29Ноя

Лимфоузлы при пневмонии: Что делать, если лимфоузел возле уха воспалился

Содержание

Противовоспалительные и иммуномодулирующие эффекты бактериального лизата на моделях асептического лимфаденита и пневмококковой пневмонии in vivo | Крышень

1. Блохин Б.М., Стешин В.Ю. Место лизатов бактерий ОМ-85 (Бронхо-Мунал) в профилактике и лечении респираторных заболеваний у детей // Практическая пульмонология, 2016. № 2. С. 29-34. [Blokhin B.M., Steshin V.Yu. Bacterial lysates OM-85 (Broncho-Munal) for prevention and treatment of respiratory infections in children. Prakticheskaya pulmonologiya = Practical Pulmonology, 2016, no. 2, pp. 29-34. (In Russ.)]

2. Директива 2010/63/EU Европейского парламента и Совета Европейского Союза от 22 сентября 2010 года по охране животных, используемых в научных целях. [Directive 2010/63/EU of the European Parliament and of the Council of 22 September 2010 on the protection of animals used for scientific purposes].

3. Калюжин О.В. ОМ-85 в профилактике/лечении респираторных инфекций и обострений хронических заболеваний легких: критерии выбора, механизмы и доказательства // Лечащий врач, 2018. № 3. С. 77-82. [Kalyuzhin O.V. OM-85 in the prevention/treatment of respiratory infections and exacerbations of chronic lung diseases: selection criteria, mechanisms and evidence. Lechashchiy Vrach = Attending Physician, 2018, no. 3, pp. 77-82. (In Russ.)]

4. Калюжин О.В. Топические бактериальные лизаты в профилактике и лечении респираторных инфекций // Практическая медицина, 2016. № 2 (94). С. 69-74. [Kalyuzhin O.V. Topical bacterial lysates in the prevention and treatment of respiratory infections. Prakticheskaya meditsina = Practical Medicine, 2016, no. 2 (94), pp. 69-74. (In Russ.)]

5. Мужикян А.А., Макарова М.Н., Гущин Я.А. Особенности гистологической обработки органов и тканей лабораторных животных // Международный вестник ветеринарии, 2014. № 2. С. 103-108. [Muzhikyan A.A., Makarova M.N., Gushin Ya.A. Features histological processing of organs and tissues of laboratory animals. Mezhdunarodnyy vestnik veterinarii = International Bulletin of Veterinary Medicine, 2014, no. 2, pp. 103-108. (In Russ.)]

6. Мужикян А.А., Ходько С.В., Гущин Я.А., Макарова М.Н., Макаров В.Г. Гистологические изменения в лимфатических узлах крыс при моделировании острого шейного лимфаденита // Международный вестник ветеринарии, 2017. № 1. С. 75-83. [Muzhikyan A.A., Khodko S.V., Gushin Ya.A., Makarova M.N., Makarov V.G. Histological changes in the lymph nodes of rats in modeling acute cervical lymphadenitis .Mezhdunarodnyy vestnik veterinarii = International Bulletin of Veterinary Medicine, 2017, no. 1, pp. 75-83. (In Russ.)]

7. Тесакова С.В., Самусенко И.А., Карачинская И.В., Крышень К.Л., Абрашова Т.В., Макарова М.Н., Макаров В.Г. Экспериментальная модель шейного лимфаденита у крыс для оценки противовоспалительной эффективности препаратов // Профилактическая и клиническая медицина, 2011. № 1 (38). С. 57-62. [Tesakova S.V., Samusenko I.A., Karachinskaya I.V., Kryshen K.L., Abrashova T.V., Makarova M.N., Makarov V.G. Experimental model of cervical lymphadenitis in rats to evaluate the efficacy of anti-inflammatory medicines. Profilakticheskaya i klinicheskaya meditsina = Preventive and Clinical Medicine, 2011, no. 1 (38), pp. 57-62. (In Russ.)]

8. Челябин Э.А., Завьялов А.Е., Куринский В.В., Важжов И.В. Шейный лимфаденит как междисциплинарная проблема // Научный альманах, 2017. № 1-3. С. 256-260. [Cheliabin E.A., Zavyalov A.E., Kurinsky V.V., Vazhzhov I.V. Cervical lymphadenitis as interdisciplinary problem. Nauchnyy almanakh = Scientific Almanac, 2017, no. 1-3, pp. 256-260. (In Russ.)]

9. Bessler W.G., vor dem Esche U., Masihi N. The bacterial extract OM-85 BV protects mice against influenza and Salmonella infection. Int. Immunopharmacol., 2010, Vol. 10, no. 9, pp. 1086-1090.

