel L., Kepp O., Kroemer G. Immune parameters affecting the efficacy of chemotherapeutic regimens. Nat. Rev. Clin. Oncol. 2011; 8 (3): 151–160. DOI: 10.1038/nrclinonc.2010.223.

9. Таширева Л.А., Перельмутер В.М., Манских В.Н., Денисов Е.В., Савельева О.Е., Кайгородова Е.В., Завьялова М.В. Типы иммуновоспалительных реакций как алгоритмы взаимодействия клеток в условиях репаративной регенерации и опухолевого роста. Биохимия. 2017; 82 (5): 542–555. DOI: 10.1134/s0006297917050029.

10. Stakheyeva M., Riabov V., Mitrofanova I., Litviakov N., Choynzonov E., Cherdyntseva N., Kzhyshkowska J. Role of the immune component of tumor microenvironment in the efficiency of cancer treatment: perspectives for the personalized therapy. Curr. Pharm. Des. 2017; 23: 32. DOI: 10.2174/1381612823666170714161703.

11. Buldakov M., Zavyalova M., Krakhmal N., Telegina N., Vtorushin S., Mitrofanova I., Riabov V., Yin S., Song B., Cherdyntseva N., Kzhyshkowska J. CD68+, but not stabilin-1+ tumor associated macrophages in gaps of ductal tumor structures negatively correlate with the lymphatic metastasis in human breast cancer. Immunobiology. 2017; 222 (1): 31–38. DOI: 10.1016/j.imbio.2015.09.011.

12. Little M.C., Hurst R.J., Else K.J. Dynamic changes in macrophage activation and proliferation during the development and resolution of intestinal inflammation. J. Immunol. 2014; 193 (9): 4684–4695. DOI: 10.4049/jimmunol.1400502.

13. Waskow C., Liu K., Darrasse-Jeze G., Guermonprez P., Ginhoux F. The receptor tyrosine kinase Flt3 is re quired for dendritic cell development in peripheral lymphoid tissues. Nat. Immunol. 2008; 9 (6): 676–683. DOI: 10.1038/ni.1615.

14. Kabashima K., Banks T.A., Ansel K.M., Lu T.T., Ware C.F., Cyster J.G. Intrinsic lymphotoxin-β receptor requirement for homeostasis of lymphoid tissue dendritic cells. Immunity. 2005; 22 (4): 439–450. DOI: 10.1016/j.immuni.2005.02.007.

15. Iwasaki H., Akashi K. Myeloid lineage commitment from the hematopoietic stem cell. Immunity. 2007; 26 (6): 726–740. DOI: 10.1016/j.immuni.2007.06.004.

16. Lawrence T., Natoli G. Transcriptional regulation of macrophage polarization: enabling diversity with identity. Nature Reviews Immunology. 2011; 11 (11): 750–761. DOI: 10.1038/nri3088.

17. Cortez-Retamozo V., Etzrodt M., Newton A., Rauch P.J., Chudnovskiy A., Berger C., Ryan R.J., Iwamoto Y., Marinelli B., Gorbatov R., Forghani R., Novobrantseva T.I., Koteliansky V., Figueiredo J.L., Chen J.W., Anderson D.G., Nahrendorf M., Swirski F.K., Weissleder R., Pittet M.J. Origins of tumor-associated macrophages and neutrophils. Proceedings of the National Academy of Sciences. 2012; 109 (7): 2491–2496. DOI: 10.1073/pnas.1113744109.

18. Qian B.Z., Pollard J.W. Macrophage diversity enhances tumor progression and metastasis. Cell. 2010; 141 (1): 39–51. DOI: 10.1016/j.cell.2010.03.014.

19. Aharinejad S., Paulus P., Sioud M., Hofmann M., Zins K., Schäfer R., Stanley E.R., Abraham D. Colony-stimulating factor-1 blockade by antisense oligonucleotides and small interfering RNAs suppresses growth of human mammary tumor xenografts in mice. Cancer Res. 2004; 64 (15): 5378–5384. DOI: 10.1158/0008-5472.

20. Paulus P., Stanley E.R., Schafer R., Abraham D., Aharinejad S. Colony-stimulating factor-1 antibody reverses chemoresistance in human MCF-7 breast cancer xenografts. Cancer Res. 2006; 66 (8): 4349–4356. DOI: 10.1158/0008-5472.CAN-05-3523.

21. De Nardo D.G., Brennan D.J., Rexhepaj E., Ruffell B., Shiao S.L., Madden S.F., Gallagher W.M., Wadhwani N., Keil S.D., Junaid S.A., Rugo H.S., Hwang E.S., Jirstrom K., West B.L., Coussens L.M. Leukocyte complexity predicts breast cancer survival and functionally regulates response to chemotherapy. Cancer Discov. 2011; 1 (1): 54–67. DOI: 10.1158/2159-8274.CD-10-0028.

22. Schmeler K.M., Vadhan-Raj S., Ramirez P.T., Apte S.M., Cohen L., Bassett R.L., Iyer R.B., Wolf J.K., Levenback C.L., Gershenson D.M., Freedman R.S. A phase II study of GM-CSF and rIFN-gamma1b plus carboplatin for the treatment of recurrent, platinum-sensitive ovarian, fallopian tube and primary peritoneal cancer. Gynecol Oncol. 2009; 113 (2): 210–215. DOI: 10.1016/j.ygyno.2009.02.007.

23. Spitler L.E., Grossbard M.L., Ernstoff M.S., Silver G., Jacobs M., Hayes F.A., Soong S.J. Adjuvant therapy of stage III and IV malignant melanoma using granulocyte-macrophage colony-stimulating factor. J. Clin. Oncol. 2000; 18 (8): 1614–1621. DOI: 10.1200/JCO.2000.18.8.1614.

24. Pinedo H.M., Buter J., Luykx de Bakker S.A., Pohlmann P.R., van Hensbergen Y., Heideman D.A., van Diest P.J., de Gruijl T.D., van der Wall E. Extended neoadjuvant chemotherapy in locally advanced breast cancer combined with GM-CSF: effect on tumour-draining lymph node dendritic cells. Eur. J. Cancer. 2003; 39 (8): 1061– 1067. DOI: 10.1016/s0959-8049(03)00131-x.

25. Jaipersad A.S., Lip G.Y., Silverman S., Shantsila E. The Role of Monocytes in Angiogenesis and Atherosclerosis. Journal of the American College of Cardiology. 2014; 63 (1): 1–11. DOI: 10.1016/j.jacc.2013.09.019.

26. Srivastava M., Jung S., Wilhelm J., Fink L., Bьhling F., Welte T., Bohle R.M., Seeger W., Lohmeyer J., Maus U.A. The inflammatory versus constitutive trafficking of mononuclear phagocytes into the alveolar space of mice is associated with drastic changes in their gene expression profiles. J. Immunol. 2005; 175 (3): 1884–1893. DOI: 10.4049/jimmunol.175.3.1884.

27. Thomas-Ecker S., Lindecke A., Hatzmann W., Kaltschmidt C., Zänker K.S., Dittmar T. Alteration in the gene expression pattern of primary monocytes after adhesion to endothelial cells. Proceedings of the National Academy of Sciences. 2007; 104 (13): 5539–5544. DOI: 10.1073/pnas.0700732104.

28. Gerhardt T., Ley K. Monocyte trafficking across the vessel wall. Cardiovasc. Res. 2015; 107 (3): 321–330. DOI: 10.1093/cvr/cvv147.

29. Ueno T., Toi M., Saji H., Muta M., Bando H., Kuroi K., Koike M., Inadera H., Matsushima K. Significance of macrophage chemoattractant protein 1 in macrophage recruitment, angiogenesis, and survival in human breast cancer. Clin. Cancer Res. 2000; 6 (8): 3282–3289.

30. Lebrecht A., Grimm C., Lantzsch T., Ludwig E., Hefler L., Ulbrich E. Monocyte chemoattractant protein-1 serum levels in patients with breast cancer. Tumour Biol. 2004; 25 (1–2): 14–17. DOI: 10.1159/000077718.

31. Qian B.Z., Li J., Zhang H., Kitamura T., Zhang J., Campion L.R. CCL2 recruits inflammatory monocytes to facilitate breast-tumour metastasis. Nature. 2011; 475 (7355): 222–225. DOI: 10.1038/nature10138.

32. Groblewska M., Mroczko B., Wereszczyńska-Siemiatkowska U., Myśliwiec P., Kedra B., Szmitkowski M. Serum levels of granulocyte colony-stimulating factor (G-CSF) and macrophage colony-stimulating factor (M-CSF) in pancreatic cancer patients. Clin. Chem. Lab. Med. 2007; 45 (1): 30–34. DOI: 10.1515/CCLM.2007.025.

33. Mroczko B., Groblewska M., Wereszczyńska-Siemiatkowska U., Okulczyk B., Kedra B., Łaszewicz W., Dabrowski A., Szmitkowski M. Serum macrophage-colony stimulating factor levels in colorectal cancer patients correlate with lymph node metastasis and poor prognosis. Clin. Chim. Acta. 2007; 380 (1–2): 208–212. DOI: 10.1016/j.cca.2007.02.037.

34. Zhu X.D., Zhang J.B., Zhuang P.Y., Zhu H.G., Zhang W., Xiong Y.Q., Wu W.Z., Wang L., Tang Z.Y., Sun H.C. High expression of macrophage colony-stimulating factor in peritumoral liver tissue is associated with poor survival after curative resection of hepatocellular carcinoma. J. Clin. Oncol. 2008; 26 (16): 2707–2716. DOI: 10.1200/JCO.2007.15.6521.

35. Smith H.O., Anderson P.S., Kuo D.Y., Goldberg G.L., DeVictoria C.L., Boocock C.A., Jones J.G., Runowicz C.D., Stanley E.R., Pollard J.W. The role of colony-stimulating factor 1 and its receptor in the etiopathogenesis of endometrial adenocarcinoma. Clin. Cancer Res. 1995; 1 (3): 313–325.

36. Steiner J.L., Murphy E.A. Importance of chemokine (CC-motif) ligand 2 in breast cancer. The International Journal of Biological Markers. 2012; 27 (3): 179–185. DOI: 10.5301/JBM.2012.9345.

37. Pienta K.J., Machiels J.P., Schrijvers D., Alekseev B., Shkolnik M., Crabb S.J., Li S., Seetharam S., Puchalski T.A., Takimoto C., Elsayed Y., Dawkins F., de Bono J.S. Phase 2 study of carlumab (CNTO 888), a human monoclonal antibody against CC-chemokine ligand 2 (CCL2), in metastatic castration-resistant prostate cancer. Invest New Drugs. 2013; 31 (3): 760–768. DOI: 10.1007/s10637-012-9869-8.

38. Sandhu S.K., Papadopoulos K., Fong P.C., Patnaik A., Messiou C., Olmos D., Wang G., Tromp B.J., Puchalski T.A., Balkwill F., Berns B., Seetharam S., de Bono J.S., Tolcher A.W. A first-in-human, first-in-class, phase I study of carlumab (CNTO 888), a human monoclonal antibody against CC-chemokine ligand 2 in patients with solid tumors. Cancer Chemother. Pharmacol. 2013; 71 (4): 1041–1050. DOI: 10.1007/s00280-013-2099-8.

39. Brana I., Calles A., Lo Russo P.M., Yee L.K., Puchalski T.A., Seetharam S., Zhong B., de Boer C.J., Tabernero J., Calvo E. Carlumab, an anti-C-C chemokine ligand 2 monoclonal antibody, in combination with four chemotherapy regimens for the treatment of patients with solid tumors: an open-label, multicenter phase 1b study. Target Oncol. 2015; 10 (1): 111–123. DOI: 10.1007/s11523-014-0320-2.

40. Bonapace L., Coissieux M.M., Wyckoff J., Mertz K.D., Varga Z., Junt T., Bentires-Alj M. Cessation of CCL2 inhibition accelerates breast cancer metastasis by promoting angiogenesis. Nature. 2014; 515 (7525): 130–133. DOI: 10.1038/nature13862.

41. Feng A.L., Zhu J.K., Sun J.T., Yang M.X., Neckenig M.R., Wang X.W., Shao Q.Q., Song B.F., Yang Q.F., Kong B.H., Qu X. CD16+ monocytes in breast cancer patients: expanded by monocyte chemoattractant protein-1 and may be useful for early diagnosis. Clin. Exp. Immunol. 2011; 164 (1): 57– 65. DOI:10.1111/j.1365-2249.2011.04321.

42. Jiang L., Jiang S., Situ D., Lin Y., Yang H., Li Y., Long H., Zhou Z.. Prognostic value of monocyte and neutrophils to lymphocytes ratio in patients with metastatic soft tissue sarcoma. Oncotarget. 2015; 6 (11): 9542– 9550. DOI: 10.18632/oncotarget.3283.

43. Huang S.H., Waldron J.N., Milosevic M., Shen X., Ringash J., Su J., Tong L., Perez-Ordonez B., Weinreb I., Bayley A.J., Kim J., Hope A., Cho B.C., Giuliani M., Razak A., Goldstein D., Shi W., Liu F.F., Xu W., O’Sullivan B. Prognostic value of pretreatment circulating neutrophils, monocytes, and lymphocytes in oropharyngeal cancer stratified by human papillomavirus status. Cancer. 2015; 121 (4): 545–555. DOI: 10.1002/cncr.29100.

44. Passlick B., Ziegler-Heitbrock L. Identification and Characterization of a Novel Monocyte Subpopulation in Human peripheral blood. Blood. 1989; 74 (7): 2527–2534.

45. Ziegler-Heitbrock L., Ancuta P., Crowe S., Dalod M., Grau V., Hart D.N., Leenen P.J., Liu Y.J., MacPherson G., Randolph G.J., Scherberich J., Schmitz J., Shortman K., Sozzani S., Strobl H., Zembala M., Austyn J.M., Lutz M.B. Nomenclature of monocytes and dendritic cells in blood. Blood. 2010; 116 (16): 74–80. DOI: 10.1182/blood-2010-02-258558.

46. Wynn T.A., Chawla A., Pollard J.W. Macrophage biology in development, homeostasis and disease. Nature. 2013; 496 (7446): 445–455. DOI: 10.1038/nature12034.

47. Fingerle G., Pforte A., Passlick B., Blumenstein M., Strö- bel M., Ziegler-Heitbrock L. The novel subset of CD14+/ CD16+ blood monocytesis expanded in sepsis patients. Blood. 1993; 82 (10): 3170–3176.

48. Fingerle-Rowso G., Auers J., Kreuzer E., Fraunberger P., Blumenstein M., Ziegler-Heitbrock L. Expansion of CD14+CD16+monocytes in critically ill cardiac surgery patients. Inflammation. 1998; 22 (8): 367–379. DOI: 10.1023/A:1022316815196.

49. Ziegler-Heitbrock L. Monocyte subsets in man and other species. Cell Immunol. 2014; 289 (1–2): 135–139. DOI: 10.1016/j.cellimm.2014.03.019.

50. Gordon S. and Taylor P. R. Monocyte and macrophage heterogeneity. Nat. Rev. Immunol. 2005; 5 (12): 953– 964. DOI: 10.1038/nri1733.

51. Ginhoux F. and Jung S. Monocytes and macrophages: developmental pathways and tissue homeostasis. Nat. Rev. Immunol. 2014; 14 (6): 392–404. DOI: 10.1038/nri3671.

52. Cross J. Human CD14dim Monocytes Patrol and Sense Nucleic Acids and Viruses via TLR7 and TLR8 Receptors. Immunity. 2010; 33 (3): 375–386. DOI: 10.1016/j.immuni.2010.08.012.

53. Zawada A.M., Rogacev K.S., Rotter B., Winter P., Marell R.R., Fliser D., Heine G.H. SuperSAGE evidence for CD14+CD16+ monocytes as a third monocyte subset. Blood. 2011; 118 (12): 50–61. DOI: 10.1182/blood-2011-01-326827.

54. Gratchev A., Ovsiy I., Manousaridis I., Riabov V., Orekhov A., Kzhyshkowska J. Novel monocyte biomarkers of atherogenic conditions. Curr. Pharm. Des. 2013; 19 (33): 5859–5864. DOI: 10.2174/1381612811319330004.

55. Wong K.L., Tai J.J., Wong W.C., Han H., Sem X., Yeap W.H., Kourilsky P., Wong S.C. Gene expression profiling reveals the defining features of the classical, intermediate, and nonclassical human monocyte subsets. Blood. 2011; 118 (5): 16–31. DOI: 10.1182/blood-2010-12-326355.

56. Saleh M.N., Goldman S.J., Lo Buglio A.F., Beall A.C., Sabio H., McCord M.C., Minasian L., Alpaugh R.K., Weiner L.M., Munn D.H. CD16 + monocytes in patients with cancer: spontaneous elevation and pharmacologic induction by recombinant human macrophage colony-stimulating factor. Blood. 1995; 85 (10): 2910–2917.

57. Schauer D., Starlinger P., Reiter C., Jahn N., Zajc P., Buchberger E., Bachleitner-Hofmann T., Bergmann M., Stift A., Gruenberger T., Brostjan C. Intermediate monocytes but not TIE2- expressing monocytes are a sensitive diagnostic indicator for colorectal cancer. PLoS One. 2012; 7 (9): e44450. DOI: 10.1371/journal.pone.0044450.

58. Subimerb C., Pinlaor S., Lulitanond V., Khuntikeo N., Okada S., McGrath M.S., Wongkham S. Circulating CD14(+) CD16(+) monocyte levels predict tissue invasive character of cholangiocarcinoma. Clin. Exp. Immunol. 2010; 161 (3): 471–479. DOI: 10.1111/j.1365- 2249.2010.04200.

59. Hamm A., Prenen H., Van Delm W., Di Matteo M., Wenes M., Delamarre E., Schmidt T., Weitz J., Sarmiento R., Dezi A., Gasparini G., Rothé F., Schmitz R., D’Hoore A., Iserentant H., Hendlisz A., Mazzone M. Tumour-educated circulating monocytes are powerful candidate biomarkers for diagnosis and disease follow-up of colorectal cancer. Gut. 2016; 65 (6): 990–1000. DOI: 10.1136/gutjnl-2014-308988.

60. Grage-Griebenow E., Zawatzky R., Kahlert H., Brade L., Flad H., Ernst M. Identification of a novel dendritic cell-like subset of CD64+/CD16+ blood monocytes. Eur. J. Immunol. 2001; 31 (1): 48–56. DOI: 10.1002/1521-4141(200101)31:1<48::AID-IMMU48>3.0.CO;2-5

61. Turrini R., Pabois A., Xenarios I., Coukos G., Delaloye J.F., Doucey M.A. TIE-2 expressing monocytes in human cancers. Oncoimmunology. 2017; 6 (4): e1303585. DOI: 10.1080/2162402X.2017.1303585.

62. Welford A.F., Biziato D., Coffelt S.B., Nucera S., Fisher M., Pucci F., Di Serio C., Naldini L., De Palma M., Tozer G.M., Lewis C.E. TIE2-expressing macrophages limit the therapeutic efficacy of the vasculardisrupting agent combretastatin A4 phosphate in mice. J. Clin. Invest. 2011; 121 (5): 1969–1973. DOI: 10.1172/JCI44562.

63. Guex N., Crespo I., Bron S., Ifticene-Treboux A., FaesVan’t Hull E., Kharoubi S., Liechti R., Werffeli P., Ibberson M., Majo F., Nicolas M., Laurent J., Garg A., Zaman K., Lehr H.A., Stevenson B.J., Rüegg C., Coukos G., Delaloye J.F., Xenarios I., Doucey M.A. Angiogenic activity of breast cancer patients’ monocytes reverted by combined use of systems modeling and experimental approaches. PLoS Comput Biol. 2015; Mar. 13; 11 (3): e1004050. DOI: 10.1371/journal.pcbi.1004050.

64. Forget M.A., Voorhees J.L., Cole S.L., Dakhlallah D., Patterson I.L., Gross A.C., Moldovan L., Mo X., Evans R., Marsh C.B. Macrophage colony-stimulating factor augments Tie2-expressing monocyte differentiation, angiogenic function, and recruitment in a mouse model of breast cancer. PLoS One. 2014; 9 (6): e98623. DOI: 10.1371/journal.pone.0098623.

65. Ibberson M., Bron S., Guex N., Faes-van’t Hull E., Ifticene-Treboux A., Henry L., Lehr H.A., Delaloye J.F., Coukos G., Xenarios I. TIE-2 and VEGFR kinase activities drive immunosuppressive function of TIE-2-expressing monocytes in human breast tumors. Clin. Cancer. Res. 2013; 19 (13): 3439–3449. DOI: 10.1158/1078-0432.CCR-12-3181.

66. Pulaski H.L., Spahlinger G., Silva I.A., McLean K., Kueck A.S., Reynolds R.K., Coukos G., Conejo-Garcia J.R., Buckanovich R.J. Identifying alemtuzumab as an anti-myeloid cell antiangiogenic therapy for the treatment of ovarian cancer. J. Transl. Med. 2009; Jun. 19; 7 (1): 49. DOI: 10.1186/1479-5876-7-49.

67. Bron S., Henry L., Faes-van’t Hull E., Turrini R., Vanhecke D., Guex N., Ifticene-Treboux A., Iancu E.M., Semilietof A., Rufer N., Lehr H.-A., Xenarios I., Coukos G., Delaloye J.F., Doucey M.A. TIE-2-expressing monocytes are lymphangiogenic and associate specifically with lymphatics of human breast cancer. Oncoimmunology. 2016; 5 (2): e1073882. DOI: 10.1080/2162402X.2015.1073882.

68. Tsutsui S., Inoue H., Yasuda K., Suzuki K., Takeuchi H., Nishizaki T., Higashi H., Era S., Mori M. Angiopoietin-2 expression in invasive ductal carcinoma of the breast: its relationship to the VEGF expression and microvessel density. Breast Cancer Res. Treat. 2006; 98 (3): 261–266. DOI: 10.1007/s10549-005-9157-9.

69. Ji J., Zhang G., Sun B., Yuan H., Huang Y., Zhang J, Wei X., Zhang X., Hou J. The frequency of tumor-infiltrating Tie-2-expressing monocytes in renal cell carcinoma: its relationship to angiogenesis and progression. Urology. 2013; 82 (4): e9–13. DOI: 10.1016/j.urology.2013.05.026.

70. Schauer D., Starlinger P., Reiter C., Jahn N., Zajc P., Buchberger E., Bachleitner-Hofmann T., Bergmann M., Stift A., Gruenberger T., Brostjan C. Intermediate Monocytes but Not TIE2-Expressing Monocytes Are a Sensitive Diagnostic Indicator for Colorectal Cancer. PLoS One. 2012; 7 (9): e44450. DOI: 10.1371/journal.pone.0044450.

71. Gabrusiewicz K., Liu D., Cortes-Santiago N., Hossain M.B., Conrad C.A., Aldape K.D., Fuller G.N., Marini F.C., Alonso M.M., Idoate M.A., Gilbert M.R., Fueyo J., Gomez-Manzano C. Anti-vascular endothelial growth factor therapy-induced glioma invasion is associated with accumulation of Tie2-expressing monocytes. Oncotarget. 2014; 5 (8): 2208–2220. DOI: 10.18632/oncotarget.1893.

72. Venneri M.A., De Palma M., Ponzoni M., Pucci F., Scielzo C., Zonari E., Mazzieri R., Doglioni C., Naldini L. Identification of proangiogenic TIE2-expressing monocytes (TEMs) in human peripheral blood and cancer. Blood. 2007; 109 (12): 5276–5285. DOI: 10.1182/blood-2006-10-053504.

73. Goede V., Coutelle O., Shimabukuro-Vornhagen A., Holtick U., Neuneier J., Koslowsky T.C., Weihrauch M.R., von Bergwelt-Baildon M., Hacker U.T. Analysis of Tie2-expressing monocytes (TEM) in patients with colorectal cancer. Cancer Invest. 2012; 30 (3): 225–230. DOI: 10.3109/07357907.2011.636114.

74. De Palma M., Murdoch C., Venneri M.A., Naldini L., Lewis C.E. Tie2-expressing monocytes: regulation of tumor angiogenesis and therapeutic implications. Trends Immunol. 2007; 28 (12): 519–524. DOI: 10.1016/j.it.2007.09.004.

75. Sainz B.J., Carron E., Vallespinуs M., Machado H.L. Cancer stem cells and macrophages: implications in tumor biology and therapeutic strategies. Mediators Inflamm. 2016; 2016: 1–15. DOI: 10.1155/2016/9012369.

76. Gasteiger G., D’Osualdo A., Schubert D.A., Weber A., Bruscia E.M., Hartl D. Cellular Innate Immunity: An old game with new players. J. Innate Immun. 2017; 9 (2): 111–125. DOI: 10.1159/000453397.

77. Saeed S., Quintin J., Kerstens H.H., Rao N.A., Aghajanirefah A., Matarese F., Cheng S.C., Ratter J., Berentsen K., van der Ent M.A., Sharifi N., Janssen-Megens E.M., Ter Huurne M., Mandoli A., van Schaik T., Ng A., Burden F., Downes K., Frontini M., Kumar V., Giamarellos-Bourboulis E.J., Ouwehand W.H., van der Meer J.W., Joosten L.A., Wijmenga C., Martens J.H., Xavier R.J., Logie C., Netea M.G., Stunnenberg H.G. Epigenetic programming of monocyte-to-macrophage differentiation and trained innate immunity. Science. 2014; 345 (6204): 1251086. DOI: 10.1126/science.1251086.

78. Hoeksema M.A., de Winther M.P. Epigenetic regulation of monocyte and macrophage function. Antioxid Redox Signal. 2016; 25 (14): 758–774. DOI: 10.1089/ars.2016.6695.

79. Netea M.G., Joosten L.A., Latz E., Mills K.H., Natoli G., Stunnenberg H.G., O’Neill L.A., Xavier R.J. Trained immunity: A program of innate immune memory in health and disease. Science. 2016; 352 (6284): aaf1098. DOI: 10.1126/science.aaf1098.

80. Bekkering S., Joosten L.A., van der Meer J.W., Netea M.G., Riksen N.P. The epigenetic memory of monocytes and macrophages as a novel drug target in atherosclerosis. Clin. Ther. 2015; 37 (4): 914–923. DOI: 10.1016/j.clinthera.2015.01.008.

81. van Diepen J.A., Thiem K., Stienstra R., Riksen N.P., Tack C.J., Netea M.G. Diabetes propels the risk for cardiovascular disease: sweet monocytes becoming aggressive? Cell Mol. Life Sci. 2016; 73 (24): 4675–4684. DOI: 10.1007/s00018-016-2316-9.

82. Almatroodi S.A., McDonald C.F., Collins A.L., Darby I.A., Pouniotis D.S. Blood classical monocytes phenotype is not altered in primary non-small cell lung cancer. World J. Clin. Oncol. 2014; 5 (5): 1078–1087. DOI: 10.5306/wjco.v5.i5.1078.

83. Hanna R.N., Cekic C., Sag D., Tacke R., Thomas G.D., Nowyhed H., Herrley E., Rasquinha N., McArdle S., Wu R., Peluso E., Metzger D., Ichinose H., Shaked I., Chodaczek G., Biswas S.K., Hedrick C.C. Patrolling monocytes control tumor metastasis to the lung. Science. 2015; 350 (6263): 985–990. DOI: 10.1126/science.aac9407.

84. Zhang B., Cao M., He Y., Liu Y., Zhang G., Yang C., Du Y., Xu J., Hu J., Gao F. Increased circulating M2- like monocytes in patients with breast cancer. Tumour Biol. 2017; 39 (6): 1010428317711571. DOI: 10.1177/1010428317711571.

85. Adams D.L., Martin S.S., Alpaugh R.K., Charpentier M., Tsai S., Bergan R.C., Ogden I.M., Catalona W., Chumsri S., Tang C.M., Cristofanilli M. Circulating giant macrophages as a potential biomarker of solid tumors. Proceedings of the National Academy of Sciences. 2014; 111 (9): 3514–3519. DOI: 10.1073/pnas.1320198111.

86. Adams D.L., Adams D.K., Alpaugh R.K., Cristofanilli M., Martin S.S., Chumsri S., Tang C.M., Marks J.R. Circulating cancer-associated macrophage-like cells differentiate malignant breast cancer and benign breast conditions. Cancer Epidemiol. Biomarkers Prev. 2016; 25 (7): 1037– 1042. DOI: 10.1158/1055-9965.

87. Biswas S.K., Mantovani A. Macrophages: biology and role in the pathology of diseases. New York: Springer, 2014: 7–11. DOI: 10.1007/978-1-4939-1311-4.

88. Zhao L., Shao Q., Zhang Y., Zhang L., He Y., Wang L., Kong B., Qu X. Human monocytes undergo functional re-programming during differentiation to dendritic cell mediated by human extravillous trophoblasts. Sci. Rep. 2016; 6 (1): 20409. DOI: 10.1038/srep20409.

89. Baj-Krzyworzeka M., Baran J., Szatanek R., Mytar B., Siedlar M., Zembala M. Interactions of human monocytes with TMVs (tumour-derived microvesicles). Biochem. Soc. Trans. 2013; 41 (1): 268–272. DOI: 10.1042/BST20120244.

90. Dimitrov S., Shaikh F., Pruitt C., Green M., Wilson K., Beg N., Hong S. Differential TNF production by monocyte subsets under physical stress: blunted mobilization of proinflammatory monocytes in prehypertensive individuals. Brain Behav. Immun. 2013; 27 (1): 101–108. DOI: 10.1016/j.bbi.2012.10.003.

91. van Furth R., Cohn Z.A., Hirsch J.G., Humphrey J.H., Spector W.G., Langevoort H.L. Mononuclear phagocytic system: new classification of macrophages, monocytes and of their cell line. Bull World Health Organ. 1972; 47: 651–658.

92. Guilliams M., van de Laar L.. A hitchhiker’s guide to myeloid cell subsets: practical implementation of a novel mononuclear phagocyte classification system. Front. Immunol. 2015; 6. DOI: 10.3389/fimmu.2015.00406.

93. Чердынцева Н.В., Митрофанова И.В., Булдаков М.А., Стахеева М.Н., Патышева М.Р., Завьялова М.В., Кжышковска Ю.Г. Макрофаги и опухолевая прогрессия: на пути к макрофаг-специфичной терапии. юллетень сибирской медицины. 2017; 16 (4): 61–74. DOI: 10.20538/1682-0363-2017-4-61-74.

94. Wynn T.A., Chawla A., Pollard J.W. Macrophage biology in development, homeostasis and disease. Nature. 2013; 496 (7446): 445–455. DOI: 10.1038/nature12034.

95. Movahedi K., Laoui D., Gysemans C., Baeten M., Stangé G., Van den Bossche J., Mack M., Pipeleers D., In’t Veld P., e Baetselier P. Van Ginderachter J.A. Different tumor microenvironments contain functionally distinct subsets of macrophages derived from Ly6C(high) monocytes. Cancer Res. 2010; 70 (14): 5728–5739. DOI: 10.1158/0008-5472.CAN-09-4672.

96. Franklin R.A., Liao W., Sarkar A., Kim M.V., Bivona M.R., Liu K., Pamer E.G., Li M.O. The cellular and molecular origin of tumor-associated macrophages. Science. 2014; 344 (6186): 921–925. DOI: 10.1126/science.1252510.

