24Дек

Микроспороз у детей: Памятка для населения по профилактике микроспории

Содержание

Подольский КВД | Официальный сайт Подольского кожно-венерологического диспансера

ФИО Должность Квалификационная категория Сертификат Образование
Ельцова Наталья Владимировна Главный врач

врач-дерматовенеролог

Высшая
Дерматовенерология
Дерматовенерология
12.04.2019 0550270015119
Высшее , 1998г. Нижегородская государственная медицинская академия

 

Хамицаева Ирина Романовна Заведующий отделением

Врач-дерматовенеролог

Высшая

Дерматовенерология

Дерматовенерология
21.12.2020 0550270022291
Высшее, Московский государственный медико-стоматологический университет, 2000г.
Борисова Татьяна Тимофеевна Заведующий лабораторией
Врач клинической лабораторной диагностики
Высшая

Клиническая лаб. диагностика

Клиническая лабораторная диагностика
27.
06.20170550270007479
Высшее , 1998г. Московская медицинская академия имени И.М. Сеченова

 

Козлова Евгения Юрьевна Врач-дерматовенеролог Высшая
Дерматовенерология
Дерматовенерология
16.02.2018 0550270010045
Высшее , 1997г. Московский медицинский стоматологический институт
Кириллова Наталья Ивановна Врач-дерматовенеролог Высшая
Дерматовенерология
Дерматовенерология
10.02.2017 0177040056222
Высшее , 1983г. 2-ой Московский государственный медицинский институт им. Н.И. Пирогова
Климонтова Татьяна Владимировна Врач-лаборант Высшая
Клиническая лаб. диагностика
Клиническая лабораторная диагностика 16.12.2019
1178270024845
Высшее, 1994г. Кемеровский государственный университет
Лямина Елена Владимировна Врач-дерматовенеролог, кандидат медицинских наук Высшая
Дерматовенерология
Дерматовенерология
16.10.2020
0550270021262
Высшее , 1996г. Тверская Государственная медицинская академия
Самохвалова Елена Викторовна (отпуск по уходу за ребенком) Врач-дерматовенеролог б/к Дерматовенерология 01.09.2017
0550270008008
Высшее, ГБОУ ВПО «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова» МЗ РФ 2015г.
Ситюков Юрий Павлович Врач-дерматовенеролог Высшая
Дерматовенерология
Дерматовенерология
16.10.2020 0550270021267
Высшее, 1-й Московский медицинский институт имени И.М. Сеченова, 1989г.
Силакова Татьяна Александровна Врач-дерматовенеролог б/к Дерматовенерология
27.03.2017
0146040012791
Высшее, 2011г. ГБОУ ВПО «Курский государственный медицинский университет» МЗ и СР РФ
Боброва Любовь Львовна Врач-дерматовенеролог б/к Дерматовенерология
Высшее,-
Царева Екатерина Дмитриевна Врач-дерматовенеролог Высшая
Дерматовенерология
Дерматовенерология
09.04.2016
0377060177925
Высшее , 2004г. ГОУ ВПО Российский государственный медицинский университет
Рогова Мария Денисовна Врач-дерматовенеролог б/к Дерматовенерология 27.11.2020
332400063533
Высшее, ФГБОУ ВО «Тульский государственный университет», 2018г.
Муратова Екатерина Александровна Врач-дерматовенеролог б/к Дерматовенерология 12.07.2021
772300188328
Высшее, 2019г. ФГБОУ ВО «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова» МЗ РФ 2019г.
Скотарева Оксана Сергеевна Врач-дерматовенеролог б/к Дерматовенерология 27.04.2019
0177180856529
Высшее, 2012г. ФГБОУ ВПО «Орловский государственный медицинский университет
Боброва Любовь Львовна Врач-дерматовенеролог Высшая дерматовенерология Дерматовенерология 18.10.2019
0550270017369
Высшее, 1987г. Калининский государственный медицинский институт
Филатенкова Виктория Петровна Врач-лаборант Высшая
Клиническая лабораторная диагностика
Клиническая лабораторная диагностика 15.03.2019 0177241849270 Высшее, Сибирский ордена Трудового Красного Знамени медицинский университет,1993г.

«Грибковые поражения кожи, микроспория у детей. Меры профилактики»

Елена Петровна Пулькова, заместитель главного врача по противоэпидемической работе ГБУЗ «Городской кожно-венерологический диспансер»

Ирина Владимировна Слесаренко, заведующая консультативно-диагностическим отделением ГБУЗ «Городской кожно-венерологический диспансер»

Основным законом, по которому ведется противоэпидемическаяработа, если больной представляет опасность для окружающих, является ФЗ №52 от 30.03.1999 г.

Микроспория является одним из таких заразных заболеваний. Это самое распространенное грибковое заболевание, особенно часто встречающееся у детей и подростков. При этом заболевании часто поражается кожа, волосы, в редких случаях ногтевая пластина. Различают два вида микроспории: зооантропонозную и антропонозную. Возбудитель зооантропонозной микроспории находится в волосах и роговом слое эпидермиса больных детей, не всегда передается от человека к человеку.

Заражение детей чаще всего происходит при контакте с больными кошками или собаками, а также предметами, которые были инфицированы их шерстью или чешуйками кожи. Антропонозная микроспория – более редкое заболевание. Ее причиной является передача заразных грибков при контакте с больным человеком или вещами, находящимися в его употреблении. Инкубационный период заболевания продолжается от двух дней до пяти –шести недель.

Пик заболеваемости приходится на август-октябрь. В 2017 году в нашем городе за счет привозных случаев отмечалось два пика подъема. В январе-апреле микроспорией заболели 28 учащихся и 1 взрослый. Все они имели отношение к занятию греко-римской и вольной борьбой в двух ДЮСШОР и участию в различных соревнованиях по этим видам спорта. Имел место занос микроспории в общеобразовательные школы. Заражение от домашних животных было исключено. Выяснилось, что некоторые родители больных детей знали о болезни, занимались самолечением, а дети продолжали ходить на тренировки. Дезинфекция и влажная уборка после каждой тренировки в залах не проводилась. За 11 месяцев 2017 года в Санкт-Петербурге было зарегистрировано 135 случаев микроспории у детей.

Возбудители заболевания — два вида грибка: Microsporum ferrugineum и Microsporum canis. Обе разновидности паразитируют на человеке, а второй и на животных. Чаще люди заражаются микроспорией при контакте с зараженной кошкой, реже — собакой. Поэтому микроспорию еще называют «кошачий» лишай. Как правило, заражение происходит от бродячих животных. Основные вспышки этой болезни наблюдаются в августе-сентябре. Больных бывает в этот период в 2 раза больше, чем за весь год. Это связано с тем, что дети проводят лето в деревнях, на дачах. Там они активно играют с бездомными котятами. После возвращения детей в город родители замечают непонятные высыпания на коже ребенка и обращаются к врачу. Заражение окружающих от больного происходит через общие предметы обихода, часто через общее мокрое полотенце.

Микроспория проявляется красными округлыми пятнами, похожими на кольцо. Пятна постепенно разрастаются, разрушаются в центре, увеличиваясь по площади, и имеют приподнятый валикообразный край с шелушением. Такое высыпание может появиться в любом месте, но чаще в месте внедрения – это руки, голени, шея, словом там, где кошка потерлась. При подозрении на микроспорию ребенка сразу направляют в КВД, а не к детскому дерматологу, как часто происходит. Диагноз устанавливается на основании клинической картины, осмотра в лучах лампы ВУДА, бактериоскопии соскоба чешуек из очага, культуральной диагностики и эпидемиологических данных.

При подтверждении диагноза больной изолируется на 35 дней. Всех контактных лиц в течение этого времени регулярно осматривает врач. В очаге проводится текущая и заключительная дезинфекция. В случае осложненного течения заболевания или по эпидпоказаниям проводится госпитализация больных детей. Диспансеризация при микроспории гладкой кожи – 1 месяц.

Микроспория лечится наружными средствами, если нет поражения пушковых волос или волосистой части головы. Если есть, то заболевшему необходима лечение антибиотиками, которые назначает только врач. Следует отметить, что лечение этого заболевания занимает длительное время, а медикаменты для лечения обладают массой нежелательных побочных эффектов, поэтому домашних животных необходимо прививать от микроспории, а детей ограничивать от общения с бродячими животными.

Лечение микроспории в Москве — лучшие клиники и медцентры: отзывы, врачи, цены

Микроспория относится к заболеваниям грибкового происхождения. Она поражает кожные покровы, волосы. В некоторых случаях очаги локализуются на ногтевых пластинах. Название болезни связано с видом грибка, который ее вызывает.

Лечение стригущего лишая необходимо начинать при появлении первых признаков заболевания.

Вначале формируется очаг гиперемии овальной формы с четкими границами, который немного возвышается над кожей. Если лечение микроспории не проводится, патологический очаг постепенно увеличивается, уплотняется, нарастает отечность. По краям пятна локализуются пузырьки, корочки. Со временем очаг становится розовым, покрывается чешуйками.

Если лечение микроспории неэффективно, возможно повторное поражение — уже кожи, где располагался очаг поражения. При развитии воспаления ребенок жалуется на зуд, болезненность. У малышей до 3 лет пятна воспаленные, отечные, окрашены в интенсивно красный цвет. При этом количество чешуек минимальное.

При поражении волос происходит их обламывание, после чего остается короткий ежик.

Почему важно своевременно лечить микроспорию

Неадекватное лечение стригущего лишая у человека приводит к осложнениям:

  • развитию воспалительного процесса, когда появляется болезненность, припухлость кожи с последующим нагноением;
  • необратимому выпадению волос.

Если лечение стригущего лишая проведено с опозданием, у ребенка остаются проплешины.

Особенности лечения микроспории у детей

Лечение стригущего лишая у детей назначается исключительно специалистом на основании результатов проведенной диагностики. Лечение микроспории гладкой кожи подразумевает использование противогрибковых мазей. При поражении волосистых участков терапевтическая тактика несколько иная.

Лечение стригущего лишая у ребенка включает следующие меры.

Пероральный прием противогрибковых препаратов (Тербинафин, Ламизил).

Нанесение на пораженные зоны наружных средств с противогрибковым компонентом (Травоген, Травокорт, серная мазь).

Общие рекомендации, которые позволяют сделать лечение микроспории у детей максимально эффективным:

  • еженедельное сбривание волос;
  • наложение пластыря с гризеофульвином;
  • мытье головы с дегтярным мылом, специальным аптечным шампунем, содержащим кетоназол, сульфид селена.

Во время лечебного курса рекомендуется индивидуальное использование полотенца, губки, предметов бытового назначения, расчески. Стирка вещей осуществляется при температуре не ниже 60 градусов. Этого достаточно для гибели грибка. Предметы мебели, игрушки необходимо обработать антисептиком с противогрибковым действием, например, Терралином.

Медицинские рекомендации | Лицей 35

Медицинские рекомендации

Микроспория

Микроспория – это микотическое заболевание кожи, волос и ногтевых пластин. Возбудителем микроспории является кератинофильный плесневый грибок рода Microsporum, который паразитирует в ороговевших субстратах. На сто тысяч человек приходятся около 50-70 случаев болезни. Микроспория носит сезонный характер, и большинство случаев заболевания приходится на конец лета и начало осени, это связано с выведением потомства у кошек и других животных.

