9Дек

Маска но: Что такое маска Но? | Культура

Содержание

Что такое маска Но? | Культура

В театре, Но создаются совершенно особые маски из дерева. Они, как правило, лишены яркой декоративности, крайне просты. В то же время они удивительно изящны и очень точно передают контуры лиц людей разных возрастов и типов. Они точно соответствуют персонажам драм. Это — маски-амплуа старцев, мужчин, женщин, божеств, духов, демонов. Сейчас известно 86 наименований масок Но.

Издавна маска Но, как и многие вещи в средневековой Японии (зеркала, амулет, меч, обереги), наделялась магическими свойствами. Отголоски этих верований дошли до наших дней и выражаются в трепетном отношении актера к маске. Он никогда не переступит через маску, лежащую на полу в актерской уборной. Там всегда есть алтарь с самыми старинными масками, принадлежащими данному актерскому дому. Маскам даже дают имена. Обладание древними масками поднимает престиж актерских школ в глазах зрителей.

Умение носить маску дается актеру нелегко. Она должна сидеть плотно и укрепляется на голове при помощи завязок, продетых в ушные отверстия по бокам маски. Глазные щели в маске очень малы, поэтому актер может видеть, в лучшем случае, публику в задних рядах. Он воспринимает мир примерно как слепые люди.

Естественно, возникает вопрос — зачем нужны такие сложности? На самом деле, с помощью отключения зрения достигается особая способность к перевоплощению, связанная с идеально свободной ориентацией на сцене, когда актер почти вслепую ощущает каждый ее сантиметр. Он как бы вступает в мистическое общение с пространством, сосредоточивается до полного самозабвения на персонаже — маске.

Искусству, Но актер (только мужчина) начинает обучаться с шести лет. В 12−13 лет он проходит обряд посвящения в мир Но. В торжественной обстановке глава труппы надевает на лицо юного актера самую древнюю маску старца Окина.

Трудности первого этапа привыкания к маске обычно заканчиваются к 20 годам. После этого актер может исполнять роли юных красавиц и молодых воинов. После 30 лет он начинает играть очень сложные роли безумных женщин, демонов и богов. И лишь после 60 лет актер получает право исполнить великие женские роли в маске старой, но бывшей в молодости несравненной красавицей женщины.

Маска, Но не символ, а вещественное свидетельство превращения актера в того, кого он играет.

Церемония надевания маски перед спектаклем — целый обряд. Актер бережно держит ее в руках, долго и пристально созерцает, затем укрепляет на лице и еще некоторое время в полном облачении стоит перед большим зеркалом. Это и есть тот момент, когда он полностью растворяется в своем персонаже, сливается с ним. Затем он направляется к занавесу, стоя лицом к сцене, ждет выхода. И начинается мистерия…

МАСКИ ТЕАТРА НО — Клуб при Японском центре во Владивостоке

15-19 октября 2011 г. Японский центр при поддержке Генерального консульства Японии в г. Владивостоке, арт-галереи «Портмэй» и туркомпании «Ист Навигатор» проводят выставку масок театра НО. Выставка откроется 15 октября (суббота) в 12:00 в Арт-галерее «Портмэй», ул. Алеутская, 23/20. Вход свободный. Маски представят сами мастера, которые приедут ради этого случая во Владивосток из Токио.

Глава делегации мастеров – г-н ФУКУМОТО 福元庄吉郎(29 июля 1931 г.р.) – занимается созданием масок более 35 лет. По образованию архитектор, он серьезно увлекся созданием масок после того, как открыл своё дизайнерское бюро. С 1985 г. он посвятил свою жизнь изучению театра Но и созданию масок этого театра, уже с 1989 г. он принимает участие в совместных с другими мастерами выставках, с 1991 г. началась череда персональных выставок. Вместе с мастером приедут его ученики: МИЯТА Акира, ХАСИМОТО Фусако, ХАСИМОТО Юдзи, ЯМАУТИ Рикидзо, ЯМАМОТО Томоко.

К моменту посещения Владивостока за плечами мастера более 6 персональных и 22 совместных выставок. В 2009 г. г-н Фукумото был внесен в «Книгу лучших деятелей искусств» 「芸術家年鑑」 (раздел мастера декоративно-прикладного искусства), регулярно выпускаемый справочник по итогам каждого года. Маски Фукумото-сан были использованы в пьесе Токийского театра Но «Хо:сё-ногакудо» 宝生能楽堂

Театральная тема всегда непроста для разговора, мы осмелились заняться театральными масками Но благодаря тому, что в распоряжении нашей библиотеки находятся работы по этой теме ведущего в российском востоковедении специалиста по японскому театру Нины Григорьевны АНАРИНОЙ К ее работам мы будем постоянно прибегать, обширные цитаты из работ этого ученого помогут нам с вами разобраться в сложном явлении, каким можно назвать театр Но.

Говорить о масках отдельно от самого театра невозможно, поэтому на выставке будут представлены вашему вниманию видеозаписи спектакля театра Но («Сумидагава»), а также фотографии сценических площадок, если таковыми можно назвать некоторые храмы и святилища, где проходят театральные представления.

«Драма НО родилась под сенью средневековых храмов и монастырей, первоначально игралась непосредственно после богослужения и, прежде всего, была призвана проиллюстрировать на жизненном материале буддийскую концепцию жизни, которую проповедовали богослужители. Поэтому любая драма Но в значительной мере пронизана буддийским миросозерцанием и фактически строится на обыгрывании трех буддийских заповедей: жизнь есть страдание, возникающее из жажды жизни; потворство собственным страстям пагубно; уничтожение страдание – в освобождении от страстей. Эти три мотива разрабатываются на вполне конкретной, личностной основе, что придает драме Но светский характер, она никак не может быть приравнена к европейским средневековым религиозным театральным жанрам мистерии, моралитэ или мираклю. Драма Но неотделима от мышления своего времени, его духовных образов, философских воззрений, художественных вкусов». (1, стр. 25)

Подобная выставка проводится в России впервые. В музеях Москвы хранятся старинные маски театра Но, однако работы современных мастеров еще не показывались специально, если не считать приездов нескольких театральных трупп в Москву и Санкт-Петербург во время проведения традиционных Фестивалей японской культуры, когда актеры выходили на сцену в современных масках.

Во Владивосток мастера привезут маски нескольких типов: онна-мэн (женские маски), отоко-мэн (мужские маски), кёгэн-мэн (маски фарса «кёгэн»), а также маски божеств, сверхъестественных существ, демонов, духов. «Маски театра Но делаются из японского кипариса, дерева очень прочного, но легко поддающегося обработке…Небольшой размер маски соответствует эстетическим идеалам эпохи, в которую они создавались: считалось красивым иметь маленькую голову при большом теле (этим продиктована массивность костюма). Вкусам времени отвечают также высокие лбы, особенно у женских масок. С целью подчеркнуть высоту лба женщины выбривали естественные брови, а линию бровей рисовали почти у корней волос. Эта мода увековечена в масках театра Но… Маски театра Но занимают совершенно особое место среди известных нам масок восточного театра. Они абсолютно лишены декоративности, экзотичности, крайне просты, однако удивительно изящны и очень точно передают контуры лиц людей разных возрастов, типов». (1, стр. 58-59)

Театр – хранилище психологического опыта человечества, здесь давно изучили и разделили человеческую природу на типажи, что явно видно в различных масках разных театральных традиций по всему миру. Однако маска – не застывшая форма, в театральном пространстве она оживает. Но чтобы она ожила, тут должны постараться и мастер, оставляющий «свободное пространство» в маске для индивидуальности актёра, и сам актер, взаимоотношения с маской которого – предмет отдельного разговора.

«Актер театра Но подчинен маске, работает на нее, ибо в ней целиком сконцентрировано внутреннее состояние персонажа. Самая трудная задача актера – оживить застывшее лицо маски, придать ей необходимое по тексту выражение. Особенно сложны в этом отношении женские роли. На женских масках запечатлена неопределенность эмоции, «полувыражение»… Неопределенность маски приобретает конкретность в результате умелого изменения ракурсов маски, вследствие чего меняется ее освещение. При опускании головы на маску ложатся тени, что придает ей печальное или задумчивое выражение. Когда актер высоко держит голову, маска освящена целиком, и это создает впечатление радостного или счастливого лица, иногда даже ликующего». (1, стр. 60)

Среди женских масок, привезенных мастерами, не могло не быть «коомотэ» 小面 — маски милой невинной молодой девушки. Считается, что создание масок начинается с коомотэ и заканчивается коомотэ, поскольку этот образ – идеал совершенной женской красоты, именно эта маска передает суть женской красоты. На выставке вы также увидите женскую маску «мамби» 万媚- «суперкокетство» или дословно «десять тысяч, т. е бесчисленное множество кокетства». «Некоторый беспорядок в линии волос считается её отличительной особенностью. В этом лице больше обольстительности, чем в других масках юных красавиц» (2, стр.297). Глаза этой маски больше, чем коомотэ, верхняя губа имеет более четкий контур – признак кокетства. Данная маска часто используется для роли гейши. Вы также увидите маску «сякуми» 曲見 — маска немолодой женщины, за плечами которой уже есть жизненный опыт. Цвет лица у этой маски немного тусклый, лоб высокий, веки круглые, линия рта не напряженная, в этом образе чувствуется возраст и печаль. Маска «аиоидзо» 相生増- в школе Но «Хо:сё» это аналог «коомотэ» — маски молодой девушки: линия рта в спокойной полуулыбке, красота этой девушки прозрачна и сияет как драгоценный камень. Маска «сакагами» 逆髪- маска принцессы, которая сошла с ума. Используется актерами в пьесе «Сэмимару», данная маска выражает несравненную красоту и странность. Не могли мы обойтись на выставке и без маски «дзоонна» 増女- маска юной красавицы, в пьесах Но используется для образа богини, например, Небесной Девы из пьесы «Хагоромо». Эта маска выражает благородство, достоинство и божественное происхождение. Нос прямой, линия рта неупрямая, выражает холодность.

Мужские маски «отоко-мэн» — пользуются для ролей мужчин-аристократов. На выставке будут представлены: маска «тю-дзё» (中将) — маска призрака красивого аристократа. Внук японского императора в эпоху Хэйан красавец Арихара-но-Нарихира (825-880 гг.) является прототипом этой маски, тю-дзё — его титул при дворе (охрана императора). В маске чувствуется красота, элегантность, высокая образованность. Маска «дзюроку-тюдзё» (十六中将) — маска призрака молодого аристократа, который погиб в 16 лет. Это история о трагической судьбе Ацумори из рода Тайра. Род Тайра уничтожен в междоусобной войне кланов Тайра и Минамото (1180-1185). Ацумори, прототип этой маски, был известен как мастер игры на флейте и удивительной красоты юноша. История его гибели легла в основу известной драмы Но «Ацумори». Молодость и утонченность этого юноши выражается в маске белым лицом, тонкими бровями, красноватым оттенком в глазах, линии рта, носа, подбородка. Маска «сэми-мару» (蝉丸) — маска молодого слепого принца. Сэми-мару родился слепым, и его отец-император приказал оставить его в горах Осака. Его старшая сестра Сака-гами ушла из дворца, будучи в крайней степени душевного расстройства. Брат с сестрой случайно увиделись в горной глуши, но им снова пришлось расстаться, — об этом повествует драма Но «Сэми-мару». Маска выражает образ невинного мальчика, который как будто прислушивается к звукам бива. Чувствуется его благородное происхождение, печаль и меланхолия.

Маски «дзё-мэн» (蔚面)предназначены для ролей, где боги меняют свой образ на образ старца. Есть два вида «дзё-мэн»: подчеркивающие божественное происхождение персонажа и подчеркивающие характер простого человека. Отличительной чертой маски является не только то, что ее раскрашивают, как обычную маску, но и декорируют волосами, создавая брови, усы, бороду. «Ко-дзё» (小尉) – маска «дзё-мэн» — маска старого мужчины, на облик которого боги поменяли свой образ. Выражение лица доброе, мягкое и спокойное, лицо, исполненного достоинства, что указывает нам на божественное происхождение. Белая и упругая кожа лица не характерна для старого человека, но перед нами не старик, а Дух сосны. Из масок вида «дзё-мэн» эта — имеет самое высокое достоинство.

Маска «Окина-мэн» пользуется только для пьесы «Окина»(старый мужчина), которую играют на Новый год или в особых случаях. В театре Саругаку, который является предтечей театра Но, эта пьеса имела ритуальное значение, на самом деле смысл ее – молитва о хорошем урожае и о безопасности страны. Эта маска появилась уже в конце эпохи Хэйан (795-1192 гг.), она считается самой старой среди масок Но. «Кокусики-дзё» — маска божества в образе старого мужчины (покрыта черной краской). В пьесе «Окина» «Кокусики-дзё» выходит на сцену и танцует без маски, потом достает маску из кимоно, надевает ее, превращается в божество и исполняет танец. На маске очень спокойное выражение лица с мягкой улыбкой, округлые морщины и длинная борода символизируют долголетие.

На выставке также представлены несколько масок разновидности «кисин-мэн» — ярость, запечатленная на них нужна для того, чтобы заклинать зло, вредных демонов, грязные помыслы и дела. Они принадлежат чертям, но у них нет клыков: «сиси-гути»(獅子口) — маска льва, над которым сидит Мондзю-босацу (Бодхисатва мудрости). С виду он страшный, но от него исходит уверенность царя зверей, внутренняя сила и даже родительская любовь; «о-бесими» (大べし見) — маска главного среди тэнгу, длинноносых гоблинов, живущих в горах. В этой маске театра Но нос не сильно длинный как это обычно бывает у тэнгу, большой рот крепко сжат в виде буквы «хэ» (へ) из японского алфавита. Он очень страшный, но привносит, скорее, юмористическую атмосферу в спектакль. «Ко-бэсими» (小べし見) — маска черта-бога ада. Как и у О-бэсими у него тоже закрытый рот в виде буквы «хэ» (へ), но у него нет и тени юмора в выражении лица, видны только жесткий нрав и сильная энергия. У него обычно красноватая кожа и проницательный взгляд. «Дэйкиба-ко-тобидэ» (泥牙小飛出) — маска бойких божеств-животных. Маска украшена металлическим и золотым блеском в глазах навыкате и на острых зубах. Энергичный и открытый рот в противоположность «бесими». «Бесими-акудзё» (べし見悪尉) – также маска свирепого старого мужчины, главы длинноносых гоблинов тэнгу. Маска предназначена для тэнгу в пьесе «Курама-тэнгу» как и маска «О-бэсими». Его глаза украшены серебром, и маска имеет прозвище «Нэко-бэсими» (кот-чёрт). «Куро-хигэ» (黒髭) — маска бога дракона, у него острый подбородок и пронзительный взгляд, что должно производить впечатление дракона. «Фудо» (不動) — маска посланца Будды Дайнити «Фудо-мёо:», который терроризирует демонов. Синее лицо передает сильную и яростную энергию, у него четыре острых зуба с золотым покрытием, они видны из открытого рта.