97. Qian B.Z., Li J., Zhang H., Kitamura T., Zhang J., Campion L.R., Kaiser E.A., Snyder L.A., Pollard J.W. CCL2 recruits inflammatory monocytes to facilitate breast-tumour metastasis. Nature. 2011; 475 (7355): 222–225. DOI: 10.1038/nature10138.

98. Shand F.H., Ueha S., Otsuji M., Koid S.S., Shichino S., Tsukui T., Kosugi-Kanaya M., Abe J., Tomura M., Ziogas J., Matsushima K. Tracking of intertissue migration reveals the origins of tumor-infiltrating monocytes. Proceedings of the National Academy of Sciences. 2014; 111 (21): 7771–7776. DOI: 10.1073/pnas.1402914111.

99. Harney A.S., Arwert E.N., Entenberg D., Wang Y., Guo P., Qian B.Z., Oktay M.H., Pollard J.W., Jones J.G., Condeelis J.S. Real-time imaging reveals local, transient vascular permeability, and tumor cell intravasation stimulated by TIE2hi macrophage-derived VEGFA. Cancer Discov. 2015; 5 (9): 932–943. DOI: 10.1158/2159-8290.CD-15-0012.

100. Sawanobori Y., Ueha S., Kurachi M., Shimaoka T., Talmadge J.E., Abe J., Shono Y., Kitabatake M., Kakimi K., Mukaida N., Matsushima K. Chemokine-mediated rapid turnover of myeloid-derived suppressor cells in tumor-bearing mice. Blood. 2008; 111 (12): 5457–5466. DOI: 10.1182/blood-2008-01-136895.

101. Bögels M., Braster R., Nijland P.G., Gül N., van de Luijtgaarden W., Fijneman R.J., Meijer G.A., Jimenez C.R., Beelen R.H., van Egmond M. Carcinoma origin dictates differential skewing of monocyte function. OncoImmunology. 2012; 1 (6): 798–809. DOI: 10.4161/onci.20427.

102. Baron S., Finbloom J., Horowitz J., Bekisz J., Morrow A., Zhao T., Fey S., Schmeisser H., Balinsky C., Miyake K., Clark C., Zoon K. Near eradication of clinically relevant concentrations of human tumor cells by interferon-activated monocytes in vitro. J. Interferon. Cytokine Res. 2011; 31 (7): 569–573. DOI: 10.1089/jir.2010.0153.

103. Кжышковска Ю.Г., Митрофанова И.В., Завьялова М.В., Слонимская Е.М., Чердынцева Н.В. Опухолеассоциированные макрофаги. М.: Наука, 2017: 224.

104. Hettinger J., Richards D.M., Hansson J., Barra M.M., Joschko A.C., Krijgsveld J., Feuerer M. Origin of monocytes and macrophages in a committed progenitor. Nat. Immunl. 2013; 14 (8): 821–830. DOI: 10.1038/ni.2638.

105. Segura E., Amigorena S. Inflammatory dendritic cells in mice and humans. Trends immunol. 2013; 34 (9): 440– 445. DOI: 10.1016/j.it.2013.06.001.

106. Maeng H., Terabe M., Berzofsky J.A. Cancer vaccines: translation from mice to human clinical trials. Curr. Opin Immunol. 2018; 51: 111–122. DOI: 10.1016/j.coi.2018.03.001.

107. Kongsted P., Borch T.H., Ellebaek E., Iversen T.Z., Andersen R., Met Ö., Hansen M., Lindberg H., Sengeløv L., Svane I.M. Dendritic cell vaccination in combination with docetaxel for patients with metastatic castration-resistant prostate cancer: A randomized phase II study. Cytotherapy. 2017; 19 (4): 500–513. DOI: 10.1016/j.jcyt.2017.01.007.

108. Vuk-Pavlović S., Bulur P.A., Lin Y., Qin R., Szumlanski C.L., Zhao X., Dietz A.B. Immunosuppressive CD14+HLA-DRlow/-monocytes in prostate cancer. Prostate. 2010; 70 (4): 443–455. DOI: 10.1002/pros.21078.

109. Laborde R.R., Lin Y., Gustafson M.P., Bulur P.A., Dietz A.B. Cancer vaccines in the world of immune suppressive monocytes (CD14+HLA-DRlo/neg cells): the gateway to improved responses. Frontiers in Immunology. 2014; 5: 147. DOI: 10.3389/fimmu.2014.00147.

110. Yu J., Du W., Yan F., Wang Y., Li H., Cao S, Yu W, Shen C, Liu J, Ren X. Myeloid-derived suppressor cells suppress antitumor immune responses through IDO expression and correlate with lymph node metastasis in patients with breast cancer. J Immunol. 2013; 190 (7): 3783–3797. DOI:10.4049/jimmunol.1201449.

111. Mougiakakos D., Jitschin R., von Bahr L., Poschke I., Gary R., Sundberg B., Gerbitz A, Ljungman P, Le Blanc K. Immunosuppressive CD14+HLA-DRlow/neg IDO+ myeloid cells in patients following allogeneic hematopoietic stem cell transplantation. Leukemia. 2013; 27 (2): 377–388. DOI: 10.1038/leu.2012.215.

112. Maeda A., Kawamura T., Ueno T., Usui N., Miyagawa S. Monocytic suppressor cells derived from human peripheral blood suppress xenogenic immune reactions. Xenotransplantation. 2014; 21 (1): 46–56. DOI: 10.1111/xen.12067.

113. Poschke I., Mao Y., Adamson L., Salazar-Onfray F., Masucci G., Kiessling R. Myeloid-derived suppressor cells impair the quality of dendritic cell vaccines. Cancer Immunol. Immunother. 2012; 61 (6): 827–838. DOI: 10.1007/s00262-011-1143-y.

114. Gustafson M.P., Lin Y., New K.C., Bulur P.A., O’Neill B.P., Gastineau D.A., Dietz AB. Systemic immune suppression in glioblastoma: the interplay between CD14+HLADRlo/neg monocytes, tumor factors, and dexamethasone. Neuro Oncol. 2010; 12 (7): 631–644. DOI:10.1093/neuonc/noq001.

115. Engblom C., Pfirschke C., Pittet M.J. The role of myeloid cells in cancer therapies. Nat. Rev. Cancer. 2016; 16 (7): 447–462. DOI: 10.1038/nrc.2016.54.

116. Bonapace L., Coissieux M.M., Wyckoff J., Mertz K.D., Varga Z., Junt T., Bentires-Alj M. Cessation of CCL2 inhibition accelerates breast cancer metastasis by promoting angiogenesis. Nature. 2014; 515 (7525): 130–133. DOI: 10.1038/nature13862.

117. Germano G., Frapolli R., Belgiovine C., Anselmo A., Pesce S., Liguori M., Erba E., Uboldi S., Zucchetti M., Pasqualini F. Role of macrophage targeting in the antitumor activity of trabectedin. Cancer Cell. 2013; 23 (2): 249–262. DOI: 10.1016/j.ccr.2013.01.008.

повышение моноцитов у мужчин

повышение моноцитов у мужчин

повышение моноцитов у мужчин

>>>ПЕРЕЙТИ НА ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ >>>

Что такое повышение моноцитов у мужчин?

Я раньше думал, что проблемы с потенцией возникают только у мужчин старше 50 лет. Оказалось, что снижение сексуального влечения обычное дело и в более молодом возрасте. Спасибо специалисту, посоветовавшему капсулы Biomanix для превентивного лечения. Пропил средство курсом (3 недели) и больше не волнуюсь, что могут быть досадные осечки в постели.

Эффект от применения повышение моноцитов у мужчин

Вещества Биоманикса совместимы с алкогольными напитками, однако при их злоупотреблении данный продукт медленнее всасываются из стенок желудка в кровь.

Мнение специалиста

Заказывала Биоманикс уже 2 раза. У мужа проблемы на работе и постоянно какие-то стрессы, а когда еще и в постели осечки, то вообще расстраивается. Решили попробовать натуральное поддерживающее средство (от виагры сразу отказались) и не прогадали. Эффект есть!

Как заказать

Для того чтобы оформить заказ повышение моноцитов у мужчин необходимо оставить свои контактные данные на сайте. В течение 15 минут оператор свяжется с вами. Уточнит у вас все детали и мы отправим ваш заказ. Через 3-10 дней вы получите посылку и оплатите её при получении.

Отзывы покупателей:

Даша

Технология мгновенного расширения Biomanix доставляет компоненты, стимулирующие рост пещеристого тела прямо в пенис, позволяя МАКСИМАЛЬНО увеличить его размер.

София

Принимал Biomanix по инструкции 21 день. Разницу заметил почти сразу – эрекция каменная и ощущения стали намного ярче. Эффект держится несколько месяцев…

Начал замечать, что с возрастом, количеством стресса и ритмом жизни потенция начала барахлить. Посоветовался с врачом, он рекомендовал курс Biomanix. Первое время эффекты сводились к продолжительности и качеству полового акта, а потом я начал замечать как улучшается мое самочувствие в целом. Тестостерон очень важный гормон для организма и его недостаток отражается на организме и психике. К концу курса я как будто сбросил лет десять и вернулся в юность. Где купить повышение моноцитов у мужчин? Заказывала Биоманикс уже 2 раза. У мужа проблемы на работе и постоянно какие-то стрессы, а когда еще и в постели осечки, то вообще расстраивается. Решили попробовать натуральное поддерживающее средство (от виагры сразу отказались) и не прогадали. Эффект есть!
Моноциты – большие белые кровяные клетки, которые превращаются в макрофаги в тканях, помогая контролировать инфекции, за счет поглощения бактерий. В определенных случаях клинический анализ крови отображает повышение уровня. Причины повышения моноцитов. У мужчин. У женщин. У беременных. У детей. Чем опасно повышение моноцитов? . Моноциты – одноклеточные зрелые лейкоциты, образовываются в костном мозге, продолжительность их жизни не превышает трех. Повышенные моноциты – что могут означать? Состояние, при котором моноциты превышают нормы называют моноцитозом. . Повышенные моноциты у ребенка чаще всего являются следствием инфекции или продолжающихся воспалительных процессов, например, это состояние характерно для: детского. Нормальное значение моноцитов у женщин и мужчин не отличается. . Действительно, повышение моноцитов после еды не столь значительно и обычно не превышает верхнего порога, однако риск неправильной трактовки результата все же остается. С внедрением в практику аппаратов для автоматической. 2 Если моноциты повышены у взрослого, о чем это говорит? 2.1 При каких болезнях повышаются моноциты у взрослых и детей? . Примеры заболеваний, при которых обнаруживается повышение моноцитов в крови у женщин и мужчин Повышенный уровень моноцитов в крови у взрослого человека может свидетельствовать о том что в организме протекает инфекция. Помимо этого повышенные моноциты могут также обозначать болезни кроветворной системы, наличие опухолей, ревматизма и т.д. Однако, в ряде случаев повышенный. Причины повышения моноцитов в крови у взрослых и детей. Нормы количества моноцитов в крови и что может вызывать моноцитоз. Нормы моноцитов у женщин, мужчин, детей. Концентрация моноцитов определяется в процентах, нормальные показатели коррелируются полом и возрастом, говорят о состоянии иммунитета в текущий момент времени, аббревиатура моноцитов в анализе – MONO. Данные норм. При каких болезнях моноциты повышены. Увеличение показателя моноцитов в крови является тревожным признаком. В первую очередь исключают инфекционный фактор, как самый легко диагностируемый. Почему повышены моноциты. Чтобы лучше понять причины повышения моноцитов, необходимо знать, что представляют собой эти клетки . Специфических причин, вызывающих повышение количества моноцитов у мужчин, не существует. Лейкоцитарные нормы и причины их изменения у представителей. Моноциты повышены – превышение допустимого уровня данных компонентов крови, что может свидетельствовать о развитии той или иной болезни. Расшифровку анализов делает только врач.
http://www.himmetaydin.av.tr/userfiles/kupit_tabletki_dlia_muzhchin_dlia_povysheniia_potentsii3685.xml
http://www.lemonsport.sk/upload/povyshenie_potentsii_u_muzhchin_v_domashnikh5214.xml
http://apm.wroclaw.pl/userfiles/povyshenie_soe_v_krovi_u_muzhchin6021.xml
http://xn--42-jlclgg6a3e.xn--p1ai/userfiles/sredstva_povysheniia_potentsii_dlia_muzhchin_apteke8719.xml
http://ukbd.fnhk.cz/userfiles/povyshenie_soe_u_muzhchin9326.xml
Вещества Биоманикса совместимы с алкогольными напитками, однако при их злоупотреблении данный продукт медленнее всасываются из стенок желудка в кровь.
повышение моноцитов у мужчин
Я раньше думал, что проблемы с потенцией возникают только у мужчин старше 50 лет. Оказалось, что снижение сексуального влечения обычное дело и в более молодом возрасте. Спасибо специалисту, посоветовавшему капсулы Biomanix для превентивного лечения. Пропил средство курсом (3 недели) и больше не волнуюсь, что могут быть досадные осечки в постели.
Список из 28 интересных препаратов для повышения потенции мужчин без побочных эффектов от приема. Данные лекарственные изделия помогут в укреплении мужской силы и в вопросах лечения полового здоровья. * Цена на товары категории Лекарства для терапии импотенции у мужчин в Москве указана без учета скидок и стоимости доставки. . Согласно указу президента №187 от 17 марта 2020 года о дистанционной продажи безрецептурных лекарств осуществляется доставка на дом безрецептурных лекарственных. Препараты для потенции Все лекарственные препараты по доступным ценам на одном сайте ЗдравСити Большой ассортимент Наличие в аптеках 7 дней в неделю 24 часа в сутки. Категории. Для повышения потенции. Препараты для быстрого повышения потенции для мужчин: 32 лучшее средство. Виктор Румянцев. На современном фармакологическом рынке представлено множество препаратов, которые быстро улучшают и повышают потенцию у мужчин. Перед покупкой средства надо разобраться в механизме его. Эти лекарственные средства для повышения потенции имеют побочки, связанные с механизмом действия – подавлением функции фермента ФДЭ-5 . Безопасный препарат для повышения потенции у мужчин. Где и как можно купить. Какие препараты для повышения потенции можно принимать мужчинам? Таблетки для продления полового акта. . Ингибиторы фосфодиэстеразы типа 5. К этим лекарственным средствам для повышения потенции, действие которых основано на усиление кровотока в пенисе, относят 4 препарата: Виагра. Лучшие лекарственные препараты для лечения импотенции. Описание средств, формы выпуска (мази, таблетки), побочные . По отзывам мужчин, принимавших средства для улучшения потенции, современные медикаменты демонстрируют хороший терапевтический эффект. Большинство людей после курса. Лучшие таблетки для потенции мужчин. . Способствует естественному повышению тестостерона . Лучшие БАДы для потенции мужчин. Пищевые добавки также являются популярным видом лекарственных средств, но они отличаются составом, способом воздействия. Это исключительно.

Повышенные моноциты в крови — что это значит?

Обычному человеку не всегда понятны различные медицинские термины, цифры, формулы. Например, повышенные моноциты в крови: что это значит? Прежде всего необходимо выяснить, что обозначает этот термин.

Что такое моноциты?

Моноциты — это определенные клетки иммунной системы. Их еще называют тканевыми макрофагами и фрагоцитирующими мононуклеарами. Моноциты являются разновидностью лейкоцитов и выполняют защитные функции в организме: предотвращают различные инфекционные заболевания, растворяют кровяные сгустки, устраняют отмершие ткани. Образуются и созревают данные клетки в костном мозге. Затем они транспортируются в кровоток и 36-100 часов циркулируют по крови. После этого моноциты переходят в ткани организма и преобразуются в тканевые макрофаги, основной функцией которых является уничтожение болезнетворных бактерий и мертвых тканей. Кроме этого, данные клетки влияют на регуляцию кроветворения. С их помощью синтезируются вещества, которые защищают иммунитет: интерферон, интерлейкины.

Если диагностируются повышенные моноциты в крови, значит у человека моноцитоз. Он может быть относительным и абсолютным. Такое состояние указывает на наличие воспалительного процесса в организме.

Моноциты в крови повышены: причины

8 % моноцитов от всего количества лейкоцитов — норма для здорового человека. Если уровень данных клеток превышает 8 %, то это указывает на относительный моноцитоз. При этом абсолютное число моноцитов в крови не выходит за пределы нормы, однако может снижаться уровень других видов лейкоцитов. Абсолютный моноцитоз появляется при увеличении общего количества моноцитов выше 0,7*109/л. Определить эти показатели поможет анализ крови. Моноциты повышены могут быть в результате следующих причин:

  • различные заболевания кровеносной системы;

  • риккетсиозные, вирусные, протозойные, грибковые инфекции;

  • язвенный колит;

  • энтерит;

  • лейкоз;

  • сифилис;

  • туберкулез;

  • бруцеллез;

  • узелковый полиартериит;

  • красная волчанка;

  • артрит.

Почему моноциты могут быть понижены?

Если количество моноцитов в крови составляет менее 1 % от общего содержания лейкоцитов, то такое состояние называется моноцитопения.

Наиболее распространенные причины этого явления:

  • апластическая анемия;

  • брюшной тиф;

  • истощение организма;

  • послеродовой период у женщин;

  • поражения костного мозга;

  • гнойные процессы;

  • шок;

  • прием определенных лекарственных средств.

Если уровень данных клеток повышен незначительно, то организм в состоянии самостоятельно справиться с проблемой. При обнаружении высоких показателей моноцитов без медицинской помощи не обойтись и необходимо лечение основного заболевания. Для этого потребуются тщательная диагностика, различные медицинские препараты и длительный период времени. Однако стопроцентное излечение не всегда возможно. Например, при лейкозе полного выздоровления можно достичь в очень редких случаях. Тем не менее, оставлять без внимания заболевания нельзя, необходимо придерживаться всех рекомендаций лечащего врача.

Повышенные моноциты в крови — это очень серьезно. Игнорирование моноцитоза может быть очень опасным для здоровья.

Повышенные моноциты, анализ крови — Вопрос педиатру

Если вы не нашли нужной информации среди ответов на этот вопрос, или же ваша проблема немного отличается от представленной, попробуйте задать дополнительный вопрос врачу на этой же странице, если он будет по теме основного вопроса. Вы также можете задать новый вопрос, и через некоторое время наши врачи на него ответят. Это бесплатно. Также можете поискать нужную информацию в похожих вопросах на этой странице или через страницу поиска по сайту. Мы будем очень благодарны, если Вы порекомендуете нас своим друзьям в социальных сетях.

Медпортал 03online.com осуществляет медконсультации в режиме переписки с врачами на сайте. Здесь вы получаете ответы от реальных практикующих специалистов в своей области. В настоящий момент на сайте можно получить консультацию по 74 направлениям: специалиста COVID-19, аллерголога, анестезиолога-реаниматолога, венеролога, гастроэнтеролога, гематолога, генетика, гепатолога, гериатра, гинеколога, гинеколога-эндокринолога, гомеопата, дерматолога, детского гастроэнтеролога, детского гинеколога, детского дерматолога, детского инфекциониста, детского кардиолога, детского лора, детского невролога, детского нефролога, детского онколога, детского офтальмолога, детского психолога, детского пульмонолога, детского ревматолога, детского уролога, детского хирурга, детского эндокринолога, дефектолога, диетолога, иммунолога, инфекциониста, кардиолога, клинического психолога, косметолога, липидолога, логопеда, лора, маммолога, медицинского юриста, нарколога, невропатолога, нейрохирурга, неонатолога, нефролога, нутрициолога, онколога, онкоуролога, ортопеда-травматолога, офтальмолога, паразитолога, педиатра, пластического хирурга, подолога, проктолога, психиатра, психолога, пульмонолога, ревматолога, рентгенолога, репродуктолога, сексолога-андролога, стоматолога, трихолога, уролога, фармацевта, физиотерапевта, фитотерапевта, флеболога, фтизиатра, хирурга, эндокринолога.

Мы отвечаем на 97% вопросов.

Оставайтесь с нами и будьте здоровы!

симптомы, причины, лечение, профилактика, осложнения

Причины

В период беременности любые значительные отклонения в химическом составе крови могут негативно сказаться на гестации и развитии плода. Во избежание плачевных последствий будущей маме следует регулярно наблюдаться у акушера-гинеколога, сдавать все необходимые анализы и своевременно лечить все инфекционные и другие заболевания.  

Как было сказано выше, моноцитоз развивается как следствие различных заболеваний.

Основные заболевания, которые могут привести к моноцитозу:

  • вирусные и инфекционные заболевания ( в первую очередь сифилис, туберкулёз, острые и хронические респираторные заболевания, ротовирусная инфекция),
  • аутоиммунные нарушения также вызывают увеличение лейкоцитов и моноцитов (среди часто встречающихся у беременных можно выделить красную системную волчанку, атипичный сахарный диабет, ревматоидный артрит),
  • различные болезни крови и кроветворных органов (лейкоз, мононуклеоз, моноцитопения, железодефицитная анемия),
  • онкологические заболевания ( особенно рак крови — лейкемия),
  • наследственный фактор (встречается у четверти пациенток),
  • прочие индивидуальные отклонения женского организма (гормональный сбой, увеличение объёма крови, стрессы, повышенная утомляемость и прочее).

У беременных незначительное повышение уровня лейкоцитов и моноцитов является нормальной реакцией организма на появление “чужеродного” тела в организме. Однако следует регулярно проверять их уровень, который не должен значительно увеличиваться.

Симптомы

Моноцитоз сам является симптомом основного заболевания. По этой причине клиническая картина при моноцитозе в первую очередь зависит от причин данной аномалии крови.

При отсутствии явной симптоматики основного заболевания моноцитоз можно определить по следующим признакам:

  • общая слабость,
  • быстрая утомляемость,
  • небольшое повышение температуры тела.

Данные симптомы характерны для различных болезней. В период беременности они могут быть физиологически обусловлены. В любом случае для подтверждения или опровержения диагноза необходимо сдать анализ крови.

Диагностика моноцитоза у беременной

Определить наличие заболевания можно по результатам анализа крови. При этом можно говорить об абсолютном и относительном моноцитозе.

Абсолютный моноцитоз — это высокий уровень клеток крови в общем объёме. Такое состояние крови требует немедленной коррекции. При относительном моноцитозе говорят о повышении уровня моноцитов в процентном соотношении с другими клетками крови. Именно такое состояние можно назвать относительно нормальным в период беременности.

Для того, чтобы выявить причины патологии крови необходим ряд других диагностических методов:

  • сбор и изучение анамнеза и жалоб пациентки,
  • общий и химический анализ крови, мочи и кала,
  • УЗИ внутренних органов,
  • компьютерная и магнитно-резонансная томография,
  • исследование мокроты,
  • влагалищный мазок.

Осложнения

В целом прогноз моноцитоза у беременных благоприятен, если он связан с физиологическими изменениями женского организма. При развитии моноцитоза во время основной болезни, наличие и степень тяжести осложнений будет зависеть именно от основной болезни.

У беременных любые серьёзные заболевания могут быть опасны:

  • выкидышем,
  • необходимостью проведение искусственного прерывания беременности,
  • развитием внутриутробных патологий плода,
  • инфицирование плода,
  • отставание в физическом и психическом развитии,
  • сложности при родоразрешении,
  • дисфункция отдельных органов и тканей,
  • инвалидизация,
  • летальный исход.

Лечение

Что можете сделать вы

Будущие мамы при ухудшении самочувсвтия должны незамедлительно обратиться к акушеру-гинекологу, который назначит сдачу анализов и ряд других исследований. По их результатам врач ставит диагноз.

Если подтвердился мононуклеоз, то беременная во избежание осложнений и для скорейшего выздоровления должна:

  • выполнять все врачебные назначения в полном объёме,
  • отказаться от самолечения,
  • соблюдать специальную диету,
  • принимать витамины,
  • оградить себя от стрессовых ситуаций,
  • минимизировать физическую активность,
  • вести здоровый образ жизни,
  • отказаться от вредных привычек.

Что делает врач

Для лечения моноцитоза необходимо выявить основное заболевание. Именно его излечение и будет основой лечения моноцитоза. Схема лечения разрабатывается с учётом основного диагноза, срока беременности, степени тяжести моноцитоза и основного заболевания.

В качестве терапевтических мер используются:

  • медикаментозное лечение,
  • переливание крови,
  • плазмоферез,
  • хирургическое вмешательство,
  • витаминотерапия,
  • диетотерапия,
  • проведение физиопроцедур,
  • симптоматическое лечение.

Профилактика

Не существует специальных мер по предотвращению моноцитоза, поскольку он может быть признаком самых различных заболеваний и патологий.

Во избежание ухудшения состояния крови в период беременности необходимо:

  • до зачатия пройти полное медицинское обследование и вылечить имеющиеся заболевания и санировать очаги инфекции,
  • своевременно лечить и предупреждать заболевания в период гестации,
  • укреплять иммунитет (принимать витамины, отказаться от вредных привычек, придерживаться правил рационального сбалансированного питания, регулярно выходить на свежий воздух, заниматься физкультурой),
  • минимизировать стрессовые ситуации,
  • вести здоровый образ жизни,
  • регулярно посещать женскую консультацию и сдавать все необходимые анализы.

Оцените материал:

спасибо, ваш голос принят

Статьи на тему

Показать всё

Вооружайтесь знаниями и читайте полезную информативную статью о заболевании моноцитоз при беременности. Ведь быть родителями – значит, изучать всё то, что поможет сохранять градус здоровья в семье на отметке «36,6».

Узнайте, что может вызвать недуг моноцитоз при беременности, как его своевременно распознать. Найдите информацию о том, каковы признаки, по которым можно определить недомогание. И какие анализы помогут выявить болезнь и поставить верный диагноз.

В статье вы прочтёте всё о методах лечения такого заболевания, как моноцитоз при беременности. Уточните, какой должна быть эффективная первая помощь. Чем лечить: выбрать лекарственные препараты или народные методы?

Также вы узнаете, чем может быть опасно несвоевременное лечение недуга моноцитоз при беременности, и почему так важно избежать последствий. Всё о том, как предупредить моноцитоз при беременности и не допустить осложнений. Будьте здоровы!

Повышены моноциты

Моноциты являются фагоцитарными клетками, чья уникальная способность захватывать и уничтожать остатки отмерших клеток делает их важнейшими компонентами лейкоцитов. Они участвуют в иммунных реакциях, а также эффективно справляются с незначительными новообразованиями. Высокие концентрации этих клеток в крови сигнализирует о наличии проблем со здоровьем. О чем говорит повышенное содержание моноцитов в крови и когда это опасно для жизни, рассмотрим далее.

Общие причины повышения моноцитов

Моноцитоз является патологическим состоянием, характеризующим повышенное содержание в крови моноцитов.

Его диагностируют в том случае, когда абсолютное содержание моноцитов в крови превышает 12% от общего числа лейкоцитов.

Выделяют два вида моноцитоза:

  1. Относительный – увеличивается процентное соотношение фагоцитарных клеток по отношению к общему объему лейкоцитов, которое также растет.
  2. Абсолютный – отмечается нормальное количество лейкоцитов, при котором моноциты занимают больший процент, чем это допустимо.

Повышенное содержание в крови моноцитов, что влечет за собой развитие моноцитоза, спровоцировано:

  1. Заболевания кроветворительной системы: моноцитарный лейкоз, лимфогранулематоз.
  2. Аутоиммунные заболевания, влияющие на синтез данных клеток костным мозгом, а также их распределение в лимфатической системе.
  3. Острые инфекционные процессы в организме, сопровождающиеся характерными внешними признаками: бруцеллез, туберкулез, малярия, сифилис, гепатит, мононуклеоз.
  4. Наличие злокачественных новообразований, которые поддаются атаке моноцитов.
  5. Ревматоидный артрит и системная красная волчанка.

Обычно моноцитоз имеет внешние клинические проявления, характерные для того заболевания, которое его спровоцировало.

Крайне редко недуг протекает бессимптомно.

Непатологические причины

Выделяют ряд ситуаций, когда повышены моноциты в крови, но человек чувствует себя относительно хорошо. Самыми распространенными из них являются:

  1. Постоперационный период, когда после определенной потери крови в костный мозг подается сигнал о необходимости ускоренного синтеза моноцитов.
  2. У женщин в конце менструации, что объясняется снижением количества выделений и уменьшения нагрузки на лимфатическую систему.
  3. Если забор крови производился непосредственно после приема пищи.
  4. Длительный прием гормональных и других препаратов, способных влиять на синтез моноцитов.
  5. Последствие химиотерапии и лучевой терапии.
  6. После перенесенных острых респираторных заболеваний, когда иммунитет продолжает усиленную борьбу с патогенными микроорганизмами.

Дабы снизить вероятность погрешности, рекомендуется сдавать общий анализ крови на голодный желудок, осведомив лечащего врача, если до этого пациент принимал какие-либо медикаменты.

Период становления иммунитета, который завершается ближе к 10-11 годам, предполагает тот факт, что абсолютное содержание моноцитов в крови может быть повышено без определенной причины. Поэтому для детей показатели нормы несколько отличаются от взрослых.

Также причиной моноцитоза чаще всего является поствакционный период, когда ребенку сделали прививку и организм начинает реагировать на введенную сыворотку. Если никаких неприятностей данное состояние не вызывает, то особого внимания обращать не стоит.

Моноцитоз исчезнет самостоятельно, как только организм «разберется» с вакциной.

Однако при сниженном иммунитете увеличение моноцитов в крови может быть связано с прогрессированием в детском организме таких заболеваний, как:

  1. Острые респираторные заболевания, а также инфекции.
  2. Мононуклеоз и патологии печени.
  3. Отравление токсическими веществами.
  4. Попадание в дыхательные пути инородных микроскопических частиц.
  5. Онкологические заболевания крови.

Довольно часто моноцитоз является причиной глистной инвазии, когда в организм ребенка попадают яйца глистов. Гельминты активизируются преимущественно в печени, что влияет на общее состояние ребенка. Признаками гельминтоза является нарушение стула и его консистенции, жалобы на тошноту и боли в животе, повышение температуры.

В данном случае нужна консультация врача и осмотр ребенка.

Если жалоб на состояние здоровья нет и можно связать высокие значения с непатологическими причинами, то предпринимать ничего не нужно.

На начальных стадиях беременности повышенное содержание моноцитов является нормой, что объясняется перестройкой иммунной системы и ее активизацией для полноценного развития плода и защиты материнского организма. Второй и третий триместр беременности характеризуется выравниванием моноцитов до нормальных значений.

В том случае, когда моноциты в крови повышены у беременной в несколько раз, потребуется комплексная диагностика. Так может проявляться мононуклеоз, который активизируется благодаря вирусу герпеса.

Чтобы избежать негативных последствий для здоровья матери и ребенка, потребуется более узкоспециализированная диагностика.

Как проявляется?

Важно понимать, что моноцитоз – это не заболевание, а состояние, спровоцированное активизацией воспалительного процесса, поэтому симптоматика будет полностью совпадать с проявлениями самого заболевания:

  • повышение температуры;
  • признаки обезвоживания и интоксикации;
  • ломота в теле, слабость, снижение двигательной активности;
  • спастические боли в животе, головная боль, боль в горле.

На основании общего анализа крови достаточно сложно правильно поставить диагноз.