Источник и пути заражения микроспорией

Поскольку возбудитель микроспории широко распространен в природе, то инфицирование возможно повсеместно, но в регионах с жарким и влажным климатом микроспорию диагностируют чаще. Передается инфекция контактным путем или же через предметы, обсемененные спорами грибка. Дети в возрасте 5-10 лет чаще болеют микроспорией, при этом среди мальчиков заболеваемость в пять раз выше, чем среди девочек. Взрослые редко болеют микроспорией, в случае же заражения болезнь практически всегда самоизлечивается благодаря наличию органических кислот в волосе, которые подавляют рост мицелия.

Входными воротами для возбудителя микроспории являются микротравмы кожи; сухость, наличие потертостей и омозолелостей тоже повышают вероятность инфицирования, так как здоровая кожа без повреждений не доступна для инокуляции грибка. Вирулентность микроспории низкая, а потому при своевременном мытье рук даже обсемененных спорами, заболевание не наступает. Частые контакты с землей, дикими животными, потливость рук и нарушения химического состава секрета потовых и сальных желез повышают вероятность возникновения микроспории. В почве споры возбудителя микроспории сохраняются от одного до трех месяцев.

При внедрении гриб начинает размножаться и поражает волосяной фолликул, после чего инфекция распространяется на весь волос, что приводит к разрушению кутикулы волоса, между чешуйками которой и скапливаются споры гриба. В результате мицелий микроспории полностью окружает волос, плотно заполняет луковицу и формирует вокруг волоса чехол.

Симптоматика микроспории

Микроспория, вызванная антропофильным типом грибка, имеет инкубационный период от 4-х до 6-ти недель, после чего на гладкой коже появляется отечное красное пятно, возвышающееся над поверхностью, оно имеет четкие очертания и постепенно увеличивается в размере. Далее очаги поражения выглядят как ярко выраженные кольца, которые состоят из узелков, пузырьков и корочек. Кольца обычно вписаны одно в другое или пересекаются, иногда имеют тенденцию к слиянию. Диаметр колец при микроспории колеблется от 0,5 до 3 см, а их количество редко достигает пяти.

Микроспория волосистой части головы встречается у детей в возрасте от 5 до 12 лет, и к моменту полового созревания бесследно проходит. Это феномен связан с изменением химического состава кожного сала и появления в нем и в составе волоса органических кислот, которые губительны для грибка. У детей с рыжими волосами микроспория практически не встречается.

Профилактика микроспории

Профилактика микроспории заключается в регулярном осмотре детей в детских садах для выявления больных, в ограничении контактов с бродячими животными и в соблюдении личной гигиены. Приобретение домашних животных без осмотра ветеринара может привести к внутрисемейным вспышкам микроспории, что требует более внимательного подхода к их покупке. 

Памятка  по профилактике внебольничной пневмонии

Внебольничная пневмония — это острое заболевание, возникшее вне стационара или диагностированное в первые 2 суток от момента госпитализации. Острой пневмонией (воспалением легких) называют инфекционное заболевание, при котором в воспалительный процесс вовлекаются легкие. В тяжелых случаях пневмония может привести к летальному исходу. Внебольничная пневмония является достаточно распространенным заболеванием в нашей стране. За последние 2 года наблюдается рост количества заболеваний. Обычно внебольничные пневмонии развиваются в период подъема заболеваемости ОРВИ и гриппом, но как видно заболеваемость может регистрироваться в любое время года, даже летом.

Основная группа микроорганизмов, способных вызвать внебольничные пневмонии: пневмококк, гемофильная палочка, клебсиелла, хламидия, микоплазма, легионелла, респираторные вирусы.

Некоторые возбудители имеют свои особенности в плане источников заражения или течения заболевания. Заболевания легких, которые ими вызываются, называют пневмониями с атипичным возбудителем (не стоит путать с «атипичной пневмонией»). Эти возбудители — хламидия, микоплазма, легионелла.

Источником инфекции является больной человек с признаками инфекции дыхательных путей, а так же люди с бессимптомным течением инфекции, без клинических симптомов заболевания.

Основной путь передачи – воздушно-капельный (при чихании, кашле, разговоре, дыхании). Источником заражения при хламидийной пневмонии может быть птица (попугаи, куры, утки). Легионелла может «проживать» в кондиционерах при неправильном уходе за ними. Микоплазмоз дыхательных путей – инфекционное заболевание, вызывающееся микробом, распространяющимся в коллективах при тесном контакте с больным человеком. Нередко микоплазма вызывает пневмонию, сходную по течению с гриппом. Беспокоит сухой кашель, повышение температуры, одышка.

В типичных случаях острая пневмония проявляется следующими симптомами: повышение температуры тела, озноб, кашель, который сначала может быть сухим, а потом стать влажным с отделением мокроты, одышка – ощущение затруднения при дыхании, боли в грудной клетке. Также больного могут беспокоить общие симптомы, особенно при тяжелых случаях: резкая слабость, отсутствие аппетита.

К сожалению, из-за особенностей самих микроорганизмов, а также и по причине безграмотного и неправильного бесконтрольного применения антибиотиков, например, при острых вирусных респираторных заболеваниях (ОРВИ или ОРЗ), многие бактерии приобретают устойчивость к ряду антибиотиков. Лечение назначает только врач.

При пневмонии, вызванной «атипичным возбудителем» может отсутствовать лихорадка, общее состояние может быть нетяжелым, но проявления легочной недостаточности – одышка, усиление сердцебиения, слабость, снижение аппетита должны насторожить заболевшего.

Основные рекомендации по профилактике пневмонии. Здесь очень важную роль играет предупреждение респираторных вирусных инфекций:

1. Соблюдайте гигиену рук. Мойте руки водой с мылом как можно чаще, особенно после кашля или чихания. Также эффективными являются средства для обработки рук на основе спирта.

2. Прикрывайте рот и нос бумажной салфеткой во время кашля или чихания, а не руками.

3. Необходимо вести здоровый образ жизни: заниматься физкультурой и спортом, совершать частые прогулки на свежем воздухе. Очень важно не курить в помещении, где могут находиться люди: пассивное курение пагубно сказывается на функции бронхов и иммунитете.

4. Необходимо здоровое полноценное питание с достаточным содержанием белков, микроэлементов и витаминов (ежедневно в рационе должны быть свежие овощи, фрукты, мясо, рыба, молоко и молочные продукты).

5.До наступления холодов и подъема заболеваемости респираторными инфекциями следует сделать прививку против гриппа, поскольку пневмония часто является осложнением гриппа. Несмотря на то, что привитые люди тоже могут болеть пневмонией, заболевание у них протекает легче, чем у не привитых.

6. В холодное время года нужно одеваться по погоде, избегать переохлаждений, а в летнее —  сквозняков.

7. Следует соблюдать режимы проветривания и влажной уборки в помещениях.

8. Как можно чаще мыть руки и промывать носовые ходы солевыми растворами (аквалор, аквамарис, квикс и др.)

9. В период подъема заболеваемости гриппом рекомендуется избегать контакта с больными людьми, использовать маску для защиты органов дыхания, воздержаться от посещения мест с большим скоплением людей.

10. Возможен прием иммуномодулирующих препаратов, которые можно применять только по назначению врача.

11. Важно помнить, что если вы хотите оградить себя и детей от болезни, следите за своим здоровьем, ведь зачастую родители являются источником инфекции для ребенка, особенно при тех заболеваниях, которые передаются при тесном контакте (микоплазменная инфекция, стафилококк, многие вирусные инфекции).

12. Если у вас дома или в учреждении, где Вы пребываете  длительное время, есть кондиционер, следите за его чистотой.

Необходимо помнить: если заболели Вы или ваш ребенок, Вам необходимо не вести ребенка в сад, школу, а обратиться к врачу. При тяжелом состоянии необходимо вызвать врача на дом, и ни в коем случае не заниматься самолечением.

Профилактика и лечение педикулёза

По данным Всемирной организации здравоохранения постоянному риску заражения педикулезом подвержены несколько миллиардов людей во всем мире. Педикулез является самым распространенным паразитарным заболеванием независимо от уровня экономического развития страны.

Динамика заболеваемости педикулезом в Российской Федерации за последнее десятилетие не имеет тенденции к снижению, ежегодно в Российской Федерации регистрируется до 300 тысяч случаев педикулеза.

   В 2015 году в Российской Федерации зарегистрировано порядка 243 тысяч случаев педикулеза, что на 15% ниже, чем в 2014 году.

   В 2015 году педикулез зарегистрирован среди детей во всех возрастных группах, максимальная заболеваемость педикулезом среди детей приходится на возраст от 3 до 6 лет. В 6 субъектах Российской Федерации показатели заболеваемости педикулезом (на 100 тысяч населения) превышают среднероссийский показатель: в Камчатском крае, Ненецком автономном округе, Республике Тыва, Архангельской области, городах Москве и Санкт- Петербурге. В Москве на протяжении последних шести лет педикулез занимает второе место по уровню заболеваемости после ОРВИ среди инфекционной и паразитарной заболеваемости.

   Серьезную проблему в распространении педикулеза, по-прежнему, представляют лица без определенного места жительства, среди которых отмечается высокий уровень пораженности педикулезом – более 25%. Пораженность головным педикулезом среди учащихся общеобразовательных организаций в среднем по стране составила 0,03%, среди отдыхающих в оздоровительных учреждениях составила 0,02%, среди проживающих в домах интернатах для престарелых и инвалидов – 0,01% и детских домах — 0,03%.

Профилактика педикулеза

   Педикулёз (pediculosis, вшивость) — заразное заболевание, вызываемое паразитированием на теле человека вшей. Вопреки распространённому мнению, что педикулёз — участь лиц без определённого места жительства это заболевание с одинаковой степенью вероятности может встретиться у каждого.

В отличие от целого ряда заболеваний, которые человечество практически победило, педикулез прошел сквозь века. Еще до нашей эры Геродот писал о том, что египетские жрецы так тщательно выбривали головы для того, чтобы обезопасить себя от неприятных насекомых — вшей.

Педикулез, как правило, является следствием нарушения гигиенических норм, но исследования показали, что вошь любит чистые волосы и не боится воды, прекрасно плавает и бегает (но не прыгает).

К сожалению, педикулез можно заполучить практически в любом месте, где возможен тесный контакт одного человека с другим: в магазине, поезде или другом общественном транспорте и даже в бассейне. Более того, вошь может в течение 2-3 дней ждать нового хозяина на подушке.

На человеке могут паразитировать головная, платяная и лобковая вошь. Возможно поражение смешанным педикулёзом (например, одновременное присутствие головных и платяных вшей). Вши питаются кровью хозяина, а яйца (гниды) приклеивают к волосам. Платяная вошь откладывает яйца в складках одежды, реже приклеивает их к волосам на теле человека. Платяная и головная вши являются переносчиками сыпного тифа и некоторых видов лихорадок.

Головная вошь живет и размножается в волосистой части головы, предпочтительно на висках, затылке и темени. Питается каждые 2-3 часа, плохо переносит голод. Вши яйцекладущие. Развитие яиц (гнид) происходит в течение 5-9 дней, личинок — 15-17 дней. Продолжительность жизни взрослых особей — 27-30 дней. Самка откладывает ежедневно 3-7 яиц, за всю жизнь — от 38 до 120 яиц.

Головным педикулёзом особенно часто заражаются дети. Заражение педикулезом происходит в результате непосредственного контакта «голова к голове» с человеком, у которого педикулез.

Опасность развития педикулёза связана с тем, что вши очень быстро размножаются. Рост численности паразитов и увеличение количества их укусов могут стать причиной различных гнойничковых поражений кожи, вторичной бактериальной инфекции, аллергических реакций.