Маски онрё – маски мстительных духов. Среди таких персонажей, наверное, самая известная – это «Хан-ня» (般若) мстительное привидение-женщина. Маску Хання, созданную в префектуре Симанэ, Японский центр подарил Драматическому театру Тихоокеанского флота в январе 2008 г. во время совместного проведения Литературного вечера. Эта маска выражает экстремальную по своему накалу эмоцию ревности, ярости, злобы, отчаяния женщины. Глаза украшены золотой краской, у нее два длинных рога, что свидетельствует об ужасной силе дьявола. «Наманари» (生成) – также маска мстительной женщины. «Наманари» — это женщина, которая из-за сильной ревности превращается в демона. Рога начинают расти – явный признак того, что женщина становится дьяволом «Хан-ня», находясь между человеком и демонической сущностью. По сравнению с «Хан-ня» у нее выражение лица немного «скромнее» — не такое страшное, но все же неприятное и даже немного печальное. «Тигуса-аякаси» (千種怪士) — маска призрака с чудовищной силой. Глаза украшены золотом, используется для роли умерших, которые не смогли уйти в мир иной спокойно, они оставили в этом мире сильную горечь, жажду мести после своей смерти, например, как это случилось с Тайра-но Томомори. «Така»(鷹) — маска призрака с красным языком и большими ушами. Легко запомнить по очень острому взгляду и треугольной форме глаз, напоминающих глаза ястреба.

Кёгэн-мэн 狂言面– маски фарса Кёгэн. «В современной Японии с послевоенного времени начался активный процесс обособления театра Кёгэн от театра Но. И к настоящему времени Кёгэн играется как самостоятельный спектакль… Независимость школ Кёгэн от школ Но была провозглашена комическими актёрами для повышения своего социального статуса и статуса своего искусства в современном мире. И это им вполне удалось до такой степени, что отдельные спектакли Кёгэн выезжают уже несколько десятилетий на гастроли, пользуются неизменным успехом во всём мире, в том числе и в России…Изначально фарс существовал в тени театра Но, в рамках его истории, и развивался почти анонимно… К моменту создания театра Но, в середине ХIV века, в цехах Эннэн-Но, Саругаку-Но и Дэнгаку-Но имелись свои профессиональные комические актеры, а их искусство уже называлось словом кёгэн. Соединение в одном спектакле серьёзных пьес и комических сценок стало к тому времени всеобщей традицией. Это было обусловлено тем, что комические вставки в спектакли, которые игрались на территории храмов и святилищ во время ритуалов, увеличивали градус всеобщего веселья и радости. А атмосфера радости и веселья вместе с призывной молитвой, магическим словом и действием являлись непреложным условием успешного общения с богами в ритуалах, частью которых были театральные представления». (2, стр.299-303)

В пьесах фарса Кёгэн в отличие от театра Но актеры обычно не носят маски, если они играют роль человека, однако есть исключения. Например, маска женщины со смешным лицом, которая называется «ото» 乙 или маска распутного старика – «оодзи». В фарсе Кёгэн большинство ролей, которые исполняются в маске, изображают не людей, а чертей, божеств или животных. Все эти маски смешные, с глуповатым выражением, чтобы вызывать смех у зрителей. Например, на выставке вы увидите маску «усофуки» 空吹 – эта маска используется для персонажей животных, насекомых, обитателей моря, призраков. «Усо» в названии означает свист с поджатыми губами. Эта маска может быть использована для очень разных личин, даже для духа огромного комара. Маску упомянутой выше «ото» — маска простой некрасивой женщины, ее очень щекастое лицо вызывает смех, но в ней есть и обаяние, присущее наивной девочке. Маску «химэдзару» 姫猿 — обезьянки-девочки. Круглые щеки напоминают милую обезьянку-девочку, однако в ее глазах вы легко увидите силу. Актеры фарса Кёгэн давали представление во Владивостоке на VI-й Биеннале в 2009 г.

Каким должен быть мастер, создающий маски театра Но? Ведь это огромный соблазн взяться за создание лица, лика, личины, во время работы над ними, должно быть, мастер переживает интересные ощущения, будучи в роли психолога, психотерапевта или Создателя. У нас с вами будет возможность встретиться с ними на открытии выставки 15-го октября (суббота) в 12:00 в галерее «Портмэй» и 17-го октября (понедельник) на творческой встрече. Как он выбирает персонажи для работы над ними? Почему именно их? Найдем ли мы с вами «свое» лицо на выставке, ведь театр нас всех изучил за много веков своего существования, и не важно его месторасположение, а важна театральная традиция, но все театры о нас с вами – о человеке и для человека.

Всего на выставке представлены 28 масок. Мы благодарим г-жу Тасиро Норико и г-на Сюдо Ёсукэ за доставку из Японии паспарту для масок.

1) Анарина Н.Г. «Ёкёку- классическая японская драма», М: Наука, 1979

2) Анарина Н.Г. «История японского театра», М:Наталис, 2008.

Мы также рекомендуем всем любителям театра прочитать перевод трактата «Предание о цветке стиля» (Фуси кадэн), автором которой является Дзэами Мотокиё, в переводе Н.Г. Анариной, М: Наука, 1989.

Фото масок г-на Фукумото и его учеников, описание масок – Аракава Джури.

 

МАСКИ ТЕАТРА НО

СПИСОК ДЛЯ ВЫСТАВКИ ВО ВЛАДИВОСТОКЕ

15-19 октября 2011 г.

В театре Но в настоящее время — пять школ. В давние времена, в период существования театра Саругаку (предтечи современного театра Но) были четыре основных школы Саругаку: Юдзаки, Сакадо, Тоби, Энмаи. Школа Юдзаки пользовалась большой популярностью. Именно основатель этой школы Кан-ами соединил элементы мелодии Саругаку с  музыкой и словами и танцами Кусэмай, создав тем самым основу театра Но. Дальнейшее совершенствование театра Но связано с деятельностью Дзэ-ами, сыном Кан-ами. Дзэ-ами был красивым юношей и очень талантливым актёром, что сделало его популярным среди аристократов и элиты военного сословия. Известно, что особенно его поддерживал сёгун Асикага Ёсимицу (III-й сёгун из сёгуната Муромати). Дзэ-ами впитывал аристократическую культуру и изучал высокое искусство других мастеров театра Но. Он является автором теоретической системы театра Но, отраженной в его трактате «Фу:си кадэн» («Предание о цветке стиля», перевод с японского Н.Г. АНАРИНОЙ). Взяв в качестве метафоры слово «цветок», он объяснял через это понятие свое ощущение обаяния театрального искусства Но. Дзэ-ами, его сын Кандзэ Мотомаса и ученик Конпару Дзэнтику создали более 70 пьес, которые в настоящее время также исполняются на современной сцене Но.

Пять современных школ – результат реформирования сёгуном Токугава Хидэтада театральной жизни: согласно его указу были названы четыре школы, которые имею право на ведение театральной деятельности, а школа Кита стала официальной. В результате этих реформ школа Юдзаки переименовалась в Кандзэ, школа Сакадо – в Конго:, школа Тоби – в Хосё, школа Энмаи – в Конпару, к тому же в это время театр Но стал ориентироваться только на военную аристократию. С этого времени театр Но сосредоточил свои внутренние силы на развитии утонченности стиля, что в итоге привело его к естественному отдалению от простых людей, которые составляли основную массу зрителей до сей поры, и как следствие потерял свою динамичность для нового развития.

Из этих пяти школ выходят актеры для главных ролей «Ситэ», а для вспомогательных ролей «Ваки» -из семей (школ) Ваки-Хосё, Такаясу, Фукуо. В пьесах театра Но немного действующих лиц: главная роль «Ситэ» (центральный персонаж пьесы, на котором сосредоточено больше всего внимания), бывают также вспомогательные главнее роли Маэ-ситэ и Ато-ситэ, вторая роль — «Ваки» (обычно выступает в паре с Ситэ, он стимулирует развитие процесса драмы, как правило, это роль реального мужского персонажа, поэтому он выступает без маски. Хотя лицо актера, даже если оно без маски, тем не менее, стремится к идеалу маски (образа). Также существуют роли «Цурэ», «Ваки-цурэ» и «Коката» (играют дети). Музыканты для театра Но обучаются в русле устоявшихся традиций и принадлежат к определенным школам.

Среди масок Но насчитывается около 200 видов. Однако на сцене маски используются для определенных персонажей, не для всех ролей. В театре Но считают, что в масках живет сверхъестественная сила, поэтому в масках выступают актеры, исполняющие роли богов, духов, призраков, мистических животных, а также роли стариков и женщин.

В период эпохи Муромати сделано много выдающихся масок и именно их считают идеалами для подражания – «Хонмэн». В каждой школе Хонмэн является хранителем стиля той или иной школы. Например, в школе Кандзэ маска молодой девушки – это «Вака-онна (молодая женщина)», особенность этого образа — думающая красота, а в школе «Хосё» маска молодой девушки — это «Фусики-дзо» с ясной и сияющей как драгоценный камень красотой, в школах Конпару и Кита любят «Коомотэ», образ девушки, которая сохраняет чистую и нетронутую красоту, а в школе Конго — «Маго-дзиро» — красавица с мягким и спокойным выражением лица.

Актеры отдают все свое существо маске, ведь мы не видим на сцене выражение его лица, все эмоции скрыты под маской. Актер полностью доверяется маске, стремится соединить свою душу со сценическим образом. Именно поэтому маска, на которой нет никакого выражения лица, выглядит такой живой, что зрители чувствуют эмоции и настроение актеров. Хорошая маска извлечет из актера всё его «человеческое», а хороший актер сумеет выразить богатство человеческого духа через маску. В этом главное отличие между театром Но и другими театрами.

Говорят, что маска Но «прирастает» к актеру через пот и кожу.

Перевод с японского – АРАКАВА Джури

СПИСОК МАСОК ТЕАТРА НО ДЛЯ ВЫСТАВКИ В г. ВЛАДИВОСТОКЕ

1-й этаж галереи

Порядок масок слева направо

СИМИДЗУ Сэйсукэ

Маска «Наманари» — дух мстительной женщины

NB! На фото маска мастера Ямамото Томоко

清水 勢介

「生成」

СУГАВАРА Канаэ

Маска «Ото» простой некрасивой женщины

菅原 金栄

「乙」

ОГАВА Киёко

Маска «Сэмимару» слепого молодого принца

小川 紀世子

「蝉丸」

ЯМАУТИ Рикидзо

Маска «Дзюроку тюдзё» призрака молодого аристократа из Дома Тайра – Тайра-но-Ацумори, погибшего в 16 лет (пьеса «Ацумори»)

山内 力三

「十六中将」

ЯМАУТИ Рикидзо

Маска «Коуси-дзё» — божества в облике старца

山内 力三

「小牛尉」

ЯМАУТИ Рикидзо

Маска «Дзо-онна» юной красавицы, используется для ролей божественных Дев (пьеса «Хагоромо»)

山内 力三

「増女」

МИЯТА Акира

Маска «Тюдзё» призрака молодого аристократа Аривара-но-Нарихира

宮田 章

「中将」

МИЯТА Акира

Маска «Хання» духа мстительной женщины, исполненной злобы и ревности

宮田 章

「般若」

МИЯТА Акира

Маска «Мамби» — «Суперкокетство»

宮田 章

「万媚」

ФУРУЯ Кимико

Маска «Кокусики-дзё» божества в облике старца (покрыто специальным составом черного цвета)

古谷 貴美子

「黒式尉」

Сцена театра Но: буддийский храм

Сцена театра Но: буддийский храм Тюсондзи в префектуре Иватэ

ХАСИМОТО Фусако

Вышитая картина «Сёдзё-но-май» («Танец Сёдзё»), маска в картине выполнена ХАСИМОТО Юдзи (масштаб маски 1:5 от настоящего размера)

橋本 房子

猩々の舞」

Сцена театра Но в стиле Такиги-Но (театральное представление при костре)

Сцена театра Но в синтоистском храме Ицукусима дзиндзя в префектуре Хиросима

2-й этаж галереи

Порядок масок слева направо

ЯМАМОТО Томоко

Маска «Кокусики-дзё» — божества в облике старца (покрыто специальным составом черного цвета)

山本 友子

「黒式尉」

ЯМАМОТО Томоко

Маска «Наманари» духа мстительной женщины

山本 友子

「生成」

ЯМАМОТО Томоко

Маска «Бэсими-акудзё» старого свирепого вожака длинноносых тэнгу, мифических существ, обитающих в горах (пьеса «Курама тэнгу»)

山本 友子

「べし見悪尉」

ЯМАМОТО Томоко

Маска «Ко-бэсими» — духа Ада

山本 友子

「小べし見」

ЯМАМОТО Томоко

Маска «Усофуки» используется для изображения персонажей животных или призраков

NB! На фото маска «усофуки» мастера Фукумото Сёкитиро

山本 友子

「空吹」

НИСИМУРА Ёко

Маска «Така» — «Ястреб»

西村 陽子

「鷹」

НИСИМУРА Ёко

Маска «Курохигэ» — Божество Дракон

西村 陽子

「黒髭」

ФУКУМОТО Сёкитиро

Маска «Сякуми» немолодой женщины с жизненным опытом за плечами

福元 庄吉郎

「曲見」

ФУКУМОТО Сёкитиро

Маска «Тигуса-аякаси» призрака с чудовищной зловредной силой (маска создана на основе легенды о Тайра-но-Томомори, погибшего в междоусобной борьбе Тайра и Минамото)

福元 庄吉郎

「千種怪士」

ФУКУМОТО Сёкитиро

Маска «Сиси-гути» — мифического льва, над которым изображение Мондзю-босацу (Бодхисатва мудрости).