Однако, если сопоставить его с данными осмотра и анамнеза, подкрепив более узкими исследованиями (кал на я/г, бак посевы), причина моноцитоза будет установлена в кратчайшие сроки.

Что предпринять?

Когда содержание в крови моноцитов увеличено на 1-2%, а жалобы на состояние здоровья отсутствуют, рекомендуется пересдать кровь на анализ через 3-5 дней. Если повторная пересдача фиксирует стремительное увеличение уровня моноцитов, значит, потребуется более глубокая диагностика, которая основывается на индивидуальных особенностях конкретного организма.

Если показатели фагоцитарных клеток критические и превышают нормы в 3,5,10 раз, может потребоваться госпитализация и комплексная диагностика.

Самолечение в данном случае должно быть полностью исключено, так как в домашних условиях правильно поставить диагноз и подобрать лечение невозможно.

Таким образом, моноцитоз может развиваться как по причине обширного воспалительного процесса, так и протекать в естественной форме, не требующей коррекции. Незначительные отклонения от нормы не должны вызывать опасений, а значения, превышающие норму в 2-3 раза должны контролироваться специалистом.

ЭКСПРЕССИЯ АДГЕЗИОННЫХ МОЛЕКУЛ МОНОЦИТАМИ ПЕРИФЕРИЧЕСКОЙ КРОВИ ПРИ БЕРЕМЕННОСТИ | Михайлова

1. Сельков С.А., Павлов О.В. Плацентарные макрофаги. -М.: Товарищество научных изданий КМК, 2007. -186 с.

2. Соколов Д.И., Лесничия М.В., Селютин А.В., Климова В.А., Аржанова О.Н., Сельков С.А. Оценка функции адгезии к эндотелиальным клеткам различных субпопуляций мононуклеаров периферической крови беременных женщин в норме и при гестозе//Регионарное кровообращение и микроциркуляция. -2008. -Т. 7, № 4. -С. 34-41.

3. Bradfield P. F., Scheiermann C., Nourshargh S. JAM-C regulates unidirectional monocyte transendothelial migration in inflammation//Blood. -2007. -Vol. 110, N. 7. -P. 2545-2555.

4. Buul J. D. van, Hordijk P. L. Signaling in Leukocyte Transendothelial Migration//Arteriosclerosis, thrombosis and vascular biology. -2004. -Vol. 24. -P.824-833.

5. Carlos T.M., Harlan J.M. Leukocyte-endothelial adhesion molecules//Blood. -1994. -Vol. 84, N 7. -P.2068-2101.

6. Donohoe S., Quenby S., Mackie I. Fluctuations in levels of antiphospholipid antibodies and increased coagulation activation markers in normal andheparin-treated antiphospholipid syndrome pregnancies//Lupus. -2002. -Vol. 11. -P. 11-20.

7. Drakea P. M., Gunnk M. D., Charog I.F., Tsoug C.-L., Zhouf Y., Huangf L., Fisher S. J. Human Placental Cytotrophoblasts Attract Monocytes and Cd56bright Natural Killer Cells via the Actions of Monocyte Inflammatory Protein 1 α//The Journal of Experimental Medicine. -2001. -Vol. 193, N 10. -P. 1199-1212.

8. Dunne J.L., Ballantyne C.M., Beaudet A.L., Ley K. Control of leukocyte rolling velocity in TNF-induced inflammation by LFA-1 and Mac-1//Blood. -2002. -Vol. 99, N 1. -P. 336-341.

9. Dunne J.L., Collins R.G., Beaudet A.L., Ballantyne C.M., Ley K. Mac-1, but not LFA-1, uses intercellular adhesion molecule-1 to mediate slow leukocyte rolling in TNF-induced inflammation // The Journal of immunology. — 2003. — Vol. 171. — P. 6105-6111.

10. Fadok, V.A., Chimini G. The phagocytosis of apoptotic cells // Immunology. — 2001. — Vol. 13. — P. 365-372.

11. Fest S., Aldo P. B., Abrahams V. M., Visintin I., Alvero A., Chen R., Chavez S.L., Romero R., Mor G. Trophoblast-Macrophage Interactions: a Regulatory Network for the Protection of Pregnancy//American Journal of Reproductive Immunology. -2007. -Vol. 57. -P. 55-66.

12. Haller H., Ziegler E.-M., Homuth V., Drab M., Eichhorn J., Nagy Z., Busjahn A., Vetter K., Luft F.C. Endothelial Adhesion Molecules and Leukocyte Integrins in Preeclamptic Patients//Hypertension. -1997. -Vol. 29. -P. 291-296.

13. Huang Y., Zhu X.-Y., Du M.-R., Li D.-J. Human Trophoblasts Recruited T Lymphocytes and Monocytes into Decidua by Secretion of Chemokine CXCL16 and Interaction with CXCR6 in the First-Trimester Pregnancy//The Journal of Immunology. -2008. -Vol. 180. -P. 2367-2375.

14. Luppi P., Haluszczak C., Betters D., Richard C.A.H., Trucco M., DeLoia J. A. Monocytes are progressively activated in the circulation of pregnant women//Journal of leukocyte biology. -2002. -Vol. 72. -P. 874-884.

15. Luscinskas F.W., Ding H., Tan P., Cumming D., Tedder T.F., Gerritsen M.E. L-and P-selectins, but not CD49d (VLA-4) integrins, mediate monocyte initial attachment to TNF-alpha-activated vascular endothelium under flow in vitro//The Journal of immunology. -1996. -Vol 157, N 1. -P. 326-335.

16. Mellembakken J.R., Aukrust P., Olafsen M.K., Ueland T., Hestdal K., Videm V. Activation of Leukocytes During the Uteroplacental Passage in Preeclampsia//Hypertension. -2002. -Vol. 39. -P. 155-160.

17. Meerschaert J., Furie M.B. Monocytes use either CD11/CD18 or VLA-4 to migrate across human endothelium in vitro//The Journal of immunology. -1994. -Vol. 152, N 4. -P. 1915-1926.

18. Mor G., Abrahams V. M. Potential role of macrophages as immunoregulators of pregnancy//Reproductive Biology and Endocrinology. -2003. -Vol. 1. -P. 119-127.

19. Nicholson A.C., Nachman R.L., Altieri D.C., Summers B.D., Ruf W., Edgington T.S., Hajjar D.P. Effector Cell Protease Receptor-1 Is a Vascular Receptor for Coagulation Factor Xa//The journal of biological chemistry. -1996. -Vol. 271, N 45. -P. 28407-28413.

20. Rao R.M., Yang L., Garcia-Cardena G., Luscinskas F.W. Endothelial-Dependent Mechanisms of Leukocyte Recruitment to the Vascular Wall//Circulation research. -2007. -Vol. 101. -P. 234-247.

21. Sadhu C., Ting H. J., Lipsky B., Hensley K., Garcia-Martinez L.F., Simon S.I., Staunton D.E. CD11c/CD18: novel ligands and a role in delayed-type hypersensitivity//Journal of Leukocyte Biology. -2007. -Vol. 81. -P. 1395-1403.

22. Straszewski-Chavez S.L., Abrahams V.M., Mor G. The role of apoptosis in the regulation of trophoblast survival and differentiation during Pregnancy//Endocrine reviews. -2005. -Vol. 26, N 7. -P. 877-897.

23. Yalamanchili P. Lu C., Oxvig C., Springer T.A. Folding and Function of I Domain-deleted Mac-1 and Lymphocyte Function-associated Antigen-1//Journal of biological chemistry. -2000. -Vol. 275, N 29. -P. 21877-21882.

Пересадка костного мозга, лечение, причины

Обзор

Что такое апластическая анемия?

Апластическая анемия — редкое заболевание крови. Это серьезное состояние является разновидностью синдрома недостаточности костного мозга. Если у вас апластическая анемия, упругая ткань внутри ваших костей (костный мозг) не производит достаточного количества лейкоцитов (лейкопения или нейтропения), эритроцитов (анемия) или тромбоцитов (тромбоцитопения).

Что делает костный мозг?

В здоровом костном мозге стволовые клетки производят три типа клеток крови.Когда эти клетки крови полностью сформированы, они покидают ваш костный мозг и попадают в кровоток.

  • Красные кровяные тельца переносят кислород, получая его из легких и циркулируя по всему телу.
  • Лейкоциты (лейкоциты) борются и уничтожают бактерии и микробы.
  • Тромбоциты останавливают кровотечение, помогая крови свертываться.

Как апластическая анемия влияет на мой организм?

Если у вас апластическая анемия, ваше тело не вырабатывает достаточное количество клеток крови, потому что у вас нет достаточного количества стволовых клеток.Обычно приобретенная апластическая анемия возникает из-за того, что иммунный триггер (заболевание, при котором организм атакует сам себя) повреждает ваши стволовые клетки.

Какие бывают виды апластической анемии?

Существует два типа апластической анемии:

  • Наследственная апластическая анемия возникает из-за случайной мутации гена. Чаще всего встречается у детей и молодых людей.
  • Приобретенная апластическая анемия возникает из-за проблем с иммунной системой. Это чаще всего встречается у пожилых людей, но может возникать и у молодых людей.

Кто может заболеть апластической анемией?

Апластическая анемия может возникнуть у любого человека любой расы и пола. У вас больше шансов заболеть апластической анемией, если вы:

  • Азиат или американец азиатского происхождения.
  • Подросток или молодой человек.
  • Старше 65 лет.

Насколько распространена апластическая анемия?

В Соединенных Штатах эксперты точно не знают, сколько людей страдают апластической анемией. Некоторые источники показывают, что ежегодно от 500 до 1000 человек получают диагноз апластическая анемия.

Симптомы и причины

Что вызывает апластическую анемию?

Часто поставщики медицинских услуг не могут определить точные причины апластической анемии. Факторы, которые увеличивают риск возникновения этого состояния, включают:

  • Аутоиммунные заболевания, такие как эозинофильный фасциит или волчанка.
  • Лекарства и химические воздействия.
  • Инфекции, такие как ВИЧ, гепатит или вирус Эпштейна-Барра (вирус, вызывающий мононуклеоз).
  • Медицинские процедуры, такие как лучевая терапия или химиотерапия.
  • Пароксизмальная ночная гемоглобинурия, приобретенное заболевание, при котором эритроциты разрушаются слишком быстро.
  • Семейный анамнез синдрома недостаточности костного мозга.
  • Беременность.

Каковы симптомы апластической анемии?

Многие люди с этим заболеванием проявляют минимальные симптомы, но с низкими показателями крови. Наиболее распространенные симптомы включают:

  • Легкое кровотечение/синяк.
  • Обильное менструальное кровотечение.
  • Одышка (одышка).
  • Усталость.
  • Частые инфекции.

Симптомы апластической анемии могут проявляться по-разному. Они могут возникать медленно или внезапно. У некоторых людей могут быть управляемые, легкие симптомы. У других могут быть симптомы, указывающие на тяжелую апластическую анемию. Тяжелая апластическая анемия требует срочного лечения.

Каковы осложнения невылеченной недостаточности костного мозга?

Без лечения у людей могут возникнуть серьезные осложнения. К таким осложнениям относятся:

  • Кровотечение.
  • Тяжелые инфекции (вирусные, бактериальные и грибковые).
  • Сердечные осложнения (аритмия, сердечная недостаточность).
  • Прогрессирование заболевания до миелодиспластического синдрома или острого лейкоза.

Диагностика и тесты

Какие тесты используются для диагностики апластической анемии?

Поставщики медицинских услуг используют серию тестов для диагностики апластической анемии. Они могут заказать:

  • Анализы крови для измерения уровней тромбоцитов, эритроцитов и лейкоцитов.
  • Биопсия костного мозга для взятия образца костного мозга и его изучения под микроскопом.

Управление и лечение

Как лечить апластическую анемию?

Ваш план лечения зависит от нескольких факторов, таких как ваш возраст, общее состояние здоровья и симптомы. Лечение апластической анемии может включать:

  • Иммунодепрессанты : Эти лекарства подавляют вашу иммунную систему. Симптомы апластической анемии улучшаются примерно у 2 из 3 человек, принимающих иммунодепрессанты.
  • Стимуляторы костного мозга: Определенные виды лекарств могут стимулировать костный мозг к выработке большего количества клеток крови. Вы можете принимать сарграмостим (лейкин®), филграстим (нейпоген®) или эпоэтин альфа (эпоген®).
  • Переливание крови : Переливание крови заменяет эритроциты и тромбоциты. Переливания не являются лекарством от апластической анемии, но они могут легко лечить такие симптомы, как усталость или кровоподтеки.
  • Поддерживающие антибиотики в зависимости от тяжести ваших анализов крови.

Существует ли лечение апластической анемии?

Пересадка костного мозга является единственным лекарством от апластической анемии. Трансплантацию костного мозга также называют трансплантацией стволовых клеток. Трансплантация является предпочтительным методом лечения тяжелой апластической анемии.

Трансплантация костного мозга заменяет поврежденные стволовые клетки здоровыми. Здоровые стволовые клетки могут происходить из:

  • Донорский костный мозг.
  • Периферические стволовые клетки (стволовые клетки, которые поставщики удаляют и обрабатывают перед трансплантацией).
  • Пуповинная кровь.

Как мне подобрать подходящую для трансплантации костного мозга?

Для успешной трансплантации костного мозга требуется подходящий донор. Подходящим донором является человек с такой же группой крови или схожей генетической структурой. Для большинства людей лучшим партнером является близкий родственник, например, брат, сестра или родитель.

Если у вас нет известного совместимого донора, вы можете зарегистрироваться в национальном реестре. Этот реестр связывает вас с совместимым донором. Вам может понадобиться иммуносупрессивная терапия или другое лечение, пока вы ждете подходящего донора.

Профилактика

Как предотвратить апластическую анемию?

Не существует гарантированного способа предотвращения апластической анемии.

Перспективы/прогноз

Каковы перспективы для людей с апластической анемией?

Прогноз (перспектива) для людей с апластической анемией, как правило, хороший. Большинство людей, получающих лечение, могут жить полноценной жизнью. Пересадка костного мозга может вылечить апластическую анемию.

Какие состояния связаны с апластической анемией?

Многие люди с апластической анемией также имеют другие заболевания крови, такие как:

  • Анемия Фанкони , редкое наследственное заболевание, вызывающее врожденные дефекты (врожденные нарушения), такие как недоразвитие рук или ног.
  • Пароксизмальная ночная гемоглобинурия, приобретенное заболевание, при котором эритроциты разрушаются слишком быстро.

Жить с

Как мне позаботиться о себе, если у меня апластическая анемия?

Если у вас апластическая анемия, важно:

  • Избегайте активных действий: Такие виды спорта, как футбол, хоккей или борьба, сопряжены с риском получения травмы. Поскольку апластическая анемия сопряжена с риском неконтролируемого кровотечения, вам может потребоваться избегать контактных видов спорта, где вы можете получить травму.
  • Защитите себя от вирусов и микробов: Тщательно и часто мойте руки. Избегайте контакта с больными людьми, носите маску и делайте все рекомендуемые прививки, включая ежегодную прививку от гриппа. Если у вас начинают проявляться признаки инфекции, немедленно обратитесь к врачу.
  • Отдых по мере необходимости: Если у вас анемия, вы можете чувствовать одышку даже после занятий умеренной интенсивности. Отдыхайте, когда вам нужно, и делайте много перерывов.

Что еще я должен спросить у своего поставщика медицинских услуг?

Вы можете спросить своего поставщика медицинских услуг:

  • Какова наиболее вероятная причина апластической анемии?
  • Что я могу сделать, чтобы справиться с симптомами апластической анемии?
  • Какие методы лечения вы рекомендуете?
  • Существуют ли побочные эффекты лечения апластической анемии?
  • Как лучше всего справиться с апластической анемией и другим заболеванием?

Записка из клиники Кливленда

Апластическая анемия — редкое, но серьезное заболевание костного мозга.Это происходит, когда ваши стволовые клетки не производят достаточно клеток крови. Вы можете легко получить синяки, устать или страдать от одышки. Без лечения апластическая анемия может увеличить риск серьезных инфекций, кровотечений, проблем с сердцем и других осложнений. Единственным лекарством от апластической анемии является пересадка костного мозга. Если вам нужно дождаться подходящего донора костного мозга, вы можете принимать иммунодепрессанты, такие как антитимоцитарный глобулин (АТГ), циклоспорин или такролимус, а также агонист рецептора тромбопоэтина элтромбопаг.Большинство людей, получающих лечение апластической анемии, живут высоким качеством жизни.

Что это такое, нарушения свертываемости крови, лечение

Обзор

Болезни крови — это когда что-то в крови мешает ей выполнять свою работу. В то время как некоторые заболевания крови вызваны генами, некоторые могут развиваться в результате других заболеваний, лекарств или недостатка питательных веществ в вашем рационе.

Существует несколько различных типов заболеваний крови. Некоторые полностью разрешаются с помощью терапии или не вызывают симптомов и не влияют на общую продолжительность жизни (они доброкачественные).Некоторые из них являются хроническими и пожизненными, но не влияют на продолжительность жизни. Другие заболевания крови, такие как серповидно-клеточная анемия и рак крови, могут привести к летальному исходу. Список заболеваний крови включает:

Как болезни крови влияют на мой организм?

Ваша кровь состоит как из жидкости, так и из твердого вещества. Жидкая часть (плазма) содержит воду, белки и соли. Когда часть вашей крови не выполняет свою работу, может развиться заболевание крови. Заболевания крови, как правило, включают:

  • Эритроциты, лейкоциты или тромбоциты, составляющие твердую часть крови.
  • Белки крови, играющие роль в свертывании.

У людей с заболеваниями эритроцитов недостаточно здоровых эритроцитов для доставки кислорода к органам. Они могут чувствовать холод, усталость или слабость.

Люди с нарушениями лейкоцитов могут чувствовать себя плохо и подвергаются повышенному риску развития инфекций.

Люди с нарушениями тромбоцитов имеют проблемы с кровотечением или свертыванием крови.

Какие заболевания крови наиболее распространены?

Доброкачественные заболевания крови включают кровотечения (тромбоцитарные) нарушения, нарушения эритроцитов, такие как анемия, и нарушения лейкоцитов.Другие заболевания крови, такие как серповидноклеточная анемия, лейкемия и лимфома, могут вызывать хронические заболевания или быть опасными для жизни.

Кровотечения (тромбоцитарные) нарушения

Тромбоциты образуют сгустки и помогают остановить кровотечение. Кровотечения (тромбоцитарные) нарушения встречаются редко. Если у вас нарушение свертываемости крови, у вас может быть слишком много кровотечений во время или после травмы или операции. Нарушения свертываемости крови могут быть приобретенными или вызванными лекарствами или заболеваниями. Некоторые из них вызваны вашими генами. Иногда причина нарушения свертываемости крови неизвестна.

Заболевания эритроцитов

Красные кровяные тельца переносят кислород по всему телу. У вас может развиться расстройство эритроцитов, если компонент этих клеток крови не работает должным образом. Заболевания эритроцитов включают:

Нарушения лейкоцитов

Лейкоциты в основном образуются в костном мозге. Если у вас нет инфекции или заболевания крови, вы производите около 100 миллиардов лейкоцитов каждый день. Существует пять типов лейкоцитов: базофилы, эозинофилы, лимфоциты, моноциты и нейтрофилы.Каждый тип лейкоцитов выполняет свою особую функцию в крови.

Заболевания крови, связанные с аномально низким уровнем лейкоцитов, называются лейкопениями. Если у вас лейкопения, вы подвергаетесь повышенному риску инфекций.

Заболевание крови, связанное с аномально высоким уровнем лейкоцитов, называется лейкоцитозом.

Симптомы и причины

Что вызывает состояние?

Нарушения свертываемости крови могут быть приобретены или вызваны лекарствами или заболеваниями.Многие живут семьями. Иногда причина нарушения свертываемости крови неизвестна.

Причины низкого уровня лейкоцитов (лейкопении) включают:

Причины высокого уровня лейкоцитов (лейкоцитоз) включают:

Могут ли заболевания крови передаваться по наследству?

Многие болезни крови передаются по наследству. Другие возникают спонтанно или являются результатом болезни, приема лекарств или недоедания.

Каковы общие симптомы заболеваний крови?

Общие симптомы нарушений эритроцитов включают:

  • Чувство усталости.
  • Чувство слабости.
  • Одышка.
  • Головная боль.

Общие симптомы нарушений лейкоцитов включают:

  • Лихорадка.
  • Частые инфекции.

Общие симптомы нарушений тромбоцитов включают:

  • Чрезмерное кровотечение после травмы.
  • Чрезмерное кровотечение во время или после стоматологических или медицинских процедур.
  • Сгустки крови.
  • Обильное менструальное кровотечение.
  • Легкие синяки.
  • Кожная сыпь.

Могут ли заболевания крови вызывать выпадение волос?

Все теряют волосы. Эксперты говорят, что вы должны ожидать потери около 50-150 волос каждый день. Тем не менее, некоторые медицинские проблемы могут увеличить выпадение волос. Например, аутоиммунные заболевания, такие как волчанка, которые вызывают некоторые заболевания крови, также могут быть причиной выпадения волос. Кроме того, железодефицитная анемия также связана с выпадением волос (диффузная алопеция).

Если вы чувствуете, что теряете чрезмерное количество волос, поговорите со своим лечащим врачом.

Могут ли заболевания крови вызывать кожный зуд?

Некоторые заболевания крови вызывают кожный зуд (зуд), в том числе следующие:

Если у вас зудит кожа, рекомендуется пересмотреть свой режим ухода за кожей. Обязательно регулярно пользуйтесь увлажняющими средствами, особенно зимой. Поговорите со своим врачом, если у вас зуд кожи, который не проходит в течение нескольких недель, несмотря на хороший уход за кожей.

Диагностика и тесты

Кто специализируется на диагностике и лечении заболеваний крови?

Гематологи — это врачи, специализирующиеся в области здоровья и болезней крови.Здесь лечат пациентов с заболеваниями крови.

Как диагностируются заболевания крови?

Ваш гематолог использует вашу историю болезни, медицинский осмотр и лабораторные анализы для оценки заболеваний крови. Ваш врач может назначить несколько анализов крови, в том числе общий анализ крови (CBC), чтобы измерить количество гемоглобина в крови, форму и размер эритроцитов, а также количество различных типов лейкоцитов и тромбоцитов в крови. кровь.

Ваш врач может назначить другие, более специфические анализы для выявления определенных заболеваний крови, таких как болезнь фон Виллебранда и истинная полицитемия.

В редких случаях ваш лечащий врач может назначить биопсию костного мозга.

Иногда диагностика нарушений свертывания может быть затруднена. У вас могут быть симптомы кровотечения, но даже после тщательного тестирования никаких отклонений не будет выявлено. Это может разочаровать вас и вашего лечащего врача, особенно при принятии решения о том, безопасно ли продолжать операцию. Несмотря на эти трудности, коагуляционная медицина является областью интенсивных исследований, и только за последнее десятилетие был достигнут значительный прогресс.

Управление и лечение

Можно ли вылечить заболевания крови?

Некоторые заболевания крови можно вылечить с помощью лечения. Для других лечение может помочь вам почувствовать себя лучше и предотвратить осложнения, даже если оно не излечивает расстройство. Поговорите со своим лечащим врачом, чтобы узнать больше о своем прогнозе и о том, какое лечение подходит именно вам.

Какие существуют методы лечения заболеваний крови?

Лечение варьируется в зависимости от типа заболевания и может включать простое наблюдение, использование стероидов и других иммуномодулирующих препаратов, переливание крови или поддержку фактора свертывания крови, добавление фактора роста, химиотерапию и трансплантацию костного мозга.Как и в случае с любым лекарством, важно знать, как и когда принимать лекарство в соответствии с рекомендациями вашего врача, и часто сдавать анализы крови в соответствии с указаниями вашего врача.

Анемия
  • Аутоиммунная гемолитическая анемия: Когда ваш организм вырабатывает аутоантитела против собственных эритроцитов, у вас возникает состояние, известное как аутоиммунная гемолитическая анемия. Стероиды могут подавлять иммунную систему и прерывать разрушение эритроцитов. Но вы не можете принимать стероиды бесконечно, не вызывая долгосрочных побочных эффектов, таких как остеопороз.Большинство людей реагируют на лечение стероидами. Если у вас рецидив, ваш врач может попробовать другие препараты, такие как внутривенный иммуноглобулин (ВВИГ), циклофосфамид или циклоспорин. Возможно, вам придется удалить селезенку.
  • Хроническая анемия: При хронической анемии вы можете увидеть улучшение после лечения основного заболевания (инфекции, артрита, болезней сердца, легких или почек). Если это невозможно и анемия вызывает симптомы, может потребоваться переливание эритроцитарной массы. Ваш поставщик медицинских услуг может также назначить гормон (рекомбинантный человеческий эритропоэтин).Эритропоэтины также полезны при других типах анемии, когда в костном мозге недостаточно эритроцитов, таких как анемия, вызванная химиотерапией, миелодиспластический синдром и апластическая анемия. Они особенно полезны при анемии при заболевании почек, вызванной недостаточной продукцией эритропоэтина в некоторых специализированных клетках почек.
  • Нутритивно-дефицитная анемия: При анемии, вызванной дефицитом питательных веществ, ваш поставщик медицинских услуг может назначить пероральные препараты железа, инъекции витамина B12 или пероральный прием фолиевой кислоты.
  • Серповидноклеточная анемия: Серповидноклеточная анемия трудно поддается лечению. Если можно определить основную причину серповидно-клеточного криза (например, инфекцию), своевременное лечение может сделать кризис менее тяжелым и ускорить ваше самочувствие. Лечение эпизода сильной боли требует сильнодействующих обезболивающих наркотических препаратов. Ваш врач может также заказать переливание крови, если у вас тяжелая анемия, которая влияет на работу сердца и легких, или когда вам предстоит операция. Регулярные переливания крови или обменные переливания также могут предотвратить повторение инсульта у людей с серповидно-клеточной анемией.К сожалению, хроническое переливание приводит к проблемам с перегрузкой железом, что приводит к дополнительным отложениям железа в печени, сердце и других органах. Это может вызвать проблемы с этими органами. Ваш врач может использовать десфериоксамин или деферазирокс (Exjade®), чтобы избежать этих проблем. Было обнаружено, что другой препарат, гидроксимочевина, снижает частоту и тяжесть кризов серповидно-клеточной анемии.
Низкое количество тромбоцитов (тромбоцитопения)

В отличие от анемии не существует агента, который надежно увеличивает количество тромбоцитов при состояниях, связанных с недостаточной продукцией тромбоцитов в костном мозге.Однако даже относительно низкое количество тромбоцитов может не требовать лечения, если оно не вызывает опасного для жизни кровотечения. При состояниях костного мозга, которые приводят к резкому снижению количества тромбоцитов или при тяжелой тромбоцитопении и кровотечении после химиотерапии, необходимо проводить переливание тромбоцитов, чтобы либо уменьшить риск кровотечения, либо остановить кровотечение. Поскольку перелитые тромбоциты циркулируют только около 3-4 дней, а антитромбоцитарные антитела могут образовываться при повторном контакте с перелитыми клетками, переливание тромбоцитов используется только на короткое время, чтобы увидеть вас в период наибольшего риска.

Нарушения свертываемости крови

При легких формах гемофилии и большинстве типов болезни фон Виллебранда диагноз может быть поставлен только в зрелом возрасте, когда предоперационная оценка перед плановой операцией показывает аномальное время свертывания крови. Ваша операция может быть отложена до тех пор, пока вы не обратитесь к гематологу. Если обнаружена основная аномалия, вам может быть назначена тестовая доза десмопрессина, который вызывает повышение уровня белков, способствующих свертыванию крови (фактор VIII или фактор фон Виллебранда).Если продемонстрировано достаточное увеличение, то этот агент можно использовать для поддержки гемостаза во время незначительной хирургической процедуры. В противном случае или если это серьезная операция (операция на сердце или головном мозге), фактор VIII или концентраты фактора фон Виллебранда следует вводить непосредственно перед процедурой и продолжать в течение нескольких дней после нее.

Нарушения свертывания крови

Некоторые нарушения свертывания крови (коагуляции) передаются по наследству, но обычно проявляются только в более позднем возрасте. Некоторые тромбы могут возникать спонтанно или без очевидной причины.Но тромбы, которые образуются после операции или длительного периода без движения, встречаются чаще. Вне зависимости от условий, лечение проводится антикоагулянтной терапией. После определенных видов операций, таких как ортопедические процедуры на нижних конечностях или операции на позвоночнике, риск образования тромба высок. Клинические испытания показали преимущество назначения антикоагулянтов (гепарина или варфарина) пациентам, перенесшим эти операции, для снижения частоты образования тромбов.

Антикоагулянты также используются для лечения образовавшихся тромбов.Терапия состоит из внутривенного введения гепарина с последующим пероральным приемом варфарина. При простых тромбах вы можете самостоятельно принимать лекарства дома. Обычно антикоагулянтную терапию продолжают от 3 до 6 месяцев. Если у вас есть повторяющиеся эпизоды тромбоза, особенно легочной эмболии, или у вас есть лабораторные маркеры тромбофилии, ваше лечение может длиться дольше и может быть бессрочным.

Профилактика

Можно ли предотвратить заболевания крови?

Некоторые заболевания крови нельзя предотвратить, но есть шаги, которые вы можете предпринять, чтобы снизить риск возникновения осложнений.Вот почему важны ранняя диагностика и лечение.

Как снизить риск?

Хотя заболевания крови нельзя предотвратить, вы можете снизить риск развития осложнений, заботясь о себе. Это означает:

  • Соблюдайте здоровую диету, богатую витаминами и минералами, включая железо, такое как следующие яйца, индейка, нежирная говядина, субпродукты, такие как почки и печень, бобовые, такие как черная фасоль, листовые зеленые овощи и коричневый рис.
  • Оставайтесь активными с помощью регулярных упражнений.
  • Старайтесь не сидеть неподвижно в течение длительного периода времени.
  • Поддерживайте здоровый вес.
  • Пейте много воды.
  • Проходите регулярные осмотры у своего лечащего врача и обязательно сдавайте все назначенные им анализы крови.
  • Примите меры для предотвращения заражения. Обязательно хорошо и часто мойте руки. Поговорите со своим врачом о прививке от сезонного гриппа (вакцине).

Перспективы/прогноз

Чего мне ожидать, если у меня заболевание крови?

Если ваш лечащий врач считает, что у вас может быть заболевание крови, вам необходимо сдать анализы крови.Если анализы крови подтвердят заболевание крови, вам нужно будет хорошо позаботиться о себе, включая сбалансированную, здоровую диету и достаточное количество физических упражнений. Вам могут понадобиться лекарства или другое лечение, и вас могут направить к гематологу.

Как долго у меня будет заболевание крови?

Некоторые заболевания крови проходят после лечения, в то время как другие могут сохраняться до конца жизни. Хорошей новостью является то, что лечение часто облегчает симптомы и помогает справиться с осложнениями.

Каковы осложнения заболеваний крови?