Как не заразиться

• Соблюдайте правила личной гигиены (мытьё тела не реже 1 раза в 7 дней со сменой нательного и постельного белья; ежедневное расчёсывание волос головы;стирка постельных принадлежностей; регулярная уборка жилых помещений).

• Не разрешайте ребёнку пользоваться чужими расческами, полотенцами, шапками, наушниками, заколками, резинками для волос — через эти предметы передаются вши.

• Проводите взаимные осмотры членов семьи после их длительного отсутствия.

• Проводите периодический осмотр волос и одежды у детей, посещающих детские учреждения.

• Внимательно осматривайте постельные принадлежности во время путешествий

• После каникул будьте особенно бдительны: проведите осмотр головы ребенка

Современные средства позволяют без труда справиться с педикулезом, поэтому

Если обнаружился педикулез у ребенка, необходимо:

— приобрести в аптеке средство для обработки от педикулеза;

— обработать волосистую часть головы в соответствии с прилагаемой инструкцией;

— вымыть голову с использованием шампуня или детского мыла;

— удалить механическим способом (руками или частым гребнем) погибших вшей и гнид.

— надеть ребенку чистое белье и одежду;

— постирать постельное белье и вещи, прогладить горячим утюгом с паром;

— осмотреть членов семьи и себя;

— повторить осмотр ребенка и членов семьи в течение месяца через каждые 10 дней.

Будьте здоровы!

Дерматофитии среди школьников в трех эколого-климатических зонах Мали

Аннотация

Фон

Дерматофития, и особенно подтип дерматофития головы , распространена среди африканских детей; однако факторы риска, связанные с этим состоянием, плохо изучены. Чтобы описать эпидемиологию дерматофитии в различных эколого-климатических зонах, в государственных начальных школах, расположенных в Сахелианской, Суданской и Судано-Гвинейской эколого-климатических зонах в Мали, были проведены три поперечных обследования.

Основные выводы

Среди 590 детей (средний возраст 9,7 лет) общая клиническая распространенность дерматофитии головы составила 39,3%. Распространенность Tinea capitis составила 59,5% в Судано-Гвинейской зоне, 41,6% в Суданской зоне и 17% в Сахелианской эколого-климатической зоне. Microsporum audouinii был выделен преимущественно из крупных и/или микроспоровых поражений. Trichophyton soudanense был первоначально выделен из трихофитных поражений. Основываясь на многомерном анализе, случаев дерматомикоза головы были независимо связаны с мужским полом (ОШ = 2.51, 95%ДИ [1,74–3,61], P <10 −4 ) и проживающих в Судано-Гвинейской эколого-климатической зоне (ОШ = 7,45, 95%ДИ [4,63–11,99], P < 10 −4 ). Два вида антропофильных дерматофитов, Trichophyton soudanense и Microsporum audouinii , были наиболее частыми видами, связанными с дерматофитией головы среди школьников начальной школы в Мали.

Выводы

Tinea capitis Риск возрастал с повышением влажности климата в этой относительно однородной популяции школьников в Мали, что свидетельствует о значительной роли климатических факторов в эпидемиологии дерматофитии.

Резюме автора

Дерматофития, и особенно подтип дерматофития головы , распространена среди африканских детей; однако факторы риска, связанные с этим состоянием, плохо изучены. Чтобы описать эпидемиологию дерматофитии в различных эколого-климатических зонах, в государственных начальных школах, расположенных в Сахелианской, Суданской и Судано-Гвинейской эколого-климатических зонах в Мали, были проведены три поперечных обследования. Среди 590 детей (средний возраст 9.7 лет) общая клиническая распространенность дерматофитии головы составила 39,3%. Распространенность Tinea capitis составила 59,5% в Судано-Гвинейской зоне, 41,6% в Суданской зоне и 17% в Сахелианской эколого-климатической зоне. Microsporum audouinii был выделен преимущественно из крупных и/или микроспоровых поражений. Trichophyton soudanense был первоначально выделен из трихофитных поражений. Основываясь на многомерном анализе, случаев дерматомикоза головы были независимо связаны с мужским полом (ОШ = 2.51, 95%ДИ [1,74–3,61], P <10 −4 ) и проживающих в Судано-Гвинейской эколого-климатической зоне (ОШ = 7,45, 95%ДИ [4,63–11,99], P < 10 −4 ). Два вида антропофильных дерматофитов, Trichophyton soudanense и Microsporum audouinii , были наиболее частыми видами, связанными с дерматофитией головы среди школьников начальной школы в Мали. Риск Tinea capitis увеличивался с повышением влажности климата в этой относительно однородной популяции школьников, что убедительно свидетельствует о том, что климатические факторы играют значительную роль в эпидемиологии дерматофитии.

Образец цитирования: Кулибали О., Коне А.К., Ниаре-Думбо С., Гоита С., Годарт Дж., Джимде А.А. и др. (2016) Дерматофития среди школьников в трех эколого-климатических зонах Мали. PLoS Negl Trop Dis 10(4): e0004675. https://doi.org/10.1371/journal.pntd.0004675

Редактор: Claudia Munoz-Zanzi, Миннесотский университет, США

Поступила в редакцию: 1 декабря 2015 г.; Принято: 8 апреля 2016 г .; Опубликовано: 28 апреля 2016 г.

Авторские права: © 2016 Coulibaly et al.Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все необработанные данные доступны в базе данных ResearchGate (http://researchgate.net/) (DOI: 10.13140/RG.2.1.1000.1041).

Финансирование: Это исследование финансировалось Unité Mixte de recherche Internationale (UMI 3189) (http://www.umiess.net/), ОКД. Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Дерматофития представляет собой одно из наиболее распространенных инфекционных заболеваний во всем мире и вызывает серьезную хроническую заболеваемость [1]. Заболевание вызывается дерматофитами — грибками, которым для роста требуется кератин.Рост заболеваемости такими инфекциями отмечается во всем мире, особенно в развивающихся странах [2,3]. В частности, дерматофития головы представляет собой серьезную проблему общественного здравоохранения среди детей в развивающихся странах. Эта дерматофития кожи головы и волосяных стержней является почти исключительно детским заболеванием, и данные свидетельствуют о том, что она чаще встречается у детей африканского или карибского происхождения [1]. Было показано, что многие факторы, включая пол, возраст, городскую/сельскую среду, социально-экономический уровень и культурные привычки, значительно влияют на развитие дерматофитии во всем мире, особенно на африканском континенте [4–9].Было высказано предположение, что климат также играет важную роль в гетерогенности эпидемиологии дерматофитий в Африке [10]. Во многих исследованиях описана эпидемиология дерматофитии в различных географических условиях на африканском континенте. Однако неоднородный дизайн исследования ограничивает оценку многочисленных потенциальных искажающих факторов, а наблюдаемые поразительные различия не могут быть надежно объяснены изменениями климата. Фактически, не было проведено ни одного исследования, специально посвященного влиянию климата на проявления дерматофитии.В Мали климат варьируется от субтропического на юге до засушливого на севере. Таким образом, настоящее исследование было направлено на оценку распространенности, факторов риска и этиологических агентов дерматофитии головы , наиболее частого подтипа дерматофитии, среди детей младшего школьного возраста в трех эколого-климатических зонах Мали.

Методы

Районы исследования и население

Во время засушливого сезона, в декабре 2009 г., декабре 2010 г. и феврале 2012 г., были проведены три поперечных обследования в трех государственных начальных школах в (i) Сиракоро-Мегетана, полугородской общине, расположенной в пригороде Бамако, столица Мали, в Суданской эколого-климатической зоне; (ii) Бандиагара, городская община в сахелианской эколого-климатической зоне, и (iii) Бугула-Амо, полугородская община, расположенная в пригороде Сикасо в судано-гвинейской экоклиматической зоне.Участки исследований и эколого-климатические зоны, определенные ранее [11], показаны на карте на рис. 1.

Характеристики каждой эколого-климатической зоны с севера на юг подробно описаны ниже. Сахелианская зона засушливая, с годовым уровнем осадков от 250 до 550 мм. В Севаре, расположенном в 55 км от Бандиагары, средний уровень осадков колеблется от 0 мм в январе до 161 мм в августе, при общем годовом количестве осадков около 485 мм. Средняя температура в Севаре колеблется от 23,2°C в январе до 33°C.0°C в мае при среднегодовой температуре 28,3°C. Суданская зона от полузасушливой до субгумидной с годовым количеством осадков от 550 до 1100 мм. В Бамако среднее количество осадков колеблется от 0 мм в январе до 291 мм в августе, при общем годовом количестве осадков около 955 мм. Средняя температура в Бамако колеблется от 25,0°C в декабре до 31,5°C. Судано-гвинейская зона субгумидная со среднегодовым количеством осадков более 1100 мм. В Сикасо средний уровень осадков колеблется от 1 мм в январе до 298 мм в августе, при этом общее годовое количество осадков составляет около 1125 мм.Средняя температура в Сикасо колеблется от 23,8°C в январе до 30,2°C в апреле, при среднегодовой температуре 28,3°C.

участников исследования

учеников в возрасте от 6 до 15 лет были случайным образом отобраны в каждой начальной школе с использованием плана блочной рандомизации с поправкой на количество учеников в каждом классе. Было получено устное информированное согласие детей и их родителей или опекунов. Критерием исключения была история противогрибкового лечения (перорального или местного, обычного или традиционного) в течение двух недель.Были зарегистрированы история болезни и информация о воздействии потенциальных факторов риска дерматофитии, включая контакт с животными и особые привычки ухода за волосами, а также был проведен полный медицинский осмотр кожи и придатков, включая ногти и волосы, у всех детей одним из исследователей. . Данные были записаны в стандартную форму клинического отчета.

Этические вопросы и сбор биологических образцов

Протокол исследования был рассмотрен и одобрен Наблюдательным советом медицинского факультета Университета Бамако, Мали.Протокол исследования также был одобрен местными органами образования в каждом исследовательском центре. Родитель или опекун предоставил письменное информированное согласие от имени участвующих детей.

образцов были собраны из каждого поражения, совместимого с дерматофитией. Образцы кожи выделяли с периферических эритематозных краев очага поражения. Повреждения кожи головы были собраны путем соскабливания области стерильной кюреткой, а сломанные и тусклые волосы были отобраны и выщипаны с помощью стерильного пинцета (рис. 2А).Одну часть каждого образца использовали для прямого микроскопического исследования, а вторую часть инокулировали непосредственно на декстрозный агар Сабуро (SDA) (bioMérieux, Marcy l’Etoile, Франция) с антибиотиками и циклогексимидом для микологического исследования. В зонах Сахеля и Судано-Гвинеи дополнительный образец был взят непосредственно из того же очага через стерильную марлю. Образцы, инокулированные на SDA, инкубировали при комнатной температуре, а затем перенесли в лабораторию паразитологии и микологии университетской больницы Марселя, где их инкубировали при 27°C в течение 4-6 недель.Образцы стерильной марли, собранные в Сахелианской и Судано-Гвинейской зонах, хранились при температуре окружающей среды в индивидуально запечатанных пластиковых пакетах перед посевом на агар SDA (BioMérieux) и впоследствии инкубировались в течение 4–6 недель при 27°C в Лаборатории паразитологии и микологии. в Марселе. Колонии дерматофитов были идентифицированы на основе изучения макро- и микроморфологических особенностей грибка, а колонии с атипичными морфологическими особенностями были дополнительно идентифицированы с помощью анализа последовательности внутреннего транскрибируемого спейсера 2 рДНК (ITS2), как описано ранее [12].

Рис. 2. Tinea capitis клиническая картина.