10. Bodemer C., Guillet G., Cambazard F., Boralevi F., Ballarini S., Milliet C., Bertuccio P., la Vecchia C., Bach J.F., de Prost Y. Adjuvant treatment with the bacterial lysate (OM-85) improves management of atopic dermatitis: A randomized study. PloS ONE, 2017, Vol. 12, no. 3, e0161555. doi: 10.1371/journal.pone.0161555.

11. Cazzola M. A new bacterial lysate protects by reducing infectious exacerbations in moderate to very severe COPD: A double-blind, randomized, placebo-controlled trial. Trends in Medicine, 2006, Vol. 6, no. 3, pp. 191-199.

12. Guidance for Industry. Estimating the maximum safe starting dose in initial clinical trials for therapeutics in adult healthy volunteers: Pharmacology and toxicology. 2005. 30 p.

13. Han L., Zheng C.P., Sun Y.Q., Xu G., Wen W., Fu Q.L. A bacterial extract of OM-85 Broncho-Vaxom prevents allergic rhinitis in mice. Am. J. Rhinol. Allergy, 2014, Vol. 28, no. 2, pp. 110-116.

14. Hvalbye B.K., Aaberge I.S., Løvik M., Haneberg B. Intranasal immunization with heat-inactivated Streptococcus pneumoniae protects mice against systemic pneumococcal infection. Infect. Immun., 1999, Vol. 67, no. 9, pp. 4320-4325.

15. Lewandowski A., Christine M.D., Myers М.J. λ-Carrageenan initiates inflammation via activation of heterodimers TLR2/6 and TLR4/6. J. Immunol., 2018, Vol. 200, Suppl. 1, 42.12.

16. Orcel B., Delclaux B., Baud M., Derenne J.P. Oral immunization with bacterial extracts for protection against acute bronchitis in elderly institutionalized patients with chronic bronchitis. Eur. Respir J., 1994, Vol. 7, pp. 446-452.

17. Roїy A., Chorostowska-Wynimko J. Bacterial immunostimulants-mechanism of action and clinical application in respiratory diseases. Pneumonol. Alergol. Pol., 2008, Vol. 76, no. 5, pp. 353-359.

18. Tao Y., Yuan T., Li X., Yang S., Zhang F., Shi L. Bacterial extract OM-85 BV protects mice against experimental chronic rhinosinusitis. Int. J. Clin. Exp. Pathol., 2015, Vol. 8, no. 6, pp. 6800-6806.

19. Zhong H., Wei J., Yao Y., Fu R., Li H., Fu Q., Wen W. A bacterial extract of OM-85 Broncho-Vaxom suppresses ovalbumin-induced airway inflammation and remodeling in a mouse chronic allergic asthma model. Int. J. Clin. Exp. Pathol., 2017, Vol. 10, no. 2, pp. 1149-1157.

Рентгенологический синдром изменения корней легких

Стенограмма видеолекции кандидата медицинских наук Соколиной Ирины Александровны о рентгенологическом синдроме изменения корней легких из цикла передач Лучевая диагностика для терапевтов.

Игорь Евгеньевич Тюрин, доктор медицинских наук, профессор:

– Позвольте мне сразу перейти к следующей лекции и попросить Ирину Александровну рассказать о состоянии корней легких, о патологии лимфатических узлов. Все, что связано с этой проблемой. Пожалуйста, Ирина Александровна.

Ирина Александровна Соколина, кандидат медицинских наук, руководитель отделения лучевой диагностики Клиники пропедевтики имени Василенко ПМГМУ:

– Спасибо большое, Игорь.

Добрый день, уважаемые коллеги!

Итак, сегодня мы с вами поговорим о рентгеноанатомии корней легких и о рентгенологическом синдроме изменения корней легких.

(Демонстрация слайда).

С точки зрения анатомии, корни легких представляют собой совокупность структур, которые расположены топографически определенным образом в воротах легких. Они включают в себя ряд анатомических элементов.

Это, прежде всего, легочная артерия, легочные вены, сопутствующие легочным артериям бронхи, лимфатические сосуды, узлы, клетчатка и листки плевры.

Надо сказать, что на большом протяжении указанные образования располагаются экстрапульмонально и на рентгенограммах могут быть скрыты тенью сердца, поэтому анатомически и рентгенологически понятие корня легкого несколько отличается.

(Демонстрация слайда).

С точки зрения рентгенологии, нормальный корень легкого на рентгенограммах, которые выполняются при правильной установке больного, представлен суммарной тенью крупных легочных сосудов.

Необходимо сказать – анализируя корень легкого, необходимо обращать внимание на установку пациента. Это должна быть правильная установка больного, которая определяется по симметричному расстоянию между остистыми отростками, которые мы видим, и грудинно-ключичными сочленениями. Небольшие повороты могут вызывать изменения отображения корня легкого и симулировать какие-то патологические состояния.

02:03

(Демонстрация слайда).