  • Анемия: Если анемию не лечить, она может привести к нарушению сердечного ритма (аритмии), увеличению сердца или сердечной недостаточности.Вы также подвержены большему риску заражения инфекциями и депрессии.
  • Нарушения свертываемости крови: У людей с нарушениями свертываемости крови повышен риск образования тромбов в кровеносных сосудах, несущих кровь от сердца (артериях), и кровеносных сосудах, несущих кровь к сердцу (венах). Сгустки крови в артериях могут увеличить риск инсульта, сердечного приступа, сильной боли в ногах, затруднений при ходьбе или даже потери конечности. Сгустки крови в венах могут перемещаться по кровотоку и вызывать частичную или полную закупорку вен глубоко внутри тела (тромбоз глубоких вен) или тромб в легких (легочная эмболия).
  • Гемофилия: У некоторых людей с гемофилией вырабатываются ингибиторы (антитела) против лечения. Это означает, что лекарство, которое вы принимаете для остановки кровотечения, может не сработать. Вам нужно будет соблюдать осторожность, чтобы избежать травм. Гемофилия также может привести к повреждению суставов и боли при артрите.
  • Серповидноклеточная анемия: Осложнения серповидноклеточной анемии начинаются рано и продолжаются на протяжении всей жизни. У вас может быть острый болевой кризис или хроническая боль, повреждение легких, неврологические проблемы или потеря зрения.Вы также подвержены повышенному риску образования тромбов, которые могут частично или полностью блокировать глубокие вены вашего тела (тромбоз глубоких вен) или тромбов в легких (легочная эмболия). Беременные женщины с серповидно-клеточной анемией подвергаются более высокому риску высокого кровяного давления, образования тромбов, выкидышей, низкой массы тела при рождении и преждевременных родов. У мужчин с серповидно-клеточной анемией может развиться состояние, которое возникает, когда деформированные клетки блокируют отток из полового члена в состоянии эрекции (приапизм). Половой член может оставаться эрегированным в течение длительного периода времени, вызывая боль, а иногда и импотенцию.
  • Тромбоцитопения: Вы подвержены риску значительной внутренней и внешней кровопотери (кровоизлияния). Внутреннее кровотечение в пищеварительный тракт или головной мозг (внутричерепное кровоизлияние) может быть опасным для жизни. Если вам удалили селезенку, у вас также больше шансов заразиться инфекциями. Вы должны обязательно следовать инструкциям своего лечащего врача о приеме лекарств и вакцинации.
  • Болезнь фон Виллебранда: У женщин чаще, чем у мужчин, развиваются осложнения болезни фон Виллебранда.Аномальное кровотечение может вызвать проблемы во время менструального цикла и после родов. Может сильно болеть, если у вас есть кровотечение в суставах или мягких тканях. В некоторых случаях без лечения чрезмерное кровотечение может привести к смерти.

Каковы перспективы заболеваний крови?

Прогноз для людей с заболеваниями крови зависит от того, какое у вас заболевание крови.

Некоторые заболевания крови полностью излечиваются при терапии или не вызывают симптомов и не влияют на общую продолжительность жизни.Некоторые из них являются хроническими и пожизненными, но не влияют на продолжительность жизни. К ним относятся нарушения свертываемости крови (тромбоциты), нарушения эритроцитов, такие как анемия, и нарушения лейкоцитов. Другие заболевания крови, такие как серповидноклеточная анемия, лейкемия и лимфома, могут вызывать хронические заболевания или быть опасными для жизни.

Хорошей новостью является то, что раннее выявление и лечение могут помочь вам чувствовать себя лучше. Следуйте советам вашего лечащего врача по диете, физическим упражнениям, сну и лекарствам, чтобы предотвратить осложнения.

Являются ли болезни крови смертельными?

Заболевания крови могут привести к смертельным осложнениям, если их не лечить. Многие из них улучшаются при лечении и регулярном медицинском обслуживании. Рак крови (лейкемия, лимфома, множественная миелома) и серповидноклеточная анемия могут привести к летальному исходу. Но лечение может улучшить качество и продолжительность жизни человека.

Можно ли вылечить заболевания крови?

Некоторые заболевания крови можно вылечить с помощью лечения. Даже если ваше заболевание крови невозможно вылечить, вы все равно можете жить хорошей жизнью с лечением и снизить риск осложнений, заботясь о себе.

Жить с

Как мне позаботиться о себе?

Хороший уход за собой может улучшить качество вашей жизни. Шаги, которые вы можете предпринять, чтобы снизить риск развития осложнений от заболеваний крови, включают:

  • Избегайте травм. Чтобы снизить риск травм, которые могут вызвать кровотечение, всегда пристегивайтесь ремнем безопасности, надевайте велосипедный шлем, используйте налокотники и наколенники для таких занятий, как катание на коньках.
  • Быстро остановить кровотечение. Если у вас нарушение свертываемости крови, ваш лечащий врач может прописать вам лекарство (фактор), которое способствует свертыванию крови. Как правило, люди должны принимать эти препараты как можно скорее после того, как они заметили кровотечение. Принимайте эти лекарства в соответствии с рекомендациями вашего врача.
  • Регулярно делайте физические упражнения. Упражнения улучшают здоровье сердечно-сосудистой системы. Он также делает кости более здоровыми и укрепляет мышцы, что может снизить риск падений и облегчить боль при артрите. Упражнения также могут улучшить ваше настроение и дать вам больше энергии.
  • Соблюдайте здоровую, богатую витаминами пищу. Такие продукты, как листовые зеленые овощи и мясные субпродукты, богаты железом, которое помогает справиться с анемией. Продукты с витамином С помогают вашему организму усваивать железо из пищи.
  • Следуйте рекомендациям стоматолога по гигиене полости рта. Регулярно чистите зубы и пользуйтесь зубной нитью.
  • Сообщите своей семье и друзьям о своем заболевании крови, чтобы они знали, что делать, если вы получили травму.
  • Рассмотрите возможность ношения медицинского браслета. В случае серьезного заболевания или травмы, ношение этого браслета сообщит вашим лечащим врачам о вашем состоянии, чтобы они могли оказать вам необходимую медицинскую помощь.

Записка из клиники Кливленда

Область гематологии охватывает широкий спектр заболеваний крови и костного мозга. Поскольку проблемы в других органах часто влияют на кровь, решить, является ли аномалия крови результатом другого заболевания или самостоятельным заболеванием, может быть очень сложно.Ваш лечащий врач назначит серию анализов крови, чтобы выяснить, что происходит.

При большинстве заболеваний крови люди могут рассчитывать на относительно нормальную продолжительность жизни и образ жизни. Раннее выявление и лечение могут значительно улучшить качество вашей жизни. Важно знать о своем состоянии и следовать рекомендациям своего лечащего врача. Вам также следует обратиться к своему поставщику медицинских услуг или обратиться в отделение неотложной помощи, если у вас кровотечение, которое трудно остановить с помощью лекарств и местных средств.

Повышенный уровень зрелых моноцитов в костном мозге в сочетании с более высоким баллом IPSS-R предсказывает неблагоприятный прогноз при миелодиспластических синдромах | BMC Cancer

  • Арбер Д.А., Орази А., Хассерджян Р., Тиле Дж., Боровиц М.Дж., Ле Бо М.М. и соавт. Пересмотренная в 2016 г. классификация миелоидных новообразований и острого лейкоза Всемирной организации здравоохранения. Кровь. 2016;127(20):2391–405. https://doi.org/10.1182/blood-2016-03-643544.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Гринберг П., Кокс С., ЛеБо М.М., Фено П., Морел П., Санс Г. и др.Международная система баллов для оценки прогноза при миелодиспластических синдромах. Кровь. 1997;89(6):2079–88. https://doi.org/10.1182/blood.V89.6.2079.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Malcovati L, Germing U, Kuendgen A, Della Porta MG, Pascutto C, Invernizzi R, et al. Зависимая от времени прогностическая система оценки для прогнозирования выживания и развития лейкемии при миелодиспластических синдромах. Дж. Клин Онкол. 2007;25(23):3503–10.https://doi.org/10.1200/JCO.2006.08.5696.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Кантарджян Х., О’Брайен С., Раванди Ф., Кортес Дж., Шан Дж., Беннетт Дж. М. и др. Предложение по новой модели риска при миелодиспластическом синдроме, учитывающей события, не учитываемые в исходной международной системе прогностической оценки. Рак. 2008;113(6):1351–61. https://doi.org/10.1002/cncr.23697.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Шанц Дж., Тухлер Х., Соле Ф., Малло М., Луно Э., Сервера Дж. и др.Новая комплексная система цитогенетической оценки первичных миелодиспластических синдромов (МДС) и олигобластного острого миелоидного лейкоза после МДС, полученная в результате слияния международной базы данных. Дж. Клин Онкол. 2012;30(8):820–9. https://doi.org/10.1200/JCO.2011.35.6394.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Саид Л., Патнаик М.М., Бегна К.Х., Аль-Кали А., Литцов М.Р., Хэнсон К.А. и др. Прогностическая значимость лимфоцитопении, моноцитопении и отношения лимфоцитов к моноцитам при первичных миелодиспластических синдромах: опыт одного центра у 889 пациентов.Рак крови J. 2017;7(3):e550. https://doi.org/10.1038/bcj.2017.30.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Ren Y, Mei C, Ye L, Luo Y, Zhou X, Yang H и др. Анализ клинических и молекулярных особенностей больных МДС со сложным кариотипом в Китае. Клетки крови Мол Дис. 2019;75:13–9. https://doi.org/10.1016/j.bcmd.2018.11.006.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Теффери А., Лашо Т.Л., Патнаик М.М., Саид Л., Мудиредди М., Идосса Д. и др.Целевое секвенирование следующего поколения при миелодиспластических синдромах и прогностическое взаимодействие между мутациями и IPSS-R. Am J Гематол. 2017;92(12):1311–1317. https://doi.org/10.1002/ajh.24901.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Арбаб Джафари П., Аятоллахи Х., Садеги Р., Шейхи М., Асгари А. Прогностическое значение мутаций SRSF2 при миелодиспластических синдромах и хроническом миеломоноцитарном лейкозе: метаанализ.Гематология (Амстердам, Нидерланды). 2018;23(10):778–84.

    КАС Google ученый

  • Lin P, Luo Y, Zhu S, Maggio D, Yang H, Hu C и др. Мутации изоцитратдегидрогеназы 2 коррелируют с лейкемической трансформацией и предсказываются 2-гидроксиглутаратом при миелодиспластических синдромах. J Cancer Res Clin Oncol. 2018;144(6):1037–47. https://doi.org/10.1007/s00432-018-2627-3.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Bennett JM, Catovsky D, Daniel MT, Flandrin G, Galton DA, Gralnick HR, et al.Предложения по классификации миелодиспластических синдромов. Бр Дж Гематол. 1982; 51 (2): 189–99. https://doi.org/10.1111/j.1365-2141.1982.tb08475.x.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Вардиман Дж.В., Харрис Н.Л., Браннинг Р.Д. Классификация миелоидных новообразований Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Кровь. 2002;100(7):2292–302. https://doi.org/10.1182/blood-2002-04-1199.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Orazi A, Bennett JM, Germing U, et al.Хронический миеломоноцитарный лейкоз. В: SHCE S, Harris NL, Jaffe ES и др., редакторы. Классификация ВОЗ опухолей кроветворной и лимфоидной тканей. Лион: МАИР; 2017. с. 82–6.

    Google ученый

  • Селимоглу-Буэт Д., Бадауи Б., Бенаюн Э., Тома А., Фено П., Кенель Б. и др. Накопление классических моноцитов определяет подгруппу МДС, которая часто развивается в ХММЛ. Кровь. 2017;130(6):832–5. https://doi.org/10.1182/blood-2017-04-779579.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Wang SA, Galili N, Cerny J, Sechman E, Chen SS, Loew J, et al. Хронический миеломоноцитарный лейкоз, развивающийся из существовавшей ранее миелодисплазии, имеет много общих черт с заболеванием de novo. Ам Джей Клин Патол. 2006;126(5):789–97.

    КАС Статья Google ученый

  • Гоасген Дж. Э., Беннетт Дж. М., Бейн Б. Дж., Валлеспи Т., Бруннинг Р., Муфтий Г. Дж.Морфологическая оценка моноцитов и их предшественников. Гематология. 2009;94(7):994–7. https://doi.org/10.3324/haematol.2008.005421.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Венронг Сюй Дж.В. Клиническое гематологическое исследование. 5-е изд. Пекин: Народное санитарное издательство; 2012.

  • Bain BJ. Аспират костного мозга здоровых лиц. Бр Дж Гематол. 1996; 94(1):206–9.https://doi.org/10.1046/j.1365-2141.1996.d01-1786.x.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Reagan WJ, Irizarry-Rovira A, Poitout-Beliscent F, Bolliger AP, Ramaiah SK, Travlos G, et al. Передовой опыт оценки костного мозга в доклинических исследованиях токсичности. Токсикол патол. 2011;39(2):435–48. https://doi.org/10.1177/01310396907.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Макгоуэн-Джордан Дж., Саймонс А., Шмид М.ISCN 2016: Международная система цитогеномной номенклатуры человека (2016). Базель: S KARGER AG; 2016.

  • Валент П. Олигомоноцитарный ХММЛ и другие пред-ХММЛ состояния: клиническое значение, прогнозирование и лечение. Best Pract Res Clin Haematol. 2020;33(2):101137. https://doi.org/10.1016/j.beha.2019.101137.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Schuler E, Frank F, Hildebrandt B, Betz B, Strupp C, Rudelius M, et al.Миелодиспластические синдромы без периферического моноцитоза, но с признаками моноцитоза костного мозга имеют общие клинические и молекулярные характеристики с ХММЛ. Лейк Рез. 2018;65(не определено):1–4.

    КАС Статья Google ученый

  • Шафат М.С., Гнанесваран Б., Боулз К.М., Рашворт С.А. Микроокружение костного мозга — Дом лейкемических бластов. (1532-1681 (Электронный)).

  • Канэ С., Угель С., Тровато Р., Мариго И., Де Санктис Ф., Сарторис С. и др.Бесконечная сага о разнообразии моноцитов. Фронт Иммунол. 2019;10:1786. https://doi.org/10.3389/fimmu.2019.01786.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Гейссманн Ф., Манц М.Г., Юнг С., Сивеке М.Х., Мерад М., Лей К. Развитие моноцитов, макрофагов и дендритных клеток. Наука. 2010;327(5966):656–61. https://doi.org/10.1126/science.1178331.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Поллард Дж.В.Образованные опухолью макрофаги способствуют прогрессированию опухоли и метастазированию. Нат Рев Рак. 2004;4(1):71–8. https://doi.org/10.1038/nrc1256.

    КАС Статья Google ученый

  • Раффелл Б., Аффара Н.И., Куссенс Л.М. Дифференциальное программирование макрофагов в микроокружении опухоли. Тренды Иммунол. 2012;33(3):119–26. https://doi.org/10.1016/j.it.2011.12.001.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Яо Р.Р., Ли Дж.Х., Чжан Р., Чен Р.С., Ван Ю.Х.М2-поляризованные макрофаги, ассоциированные с опухолью, облегчают миграцию и эпителиально-мезенхимальный переход клеток ГЦР через сигнальный путь TLR4/STAT3. World J Surg Oncol. 2018;16(1):9. https://doi.org/10.1186/s12957-018-1312-y.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Петти А.Дж., Ян Ю. Опухолеассоциированные макрофаги при гематологических злокачественных новообразованиях: новые идеи и таргетная терапия. Клетки. 2019;8(12):1526.https://doi.org/10.3390/cells8121526.

  • Wilcox RA, Wada DA, Ziesmer SC, Elsawa SF, Comfere NI, Dietz AB, et al. Моноциты способствуют выживанию опухолевых клеток при Т-клеточных лимфопролиферативных заболеваниях и нарушают их способность дифференцироваться в зрелые дендритные клетки. Кровь. 2009;114(14):2936–44. https://doi.org/10.1182/blood-2009-05-220111.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Мантовани А., Аллавена П., Сика А., Балквилл Ф.Воспаление, связанное с раком. Природа. 2008;454(7203):436–44. https://doi.org/10.1038/nature07205.

    КАС Статья Google ученый

  • Хосоно Н. Генетические аномалии и патофизиология МДС. Int J Clin Oncol. 2019;24(8):885–92. https://doi.org/10.1007/s10147-019-01462-6.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Koivunen P, Lee S, Duncan CG, Lopez G, Lu G, Ramkissoon S, et al.Трансформация (R)-энантиомером 2-гидроксиглутарата связана с активацией EGLN. Природа. 2012; 483(7390):484–8. https://doi.org/10.1038/nature10898.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Xu W, Yang H, Liu Y, Yang Y, Wang P, Kim SH и др. Онкометаболит 2-гидроксиглутарат является конкурентным ингибитором альфа-кетоглутарат-зависимых диоксигеназ. Раковая клетка. 2011;19(1):17–30. https://дои.org/10.1016/j.ccr.2010.12.014.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Lu C, Ward PS, Kapoor GS, Rohle D, Turcan S, Abdel-Wahab O, et al. Мутация IDH нарушает деметилирование гистонов и приводит к блокированию дифференцировки клеток. Природа. 2012; 483(7390):474–8. https://doi.org/10.1038/nature10860.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Данг Л., Йен К., Аттар Э.С.Мутации IDH при раке и прогресс в разработке таргетных терапевтических средств. Энн Онкол. 2016;27(4):599–608. https://doi.org/10.1093/annonc/mdw013.

    КАС Статья Google ученый

  • Бехар Р., Стивенсон К., Абдель-Вахаб О., Галили Н., Нильссон Б., Гарсия-Манеро Г. и др. Клинический эффект точечных мутаций при миелодиспластических синдромах. N Engl J Med. 2011;364(26):2496–506. https://doi.org/10.1056/NEJMoa1013343.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Космидер О., Гелси-Бойер В., Слама Л., Дрейфус Ф., Бейне-Рози О., Кенель Б. и др.Мутации генов IDh2 и IDh3 в ранней и ускоренной фазах миелодиспластических синдромов и МДС/миелопролиферативных новообразований. Лейкемия. 2010;24(5):1094–6. https://doi.org/10.1038/leu.2010.52.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Линь Т.Л., Нагата Ю., Као Х.В., Санада М., Окуно Ю., Хуан С.Ф. и др. Клональная лейкемическая эволюция при миелодиспластических синдромах с мутациями TET2 и IDh2/2. Гематология. 2014;99(1):28–36.https://doi.org/10.3324/haematol.2013.0.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Нажа А., Бежар Р. Молекулярные данные и IPSS-R: как мутационная нагрузка может повлиять на прогноз при МДС. Curr Hematol Malig Rep. 2017;12(5):461–7. https://doi.org/10.1007/s11899-017-0407-9.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Бехар Р., Папаэммануил Э., Хаферлах Т., Гарсия-Манеро Г., Мацеевски Дж. П., Секерес М. А. и соавт.Соматические мутации у пациентов с МДС связаны с клиническими особенностями и предсказывают прогноз независимо от IPSS-R: анализ комбинированных наборов данных международной рабочей группы по прогнозированию МДС-Молекулярного комитета. Кровь. 2015;126(23):907. https://doi.org/10.1182/blood.V126.23.907.907.

    Артикул Google ученый

  • Границы | Повышенные уровни фибронектина в профибротических моноцитах CD14+ и макрофагах CD14+ при системном склерозе

    Введение

    Системный склероз (СС) представляет собой аутоиммунное заболевание, характеризующееся высокой заболеваемостью и смертностью, а также значительным снижением качества жизни.Повреждения микрососудов, нарушение регуляции врожденного и адаптивного иммунитета и мультиорганный фиброз вовлечены в патофизиологию ССД (1). ССД характеризуется вариабельностью клинических проявлений, профилей аутоантител, степенью заболевания, реакцией на лечение и сниженной выживаемостью от пациента к пациенту (2). Изменения в архитектуре внутренних органов, приводящие к легочным и сердечным осложнениям и дисфункциям, остаются основными причинами смерти среди пациентов с ССД (3).

    Фиброгенез представляет собой многостадийный процесс, рассматриваемый как результат нарушенных реакций восстановления тканей, при котором аномальная продукция цитокинов, факторов роста и ангиогенных факторов изменяет гомеостаз тканей в сторону избыточного накопления внеклеточного матрикса (ECM) (4).Фиброз обычно является результатом длительной и чрезмерной активации фибробластов, которые дифференцируются в миофибробласты (5). В отличие от физиологического заживления ран, при котором миофибробласты присутствуют лишь временно, при фиброзе миофибробласты становятся постоянным клеточным компонентом ткани (6).

    Миофибробласты характеризуются экспрессией альфа-актина гладких мышц (αSMA), формирующим стрессовые волокна, и проявляют повышенную способность синтезировать коллагены, фибронектин и другие компоненты ВКМ.Фибронектин представляет собой высокомолекулярный гликопротеин внеклеточного матрикса, который связывается с интегринами и другими белками внеклеточного матрикса, такими как коллаген, фибрин и гепарансульфатные протеогликаны (7). Сообщалось о повышенном отложении фибронектина параллельно с накоплением коллагена в коже при СС (8, 9).

    Вопрос о клеточном источнике миофибробластов при заживлении ран и фиброзных поражениях остается дискуссионным. Хотя большинство доказательств указывают на резидентные фибробласты, было показано, что другие типы резидентных в тканях клеток или клетки, рекрутированные из кровообращения, приобретают миофибробластоподобный фенотип (10).В экспериментальных моделях фиброза легких и почек было показано, что фиброциты костного мозга рекрутируются в поврежденные или фиброзные ткани в ответ на сигналы хемокинов, где они дифференцируются в фибробласты или миофибробласты (11). Эксперименты по отслеживанию клонов предоставили убедительные доказательства того, что перициты являются важным источником миофибробластов во время почечного фиброгенеза на животных моделях, и эти клетки также могут быть источником миофибробластов при ССД (12, 13). Предполагается, что во время фиброгенеза эпителиальные клетки претерпевают эпителиально-мезенхимальный переход и трансдифференцируются в миофибробласты в ответ на TGFβ и другие профибротические цитокины.Кроме того, ткани ССД подвержены хронической гипоксии, что может дополнительно способствовать образованию миофибробластоподобных клеток (14). В дополнение к эпителиальным клеткам также была выдвинута гипотеза, что эндотелиальные клетки трансдифференцируются в миофибробласты посредством эндотелиально-мезенхимального перехода (15).

    Основной механизм, лежащий в основе чрезмерного фиброза при ССД, остается неизвестным; тем не менее, TGFβ является одним из наиболее изученных медиаторов, регулирующих фиброзные процессы, включая дифференцировку фибробластов, отложение внеклеточного матрикса и сокращение тканей (16).Сообщалось о повышенных уровнях генов, регулируемых TGFβ (белок олигомерного матрикса хряща, тромбоспондин-1), в кожных поражениях у пациентов с ССД (17). Передача сигналов TGFβ регулирует экспрессию профибротических генов в основном посредством SMAD-зависимого канонического пути (18). Однако было признано участие нескольких неканонических путей в фиброзных процессах. Например, активация сигнального пути ERK-MAPK приводит к повышению уровня коллагена I типа в фибробластах SSc (19).В конечном счете, ингибирование передачи сигналов TGFβ рассматривалось как потенциальная стратегия лечения; однако после блокады TGFβ сообщалось о противоречивых результатах (20).

    Было показано, что миелоидные клетки, включая моноциты, являются важными регуляторами фиброза в качестве продуцентов хемокинов, воспалительных цитокинов и факторов роста (21, 22). Наша группа ранее сообщала, что микроокружение воспаленного легкого побуждает миелоидные предшественники приобретать фенотип миофибробластов (23).Точно так же мы показали, что инфильтрирующие сердце миелоидные клетки служат предшественниками миофибробластов в модели поствоспалительного кардиального фиброза (24). В настоящем исследовании мы оценили потенциал дифференцировки циркулирующих CD14 + моноцитов от здоровых контролей и пациентов с ССД в миофибробластоподобный фенотип.

    Материалы и методы

    Пациенты с СС и здоровые контроли

    Образцы крови человека и образцы биопсии кожи одобрены местным комитетом по этике кантона Цюрих (KEK-ZH 515, PB-2016-02014, KEK-Nr 2018-01873 ).Все субъекты исследования дали письменное информированное согласие. Пациенты с ССД и здоровые контроли были набраны в отделении ревматологии Университетской клиники Цюриха. Все пациенты соответствовали классификационным критериям ACR/EULAR 2013 для ССД.

    Пациенты, у которых экспертами диагностирован ССД с синдромом Рейно и хотя бы одним другим признаком ССД, таким как: специфичные для ССД антитела, характерные для ССД изменения при капилляроскопии и/или отечность пальцев. Пациенты, не соответствующие классификационным критериям ACR/EULAR 2013 для ССД, были отнесены к ранним стадиям ССД.Согласно Le Roy et al., пациенты, соответствующие критериям, были далее разделены на подгруппы lcSSc и dcSSc. (25). Подробные демографические и клинические характеристики пациентов с ССД включены в Таблицу 1. Здоровая контрольная группа была сопоставима по возрасту и полу (средний возраст = 44,4 ± 10,8, женщины 17/20 (85%).

    Таблица 1 Определения предметов и органные проявления согласно EUSTAR

    Данные представлены как количество (n)/общее количество достоверных случаев (N) (%).Длительность заболевания рассчитывали как разницу между датой исходного визита и датой первого Симптом Рейно болезни по словам пациента.О легочной гипертензии судили по RHC. Активное заболевание определяли как оценку >3 путем расчета индексов активности болезни Европейской группы по изучению склеродермии для системного склероза, предложенных Valentini. Иммуносупрессивная терапия определялась как лечение кортикостероидами (доза преднизолона ≥10 мг/сут или другие лекарственные формы в равных дозах) или любым иммунодепрессантом.

    ACA, антицентромерное антитело; АНА, антинуклеарное антитело; Анти-Scl-70, антитело против топоизомеразы; СРБ, С-реактивный белок; КТВР, компьютерная томография; DLCO — диффузионная способность по монооксиду углерода; СОЭ – скорость оседания эритроцитов; ОФВ1 — объем форсированного выдоха за 1 с; ФЖЕЛ, форсированная жизненная емкость легких; LVEF, фракция выброса левого желудочка; mRSS, модифицированная кожная шкала Роднана; NYHA, Нью-Йоркская кардиологическая ассоциация; ООЛ, общая емкость легких; VAI, индекс активности Валентини.

    Биопсия эндомиокарда человека была предоставлена ​​Университетской клиникой Тюбингена, Германия. Образцы были получены от пациентов с ССД с поражением сердца (воспалительная дилатационная кардиомиопатия) и контрольной группы (пациенты с излеченным миокардитом). Биопсия легких была предоставлена ​​Отделением ревматологии Медицинского университета Южной Каролины, Чарльстон, США. Образцы были получены от связанного с ССД интерстициального заболевания легких (ССД-ИЗЛ). В качестве контроля служили образцы ткани трансплантатов легкого уменьшенного размера от здоровых людей.Эксперименты с повторным использованием человеческого материала были одобрены Swissethics (KEK-Nr 2019-00058, KEK-Nr 2018-01873) и проводились в соответствии с принципами, изложенными в Хельсинкской декларации. Был включен транскриптомный анализ уже опубликованного набора данных о тканях легких человека. Для этого Институциональный наблюдательный совет Университета Питтсбурга утвердил этику использования образцов легких человека, как описано ранее (26).

    CD14

    + Выделение и дифференцировка моноцитов

    Образцы крови собирали в пробирки с ЭДТА (BD Vacutainer) и обрабатывали в течение 24 часов.Мононуклеарные клетки периферической крови (РВМС) выделяли с помощью градиентного центрифугирования в среде для разделения клеток (Lympholyte, Cedarlane) с последующей магнитно-активированной сортировкой клеток на наличие CD14 с использованием микробусин для человека и устройства AutoMACS Pro (Miltenyi Biotec). Клетки культивировали в среде DMEM с низким содержанием глюкозы (Sigma) с добавлением 10% эмбриональной бычьей сыворотки (FBS) и 1% пенициллина/стрептомицина (оба Gibco). Для дифференцировки в миофибробластоподобные клетки моноциты CD14 + стимулировали 10 нг/мл TGFβ (PeproTech), 10 нг/мл IL-4, 10 нг/мл IL-10 и 10 нг/мл IL-13 (Immunotools ) на 7 дней.

    Экстракция РНК

    Тотальную РНК выделяли с использованием набора для выделения Quick-RNA Microprep (Zymo Research). Непосредственно после обработки моноцитами клетки промывали PBS и лизировали в буфере для лизиса РНК (Zymo Research). Добавляли равный объем абсолютного этанола (Millipore) и перемешивали. Лизаты далее обрабатывали на колонках. Геномную ДНК удаляли обработкой ДНКазой I. РНК дважды промывали и элюировали 10-15 мкл воды без нуклеаз (Promega). Концентрацию и чистоту РНК оценивали на NanoDrop 1000 (Thermo Fisher Scientific).

    Массовое и одноклеточное (sc) секвенирование РНК и анализ данных

    Для секвенирования РНК РНК была выделена из пациентов с ССД и здоровых контролей [как описано ранее в дополнительной таблице 1 в (27)], как описано выше, и номер целостности РНК (RIN) оценивали с помощью Tape Station (Agilent). Образцы с RIN≥8 подвергали дальнейшей обработке. Секвенирование РНК было выполнено Центром функциональной геномики в Цюрихе. Из 100 нг тотальной РНК готовили полиА-библиотеки с использованием набора Illumina TruSeq RNA Stranded mRNA library Kit.Секвенирование проводили на платформе Illumina HiSeq 4000. Качество секвенирования контролировалось пакетом FastQC. Прочтения были сопоставлены с геномом с использованием алгоритма STAR. Затем профили экспрессии генов рассчитывали с помощью алгоритма FeatureCount. Для дифференциально экспрессируемых генов использовался алгоритм DeSEQ2 с порогом не менее 10 прочтений, чтобы транскрипт считался присутствующим. Анализ обогащения путей дифференциально экспрессируемых генов (p ≤ 0,01, отношение |log 2 | ≥0.5) был выполнен с помощью программного обеспечения Metacore, как описано ранее (27).

    Эксплантированные ткани легкого человека расщепляли и проводили секвенирование scRNA, как описано ранее (26).

    Анализ ScRNAseq каждого образца

    Необработанные матрицы подсчета, полученные из CellRanger, были загружены из набора данных GSE128169. Пустые капли отличались от клеток, содержащих капли, с помощью функции emptyDrops из пакета R DropletUtils (28, 29). Только капли, которые получили FDR <= 0.001 были названы ячейками. Дублеты также были исключены из дальнейшего анализа с использованием R-пакета scDblFinder. Клетки низкого качества идентифицировали на основе количества прочтений, генов и митохондриального содержимого с помощью R-пакета. Мы исключили клетки, которые были выбросами в соответствии по крайней мере с одним из следующих порогов: количество прочтений <3 MAD, количество генов <3 MAD, митохондриальное содержание> 3 MAD. Кроме того, мы отбросили гены с числом UMI < 1 в < 0,01 оставшихся клеток.Мы использовали метод SCTransform (30) из пакета R Seurat (31) для нормализации и масштабирования данных.

    Интеграция нескольких образцов

    Несколько образцов были объединены с использованием рабочего процесса интеграции Seurat (32). После интеграции мы уменьшили размерность данных с помощью анализа основных компонентов (PCA). Основные 30 основных компонентов использовались для выполнения неконтролируемой кластеризации со значением разрешения 0,8. После кластеризации и визуализации с помощью унифицированного многообразия аппроксимации и проекции (UMAP) клеточные популяции идентифицировали путем изучения генных маркеров в ассоциированном транскриптоме.