NB! На фото маска «сисигути» мастера Сато Кэндзи

福元 庄吉郎

「獅子口」

ФУКУМОТО Сёкитиро

Маска «Оо-бэсими», вожака мифических существ тэнгу, обитающих в горах, их изображали с неестественно длинными носами

福元 庄吉郎

「大べし見」

САТО Кэндзи

Маска «Фудо» посланца Будды Дайнити «Фудомёо:», защитника Закона Будды

佐藤 健治

「不動」

ХАСИМОТО Юдзи

Маска «Аиои-дзо» аналог маски милой невинной девушки («Коомотэ») в школе «Хосё» театра Но

橋本 有司

「相生増」

ХАСИМОТО Юдзи

Маска «Сакагами» душевнобольной принцессы (пьеса «Сэмимару»)

橋本 有司

「逆髪」

ХАСИМОТО Юдзи

Маска «Дэйкиба-ко-тобидэ» используется для изображения различных мифических животных

橋本 有司

「泥牙小飛出」

ХАСИМОТО Юдзи

Маска «Эбису», одного из семи богов счастья, покровитель рыбаков, божество богатства и радости, всегда изображается улыбающимся

橋本 有司

「恵比寿」

ХАСИМОТО Юдзи

Маска «Химэдзару» маленькой обезьянки

橋本 有司

「姫猿」

ФУКУМОТО Сёкитиро

Маска «Коомотэ» милой невинной девушки

庄吉郎

「小面」

P.S. Газета Владивосток: Сходить в театр без всяких «но» не получится

Похожие записи:

  • Репортажи Приморского телевидения о выставке масок театра Но во Владивостоке
    октября, 21, 2011 | Театр |
    Японские мастера масок впервые посетили Россию и выбрали Владивосток. Мифические существа, красавицы — для их изготовления требуется немало времени.
    При их создании нельзя торопиться, а новичок потратит на это произведение не меньше года. Красавиц, старцев, демонов и божеств — мастера вручную вырезают из кипариса и покрывают специальными веществами. Уникальные маски — это часть театрального представления
  • ЯПОНСКИЙ ТЕАТР: БЕСЕДА ВТОРАЯ
    января, 26, 2010 | ИнтервьюТеатр |
    Мы продолжаем беседу о японском театре с Ниной Григорьевной АНАРИНОЙ, единственным специалистом по японскому театру в нашей стране. Благодарим Нину Григорьевну за время, уделённое нашим вопросам, терпение к нашему невежеству и благосклонность к нашему желанию узнать всё возможное о природе творчества, о разнообразии театральных традиций и о вкладе японского театра в общечеловеческое культурное наследие.
    В: Зачем
  • ЭМОЦИЯ ДОВЕДЕНА ДО СОВЕРШЕНСТВА
    ноября, 6, 2012 | Декоративно-прикладное искусствоИнтервьюХобби |
    В октябре 2012 г. исполняется год после проведения уникальной выставки масок театра Но в г. Владивостоке. Интерес к данной теме не утихает в течение всего года, о чем свидетельствует статистика посещения этой публикации – более 5 тысяч просмотров за год. Думая о событиях годичной давности, мы, в первую очередь, вспоминаем с теплом наших японских
  • VI-я Владивостокская Биеннале 25-29 сентября 2009 г. участники из Японии
    сентября, 23, 2009 | Культурные события |
    Театральный коллектив молодежи Кёгэн школы Окура «SHIN»
    Спектакли и мастер-классы
    27 вс. 14-00
    28 пн.15-30
    Место проведения — ГУК «Приморский краевой драматический театр молодежи» (ул.Светланская, 15А)
    «Кёгэн» – это один из традиционных видов японского театрального искусства. На протяжении многовековой истории, делая в своих пьесах акцент, в основном, на смешные элементы, как в сюжете, так и в манере исполнения, фарсовый
  • «ИЧИ ГО ИЧИ Э» — ЦЕННОСТЬ КАЖДОЙ ВСТРЕЧИ!
    декабря, 6, 2011 | Чайная церемония |
    Наш Клуб осваивает для себя такую новую форму существования как творческие встречи, практикуясь в проведении чайной церемонии для гостей, которых мы видим в первый раз, оттачивая усвоенные в теории правила гостеприимства, одновременно расширяя свой кругозор. Как это с нами случилось, например, 1 октября, когда наш Клуб посетил поэт, мастер хайку г-н ХИРУТА Хидэнори из г.

Маски Театра Но – необычное отражение особой театральной культуры Японии

Японский театр отличается необыкновенным разнообразием, причем каждый из жанров располагает своим особым арсеналом выразительных средств, которыми он воздействует на зрителя.

Искусство театра Но насчитывает шесть веков традиций и чтобы оценить его, не обязательно быть специалистом. Как и всякое большое искусство, его надо почувствовать.

Его медленный темп не противоречит нашему стремительному веку, но резко с ним контрастирует. Как и знаменитый японский сад камней, искусство Но требует отрешенности от мелочной суеты, гипнотизирует и завораживает, представляясь искусством вне времени и пространства. Кажутся понятными слова Дзэами Мотокиё: «Жизнь кончится, искусство Но — никогда».

Театр Но произвел огромное впечатление на публику и театральных деятелей Европы и Америки. Некоторые специалисты нашли в нем нечто основополагающее, нечто такое, чем Запад некогда обладал, но затем утратил: основные элементы драмы, сильно и просто воплощенные. Они были очарованы свободным использованием времени и пространства в этой символической драме.

Пьесы театра Но всегда исполняются в строгом соответствии с предписаниями прошлого, и поэтому иногда это искусство считают музейным. Но в отличие от других искусств театр — искусство живое. Даже после окончательной канонизации в XVII—XVIII веках искусство Но продолжает меняться. Так, например, в начале XX века изменилась поза актера, исполняющего роль красивой женщины. В настоящее время актер стоит, составив ноги строго вместе. Прежде поза была мужской — с расставленными ногами, теперь же — под влиянием западной драмы с ее вниманием к реализму — она стала более женственной.

Лица, образы, характеры…

Одним из наиболее характерных элементов театра Но являются маски. Актеры этого театра не прибегают к гриму и мимике. Даже когда актер выступает без маски, его лицо, как правило, неподвижно и выглядит словно маска. Не все актеры Но играют в масках. Обычно главное действующее лицо, ситэ, выступает в маске, а его партнер, ваки, — без нее. Спутники главного действующего лица, ситэ-дзурэ, надевают маски, если это женские персонажи. Если ситэ изображает реалистический персонаж, актер обычно маски не надевает.

Существует много различных типов масок Но. По размеру одни из них несколько меньше человеческого лица, другие несколько больше. Их вырезают из тщательно отобранного легкого дерева, а затем раскрашивают и покрывают специальным лаком. Техника изготовления масок очень сложна и требует искусного мастерства. Большинство масок, употребляемых сейчас в театре Но, созданы знаменитыми резчиками масок XIV—XVII веков. Маски изготавливают и современные мастера.

В настоящее время в театре Но применяют около двухсот типов масок. Они подразделяются на мужские и женские; маски различают по возрасту, характеру, облику. Среди мужских существуют маски стариков, юношей, мальчиков, благородных, простолюдинов, добрых, злых, слепых, синтоистских и буддийских богов, привидений, демонов. Среди женских — маски девушек, женщин средних лет, старух, безумных, ревнивых, красивых, безобразных, привидений.

Маска крепится к голове актера двумя шнурками, которые продевают в небольшие отверстия, имеющиеся по бокам маски, и завязывают на затылке актера. Часто под маску подкладываются небольшие бумажные подушечки, чтобы актер мог свободнее двигать ртом и чтобы его было лучше слышно. По строгому правилу, существующему в театре Но, маску разрешается брать только за края, в тех местах, где крепятся шнурки. Все маски хранятся в специальных футлярах из павлонии.

На первый взгляд кажется, что маска может иметь лишь одно фиксированное выражение. Однако она может передавать различные оттенки настроения персонажа и кажется одухотворенной. Считается, что искусный актер способен вдохнуть в маску жизнь. Используя тончайшие изменения в освещенности маски, такой актер может придать ей удивительную выразительность.

Сегодня маски Но получили распространение среди ценителей прекрасного, как настенные украшения. Говорят, что одним из крупнейших коллекционеров театральных масок на территории бывшего СНГ является Вахтанг Кикабидзе.

В Галереях KASUGAI Вы можете приобрести маски знаменитых мастеров, созданных из кипариса. Действительно, с изменением освещения зала Галереи в течение дня выражение «лица» маски меняется. Если Вы найдете время посетить нашу экспозицию, обязательно попросите менеджеров Галереи продемонстрировать это волшебное превращение!

Вековая верность традициям – на сцене Представления Но происходят на квадратных сценах, сооружаемых из неокрашенного дерева хиноки. Светлое полированное дерево производит впечатление простоты, чистоты и строгости. Над сценой, поддерживаемая четырьмя столбами, возвышается крыша, по конструкции напоминающая крыши синтоистских храмов.

Сцена открыта с трех сторон, четвертая сторона — стена-задник, на золотом фоне которого изображена зеленая раскидистая стилизованная сосна (символ долголетия и благожелательное приветствие зрителям). Задник постоянный, не меняется, какая бы пьеса ни исполнялась. Пол сцены дощатый и такой же светлый, полированный, как и само обрамление сцены.

Площадь основной сцены, где происходит главное действие, 5,5 квадратных метров. К ней вплотную примыкают две площадки. Вдоль задника находится полоса, составляющая примерно половину основной сцены, это атодза — место, где располагаются музыканты и вспомогательный персонал. Вдоль правой стороны сцены тянется огороженная невысоким деревянным барьером площадка шириной около метра. Это дзиутаидза, место, где располагается хор, состоящий из шести или восьми человек, рассаживающихся в два ряда.

От левой стороны задней части сцены, на одном с ней уровне, почти под прямым углом отходит помост хасигакари шириной от пяти до пятнадцати метров и шириной около двух метров, ведущий за кулисы. Он огражден невысоким деревянным барьером, как и площадка для хора, и покрыт крышей, напоминающей крыши над галереями и переходами в синтоистских храмах. В конце хасигакари расположена крошечная комнатка с большим зеркалом (кагами-но ма), где уже одетый и готовый к появлению на сцене актер стремится перевоплотиться в образ. Вход в эту комнатку прикрыт нарядным полосатым занавесом ( агэмаку). Полосы широкие, вертикальные, яркой расцветки, их пять: черная, желтая, красная, зеленая и белая. Когда актер выходит или входит, занавес поднимается с помощью двух бамбуковых шестов, прикрепленных к его нижним углам.

Вокруг сцены и вдоль хасигакари на уровне пола зрительного зала идет полоса шириной примерно в метр, усыпанная мелкой галькой или крупным песком, как двор в синтоистском храме. Вдоль хасигакари — со стороны зрительного зала — на этой полосе устанавливают три молодых сосны. С другой стороны хасигакари, у стены, помещают две таких сосны. Это еще более усиливает впечатление, будто представление происходит на открытом воздухе. К тому же создается ощущение перспективы.

Хасигакари служит не только для выхода актеров на сцену и ухода с нее. Он является дополнительной сценической площадкой, где разыгрывается ряд эпизодов спектакля.

Стена, ограничивающая справа площадку для музыкантов, украшена изображением зеленого бамбука. В ней имеется маленькая незаметная дверь ( киридо). Через эту дверь на сцену выходит хор. Ею же пользуются лица, помогающие актерам на сцене, и актеры, которые по ходу действия должны быстро и незаметно исчезнуть. От центра передней части сцены в зрительный зал ведет неширокая деревянная лестница в три ступеньки, без перил. Она заимствована в храмовой архитектуре и имеет скорее декоративное, а не функциональное значение. Зрители располагаются перед сценой и слева от нее. Прежде зрители сидели на полу, устланном циновками — татами. Теперь, в новых театральных зданиях в партере ставят кресла, как в европейском театре, балкон же устилают татами, и там сидят по-старому, на полу. Вместе с оркестром у задней стены слева сидит кокэн — человек, помогающий актерам на сцене. Он условно считается невидимым и может во время действия поправить актеру костюм, парик или маску, подать что-либо из реквизита.

Еще одна интересная деталь в устройстве сцены Но скрыта от глаз. Под сценой сооружаются своеобразные резонаторы. В земле вырывается несколько ям. Число их не определено, но не превышает тринадцати. В эти ямы помещаются специальные горшки около метра высотой и примерно такого же диаметра. Они придают особое звонкое звучание топанью, которое является одним из наиболее распространенных элементов в танцевальной технике Но.

Эстетические принципы искусства Но не допускают слишком яркого освещения и слишком громкого звучания, что сильно лимитирует размеры зрительного зала. Обычно театры Но вмещают не более 500—800 зрителей. Роли в театре Но разделены на три основные группы: ситэ — главное действующее лицо; ваки — второстепенное действующее лицо, партнер главного; и кёгэн — комический персонаж.

В некоторых пьесах встречаются так называемые спутники главных действующих лиц — цурэ, не имеющие самостоятельных функций. Они делятся на ситэ-дзурэ (спутники главного действующего лица) и ваки-дзурэ (спутники второстепенного действующего лица), в некоторых пьесах фигурирует так называемый промежуточный персонаж — аи, прямого отношения к действию не имеющий.

Существует еще особая группа ролей — коката (детские роли, роли мальчиков).

Главным средством художественного выражения в театре Но являются музыка, пение и танец. Гармоническое единство этих трех элементов составляет необходимую основу спектакля Но. Музыкальное вступление начинается до выхода актеров и соответствует характеру всей пьесы и главного персонажа. Оно настраивает зрителей на должное восприятие предстоящего спектакля. Примечательной деталью исполнения оркестра Но является то, что барабанщики, играя, время от времени вскрикивают. Эти возгласы гармонируют со звуками барабанов. Смысловой нагрузки они не несут, но тем самым подбадривают актеров и создают специфическую музыкальную атмосферу спектакля Но.
Пение ( утаи) в театре Но — это произнесение нараспев текста пьесы, причем каждая школа Но пользуется своей особой интонацией передачи текста. В зависимости от школы слегка варьируется и текст пьесы, особенно прозаические его части. Официально признанный
репертуар театра Но состоит из двухсот пятидесяти восьми пьес. Большинство из них создано в XIV—XVI веках. Из множества пьес, появившихся в последующие годы, в репертуар вошли буквально единицы… Такова строгая верность традициям – основа не только японского театра, но и всей японской культуры.

личность как поверхность лица, увиденная другим

Нет ничего более чуждого

японскому мышлению,

чем картезианский дуализм.

Сакабэ Мэгуми

Метафора маски или «личины» как социального образа, социального поведения человека вообще — достаточно универсальное явление, характерное, возможно, для всех культурных пространств, в которых присутствует театральность.

В то же время маска является сценической проекцией личности, благодаря чему функции маски в сценическом пространстве позволяют рассмотреть представления о личности, бытующие в обществе вне театра. В данной заметке я обращаюсь к двум японским философам, которые в своих работах анализируют феномен маски в традиционном японском театре Но, и на основе этого анализа строят гипотезы о специфике метафизической структуры личности в японской культурной традиции.

Вацудзи Тэцуро (1889–1960) — крупный японский философ, культурный идеолог и историк первой половины двадцатого века, крайне значимая фигура в интеллектуальной истории Японии после реставрации Мэйдзи. Нас интересует его небольшая статья 1935 года «Маска и Персона» посвященная сопоставлению идей маски в Японии и на Западе.

В этой статье Вацудзи утверждает, что лицо как визуальное обозначение личности является тем элементом, который от идеи личности совершенно неотделим — размышляя о человеке как о личности (а не как о теле, например), мы всегда предполагаем наличие у него лица, даже если этого лица не видим и не знаем, как оно выглядит. Иначе говоря, идея физического лица на подсознательном уровне всегда присутствует в неразрывной связи с такой, казалось бы, нематериальной категорией, как личность. Более того, идею человека вообще можно целиком уместить в образе одного только его лица. Следовательно, лицо исполняет важнейшую онтологическую функцию в существовании человека. Это подтверждается, например, тем, что в живописи и скульптуре изображение бюста — то есть, фактически, головы (всегда с лицом) и плеч, которые играют роль подставки — может служить портретом личности, а изображение, допустим, только торса, воспринимается как фрагмент тела и не может быть репрезентацией человека (во всяком случае, это относится к классическому искусству как Европы, так и Японии). В этом смысле особенно интересна маска — образ личности в ней полностью сведен к поверхности лица, от физической оболочки человека ничего больше не остается.

В античном театре маски первоначально символически изображали человека вообще; постепенно развиваясь, они стали запечатлевать человека совершенно конкретного характера, впоследствии — сам этот характер. По мнению Вацудзи, преувеличенная конкретика выражений лиц, отличающая греческие маски, делает такую маску — как и одинокий торс — только фрагментом человека: в них явлена лишь одна сторона личности, лишь одно выражение. Кроме того, выражения греческих масок переданы с такой подробной пластикой, что изучение их эстетических свойств отвлекает от идеи личности, которая в них должна быть заложена. Между тем, подчеркивает Вацудзи, эстетические характеристики в маске являются скорее побочными и не являются целью ее создания.