(A) Трихофитная картина с диффузными относительно небольшими поражениями кожи головы, в основном с участием Trichophyton soudanense . (B) Микроспория с относительно большими и скудными поражениями, в основном с участием Microsporum audouinii .

https://doi.org/10.1371/journal.pntd.0004675.g002

Статистический анализ

Размер выборки из 200 детей в каждом исследовательском центре был рассчитан для оценки уровня распространенности дерматофитии 12% с 4.Точность 5% при α = 5%. Данные были проанализированы с использованием SAS 9.2 для Windows (SAS Institute Inc., Кэри, Северная Каролина, США). Непрерывные переменные были выражены как среднее значение (SD), а категориальные переменные были выражены как пропорции и проценты. Непрерывные переменные сравнивались с использованием ANOVA. Категориальные переменные сравнивались с использованием критерия Хи-квадрат или точного критерия Фишера по мере необходимости. Все статистические тесты были двусторонними с уровнем значимости P <0,05. Однофакторный и многомерный безусловный логистический регрессионный анализ был выполнен для оценки отношения шансов (ОШ) с 95% доверительным интервалом (ДИ).Все ковариаты с уровнем значимости P <0,20 в одномерном анализе были включены в модель многомерной логистической регрессии. Был проведен пошаговый отбор, чтобы сохранить наиболее экономную модель, включая ковариаты, которые демонстрировали независимое статистически значимое ( P <0,05) влияние на риск дерматомикоза головы .

Результаты

Исследуемая популяция

Из 590 случайно выбранных школьников в этом исследовании приняли участие 286 мальчиков и 304 девочки, в том числе 190 из Сиракоро-Мегетана, 200 из Бандиагара и 200 из Сикасо (рис. 1).Хотя возрастное распределение участвующих детей в каждой эколого-климатической зоне значительно различалось ( P = 0,001), средний возраст каждой зоны, который колебался от 9,3 до 10,2 года, был весьма сходным (таблица 1). Соотношение полов участвующих школьников в каждой эколого-климатической зоне достоверно не различалось ( P = 0,151). Как и ожидалось, распределение этнических групп в каждой эколого-климатической зоне значительно различалось ( P <0,001) (табл. 1).

Распространенность дерматофитий

Как указано в Таблице 1, у 312 детей были выявлены клинические проявления дерматофитии, в результате чего общая распространенность дерматофитии составила 52.9% (95% ДИ [48,7–57,0]) среди всего исследуемого населения. Наиболее частой (232/590) клинической картиной был дерматомикоз головы с распространенностью 39,3% 95% ДИ [35,4–43,4]. Поэтому дерматофития волосистой части головы была отдельно детализирована в исследовании, а все остальные клинические проявления дерматофитии были отнесены к категории не- дерматофитии , которая была обнаружена в 80 (13,6%, 95% ДИ [10,9–16,6]) участвующих детей. Среди 80 случаев дерматофитии, не связанной с дерматофитией дерматофитии головы, наиболее распространенной клинической картиной была дерматофития туловища (81.3%), за которыми следуют дерматофития стоп (8,7%), дерматофития стоп (7,5%) и дерматофития ногтей (2,5%), независимо от географического региона.

Tinea capitis распространенность и клиническая картина

В целом, 39,3% (95% ДИ [35,4–43,4]) школьников имели клинические поражения. Распространенность дерматофитии головы значительно (P<0,001) различалась в зависимости от географического региона, с коэффициентом распространенности 17.0% (95% ДИ [12,1–22,9]), 41,6% (95% ДИ [34,5–48,9]) и 59,5% (95% ДИ [52,4–66,4]), зарегистрированные в Сахелианской, Суданской и Судано-Гвинейской эко- климатические зоны соответственно. Характеристики 232 школьников с клинической картиной 90 007 дерматофитии головы 90 008 поражений представлены в таблице 1. 90 007 дерматофитии головы 90 008 поражений были описаны как диффузные, главным образом в Судано-Гвинейской (55,5%) и Суданской (51,9%) зонах, в то время как диффузные поражения наблюдались только в 26,5% случаев в сахелианской зоне (P = 0.012). Интересно, что этот индивидуальный маркер интенсивности инфекции коррелировал с распространенностью. Воспалительные и нагноительные формы дерматофитии головы наблюдались редко. Поражение Tinea capitis в судано-гвинейской зоне характеризовалось преобладанием микроспороза (рис. 2В), и . и . крупные очаги (>2 см) с участием Microsporum audouinii , в отличие от Сахелианской и Суданской зон, для которых характерно преобладание трихофитии (рис. 2А), и . и . множественные (n>2) поражения с участием Trichophyton soudanense (таблица 1). Как и ожидалось, большинство очагов микроспороза (64,5%) и особенно высокая доля (80,3%) крупных (> 2 см) очагов дерматофитии головы имели типичную зеленую флуоресценцию при исследовании с помощью лампы Вуда, в то время как большинство очагов трихофитии (95,5 %) не отображал эту функцию. Следует отметить, что 30,3% диффузных поражений кожи головы дали положительный результат при обследовании с помощью лампы Вуда.

Не-

дерматофития волосистой части головы дерматофития

Восемьдесят детей (13.6%) имели не- дерматофитию головы клиническую дерматофитию (таблица 2), из которых дерматофития туловища была наиболее частой (81,3%) клинической картиной. Распространенность дерматофитии туловища варьировала в зависимости от эколого-климатической зоны от 88,4% в Суданской до 71,4% в Судано-Гвинейской зоне. В целом, у шести детей (7,5%) была микоз стопы, из которых четверо (14,3%) были из Судано-Гвинейской зоны и двое (4,7%) из Суданской зоны.

Микологические находки

Большинство из очагов дерматомикоза головы (81,5%) дали положительный результат при прямом микроскопическом исследовании. Распространение эндотриксного или эндоэктотриксного типа паразитизма существенно не различалось между географическими районами (табл. 1). В отличие от этого, только 3,8% образцов дерматофитии, отличной от дерматофитии дерматофитии головы , дали положительный результат при прямом исследовании (таблица 3).

Культура дерматофитов.

Из 312 образцов, взятых со всех очагов клинической дерматофитии, 247 микологических культур дали положительный результат на грибок дерматофитов, что дает общую чувствительность культуры дерматофитов 79.2% (95% ДИ [74,2–83,5]). Чувствительность культур дерматофитов как к дерматомикозу головы , так и к не- дерматомикозу головы была самой низкой на первом участке исследования, расположенном в эколого-климатической зоне Судана (таблицы 1 и 2).

Дерматофиты, выделенные из
дерматофитии головы .

Анализ микологических культур выявил наличие дерматофитов в 189 из 232 собранных образцов дерматомикоза головы , что дает глобальную распространенность 32% (189/590) микологически подтвержденных случаев.Частота положительных микологических культур составила 100% в Сахелианской и Судано-Гвинейской зонах, но 45,6% (36/79) в Суданской зоне, где 24% микологических культур были отрицательными, а 30,4% были контаминированы недерматофитными мицелиальными грибами. В целом, мы обнаружили 24 недерматофитных мицелиальных гриба и 189 изолятов дерматофитов четырех видов дерматофитов, а именно Trichophyton soudanense , T . ментагрофиты , T . violaceum и Microsporum audouinii (табл. 3).В 14,5% положительных культур были совместно выделены два вида дерматофитов, а именно T . soudanense вместе с T . ментагрофиты или М . Audouinii . Клинические признаки дерматофитии головы , связанные с каждым видом дерматофитов или комбинацией видов, подробно описаны в таблице 3. M . audouinii был выделен преимущественно из крупных (>2 см) поражений (75,4%) и/или микроспоровых поражений (68.1%). Т . soudanense в основном был выделен из трихофитных поражений (96,2%). Комбинация обоих T . суданенсе и М . audouinii обнаружен только в трихофитных поражениях. Исследование с помощью лампы Вуда дало положительный результат в 85,5% ( P < 0,0001) из случаев дерматофитии головы с участием M . audouinii (табл. 3). Преобладание антропофильных видов наблюдалось в трех эколого-климатических зонах (табл. 3).В сахелианской зоне явное преобладание Т . Наблюдался soudanense , распространенность которого составляла 64,7%, 31,7% и 31,1% в Сахелианской, Суданской и Судано-Гвинейской эколого-климатических зонах соответственно ( P <0,001). М . audouinii был наиболее частым этиологическим агентом (39,5%) в Бугула-Амо. Обратите внимание, T . violaceum был выделен только в Судано-Гвинейской эколого-климатической зоне, тогда как T . mentagrophytes были обнаружены только в Суданской зоне.

Дерматофиты, выделенные из образцов других дерматофитий

Дерматофиты были выделены в 58 из 80 образцов, взятых у детей с дерматофитией туловища , дерматомикоза , дерматофитией стопы или онихомикозом, в результате чего глобальная распространенность микологических заболеваний составила 9,8% (95% ДИ [7,6–12,5]). подтверждено случаев дерматофитии без дерматофитии () (табл. 3). Преобладали два вида дерматофитов, а именно T . soudanense (63,8%) и T . ментагрофитов (5%). Комбинация обоих T . суданенсе и Т . mentagrophytes были обнаружены в 3,8% положительных культур. М . В этом исследовании audouinii не был выделен из поражений, отличных от дерматомикоза головы . Выявлено 22 (27,4%) недерматофитных мицелиальных гриба, преимущественно в Суданской эколого-климатической зоне (табл. 3).

Tinea capitis факторы риска

Глобальное и гендерное распределение оцененных факторов риска дерматомикоза головы приведены в таблице 1.Распределение потенциальных факторов риска и привычек, связанных с дерматофитией головы , среди школьников в соответствии с их статусом дерматофитии головы показано в Таблице 1 Приложения. однако ассоциации были незначительными, когда учитывался пол, что действовало как заметный смешанный фактор. Близость к крупному рогатому скоту была связана со значительным снижением риска дерматомикоза головы среди женщин, но не среди мужчин.Напротив, наличие собаки в домашнем хозяйстве было связано с повышенным риском дерматомикоза головы среди мужчин, но не среди женщин. Ни один из этих факторов риска не был признан статистически значимым при многофакторном анализе. Эффекты наиболее значимых факторов риска дерматофитии головы подробно описаны в таблице 4. В однофакторном анализе дерматофитии головы было значимо связано с мужским полом (ОШ = 7,85, 95% ДИ [5,22–11,81], P <0.001) и проживающих в Бугула-Амо (ОШ = 7,17, 95% ДИ [4,51–11,4], P <0,001). Примечательно, что возраст не оказал существенного влияния на эту исследуемую популяцию. При многомерном анализе оба мужчины (OR = 2,51, 95% ДИ [1,74–3,61], P <0,001) и проживающие в Судано-Гвинейской эколого-климатической зоне (OR = 7,45, 95% ДИ [4,63– 11,99], P <0,001) были статистически значимыми независимыми факторами риска дерматомикоза головы (таблица 4).