    Клетки с числом гена CD14 > 0 были названы клетками CD14 + . Все графики и последующий анализ были выполнены с помощью Seurat.

    RT-qPCR

    Для обратной транскрипции использовали 200-300 нг общей РНК. Реакцию проводили с использованием обратной транскриптазы MultiScribe (Thermo Fisher Scientific), случайных гексамеров и ингибитора РНКазы (оба Roche). Затем проводили реакцию количественной ПЦР с использованием мастер-микса для количественной ПЦР SYBR green GoTaq (Promega) на приборе для количественной ПЦР Agilent Stratagene Mx3005P.Последовательности праймеров перечислены в дополнительной таблице 1. Относительную экспрессию генов рассчитывали с использованием метода 2 -ΔΔCt . GAPDH использовали в качестве эталонного гена.

    Экстракция белка и иммуноблоттинг

    После стимуляции цитокинами клетки однократно промывали ледяным PBS, собирали, центрифугировали и лизировали в течение 30 минут на льду в буфере RIPA (Sigma), дополненном протеазами и ингибиторами фосфатаз (Roche). Нагрузили равное количество белка и разделили с помощью электрофореза в SDS-PAGE с последующим влажным переносом на нитроцеллюлозную мембрану (GE Healthcare).Мембрану дополнительно инкубировали в течение 1 часа в блокирующем буфере (5% BSA в TBS-T). Кроме того, мембраны исследовали в течение ночи с первичными антителами, перечисленными в дополнительной таблице 2, в блокирующем буфере при 4°C. Далее мембраны инкубировали в течение 1 часа при комнатной температуре со вторичными HRP-конъюгированными антителами. Сигнал был получен с использованием подложки ECL (SuperSignal West Pico PLUS, Thermo Scientific) и получен на устройстве Fusion fx (Vilber).

    ELISA

    Для определения человеческого проколлагена 1α1 использовали DuoSet ELISA (RnD Systems) в соответствии с протоколом производителя.Вкратце, 96-луночные планшеты покрывали захватывающими антителами в течение ночи при комнатной температуре и дополнительно блокировали 2% BSA в фосфатно-солевом буфере (PBS) с добавлением 0,05% Tween 20. Между каждым этапом планшеты трижды промывали PBS. Белковые стандарты и образцы наносили и инкубировали в течение 2 часов. Затем планшеты инкубировали с антителами, конъюгированными с биотином, в течение 2 часов и со стрептавидином-HRP в течение 30 минут при комнатной температуре. Сигнал проявляли с использованием подложки TMB (Thermo Scientific), а поглощение при 450 нм измеряли на планшет-ридере BioTEK HT (Tecan).Концентрации рассчитывали по соответствующим стандартным кривым.

    Лечение фармакологическими ингибиторами и оценка цитотоксичности

    Фармакологические ингибиторы SD208 [1 мкМ], SIS3 [2 мкМ], (5Z)-7-оксозеаенол (OXO) [1 мкМ], используемые в проекте, были приобретены у Tocris Biosciences. Для определения оптимальных нетоксичных концентраций мы провели тесты на токсичность. Моноциты CD14 + инкубировали с 2-кратными разведениями ингибиторов, начиная с 5 или 10 мкМ. Клетки инкубировали в течение 24 часов, окрашивали йодидом пропидия (Biolegend) и оценивали цитотоксичность с помощью проточной цитометрии.В дальнейших экспериментах использовали самую высокую нетоксичную концентрацию.

    2D- и 3D-совместное культивирование с дермальными фибробластами

    Чтобы различить клетки в обеих системах, моноциты окрашивали с помощью Cell Trace Violet (Thermo Scientific), а фибробласты окрашивали с помощью CFSE (Biolegend) в соответствии с протоколом производителя. Для 2D-совместных культур фибробласты высевали за 24 часа до добавления моноцитов. Клетки культивировали в течение 7 дней и сортировали с помощью сортировщика клеток FACSAria III.

    Для трехмерной модели совместного культивирования использовали планшеты для микротитрования с гидрогелем 3DProSeed ® (Ectica Technologies).Сначала высевали меченые фибробласты и оставляли проникать в гидрогели в течение 24 часов. Затем добавляли моноциты. Планшеты инкубировали в течение 7 дней и проводили окрашивание анти-αSMA/фаллоидином (оба Sigma). Совместные культуры визуализировали с помощью конфокального микроскопа Leica SP8.

    Иммуногистохимия, визуализация и количественная оценка

    Собранные образцы тканей промывали в PBS и фиксировали в течение 16 часов в 4% параформальдегиде в PBS. Далее ткани промывали в дистиллированной воде и переносили в 50% этанол.Затем биопсии обезвоживали (три инкубации в 80% этаноле по 1 часу, три инкубации в 96% этаноле по 1 часу, две инкубации в 100% этаноле по 1 часу). Ткани дважды очищали в ксилоле в течение 1 часа, а затем дважды инкубировали в парафиновой ванне при 56°C в течение 3 часов. После заливки в парафин срезы толщиной 4 мкм помещали на предметные стекла Superfrost Plus (Thermo Scientific) и сушили в течение ночи. Срезы легких нарезали толщиной 4 мкм и окрашивали гематоксилином и эозином (HE) для анализа строения легких и наличия клеточных инфильтратов, а также красителем Picrosirius Red для обнаружения отложений коллагена с использованием стандартных протоколов (33).

    Для иммуногистохимии срезы депарафинизировали в ксилоле в течение 10 минут (3 раза) и регидратировали последовательными инкубациями в растворах этанола (100%, 100%, 96% и 80%) по 3 минуты каждый. В конечном итоге срезы промывали в течение 5 минут в дистиллированной воде. Выделение антигена проводили в цитратном буфере (10 мМ цитрата, 0,05% твина, рН=6) и инкубировали при 95°С в течение 15 минут. Эндогенные пероксидазы блокировали 3% раствором H 2 O 2 в течение 15 мин. Неспецифическое связывание антител блокировали 10% козьей сывороткой в ​​фоновом разбавителе, уменьшающем антитела (Dako).Эндогенный биотин блокировали набором Avidin-Biotin Block (Vector Laboratories). Срезы инкубировали с первичными антителами, перечисленными в дополнительной таблице 2, при 4°C в течение ночи. Соответствующие биотинилированные вторичные антитела (Vector Laboratories) инкубировали в течение 30 минут при комнатной температуре, после чего инкубировали в течение 30 минут с набором VECTASTAIN Elite ABC (Vector Laboratories). Окрашивание осуществляли с использованием Vector DAB или Vector Red (Vector Laboratories) с последующим контрастным окрашиванием ядер в течение 1 минуты в растворе гематоксилина Майера (J.Т Бейкер). Все секции были смонтированы с использованием монтажной среды Pertex (Dako). CD14-коллаген-1 был выполнен Sophistolab AG.

    Полные изображения слайдов были получены с помощью сканера слайдов Zeiss Axio Scan Z1. Программное обеспечение ImageJ использовалось для относительной количественной оценки сигнала в срезах. Для анализа окрашивания CD45, маннозы-R, CD86, iNOS и аргиназы-1 применяли подключаемый модуль «HDAB», а для анализа красителей Picrosirius Red и α-SMA использовали подключаемый модуль «Fast Red, Fast Blue». Изображения после деконволюции использовались для расчета площади ядерного окрашивания и площади специфического сигнала.Значение для каждого раздела рассчитывали как отношение специфического сигнала к сигналу ядер.

    Статистический анализ

    Статистический анализ был выполнен с использованием программного обеспечения GraphPad Prism 8. Распределение данных было рассчитано с использованием критерия Шапиро-Уилка. Нормально распределенные данные представляли как среднее ± стандартное отклонение и анализировали с помощью непарного двухстороннего параметрического t -критерия. Для данных с ненормальным распределением использовали непарный непараметрический критерий Манна-Уитни U и представляли медианы.Для сравнений более чем двух групп использовали двухфакторный дисперсионный анализ с множественными сравнениями (данные с нормальным распределением) и критерий Крускала-Уоллиса с множественными сравнениями (данные с ненормальным распределением). Различия считали статистически значимыми для p <0,05. n относится к числу биологических повторов.

    Дополнительные методы описаны в дополнительных материалах.

    Результаты

    Инфильтрация моноцитов CD14

    + в органы локализуется совместно с фиброзом при ССД Пациенты с ССД по сравнению с контрольными тканями (рис. 1A, B).Более того, сигнал CD14 совмещен с поражениями, богатыми коллагеном, в различных тканях ССД (рис. 1C). Эти данные позволяют предположить, что моноциты могут участвовать в фиброзных процессах во многих органах при патологическом ремоделировании тканей при ССД. Кроме того, в сердце и легких пациентов с ССД наблюдались повышенные уровни αSMA + (мио)фибробластов, CD68 + провоспалительных макрофагов и маннозо-R + (CD206) альтернативно активированных макрофагов (рис. 2A–C), что отражает воспалительное и фиброзное микроокружение в различных тканях ССД.

    Рисунок 1 Моноцитарная инфильтрация фиброзного поражения в тканях ССД. (A) Репрезентативные изображения залитых парафином срезов сердца и легких и (B) соответствующее количественное определение окрашивания IHC на CD14 (легкие HC N=7, SSc N=7, сердце HC N=10, SSc N=11, непарных t-тестов). (C) Репрезентативные изображения залитых парафином срезов сердца, легких и кожи, окрашенных совместно на проколлаген I (красный) и CD14 (коричневый). (A, C) Масштабная линейка 100 мкм, масштабная линейка во вставке 20 мкм.

    Рисунок 2 Характеристика легочной и сердечной тканей человека при СС. Репрезентативные изображения срезов сердца и легких, залитых парафином, и соответствующая количественная оценка окрашивания IHC для αSMA (A) , CD68 (B) и маннозы-R (CD206) (C) (легкие HC N = 7 , легкое SSc N = 7, сердце HC N = 10, сердце SSc N = 11, непарный t-критерий ; масштабная линейка 100 мкм, масштабная линейка во вставке 20 мкм).

    Активация профибротических путей в моноцитах крови CD14

    + при ССД

    Мы сравнили профили транскриптома общего пула моноцитов ССД CD14 + по отношению к моноцитам CD14 + , полученным из здоровых контролей (HC). Анализ путей выявил обогащение SSc и процессов, связанных с фиброзом, таких как «сигнальный путь TGF-бета», «сигнальный путь Toll-подобного рецептора», «ангиогенез» и «сигнальный путь VEGF» в моноцитах SSc CD14 + (рис. 3A). ).На уровне транскрипции мы наблюдали нарушение регуляции экспрессии основных профибротических генов: TGFBR2, MMP9, JUN, COL9A3, COL18A1, FN1 и WNT5B (рис. 3B, C). Кроме того, мы продемонстрировали, что популяция моноцитов SSc CD14 ++ CD16 показала значительно более высокую экспрессию FN1 , чем популяции моноцитов SSc CD14 + CD16 + и CD14l или

    CD16 (рис. ). Следует отметить, что мы не заметили каких-либо различий в экспрессии FN1 между этими тремя популяциями моноцитов в моноцитах HC (рис. 3D).Важно отметить, что популяции моноцитов SSc CD14 ++ CD16 и CD14 + CD16 + выявили профибротические признаки за счет экспрессии повышенных уровней FN1 по сравнению с моноцитами HC (рис. 3D).

    Рисунок 3 Транскриптомный анализ моноцитов CD14 + у пациентов с ССД и ГХ. (A) Анализ обогащения путей биологических процессов, связанных с ССД, рассчитанный на основе дифференциально экспрессируемых наборов генов (программное обеспечение Metacore). (B) Дифференциально экспрессируемые гены, участвующие в фиброзе, по данным RNAseq. (C) Подтверждающие анализы qPCR выбранных генов из данных RNAseq (N=5-20, U-критерий Манна-Уитни) . (d) qpcr Анализ Уровни MRNA FN1 в отсортированном CD14 , CD14 , CD14 Low CD16 + и CD14 + CD16 + Monocyte от пациентов с SSC и HC =3-6, U-критерий Манна-Уитни ).

    Этот результат указывает на активированный профибротический фенотип моноцитов SSc CD14 + в кровотоке, что может предрасполагать их к приобретению патогенного фенотипа в фиброзной ткани.

    Активация профибротических путей в CD14

    + Легочные макрофаги при ССД

    Был проведен транскриптомный анализ уже опубликованного набора данных легочной ткани от 4 пациентов с HC и 4 SSc-ILD (26). Клетки CD14 + были визуализированы во всех кластерах макрофагов (FCN1hi, SPP1hi, FABP4hi и пролиферирующих макрофагах) (рис. 4A), определенных, как показано ранее (26). Анализ путей выявил обогащение связанных с фиброзом процессов, таких как «разборка внеклеточного матрикса», «организация внеклеточного матрикса», «клеточный ответ на цитокиновый стимул» и «цитокин-опосредованный сигнальный путь» в клетках SSc CD14 + (рис. 4B). .На уровне транскрипции мы заметили повышение экспрессии нескольких профибротических генов, включая TGFβ1 , TIPM1 , TIPM2, FN1 и ADAM10 (рис. 4C). Важно отметить, что во всех скоплениях макрофагов в легких ССД мы наблюдали повышенную экспрессию FN1 в клетках CD14 + (рис. 4D, E).

    Рисунок 4 Характеристика макрофагов CD14 + в тканях легких при ССД-ИЗЛ. Четыре образца ткани легкого здорового человека (HC) и 4 SSc-ILD были использованы для анализа секвенирования РНК одной клетки (sc) в соответствии с Valenzi et al.(26). (A) Визуализация графика UMAP клеток CD14 + в скоплениях макрофагов в образцах HC и SSc-ILD. (B) Экспрессия пути в специфическом биологическом процессе GO (Enrichr 2018) и экспрессия отдельных генов, связанных с фиброзом (C) повышена в клетках SSc-ILD CD14 + фибронектин (FN1) + по сравнению с клетками HC CD14 + клетки в легких. (D) Экспрессия FN1 в клетках SSc-ILD CD14 + по сравнению с клетками HC CD14 + в легких (N=4, U-критерий Манна-Уитни) . (E) Визуализация графика UMAP клеток CD14 + в скоплениях макрофагов в образцах HC и SSc-ILD. UMAP, аппроксимация и проекция равномерного многообразия; SSc-ILD, системная склероз-ассоциированная интерстициальная болезнь легких.

    Стимуляция профибротических цитокинов вызывает дифференцировку моноцитов в миофибробластоподобные клетки

    Клетки костного мозга были предложены в качестве одного из источников миофибробластов. Поэтому затем мы оценили способность моноцитов CD14 + дифференцироваться в миофибробластоподобные клетки в ответ на профиброзную стимуляцию цитокинами TGFβ, IL-4, IL-10 и IL-13.Мы наблюдали индукцию экспрессии профибротических генов, включая ACTA2 , COL1A1 и FN1 (рис. 5A). Кроме того, стимулированные клетки, полученные из моноцитов, секретировали компоненты ВКМ: коллаген I типа и фибронектин (рис. 5B, C). Зависимая от времени профибротическая стимуляция цитокинами TGFβ, IL-4, IL-10 и IL-13 показала, что моноциты CD14 + повышали экспрессию профибротического гена уже через 24 часа и поддерживали эти уровни до 7 дней (рис. 5D).Следует отметить, что мы не наблюдали каких-либо различий в потенциале дифференцировки между моноцитами CD14 + , полученными от пациентов с ССД и здоровым контролем.

    Рисунок 5 Профибротическая стимуляция индуцирует дифференцировку моноцитов в фибробластоподобные клетки. (A) Экспрессия мРНК COL1A1, ACTA2 и FN1 после стимуляции профибротическими цитокинами (TGFβ, IL-4, IL-10, IL-13 [10 нг/мл каждого]) моноцитов HC и SSc (N=13 , двухсторонний дисперсионный анализ с апостериорным тестом Бенджамини, Кригера и Йекутиели ). (B) ELISA-измерение концентрации проколлагена 1α1 в супернатантах моноцитов CD14 + после стимуляции профиброзными цитокинами (TGFβ, IL-4, IL-10, IL-13, [10 нг/мл каждого]) (N =13, двухфакторный дисперсионный анализ с апостериорным тестом Бенджамини, Кригера и Екутиели ). (C) Вестерн-блот оценка уровня фибронектина в клеточных лизатах и ​​супернатантах моноцитов CD14 + , стимулированных профибротическими цитокинами (TGFβ, IL-4, IL-10, IL-13, [10 нг/мл каждого]) ( N=3). (D) Зависимая от времени экспрессия мРНК COL1A1, ACTA2 и FN1 после стимуляции профибротическими цитокинами (TGFβ, IL-4, IL-10, IL-13 [10 нг/мл каждого]) моноцитов HC в последующие сроки баллы: 0, 8, 24, 47, 72 и 168 ч (N=4, двухфакторный дисперсионный анализ с тестом множественных сравнений Тьюки, значения p для фактора строки ).

    Совместное культивирование с дермальными фибробластами усиливает профибротический фенотип моноцитов CD14

    +

    Мы предположили, что микроокружение может играть определяющую роль в профиброзном ответе моноцитов CD14 + .Чтобы проверить эту гипотезу, мы совместно культивировали моноциты CD14 + с соответствующими дермальными фибробластами от пациентов с ССД и ГХ в течение 7 дней. Для анализа экспрессии генов типы клеток разделяли с помощью сортировки FACS. Мы наблюдали, что совместное культивирование с дермальными фибробластами индуцировало экспрессию профибротических генов ACTA2 , COL1A1 и FN1 как в моноцитах HC, так и в моноцитах SSc. Важно отметить, что мы заметили значительную индукцию экспрессии генов фибробластами SSc (рис. 6A).

    Рисунок 6 Профибротическая микросреда индуцирует дифференцировку моноцитов в фибробластоподобные клетки. (A) Экспрессия мРНК ACTA2 , COL1A1 и FN1 в CD14 + моноцитах пациентов с HC и SSc после совместного культивирования с кожными фибробластами HC и SSc (HC N=5, SSc N=6, двусторонний ANOVA с апостериорным критерием LSD без поправки Фишера, **p <0,005 ). (B) Репрезентативные изображения иммунофлуоресцентного окрашивания моноцитов CD14 + с кокультурой фибробластов и без нее (окрашивание ядер DAPI синим, окрашивание фаллоидином красным, окрашивание зеленым α-SMA). (C) Репрезентативные изображения иммунофлуоресцентного окрашивания HC и SSc CD14 + моноцитов, совместно культивируемых с фибробластами в 3D-гидрогелевой модели (синий – моноциты, окрашенные Cell Trace Violet, зеленый – фибробласты, окрашенные CFSE, красный – α-SMA окраска, серо-фаллоидиновая окраска). нс, не имеет значения.

    Кроме того, мы стремились наблюдать фенотипические изменения моноцитов CD14 + после совместного культивирования в 2D- и 3D-моделях. Моноциты, которые были отсортированы после 2D совместного культивирования и повторно высеяны на предметное стекло, были окрашены фаллоидином и антителом против αSMA.По сравнению с моноцитами, культивируемыми отдельно, клетки после совместного культивирования приобретали веретенообразную форму, однако они не образовывали стресс-волокна (рис. 6B). Аналогичные характеристики наблюдались для моноцитов в 3D-совместном культивировании (рис. 6C). В совокупности микроокружение фибробластов индуцирует изменение экспрессии генов моноцитов и морфологии в сторону миофибробластоподобных клеток.

    TGFβ является ключевым регулятором экспрессии профибротического гена в миофибробластоподобных клетках, происходящих из моноцитов

    Фиброзные процессы могут быть вызваны различными стимулами; однако TGFβ считается основным медиатором во время ССД.Чтобы проанализировать роль передачи сигналов TGFβ в дифференцировке моноцитов в миофибробластоподобные клетки, мы ингибировали выбранные пути нижестоящего TGFβ в моноцитах CD14 + , обработанных коктейлем профибротических цитокинов (TGFβ, IL-4, IL-10 и IL-13). ). Лечение ингибитором киназы TGFBR1 SD-208 полностью устраняло экспрессию компонентов ВКМ коллагена 1 и фибронектина как на уровне мРНК, так и на уровне белка (рис. 7). Интересно, что TGFβ-индуцированная экспрессия COL1A1 подавлялась ингибитором канонического SMAD-зависимого пути SIS3, но не ингибированием TAK1-зависимого неканонического пути с помощью 5z-7-оксозеанола (OXO).С другой стороны, блокирования канонических и неканонических нисходящих путей TGFβ было достаточно для снижения экспрессии и секреции фибронектина (фиг. 7B).

    Рисунок 7 Дифференцировка моноцитов в фибробластоподобные клетки зависит от сигнальных путей TGFβ. (A) Уровень экспрессии мРНК COL1A1 и измерения ELISA уровня белка Pro-коллагена 1α1 в супернатантах после стимуляции профиброзными цитокинами (TGFβ, IL-4, IL-10, IL-13 [10 нг/мл каждого]) и обработанные ингибиторами сигнального пути TGFβ [SD208 и (5Z)-7-оксозеаенол (OXO) 1 мкМ, SIS3 2 мкМ] (N = 4–7, , однофакторный ANOVA с апостериорным тестом Бенджамини, Кригера и Йекутиэли ) . (B) FN1 Уровень экспрессии мРНК и вестерн-блоттинг и соответствующая денситометрия уровня белка фибронектина в супернатантах после стимуляции профибротическими цитокинами (TGFβ, IL-4, IL-10, IL-13 [10 нг/мл каждого ]) и обрабатывали ингибиторами сигнального пути TGFβ [SD208 и (5Z)-7-оксозеаенол (OXO) 1 мкМ, SIS3 2 мкМ] (N = 4-7, однофакторный дисперсионный анализ с Бенджамини, Кригером и Екутиели постфактум тест ).

    Обсуждение

    Наши данные показали, что моноциты CD14 + , циркулирующие в периферической крови человека, демонстрируют профибротический фенотип у пациентов с ССД.Точно так же в нескольких сообщениях указывалось, что фибробластоподобные/циркулирующие коллаген I-продуцирующие моноциты CD14 + или фиброциты CD14 являются потомством профибротических клеток при ССД (35). Аналогично, альтернативно активированные макрофаги, происходящие из циркулирующих моноцитов CD14 + , также рассматривались как профибротические клетки при ССД (36). Пациенты с ССД имеют более высокие уровни циркулирующих клеток CD34 + CD14 + , моноцитов CD14 + , продуцирующих коллаген-I, и моноцитов CD163 + (36).Важно отметить, что подсчет моноцитов может быть включен в клиническую оценку пациентов с фибропролиферативными заболеваниями (37), включая пациентов с ССД и интерстициальным заболеванием легких (ИЗЛ). Соответственно, повышенное количество коллаген-I-продуцирующих фиброцитов и профибротических моноцитов у пациентов с ССД было связано с прогрессированием ИЗЛ и вовлечено в патогенез ССД-ИЗЛ (36). Циркулирующие фиброциты, продуцирующие коллаген-I, также связаны с растущим набором заболеваний человека, включая фиброз почек (38), цирроз печени (39), нефрогенный системный фиброз (40), легочный фиброз (41–43) и астму (44). .

    Сообщалось, что сплайсированный вариант фибронектина — дополнительный домен А фибронектина (FnEDA) является эндогенным лигандом TLR4. Важно отметить, что повышенные уровни FnEDA были продемонстрированы в сыворотке и повреждениях кожи у пациентов с ССД и в мышиной модели кожного фиброза (45). При хронических воспалительных заболеваниях и во время фазы заживления острых воспалительных реакций альтернативно активированные макрофаги M(IL-4) показали значительно повышенные уровни фибронектина, что предполагает активную роль макрофагов фибронектина + в отложении ECM и ремоделировании тканей (46). ).Кроме того, альвеолярные макрофаги из легких пациентов с ССД-ИЗЛ демонстрировали повышенный уровень фибронектина (47). Эти отчеты согласуются с нашими результатами, в которых представлены повышенные уровни фибронектина в циркулирующих моноцитах CD14 + и легочных макрофагах CD14 + у пациентов с СС и подчеркивается способность моноцитов CD14 + приобретать профибротический фенотип. Следует отметить, что дифференцировка моноцитов в макрофаги связана с увеличением продукции фибронектина (48).Таким образом, мы пришли к выводу, что инфильтрирующие ткани моноциты/макрофаги CD14 + могут рассматриваться как продуценты ВКМ в патогенезе фиброза при ССД. Все эти данные указывают на фибронектин как на потенциальную мишень в терапевтической стратегии при ССД.

    Инфильтрация моноцитов в ткани влияет на инициацию фиброзных процессов в коже и внутренних органах при ССД (49–51). Наши данные ясно показали инфильтрацию моноцитов CD14 + в области, богатой коллагеном, в легких с ССД-ИЗЛ, миокарде пациентов с ССД с воспалительной дилатационной кардиомиопатией (ВДКМП) и в коже с ССД (27).В легких пациентов с ССД-ИЗЛ было обнаружено повышенное количество веретенообразных клеток CD14 + CD34 + коллагена-I + (36). Происхождение фибробластов или миофибробластов из костного мозга в различных тканях в условиях гомеостаза и в условиях заболевания является дискуссионным уже много лет. Данные исследования in vivo с использованием мышиной модели с кожной раной подтвердили, что по крайней мере часть (15-20%) веретенообразных дермальных фибробластов имеет костномозговое происхождение (52). Напротив, в другом отчете предполагалось, что клетки-предшественники, происходящие из костного мозга, вносят вклад в пул воспалительных клеток, инфильтрирующих область раны; однако они не дифференцировались в дермальные (мио)фибробласты на месте раны (53, 54).В модели фиброза кожи, вызванного блеомицином, значительное количество CD45-позитивных коллаген-продуцирующих клеток костномозгового происхождения способствовало выработке коллагена во время дермального фиброгенеза, но не в условиях гомеостаза, что указывает на то, что клетки костного мозга являются источником клеток для (мио)фибробластов. в состоянии болезни (55). Сходным образом, при блеомицин-индуцированном фиброзе легких у мышей предшественники, происходящие из костного мозга, давали коллаген-продуцирующие клетки, но не миофибробласты αSMA + в воспаленных/фиброзных легких (56, 57).Напротив, при почечном фиброзе воспалительные макрофаги, характеризующиеся альтернативно активированными маркерами макрофагов, приобретали фенотип фибробластов за счет экспрессии коллагена I и αSMA и активно участвовали в фиброгенезе (58).

    Тем не менее, переход моноцитов или макрофагов костного мозга (в основном альтернативно активированных макрофагов) в функциональные миофибробласты был опосредован каноническим SMAD2/3-зависимым или неканоническим TAK-1-зависимым сигналом TGFβ (24, 59–61). ).Соответственно, наши результаты подтвердили, что как канонические, так и неканонические пути TGFβ важны для получения фибробластоподобного фенотипа циркулирующих моноцитов CD14 + , что указывает на широкие возможности лечения.

    Патофизиология ССД тесно связана с активированным TGFβ-зависимым путем. Уровни латентной, неактивной формы TGFβ сходны в образцах сыворотки ССД и здоровых. Уровни активного TGFβ в сыворотке были значительно выше у пациентов с ССД, в основном у пациентов с dcSSc, и коррелировали с клиническими проявлениями (дигитальные язвы, фиброз легких, положительный результат антитопоизомеразы I и более высокая модифицированная шкала Роднана) (62).Эти результаты указывают на то, что TGFβ является потенциальным маркером фиброзного и сосудистого поражения при ССД, с одной стороны, а с другой стороны, он отражает измененное микроокружение, которое может предрасполагать циркулирующие моноциты к активированному и профибротическому фенотипу. Соответственно, мы использовали этот цитокин, среди прочего, для активации циркулирующих моноцитов в сторону профибротического фенотипа. Как и ожидалось, моноциты CD14 + , стимулированные TGFβ, IL-4, IL-10 и IL-13 или совместно культивированные в 2D- и 3D-моделях с дермальными фибробластами человека, были способны принять функциональный миофибробластоподобный фенотип, который может указывать на эти клетки как один из клеточных источников профибротических клеток при их поступлении в ткани.Предыдущий отчет действительно показал, что GM-CSF, IL-4 и эндотелин-1 по отдельности или в комбинации индуцируют миофибробластоподобную дифференцировку циркулирующих SSc и здоровых моноцитов (63). Кроме того, профибротический фенотип циркулирующих моноцитов CD14 + у пациентов с ССД-ИЗЛ был подтвержден экспрессией CD163 и повышенной секрецией CCL18 и IL-10 в ответ на провоспалительные стимулы (36). Однако, как и в наших условиях стимуляции, моноциты больных ССД не показали различий в приобретении более выраженного профибротического фенотипа по сравнению с моноцитами здоровых доноров.Поэтому мы предполагаем, что при воспалительных состояниях (например, при ССД) больше циркулирующих уже активированных моноцитов рекрутируется в место повреждения, где они играют профибротическую роль либо путем перехода в фибробластоподобные клетки, либо путем производства профибротических стимулов. В соответствии с этой гипотезой Бхандари и соавт. продемонстрировали, что растворимые факторы в местной среде имеют решающее значение для профибротической активации макрофагов СС (измеряемой как секреция CCL2, IL-6, TGFβ), возникающих из циркулирующих моноцитов, либо стимулированных сывороткой СС, либо кондиционированных сред от непрямой совместной культуры с дермальные фибробласты SSc (64).Эти результаты указывают на то, что моноциты и макрофаги, происходящие из моноцитов, являются вероятными ключевыми игроками в фиброгенезе при ССД, предлагая целевые клеточные терапевтические варианты как осуществимые и благоприятные при ССД.

    Помимо известной и активной роли передачи сигналов IL-6 и TGF-β в патогенезе ССД, появляется все больше доказательств того, что цитокины Th-2: IL-4 и IL-13 также участвуют в патологии ССД ( 65, 66). Оба цитокина связаны с профибротическими реакциями, включая связь с повышенной экспрессией нового маркера миофибробластов: периостина, матрицеллюлярного белка, важного для фиброгенеза (67).На основании наших данных комбинация TGFβ, IL-4, IL-10 и IL-13 была достаточной для получения фибробластоподобного фенотипа за счет циркулирующих моноцитов CD14 + , что указывает на то, что таргетная терапия IL-4/IL-13 может быть привлекательным вариантом против фиброгенеза при ССД (68). Действительно, рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое 24-недельное исследование фазы II для подтверждения концепции (регистрационный номер испытания: NCT021) с ромилкимабом (биспецифическим антителом иммуноглобулина-G4, которое связывает и нейтрализует ИЛ-4/ IL-13; SAR156597) у пациентов с ранним dcSSc выявил положительный эффект этого лечения на изменения кожных заболеваний, т.е.е. статистически значимое снижение mRSS от исходного уровня до 24-й недели по сравнению с плацебо (69).

    Учитывая активационный статус циркулирующих моноцитов CD14 + и их способность накапливаться в пораженных органах при ССД, мы считаем, что дальнейшие исследования должны быть сосредоточены на поиске еще более целенаправленных методов лечения, которые могут инвертировать статус активации моноцитов в обращение.

    Заявление о доступности данных

    Наборы данных RNAseq для этого исследования можно найти в Gene Expression Omnibus под номерами доступа: GSE157840, GSE128169.