«Аутентичной» — то есть полностью реализующей свои объектные свойства — маска становится тогда, когда сочетается с движениями надевшего ее человека.

Существование маски реализуется исключительно в сценическом действии. При этом диапазон функций, которые маска может выполнять на сцене, непосредственно зависит от степени конкретики изображенного лица и выражения:

Когда человек надевает маску Гигаку [1] для конкретного представления, нам бросается в глаза, как точно маска типизирует выражения радости, злости и т.п. и как подробно в ней изображена личность определенных качеств, конкретного характера и т.д. В этом примере с поверхности лица убираются все ненужные черты и оставлено лишь то, что должно быть специально подчеркнуто. За счет этого поверхность подобной маски «переживает» разные состояния во много раз более интенсивно, чем поверхность лица живого человека. На сцене, где позади живой маски Гигаку можно увидеть лицо человека в его естественном состоянии, невольно бросается в глаза, как бедно, невыразительно и безжизненно может быть естественное лицо. Силой искусства загадка человеческого лица усиливается и дистиллируется в образе маски.

Если маски Гигаку позитивистски стремятся подчеркнуть и выделить качества личности на поверхности лица, то про маски Но можно сказать, что в них личность утверждается за счет отрицания. Коротко говоря, они не изображают лицо, принадлежащее личности определенного типа. Это качество масок Но видно и в стандартных масках, представляющих мужчин и женщин. На них показывается, мужчина это или женщина, и даже пожилой ли это человек или молодой, но, в любом случае, перед нами поверхность лица, на которой, никак не отображаются выражения радости или гнева и пр. Деятельность лицевых мускулов, очевидная на лице живого человека, последовательно стерта с этих масок. Это создает эффект ярко выраженной «плотскости», очень близкий к ощущению от лица человека, который только что внезапно умер. Маски старика и старухи предвещают смерть особенно отчетливо. Маски, из которых всякое человеческое выражение изъято столь радикально, нигде, возможно, больше не встречаются, кроме как в мире Но. Специфическая таинственность театра Но основывается на этом отрицании [2].

Однако когда маска Но получает на сцене живое движущееся тело, по утверждению Вацудзи, она начинает выражать бесконечный спектр человеческих эмоций.

Когда актер на сцене совершает движения руками и ногами, соответствующие определенному настроению, оказывается, что маска уже выражает это настроение. Например, когда актер делает движение рукой словно бы затем, чтобы утереть слезы, маска тем временем уже начала плакать. Особенно интересно в функции этих масок то, что маска Но совершенно поглощает тело и жесты движущегося актера, на которого она надета. Хотя в действительности актер надевает маску и совершает движения, создается полное впечатление, что это маска получила в свое распоряжение тело. В самом деле, даже если актер молод и неопытен, мы можем говорить, что, надев маску женщины, он сам становится женщиной. Таково могущество маски. Соответственно, можно сказать и что тело, полученное маской, эту маску контролирует. Это потому, что тело становится телом маски, все его движения воспринимаются как совершаемые маской, и все, что выражает тело, неизбежно становится выражением маски [3].

Иными словами, согласно теории Вацудзи, маска Но визуально никак не выражает личность (напротив, всякая индивидуальность, малейшее живое выражение удалены из неё), но, в некотором смысле, она сама является личностью:

…Маска — это просто поверхность лица, которая остается, когда человека освобождают от туловища и даже головы. Чтобы выразить личность, ее можно редуцировать до поверхности лица, но эта поверхность обладает способностью восстановиться в обретенном теле до полноценной личности. Если смотреть на это таким образом, получается, что поверхность лица имеет центральное значение в существовании личности. Это не просто часть физической оболочки человека, лицо — та часть физического тела, в которой помещается сама субъектность личности. Иначе говоря, поверхность лица есть ни что иное как вместилище личности [4].

Эту свою идею о функции лица-маски Вацудзи подкрепляет изучением латинского понятия «персона». Слово это поначалу так же обозначало театральную маску; постепенно значение переместилось с самой маски на тот тип персонажа, который маска воплощала; потом из театрального пространства идея некоего типа характера распространилась на социум вообще; после чего уже пришло к современному значению — «личность». Крайне интересно, как Вацудзи интерпретирует здесь причинно-следственные связи:

Различные роли в человеческой жизни могут быть выражены в идее «персоны». «Я», «ты», «он» — это первое, второе и третье лицо («персона»), то или иное положение в обществе, статус, титул — тоже могут быть обозначены как «персона». Однако персона — это и образ, роль человека в обществе. Человек действует соответственно своей «персоне» и совершает таким образом то, что от него требует социум [5].

Таким образом, в интерпретации Вацудзи, слово, обозначавшее «маску», постепенно стало обозначать собственно сценическую роль, после чего значение перенеслось на роль социальную — и именно идея социальной роли переродилась, согласно Вацудзи, в идею субъективной личности.

На наш взгляд, западный читатель тут должен почувствовать некоторое противоречие, которого для Вацудзи явно не существует. Социальная роль и личность, индивидуальность человека — это категории, которые в западном понимании относятся к принципиально разным сферам в пространственной метафорике (причем в русском языке это, возможно, выражено особенно ярко). Все социально-ориентированные проявления, как правило, интерпретируются нами как внешние, происходящие извне; напротив, индивидуальность человека помещается в его частном, личном, внутреннем пространстве. Вацудзи же практически не видит разницы между социальной ролью и личностью; личность в его понимании помещается не просто во внешности человека (лицо), но фактически приравнивается к социальным проявлениями человека — то есть личность для Вацудзи является внешним (казалось бы, весьма опосредованным) проявлением того, что называется личностью на Западе.

Очевидно, что западное понимание личности как некоего «внутреннего» по отношению ко «внешнему» социуму, для текста Вацудзи совершенно не актуально.

Тот факт, что категории, относимые западной культурой к сфере внутреннего, оказываются у Вацудзи локализованными — при том логически обоснованно — в пространстве, на Западе интерпретируемом как внешнее, говорит нам о том, что эти две сферы, западной культурой разделенные и противопоставленные друг другу, в японской культуре онтологически представляют собой единое целое и мыслятся соответственно, почему и не могут служить метафорой оппозиции социального и субъективного.

Рассмотренная нами небольшая статья Вацудзи имела значительный резонанс в японской философской мысли XX века. В частности, прямым продолжением и дальнейшем развитием идей о поверхности лица как вместилище личности считаются работы Сакабэ Мэгуми.

Сакабэ Мэгуми (1936 — 2009) — современный японский философ-постмодернист, хорошо ориентирующийся в традициях и принципах западной метафизической мысли. В своих работах он интерпретирует явления японской культуры, успешно адаптируя инструментарий западной философии к специфике «японского» мышления и разрабатывая продуктивную систему интерпретации. Два из основных его трудов — «Герменевтика Маски» (Kamen no Kaishakugaku, 1976) и «Японский язык в зеркале» (Kagami no Naka no Nihongo, 1989) — прослеживают особенности японской философии субъекта через обращение к теории масок.

В отличие от Вацудзи, Сакабэ исходно рассматривает понятие «маски» (камэн — «маска», «маскировка», буквально — «ложное» или «временное» лицо) в паре с оппозиционно противопоставленным ему понятием «истинного лица» (макото но омотэ), «открытого лица» (сугао — означает «лицо без грима» или же «честность», «откровенность»). Иными словами, Сакабэ противопоставляет идею маски идее подлинной личности — но только затем, чтобы последовательно подвергнуть критике основания для такого противопоставления .

Сакабэ подчеркивает визуальный аспект восприятия личности: как и других людей, мы воспринимаем себя словно бы видя в зеркале. То, что предстает взгляду, — это лишь «знак» [6] преломления, нечто, что может быть увидено лишь в сам момент «вос-произведения» отраженного образа. Такой механизм отражения ставит под вопрос правомерность разграничений между маской и лицом и делает сомнительной возможность позиционирования «подлинной личности» [7].

Сакабэ специально обращает внимание на слово-концепт омотэ («поверхность», «лицевая сторона», «лицo»), которое может обозначать как лицо-маску, так и собственное лицо человека, что привносит в идею личности-поверхности (в «поверхностной» локализации личности он здесь полностью следует за Вацудзи) аспект взаимообратимости и амбивалентности: визуально воспринимаемая личность, таким образом, — это одновременно «нечто, что видят другие», нечто, что «видит само себя», и нечто, что «видит само себя как другого». Последнее можно сказать как о лице, так и о маске, что стирает основания для дифференциации между ними. Более того, точно так же как маска является метафорой лица (которое, в свою очередь, метонимически воплощает личность вообще), лицо может быть метафорой маски. Сакабэ напоминает, что для японской поэтики подобные взаимообратимые «апории» очень характерны.

В работе «Японский язык в зеркале» Сакабэ обращается к образу актера театра Но, который, прежде чем выйти на сцену, проходит через «Комнату Зеркал» (кагами но ма), где он надевает маску и смотрит на себя в зеркало. В зеркале актер видит собственное лицо — или же свою маску; в то же время, на него из зеркала смотрит маска; наконец, он видит себя, преображенного в какое-нибудь божество или демона. Он выходит на сцену уже буду чи&a mp;a mp;a mp;a mp;a mp;n bsp;актером, который превра тился в божество или демона, или — что, в сущности, то же самое — будучи божеством либо демоном, позаимствовавшим телесную оболочку актера. Другими словами, личность актера, выходящего на сцену, преображена в другого, а другой тем временем преображен в его личность [8].

Дополнительным свидетельством преображения является голос, издаваемый маской, и в то же время не принадлежащий ей — как не принадлежит он более и актеру. Это описание демонстрирует работу взаимообратимого механизма омотэ с его амбивалентной структурой, которую предлагает видеть Сакабэ. Подобное качество омотэ относится как к маске, так и к собственному лицу человека, что дает нам довольно гибкую и динамичную модель субъективности.

К этой идее взаимообратимости Сакабэ пришел под влиянием как японской интеллектуальной традиции (в частности, Сакабэ подробно изучает философию Но, созданную Дзэами Мотокиё, и его концепцию «отстраненного взгляда», которым «словно бы со спины» должен смотреть на себя актер Но), так и западных философов экзистенциализма — Хайдеггера и, особенно, Мерло-Понти с его идеей взаимообратимости объекта и субъекта. Развивая идею издаваемого маской голоса — под ощутимым влиянием идей Ницше о роли хора в аттической трагедии —

Сакабэ приходит к выводу о том, что голос маски не имеет однозначно определяемого лица и потому происходит из некоего общего пространства, из горизонта, в котором сталкиваются и преломляются субъективность персонажа или поэта и коллективное сознание внемлющей публики.

Эту свою мысль он подкрепляет рассуждением о неопределенности субъекта в классической японской поэзии, где субъект по своей структуре есть метафора, и представляет собой переход из одного в другое, промежуточный момент коммуникации. Детерминированность грамматического лица («я», «ты» и т.д.) замещается в поэзии интерсубъективностью, в основе которой лежит то, что Сакабэ называет «объединяющей функцией анонимного коллективного». Она является результатом напряжения между субъектом/поэтом и коллективным бессознательным группы, которая собралась, например, для совместного написания стихотворений рэнга [9]. Растворение личности в группе наделяет язык таким влиянием, что слово в итоге обретает способность создавать свой субъект. Язык выступает в роли невидимой объединяющей силы, которая приводит субъект к собственной сигнификации [10].

Это поддерживает мысль о том, что субъект конструируется при непосредственном участии некоего другого (как в личностном, так и в метафизическом смысле), и в своей сущности помещается на плоскости столкновения себя и другого — все на той же видимой поверхности, на поверхности лица.

В статье «Маска и Тень в японской культуре: имплицитная онтология японской мысли» (первоначально написанной на французском для журнала «Revue de Métaphysique et de Morale» в 1982 году и позже вошедшей в книгу «Японский язык в зеркале») Сакабэ обращает внимание на характерную для японской культуры ритуализированность движений в повседневной жизни. «Ритуальный» облик самых незначительных бытовых действий человека (особенно ярко наблюдаемый у молодых людей в возрасте от 20 до 30 лет) дополнительно свидетельствует о том, что действия его ориентированы на окружающий мир и неизбежно соотнесены с идеей другого и внешнего.

Эта идея соотнесенности себя и другого также указывает на концепт лица как представленной взгляду другого поверхности — омотэ. Помимо амбивалентности «маска-лицо», это понятие интересно Сакабэ еще и тем, что оно обозначает, прежде всего, видимую поверхность вообще. Интересно, что слово «омотэ» в японском языке хотя и включает в себя обозначение поверхности, наружности вещей, не подразумевает представления о «видимости» в противопоставлении какой-либо идеально мыслимой сущности (как это происходит в платонизме) или реальной субстанции (как в кантианской идее о «вещи в себе»). Впрочем, правда и то, что это слово часто употребляется для обозначения экстерьера в противоположность интерьеру (например, омотэ как внешний вид строения). Однако, в таком случае, слово «омотэ» этимологически и семантически всегда идет в связке с противопоставленным ему словом «ура» («оборотная сторона»). Омотэ и ура являются, таким образом, принципиально амбивалентной и обратимой парой, где видимость и невидимость чередуются в зависимости от угла зрения. Сакабэ утверждает, что в традиционной японской мысли видимость и невидимость всегда принципиально взаимообратимы и взаимозаменяемы [11].

Все это приводит к одному фундаментальному для данной проблемы отличию японской интеллектуальной традиции от западной:

В любом случае, в традиционной японской мысли нет ни картезианской категории субстанции, ни какого бы то ни было фиксированного и детерминированного дуализма между душой и телом, между экстерьером и интерьером, между видимым и скрытым от взгляда. Коротко говоря, традиционная японская мысль сводит все исключительно к поверхностям — или даже только к граням поверхностей, всегда принципиально обратимых между собой. Здесь нет ничего, кроме игры между идентичностью и инаковостью — при отсутствии точно определяемой фиксированной идентичности. Даже грамматическое лицо в языке невозможно однозначно определить… Не существует ничего, кроме поверхностей, граней поверхностей. Ничего, кроме омотэ. Ничего, кроме отражений. Ничего, кроме проекций. Таким образом, нет субстанционального бытия, ни одно существо не зафиксировано в своей идентичности. Ничего, кроме бесконечных преображений и метаморфоз [12].

Сакабэ находит альтернативу концепту «омотэ», более подходящую для его теории: кагэ, «тень», «отражение» — или, на самом деле, вообще любая «проекция». «Кагэ» может обозначать как падающую тень, так и падающий свет, проекцию силуэта, запечатленный образ, отражение. Таким образом, идея кагэ конкретизирует идею омотэ как видимой поверхности — здесь перед нами уже не поверхность вообще, а сам видимый образ. Поэтому приведенная выше формулировка вся может быть выражена в лаконичной формуле: «Мир состоит из кагэ».