Обсуждение

В целом, наше исследование подчеркивает три основных вывода: резкое несоответствие в эпидемиологии дерматофитии головы между отдельными эко-климатическими зонами в Мали, свидетельство повышенного риска дерматомикоза головы среди детей мужского пола и распространение видов дерматофитов.Наблюдаемые в настоящем исследовании вариации распространенности дерматофитий могут быть связаны с различной подверженностью обследованных школьников в каждой местности воздействию нескольких факторов риска, включая эколого-климатические, социально-экономические факторы, а также генетические или этнокультурные элементы. Примечательно, что, за исключением этнокультурных особенностей, опрошенные школьники в каждом районе были однородны, особенно по возрасту, и каждый опрос проводился в одно и то же время в течение сухого сезона. Таким образом, наблюдаемые географические различия в эпидемиологии дерматомикоза головы можно объяснить различиями в местной окружающей среде и, в частности, эколого-климатическими различиями.Действительно, наибольшая распространенность дерматофитий зарегистрирована в Бугула-Амо (59,5%), где судано-гвинейский климат характеризуется относительно более высоким уровнем влажности; за ним следует Сиракоро-Мегетана (41,6%), где суданский климат характеризуется промежуточным уровнем влажности; и Бандиагара (17%), где сахелианский климат характеризуется относительно более низким уровнем влажности. Эта тенденция ассоциации риска дерматомикоза головы , который увеличивается с уровнем влажности климата, коррелирует с данными из Того, где показатели распространенности дерматомикоза головы составляли 11% в засушливом регионе на севере страны и 20% во влажном регионе. области на юге страны [13].Эти географические несоответствия могут быть связаны с жарким и влажным климатом, который способствует росту и распространению грибков и может предрасполагать население к различным кожным заболеваниям, включая дерматофитию головы [14].

Tinea capitis в первую очередь поражает детей в развивающихся странах, в то время как дерматофития стоп и дерматофития ногтей представляют наибольшее бремя для взрослых и пожилых людей в развитых странах [15]. Высокая распространенность дерматофитий (52.9%), обнаруженные в этом исследовании, аналогичны тем, о которых сообщалось во многих исследованиях африканских школьников [16–19]. В соответствии с нашими выводами, дерматофития головы также была наиболее частым проявлением дерматофитии у детей [4–6,20]. Уровень его распространенности 39,3% был аналогичен тому, который наблюдался среди амбулаторных пациентов, посещающих консультацию дерматолога в Институте дерматологии Маршу в Бамако (38,5%) [21], и выше, чем в предыдущих опросах школьников в Бамако (7% и 12.5%) [22,23].

В соответствии с большинством африканских исследований, наши результаты подчеркивают, что мужской пол является значительным фактором риска среди школьников [6,7,16,19,22–24]. Например, в Мали распространенность дерматофитии головы составила 4,4% и 2,1% ( P < 10 -6 ) у школьников и школьниц соответственно [22]. При этом распространенность среди мальчиков была в 3 и 5 раз выше, чем среди девочек в Абиджане (Кот-д’Ивуар) и Центральной Нигерии соответственно [6,7].

Было предложено множество потенциальных факторов риска для дерматофитии головы [25]. Хотя в нашем исследовании не рассматривалась генетическая предрасположенность к дерматофитии, мы рассмотрели этнокультурные факторы риска, которые, вероятно, играют значительную роль в эпидемиологии дерматофитии. Сообщалось, что на распространенность дерматофитии влияет парикмахерский режим, внеклассная деятельность и культурные привычки, а не плотность населения [4,6]. В данной исследуемой популяции следующие факторы были связаны с микозом головы в одномерном, но не в многофакторном анализе: контакт с собаками ( P = 0.002), общественная парикмахерская (P = 0,022), домашняя парикмахерская ( P <0,001), традиционное плетение косичек ( P <0,001) и практика бритья головы ( P <0,001). Эти различия между грубыми и скорректированными оценками риска в этом исследовании вызваны мультиколлинеарностью, вложенными эффектами (т. бритье головы) в зависимости от пола) среди предикторов в многофакторном анализе.В Египте El-Khalawany et al. [25] показали, что контакт с животными был общим предрасполагающим фактором для дерматофитии головы в сельской местности, тогда как передача от других членов семьи была более распространена среди лиц, проживающих в городских районах. Однако повышенный риск дерматофитов из-за контакта с собаками был неожиданным в нашем исследовании, поскольку мы не изолировали Microsporum canis , виды дерматофитов, обычно связанные с собаками. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы оценить, могут ли собаки быть вовлечены в передачу антропофильных видов дерматофитов.

Одним из ограничений исследования является относительно высокая частота ложноотрицательных результатов посева дерматофитов в первом исследовании по сравнению с двумя другими исследовательскими центрами, что связано с последующим использованием стерильной марли в процедуре отбора проб. Это ограничение было принято во внимание путем применения клинического определения дерматофитии головы в исследовании факторов риска. Мы можем разумно предположить, что ложноотрицательные результаты культивирования произошли случайно в Сиракоро-Мегетана и, таким образом, не повлияли на оценку распределения видов дерматофитов.Как было замечено в других исследованиях [5,7], наиболее распространенным из видов Trichophyton был T . soudanense (36,6%), который был наиболее распространенным видом, связанным с tinea capitis в климатической зоне Сахеля (64,7%). Т . soudanense — один из наиболее распространенных клинических видов дерматофитов в Западной и Центральной Африке, где инфекции этого антропофильного вида распространяются при прямом контакте между людьми. Два других вида рода Trichophyton были выделены в этом исследовании: T . mentagrophytes (исключительно в Суданской зоне в 6,6% случаев) и Т . violaceum (только в судано-гвинейской зоне в 5,9% случаев). Антропофильный вид T . Было показано, что violaceum связан с tinea capitis в Конакри, Гвинея, где сообщалось о распространенности этого вида на уровне 56,7% [26]. Однако в Кот-д’Ивуаре низкая распространенность (2,3%) этого вида также была связана с дерматофитией головы [5].Следует отметить, что T . суданенсе и Т . violaceum филогенетически очень похожи, и некоторые специалисты считают эти два таксона синонимами [27]. М . audouinii был единственным видом рода Microsporum , выделенным в этом исследовании. Это был второй по распространенности вид после T . soudanense , что коррелирует с предыдущими исследованиями школьников в Бамако [22,23].

В заключение, дерматофития головы была диагностирована у 39,3% репрезентативной популяции малийских школьников. Два вида антропофильных дерматофитов, T . суданенсе и М . В большинстве случаев были выделены audouinii . Мужской пол и проживание в тропической климатической зоне Северной Гвинеи Мали были определены как независимые факторы риска. Риск Tinea capitis увеличивался с увеличением влажности среди относительно однородных популяций, проживающих в разных климатических географических районах, что указывает на то, что климатические факторы могут играть значительную роль в эпидемиологии дерматофитии.Необходимы дальнейшие эпидемиологические исследования для выяснения соответствующей роли климатических и этнокультурных факторов в распространении дерматофитий.

Благодарности

Мы благодарим Сандру Мур за корректуру рукописи и Мартину Пиарру за создание карты. Мы признательны за помощь сотрудникам MRTC/DEAP в полевых условиях и сотрудникам лаборатории паразитологии и микологии AP-HM в лаборатории.

Вклад авторов

Задумал и разработал эксперименты: SR MAT JG OKD OC.Выполнены опыты: МАТ ААД АКК СНД СГ СР ОС. Проанализированы данные: SR MAT JG. Предоставленные реагенты/материалы/инструменты для анализа: СР МАТ ОКД РП. Написал статью: ОС СР РП ААД МАТ ОКД.

Каталожные номера

  1. 1. Мориарти Б., Хей Р., Моррис-Джонс Р. Диагностика и лечение дерматомикоза . БМЖ. 2012;345:e4380. пмид:22782730
  2. 2. Амин М. Эпидемиология поверхностных грибковых инфекций. Клин Дерматол. 2010 4 марта; 28 (2): 197–201. пмид:20347663
  3. 3.Сингх С., Бина П.М. Сравнительное изучение различных микроскопических методов и питательных сред для выделения дерматофитов. Индийская J Med Microbiol. 2003 март; 21 (1): 21–4. пмид:17642969
  4. 4. Hogewoning A, Amoah A, Bavinck JNB, Boakye D, Yazdanbakhsh M, Adegnika A, et al. Кожные заболевания у школьников в Гане, Габоне и Руанде. Int J Дерматол. 2013 г., май; 52 (5): 589–600. пмид:23557028
  5. 5. Менан Э.И.Х., Зонго-Бону О., Руэ Ф., Кики-Барро П.С., Яво В., Н’Гессан Ф.Н. и др. Tinea capitis у школьников из Берега Ивори (Западная Африка). Поперечное исследование 1998–1999 гг. Int J Дерматол. 2002 г., апрель; 41 (4): 204–7. пмид:12031027
  6. 6. Ayanbimpe GM, Taghir H, Diya A, Wapwera S. Tinea capitis среди детей начальной школы в некоторых частях центральной Нигерии. Микозы. 2008 г., июль; 51 (4): 336–40. пмид:18422924
  7. 7. Аду-Брин К.Д., Ассуму А., Хаддад Р.Н., Ака Б.Р., Охон Дж. [Эпидемиология дерматофитии головы в Абиджане, Кот-д’Ивуар].Мед Троп (Марс). 2004;64(2):171–5.
  8. 8. Гайе О., Ндир О., Кейн А., Белмачи Р., Ндиайе М., Диуф М. и др. Кишечные паразитарные заболевания и дерматофития волосистой части головы у дакарской школьной популяции: влияние факторов внешней среды на уровень инвазии. Дакар Мед. 1994;39(1):57–61. пмид:7493523
  9. 9. Ньянг С.О., Кейн А., Диалло М., Кейн С., Диенг М.Т., Ндиайе Б. [Кожные заболевания в школах изучения Корана в Дакаре (Сенегал)]. Мали Мед. 2008;23(2):5–9. пмид:19434960
  10. 10.Нвезе Э.И. Дерматофитии в Западной Африке: обзор. Пак Дж. Биол. Науки. 2010 1 июля; 13 (13): 649–56. пмид:21717868
  11. 11. Беге А., Винтру Э., Рулланд Д., Кладен М., Дессей Н. Можно ли интерпретировать 25-летнюю тенденцию в динамике растительности Судано-Сахеля с точки зрения изменений в землепользовании? Метод дистанционного зондирования. Глобальное изменение окружающей среды. 2011;21:413–20.
  12. 12. Паугам А., Л’Оливье С., Вигье С., Анайя Л., Мэри С., де Понфилли Г. и др. Сравнение ПЦР в реальном времени с традиционными методами выявления дерматофитов в образцах от пациентов с подозрением на дерматофитию.J Микробиологические методы. 2013 ноябрь; 95 (2): 218–22. пмид:24001882
  13. 13. Dupouy-Camet J, Tourte-Schaefer C, Viguie C, Nicolle L, Heyer F, Lapierre J. [Эпидемиология дерматофитии кожи головы в Того]. Бык Сок Патол Экзот Филиалес. 1988;81(3):299–310. пмид:3180319
  14. 14. Нгвогу AC, Otokunefor TV. Эпидемиология дерматофитозов в сельской местности в Восточной Нигерии и обзор литературы из Африки. Микопатология. 2007 г., октябрь; 164 (4): 149–58. пмид:17657581
  15. 15.Ахтерман Р.Р., Уайт ТС. Нога в двери для исследования дерматофитов. PLoS Патог. 2012;8(3):e1002564. пмид:22479177
  16. 16. Окафор Дж.И., Агбугбэрулеке А.К. Дерматофитии среди школьников в Абе, штат Абиа — Нигерия, и некоторые физиологические исследования изолированных этиологических агентов. J Коммун Дис. 1998 март; 30 (1): 44–9. пмид:9842165
  17. 17. Нвезе Э.И. Этиология дерматофитий среди детей на северо-востоке Нигерии. Мед Микол. 2001 г., апрель; 39 (2): 181–4.пмид:11346266
  18. 18. Нвезе Э.И., Окафор Д.И. Распространенность дерматофитных грибковых инфекций у детей: недавнее исследование в штате Анамбра, Нигерия. Микопатология. 2005 г., октябрь; 160 (3): 239–43. пмид:16205973
  19. 19. Адефеми С.А., Одейга Л.О., Алаби К.М. Распространенность дерматофитии среди детей младшего школьного возраста в общине Оке-Ойи штата Квара. Нигер J Clin Pract. 2011 март; 14 (1): 23–8. пмид:21493987
  20. 20. Оека СА. Tinea capitis в районе местного самоуправления Авка штата Анамбра.Западная Африка J Med. 1990 г., июнь; 9 (2): 120–3. пмид:2268566
  21. 21. Майга II, Траоре А., Рошеро А., Н’Диайе-Тиам Х., Конаре-Диавара Х., Кейта С. Дерматофитоз у амбулаторных пациентов, посещающих Институт Маршу в Бамако, Мали. Журнал De Mycologie Médicale. 2001 Июнь; 11 (1): 38.
  22. 22. Maïga II, Dicko DS, Guindo M, Diawara-Konare H, Rochereau A, Keita S. Эпидемиология дерматофитии головы в школьном кружке в Бамако. Журнал De Mycologie Médicale. 2001 г., сен; 11 (3): 143–8.
  23. 23. Vandemeulebroucke E, Mounkassa B, De Loye J, Jousserand P, Petithory JC. Teignes du cuir chevelu en milieu scolaire au Mali. Журнал De Mycologie Médicale. 1999 Аут;9(2):111.
  24. 24. Фульгенс К.К., Абибату К., Винсент Д., Генриетта В., Этьен А.К., Кики-Барро П.С. и др. Tinea capitis у школьников на юге Берега Слоновой Кости. Int J Дерматол. 2013 г., апрель; 52 (4): 456–60. пмид:23432109
  25. 25. Эль-Халавани М., Шаабан Д., Хассан Х., Абдалсалам Ф., Исса Б., Абдель Кадер А. и др.Многоцентровое клинико-микологическое исследование по оценке спектра дерматомикоза головы у взрослых в Египте. Acta Dermatovenerol Alp Pannonica Adriat. 2013 дек.; 22(4):77–82. пмид:24336943
  26. 26. Сиссе М., Диаре Ф.С., Каба А., Магассуба Э., Кейта М., Экра Э.Дж. [Опоясывающий лишай головы в отделении дерматологии и венерологии в университетской больнице Донка в Конакри, Гвинея]. Бык Сок Патол Экзот. 2006 март; 99 (1): 32–3.
  27. 27. Grfsee ser Y, Kuijpers AF, Presber W, de Hoog GS.Молекулярная таксономия комплекса Trichophyton rubrum . Дж. Клин Микробиол. 2000 г., сен; 38 (9): 3329–36. пмид:10970379