    Заявление об этике

    Образцы крови человека и биоптаты кожи были одобрены локальным комитетом по этике кантона Цюрих (KEK-ZH 515, PB-2016-02014, KEK-Nr 2018-01873). Все субъекты исследования дали письменное информированное согласие. Эксперименты с повторным использованием человеческого материала были одобрены Swissethics (KEK-Nr 2019-00058, KEK-Nr 2018-01873) и проводились в соответствии с принципами, изложенными в Хельсинкской декларации. Исследование на животных было рассмотрено и одобрено Комиссией по экспериментам на животных кантона Цюрих.

    Вклад авторов

    GK руководил проектом и получал финансирование. MR, AH, IK, SJ и GK разработали, проанализировали и интерпретировали эксперименты. MR, AH, IK, JS и VM провели эксперименты. CF-B и KK предоставили биопсию сердца и легких. MR, GK и PB написали рукопись. OD, CF-B, ME внесли окончательные исправления в проект рукописи. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

    Финансирование

    GK выражает благодарность Швейцарскому национальному научному фонду (310030_152876/1; 310030_175663), Swiss Life Foundation и Swiss Heart Foundation.

    Конфликт интересов

    OD имел консультационные услуги и/или получал финансирование исследований от Actelion, Acceleron Pharma, AnaMar, Bayer, Baecon Discovery, Blade Therapeutics, Boehringer, CSL Behring, ChemomAb, Curzion Pharmaceuticals, Ergonex, Galapagos NV, GSK , Glenmark Pharmaceuticals, Inventiva, Italfarmaco, iQvia, medac, Medscape, Mitsubishi Tanabe Pharma, MSD, Roche, Sanofi, UCB в области потенциальных методов лечения склеродермии и ее осложнений. Кроме того, OD имеет выданный патент mir-29 для лечения системного склероза (US8247389, EP2331143).

    Остальные авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Примечание издателя

    Все утверждения, изложенные в этой статье, принадлежат исключительно авторам и не обязательно представляют претензии их дочерних организаций или издателя, редакторов и рецензентов. Любой продукт, который может быть оценен в этой статье, или претензии, которые могут быть сделаны его производителем, не гарантируются и не поддерживаются издателем.

    Благодарности

    Мы благодарим Марию Комацци-Форналлаз и доктора Магдалену Диас-Овалье за ​​проведение иммуногистохимии, Функциональный геномный центр Цюрихского университета за секвенирование РНК и Центр микроскопии и анализа изображений Цюрихского университета за сканирование изображений. 2.Mayes MD, Lacey JV Jr, Beebe-Dimmer J, Gillespie BW, Cooper B, Laing TJ, et al. Распространенность, заболеваемость, выживаемость и характеристики заболевания системным склерозом в большой популяции США. Arthritis Rheum (2003) 48(8):2246–55. doi: 10.1002/art.11073

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    3. Elhai M, Meune C, Boubaya M, Avouac J, Hachulla E, Balbir-Gurman A, et al. Картирование и прогнозирование смертности от системного склероза. Энн Реум Дис (2017) 76 (11): 1897–905.doi: 10.1136/annrheumdis-2017-211448

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    4. Бхаттачарья С., Вей Дж., Варга Дж. Понимание фиброза при системном склерозе: смена парадигмы, новые возможности. Nat Rev Rheumatol (2011) 8(1):42–54. doi: 10.1038/nrrheum.2011.149

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    5. Гаррет С.М., Бейкер Фрост Д., Фегали-Боствик С. Могущественный фибробласт и его применение в исследованиях склеродермии. J Scleroderma Relat Disord (2017) 2(2):69–134. doi: 10.5301/jsrd.5000240

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    8. Xu WD, Leroy EC, Smith EA. Высвобождение фибронектина системным склерозом и нормальными кожными фибробластами в ответ на TGF-бета. J Rheumatol (1991) 18(2):241–6.

    Реферат PubMed | Google Scholar

    9. Cooper SM, Keyser AJ, Beaulieu AD, Ruoslahti E, Nimni ME, Quismorio FP Jr. Повышение уровня фибронектина в глубокой дерме пораженной кожи при прогрессирующем системном склерозе. Arthritis Rheum (1979) 22(9):983–7. doi: 10.1002/art.1780220906

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    10. Фальке Л.Л., Голизаде С., Гольдшмединг Р., Кок Р.Дж., Нгуен Т.К. Разнообразное происхождение миофибробластов — последствия для фиброза почек. Nat Rev Nephrol (2015) 11(4):233–44. doi: 10.1038/nrneph.2014.246

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    12. Chang FC, Chou YH, Chen YT, Lin SL. Новые взгляды на переход перицитов-миофибробластов и терапевтические мишени при почечном фиброзе. J Formos Med Assoc (2012) 111(11):589–98. doi: 10.1016/j.jfma.2012.09.008

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    13. Wilson CL, Stephenson SE, Higuero JP, Feghali-Bostwick C, Hung CF, Schnapp LM. Характеристика человеческих PDGFR-бета-позитивных перицитов из легких с ИФЛ и без ИФЛ. Am J Physiol Lung Cell Mol Physiol (2018) 315(6):L991–L1002. doi: 10.1152/ajplung.00289.2018

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    14.Hill C, Jones MG, Davies DE, Wang Y. Эпителиально-мезенхимальный переход способствует легочному фиброзу через аберрантных эпителиальных/фибробластных перекрестных помех. J Lung Health Dis (2019) 3(2):31–5. doi: 10.29245/2689-999X/2019/2.1149

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    15. Хименес С.А., Пьера-Веласкес С. Эндотелиально-мезенхимальный переход (ЭндоМТ) в патогенезе системного склероза, связанного с легочным фиброзом и легочной артериальной гипертензией.Миф или реальность? Matrix Biol (2016) 51:26–36. doi: 10.1016/j.matbio.2016.01.012

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    17. Фарина Г., Лафиатис Д., Лемэр Р., Лафиатис Р. Четырехгенный биомаркер предсказывает кожные заболевания у пациентов с диффузным кожным системным склерозом. Arthritis Rheum (2010) 62(2):580–8. doi: 10.1002/art.27220

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    22. Каня Г., Рудник М., Дистлер О.Участие миелоидного клеточного компартмента в фиброгенезе и системном склерозе. Nat Rev Rheumatol (2019) 15(5):288–302. doi: 10.1038/s41584-019-0212-z

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    23. Blyszczuk P, Germano D, Stein S, Moch H, Matter CM, Beck-Schimmer B, et al. Профибротический потенциал эпителиальных клеток-предшественников Prominin-1+ при легочном фиброзе. Respir Res (2011) 12:126. doi: 10.1186/1465-9921-12-126

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    24.Каня Г., Бличчук П., Штейн С., Валаперти А., Джермано Д., Дирнхофер С. и др. Инфильтрирующие сердце клетки-предшественники Prominin-1+/CD133+ представляют собой клеточный источник бета-опосредованного кардиального фиброза, трансформирующего фактора роста, при экспериментальном аутоиммунном миокардите. Circ Res (2009) 105(5):462–70. doi: 10.1161/CIRCRESAHA.109.196287

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    25. LeRoy EC, Black C, Fleischmajer R, Jablonska S, Krieg T, Medsger TA Jr, et al.Склеродермия (системный склероз): классификация, подмножества и патогенез. J Rheumatol (1988) 15(2):202–5.

    Реферат PubMed | Google Scholar

    26. Valenzi E, Bulik M, Tabib T, Morse C, Sembrat J, Trejo Bittar H, et al. Анализ одиночных клеток выявляет гетерогенность фибробластов и миофибробластов при системном склерозе, связанном с интерстициальным заболеванием легких. Энн Реум Дис (2019) 78 (10): 1379–87. doi: 10.1136/annrheumdis-2018-214865

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    27.Рудник М., Рольский Ф., Джордан С., Мертель Т., Стеллато М., Дистлер О. и др. CD52 регулирует адгезию моноцитов и передачу сигналов интерферона типа I у пациентов с системным склерозом. Ревматоидный артрит (2021). doi: 10.1002/art.41737

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    28. Лун АТЛ, Ризенфельд С., Эндрюс Т., Дао Т.П., Гомес Т., участники 1-го атласа клеток человека J и др. EmptyDrops: Отличие клеток от пустых капель в данных секвенирования одноклеточной РНК на основе капель. Геном Биол (2019) 20(1):63. doi: 10.1186/s13059-019-1662-y

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    29. Griffiths JA, Richard AC, Bach K, Lun ATL, Marioni JC. Обнаружение и удаление замены штрих-кода в данных одноклеточной РНК-Seq. Нацкоммуна (2018) 9(1):2667. doi: 10.1038/s41467-018-05083-x

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    30. Hafemeister C, Satija R. Нормализация и стабилизация дисперсии данных одноклеточной РНК-Seq с использованием регуляризованной отрицательной биномиальной регрессии. Геном Биол (2019) 20(1):296. doi: 10.1186/s13059-019-1874-1

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    31. Батлер А., Хоффман П., Смиберт П., Папалекси Э., Сатия Р. Интеграция транскриптомных данных отдельных клеток в различных условиях, технологиях и видах. Nat Biotechnol (2018) 36(5):411–20. doi: 10.1038/nbt.4096

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    32. Stuart T, Butler A, Hoffman P, Hafemeister C, Papalexi E, Mauck WM 3rd, et al.Комплексная интеграция данных одной ячейки. Cell (2019) 177(7):1888–902 e21. doi: 10.1016/j.cell.2019.05.031

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    33. Schniering J, Benesova M, Brunner M, Haller S, Cohrs S, Frauenfelder T, et al. Визуализация интерстициального заболевания легких с помощью молекулярной визуализации интегрина альфавбета3 и рецептора соматостатина 2. Ann Rheum Dis (2019) 78(2):218–27. doi: 10.1136/annrheumdis-2018-214322

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    34.Асано Ю. Патогенез системного склероза: понимание, основанное на общем патологическом каскаде в нескольких органах и дополнительных органоспецифических патологиях. J Clin Med (2020) 9(9):2687. doi: 10.3390/jcm87

    Полный текст CrossRef | Google Scholar

    35. Брунассо А.М., Массоне С. Обновление патогенеза склеродермии: фокус на циркулирующих клетках-предшественниках. F1000Res (2016) 5:F1000 Факультетская редакция-723. doi: 10.12688/f1000research.7986.1

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    36.Матай С.К., Гулати М., Пэн Х., Рассел Т.Р., Шоу А.С., Рубинович А.Н. и др. Циркулирующие моноциты у пациентов с системным склерозом с интерстициальным заболеванием легких демонстрируют усиленный профибротический фенотип. Lab Invest (2010) 90(6):812–23. doi: 10.1038/labinvest.2010.73

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    37. Scott MKD, Quinn K, Li Q, Carroll R, Warsinske H, Vallania F, et al. Повышенное количество моноцитов как клеточный биомаркер неблагоприятных исходов при фиброзных заболеваниях: ретроспективное многоцентровое когортное исследование. Lancet Respir Med (2019) 7(6):497–508. doi: 10.1016/S2213-2600(18)30508-3

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    38. Сакаи Н., Вада Т., Йокояма Х., Липп М., Уэха С., Мацусима К. и др. Вторичный сигнальный хемокин лимфоидной ткани (SLC/CCL21)/CCR7 регулирует фиброциты при почечном фиброзе. Proc Natl Acad Sci USA (2006) 103(38):14098–103. doi: 10.1073/pnas.0511200103

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    39.Киселева Т., Учинами Х., Фейрт Н., Кинтана-Бустаманте О., Сеговия Дж. К., Швабе Р. Ф. и соавт. Фиброциты костного мозга участвуют в патогенезе фиброза печени. J Hepatol (2006) 45(3):429–38. doi: 10.1016/j.jhep.2006.04.014

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    41. Andersson-Sjoland A, de Alba CG, Nihlberg K, Becerril C, Ramirez R, Pardo A, et al. Фиброциты являются потенциальным источником легочных фибробластов при идиопатическом легочном фиброзе. Int J Biochem Cell Biol (2008) 40(10):2129–40.doi: 10.1016/j.biocel.2008.02.012

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    42. Мехрад Б., Бердик М.Д., Зисман Д.А., Кин М.П., ​​Белперио Дж.А., Стритер Р.М. Циркулирующие фиброциты периферической крови при фиброзной интерстициальной болезни легких человека. Biochem Biophys Res Commun (2007) 353(1):104–8. doi: 10.1016/j.bbrc.2006.11.149

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    43. Moeller A, Gilpin SE, Ask K, Cox G, Cook D, Gauldie J, et al.Циркулирующие фиброциты являются индикатором неблагоприятного прогноза при идиопатическом легочном фиброзе. Am J Respir Crit Care Med (2009) 179(7):588–94. doi: 10.1164/rccm.200810-1534OC

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    44. Wang CH, Huang CD, Lin HC, Lee KY, Lin SM, Liu CY, et al. Увеличение циркулирующих фиброцитов при астме с хронической обструкцией дыхательных путей. Am J Respir Crit Care Med (2008) 178(6):583–91. doi: 10.1164/rccm.200710-1557OC

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    45.Бхаттачарья С., Тамаки З., Ван В., Хинчклифф М., Гувер П., Гециос С. и др. FibronectinEDA способствует хроническому фиброзу кожи посредством передачи сигналов Toll-подобных рецепторов. Sci Transl Med (2014) 6(232):232ra50. doi: 10.1126/scitranslmed.3008264

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    46. Gratchev A, Guillot P, Hakiy N, Politz O, Orfanos CE, Schledzewski K, et al. Альтернативно активированные макрофаги по-разному экспрессируют фибронектин и его варианты сплайсинга, а также белок внеклеточного матрикса бетаIG-h4. Scand J Immunol (2001) 53(4):386–92. doi: 10.1046/j.1365-3083.2001.00885.x

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    47. Кинселла М.Б., Смит Э.А., Миллер К.С., Лерой Э.К., Сильвер Р.М. Спонтанная продукция фибронектина альвеолярными макрофагами у пациентов со склеродермией. Arthritis Rheum (1989) 32(5):577–83. doi: 10.1002/anr.1780320511

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    48. Судхакаран П.Р., Радхика А., Джейкоб С.С.Дифференциация моноцитов-макрофагов In Vitro : фибронектин-зависимая активация определенных макрофаг-специфических активностей. Glycoconj J (2007) 24(1):49–55. doi: 10.1007/s10719-006-9011-2

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    49. Gu YS, Kong J, Cheema GS, Keen CL, Wick G, Gershwin ME. Иммунобиология системного склероза. Semin Arthritis Rheum (2008) 38(2):132–60. doi: 10.1016/j.semarthrit.2007.10.010

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    50.Бозелло С., Анжелуччи С., Лама Дж., Аливернини С., Пройетти Дж., Толуссо Б. и др. Характеристика воспалительного клеточного инфильтрата склеродермической кожи: В-клетки и прогрессирование оценки кожи. Arthritis Res Ther (2018) 20(1):75. doi: 10.1186/s13075-018-1569-0

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    51. Уитфилд М.Л., Финли Д.Р., Мюррей Дж.И., Троянская О.Г., Чи Дж.Т., Пергаменщиков А. и соавт. Паттерны экспрессии генов системных и клеточных типов в коже при склеродермии. Proc Natl Acad Sci USA (2003) 100(21):12319–24. doi: 10.1073/pnas.1635114100

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    52. Фатке С., Уилсон Л., Хаттер Дж., Капур В., Смит А., Хокинг А. и др. Вклад клеток костного мозга в кожу: отложение коллагена и заживление ран. Стволовые клетки (2004) 22(5):812–22. doi: 10.1634/stemcells.22-5-812

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    53. Баришич-Дуймович Т., Бобан И., Кларк С.Х.Фибробласты/миофибробласты, участвующие в заживлении кожных ран, не происходят из циркулирующих клеток-предшественников. J Cell Physiol (2010) 222(3):703–12. doi: 10.1002/jcp.21997

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    54. Исии Г., Сангай Т., Сугияма К., Ито Т., Хасебе Т., Эндох Ю. и др. In Vivo Характеристика фибробластов костного мозга, вовлеченных в фиброзные поражения. Стволовые клетки (2005) 23(5):699–706. doi: 10.1634/стволовые клетки.2004-0183

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    55. Хигасияма Р., Накао С., Сибусава Ю., Исикава О., Моро Т., Миками К. и др. Дифференциальный вклад кожных резидентов и клеток костного мозга в выработку коллагена во время заживления ран и фиброгенеза у мышей. J Invest Dermatol (2011) 131(2):529–36. doi: 10.1038/jid.2010.314

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    58. Meng XM, Wang S, Huang XR, Yang C, Xiao J, Zhang Y и другие.Воспалительные макрофаги могут трансдифференцироваться в миофибробласты при почечном фиброзе. Cell Death Dis (2016) 7(12):e2495. doi: 10.1038/cddis.2016.402

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    59. Blyszczuk P, Muller-Edenborn B, Valenta T, Osto E, Stellato M, Behnke S, et al. Трансформирующий фактор роста-бета-зависимая секреция Wnt контролирует образование миофибробластов и прогрессирование миокардиального фиброза при экспериментальном аутоиммунном миокардите. Европейское сердце J (2017) 38 (18): 1413–25.doi: 10.1093/eurheartj/ehw116

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    60. Wang S, Meng XM, Ng YY, Ma FY, Zhou S, Zhang Y и др. Передача сигналов TGF-бета/Smad3 регулирует переход макрофагов, происходящих из костного мозга, в миофибробласты во время фиброза тканей. Oncotarget (2016) 7(8):8809–22. doi: 10.18632/oncotarget.6604

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    61. Lu J, Liu Q, Wang L, Tu W, Chu H, Ding W, et al.Повышенная экспрессия латентного TGF-бета-связывающего белка 4 влияет на фиброзный процесс при склеродермии посредством передачи сигналов TGF-бета/SMAD. Lab Invest (2017) 97(9):1121. doi: 10.1038/labinvest.2017.43

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    62. Дзядзио М., Смит Р.Э., Авраам Д.Дж., Блэк К.М., Дентон К.П. Уровни циркулирующего активного трансформирующего фактора роста бета1 снижаются при диффузном кожном системном склерозе и обратно коррелируют с модифицированной шкалой Роднана для кожи. Rheumatol (Оксфорд) (2005) 44(12):1518–24. doi: 10.1093/rheumatology/kei088

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    63. Binai N, O’Reilly S, Griffiths B, van Laar JM, Hugle T. Потенциал дифференцировки моноцитов CD14+ в миофибробласты у пациентов с системным склерозом. PloS One (2012) 7(3):e33508. doi: 10.1371/journal.pone.0033508

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    64. Бхандари Р., Болл М.С., Мартьянов В., Попович Д., Шаафсма Э., Хан С. и др.Профибротическая активация макрофагов человека при системном склерозе. Ревматоидный артрит (2020) 72(7):1160–9. doi: 10.1002/art.41243

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    65. Jakubzick C, Choi ES, Joshi BH, Keane MP, Kunkel SL, Puri RK, et al. Терапевтическое ослабление легочного фиброза посредством нацеливания на IL-4- и IL-13-чувствительные клетки. J Immunol (2003) 171(5):2684–93. doi: 10.4049/jimmunol.171.5.2684

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    66.Хасегава М., Фудзимото М., Кикути К., Такехара К. Повышенные уровни интерлейкина 4 (ИЛ-4), ИЛ-10 и ИЛ-13 в сыворотке у пациентов с системным склерозом. J Rheumatol (1997) 24(2):328–32. doi: 10.1016/0923-1811(96)89424-2

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    67. Окамото М., Изухара К., Охта С., Оно Дж., Хосино Т. Способность периостина как нового биомаркера идиопатического легочного фиброза. Adv Exp Med Biol (2019) 1132:79–87. doi: 10.1007/978-981-13-6657-4_9

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    68.Гаспарини Г., Коццани Э., Пароди А. Интерлейкин-4 и интерлейкин-13 как возможные терапевтические мишени при системном склерозе. Цитокин (2020) 125:154799. doi: 10.1016/j.cyto.2019.154799

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    69. Allanore Y, Wung P, Soubrane C, Esperet C, Marrache F, Bejuit R, et al. Рандомизированное, двойное слепое, плацебо-контролируемое, 24-недельное, фаза II, исследование для проверки концепции ромилкимаба (SAR156597) при раннем диффузном кожном системном склерозе. Энн Реум Дис (2020) 79 (12): 1600–7. doi: 10.1136/annrheumdis-2020-218447

    PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

    Рак поджелудочной железы характеризуется наличием моноцитов крови с высоким содержанием комплемента и ассоциированных с опухолью макрофагов

    Введение

    Аденокарцинома протоков поджелудочной железы (PDA) представляет собой летальное злокачественное новообразование с ужасной 5-летней выживаемостью всего 10% (Siegel et al. , 2020). ОАП характеризуется обильной фиброзно-воспалительной стромой. С самого начала канцерогенеза иммунный ответ на рак поджелудочной железы приводит к иммуносупрессивному микроокружению опухоли (TME) (Clark et al, 2007).Миелоидные клетки многочисленны и гетерогенны в ОАП TME и являются ключевым фактором иммуносупрессивной микросреды (Mitchem et al, 2013; Stromnes et al, 2014; Zhang et al, 2017; Zhu et al, 2014, 2017). Первичная опухоль и метастатические участки характеризуются уклонением опухолевых клеток от иммунного ответа (Hanahan & Weinberg, 2011; Gonzalez et al, 2018). Однако системное изменение иммунной системы первичной опухолью остается малоизученным. Хотя стохастический характер метастазирования сильно ограничивает наши возможности для изучения системных реакций на первичную опухоль, недавние достижения в области инженерии биоматериалов предоставляют новую возможность оценить системный ответ на ОАП с помощью поликапролактоновых каркасов.

    Каркасы из биоматериала использовались в качестве синтетической преметастатической ниши в моделях рака груди и поджелудочной железы (Azarin et al, 2015; Rao et al, 2016; Aguado et al, 2017; Bushnell et al, 2019, 2020). Имплантация каркасов из биоматериала изначально вызывает реакцию на инородное тело как у контрольных мышей, так и у мышей с опухолями. Со временем каркасы у мышей с опухолями развивают микросреду, способствующую колонизации раковых клеток. В последнее время скаффолды использовались в качестве инструмента для получения сигнатур генов, позволяющих прогнозировать заболевание и рецидив в мышиных моделях рака молочной железы и рассеянного склероза, что имеет большое клиническое значение (Oakes et al, 2020; Morris et al, 2020a, 2020b). ).Каркасы, в отличие от крови, позволяют анализировать тканевой иммунный ответ в дистальных участках.

    В этом исследовании мы использовали сконструированные полимерные каркасы, имплантированные иммунокомпетентным мышам с ортотопическими опухолями поджелудочной железы, для создания сигнатуры иммунного гена, связанного с раком поджелудочной железы. Мы обнаружили фундаментальные различия в экспрессии генов клеточных инфильтратов, полученных из каркасов, у мышей с опухолями по сравнению с неопухолевыми мышами, с опухолеспецифической сигнатурой, включая Chil3 , Trem2 , C1qa и C1qb .Секвенирование РНК одиночных клеток выявило изменения, прежде всего, в экспрессии генов макрофагов, и выявило две различные популяции макрофагов, которые были уникальными для животных с опухолями. В то время как одна популяция макрофагов экспрессировала Chil3 , Ly6c2 и Plac8 , другая экспрессировала Trem2 и компоненты комплемента C1qa и C1qb (макрофаги с высоким содержанием комплемента). Популяция макрофагов с высоким содержанием комплемента присутствовала в первичных опухолях мышей и пациентов с ОАП, метастатических поражениях печени, а экспрессия C1QA , C1QB и TREM2 была повышена в опухолях и крови пациентов с ОАП.Таким образом, мы определили две различные системно измененные популяции макрофагов, связанные с ОАП.

    Результаты

    Каркасы из биоматериала содержат иммунную микросреду в ответ на ортотопическую модель ОАП

    Чтобы понять системные иммунные изменения при ОАП, мы сначала оценили иммунную инфильтрацию в печени и периферической крови животных с опухолью по сравнению с элементами управления. Мы использовали ортотопическую сингенную модель с использованием клеток 7940b (Long et al, 2016; Zhang et al, 2017), полученных из чистой C57BL/6J (BL/6) версии LSL Kras G12D/+ ; LSL Trp53 R172H/+ ; Pdx1-Cre (KPC) генно-инженерная мышиная модель рака поджелудочной железы (Hingorani et al, 2005).Мы ортотопически имплантировали клетки 7940b в поджелудочную железу и провели масс-цитометрический (CyTOF) анализ полученных опухолей. Мы обнаружили, что в печени и РВМС мышей с опухолями наблюдалось увеличение миелоидных клеток, предшествующее росту метастазов, аналогично предыдущим сообщениям (Rhim et al, 2012; Sanford et al, 2013; Li et al, 2018; Lee et al, 2019) (рис. S1A и B).

    Рисунок S1. Каркасы из биоматериала содержат иммунную микросреду в ответ на ортотопическую модель протоковой аденокарциномы поджелудочной железы.

    (A) Ручное гейтирование результатов CyTOF для тотальных иммунных клеток (CD45 + ), миелоидных клеток (CD45 + CD11b + ), супрессорных клеток миелоидного происхождения (MDSC) (Ly-6C + Ly-6G + ), общее количество макрофагов (CD11b + F4/80 + ) и подмножество макрофагов (F4/80 + CD206 + ) в контрольной печени (n = 4) по сравнению с опухолью- несущая (ТБ) печень (n = 5) из ортотопической мышиной модели рака поджелудочной железы. Результаты представлены в виде процента от общего числа живых синглетов, за исключением макрофагов CD206 + , которые представлены в виде процента от общего числа миелоидных клеток.Статистическую значимость определяли с помощью двусторонних тестов t . Данные, представленные как среднее ± стандартная ошибка (SEM) и P <0,05, считались статистически значимыми. (B) Ручное гейтирование результатов CyTOF по статистически значимым изменениям в популяциях иммунных клеток в PBMCS от контрольной (n = 5) и ТБ (n = 5) ортотопических мышей. Результаты представлены в виде процента от общего числа живых синглетов, за исключением MDSC, которые представлены в виде процента от общего числа миелоидных клеток.Статистическую значимость определяли с помощью двусторонних тестов t . Данные, представленные как среднее ± стандартная ошибка (SEM) и P <0,05, считались статистически значимыми. (C) Представление размера лесов. (D) Иерархическая кластеризация и тепловая карта генов воспаления в контрольных каркасах (черный цвет) по сравнению с каркасами туберкулеза (желтый цвет) с течением времени. ж, недели. Красный — высокая экспрессия; синий — низкая экспрессия. (E) Ручное гейтирование результатов CyTOF для общего количества миелоидных клеток (CD45 + CD11b + ), MDSC (Ly-6G + Ly-6C + ), общего количества макрофагов (CD11b F 4/90 80 + ), NK-клетки (CD45 + NK1.1 + ), общее количество Т-клеток (CD45 + CD3 + ) и Т-клеток CD4 (CD3 + CD4 + ) в контрольных каркасах (n = 10) по сравнению с каркасами TB (n = 9) –10). Результаты представлены в виде процента от общего количества живых синглетов. Статистическую значимость определяли с помощью двусторонних тестов t . Данные, представленные как среднее ± стандартная ошибка (SEM) и P <0,05, считались статистически значимыми.

    Для этого рисунка доступны исходные данные.

    Изменения иммунных клеток в крови и печени мышей с опухолями свидетельствуют о системном иммунном ответе на опухоль. Затем мы использовали биологически инертные каркасы из поликапролактона для дальнейшего изучения того, как опухоли изменяют системный иммунный ответ при раке поджелудочной железы (рис. S1C). Сначала мы имплантировали каркасы подкожно мышам BL/6. Через 1 неделю клетки 7940b (BL/6) ортотопически трансплантировали в поджелудочную железу с последующим удалением каркасов еженедельно в течение 4 недель (рис. S1D).Контрольным мышам была имплантирована подкожная матрица с последующей имитацией ортотопической хирургии. Мы выделили РНК из контрольных и опухолевых каркасов и использовали массив qRT-PCR (OpenArray, OA) для оценки панели из 632 генов воспаления мыши и 16 эталонных генов (рис. S1D). Интересно, что более ранние контрольные моменты времени были больше похожи на каркасы с опухолью, что свидетельствует о реакции на инородное тело, которая со временем стихает (рис. S1D). Основываясь на изменениях воспалительного гена с течением времени в инфильтрате каркаса, мы провели наши последующие эксперименты в фиксированный момент времени 3 недели.Затем мы ортотопически трансплантировали клетки 7940b мышам BL/6, имплантировали каркасы через 1 неделю, а затем собрали каркасы через 3 недели (рис. 1А). Каркасы от контрольных животных и животных с опухолями исследовали с помощью иммунофлуоресцентного окрашивания, чтобы определить, какие клеточные популяции колонизировали каркас. Эпителиальные клетки (CK19 + ) были идентифицированы только у мышей с опухолями, что предполагает колонизацию клетками PDA (рис. 1В). Кроме того, мы наблюдали стромальный ответ в опухолевом каркасе, характеризующийся накоплением фибробластов (альфа-актин гладких мышц [α-SMA]) (рис. 1В).

    Рис. 1. Каркасы из биоматериала содержат иммунноплотную микросреду в ответ на ортотопическую модель ОАП.

    (А) Экспериментальная схема. Каркасы имплантировали подкожно, как описано в разделе «Материалы и методы». клетки 7940b (BL/6), полученные из LSL-Kras G12D/+ ; LSL-Trp53 R172H/+ ; Pdx1-Cre (KPC) ортотопически имплантировали в поджелудочную железу. Каркасы собирали через 3 недели после инокуляции опухолевых клеток. (B) Коиммунофлуоресценция каркасов животных, подвергшихся имитации операции (слева), по сравнению с мышами с опухолями (ТБ) (справа). Опухолевые клетки отмечены CK19 (зеленый), макрофаги — F4/80 (красный), фибробласты — αSMA (розовый), а ядра — DAPI (синий). Шкала баров, 50 мкм. (C) Репрезентативные графики t-SNE для инфильтрата каркаса из контрольного и туберкулёзного каркасов. Идентифицированные популяции включают супрессорные клетки миелоидного происхождения (синие), макрофаги Ly-6C + (оранжевые), макрофаги PD-L1 + (зеленые), макрофаги CD206 + (красные), CD8 + Т-клетки (фиолетовые), CD4 + Т-клетки (коричневые), NK-клетки (розовые), эндотелиальные клетки (серые) и фибробласты (светло-зеленые). (D) Ручное гейтирование результатов CyTOF для субпопуляций макрофагов (F4/80 + CD206 + ; F4/80 + PD-L1 + ) в контрольном каркасе (n = 8) по сравнению с каркасом TB (n = 7–8). Результаты представлены в виде процента от общего количества миелоидных клеток (%CD11b + ). Статистическую значимость определяли с помощью двусторонних тестов t . Данные, представленные как среднее ± стандартная ошибка (SEM) и P <0,05, считались статистически значимыми. (E) Руководство по созданию результатов Cytof для эндотелиальных клеток (CD45 Pecam1 + ), фибробласты (CD45 PDGFRα + ) и CD8 + T (CD3 + CD8 + ) в контрольном каркасе (n = 10) по сравнению с каркасом TB (n = 10). Результаты представлены в виде процента от общего количества живых синглетов. Статистическую значимость определяли с помощью двусторонних тестов t . Данные представлены как среднее ± стандартная ошибка (SEM) и P <0.05 считалось статистически значимым.