Таким образом, личность — как и вообще все сущее, по Сакабэ — конструируется на открытой взгляду лицевой поверхности, при активном участии этого взгляда. Философия Сакабэ начисто отрицает в японской интеллектуальной традиции наличие идеи о личности как о чем-то сокровенном, заполняющим сосуд физической оболочки человека. С этой точки зрения не приходится говорить о чьих-то внутренних личных качествах, поскольку все, из чего состоит человек, — это даже не то, как он себя проявляет, а то, как он в своих проявлениях был увиден другим (даже если в роли другого выступает он сам).

Сакабэ помещает личность в сам процесс создания внешнего образа. Вне процесса преображения, вне действия, вне открытости активному взгляду личность в философии Сакабэ просто не существует.

В работах двух рассмотренных философов представлена традиция интерпретации личности при посредстве герменевтического анализа театрального пространства и такого важного функционального элемента театра Но как маска. В этой традиции формулируются принципы субъективности, которые соответствуют логике японской мысли и плохо поддаются интерпретациям с позиций классической западной рациональности. В рамках последней, по мнению Сакабэ, еще не был разработан такой метаязык для анализа японской культуры, который верно воспроизводил бы описанный здесь принцип не-дуализма и амбивалентности.


[1] Гигаку — одна из исторических форм японского традиционного театра, более ранняя, чем Но.

[6] Яп. сируси — «знак», «символ», «обозначение».

[7] Marra M. Modern Japanese Aesthetics: A Reader / Michele Marra. — Honolulu: University of Hawaii Press, 1999. P. 231.

[8] Marra M. Op. cit. P. 232.

[9] Рэнга — особый жанр японской классической поэзии, главной особенностью которого являлось участие в написании стихотворения одного или нескольких лиц. В таком стихотворении первые один или более стихов были «открывающими» и принадлежали одному поэтому, за ними же следовали «ответные» стихи, продолженные другим поэтом.

[10] Marra M. Op. cit. P. 236.

[11] Sakabe M. Mask and Shadow in Japanese Culture: Implicit onthology in Japanese thought / Modern Japanese Aesthetics: A Reader / Michele Marra. — Honolulu: University of Hawaii Press, 1999. P. 245–246.

[12] Sakabe M. Op. cit. P. 247.

Таинственный театр Но. Часть 1: философия и эстетика, сюжет, композиция, актеры и маски | Публикации

Говоря о философии театра Но , нельзя не сказать о сильном влиянии буддизма, как дзен, так и амидаизма (буддизма Чистой Земли). В пьесах часто распеваются буддийские молитвы, а одним из героев выступает монах. Влияние буддизма сказалось и на сосредоточении пьесы на настоящем моменте, потому в драмах Но нет конкретного сюжета, герои более переживают события, нежели проживают их. Драмы исследуют внутреннюю природу мира, потому актеры, реквизит, даже движения и сценическая речь так далеки от реализма. В театре Но сталкиваются между собой крайний пессимизм и жизнелюбие. Герои осознают бренность жизни, однако при этом как бы не берут это в расчет, продолжают любоваться природой и думать о своих чувствах. Так, горная ведьма из пьесы «Ямамба», несмотря на то что судьба обрекла ее вечно скитаться в горах, продолжает самозабвенно радоваться цветам вишни и осенней луне.

История

Временем расцвета театра Но считают эпоху Муромати (1336–1573). В это время театр обрел свою классическую форму и с тех пор практически не изменялся вплоть до наших дней. Театр быстро стал «модным» среди самураев и высшей аристократии сёгуната Токугава. Предшественниками театра Но считают такую театральную форму, как саругаку — «обезьянья музыка». Основой для саругаку стало китайское искусство сангаку, проникшее в Японию в конце VIII века. Саругаку представляло из себя выступление, во время которого актеры показывали акробатические трюки, фокусы. Это искусство широко распространилось по Японии, потому номера саругаку-хоси (бродячих актеров) стали включать в программы религиозных празднеств. Покровительство монастырей и святилищ способствовало развитию мастерства саругаку-носи . Пьесы стали называть «Но» , потому что это слово означало «мастерство», а сами постановки получили название саругаку-но .

Яркой фигурой в истории театра Но стал Дзэами Мотокиё (1363–1443). Дзэами был сыном Канъами Киёцугу, который также играл в театре Но и стоял у его истоков. Дзэами продолжил дело отца: он обработал тексты драм но , которые до этого передавались устно, фактически создал хореографию танцев, написал музыку для постановок и теоретические трактаты об актерском искусстве. При этом он продолжал играть на сцене как обыкновенный актер. Дзэами принадлежит трактат «Предание о цветке стиля». «Цветком» он называет исполнение, исполненное истинной красоты. «Цветка» может достичь только мастер, долгие года посвятивший своему искусству. Например, в 12–13 лет из-за юношеского очарования актер обладает «цветком», но ненастоящим.

Ёкёку

Ёкёку — это лирическая драма, которую исполняют на сцене. Слово «ёкёку» переводится как «пение и мелодия». Ёкёку можно сравнить с текстом пьесы, который мы читаем, в то время как саму постановку смотрим в театре. В Японии не было традиции чтения текстов пьес, их не публиковали вплоть до XX века. Тексты драм писали сами актёры театра Но . В драмах Но органически сочетались между собой проза и поэзия, причем язык пьесы никогда не был разговорным. Это делало слова актеров неясными для зрителей, которым приходилось порой читать текст ёкёку , чтобы понять смысл пьесы. В драмах Но редки диалоги — в основном герои либо поют, либо говорят монологами.

Сюжет

ёкёку

Авторы ёкёку не придумывали свои сюжеты, наоборот, они брали за основу всем известные легенды, сказания, фабулы саг, романов и «драматизировали» их, переводили в сферу театрального искусства. Так, в театре Но внимание сосредотачивается только на ключевом моменте из жизни героя, а всё лишнее отбрасывается. В такой драме нет привычного нам сюжета . Вместо развития действия герои погружаются в один эпизод и переживают его внутренний смысл. Можно сказать, что драма Но повествует о чувствах героев, а мы наблюдаем за исповедью персонажа.

Как правильно носить медицинскую маску

Как сообщает ТАСС, новый коронавирус может сохраняться в воздухе до 30 минут. Маски же сильно уменьшают риск подцепить инфекцию и заразить окружающих.

Когда точно надо носить медицинскую маску

Эксперты Всемирной организации здравоохранения рекомендуют надевать маску в двух случаях:

  • Если вы здоровы, но близко общаетесь с человеком, имеющим признаки респираторной инфекции: кашель, повышенную температуру, насморк, боль в горле…
  • Если у вас самих такие симптомы.

Медицинское подразделение правительственного портала Гонконга дополняют этот список. Специалисты настаивают, что лицо необходимо защищать маской, если:

  • Вы находились в тесном (на расстоянии до 2 метров) контакте с людьми, у которых на тот момент были или вскоре появились признаки ОРВИ. В таком случае вы должны носить маску как минимум 10 дней после этого контакта.
  • Вы посещаете больницы или клиники либо же работаете в них.
  • Вам приходится проводить время в людных и плохо проветриваемых местах: метро, тесном переполненном офисе, супермаркете, маленьком классе.
  • Ваша работа связана с продуктами питания или же обслуживанием пассажиров в общественном транспорте.

Какой из вариантов выбрать — от ВОЗ или от китайцев, решайте сами в зависимости от сложившейся обстановки.

Почему лучше носить одноразовые маски

Одноразовые маски используют несколько часов, а затем обязательно выбрасывают. Снимать, а затем снова надевать такую маску нельзя. Иначе вы рискуете руками разнести инфекцию по лицу и окружающим предметам.

Многоразовые маски изготовлены из плотной моющейся ткани, которую производители рекомендуют стирать в горячей воде в соответствии с инструкцией. Эти модели выглядят более выгодными, ведь не надо запасаться целой стопкой аксессуаров — достаточно одного. Но на практике многоразовые маски — плохой вариант.

Уильям Шаффнер

профессор медицины в отделении инфекционных заболеваний Медицинской школы Университета Вандербильта (Нэшвилл, США)

Их не всегда удаётся очистить должным образом, и это действительно проблема.

Исследование 2015 года показало, что медработники, предпочитающие многоразовые маски, страдают от ОРВИ чаще, чем их коллеги, которые пользуются одноразовыми вариантами. Причина как раз в сложности очистки.

Отдельно упомянем такой плод прогресса, как респираторы. Они тоже бывают одноразовыми и многоразовыми и в целом являются более надёжным (хотя и дорогим) способом защиты, чем обычные медицинские маски. Но американская некоммерческая организация Consumer Reports, которая занимается защитой прав потребителей, предупреждает: респиратор сложно надеть так, чтобы избежать протечек. Например, американские работники сферы здравоохранения обязаны проходить ежегодный тест, чтобы доказать, что умеют правильно пользоваться устройством.

Поэтому мы сосредоточимся на одноразовых медицинских масках, совладать с которыми по силам каждому.

Что купить

Что сделать до того, как надеть медицинскую маску

1. Тщательно вымойте руки

ВОЗ напоминает: маска будет эффективна только в том случае, если вы сочетаете её использование с тщательным мытьём рук. Вот как надо действовать:

  • намочите руки тёплой водой;
  • нанесите на ладони мыло;
  • не менее 20 секунд тщательно натирайте мылом кисти;
  • ополосните руки водой, чтобы смыть остатки мыла;
  • вытрите бумажным полотенцем;
  • затем этим же полотенцем закройте кран, чтобы не касаться его чистыми руками;
  • выбросьте полотенце в мусорное ведро.

Если поблизости нет воды и мыла, воспользуйтесь дезинфицирующим гелем для рук на спиртовой основе или тщательно протрите ладони и пальцы спиртовыми салфетками.

2. Проверьте, нет ли на маске дефектов

Вынув маску из упаковки, убедитесь, что на ней нет дыр и иных повреждений.

3. Определите, где верх, а где низ

Верхняя часть маски имеет жёсткий, легко гнущийся край. Он нужен, чтобы маска как можно точнее повторила форму вашего носа.

4. Попробуйте определить, где внутренняя сторона, а где внешняя

Производители, которые заботятся об удобстве пользователей, делают маски двухцветными. Внутренняя часть при таком исполнении обычно белая. А внешняя может быть светло‑серой, голубой, зеленоватой…

Но, к сожалению, так бывает не всегда. Если у маски нет белой стороны или цвета поверхностей не отличаются, задача усложняется. В этом случае можно попробовать определиться по косвенным признакам.

Например, в некоторых случаях наружная сторона чуть более плотная и жёсткая (её задача — отталкивать капельки жидкости). Внутренняя сторона мягче, чтобы уменьшить риск раздражения кожи и впитывать в себя капельки вашей слюны.

Определить стороны иногда можно и по нанесённому на поверхность маски логотипу. Когда вы наденете маску, он должен будет читаться снаружи, не иметь перевёрнутых букв.

Впрочем, по словам отдельных экспертов, если надеть маску «не той» стороной, ничего страшного не произойдёт. Так что сильно не переживайте.

Как правильно надеть медицинскую маску

1. Чистыми руками поднесите маску к лицу (внутренней стороной, если её удалось идентифицировать)

Нижним краем она должна накрыть подбородок, а верхним — ноздри и кончик носа. Ноздри должны быть прикрыты обязательно!

2. Закрепите маску на лице

Как именно, зависит от вида аксессуара.

  • Маска с ушными петлями. Просто наденьте каждую петлю на ухо.
  • Маска с эластичными петлями. Наденьте маску так, чтобы нижняя петля оказалась на затылке или шее, а верхняя — в районе макушки.
  • Маска с завязками. Некоторые маски поставляются с полосками ткани с верхней и нижней стороны. Поднимите маску за верхние завязки и закрепите их бантиком чуть ниже макушки. Нижние пока оставьте свободными: их надо будет завязать на затылке, но только после следующего шага.
Правильно надетые медицинские маски. Анна Гуридова / Лайфхакер

3. Отрегулируйте носовую часть

Большим и указательным пальцами придайте верхнему гибкому краю маски форму вашего носа

4. Расправьте маску на лице

Она должна полностью закрывать подбородок и нижнюю часть носа. Пальцами плотно прижмите маску к лицу и убедитесь, что между нею и кожей нет зазоров.

Для наглядности ВОЗ представила коротенькое видео, как правильно надевать маску с ушными петлями (другие модели надеваются аналогично). Вот оно:

Как долго можно носить одноразовую маску

Есть лишь два правила:

  • Ни в коем случае не носите одну и ту же маску дольше суток.
  • Немедленно замените её, если она повреждена или загрязнена (вы активно касались её немытыми руками, находились в ней в тесном, забитом людьми помещении).

Старайтесь не прикасаться к маске, пока она на вашем лице. Если вам приходится делать это, обязательно мойте руки до и после прикосновения.

Как правильно снимать маску и что делать с ней после

Освобождать лицо от маски тоже важно по определённому алгоритму.

  • Тщательно вымойте руки.
  • Не прикасайтесь к передней части маски: скорее всего, на ней есть вирусы или бактерии.
  • Снимая маску, держитесь только за её петли или завязки.
  • Положите использованную маску в полиэтиленовый пакет, завяжите его и бросьте в мусорное ведро. В больницах, как правило, есть специальные урны для утилизации биологически опасных предметов, таких как использованные маски и перчатки.
  • Опять вымойте руки тёплой водой с мылом или воспользуйтесь дезинфицирующим средством.

Читайте также 💉💊⚕️

Часть 24. Особенности костюмов и масок театра Но. Заключение

История театрального костюма с Анной Пахомовой

 

 

 

Об авторе

Пахомова Анна Валериевна – профессор Московской художественно-промышленной академии им. С.Г.Строганова, кандидат культурологии, постоянная ведущая рубрики «Мода и мы» в журнале «Studio Д`Антураж», сотрудничает с журналами «Ателье» и «Индустрия моды», дизайн-эксперт Союза дизайнеров Москвы, член Международного художественного фонда, член Международной ассоциации писателей и публицистов.

Начало см. Часть №20

Эта часть завершает цикл статей, посвященных театральному костюму японского театра Но. В ней мы подробно рассмотрим костюмы периода Эдо, его детали и аксессуары, интересные подробности о масках Но (по книге Н.Г. Анариной «История японского театра») и в заключение будут некоторые данные об особенностях кукольного театра Бунраку и Дзёрури, а также символе мон.


Ко-Тобидэ. Мастер Ёкан. XVII в. (слева) / О-Тобидэ. Неизвестный мастер. Конец XVI в. (справа)

В предыдущей части мы довольно подробно рассказали о бутафории. Теперь пришло время рассмотреть костюм и маску главного героя, который производит, пожалуй, самое поражающее визуальное впечатление. Яркость и великолепие использованного для изготовления текстиля, богатство красок, делают его основным украшением спектакля. В современном театре Но существуют 94 основные канонические комбинации костюмов для всех персонажей, включая фарсёра аи. Костюмы составляют ценнейшее имущество актеров. Они передаются из поколения в поколение, а новые создаются в точном соответствии со старинными образцами. Во времена Канъами и Дзэами костюмы были довольно просты, но постепенно стали приближаться к одежде придворной знати, духовенства. К XV веку широко распространился обычай дарить актерам одежду во время представлений, поэтому среди самых старинных из сохранившихся костюмов XV века есть личная одежда сёгунов и аристократов. Например, в школе Кандзэ хранится подаренный сёгуном Ёсимаса элегантный жакет хаппи тёмно-зеленого цвета, расшитый бабочками. С течением времени были созданы театральные костюмы, не повторявшие придворную моду, но причудливо сочетавшие придворные обычаи в одежде, относившиеся к разным периодам. Этот процесс происходил в период Эдо. Именно тогда костюмы театра Но достигли невероятной степени изысканности и роскоши.