Trichophyton как редкая причина послеоперационных раневых инфекций, устойчивых к стандартной эмпирической антимикробной терапии

Грибковые инфекции являются редкой причиной острых послеоперационных раневых инфекций, но Candida не является редкой этиологией хронических раневых инфекций. Вид Trichophyton является частой причиной дерматомикоза головы, но не зарегистрирован как причина нейрохирургической раневой инфекции.Мы сообщаем о случае Trichophytontonsurans , вызвавшего незаживающую хирургическую раневую инфекцию у 14-летнего мужчины после гемикраниэктомии. Его раневая инфекция отличалась образованием гнойного экссудата из раны и отсутствием клинического улучшения, несмотря на эмпирическое лечение несколькими антибиотиками широкого спектра действия, нацеленными на типичные бактериальные причины раневой инфекции. В множественных культурах ран постоянно рос грибок Trichophyton , и его раневая инфекция быстро улучшилась после начала терапии тербинафином и прекращения приема антибиотиков.

1. Введение

Грибки Trichophyton являются частой причиной дерматомикоза головы, но о них не сообщалось как о причине послеоперационной инфекции раны кожи головы [1]. Здесь мы сообщаем о 14-летнем мужчине с хронической раневой инфекцией после гемикраниэктомии, которая, как в конечном итоге, была определена как вызванная Trichophyton .

2. Отчет о клиническом случае

Этот отчет о клиническом случае был рассмотрен местным IRB Медицинской школы Восточной Вирджинии (18-09-NH-0217) и признан «исследованием не на людях».

14-летний мужчина с легкой интермиттирующей астмой в анамнезе поступил в декабре 2017 г. с субдуральной эмпиемой, возникшей в результате прямого распространения лобного синусита. Его внутричерепной абсцесс был дренирован хирургическим путем в рамках процедуры гемикраниэктомии. Культуры его внутричерепного абсцесса выросли Streptococcus intermedius , и он лечился антибиотиками в течение 2 месяцев. В июне 2018 года ему повторно имплантировали пластину для краниэктомии. Две с половиной недели спустя у него появились боли и легкое расхождение швов раны.Отмечали несколько очагов алопеции по краям раны. Культура гнойного отделяемого из раны выросла редкой Pseudomonas aeruginosa . Несмотря на соответствующие антибиотики, не было клинического улучшения дренажа или боли, что привело к хирургическому удалению реимплантированной кости в июле 2018 года. Через неделю после операции он сообщил об усилении боли вдоль разреза во время лечения цефтазидимом. В месте разреза отмечалась флюктуация и выраженная болезненность при пальпации (рис. 1, а), из раны выделялось новое густое гнойное отделяемое.По краям раны было несколько пятнистых участков алопеции, которые в то время были связаны с предоперационным бритьем, частой очисткой раны и снятием повязок и пластырей. Кожа в зонах алопеции не шелушилась. Выраженное гнойное отделяемое посеяно, антибиотики переведены на ванкомицин и меропенем. Новая раневая культура выращивала гифальный грибок на чашке с кровяным агаром через 4 дня. В общей сложности в течение двух недель было проведено шесть посевов высеянного гнойного материала из раны, и все они дали колонии с разветвленными гифами, морфологически соответствующие Trichophyton (рис. 1(б)).После идентификации Trichophyton ему начали пероральный прием тербинафина, а прием антибиотиков был прекращен. После этого его раневая инфекция быстро улучшилась с уменьшением количества гнойных выделений, флюктуации, боли и болезненности. После трех недель лечения тербинафином все выделения и болезненность исчезли. Последующее наблюдение через 6,5 недель лечения тербинафином продемонстрировало оптимальный ответ, включая очаговое отрастание волос, и тербинафин был прекращен.

Техасский университет здравоохранения Сан-Антонио (UTHSA) идентифицировал вид грибка как T.tonsurans. UTHSA также провела тестирование на чувствительность к грибкам. Идентификация включала фенотипическую характеристику и секвенирование ДНК следующих мишеней: ITS, D1/D2 и TUB. Этот изолят был чувствителен к тербинафину (МИК = 0,008 мкг/мл) и гризеофульвину (МИК = 1 мкг/мл).

3. Обсуждение

Хронические раны можно разделить на прогрессирующие язвенные раны (например, диабетические язвы стопы, пролежни и язвы венозного застоя), медленно заживающие раны, требующие хирургической обработки (например,г., ожоги) и незаживающие разрезы [2]. Исследования хронических ран обычно сосредотачиваются на взрослых пациентах. В одном исследовании 915 хронических хирургических ран в течение 4 месяцев сообщалось о 23% заболеваемости грибковой инфекцией [2], в то время как в другом исследовании 824 нехронических хирургических ран сообщалось о 2% заболеваемости [3]. В другом обзоре полимикробных хронических раневых инфекций Candida albicans были признаны наиболее частыми возбудителями [4]. Таким образом, риск грибковой инфекции раны оказывается намного выше для хронических ран по сравнению с нехроническими ранами.Подавляющее большинство послеоперационных грибковых раневых инфекций вызывается Candida . Факторами риска замедленного заживления ран от раневой инфекции Candida были окклюзионные повязки и лечение антибактериальными мазями [4, 5]. Сообщалось, что Aspergillus вызывает грибковый эндофтальмит после офтальмологической операции, а Trichophyton , как сообщалось, вызывает грибковый кератит после операции по удалению катаракты [6]. Случаи послеоперационной инфекции от Trichophyton также были зарегистрированы после трансплантации волос [7].

Tinea capitis, вызванный Trichophyton , часто встречается в педиатрии. Клинические проявления дерматомикоза головы можно разделить на алопецию и воспалительные [8]. Опоясывающий лишай головы, вызывающий алопецию, проявляется в виде нескольких очагов большого диаметра, называемых микроспорозом, или множества мелких очагов алопеции, называемых трихофитией [9]. Воспалительный дерматомикоз головы имеет сходную характеристику расхождения в зависимости от раны. Желтые корочки с сопутствующим запахом характерны для фавусной реакции, а гнойный экссудат и отек с сопутствующими болями характерны для кериона [9].Образование корок и губчатый подкожный отек, который иногда сопровождается густым белым экссудатом, при кератоспецифическом воспалительном дерматомикозе головы является результатом опосредованной Т-клетками реакции гиперчувствительности на Trichophyton , а не подкожной инфекции [10]. У пациента, которого мы описываем, была хроническая раневая инфекция в месте разреза гемикраниэктомии со значительной болью в области разреза, прогрессирующим отеком кожи головы с гнойным экссудатом и расхождением швов раны. Симптоматические характеристики соответствуют кериону.Однако последовательный рост Trichophyton из гнойного экссудата нетипичен для кериона и скорее указывает на истинную раневую инфекцию, чем на аллергическую реакцию на поверхностный дерматомикоз волосистой части головы.

Отсутствие клинического ответа на эту раневую инфекцию на фоне применения нескольких схем антибиотиков широкого спектра действия вызывало беспокойство, что привело к опасениям потенциально нераспознанного хронического остеомиелита черепа, оставшегося инородного тела или полирезистентного организма.В этот дифференциальный диагноз следует также включить возможность грибковой инфекции раны. При хронических раневых инфекциях в литературе последовательно рекомендуется получение грибковых культур для выделения возбудителя [9, 11, 12], поскольку известно, что грибковая культура обладает более высокой чувствительностью, чем грибковая микроскопия [13, 14]. Насколько нам известно, Trichophyton не зарегистрирован как первичный возбудитель хирургических раневых инфекций. В этом случае лечение тербинафином, оптимальным противомикробным средством для лечения Trichophyton , привело к клиническому улучшению через несколько дней. Trichophyton является исключительно редкой [13], но потенциальной причиной хронической грибковой инфекции ран.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Благодарности

Выражаем благодарность Ферне Эльзасс за помощь в уходе за ранами и Сюзанне Кенель за помощь в лаборатории клинической микробиологии.

Copyright

Copyright © 2018 Sheema Gaffar et al. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы.

Что такое Микроспороз – грибковая инфекция у кошек и собак

Микроспороз – наиболее распространенная грибковая инфекция у кошек и собак. Это заболевание специфично тем, что может передаваться от животных к человеку, и возникает оно обычно в конце лета или в начале осени. Микроспороз может передаваться при непосредственном контакте с больной кошкой или собакой, а также с носителем возбудителя, который может не иметь симптомов. Это кожное заболевание обычно поражает детей, потому что их иммунная система не полностью развита, а вместе с этим часто бесконтрольно прикасаются и играют с кошками и собаками.

Симптомы

Микроспороз у кошек (реже у собак) проявляется одним или несколькими облысениями или участками без шерсти на теле животного. Эти кожные изменения могут быть округлой, овальной или неправильной формы.