    Для этого рисунка доступны исходные данные.

    Чтобы определить, отличался ли иммунный ответ в каркасе у мышей с опухолями по сравнению со здоровыми мышами, мы выполнили CyTOF с использованием панели иммунных маркеров (таблица S1). Визуализация каркасного инфильтрата с помощью t-распределенного стохастического встраивания соседей (t-SNE) у контрольных и опухолевых животных выявила обильный стромальный ответ у обоих, при этом большая часть инфильтрата включает различные миелоидные подмножества, включая подмножества макрофагов и миелоидные супрессоры. клетки (MDSC) (рис. 1C).В то время как не было различий в общем миелоидном (CD45 + CD11b + ), MDSC (CD11b + Ly-6G + Ly-6C + ) или общем макрофаге (CD11b + F ). + ) инфильтрация, выраженная в процентах от общего числа клеток, мы наблюдали тенденцию к росту для конкретных популяций макрофагов (CD11b + F4/80 + CD206 + ; CD11b + F4/80 + PD-L102 PD + ) в каркасах от животных с опухолями по сравнению с контролем, аналогично увеличению макрофагов в печени с опухолью (рис. S1A, E и 1D).Кроме того, несущие опухоль каркасы имели более высокую долю эндотелиальных клеток (CD45 PECAM1 + ) и фибробластов (CD45 PDGFRα + ), чем контрольные каркасы (рис. 1E). Наконец, мы проанализировали адаптивные иммунные популяции и обнаружили, что несущие опухоль каркасы имели меньшее количество Т-клеток (CD45 + CD3 + ) и меньше CD8 + Т-клеток по сравнению с контролем (рис. S1E и 1E). Таким образом, данные о составе клеток позволяют предположить, что микроокружение в дистальном участке было изменено у мышей с опухолями.

    Идентификация сигнатуры гена, специфичного для рака поджелудочной железы

    Чтобы понять природу системных изменений у мышей с опухолями, мы выделили РНК из каркасов, имплантированных контрольным мышам и мышам с опухолями, и использовали qRT-PCR воспалительный ОА. Были использованы два вычислительных подхода, чтобы присвоить мышам числовые оценки и отличить здоровых (черные) от больных (красные) (рис. 2А) (Morris et al, 2020a). Неконтролируемый анализ иерархической кластеризации показал, что каркасы, несущие опухоли (красные), сгруппированы отдельно от контрольных каркасов (черные) на уровне экспрессии генов (рис. S2A и B).Кроме того, мы заметили, что, хотя воспалительная характеристика контрольных каркасов выглядела довольно однородной, среди несущих опухоль каркасов от отдельных мышей наблюдалась отчетливая гетерогенность (рис. S2A). Затем мы проанализировали данные, чтобы определить уникальную сигнатуру 21 гена, указывающую на заболевание (рис. 2В). Опухоленосные каркасы имели более низкую экспрессию интерферона γ ( Ifng ) и рецептора G1, подобного лектину клеток-киллеров ( Klrg1 ), маркеров активации Т-клеток/эффекторных Т-клеток и, наоборот, повышающую регуляцию фактора свертывания крови II. рецептор тромбина ( F2r ), маркер истощенных Т-клеток (Wherry et al, 2007) (рис. 2В).Кроме того, несущие опухоль каркасы имели повышающую регуляцию хитиназа3-подобного-3 ( Chil3 ), гена, повышенного в опухолеассоциированных макрофагах (ТАМ) (Georgoudaki et al, 2016) (рис. 2B). Общий анализ РНК показал, что иммунный состав и функциональный статус могут быть системно изменены у мышей с раком поджелудочной железы.

    Рисунок 2. Идентификация сигнатуры гена, специфичного для рака поджелудочной железы.

    (A) График предсказания разложения Bagged Tree/singular value, полученного из воспалительного гена OpenArray.На графике показано расхождение каркасов, несущих опухоль (TB) (красный), и каркасов здорового контроля (HC) (черный). n = 6 для контроля и n = 6 для туберкулёзных каркасов. Каждая точка представляет одну мышь. Черная линия указывает на доверительные интервалы 99,5%. Закрашенные овалы обозначают среднее значение для контрольных (черный) и ТБ (красный) каркасов для объединенного контроля или ТБ каркасов. (B) Иерархическая кластеризация и тепловая карта 21 представляющего интерес воспалительного гена в контрольных (n = 6) каркасах по сравнению с туберкулёзными каркасами (n = 6). (C) UMAP-визуализация контрольных каркасов (n = 1) и каркасов TB (n = 1) из ортотопической мышиной модели рака поджелудочной железы. (D) Точечный график показывает среднюю экспрессию сигнатуры каркаса в объединенном контроле и инфильтрате каркаса ТБ. Размер точки представляет выраженный процент. Цвет точки соответствует среднему выражению.

    Рисунок S2. Идентификация сигнатуры гена, специфичного для рака поджелудочной железы.

    (A) Иерархическая кластеризация и анализ тепловой карты всех значений экспрессии генов из анализа OpenArray.Черные прямоугольники обозначают контрольные каркасы (n = 6), а красные прямоугольники указывают каркасы с опухолями (ТБ) (n = 6). (B) Анализ графика вулканов на основе всех данных экспрессии генов OpenArray. Черные линии указывают на кратность изменения ± 2. Красная линия указывает на P = 0,05, определенное двусторонними тестами t . (C) Точечный график избранных маркеров линии, используемых для определения захваченных клеточных популяций. Цвет точки соответствует среднему выражению. Размер точки представляет частоту экспрессии. (D) Репрезентативный иммуногистохимический анализ Ym1 в контрольной печени и туберкулёзной печени мышей с ортотопически трансплантированными опухолями аденокарциномы протоков поджелудочной железы. Масштабные линейки, 100 мкм. (E) Количественный анализ %Ym1-положительных клеток в 20-кратном поле в контрольной (n = 3) и туберкулёзной печени (n = 3). Статистическую значимость определяли с помощью двусторонних тестов t .

    Для этого рисунка доступны исходные данные.

    Чтобы понять изменения экспрессии генов на клеточном уровне, мы провели секвенирование одноклеточной РНК на клетках, выделенных из каркасов, извлеченных из контрольных мышей и мышей с опухолями.Используя опубликованные маркеры происхождения, мы определили захваченные клетки (Elyada et al, 2019) (рис. S2C). Мы провели анализ всех захваченных стромальных клеток, включая субпопуляции раковых фибробластов (CAF) (миофибробластические CAF [myCAF] и воспалительные CAF [iCAF]) (Ohlund et al, 2017), периваскулярные клетки, NK-клетки, T- подмножества клеток (CD4, CD8, дважды негативные [DN] Т-клетки и регуляторные Т-клетки [Treg]), плазматические клетки, тучные клетки, DC и подмножества миелоидных клеток (гранулоциты и макрофаги) (рис. 2C).Анализ профиля гена каркаса дополнительно выявил генные сигнатуры, специфичные для типа клеток (рис. 2D). Учитывая изменения в миелоидных клетках и макрофагах в печени и крови мышей с опухолями (рис. S1A и B), мы впоследствии сосредоточились на макрофагах, связанных с каркасом (SAM). Мы обнаружили экспрессию Chil3 и рецептора интерлейкина 6 ( Il6ra ) (рис. 2D), которые, как было установлено, играют роль в поляризации альтернативно активированных макрофагов (Mauer et al, 2014; Roszer, 2015; Liou et al. , 2017).С помощью иммуноокрашивания мы обнаружили увеличение количества клеток Ym1 + (Chil3) в печени мышей с опухолями по сравнению с контрольными мышами, что является дополнительным свидетельством того, что изменения в компоненте иммунных клеток происходят как в каркасах, так и в естественном месте метастазирования и предшествуют явному развитию метастазов (рис. S2D и E).

    Идентификация двух различных субпопуляций макрофагов в инфильтрате каркаса

    Затем мы сравнили профиль экспрессии генов SAM у мышей с опухолями по сравнению с контрольной группой.Дифференциально экспрессируемые гены подтверждают сигнатуру каркаса с более низкой экспрессией регуляторного фактора интерферона 7 ( Irf7 ) и преобразователя сигнала и активатора транскрипции 1 ( Stat1 ), а также повышенной экспрессией Chil3 (рис. 3A–C и 2В и Таблицу S2). Кроме того, SAM, несущие опухоль, демонстрировали высокую экспрессию цепи комплемента C1q A и цепи B ( C1qa и C1qb ) и триггерного рецептора, экспрессируемого на миелоидных клетках 2 ( Trem2 ), и низкую экспрессию главной гистосовместимости. комплексы ( Cd74 , h3-D1 , h3-Aa и h3-Eb1 ) по сравнению с контрольными SAM (рис. 3A и B).Таким образом, SAM от мышей с опухолями в дистальном участке имеют отличную экспрессию генов по сравнению с контролем. В то время как C1qa , C1qb и Trem2 являются известными драйверами альтернативно активированной поляризации макрофагов в модели воспаления, вызванного ЛПС (Turnbull et al, 2006; Benoit et al, 2012), мало что известно об их участии в панкреатических заболеваниях. рак.

    Рисунок 3. Идентификация двух различных подмножеств макрофагов в инфильтрате каркаса.

    (A) Средняя тепловая карта экспрессии для выбора дифференциально экспрессируемых генов между макрофагами из контрольных и опухоленосных (TB) каркасов.Низкая экспрессия показана синим цветом, а высокая — красным. Все нанесенные на график гены являются статистически значимыми, что определено с использованием непараметрического критерия суммы рангов Уилкоксона с отсечением P по значению P <0,05. (B, C) Скрипичный график нормализованной экспрессии генов выбранных генов с повышенной и (C) отрицательной регуляцией в макрофагах из контрольных (черный) и ТБ (синий) каркасов. Статистически значимые гены определяли с использованием непараметрического критерия суммы рангов Уилкоксона с пороговым значением P P <0.05. (D) UMAP-визуализация подмножеств макрофагов, ассоциированных с каркасом (SAM) 1 (темно-синий) и SAM 2 (розовый), в контрольных и туберкулёзных каркасах. (е, е) Скрипка с нормализованной экспрессией C1QA , C1QB , и C1QB , и Trem2 в SAM 1 и (F) Chil3 , Plac8 , и LY6C2 в SAM 2.

    Используя однородный многообразный анализ аппроксимации и проекции (UMAP) на SAM, мы идентифицировали две транскрипционно разные популяции макрофагов в контрольном инфильтрате и инфильтрате каркаса, несущем опухоль (рис. 3D и S3A).Беспристрастный анализ главных генов, определяющих каждый кластер, идентифицировал C1qa , C1qb и Trem2 как маркеры популяции SAM 1, тогда как Chil3 , ассоциированные с плацентой 8 ( Plac8 ), и

    9 появились как Lyc 65091. маркеры SAM 2 (рис. S3B и C и 3E и F). SAM 1 также имел высокую экспрессию

    Cd74 , h3-Eb1 и h3-Aa (рис. S3D). Взятые вместе, SAM разделились на две основные популяции и имеют другой паттерн экспрессии генов у мышей с опухолями по сравнению с SAM от здоровых мышей.

    Рисунок S3. Идентификация двух различных подмножеств макрофагов в инфильтрате каркаса.

    (A) UMAP-визуализация подмножеств макрофагов, связанных с каркасом (SAM) 1 и SAM 2, в объединенных контрольных (серый) и несущих опухоль каркасах (оранжевый). (B) Визуализация тепловой карты с разрешением одной клетки для 20 лучших генов, которые беспристрастно определяют каждое подмножество каркасных макрофагов. Низкая экспрессия показана фиолетовым цветом, а высокая экспрессия — желтым. (C) Скрипичные графики нормализованной экспрессии для избранных маркеров макрофагов в подмножествах макрофагов, связанных с каркасом. (D) Визуализация тепловой карты средней экспрессии дифференциально экспрессируемых генов макрофагов между контрольными и опухолевыми каркасами в подмножествах SAM 1 и SAM 2.

    Макрофаги в мышке поджелудочной железы Overexpress

    Trem2 и комплемент генов

    , выявленные Chil3 , Trem2 , а также гены комплемента, C1QA и C1QB в качестве маркеров Sams в опухолевых мышах мы следующим исследовали, существуют ли эти подмножества макрофагов также в первичных опухолях.С этой целью мы провели секвенирование одноклеточной РНК на двух первичных ортотопических опухолях PDA у мышей. Мы идентифицировали популяции эпителиальных клеток, ацинарных клеток, фибробластов и шесть популяций иммунных клеток, включая макрофаги (рис. 4А и S4А). По сравнению с другими иммунными клетками макрофаги в первичной опухоли (т. е. ТАМ) демонстрировали исключительно высокую экспрессию сигнатурных генов SAM ( Chil3 , Trem2 , C1qa и C1qb ), тогда как Plac8 и Ly6c2 широко экспрессировались во всех типах клеток (рис. 4В).Непредвзятая кластеризация выявила 2 отдельные популяции макрофагов в первичной опухоли (рис. 4C и S4B). Подобно SAM, ТАМ в первичной опухоли разделились на две популяции: одна с высокой экспрессией Chil3 , Plac8 и Ly6c2 (Chil-TAM), а другая с высокой экспрессией C1qa , C1qb и Trem2 (Cq-TAM) (рис. 4D). Chil-ТАМ имели более высокую экспрессию маркеров воспалительных макрофагов синтазы оксида азота 2 ( Nos2 ) и фактора некроза опухоли ( Tnf ) (Murray & Wynn, 2011), тогда как Cq-ТАМ имели более высокую экспрессию альтернативно активированных маркеров макрофагов. Mrc1 и Cd163 (Roszer, 2015) (рис. S4C).

    Рисунок 4. Макрофаги в опухолях поджелудочной железы мышей сверхэкспрессируют TREM2 и гены комплемента.

    (A) UMAP-визуализация ортотопических опухолей поджелудочной железы у мышей (n = 2). (B) Точечный график сигнатуры ассоциированных с каркасом макрофагов, Chil3 , Plac8, Ly6c2 , C1qa , C1qb и Trem2 в выявленных ортотопических клеточных популяциях. Цвет представляет среднее выражение, тогда как размер точки представляет выраженный процент. (C) UMAP-визуализация субпопуляций макрофагов, ассоциированных с опухолью Chil (TAM) (розовый) и Cq-TAM (темно-синий) в ортотопических опухолях поджелудочной железы у мышей. (D) Участки скрипки C1qa , C1qb , Trem2 , Chil3 , Plac8 и Ly6c2 и Chil-TAMs. (E) UMAP-визуализация субпопуляций макрофагов Chil-TAM (розовый), Cq-TAM (темно-синий) и TAM (зеленый) в нормальной поджелудочной железе (n = 1) и ортотопических опухолях (n = 2). (f) Скриптуальный участок нормированного гена экспрессии Chil3 , Plac8 , LY6C2 , C1QA , C1QB и C1QB и Trem2 в макрофагах из обычной поджелудочной железы (серые) и ортотопические опухоли (ВМС) . Статистически значимые гены определяли с использованием непараметрического критерия суммы рангов Уилкоксона с пороговым значением P для P <0,05. (G) Коиммунофлуоресценция образцов поджелудочной железы нормальной мыши (N Panc), опухоли KPC и метастазов в печени KPC C1q (зеленый), F4/80 (красный), E-кадгерина (розовый) и DAPI (синий).Красная стрелка обозначает макрофаги C1q F4/80 + в нормальной поджелудочной железе. Желтые стрелки обозначают макрофаги C1q + F4/80 + в опухоли KPC и метастазах KPC в печень. Впускные отверстия показывают большее увеличение отдельных макрофагов в рамочной области. Шкала баров, 50 мкм.

    Рисунок S4. Макрофаги в опухолях поджелудочной железы человека и мыши сверхэкспрессируют TREM2, и гены комплемента.

    (A) Точечный график избранных маркеров линии, используемых для определения захваченных клеточных популяций в ортотопических опухолях KPC у мышей (n = 2).Цвет точки соответствует среднему выражению. Размер точки представляет частоту экспрессии. (B) Визуализация тепловой карты с разрешением одной клетки для 10 основных генов, определяющих макрофаги, ассоциированные с опухолью Chil (ТАМ), и Cq-ТАМ. Низкая экспрессия показана фиолетовым цветом, а высокая экспрессия — желтым. (C) DOT Участок NOS2 , TNF , CHIL3 , LY6C2 , Plac8 , C1QA , C1QB , Trem2 , MRC1 и CD163 в CQ -TAM и Chil-TAM из ортотопических опухолей KPC.Цвет точки соответствует среднему выражению. Размер точки представляет частоту экспрессии. (D) Plots Plots для CCR2 , CCR2 , H3-EB1 , CHIL3 , CHIL3 , Plac8 , Ly6c2 , C1QA , C1QB и Trem2 в Chil-Tam (розовый), Cq-TAM (темно-синий) и TAM (зеленый) подмножества. (E) Средняя тепловая карта экспрессии для выбранных дифференциально экспрессируемых генов между макрофагами из ортотопических каркасов и ортотопических первичных опухолей мыши.Низкая экспрессия показана синим цветом, а высокая — красным. Все нанесенные на график гены являются статистически значимыми, что определено с использованием непараметрического критерия суммы рангов Уилкоксона с отсечением P по значению P <0,05. (f) Скриптурные участки нормализованного выражения для ARG1 , IL1A , RGS1 , CXCL3 , MIF и IFITM1 в макрофагах из ортотопных лесов и мышиных ортотопических первичных опухолей.

    Затем мы сравнили ТАМ в ортотопических опухолях KPC (опухоль) с нормальной поджелудочной железой мыши (N Panc) (рис. 4E).В обоих условиях мы обнаружили Chil-TAM, Cq-TAM и дополнительную популяцию макрофагов (TAM) (рис. 4E и S4D). Экспрессия маркеров Chil-TAM и Cq-TAM в соответствующих популяциях была повышена в ортотопических опухолях по сравнению с нормальной поджелудочной железой (рис. 4F). С помощью коиммунофлуоресценции мы обнаружили увеличение количества Cq-ТАМ (C1q + F4/80 + ) в опухолях KPC и метастазах в печень KPC по сравнению с нормальной поджелудочной железой (рис. 4G). В совокупности мы обнаружили увеличение Cq-TAM и увеличение экспрессии Chil3 , Trem2 , C1qa и C1qb в опухоли по сравнению с нормальной поджелудочной железой.

    Затем мы сравнили макрофаги из каркасов с макрофагами из ортотопических опухолей мыши (рис. S4E) и нанесли на график дифференциально экспрессируемые гены. Мы наблюдали более высокую экспрессию Arg1 , Il1a и Rgs1 в макрофагах из каркасов по сравнению с макрофагами из первичной опухоли (рис. S4F). Таким образом, макрофаги в первичном и отдаленном участках сходны, но сохраняют различные черты. Таким образом, эти две различные популяции макрофагов (Chil-TAM и Cq-TAM) преобладают как в первичной опухоли, так и системно в ответ на рак поджелудочной железы у мышей.

    Затем мы попытались подтвердить наличие Chil-TAM и Cq-TAM в модели спонтанного рака поджелудочной железы на мышах. Мы использовали iKras* и iKras* p53* генно-инженерные мышиные модели рака поджелудочной железы, которые экспрессируют онкогенный Kras G12D в эпителии поджелудочной железы индуцируемым и обратимым образом (Collins et al, 2012a, 2012b). Мыши iKras* представляют собой раннюю временную точку поражения, тогда как мыши iKras* p53*, которые имеют специфичный для поджелудочной железы мутантный p53, представляют собой позднюю временную точку поражения, что позволяет нам оценивать Chil-TAM и Cq-TAM во время прогрессирования PDA.Сначала мы подкожно имплантировали каркасы контрольным мышам и мышам iKras* p53*, которые имели онкогенную экспрессию Kras в течение 15 недель. Онкогенный Kras продолжал экспрессироваться в течение всего эксперимента. Мы собрали каркасы через 3 недели и провели секвенирование одноклеточной РНК на инфильтрате каркаса (рис. 5A и S5A и B). Мы наблюдали увеличение C1qa , C1qb и Chil3 , но не Trem2 , в инфильтрате каркаса iKras* p53* по сравнению с контролем (рис. 5B). популяции (рис. 5C).SAM 1 определялся по экспрессии C1qa , C1qb и Trem2 , тогда как SAM 2 определялся по экспрессии Chil3 , Plac8 и Ly6c2 (рис. 1).

    Рисунок 5. Маркеры Cq-ассоциированных с опухолью макрофагов (TAM) и Chil-TAM повышены в модели рака поджелудочной железы iKras* p53*.

    (A) UMAP-визуализация каркасов от контрольных (n = 1) и мышей iKras* p53* (n = 1). (B) Тепловая карта средней экспрессии Trem2 , C1qb , Chil3 и C1qa в контроле и каркасах iKras* p53*.Высокая экспрессия отмечена красным цветом, а низкая экспрессия — синим. (C) UMAP-визуализация субпопуляций макрофагов, связанных с каркасом (SAM) 1 (темно-синий) и SAM 2 (розовый), в контроле и каркасах iKras* p53*. (d) Скрипка C1QA , C1QB , C1QB , Chil3 , Chil3 , Plac8 , и LY6C2 по всему SAM 1 и SAM 2. (E) UMAP Визуализация CCR2-TAM (зеленый), субпопуляции макрофагов Chil-TAM (розовый) и Cq-TAM (темно-синий) в контроле, образцах поджелудочной железы iKras* и iKras* p53*. (F) Скрипичные графики Chil3 , Plac8 , Ly6c2 C1qa , C1qb и Trem2 в макрофагах CCR2-TAM, Chilq-TAM и CCR2-TAM, Chilq-TAM и CCR2-TAM. (G) DOT Участок C1QA , C1QB , CHIL3 , Chil3 , Plac8 , Ly6C2 , CCR2 , CD74 , а также H3-EB1 , IKAR * и макрофаги iKras* p53*. Цвет представляет собой среднее выражение.Размер точки представляет выраженный процент.

    Рисунок S5. Маркеры Cq-tumor-associated macrophage (TAM) и Chil-TAM повышены в модели iKras* p53* рака поджелудочной железы.

    (A) Схема экспериментального дизайна iKras* и iKras* p53*. (B) Точечный график для маркеров клонов, используемых для определения идентифицированных клеточных популяций в каркасах от мышей iKras* p53*. Цвет точки соответствует среднему выражению. Размер точки представляет выраженный процент. (C) UMAP-визуализация образцов контрольной/нормальной поджелудочной железы (n = 2), iKras* (n = 1) и iKras* p53* образцов поджелудочной железы (n = 2). (D) Точечный график для маркеров клонов, используемых для определения идентифицированных клеточных популяций в образцах контрольной/нормальной поджелудочной железы, iKras* и iKras* p53* поджелудочной железы. Цвет точки соответствует среднему выражению. Размер точки представляет частоту экспрессии. (E) Скрипичные графики для Ccr2 , Cd74 , h3-Eb1 в субпопуляциях CCR2-TAM, Chil-TAM и Cq-TAM в образцах поджелудочной железы мыши. (f) Скриптурные участки для C1QA , C1QB , CHIL2 , CHIL3 , Plac8 , LY6C2 , CCR2 , CD74 и H3-EB1 в управлении / нормальный образцы поджелудочной железы iKras* и iKras* p53*.

    С помощью секвенирования одноклеточной РНК мы сравнили распространенность Chil-TAM и Cq-TAM в образцах поджелудочной железы iKras* и iKras* p53* по сравнению с нормальной поджелудочной железой (рис. S5A, C и D). Макрофаги объективно сгруппированы в три отдельные популяции (рис. 5E), включая Chil-TAM и Cq-TAM (рис. 5E и F). Мы дополнительно идентифицировали третью популяцию макрофагов, определяемую высокой экспрессией Ccr2 , Cd74 и h3-Eb1 , последний кодирует компоненты комплекса MHC (рис. S5E).Затем мы сравнили образцы iKras* и образцы iKras* p53*, отражающие ранние и поздние стадии прогрессирования ОАП, и наблюдали повышенную экспрессию продуцентов Chil-TAM и Cq-TAM в инфильтрирующих макрофагах наряду с потерей маркеров CCR2-TAM в запущенные поражения (рис. 5G и S5F). Таким образом, со временем специфическая сигнатура макрофагов становится более выраженной.

    Макрофаги при раке поджелудочной железы человека сверхэкспрессируют

    TREM2 и гены комплемента

    Поскольку не существует человеческого ортолога для Chil3 / Ym1 (Kzhyshkowska et al, 2007) или 3, Ly6502 (Lee et al, Ly6502) основное внимание уделялось PLAC8 , TREM2 и компонентам комплемента C1QA и C1QB для анализа образцов пациентов.Чтобы оценить экспрессию TREM2 , C1QA , C1QB и PLAC8 , мы запросили набор данных секвенирования одноклеточной РНК, включая нормальную/прилежащую нормальную поджелудочную железу человека (n = 3) и опухоли ОАП человека (n = 16) (Стил и др., 2020) (рис. 6А). В соответствии с нашими наблюдениями на мышах, TREM2 , C1QA и C1QB в основном экспрессировались в макрофагах, тогда как PLAC8 экспрессировался во многих типах клеток, включая макрофаги (рис. 6B).Макрофаги разделились на два транскрипционно различных подмножества, которые были одинаковыми у пациентов (рис. 6C и S6A и B). Одна популяция была обогащена по экспрессии C1QA , C1QB и TREM2 (CQ-TAM), тогда как другая популяция имела более высокую экспрессию PLAC8 , VCAN , FABP5 ТАМ) (рис. 6D и S6A и C). Параллельно с данными на мышах, C1QA , C1QB и TREM2 повышали активность в макрофагах рака поджелудочной железы человека по сравнению с макрофагами доброкачественной поджелудочной железы (фиг. 6E).

    Рисунок 6. Макрофаги в опухолях поджелудочной железы человека сверхэкспрессируют TREM2 и гены комплемента.

    (A) UMAP-визуализация опухолей Adj/Norm (n = 3) и аденокарциномы протоков поджелудочной железы (PDA) (n = 16). (B) Точечный график TREM2 , C1QB , C1QA , и PLAC8 в популяциях опухолевых клеток PDA человека. Цвет точки представляет среднюю экспрессию, тогда как размер точки представляет частоту экспрессии. (C) UMAP-визуализация ассоциированных с опухолью макрофагов человека (ТАМ) (розовый) и CQ-ТАМ (темно-синий) из соседних нормальных опухолей поджелудочной железы (n = 3) и опухолей PDA человека (n = 16). (D) Скрипичные графики C1QA , C1QB и TREM2 в TAM и CQ-TAM человека. (E) Скрипичные графики C1QA , C1QB и TREM2 в макрофагах человека из опухолей ОАП человека по сравнению с соседней нормальной поджелудочной железой. Статистические данные были определены с использованием непараметрического критерия суммы рангов Уилкоксона со значением P P <0,0001.

    Рисунок S6. Макрофаги в опухолях поджелудочной железы человека сверхэкспрессируют TREM2 и гены комплемента.

    (A) Визуализация тепловой карты с разрешением одной клетки для 20 основных генов, определяющих CQ-ассоциированные с опухолью макрофаги (ТАМ) и ТАМ человека. Низкая экспрессия показана фиолетовым цветом, а высокая экспрессия — желтым. (B) UMAP-визуализация TAM человека (розовый) и CQ-TAM (темно-синий) из отдельных опухолей аденокарциномы протоков поджелудочной железы человека (n = 16). Четырехзначное число представляет собой деидентифицированный идентификатор пациента. (C) DOT Участок C1QA , C1QB , C1QB , Plac8 , VCAN , Fabp5 и RETN в CQ-TAMS и TAMS и TAMS.Цвет точки соответствует среднему выражению. Размер точки представляет частоту экспрессии.

    Макрофаги в метастазах печени человека экспрессируют высокие уровни

    TREM2 и генов комплемента

    Для дальнейшего изучения роли CQ-TAM в системном иммунном ответе мы затем оценили экспрессию сигнатурных генов макрофагов в образцах метастазов печени из ОАП. больных (n = 5). Эти образцы были получены с помощью чрескожной биопсии поражения печени под ультразвуковым контролем у пяти отдельных пациентов с ОАП и обработаны для секвенирования одноклеточной РНК.Секвенирование одноклеточной РНК с последующей визуализацией UMAP выявило глубокую стромальную реакцию, включая значительную популяцию макрофагов в метастатических поражениях печени (рис. 7A и S7A). Подобно нашим данным каркаса и первичной опухоли, макрофаги в метастазах печени имели высокую экспрессию C1QA , C1QB и TREM2 , что согласуется с тем, что эта популяция макрофагов является частью системного ответа на первичную опухоль (рис. 7B). . Кроме того, подмножество макрофагов, ассоциированных с метастазами в печени, подтвердило существование двух транскрипционно различных популяций макрофагов (т.e., CQ-TAM и TAM), сходные с данными, полученными в каркасах у мышей и первичных опухолях у мышей и людей (рис. 7C). Сигнатурные гены C1QA , C1QB и TREM2 имели самую высокую экспрессию в CQ-TAM по сравнению с TAM (рис. 7D и S7B). CQ-ТАМ присутствуют как в первичной опухоли, так и в системных локализациях у людей. Аналогично нашему анализу на мышах, мы затем провели дифференциальный анализ экспрессии макрофагов из метастазов в печень человека по сравнению с макрофагами из первичных опухолей человека (рис. 7E и F). IL1A был обогащен как каркасами, так и метастазами в печени по сравнению с первичной опухолью (рис. 7F и S4F). IL1A был связан с повышенной клеточной инвазией in vitro при ОАП (Melisi et al, 2009).

    Рисунок 7. Макрофаги в метастазах печени человека экспрессируют высокие уровни TREM2 и генов комплемента.

    (A) UMAP-визуализация образцов метастазов в печень человека (n = 5) от пациентов с аденокарциномой протоков поджелудочной железы. (B) Скрипичные графики нормализованной экспрессии C1QA , C1QB и TREM2 в идентифицированных клеточных популяциях в метастазах в печени у пациентов с аденокарциномой протоков поджелудочной железы (n = 5). (C) UMAP-визуализация CQ-ассоциированных с опухолью макрофагов (ТАМ) (темно-синий) и ТАМ (розовый), идентифицированных в образцах метастазов печени человека. (D) Скрипичные графики нормализованной экспрессии для C1QA , C1QB и TREM2 в CQ-TAM и TAM из образцов метастазов в печени. (E) Средняя тепловая карта экспрессии для выбранных дифференциально экспрессируемых генов между макрофагами из метастазов печени человека и первичных опухолей человека. Низкая экспрессия показана синим цветом, а высокая — красным.Все нанесенные на график гены являются статистически значимыми, что определяется с использованием непараметрического критерия суммы рангов Уилкоксона с пороговым значением P P <0,05. (F) Скрипичные графики нормализованной экспрессии IL1A , IL1B , PLAC8 , RGS1 , MRC1 и TREM05 в образцах первичной опухоли с метастазами опухоли человека 916 .

    Рисунок S7. Макрофаги в метастазах печени человека экспрессируют высокие уровни TREM2 и генов комплемента.