Дожи. Мастер Тохаку. XVII в. (слева) / Ёримаса. Неизвестный мастер. Конец XVI в. (справа)

Отличительной особенностью костюмов является их необычайная конструктивность. Отдельный элемент костюма может быть использован в самых разнообразных сочетаниях с другими, причем без их разделения на мужские и женские. Например, тёкэн – элегантную прозрачную шёлковую накидку с развевающимися широкими рукавами и с крупным цветочным узором, вытканным серебряными или золотыми нитями, надет на женщине во время танца. Она же, эта накидка, в ролях призраков погибших молодых влоинов становится боевым доспехом, когда надевается с юбкой-штанами окути из тончайшего шёлка, ниспадающими до пола. Мидзугоромо – накидка от дождя – является одеждой для путешествий и работы для мужчин и женщин всех возрастов. Когда рукава накидки подвязаны к плечу, значит, персонаж занят физической работой. Если женщина в мидзугоромо появляется на сцене с зеленой веткой бамбука в руках, перед вами безумная, блуждающая по дорогам в поисках родной души.


Энми-Кайя. Неизвестный мастер. Начало XV в. (слева) / Уба. Маска приписывается мастеру Хими. Начало XV в. (справа)

Можно заметить, что многообразие костюмов возникает и из всевозможных комбинаций элементов, и в результате разных манер ношения одной и той же одежды путем использования различных аксессуаров. Так, охотничье платье караори, сшитое из тонкого цветного шелка — ординарный женский наряд. Оно надевается поверх кимоно покроя кицукэ, спереди подоткнуто у талии, а сзади ниспадает до пола. Когда караори надевается поверх тяжелых окути (штанов-юбки), спереди подоткнуто за пояс, а сзади распускается шлейфом по полу – это костюм знатной особы. Если при этом голову украшает корона, то персонаж – принцесса. А когда в том же стиле надевается прозрачное кимоно тёкэн, перед зрителями – небесная фея.


Кагекиё. Неизвестный мастер. XVII в. (слева) / Шинкаку. Мастер Ямато. XVII в. (справа)

Обязательным элементом каждого костюма являются воротники эри, имеющие V-образную форму. Они пришиваются к вороту нижнего кимоно, могут быть однослойными и многослойными, разных цветов. Цвет воротника указывает на социальный статус персонажа. Белый – самый благородный; одинарный белый воротник носят боги и принцы. Следующий по степени благородства воротник аристократов окрашен в светло-голубой цвет. У монахов и старых женщин воротники коричневые, а синие используются в костюмах злобных духов воинов, гневных богов и демонов.


Ясэ-Отоко. Мастер Тосуи. XVIII в. (слева) / Кояши. Неизвестный мастер. Конец XVI в. (справа)

Костюм главного героя отличается подчеркнутой элегантностью, богатством и сложностью. Он изготавливается из драгоценных тканей, парчи, тяжёлого шёлка, украшен великолепной вышивкой с использованием золотых и серебряных нитей, объёмной аппликацией, изображающей травы, насекомых, цветы, банановые листья, потоки воды. Актер надевает два-три нижних тонких кимоно, а поверх – тяжёлое парчовое одеяние, особым образом драпирующееся на фигуре в зависимости от изображаемого персонажа. /С.281/

Завершат наше  повествование о японском театральном традиционном костюме некоторые интересные данные о масках. Мы ранее уже достаточно много о них говорили, но вот еще несколько фактов.


Моны некоторых знаменитых актерских династий

Вплоть до XVII века маски вырезались монахами, актерами, скульпторами. Согласно легенде, первые маски были сработаны богами и собственноручно императором Дзёгу Тайси (VI в.), и этот период считается мифологическим. Затем называют десять мастеров X-XI веков, среди них Никко, Мироку, Тацуэмон и священник Хими, который, считается, запечатлевал в масках лица умерших, привозимых к нему для обряда отпевания. Следующий период (XVI в.) оставил имена шести выдающихся резчиков масок. Самыми знаменитыми из которых стали Дзоами и Санкобо. Начиная с XVII века появляются семьи, которые специализируются на изготовлении масок Но, передавшие традицию через поколения до наших дней. Самая старинная фамилия профессиональных резчиков – Этидзэн.


Моны Итикава Дандзюро V и Иваи Хансиро IV (слева) / Кацукава Сюнсё. Итикава Дандзюро V и Иваи Хансиро IV. Между 1772 и 1781 гг. Цветная ксилография (справа)

Маски театра Но как принадлежность театрального обихода – это маски-амплуа. Существует несколько вариантов их классификации. Наиболее распространенная следующая: 1) маски старцев; 2) маски мужчин; 3) маски женщин; 4) маски сверхъестественных существ – богов, духов, демонов; 5) маски, названные именами персонажей отдельных пьес.

Известно 86 базовых наименований масок театра Но (то есть масок Но и Кёгэн вместе) и существует множество их разновидностей. Некоторые ученые говорят в целом о 450 видах, обнаруженных к настоящему времени.


Моны Итикава Эбидзо (Дандзюро V) и Саката Хангоро III (слева) / Кацукава Сюнэй. Эбидзо (Дандзюро V) в роли Сибараку и Саката Хангоро III в роли Ига-Но Хэйнайдзаэмона. Ксилография, 1791 г. (справа)

В маске сконцентрировано внутреннее состояние персонажа, и она помогает актеру в создании сценического образа. Самая трудная задача – оживить застывшее лицо маски, придать ей необходимое по тексту выражение. Для этого актер прибегает к едва заметным либо резким изменениям ракурсов, вследствие чего меняется освещенность маски при постоянном освещении сцены. При опускании головы на маску ложатся тени, что придает ей печальное или задумчивое выражение. Когда актер высоко держит голову, маска освещена максимально, и это создает эффект радостного, счастливого лица.


Кацукава Сюнэй. Иваи Хансиро IV (фрагмент цветной ксилографии). 1781-1789 гг. (слева) / Мон Иваи Хансиро IV (справа)

Маска не воспринималась средневековым актером как художественный прием; она была не концептуальна, а натуральна. Исполнитель верил, что он по-настоящему превращается в играемый персонаж, как в древних ритуалах верили, что символ вызывает символизируемое. Театр Но – это театр превращения, а не перевоплощения; здесь действует принцип полного отождествления актера с героем. Исполнителю и сегодня запрещается подвергать роль интеллектуальному анализу; он должен играть «по наитию». Маска в театре Но является вещественным свидетельством превращения актера в того, кого он играет./С. 287/


Схема грима. Стиль камадори (слева) / Грим (фотография) (справа)

В Японии три основных традиционных театральных жанра, если можно так выразиться: рассмотренный нами театр масок Но, театр Кабуки, и театр кукол Бунраку. Несколько слов о двух последних. Каждый из них имеет свою древнюю историю, особенности, касающиеся исполнительского мастерства, костюмов, грима, цветовой символики.


Акахимэ. Гравюра

Например, первый выход актера – исполнителя главной роли (иногда и большой группы актеров) на сцену в театре Кабуки связан с демонст­рацией костюма и грима. С этого, собственно, и начинается спектакль. Актер выходит на сцену из конца зрительного зала и идет на основную сцену мимо зрителей через зал. Такой проход по «цветочной тропе»  — ханамити создает в зрительном зале определенный эмоциональный настрой. Движение актера -смена сложных поз называется миэ. В сложном костюме актер не может двигаться как в обычной одежде и его пластика выглядит необычно. Все детали костюма сильно увеличены: рукава кимоно при помощи бамбуковых каркасов превращены в своеобразные щиты, украшенные огромными гербами мон. Использование монов в Кабуки носит издавна активный характер. Раньше ничто, кроме них не могло так лаконично, убедительно и быстро представить зрителям актера. «Моны в театральном костюме периода Эдо (особенно для ролей амплуа арагото) отличались огромной величиной и часто становились главным орнаментальным мотивом не только одежды исполнителя, но и всего спектакля. Наличие большого мона придавало костюму контрастность и подчеркивало его плоскостность. <…> мон воспринимался одновременно как украшение и как четкий, мгновенно читаемый знак определённой исполнительской династии или актёра»[1]. Вот небольшое описание Камакуры Кагэмаса—главного героя пьесы «Сибараку» (1905). Каждое движение, каждая поза подчеркивают монументаль­ность его фигуры. Нагабакама — штаны особого покроя не только полностью закрывают ступни, но даже волочатся как шлейф. Для того, чтобы не запутаться и не упасть, актеру приходится передвигаться, широко расставляя ноги, и после каждого шага застывать в определённых позах. При этом он то разводит рукава-щиты в стороны, то закрывает ими лицо. Он производит впечатление гиганта, преклонившего колени для того, чтобы поближе рассмотреть то, что происходит на земле. Толстый слой грима – кумадори — покрывает лицо актера, он абсолютно скры­вает его индивидуальные черты. Прическу украшают тикарагами — замысло­ватые бумажные ленты. Например, на кимоно особого  коричнево-золотистого оттенка (цвет хурмы) четко выделяется белый рисунок герба мона (три квадрата, вставленные один в другой). Актер перепоясан толстым шнуром ниодасуки. 


Сцена из спектакля

В японском театральном костюме декора­тивное начало ярко выражено, но не оно определяет специфику использова­ния костюма и его роль в создании художественного образа. По костюму можно определить время года, костюм активно участвует в конструировании сценического действия, передает такие психологические состоя­ния героя, которые недостижимы другими средствами в организации сценического пространства. 

Афиша 1976 года (слева) / Афиша 1985 года (справа)

О куклах театра Дзёрури можно сказать, что они совершенны. Рост куклы составляет три четверти роста человека. У этих удивительных кукол двигаются рот, глаза и брови, ноги, руки и пальцы. Туловище кукол примитивно: это плечевая перекладина, к которой крепятся руки и под­вешиваются ноги, если кукла — мужской персонаж. У жен­ских персонажей ног нет, потому что они не видны из-под длинного кимоно. Сложная система шнурков дает возможность кукловоду управлять мимикой. Головы кукол создают искусные мастера. Как и в других видах классического японского театра, существуют исторически сложившиеся типы, для каждого из кото­рых применяются определенные голова, парик, костюм. Как и у масок театра Но, многообразие голов кукол различают по возрасту, полу, характеру, социальной принадлежности. Каж­дая голова имеет свое название и происхождение, каждая применяется для определенных ролей.


Афиша «Нагасукудзира» (Кит-полосатик). Танцовщики, использующие «позу Нежинского». 1972 г. 

Чтобы легче было коор­динировать действия кукловодов и держать куклу примерно на уровне человеческого роста, главный кукловод омодзукаи работает в дере­вянных японских туфлях гэта на высоких подставках. Дей­ствия куклы должны точно совпадать с текстом, который читает гидаю. Четкая работа всех участников представления достигается годами упорной тренировки и считается одной из уникальных особенностей этого ис­кусства. Сказитель гидаю испол­няет роли всех героев и ведет повествование от авто­ра (иногда в представлении принимают уча­стие два или больше сказителей). Чтение гидаю должно быть максимально выразительным. Его задача — заставить кукол ожить. Знание мелодического рисунка текста, постановка голоса, строгая согласованность действий с другими участ­никами представления требуют многолетней упорной подготовки. Обычно на обучение уходит двадцать-тридцать лет. Как и в театре Но или Кабуки профессии гидаю и кукловодов в театре дзёрури явля­ются наследственными. В традиционно­м театральном искусстве Японии, сценические имена вместе с секретами мастерства передаются от отца к сыну, от учителя к ученику.


«27 вечеров для четырёх времен года», 1972 г. Танец льва из «Тибасан» (справа)

Японцы бережно сохраняют древнее театральное искусство, которое является культурным наследием. Вместе с тем очень интересен современный театр, в котором есть много инновационного, будь то балет, перформанс, драматический театр и т.д. Влияние традиционного японского театра на современные направления зрелищной культуры очевидно. Прежде всего, это, конечно, костюм. На базе старинных традиционных костюмов создаются новые интересные модели, порой причудливые и фантастические, но в них угадываются силуэты, элементы и детали тех одежд, которые много веков назад поражали зрителей своей яркостью и неповторимой красотой.


Кукла. Театр Бунраку (слева) / Кукла (деталь)


Схема прически / Голова куклы (съёмная деталь). Театр Бунраку (наверху справа)



Схемы причесок различных персонажей


Кукла и три кукловода. Театр Бунраку (слева) / Устройство куклы Бунраку (справа)


Вы можете посмотреть на YouTube:

Маски театра Но:

Нанесение грима с последующим снятием схемы (основного рисунка):

Кукольный театр Бунраку: 

http://www.youtube.com/watch?v=Ccm8M5yzmzI&feature=related

http://www.youtube.com/watch?v=qCLl6Z9cc78&feature=related;  

Музыка: синтез древнего традиционного (сямисэн) и современного (электронные инструменты). Братья Йошида:

http://www.youtube.com/watch?v=x_CzD0GBD-4-

Костюмы, грим (на англ.яз.):

Перформанс (современный сценический костюм с деталями и формообразованием традиционного костюма):

http://www.youtube.com/watch?v=83EEIQFNedc&feature=related


[1] Сердюк Е.А. Японская театральная гравюра 17-19 веков. М., 1990. С. 57.

Руководство по маскам COVID-19 пересмотрено — снова > Новости > Yale Medicine

[Первоначально опубликовано: 28 июля 2021 г. Обновлено: 28 февраля 2022 г.]

Поскольку число случаев заражения COVID-19 от варианта Omicron резко сократилось, Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) во второй раз в этом году ослабили свои рекомендации в отношении масок. Последние рекомендации позволяют примерно 70% людей в Соединенных Штатах снимать маски, если они хотят, как в помещении, так и на улице.Рекомендации предполагают, что многим американцам больше не нужно поддерживать социальную дистанцию ​​или избегать людных помещений.

Попадаете ли вы в 70%, зависит от того, где вы живете — новая система CDC классифицирует округа как страны с низким, средним или высоким риском на основе таких данных, как используемые больничные койки, госпитализации и общее количество новых Случаи COVID-19 на 100 000 человек в районе за предыдущую неделю. Вы можете проверить риск в вашем округе с помощью инструмента на веб-сайте CDC.

  • Если вы живете в округе с низким уровнем риска:  Носите маску в соответствии с вашими личными предпочтениями, основанными на вашем личном уровне риска.
  • Если вы живете в округе со средним уровнем риска: Если у вас ослаблен иммунитет или вы подвержены высокому риску тяжелого заболевания, поговорите со своим лечащим врачом о том, нужно ли вам носить маску и принимать дополнительные меры предосторожности. Если вы живете или имеете социальные контакты с кем-то из группы высокого риска тяжелого заболевания, подумайте о том, чтобы проверить себя на инфекцию, прежде чем собираться вместе и носить маску, когда находитесь с ними в помещении.
  • Если вы живете в округе с высоким уровнем риска:  Носите подходящую маску в помещении в общественных местах, независимо от статуса вакцинации или индивидуального риска (в том числе в школах K-12 и других общественных местах).Дополнительные меры предосторожности могут потребоваться для людей с высоким риском тяжелого заболевания.