Различают две формы микроспороза у человека в зависимости от локализации:

При заражении кожи головы волосы в этих местах выпадают в виде кругов или овальных поверхностей или стреляют на высоте от 2:00 до 4:00 миллиметров над кожей.

При заражении других участков тела изменения проявляются на коже в виде кругов с красным приподнятым краем, при этом внутренняя часть кругов обычной окраски.Также наблюдается мелкое шелушение, а в серединке по возможности меньше корочки. Изменения могут сопровождаться умеренным или выраженным зудом.

Лечение микроспороза

При подозрении на микроспороз, даже при очень небольших поражениях кожи, рекомендуется как можно скорее доставить животное к ветеринару. Небольшой, малозаметный очаг может в короткие сроки превратиться во множество однородных очагов не только для проживания, но и для домочадцев.

Микроспороз, который бесспорно доказан, требует соответствующего лечения с обязательной дезинфекцией помещений, в которых ранее побывали животные.

Четыре самые распространенные проблемы со здоровьем у золотистого ретривера, о которых вам обязательно нужно знать

Все животное необходимо купать с противогрибковыми шампунями или разбавленными эмульсиями не менее 4 раз в неделю с интервалом в три дня. Уже после второй обработки этими шампунями животные не могут пройти болезнь.

Местные обновления можно лечить ежедневными и многократно противогрибковыми кремами, мазями, лосьонами и т.п.

При большем поражении необходимо мыть животное антимикотическими шампунями.Иногда предпочтительнее и стрижка, особенно длинношерстных животных.

Лечение всего животного необходимо не только при крупномасштабных, но и при небольших индивидуальных изменениях на коже.

Микроспороз успешно лечится как у животных, так и у людей. После исчезновения клинических признаков заболевания или отрицательных результатов лабораторных исследований необходимо проводить лечение еще две недели.

Запланированные исследования: кишечные протозойные инфекции у пациентов с диареей — муниципалитет Шанхая, города Чжэньцзян и города Даньян, Китай, 2011–2015 и 2019–2021 годы

Диарея является наиболее распространенным симптомом заболевания и восьмой по значимости причиной смерти во всем мире с более чем 1.6 миллионов летальных исходов в 2016 г. Хотя синдромный эпиднадзор как тип активного эпиднадзора широко применялся для защиты деятельности массовых собраний в прошлые годы ( 1 ), в настоящее время он используется для мониторинга тенденций диарейных заболеваний с целью раннего выявления экстренные события в области общественного здравоохранения. Кроме того, в связи с многочисленными вспышками кишечных протозоозов, передающихся с пищей и водой, таких как криптоспоридиоз ( 2 ), лямблиоз ( 3 ), микроспороз ( 4 ) и циклоспориаз ( 5 ) во всем мире, интерес к этим патогенам к диарейным заболеваниям увеличилось.Однако эпидемиологический статус и характеристики кишечных протозойных инфекций в диарейных популяциях подробно не изучались в Китае. Это исследование было направлено на понимание этиологии и эпидемиологических характеристик этих кишечных протозойных инфекций у пациентов с диареей из районов исследования, включая муниципалитет Шанхая, города Чжэньцзян и города Даньян, во время реализации результатов в период 12-й пятилетки и 13-й пятилетки. Плановый период. Результаты показали, что G.duodenalis , E. bieneusi и C. cayetanensis , а также Cryptosporidium spp. был обнаружен в Шанхае и Даньяне, при этом рост числа кишечных протозойных инфекций в 2011–2015 и 2019–2021 годах. Сеть синдромного эпиднадзора и лабораторного эпиднадзора для тестирования потенциала протозойных инфекций следует совместно укреплять, чтобы обеспечить основу для разработки стратегий профилактики и борьбы.

На основе активного перспективного исследования Национального ключевого научно-технического проекта по технической платформе эпиднадзора за инфекционными заболеваниями были выбраны области исследования, представляющие различные административные уровни, экономики, численность населения и географические районы.Каждому участнику был задан структурированный вопросник, оценивающий демографические данные и клинические симптомы. Критериями отбора для случаев диареи были ≥3 случаев водянистого, жидкого, слизистого или кровянистого стула в течение 24-часового периода. Пациенты, направленные из других больниц, или пациенты, первоначально не диагностированные в дозорных центрах, были исключены из этого исследования. Протокол этого исследования был оценен и одобрен этическим комитетом Национального института паразитарных заболеваний Китайского центра по контролю и профилактике заболеваний (2015011, 2019003).

У каждого пациента брали по одному образцу кала, доставляли в лабораторию в течение 24 часов в холодильнике с пакетами со льдом и хранили при температуре -20 °С. Следуя инструкциям производителя, геномную ДНК экстрагировали непосредственно из 180–200 мг образцов фекалий с использованием мини-набора QIAamp DNA Stool (QIAgen 51504, QIAGEN, Hilden, Germany), элюировали в 200 мкл элюирующего буфера и хранили при температуре -20°C. C для ожидаемого анализа полимеразной цепной реакции (ПЦР). Cryptosporidium spp., G. duodenalis , E. bieneusi, и C. cayetanensis были идентифицированы с помощью вложенной ПЦР-амплификации и секвенирования фрагментов гена на уровне около 830 п.н. гена малой субъединицы (SSU) рРНК, около 530 п.н. гена триозофосфатизомеразы ( tpi ), около 600 п.н. гена SSU рРНК и около 500 п.н. гена SSU рРНК соответственно ( 6 ). Были определены показатели положительных результатов кишечных протозойных инфекций у пациентов с диареей, а возможные факторы риска, связанные с кишечными протозойными инфекциями, были оценены по региону, возрасту и полу с помощью теста хи-квадрат ( х 2 ) с использованием GraphPad Prism ( версия 5.0, GraphPad Software, Сан-Диего, Калифорния, США). Различия считали статистически значимыми при P <0,05.

С 1 января 2011 г. по 30 июня 2021 г. было проведено эпидемиологическое расследование кишечных протозойных инфекций среди 5341 пациента, находящихся под наблюдением за диарейными заболеваниями через созданную сеть эпиднадзора за диарейными синдромами.Среди 5341 пациента 1645 пациентов (1087 пациентов в 2011–2015 гг. и 558 пациентов в 2019–2021 гг.) были набраны в Шестой народной больнице Шанхая; 1498 пациентов (1032 пациента в 2011–2015 гг. и 466 пациентов в 2019–2021 гг.) были набраны в филиале больницы Университета Цзянсу в Чжэньцзяне; В больнице Даньян было набрано 2198 пациентов (1578 пациентов в 2011–2015 гг. и 620 пациентов в 2019–2021 гг.).

Всего 89 (1.67%) из 5341 больного диареей была подтверждена инфекция кишечными простейшими, в том числе Cryptosporidium spp. (0,69%), G. duodenalis (0,45%), E. bieneusi (0,28%) и C. cayetanensis (0,24%) (табл. 1). Самый высокий уровень положительных результатов на кишечные протозойные инфекции был зарегистрирован в Шанхае (2,31%), за ним следуют Даньян (1,87%) и Чжэньцзян (0,67%). Различия в уровне положительных результатов наблюдались среди областей исследования ( P <0.01), но статистических различий в зависимости от возраста или пола не наблюдалось (таблица 1).

Variable
Возбудитель
Кишечные простейшие Криптоспоридия SPP. Г. duodenalis Е. bieneusi С. cayetanensis
Количество положительных / Номер Рассмотренные (%) χ 2 / P Значение № положительный / №. Изучен (%) χ 2 / P χ 2 Значение /P №Положительный / № изучен (%) χ 2 / P Значение № положительный / №. Обследование (%) χ 2 / P Aguare χ 2 / P Aguare χ 2 / P Aguidable χ 2 / P Aguard . Итого 89/5341 (1,67) 37/5341 (0,69) 24/5341 (0,45) 15/5341 (0,28) 13/5 341 (0,24)
Регион 13.81 (<0,01) 20,39 (<0,01) 0,80 (0,70) 0,97 (0,61) 3,00 (0,22)
Шанхай 38/1645 (2,31) 22/1645 (1,34) 6 / 1,645 (0,36) 4/1645 (0,24) 6/1645 (0.36)
Zhenjiang 10/1,498 (0.67) 0/1,498 (0) 6/1,498 (0.40) 3/1,498 (0.20) 1/1,498 (0.07)
Danyang 41/2,198 (1.87) 15/2,198 (0.68) 12/2,198 (0.55) 8/2,198 (0.36) 6/2198 (0,27)
Возраст (лет) 3,87 (0,14) 0,73 (0,69) 6.14 ( 0,046) 12,73 (<0,01) 2,85 (0,24)
Дети (≤14) 20 / +1437 (1.39) 10 / +1437 ( 0,70) 8/1437 (0.56) 1/1437 (0,07) 1/1437 (0,07)

подростков (15-17)
4/102 (3,92) 0/102 (0) 2/102 (1,96) 2/102 (1,96) 0/102 (1,96)
Взрослые (≥18 лет) 65/3802 (1.71) 27/3802 (0,71) 14/3802 (0,37) 12/3802 (0,32) 12/3802 (0,32)
Пол 1,71 (0,19) 3,53 (0,06) 1,34 (0,25) 2,84 (0,09) 0.23 (0,63)
Мужской 55/2935 (1,87) 26/2935 (0,89) 16/2935 (0,55) 5/2935 (0,17) 8/2935 (0,27)
Женский 34/2406 (1,41) 11/2406 (0,46) 8 / 2406 (0,33) 10/2406 (0.42) 5/2,406 (0,21)
Примечание. Три города: Шанхай, Чжэньцзян и Даньян. По уровню экономического развития и распределению населения они представляли соответственно крупный город, средний город и малый город. Были определены положительные показатели кишечных простейших у пациентов с диареей, а возможные факторы риска, связанные с кишечной протозойной инфекцией, были оценены по региону, возрасту и полу с помощью теста хи-квадрат (χ 2 ) с использованием GraphPad Prism 5.0 (GraphPad Software, Сан-Диего, Калифорния, США).

Таблица 1. Показатели положительных результатов на кишечные простейшие среди пациентов с диареей в 3 районах исследования в Китае, 2011–2015 и 2019–2021 годы.

Показатели положительных результатов 4 кишечных простейших различались в 2011–2015 и 2019–2021 годах; они были 0.70% по сравнению с 0,67% для Cryptosporidium spp. (Таблица 2 и рисунок 1A), 0,35% по сравнению с 0,67% для G. duodenalis , 0,24% по сравнению с , 0,28% для E. bieneusi и 0,27% по сравнению с .cayetanensis . В исследуемых областях в течение 2 периодов наблюдались разные уровни положительных результатов (рис. 1B): 2,21% против 2,51% в Шанхае, 0,58% против 0,86% в Чжэньцзяне и 1,77% против 2,10% в Даньян.