    (A) Точечный график маркеров происхождения, используемых для определения популяций метастазов в печени человека у пациентов с аденокарциномой протоков поджелудочной железы (n = 5). Цвет точки представляет среднюю экспрессию, тогда как размер точки представляет частоту экспрессии. (B) Характеристические графики C1QA , C1QB и TREM2 в метастазах печени человека. Синий — это высокая экспрессия, а серый — низкая экспрессия.

    Повышение уровня миелоидных клеток с высоким содержанием комплемента в крови больных раком поджелудочной железы .Имея это в виду, мы оценили сигнатуру экспрессии генов макрофагов в крови человека. Мы использовали опубликованный набор данных секвенирования одноклеточной РНК на PBMC от здоровых доноров (n = 4) и пациентов с ОАП (n = 16) (Steele et al, 2020) и запросили его на предмет экспрессии наших сигнатурных генов:

    C1QA , C1QB и TREM2 (рис. S8A). Мы наблюдали самую высокую экспрессию C1QA , C1QB и TREM2 в циркулирующих моноцитах в PBMC человека (фиг. 8A).Мы идентифицировали четыре популяции циркулирующих моноцитов на основе экспрессии CD14 и CD16 ( FCGR3A/B ), как определено ранее (Wong et al, 2011) (рис. 8B и S8B). Подобно каркасу, печени и первичной опухоли, C1QA , C1QB и TREM2 маркировали только одну субпопуляцию моноцитов (CQ-моноциты) в PBMC человека (рис. 8C и S8B-D). Интересно, что PLAC8 был самым высоким в популяциях моноцитов 2 и 3, что позволяет предположить, что он маркирует популяции, отличные от CQ-моноцитов (рис. 8C и S8D).Чтобы оценить, активируются ли эти гены в крови пациентов с ОАП, мы дополнительно сравнили РВМС здоровых доноров и пациентов с ОАП и обнаружили более высокую нормализованную экспрессию C1QA и C1QB у пациентов, предполагая, что активация этих маркеров также относится к циркулирующим моноцитам (рис. 8D и S8E).

    Рисунок S8. В крови больных раком поджелудочной железы повышены маркеры моноцитов с высоким уровнем комплемента.

    (A) UMAP-визуализация аденокарциномы протоков поджелудочной железы (PDA) PBMC (n = 16) и здоровых PBMC (n = 4). (B) Точечный анализ маркеров клонов, используемых для определения субпопуляций моноцитов человека в крови. Цвет точки представляет среднюю экспрессию, тогда как размер точки представляет частоту экспрессии. (C) Визуализация тепловой карты с разрешением одной клетки для 10 основных генов, определяющих подмножества моноцитов человека. Низкая экспрессия показана фиолетовым цветом, а высокая экспрессия — желтым. (D) Характеристический график C1QA , C1QB , TREM2 и PLAC8 в субпопуляциях человеческих моноцитов в крови здоровых доноров и пациентов с ОАП.Синий — это высокая экспрессия, а серый — низкая экспрессия. (E) Скрипичные графики C1QA , C1QB и TREM2 в человеческих циркулирующих моноцитах от пациентов с ОАП по сравнению со здоровыми донорами. Статистические данные были определены с использованием непараметрического критерия суммы рангов Уилкоксона.

    Рисунок 8. Маркеры моноцитов с высоким содержанием комплемента повышены в крови больных раком поджелудочной железы.

    (A) Точечный график C1QA , C1QB и TREM2 в идентифицированных популяциях в РВМС человека.Цвет точки представляет среднюю экспрессию, тогда как размер точки представляет частоту экспрессии. (B) UMAP-визуализация CQ-моноцитов (темно-синий), моноцита 1 (розовый), моноцита 2 (зеленый) и моноцита 3 (фиолетовый) в МКПК человека при аденокарциноме протоков поджелудочной железы (n = 16) и у здоровых (n = 4). (C) Характеристический график C1QA , C1QB , TREM2 и PLAC8 в субпопуляциях моноцитов человека в крови. Синий — это высокая экспрессия, а серый — низкая экспрессия. (D) Точечный график C1QA , C1QB и TREM2 в PBMC от здоровых доноров и пациентов с аденокарциномой протоков поджелудочной железы. Высокое выражение выделено синим цветом, низкое — серым. Размер точки представляет частоту экспрессии.

    Таким образом, мы идентифицировали популяцию макрофагов с высоким содержанием комплемента, CQ-TAM, которая существует как в первичной опухоли, так и системно при раке поджелудочной железы мыши и человека. Экспрессия маркера CQ-TAM повышена в первичной опухоли и в кровотоке у пациентов с ОАП, представляя новую популяцию моноцитов/макрофагов, которые потенциально могут служить индикаторами болезненного состояния.

    Обсуждение

    В этом исследовании мы использовали биоинженерные каркасы в качестве инструмента для обнаружения новой генной сигнатуры, связанной с мышами с опухолями, включая повышенную экспрессию C1qa , C1qb и Trem2 . С помощью секвенирования одноклеточной РНК мы сопоставили эту сигнатуру с популяцией SAM и определили, что соответствующая популяция TAM (Cq-TAM) присутствует в первичной опухоли на нескольких мышиных моделях PDA. Затем мы проанализировали данные секвенирования одноклеточной РНК из опухолей пациентов (Steele et al, 2020) и новые данные секвенирования одноклеточной РНК из метастазов в печень и идентифицировали макрофаги, экспрессирующие высокие уровни C1QA , C1QB и TREM2 в как первичная опухоль, так и метастазы.Наконец, мы определили, что экспрессия C1QA и C1QB повышена в крови пациентов с раком поджелудочной железы по сравнению со здоровыми людьми, предполагая, что повышение этих маркеров может служить новым предиктором заболевания у пациентов с ОАП.

    Каркасы из биоматериала моделируют преметастатическую нишу (Azarin et al, 2015; Rao et al, 2016; Bushnell et al, 2019) и позволяют проводить повторный отбор проб и, таким образом, продольный анализ. Кроме того, каркасы моделируют естественные вторичные места метастазирования и отличаются от крови, как недавно было установлено (Oakes et al, 2020; Morris et al, 2020a).Что касается нашего исследования, миелоидные клетки, входящие в каркасы, дифференцируются в макрофаги, отличные от моноцитов периферической крови.

    ОАП характеризуется плотной фиброзно-воспалительной стромой, которая содержит обширную инфильтрацию иммуносупрессивных миелоидных клеток. Миелоидные клетки представляют собой гетерогенную популяцию, состоящую из MDSC и ТАМ, которые способствуют прогрессированию опухоли и метастазированию (Qian & Pollard, 2010). Хотя ТАМ хорошо описаны как факторы, способствующие прогрессированию опухоли ОАП, ни одно из предшествующих исследований не изучало их системную роль в ответ на первичную опухоль.Здесь мы использовали анализ секвенирования одноклеточной РНК для выявления двух различных системно индуцированных популяций макрофагов, специфичных для рака поджелудочной железы мыши и человека. У мышей одна популяция макрофагов активировала Chil3 (Chil-TAM) в ответ на заболевание, тогда как другая популяция активировала C1qa , C1qb и Trem2 (Cq-TAM) у мышей и пациентов с ОАП. . Роль этих генов в развитии рака поджелудочной железы неизвестна.

    C1QA и C1QB являются компонентами каскада комплемента.Каскад комплемента является важнейшим медиатором врожденного иммунитета и может быть задействован компонентами адаптивной иммунной системы для борьбы с микробной инфекцией, но недавно была изучена его роль в развитии рака и микроокружения опухоли (Bonavita et al, 2015; Afshar-Kharghan, 2017). Сообщалось о повышающей регуляции C1QB в РВМС пациентов с меланомой (Luo et al, 2011). Хотя C1QA и C1QB широко не изучались, в недавнем отчете изучалась роль каскада комплемента в PDA.Zhang et al (2019) сообщили, что ТАМ помогают опухолевым клеткам избежать гибели клеток, опосредованной комплементом, обеспечивая механистическое представление о перекрестных помехах ТАМ и компонентов комплемента при раке поджелудочной железы (Zhang et al, 2019). Наши данные свидетельствуют о системной активизации компонентов комплемента C1QA и C1QB в ТАМ PDA. Необходима дальнейшая работа, чтобы определить, является ли активация компонентов комплемента побочным эффектом системного воспаления, вызванного PDA, или она функционально способствует канцерогенезу (Bettac et al, 2017).

    Насколько нам известно, TREM2 не оценивался при раке поджелудочной железы, но было показано, что он играет иммуносупрессивную роль при других типах опухолей (Katzenelenbogen et al, 2020; Molgora et al, 2020). Однако член его семейства, запускающий рецептор, экспрессируемый на миелоидных клетках 1 (TREM1), способствует снижению опухолевой нагрузки при ОАП (Shen & Sigalov, 2017). В то время как недостаточно изученный в PDA, TREM2 был тщательно изучен при болезни Альцгеймера, нейродегенеративном заболевании, которое, как и рак, характеризуется хронической воспалительной реакцией (Kinney et al, 2018).TREM2 является фактором риска болезни Альцгеймера и, как полагают, модулирует поведение микроглии, усиливая воспалительную реакцию.

    Подход к секвенированию отдельных клеток, аналогичный нашему, ранее выявил две различные подгруппы макрофагов в нормальной почечной ткани у нескольких видов (Zimmerman et al, 2019). Авторы сообщили о популяции воспалительных макрофагов, определяемой высокой экспрессией Ly6c , Plac8 и Chil3 , а также подгруппе резидентных макрофагов, определяемой высокой экспрессией Cd81 , C1qa , 916 91 C604, C60qb. .Учитывая сходство их результатов с нашими, эти популяции макрофагов, вероятно, имеют отношение к другим модельным системам. Генная сигнатура, представленная здесь, идентифицировала маркеры, которые определяют субпопуляции макрофагов/моноцитов при раке поджелудочной железы мыши и человека. Идентификация сигнатуры, связанной с опухолью, в моноцитах крови потенциально может быть использована для диагностических и прогностических целей у пациентов с раком поджелудочной железы.

    Материалы и методы

    Разрешения на исследования

    Все процедуры и исследования на животных проводились в Мичиганском университете (номер протокола PRO00007983) в соответствии с рекомендациями Институционального комитета по уходу и использованию животных (IACUC).Для исследований на людях это исследование включало набор данных, включающий пациентов в возрасте старше 18 лет, которые прошли диагностическое эндоскопическое ультразвуковое исследование по поводу подозрения на новообразование поджелудочной железы, которые получили согласие в соответствии с Институциональным наблюдательным советом HUM00041280 (Два дополнительных прохода с использованием иглы SharkCore 22 калибра были выполнены для после получения биопсии для клинического использования). Для хирургически резецированной ткани пациенты, перенесшие либо дистальную резекцию поджелудочной железы, либо Уиппла, получили согласие в рамках Институционального наблюдательного совета HUM00025339.Для сбора РВМС до и во время операции у всех пациентов, давших согласие, было собрано до 40 мл цельной крови. Все пациенты предоставили письменное согласие, а процедуры и исследования проводились в соответствии с этическими стандартами. Для образцов метастазов в печени пациенты старше 18 лет, направленные на чрескожную биопсию печени с подозрением на метастатический ОАП, получали согласие в соответствии с HUM00025339. Для исследования было взято до 2 дополнительных биопсий.

    Изготовление каркасов

    Имплантируемые каркасы из биоматериала были сформированы путем смешивания микросфер поликапролактона с частицами NaCl (250–425 мкм) в соотношении 1:30 (вес/вес), как описано ранее (Rao et al, 2016).Затем эту смесь прессовали в диск размером 5 мм (диаметр) и 2 мм (высота), нагревали при 60°C в течение 5 минут с каждой стороны и погружали в воду для удаления частиц соли, оставляя пористую структуру. Затем каркасы стерилизовали в 70% этаноле и хранили при температуре -80°C до хирургической имплантации.

    Эксперименты на животных

    Мыши

    Мыши C57/BL6J (инвентарный номер #000664; Лаборатория Джексона), KPC (Hingorani et al, 2005), iKras* (Collins et al, 2012a) и iKras* p53* (Collins et al. al, 2012b) мышей использовали для экспериментов на мышах.Все мыши содержались в виварии Rogel Cancer Center Мичиганского университета. За экспериментальными мышами ежедневно наблюдали.

    Лечение доксициклином

    Мышам iKras* и iKras* p53* вводили корм с доксициклином в возрасте 8 недель (F3949; BioServ) для индукции экспрессии Kras G12D в течение 2,8 дней из восьми, затем внутрибрюшинные инъекции церулеина (75 мкг/кг; Sigma-Aldrich) для индукции панкреатита, как описано ранее (Collins et al, 2012a).У контрольных мышей отсутствовал полный набор аллелей, и им вместе с экспериментальными животными вводили доксициклиновый корм и церулеин. Для образцов с ранним поражением мышам iKras* непрерывно вводили доксициклин в течение 3 недель после введения церулеина. Что касается образцов опухоли, мышам iKras* p53* непрерывно вводили доксициклин в течение 14 недель. Каркасы подкожно имплантировали мышам iKras* p53*, которым вводили доксициклин в течение 15 недель и собирали через 3 недели.

    Имплантация каркаса

    Мышей анестезировали изофлураном, а хирургическую область готовили с использованием асептической техники.Перед имплантацией каркасы прогревали при комнатной температуре в течение 30 с, а затем имплантировали подкожно мышам C57/BL6J или iKras* p53*. Место разреза было закрыто с помощью рассасывающихся швов (#J303H; Ethicon). Во всех экспериментах каждой мыши имплантировали до восьми каркасов, чтобы обеспечить достаточное количество клеток для последующего анализа. Для исследований ортотопических опухолей использовали клетки 7940b (BL/6), полученные из LSL-Kras G12D/+ ; LSL-Trp53 R172H/+ ; Pdx1-Cre (KPC) модель рака поджелудочной железы (подарок от Dr.Gregory Beatty, University of Pennsylvania) были ортотопически трансплантированы в поджелудочную железу через 1 неделю после имплантации каркаса.

    Модель ортотопической трансплантации

    Ортотопическую трансплантацию в поджелудочную железу выполняли, как описано ранее (Aiello et al, 2016). Вкратце, 5 × 10 клеток 4 7940b KPC (BL/6) готовили в соотношении 1:1 матригеля с пониженным фактором роста и среды (DMEM с добавлением 10% FBS). Мышей анестезировали изофлураном, и операционное поле готовили с использованием асептической техники.Суспензию опухолевых клеток объемом 50 мкл вводили непосредственно в поджелудочную железу с помощью инсулинового шприца. Контрольным мышам без опухолей в экспериментах с каркасом вводили 50 мкл 50% Matrigel в среде.

    Гистопатологический анализ

    Каркасы извлекали при температуре -80°C и хранили на сухом льду до заливки. Для замороженных срезов каркасы заделывали при оптимальной температуре резки и давали затвердеть над сухим льдом, а затем хранили при -80°C до изготовления срезов. Замороженные срезы вырезали толщиной 10 мкм.Для иммунофлуоресцентного окрашивания при оптимальной температуре резки встроенные каркасы предметные стекла доводили до комнатной температуры, а затем погружали в 4% PFA на 12 минут при комнатной температуре, а затем промывали тремя сменами PBS. Затем каркасы блокировали 1% BSA в PBS в течение 1 ч при комнатной температуре, затем инкубировали первичные антитела в течение ночи при 4°C и инкубировали вторичные антитела в течение 45 мин при комнатной температуре. Ядра клеток докрашивали Prolong Diamond Antifade Mountant с DAPI (Invitrogen). Ткани фиксировали в течение ночи в 10% забуференном формалине, затем переносили в 70% этанол для заливки в парафин.Иммуногистохимическое окрашивание срезов тканей выполняли с использованием автоматического красителя Ventana Discovery Ultra XT с контрастным окрашиванием гематоксилином. Каркасы и ткани визуализировали на микроскопе Olympus BX53F с цифровой камерой Olympus DP80 и программным обеспечением CellSens Standard с использованием объективов 20× и 40×. Количественную оценку положительного иммуногистохимического окрашивания проводили с использованием Image J, Fiji V2.0.0-rc-69/1.52p по меньшей мере в трех полях 20-кратного увеличения на образец. Для коиммунофлуоресценции для окрашивания C1q использовали набор Alexa Fluor 488 Tyramide SuperBoost (Invitrogen) с раствором SignalStain EDTA (Cell Signaling) для окрашивания C1q в соответствии с протоколами производителя, затем вторичные антитела Alexa Fluor (Invitrogen) использовали для F4/80 и E- хамЯдра клеток докрашивали Prolong Diamond Antifade Mountant с DAPI (Invitrogen). Изображения были получены с использованием микроскопа Olympus BX53F, цифровой камеры Olympus DP80 и программного обеспечения CellSens Standard. Список используемых антител и соответствующих разведений можно найти в таблице S3.

    Масс-цитометрия (CyTOF)

    Для получения одноклеточной суспензии каркасы сначала ферментативно расщепляли 1 мг/мл коллагеназы Р в DMEM в течение 10 мин при 37°C при постоянном перемешивании. Затем каркасы механически расщепляли и допускали дальнейшее ферментативное расщепление в течение дополнительных 10 мин.Затем клетки фильтруют через сетку 40 мкм. Подготовку ткани мыши для CyTOF проводили, как описано ранее (Zhang et al, 2020). Печень мышей подвергали механическому и ферментативному расщеплению в течение 10 мин при 37°С при перемешивании и фильтровали через сетку 40 мкМ для получения одиночных клеток. Для мышиных РВМС до 1 мл цельной крови получали путем пункции сердца в шприцы, покрытые ЭДТА, и переносили в 1,5-мл пробирки. Пробирки переворачивали 10 раз и центрифугировали при комнатной температуре при 1700 g в течение 20 мин.Затем сыворотку удаляли и слой РВМС переносили в новую пробирку. PBMC промывали, подвергали лизису хлоридом аммония-калия (АСК) в течение 10 минут при комнатной температуре, а затем центрифугировали при 300 g в течение 5 минут. Для обоих каркасов, РВМС и тканей до 1 × 10 7 клеток из суспензии одиночных клеток окрашивали маркером живых/мертвых клеток Cell-ID Cisplatin (#201064; Fluidigm) в течение 5 мин при комнатной температуре. Следовали протоколу окрашивания клеточной поверхности Maxpar (PN 400276 A4). Клетки окрашивали панелью поверхностных антител (дополнительные сведения можно найти в таблице S1) в течение 30 минут при комнатной температуре, а затем хранили в Cell-ID Intercalator-IR (201192A; Fluidigm) до отправки и получения на масс-цитометре CyTOF2 в Медицинский центр Университета Рочестера.Последующий анализ нормализованных файлов FCS выполняли с использованием программного обеспечения Premium CytoBank V7.3.0 (cytobank.org).

    Матрица генов воспаления и сигнатура

    Каркасы удаляли из подкожного пространства и мгновенно замораживали в жидком азоте, затем хранили при -80°C. Каркасы погружали в реагент TRI (№ R2050-1-50) и механически гомогенизировали. РНК экстрагировали с использованием минипрепарата Direct-zol RNA (#R2051) с обработкой ДНКазой I на колонке. Качество РНК определяли с использованием как результатов NanoDrop по концентрации и чистоте, так и числа целостности РНК (RIN).Образцы с RIN больше семи подвергались обратной транскрипции для синтеза кДНК. Центр продвинутой геномики Мичиганского университета измерил экспрессию генов с помощью Mouse Inflammation Taqman OpenArray (№ 4475373), высокопроизводительной qRT-PCR 648 воспалительных генов.

    Выбор генов для сигнатуры гена каркаса

    После анализа OpenArray значения Cq были проанализированы в MATLAB для создания сигнатуры гена способом, аналогичным тому, который использовался ранее (Oakes et al, 2020; Morris et al, 2020a).Во-первых, любые гены, которые не были обнаружены более чем у двух мышей в любой группе, были удалены из дальнейшего анализа, и для этого исследования были использованы 549 из 648 генов на чипе OA. Для некоторого последующего анализа (который требует полных матриц, таких как разложение по сингулярным числам [SVD]), образцы, в которых отсутствовали данные для определенного гена, были заполнены медианой всего набора данных. Были выбраны три эталонных гена: Hmbs , Ubc и Ywhaz , и значения ΔC q были рассчитаны для каждого гена из среднего значения эталонных генов для этого образца.Изменение кратности и значения P рассчитывали для больных по сравнению с контрольными образцами для каждого гена. Для создания сигнатуры скаффолд-гена были отобраны гены с кратностью изменения >1,5 и P <0,1. Это включало в себя: IFNG , CCR2 , CCR2 , KLRG7 , KLRG7 , CCLRG7 , CCL4 , IL1650, CCL11 , CXCL14 , CSF3 , TNFSF11 , NFATC4 , F2R , NOx4 , CXCR4 , IL6RA , IL18BP , CHI3L3 и CCRLL1 / ACKR4 .

    Оценка и анализ сигнатур генов

    Неконтролируемая иерархическая кластеризация была выполнена с использованием инструмента clustergram в MATLAB для построения дендрограмм. Этот процесс позволяет проводить кластерный анализ генов, которые группируются вместе, а также образцов и может указывать, отличаются ли больные каркасы от здоровых. Затем были применены вычислительные подходы для создания двух показателей, определенных на основе каркасов, чтобы указать, была ли мышь больна или здорова. Сначала мы создали счет с помощью неконтролируемой техники, SVD, используя функцию svds в MATLAB.Затем мы обучили агрегированный ансамбль деревьев решений начальной загрузки (Bagged Tree) со 100 циклами обучения, используя функцию MATLAB fitcensemble с методом Bag, чтобы классифицировать образцы как здоровые или больные. Ансамблю деревьев в мешках вводили значения ΔCq, преобразованные в log2, с центром в здоровом контроле, а также классификацию заболеваний. Это создало нашу вторую оценку, контролируемую метрику машинного обучения, которая указывала на вероятность заболевания.

    Секвенирование одноклеточной РНК

    Каркасы и ткани человека и мыши механически и ферментативно расщепляли коллагеназой Р (1 мг/мл) и фильтровали через сетку 40 мкм для получения отдельных клеток.Мертвые клетки удаляли с использованием набора для удаления мертвых клеток MACS (Miltenyi Biotec Inc.). Библиотеки одноклеточной кДНК были приготовлены с использованием платформы 10x Genomics в Мичиганском университете, Advanced Genomics Core. Все образцы секвенирования РНК одиночных клеток были обработаны с использованием парных чтений в конце 50 циклов либо на HiSeq 4000, либо на NovaSeq 6000 (Illumina) до глубины 100 000 чтений. Необработанные данные были приведены в соответствие с mm10 или hg19 для мыши и человека соответственно. Затем данные были отфильтрованы с использованием счетчика Cellranger V3.0.0 с настройками по умолчанию в Мичиганском университете, Advanced Genomics Core. Последующий анализ выполнялся с использованием R Studio V3.5.1 и пакета R Seurat V3.0. Пакетная коррекция по образцам выполнялась с использованием пакета R Harmony V1.0 (https://github.com/immunogenomics/harmony). Необработанные данные о людях из исследования Steele et al (Steele et al, 2020) доступны в базе данных dbGaP Национального института здравоохранения (NIH) под регистрационным номером phs002071.v1.p1, а обработанные данные доступны в NIH Gene Expression Omnibus (GEO) база данных под регистрационным номером GSE155698.Необработанные и обработанные данные для образцов iKras* (3 недели включения) доступны под регистрационным номером GSE140628 (Zhang et al, 2020). Необработанные и обработанные данные этого исследования доступны в базе данных NCBI GEO под регистрационным номером GSE158356.

    Статистика

    Программное обеспечение GraphPad Prism V7 использовалось для графического представления и статистического анализа. Были проведены двусторонние t-критерии Стьюдента. Значение P <0,05 считалось статистически значимым. Данные представлены как среднее значение ± стандартная ошибка (SEM).Дифференциальный анализ экспрессии данных секвенирования РНК в одной клетке выполняли с использованием критерия суммы рангов Уилкоксона со скорректированными значениями P для множественных сравнений.

    Повышенное количество моноцитов SLAMF7high у пациентов с миелофиброзом, несущих JAK2V617F, является терапевтической мишенью элотузумаба | Кровь

    Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями Комитета по этике Медицинского колледжа национальной обороны. В период с 2017 по 2018 год 58 пациентов с диагнозом МПН в соответствии с классификацией Всемирной организации здравоохранения 2016 г. и диагностическими критериями 23 для МПН были зарегистрированы после предоставления письменного информированного согласия.Степень фиброза костного мозга оценивали патологоанатомы в соответствии с европейскими критериями консенсуса. 24  В этом исследовании мы определили пациентов с МПН без MF как MF-0, а пациентов с MPN с MF как MF-1, -2 или -3. Больные МПН были классифицированы следующим образом: больные МПН с МФ (n = 37) и больные МПН без МФ (n = 21). Основными заболеваниями были истинная полицитемия (n = 23), эссенциальная тромбоцитемия (n = 23) и ПМФ (n = 12). Для гематологической оценки образцы PB были взяты у всех пациентов и у 21 HC.Кроме того, 15 пациентов лечили гидроксимочевиной, 1 лечили анагрелидом и 2 лечили руксолитинибом (Rux) при сборе образца (таблица 1). Мутации JAK2 V671F, MPL W515K/L и CALR также оценивали с использованием геномной ДНК, выделенной из PB и культивируемых фиброцитов всех пациентов, как описано ранее. 9,25,26  Аллельная нагрузка JAK2 V617F была сначала определена с помощью конкурентной полимеразной цепной реакции с альтернативным связыванием зонда (ABC-PCR). 27  Вкратце, от 10 до 100 нг геномной ДНК подвергали 50 циклам ПЦР с использованием набора для ПЦР Titanium Taq (639210; Takara Bio, Кусацу, Япония) с праймерами и флуоресцентно-конъюгированным поочередно связывающимся зондом в CFX- 96 система ПЦР в реальном времени (184-5096J1; Bio-Rad, Hercules, CA). Аллельную нагрузку определяли по обнаруженной интенсивности флуоресценции на основе стандартной кривой, построенной для контроля с известной аллельной нагрузкой JAK2 V617F. ABC-PCR точно определяет нагрузку аллелей JAK2 V617F выше 10%; однако аллель-специфическая ПЦР более точна для измерения аллельной нагрузки ниже 10%.Поэтому аллель-специфическую ПЦР проводили, когда аллельная нагрузка, определенная с помощью ABC-ПЦР, была ниже 10%. Для этих анализов геномную ДНК (1 мкл) смешивали с Universal PCR Master Mix (4304437; Thermo Fisher Scientific, Уолтем, Массачусетс), праймерами и зондом TaqMan, и, как сообщалось ранее, в общей сложности было проведено 50 циклов ПЦР. 28 

    Почему количество моноцитов в крови моей собаки или кошки высокое? —

    Рон Хайнс DVM PhD

    Чтобы узнать нормальные показатели крови и мочи, перейдите сюда

    Для получения информации о причинах большинства отклонений от нормы в анализах крови и мочи перейдите сюда

    Чтобы увидеть, как сгруппированы тесты, перейдите по номеру  здесь

    Моноциты в крови вашего питомца = Monos

    Когда ваш ветеринар назначит общий анализ крови/лейкоцитов (общий анализ крови) для вашей собаки и кошки, моноциты будут одним из типов клеток, перечисленных в результатах.Моноциты представляют собой разновидность лейкоцитов. Моноциты весьма разнообразны по размеру и внешнему виду (плеоморфны). Моноциты являются частью иммунной системы вашей собаки и кошки. Они вырабатываются в костном мозге вашего питомца и хранятся в его селезенке (тяжи бильрота). Они немного больше, чем нейтрофилы, лимфоциты и эозинофилы, которые являются более распространенными лейкоцитами, перечисленными в отчете лаборатории CBC/WBC вашей собаки и кошки. После производства в костном мозге вашего питомца моноциты ненадолго циркулируют в кровотоке вашего питомца.Затем они поселяются в тканях по всему телу в виде макрофагов и дендритных клеток , чья работа заключается в том, чтобы поглощать (поедать, эффект «пылесоса») нежелательные объекты, встречающиеся на их пути, или представлять подозрительные органические вещества (бактерии, вирус, другие воспринимаемые антигены ) к другим иммунным клеткам ( Т-клетки ). Затем Т-клетки принимают решение о том, нужно ли удалять эти вещества из организма, уничтожать их или игнорировать.За последние несколько лет стало очевидным, что у резидентных моноцитов (они же макрофаги) есть и другие важные функции, не связанные с иммунной системой вашего питомца. Такие удивительные вещи, как поддержание правильной температуры тела и регулирование сердцебиения. ( ref ) Моноциты бывают двух видов: один стимулирует воспаление, а другой замедляет его. (ссылка)

    Постоянно высокое количество моноцитов только подтверждает очевидное, что ваша собака или кошка серьезно больна и болеет уже некоторое время.Лаборатория, проводящая анализ крови вашей собаки или кошки, или ваш ветеринар могут даже обнаружить фагоцитированные (поглощенные) бактерии в некоторых моноцитах.

    Некоторые причины, по которым количество моноцитов у вашего питомца может быть высоким (= моноцитоз):

    Все хронические инфекционные и неинфекционные заболевания, вызывающие воспаление, часто увеличивают число моноцитов у собак и кошек. Стресс или поход к ветеринару (у собак, как известно, у кошек?), введение кортикостероидов (у собак) также могут вызвать временный всплеск числа его моноцитов.

    В очень редких случаях лейкемия моноцитарной клеточной линии костного мозга (моноцитарная лейкемия) повышает количество моноцитов в крови.

    Всякий раз, когда количество нейтрофилов в крови вашей собаки или кошки снижается (нейтропения), количество моноцитов имеет тенденцию к увеличению. Это может быть связано с пероральным или инъекционным введением кортикостероидов или введением иммуносупрессивного препарата, такого как циклоспорин/Атопика®. Другой распространенной причиной является истощение запасов нейтрофилов в костном мозге вашего питомца, что происходит при многих хронических инфекциях.Любое состояние, при котором происходит большое количество повреждений тканей (некроз), является еще одной распространенной причиной снижения количества нейтрофилов и увеличения количества моноцитов. Это может быть связано с различными формами рака или хроническими локализованными инфекциями. Другой возможной причиной является болезнь Кушинга, которая вызывает повышение собственного естественного уровня кортикостероидов у вашего питомца.

    Некоторые причины, по которым количество моноцитов у вашего питомца может быть низким или отсутствовать (моноцитопения):

    В образцах крови собак и кошек иногда обнаруживаются моноциты меньше нормы или отсутствуют (= моноцитопения).Когда это происходит, не было опубликовано, что это напрямую связано с какими-либо заболеваниями или проблемами со здоровьем, с которыми обычно сталкиваются собаки и кошки. Однако моноцитопения является обычным явлением у людей, получающих химиотерапию. Другие известные причины низкого числа моноцитов у человека включают генерализованные инфекции апластической анемии и лейкемию , поражающую костный мозг ( миелоидный лейкоз ). Низкий уровень или отсутствие моноцитов никогда не является положительным признаком, поскольку определенный класс моноцитов, CD14++ , является важным элементом врожденной иммунной системы вашей собаки или кошки .