Где бы вы ни жили, Центры по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) рекомендуют своевременно получать вакцины против COVID-19 и проходить тестирование, если у вас есть симптомы. Маски по-прежнему требуются в самолетах, автобусах, поездах и других видах общественного транспорта. Также важно избегать мест скопления людей и плохо проветриваемых помещений, если вы подвержены повышенному риску серьезно заболеть COVID-19, и держаться на расстоянии не менее шести футов от других людей, если вы подвергаетесь высокому риску или не в курсе последних новостей. ваши вакцины.

Это изменение произошло через месяц после рекомендаций Центра по контролю и профилактике заболеваний в январе, когда компания Omicron росла, в которой были указаны конкретные типы масок и респираторов, которые можно использовать для предотвращения передачи SARS CoV-2, вируса, вызывающего COVID-19. Они указали, что некоторые типы масок и респираторов, такие как N95 и KN95, обеспечивают большую защиту, чем другие, но посоветовали носить наиболее защитную маску, которая хорошо подходит и которую вы будете носить постоянно.

Более свежие рекомендации не высечены на камне.Если появится угрожающий новый вариант, CDC может снова порекомендовать носить маски.

«Мы еще многого не знаем, тем более что новые варианты продолжают появляться», — говорит Карлос Оливейра, доктор медицинских наук, специалист по педиатрическим инфекционным заболеваниям Йельского университета. Весной 2021 года, когда вирус, казалось, пошел на убыль, доктор Оливейра рекомендовал людям сохранять свои маски на случай, если они им снова понадобятся, что они и сделали, когда этим летом вспыхнуло распространение дельта-варианта. «Всплески передачи [коронавируса] могут быть по разным причинам», — сказал он.

Шила Шеной, доктор медицинских наук, магистр здравоохранения, специалист по инфекционным заболеваниям Йельского университета, в то время также держалась за свои маски, хотя США в целом добились прогресса в вакцинации. «Я не решаюсь сказать, что мы приближаемся к миру после COVID, когда так много людей все еще страдают от этого вируса», — сказала она. «Если есть что-то, чему мы должны были научиться, так это то, что мы все взаимосвязаны; то, что происходит в одной части мира, влияет на всех».

Др.Шеной сказал: «Нет ничего «безопасного» — это всегда «безопаснее». Если вы полностью вакцинированы, находиться рядом с людьми без маски безопаснее, чем два года назад», — сказала она.

Врачи также выразили обеспокоенность по поводу людей, которые подвергаются риску осложнений в случае инфицирования, в том числе пожилых людей или людей с ослабленным иммунитетом, а также детей младше 5 лет, которым по-прежнему нельзя делать прививки. Доктор Оливейра предложил родителям сделать все возможное, чтобы ограничить контакт ребенка с непривитыми людьми.«Мой совет — если ваши дети не могут получить вакцину — убедитесь, что они находятся с иммунизированными людьми вне школы», — сказал он. «Постарайтесь сделать так, чтобы все в семье, кто может получить вакцину, получили ее».

Мандаты на ношение масок заканчиваются во всех штатах, кроме одного планирует сделать это в ближайшие недели.

Розничные продавцы и круизы следуют за ними, а магазины Apple и Target на этой неделе отменяют свои требования по использованию масок.Согласно сообщению The Washington Post , круизные компании, такие как Norwegian и Royal Caribbean International, заявили, что требования к маскам для вакцинированных пассажиров будут смягчены.

Но руководство CDC не изменилось, даже несмотря на то, что вариант Omicron отступает по всей стране. Вакцинированные люди должны носить маски, когда находятся в помещениях в зонах «значительной или высокой передачи», которые по-прежнему охватывают более 95% страны, согласно карте CDC.

Поскольку количество ежедневных случаев продолжает падать, CDC пересматривает свои рекомендации, заявила на брифинге на прошлой неделе директор CDC Рошель Валенски, доктор медицинских наук.

«Мы хотим дать людям возможность отдохнуть от таких вещей, как ношение масок, когда эти показатели улучшатся, а затем иметь возможность снова обратиться к ним, если ситуация ухудшится», — сказала она.

В то время как штаты ослабляют правила ношения масок, власти округов и городов теперь решают, что делать в своих юрисдикциях. По данным Los Angeles Times , вакцинированные жители округа Лос-Анджелес вскоре смогут ходить без масок в помещениях, где проверяют наличие доказательств вакцинации.

Чикаго также прекратит использование масок и вакцин против COVID-19 в общественных местах, таких как рестораны, в следующий понедельник, согласно Chicago Tribune .В тот же день штата Иллинойс отменит обязательное использование масок в помещении по всему штату. Маски по-прежнему будут необходимы в медицинских учреждениях и в общественных местах.

Государственные и местные школьные советы также обсуждают свою политику в отношении масок. Как сообщает Associated Press, во вторник Совет по образованию штата Мэриленд проголосовал за то, чтобы разрешить местным школьным округам решать, должны ли учащиеся носить лицевые покрытия в школе. Обновление вступит в силу 1 марта, если оно будет одобрено комитетом Генеральной ассамблеи штата Мэриленд, который следит за соблюдением правила.

В Нью-Йорке чиновники штата начали снимать правила ношения масок. В то же время, согласно новому опросу, опубликованному во вторник Исследовательским институтом Сиенского колледжа, 58% избирателей Нью-Йорка хотят видеть данные за начало марта до того, как будут отменены требования о школьных масках. Около 45% опрошенных заявили, что требование штата о ношении масок в общественных местах также должно оставаться в силе.

Дебаты о ношении масок в школах, вероятно, продолжатся, тем более, что районы оказываются между органами здравоохранения и родителями, согласно The Wall Street Journal . Окружные чиновники в нескольких штатах ежедневно получают сотни электронных писем от обеих сторон, в которых родители призывают отменить правила ношения масок или говорят, что требования должны оставаться в силе, чтобы обеспечить безопасность детей.

Защитит ли меня маска, даже если никто другой ее не носит?

Штаты в США готовятся к отмене некоторых предписаний по ношению масок в помещении, поскольку случаи Covid-19 из-за всплеска, вызванного омикронами, продолжают снижаться.

Калифорния, Коннектикут, Делавэр, Нью-Джерси и Орегон, а также другие штаты переосмысливают обязательное использование масок в общественных местах и ​​школах, поскольку многие американцы говорят, что устали носить маски в помещении.Когда-то маскирование считалось важным инструментом для предотвращения распространения Covid среди других, но стратегии пандемии изменились по мере того, как стало доступно больше вакцин и методов лечения, и страна начала двигаться к «новой нормальности».

Для полного освещения пандемии коронавируса

Д-р Рошель Валенски, директор Центров по контролю и профилактике заболеваний, заявила в среду, что агентство работает над обновленным руководством по ношению масок, отметив, что большая часть страны по-прежнему наблюдается высокая или существенная передача.

«Мы оцениваем скорость передачи, а также частоту тяжелых исходов, поскольку мы рассматриваем обновление и пересмотр нашего руководства», — сказала она на брифинге группы реагирования Белого дома на Covid-19.

Хотя большинство экспертов в области здравоохранения согласны с тем, что всеобщее ношение масок, наряду с вакцинацией, остается лучшей стратегией общественного здравоохранения против распространения вируса, люди все равно могут получить пользу от ношения маски, даже если вокруг них никого нет.

«Вы, безусловно, гораздо лучше защищены, чем были бы, если бы вообще не носили маску», — сказал Лоуренс Гостин, профессор общественного здравоохранения в Университете Джона Хопкинса и директор Сотрудничающего центра Всемирной организации здравоохранения по национальным и Закон о глобальном здравоохранении.

Однако, поскольку вариант омикрон настолько заразен и все еще так широко распространяется в США, защита от маски может быть немного меньше, независимо от статуса прививки, сказала Шерил Хилтон, декан Школы глобальной общественности Нью-Йоркского университета. Здоровье.

«Те, кто не носит маски, могут передать себе Covid-19, а они, в свою очередь, могут передать другим», — сказал Хилтон.

Маска должна по-прежнему обеспечивать некоторую защиту в условиях без маски, при условии, что она хорошо подогнана и правильно надета, сказал Билл Хэнэдж, эпидемиолог из Гарвардского института им.Школа общественного здравоохранения Х. Чана.

Люди проходят мимо Нью-Йоркской фондовой биржи на Манхэттене в прошлом месяце. Файл Star Max / AP

На своем веб-сайте CDC есть рекомендации по правильному ношению маски, в которых говорится, что она должна закрывать нос и рот и закрепляться под подбородком.

Тип и качество маски также имеют значение. Исследование CDC, опубликованное в пятницу, показало, что люди, которые постоянно носят высококачественную маску, такую ​​как N95 или KN95, в закрытых общественных местах, по-видимому, имеют больше шансов избежать Covid.В отчете CDC рассматривались случайно выбранные жители Калифорнии, которые получили отрицательный или положительный результат теста на Covid с 18 февраля по 1 декабря. сократился на 56 процентов. Хирургическая маска снизила шансы на 66 процентов. Люди, которые носили N95 или KN95, имели на 83% меньше шансов получить положительный результат теста на Covid.

Отчет был опубликован через несколько недель после того, как агентство обновило свое руководство по маскам для широкой публики, заявив, что люди «могут выбрать» носить маски N95 и KN95, потому что они обеспечивают наилучшую защиту от этого вируса.

Маска калибра N95 может «обеспечить вам максимально оптимальную защиту независимо от того, что делают окружающие», — сказала Рану Диллон, специалист по реагированию на эпидемии в Гарвардской медицинской школе.

Маски настолько хороши из-за того, как устроены волокна, и потому что они обычно содержат электрозаряженный слой, который может нейтрализовать вирус, проникающий в маску или выходящий из нее, сказал он.

Ношение N95 позволяет людям «жить настолько нормально, насколько это возможно, но при этом оставаться в безопасности», — сказал Диллон.По его словам, некоторые люди считают маски N95 неудобными для ношения, но «вы можете найти множество масок N95, которые на самом деле более удобны, чем хирургические или тканевые маски».

Гостин из Сотрудничающего центра Всемирной организации здравоохранения по национальному и глобальному законодательству в области здравоохранения сказал: «Чем выше качество маски, тем лучше».

«Если вы носите хорошо подогнанный респиратор N95 или KN95, вы, безусловно, гораздо лучше защищены, чем если бы вы не носили маску», — сказал он.И чем больше вокруг вас людей в масках, тем больше будет защита, добавил он.

Однако даже самый лучший N95 не защитит от инфекции, если люди его не носят.

Вирус может распространяться на большие расстояния, в том числе в закрытых помещениях, таких как рестораны и бары, где люди обычно без масок и находятся в непосредственной близости друг от друга, сказал доктор Исаак Богоч, врач-инфекционист и доцент медицины в Университет Торонто.

Отчет CDC, опубликованный в марте, показал, что открытие ресторанов в первые месяцы пандемии в 2020 году привело к росту числа случаев заболевания спустя более месяца.

— Я знаю, это звучит до боли очевидно, — сказал Богоч. «У вас могут быть маски самого высокого качества. Однако, если вы снимаете их в течение длительного времени в закрытых помещениях, например, во время обеда, то они не обеспечат значительной защиты».

Выполните NBC Health на Twitter & Facebook .

Маски снимаются в большем количестве штатов, но не все улыбаются

Подробности и сроки откатов политик широко варьировались от места к месту.

В штате Иллинойс губернатор Дж. Б. Притцкер заявил, что планирует отменить правила использования масок в большинстве мест, но не в школах, в конце февраля, если число госпитализаций продолжит сокращаться. В Вашингтоне губернатор Джей Инсли заявил, что на следующей неделе он прекратит действие мандата штата на использование наружных масок и объявит об обновлении его мандата на использование в помещении, в то время как официальные лица штата Орегон заявили, что правила ношения масок будут отменены к концу марта.А в Род-Айленде губернатор Дэн Макки заявил, что отменит свой приказ о ношении масок в школах в начале марта и в большинстве других мест на этой неделе.

Тем не менее, некоторые сомневались в сроках. Джо Базилон, , владелец кофейни в Чикаго, сказал, что ему все это кажется слишком ранним. Он сказал, что планирует продолжать просить своих сотрудников носить маски после отмены мандата, но не будет требовать этого от клиентов.

«Я имею в виду, я устал носить маску? Конечно, да, — сказал мистер Бейзилон. «Мы занимаемся этим уже более двух лет.Но я по-прежнему считаю, что это создает безопасность для людей, у которых может быть нарушена иммунная система. Меня беспокоит то, что это может снова поторопиться».

Руководители городов, которые ввели более строгие ограничения, чем те, которые наложены их штатами, также начали пересматривать свою политику. Мэр Бостона Мишель Ву во вторник изложил ориентиры, когда город отменит требования о подтверждении наличия вакцины, если число госпитализаций и число случаев заболевания продолжат падать. В Денвере представители здравоохранения заявили, что маски станут необязательными в школах в конце февраля.А в Дулуте, штат Миннесота, мэр Эмили Ларсон заявила, что она позволит истечь в субботу мандату на ношение масок, введенному в прошлом месяце в разгар всплеска Омикрона.

«Все еще есть новые штаммы и личный выбор в отношении вакцинации», — сказала г-жа Ларсон. «Это делает нас всех уязвимыми и открытыми для будущих инфекций и реалий пандемии. И для меня это еще одна причина, по которой этот срок истекает — мое личное ощущение, что сейчас мы движемся не к тому, как победить Covid-19, а к тому, как мы с ним сосуществуем.

Митч Смит сообщил из Чикаго, а Шон Хаблер из Сакраменто. Роберт Кьярито предоставил репортажи из Чикаго и Луис Ферре-Садурни из Нью-Йорка. В подготовке репортажей также участвовали Адил Хассан, Аманда Моррис, Амелия Ниренберг, Дана Гольдштейн, Джулия Хейворд и Джилл Коуэн.

Носите маску, но выбирайте с умом

Вторя новым рекомендациям Центра по контролю и профилактике заболеваний США, наш эксперт говорит, что любая маска лучше, чем никакая маска, но один вариант явно лучше.

Джефф Вайнсток
 

Это были неспокойные 22 месяца для тех, кто носит маски, и это должно касаться всех, поскольку мы все пытаемся подавить распространение высококонтагиозного омикронного варианта коронавируса.Мы рассмотрели столько же вариантов рекомендаций по использованию масок, сколько и самого вируса. Поскольку COVID-19 остается движущейся, мутирующей мишенью, наука должна продолжать догонять и менять курс.

«Изменение вариантов имело большое значение в эволюции рекомендаций по ношению масок», — говорит Мариса Глюкофт, исполнительный директор по улучшению качества и безопасности пациентов в Детской больнице Лос-Анджелеса.