91 351
* 2011-2015
Период Регион Возбудитель, № положительных/№обследованных (%)
Кишечные простейшие Cryptosporidium spp. Г. duodenalis Е. bieneusi С. cayetanensis
Шанхай 24 / +1087 (2,21) 11/1 087 (1,01) 4/1 087 (0,37) 3/1 087 (0,37)28) 6/1,087 (0.55)
Zhenjiang 6/1,032 (0.58) 0/1,032 (0) 2/1,032 (0.19) 3/1,032 (0.29) 1/1,032 (0.10)
Danyang 28/1,578 (1.77) 15/1,578 (0.95) 7/1,578 (0.44) 3/1,578 (0.19) 3/1,578 (0.19)
Total 58/3,697 (1.57) 26/3,697 (0.70) 13/3,697 (0.35) 9/3,697 (0.24) 10/3,697 (0.27)
2019–2021 Shanghai 14/558 (2.51) 11/558 (1.97) 2/558 (0.36) 1/558 (0.18) 0/558 (0)
Zhenjiang 4/466 (0.86) 0/466 (0) 4/466 (0.86) 0/466 (0) 0/466 (0)
Danyang 13/620 (2.10) 0/620 (0) 5/620 (0.81) 5/620 (0,81) 3/620 (0,48)
Всего 31/1,644 (1,89) 11/1,644 (0,67) 11/1,644 (0,67) 11/1,644 (0,67) /1644 (0,28) 3/1644 (0,18)
Примечание. Районами исследования были Шанхай, Чжэньцзян и Даньян.
* Итоги реализации 2011–2015 гг. указывают на период 12-й пятилетки.
Итоги реализации 2019–2021 гг. указывают на период 13-й пятилетки.

Таблица 2. Изменение показателей положительных результатов кишечных простейших у пациентов с диареей из районов исследования в Китае в 2011–2015 и 2019–2021 годах.

Рис 1. Этиология и распространение кишечной протозойной инфекции у больных диареей среди районов исследования, Китай, 2011–2015 и 2019–2021 гг. (A) Сравнение показателей положительности кишечной протозойной инфекции в 2011–2015 и 2019–2021 годах по простейшим; (B) Сравнение показателей положительности кишечной протозойной инфекции в 2011–2015 и 2019–2021 годах по регионам.

Опоясывающий лишай головы: корреляция клинических проявлений с возбудителями, выявленными в микологической культуре*

Уважаемый редактор,

Опоясывающий лишай головы (дерматомикоз волосистой части головы) представляет собой грибковую инфекцию кожи и волос головы, вызванную грибками-дерматофитами.Эти кератинофильные грибы имеют экологическую склонность к адаптации к окружающей среде и могут быть разделены на три большие группы в зависимости от места их обитания: геофильные, зоофильные и антропофильные. ментагрофиты вар. mentagrophytes.2 Эти две группы грибов считаются «не приспособленными для человека». «Адаптированные» грибы находятся на вершине грибковой филогенетической шкалы эволюции: это дерматофиты, способные быть паразитами для человека, известные как антропофильные грибы.Примерами этой группы являются Epidermophyton floccosum, Trichophytontonsurans, Trichophyton schoenleinii, Trichophyton mentagrophytes var. interdigitalis и Trichophyton rubrum.1,2

. Клинические проявления дерматофитии головы можно разделить на алопецию и воспалительную.1 Опоясывающий лишай представлен участками алопеции, обычно округлой формы и с переменным зудом, где волоски фрагментированы, что приводит к внешний вид, похожий на тонзуру — гладкое выбритие макушки головы, как у некоторых монахов.Их можно далее разделить на две формы: микроспороз, при котором клинические поражения немногочисленны, могут достигать большого диаметра и обычно связаны с дерматофитами из рода Microsporum sp, и трихофития, при которой очаги алопеции множественные и мелкие. Во многих случаях их трудно идентифицировать, и они классически относятся к возбудителям рода Trichophyton sp (рис. 1).1–3

Воспалительный дерматомикоз можно разделить на гнойный (или kerion Celsi) и фавус.При kerion Celsi клиническая картина представляет собой чешуйчатую бляшку и интенсивный локальный воспалительный процесс с отеком, покраснением кожи и гнойными выделениями, многократно переходящий в рубцовую алопецию (рис. 1).1,2 Агенты, обычно выделяемые в этих случаях, неадаптированы. dermatophytes, чем объясняется интенсивная воспалительная реакция хозяина. Для фавуса характерны образования, напоминающие желтые, вогнутые корочки (скутулы или годе), с волоском в центре, с запахом крысиной мочи. Этиологическим агентом, наиболее часто связанным с этим проявлением, является T.schoenleinii.1,2

Мы провели ретроспективное исследование в амбулаторной микологической клинике службы дерматологии Сан-Паулу и проанализировали все случаи с подозрением на дерматомикоз, наблюдаемые с января 2013 г. по июнь 2017 г., и сопоставили их клинические аспекты с агентами. выделяют в культуре грибов. За это время было осмотрено 94 пациента, 37 из которых были исключены, поскольку в культуре не было выделено ни одного агента, в результате чего было проанализировано 57 случаев. Результаты представлены в таблице 1.

Результаты соответствуют данным, опубликованным в других статьях.Основным возбудителем, выделенным в географическом районе этого исследования, был M. canis (52,63%), за ним следовали T.tonsurans (45,61%), M. gypseum и T. mentagrophytes, всего по одному случаю за период исследования ( 1,75% каждый).3,4 Наиболее частой клинической картиной был алопетический микроспороз в 28 случаях (49,12%), затем алопетическая трихофития в 20 случаях (35,08%) и керион Цельси в девяти случаях (15,78%). Случаев фавуса не наблюдалось, и T. schoenleinii не была выделена, что подтверждает, что это редкое проявление в нашем сообществе.

Несмотря на то, что антропофильные грибы обычно относятся к типу трихофитии, а неадаптированные грибы – к типу микроспороза и кериона Цельси,4 в данном исследовании мы наблюдали 45% случаев трихофитии M. canis, кроме 32,14% случаи микроспороза, вызванные T.tonsurans. Эти данные можно интерпретировать на основе иммунологического ответа каждого пациента на грибок, причем некоторые из них проявляют интенсивную реакцию даже на антропофильные грибы, а другие — менее интенсивную реакцию на неадаптированные грибы.5 Другим удивительным открытием, которое может поддержать этот аргумент, было то, что 66% случаев kerion Celsi связаны с T.tonsurans, антропофильным грибком, который редко выделяется в этой презентации.

Статистическая обработка данных с помощью точного критерия Фишера показала независимость этиологических агентов от клинических форм с доверительной вероятностью 0,95. следовательно, мы можем заключить, что клиническая оценка поражений показывает 95% достоверности, что является недействительной процедурой для вывода об этиологическом агенте, что подтверждает показания для посева.

Лечение Tinea capitis более четко определено в зависимости от выделенного этиологического агента: тербинафин для грибков Trichophyton sp, и гризеофульвин для рода Microsporum sp,1,3, хотя гризеофульвин может быть показан для Trichophyton sp, если используется лечение продлевается. Результаты этого исследования показывают, что микологический анализ путем выделения возбудителя в грибковых культурах по-прежнему необходим, поскольку клинические аспекты дерматомикоза головы могут быть не связаны с ожидаемыми возбудителями в большом количестве случаев.

Авторы хотели бы поблагодарить Juliane Damasceno за поддержку статистических процедур.

Финансовая поддержка: Нет.

Конфликт интересов: Нет.

Китайский журнал дерматовенерологии, 2005 г., выпуск 11, дай чжуан цзо чжэнь хоу чэн жэнь шуй доу 1 ли

…………..стр.:657-657

…………..стр.:649-649

…………..стр.:643-643

…………..стр.:700-700

…………..стр.:698-699

…………..стр.:697-697

…………..стр.:694-696

…………..стр.:692-693

…………..стр.:690-691

…………..стр.:689-690

…………..стр.:687-688,696

…………..стр.:686-686,696

…………..стр.:685-685

…………..стр.:683-684

…………..стр.:682-683

…………..стр.:680-681

…………..стр.:677-679

…………..стр.:676-677

…………..стр.:674-675

…………..стр.:672-673,681

…………..page:669-671

…………..page:对目录五

…………..page:641-643

…………..page:644-646

…………..page:647-649

…………..page:650-653

…………..стр.:654-657

…………..стр.:658-659,663

…………..стр.:660-663

…………..стр.:664-666

…………..стр.:667-668,675

…………..стр.:671-671

…………..стр.:700-701

…………..стр.:666-666

…………..стр.:701-701

…………..стр.:702-703

…………..стр.:703-704

…………..страница:704-加页1

…………..страница:加页1

Случай дерматофитии головы у детей первого года жизни | BMC Pediatrics

Эпидемиология ТС может быть связана с географическим положением и социальными, культурными и пищевыми факторами: у детей грудного возраста в Европе и Средиземноморском бассейне M. canis остается наиболее распространенным микроорганизмом, ответственным за ТС, с распространенностью в пределах 0,23. и 2,6%. Trichophytontonsurans , как сообщается, составляет 50–90% изолятов дерматофитов кожи головы в Великобритании и США.Кроме того, Т. tonsurans распространился как в Южную Америку, так и в Западную Африку. T.violaceum наиболее распространен в Греции и Бельгии [6,7,8].

Опоясывающий лишай у младенцев, вероятно, встречается чаще, чем сообщается, и в недавней литературе отмечается значительное увеличение. Хотя заболеваемость низка, иногда ТС неправильно диагностируется и занижается, а дифференциальный диагноз может включать себорейный дерматит, атопический дерматит, неонатальную волчанку, лангергансоклеточный гистиоцитоз и сифилис.У ребенка с алопецией, кожным зудом и/или стойким шелушением и истончением волос следует заподозрить ТС, а поражение кожи головы следует исследовать с микологической точки зрения [6, 9, 10].

Препаратом выбора для лечения ТК является гризеофульвин у детей. Рекомендуется терапия от шести до двенадцати недель или до тех пор, пока у пациента не появится отрицательный результат на грибы (световая микроскопия и посев). Однако длительный период лечения этим противогрибковым препаратом является существенным недостатком и приводит к снижению комплаентности [8].Доступны другие пероральные противогрибковые препараты, в частности флуконазол, итраконазол, кетоконазол и тербинафин, которые обеспечивают хорошие профили безопасности и эффективности, а также более короткую продолжительность лечения TC, вызванного Tricophyton и Microsporum . [8]. Fremerey и Nenoff сообщили о случае ТС у новорожденного, вызванного Т. soudanense [11]. Первоначально пациенту назначали флуконазол внутривенно и местно клотримазол и октенидин; после одной недели лечения поражения исчезли [11].Пероральный тербинафин, который часто назначают при дерматофитии, одобрен FDA только для лечения TC у детей в возрасте четырех лет и старше. Пероральный кетоконазол был предложен для лечения дерматофитных инфекций, когда гризеофульвин не переносится. Однако Майклс и соавт. не считают пероральный кетоконазол разумной альтернативой из-за более высокого риска гепатотоксичности [3].

Тем не менее, гризеофульвин является самым дешевым препаратом в форме таблеток, у него меньше всего потенциальных лекарственных взаимодействий, и он доступен в виде суспензии.Среди всех альтернативных гризеофульвину препаратов для лечения ТК наиболее перспективными, как сообщают Shemer et al. [12] – флуконазол; на самом деле, у детей было обнаружено, что азол обладает эффективностью, сходной с эффективностью гризеофульвина при инфекциях, вызванных M. canis, T. verrucosum и T. violaceum . Этот препарат также достигает высоких концентраций в эпидермисе и сохраняется в течение нескольких недель и является оптимальным для детей, поскольку поставляется в виде ректального препарата или сиропа и может применяться только один раз в неделю [12].

Биндер и др. сообщили, что TC, вызванный видами Microsporum , можно лечить более длительным приемом итраконазола, а 5 мг/кг/день применяют для инфантильных поверхностных грибковых инфекций в течение 3–6 недель [13]. Тем не менее, гризеофульвин остается препаратом выбора у детей раннего возраста, поскольку он эффективен (он может хорошо проникать через волосяную оболочку), имеет более низкую стоимость и отличный профиль безопасности и продолжает оставаться лучшим вариантом лечения ТК из-за M.