Как обстоят дела? В прошлую пятницу Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) обновили свои рекомендации по ношению масок, поэтому мы попросили Glucoft рассказать, что нам нужно знать теперь .

Салфетка хирургическая или респиратор?

Как и ожидалось компанией Glucoft, в заявлении CDC была установлена ​​иерархия вариантов ношения масок:

1. Респираторы (с маркировкой N95 или KN95)

2. Хирургические маски

3. Тканевые маски

Общая рекомендация агентства по маскам была четкой: носите одну — « самую защитную маску, которая вам подходит, и которую вы будете носить постоянно. »

Glucoft говорит, что маски оцениваются по двум параметрам: прилегание и фильтрация.Плотно ли прилегает маска к носу и рту и отфильтровывает ли она переносимые по воздуху частицы, на которых распространяется вирус? Ранее во время пандемии упор делался в первую очередь на блокирование выхода частиц потенциально инфицированных людей из маски; теперь с вариантом омикрон такое же значение придается защите владельца от проникновения вирусных частиц.

Для блокирования вируса превосходство респираторных масок неоспоримо, поскольку данные показывают, что они задерживают 95% частиц в воздухе.

«Они добавили свойства фильтрации, встроенные в ткань, которые предотвращают попадание более мелких частиц», — говорит Глюкофт. «В здравоохранении мы обычно используем их для лечения инфекционных заболеваний, которые распространяются через мелкие частицы, такие как омикрон».

Хирургические маски закончились?

Нет, они по-прежнему надежный второй вариант. Но они имеют более свободную посадку, чем N95, и Glucoft говорит, что они созданы для защиты от крупных капель и менее эффективны против микробов с мелкими частицами, связанных с омикронами.Может помочь ношение двух хирургических масок для более плотного прилегания к лицу.

Итак, тканевые маски закончились?

Не совсем, но можно и лучше.

«Я не думаю, что вас, например, выбросят из самолета, но мы бы не рекомендовали их», — говорит Глюкофт. Тканевые маски не имеют такого качества ткани, из которой сделаны хирургические маски или респираторы, поэтому частицы легко просачиваются внутрь и наружу.

«Я перестала носить тканевые маски, — говорит она.«Как только поставки хирургических масок улучшились, я переключился на них».

Как часто я могу носить маску?

Как правило, говорит Глюкофт, используйте один раз в день, но износ сократит срок службы. «То, что мы говорим людям в больнице, — это один раз в день, и ограничить манипуляции с респиратором, потому что чем больше вы его надеваете и снимаете, тем больше вы влияете на прилегание. Для широкой публики выбросьте его в конце дня и даже раньше, если он загрязнится или намокнет.Это уже не будет эффективно».

Должен ли я носить двойную маску?

Если вы носите хирургическую маску, вам будет полезно наложить на нее вторую хирургическую маску или тканевую маску. Но просто знайте, что вас защищает не дополнительный слой, а более плотная посадка.

Одно замечание от Glucoft: не надевайте респиратор с двойной маской, потому что это создаст слишком плотное прилегание, что в конечном итоге заставит людей перемещать маски для большего комфорта или, возможно, вообще отказаться от обеих масок.

«Это заставляет людей чаще прикасаться к своему лицу и манипулировать своей маской, — говорит Глюкофт, — и заставляет их ненавидеть маскировку, так что это плохо во всех отношениях».

Главный вывод, добавляет Глюкофт, заключается в том, что защита от коронавируса требует скоординированных усилий; ношение маски является лишь одним из его компонентов. Но в сочетании с социальным дистанцированием, регулярным мытьем рук и вакцинацией маски обеспечивают защиту прямо в точке атаки вируса, без которой никто из нас не должен быть.

 

Щелкните здесь для получения информации о варианте омикрон.


Сопутствующее содержимое

Можно ли повторно использовать маску KN95 или N95? Эксперты говорят «да», но следуйте этим шагам | Умные новости

При надевании или снятии маски держите ее за края или лямки, чтобы избежать загрязнения. Грейс Кэри через Getty Images

В связи с бушующим по всей стране высококонтагиозным омикронным вариантом Covid-19 эксперты в области общественного здравоохранения призывают американцев заменить тканевые маски на маски N95 или KN95.

Но эти лицевые маски можно использовать повторно только в течение короткого периода времени, поэтому многие задаются вопросом, могут ли они безопасно повторно использовать свои лицевые маски N95 или KN95, и если да, то как. Вот советы экспертов по максимально эффективному использованию маски KN95 или N95:

Используйте хорошую форму

При надевании новой маски проверьте ее плотное прилегание вокруг рта, носа и подбородка. Большинство масок N95 или KN95 изготовлены из ткани, похожей на паутину из синтетических полимерных волокон, предназначенной для улавливания вирусных частиц. Основное различие между двумя масками заключается в том, что маски N95 являются стандартом в США, а маски KN95 — в Китае.N95 также одобрены для использования в медицинских учреждениях США

.

После того, как вы наденете маску, постарайтесь не прикасаться к ней как можно дольше. Одной из распространенных ошибок является снятие маски, чтобы поговорить с другими, что создает множество возможностей для заражения. Снимая маску, держитесь подальше от передней и внутренней части маски. Вместо этого держите его за края или ремни. После снятия маски тщательно вымойте или продезинфицируйте руки.

«Определенно избегайте части прямо перед тем местом, где вы дышите, например, прямо перед вашим носом и ртом», — говорит Линси Марр, профессор гражданской и экологической инженерии в Технологическом институте Вирджинии, Кристен Роджерс для CNN.

Сделайте санитарный перерыв

В отличие от тканевых масок, рекомендованных ранее во время пандемии, маски N95 или KN95 нельзя просто бросить в стирку. Поскольку маски имеют особый статический заряд, задерживающий вирусы, их ни в коем случае нельзя стирать.

Вирусные частицы, попавшие в респиратор, погибают в течение от нескольких часов до нескольких дней, поэтому эксперты рекомендуют оставлять маску N95 или KN95 висеть в прохладном сухом месте на день или два между выходами на улицу.

Простой метод реализации этого периода отдыха между использованиями – положить маску в коричневый бумажный пакет на 24–48 часов, прежде чем использовать ее снова.

«Беспокоенность по поводу ношения маски в общественных местах, очевидно, если на нее попадут частицы, возможно, даже вирус, но если вы храните ее в сухом мешке, вы, по сути, снова дезинфицируете в течение определенного периода времени», — говорит Джо Гастальдо. , эксперта по инфекционным заболеваниям в OhioHealth, Бейли Олдридж из Miami Herald .

Сабрина Ассуму, врач-инфекционист Бостонского медицинского центра, рекомендует чередовать несколько масок, чтобы у каждой маски был санитарный перерыв между использованиями.Затем люди могут соответствующим образом маркировать сумки, чтобы отслеживать каждую маску.

«Для N95 мы рекомендуем менять [маску] каждый день», — говорит Ассуму Фелисити Уорнер для USA Today . «Но вы можете вращать их. Если у вас есть три маски, [например], вы можете пронумеровать их и поменять местами».

Проверка на износ

Поскольку маски изнашиваются с разной скоростью, перед использованием рекомендуется регулярно проверять пригодность и работоспособность маски.Ищите признаки растянутых ремней, пятен, загрязнения или износа маски — все это ставит под угрозу ее способность фильтровать Covid-19.

Чем дольше и чаще вы носите маску N95, тем сильнее она загрязняется и тем быстрее ее нужно будет заменить. Рабочий на передовой, носящий маску N95 в течение дневной смены, может обнаружить, что его маска скомпрометирована после одного использования, в то время как кто-то, кто обедает в маске или носит ее для похода в продуктовый магазин, может обнаружить, что они могут использовать ее несколько раз. Это.

«Если вы меняете маски, моете руки и правильно их храните, вы можете использовать их от пяти до чуть больше раз», — говорит Гастальдо USA Today .

Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) рекомендуют использовать респираторы N95 не более пяти раз, отмечая, что каждый раз, когда респиратор снимается и снова надевается, он ослабляет и растягивает ремни масок. Согласно руководству CDC, медицинские работники не должны повторно использовать респираторы.

«Действительно, от вашего лица станет мерзко, или ремни ослабнут, или, возможно, порвутся до того, как вы потеряете фильтрующую способность», — говорит Марр CNN.

Известно, когда нужно идти

Маски N95 и KN95 нельзя использовать бесконечно, поэтому вам нужно знать, когда их пора выбросить. Жестких сроков не существует — эффективность масок со временем снижается, — но эксперты говорят, что если маска заметно грязная или повреждена, испачкана или намокла, пора от нее отказаться.

Каждый раз, когда кто-то вступает в тесный контакт с человеком, инфицированным Covid-19, ему следует выбрать новую маску для лица N95 или KN95.

COVID-19 Болезни и болезни Медицина Пандемия

Рекомендуемые видео

масок Covid-19 по всему штату отменяются.Что дальше?

В связи с тем, что волна Омикрона, наконец, отступает, крупнейшие штаты США, в которых все еще действовали общегосударственные ограничения Covid, начинают снимать многие из них. Калифорния, Коннектикут, Делавэр, Нью-Джерси, Орегон, Иллинойс, Нью-Йорк и Род-Айленд — все штаты с губернаторами-демократами — отменили или ослабили свои мандаты на маски.

Эксперты Rolling Stone , с которыми разговаривал , в том числе два члена консультативного совета президента Джо Байдена по COVID, согласились, что пришло время отменить широкие ограничения по всему штату.Вместо этого местные органы власти должны взять на себя инициативу, сосредоточив внимание на мандатах и ​​мерах в отношении вакцин, адаптированных для отдельных сообществ.

Но с политическими реалиями США остается только гадать, как это обернется.

«У нас не должно быть универсального подхода к открытию», — говорит Роберт Родригес, профессор неотложной медицины в Медицинской школе Калифорнийского университета в Сан-Франциско и один из советников Байдена по Covid. «Некоторые участки готовы, а другие нет.

Не только советники Байдена выступают за более локальный и теоретически более гибкий ответ на Covid. Официальный представитель Белого дома сообщил Rolling Stone , что у каждого сообщества есть свои уникальные проблемы с вирусом SARS-CoV-2, и они должны найти свои собственные решения.

По словам чиновника, реагирование на Covid под руководством местных властей является частью плана Байдена на «следующую фазу» пандемии, которая длится уже более двух лет.

Однако большая проблема заключается в том, что даже местная политика может натолкнуться на стену антинаучного сопротивления.«Нас не волнует, что говорят эксперты в области общественного здравоохранения», — посетовал Майкл Остерхольм, директор Центра исследований и политики в области инфекционных заболеваний в Университете Миннесоты и член совета Байдена по Covid.

Бесспорно, что через два месяца после того, как высококонтагиозный вариант Омикрон стал доминировать в Соединенных Штатах и ​​многих других странах, ситуация улучшается в большей части страны. По всей стране ежедневные новые случаи достигли рекордного уровня в 852 000 19 января, а затем быстро упали.

В среду было зарегистрировано всего 227 000 новых случаев, и тенденция резко снижается. Ежедневная смертность от Covid, которая, как правило, отстает от случаев заболевания на пару недель, лишь немного снизилась с недавнего максимума в 3900 26 января. Но если волна Омикрон похожа на пять предыдущих волн, смертность также должна быстро снизиться в ближайшие недели. .

Многие штаты, в которых все еще действовали общегосударственные ограничения, начали их отменять, поскольку уровень заболеваемости Omicron начал снижаться. Кроме того, Нью-Йорк ослабил требование о подтверждении вакцинации в масштабах штата для многих предприятий.По словам губернатора Кэти Хоукул, местные органы власти и отдельные предприятия могут принимать собственные решения. «Цифры снижаются, и пришло время адаптироваться».

Вакцины и методы лечения делают эту адаптацию возможной. Отличие нынешней волны от предыдущих в том, что сегодня почти все американцы имеют доступ к множеству высокоэффективных вакцин. 1 февраля Pfizer обратилась в Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США с просьбой одобрить первую вакцину против Covid для детей в возрасте от шести месяцев до пяти лет.Все остальные уже имеют право на участие, а любой желающий старше 12 лет может получить бустер.

Более широкий выбор вакцин и новые эффективные методы лечения означают, что мы не сталкиваемся с той пандемией, которая была даже несколько месяцев назад. Смысл в том, что касается ограничений на бизнес, школы и общественные собрания по всему штату, ясен. «Я открыто заявляю о необходимости снять их и двигаться дальше», — говорит Али Мокдад, профессор наук о показателях здоровья в Институте здоровья Вашингтонского университета.

Пандемия не закончилась.Почти наверняка будут новые варианты и новые всплески инфекций, поскольку вирус продолжает развиваться и находит очаги непривитых людей. Но местные органы власти должны справляться с Covid «детально», говорит Родригес.

«Например, в Калифорнии есть районы с очень высоким — более 94 процентов — уровнем вакцинации и очень низким уровнем Covid в сообществе, которые должны открыться», — пояснил он. «И наоборот, есть другие районы Калифорнии с низким уровнем вакцинации и высоким уровнем заболеваемости в обществе, которые должны , а не .

«Некоторые участки готовы, а другие нет, — говорит Родригес. Есть ли у населенных пунктов политическая воля для сохранения собственных ограничений — открытый вопрос.

В любом случае мандаты на маски должны исчезнуть в первую очередь, говорит Остерхольм. Более того, небрежные и неэффективные мандаты на маски должны быть прекращены, подчеркнул он. Большинство общегосударственных и местных требований к маскам в США разрешают использование тканевых и хирургических масок и не учитывают, насколько хорошо они подходят.

Плохо подобранная ткань и хирургические маски бесполезны, говорит Остерхольм.«Данные ясны и убедительны в том, что важны респираторы N95». Все остальные формы маскировки являются «символическими», добавляет он.

Мандат на вакцинацию — будь то правительство или бизнес — является наиболее эффективной политикой общественного здравоохранения, по словам Остерхольма: «Это то, на чем мы должны сосредоточиться».

Но мандаты на вакцинацию стали политически чреватыми. В то время как во многих городах, округах, штатах и ​​предприятиях действуют налоговые требования при приеме на работу, Верховный суд США в прошлом месяце заблокировал попытку администрации Байдена ввести общенациональный мандат на вакцинацию для всех сотрудников частных фирм с сотней и более работников — решение многие эксперты в области права заявили, что практически не имеют оснований в законе.

Высший суд разрешил администрации ввести запрет на ваксацию медицинских учреждений.

Частичный отказ Верховного суда от того, что было бы, пожалуй, лучшей политикой для снижения заболеваемости Covid, отражает растущее недоверие многих американцев ко всем без исключения экспертам в области общественного здравоохранения. Это может вызвать проблемы, поскольку пандемия становится все менее национальным и государственным бременем и все больше ложится на плечи местных чиновников.

Возможно, округа и города — лучшее место для разработки политики общественного здравоохранения, как объясняет Родригес.Однако остается открытым вопрос, допустят ли такую ​​политику жители округов и городов — по крайней мере, громкое меньшинство.

«Мы переживаем две пандемии, — говорит Остерхольм. «Один с Covid, причиняющий огромную боль и страдания. Но вторая пандемия — это отсутствие доверия к правительству и общественному здравоохранению. Перед нами стоят серьезные задачи».

.