Корни правого и левого легкого в норме располагаются неодинаково. Правый корень представлен, как мы видим на рентгенограмме, дугообразно искривленной тенью средней плотности. Эта тень расширена в верхнем отделе и незначительно суживается книзу. Корень правого легкого располагается на уровне II ребра и II межреберья.

В основном корень правого легкого представлен нижней долевой легочной артерией и расположенным рядом с ним промежуточным бронхом. Он отчетливо виден при рентгенологическом исследовании в виде просветления.

Корень левого легкого чаще всего бывает прикрыт тенью сердца и виден у небольшого количества пациентов. В соответствии с анатомическими особенностями, корень левого легкого располагается на одно ребро выше корня правого легкого. Это необходимо помнить, анализируя рентгенограмму.

Это что касается расположения корней легких.

(Демонстрация слайда).

По структуре тень корня легкого в норме неоднородна, потому что представлена в основном сосудами, которые разветвляются на более мелкие ветви. Формируется неоднородность корня. Плюс корень легкого пересекается еще и бронхами. Это в норме создает неоднородность его структуры.

(Демонстрация слайда).

Наружные границы корня легкого представлены, как я уже говорила, расходящимися сосудистыми тенями. Направление артерий, как мы знаем, более вертикальное. Вены располагаются более горизонтально. Четкость контура на отдельных участках может быть не так выражена за счет наслоения просветления от бронхов.

Что касается деления корня на отделы: головка, тело и хвостовая часть. Оно сохраняет свою актуальность. Нижняя часть корня легкого (хвост) образована в основном мелкими разветвлениями сосудов уже сегментарных бронхов.

04:38

(Демонстрация слайда).

Что касается ширины корней легких. В основном ширина корня легкого определяется по правому корню. В норме она представляет собой ширину артериального ствола и промежуточного бронха. В норме, если брать эти две структуры, она не должна превышать 2,5 сантиметров.

Как правило, если мы будем измерять непосредственно только сосудистый ствол (то есть нижнюю долевую легочную артерию), то ширина ее не должна превышать 1,5, максимум 2 сантиметров.

(Демонстрация слайда).

Мы говорили о тех критериях, по которым мы оцениваем корень легкого при рентгенологическом исследовании. Расположение, структура, границы, четкость контуров и ширина корня.

В КТ изображении корни легких представляются на нескольких сканах. Мы анализируем их последовательно. Здесь хорошо выявляются бронхи, поскольку они воздухсодержащие, и прилежащие к ним сосудистые структуры.

Надо сказать, что дифференцировать сосудистые структуры от увеличенных лимфатических узлов, особенно если слабо выражена клетчатка средостения (это обычно встречается у детей, у молодых людей), практически невозможно. Дифференциальная диагностика между сосудистой патологией и увеличенными лимфатическими узлами или какими-то патологическими образованиями обычно проводится с применением внутривенного контрастирования. Оно позволяет нам различить эти структуры.

(Демонстрация слайда).

Что касается изменения корней легких. Под этим подразумевают любые отклонения от нормальной рентгенологической картины корней. Это может быть обусловлено различными патологическими состояниями. Чаще всего это увеличение лимфатических узлов.

К изменению корней легких могут приводить патологические состояния сосудов в виде аневризматического расширения или агенезии каких-то сосудистых элементов. Это поражения бронхов – в основном опухолевые. Изменение кровоснабжения в виде отека легких (расстройства обмена тканевой жидкости). Склеротические фиброзные процессы.

Все это может приводить к изменению расположения, величины, формы, структуры и плотности контуров корней легких.

07:28

(Демонстрация слайда).

Надо сказать, чтобы изолировано корень легкого менялся и вокруг не было каких-либо изменений – это встречается редко. В данном случае смещение корней легких обычно обусловлено изменением непосредственно объема легочной ткани.

Это может быть увеличение объема (мы видим на правом снимке), обусловленное буллезной эмфиземой. Изменение за счет буллы, которая смещает корень правого легкого. Какие-то фиброзные изменения могут приводить к смещению корней в ту или иную сторону.

Как правило, на причину такого смещения корней легких указывают те изменения легочной ткани, которые мы видим.

(Демонстрация слайда).

Но случаются ситуации, когда мы не видим никаких изменений, как на обзорной рентгенограмме в данном случае: практически легочные ткани. Но, посмотрите – корень левого легкого располагается на одном уровне с корнем правого легкого. Это позволяет нам предположить, нет ли тут какого-то процесса, который приводит к уменьшению объема.

На боковой рентгенограмме мы видим ателектаз язычковых сегментов, который в данном случае скрыт за тенью сердца. Именно этот процесс и вызывает смещение корня легкого.

(Демонстрация слайда).

Изменение структуры корня легкого проявляется обычно тем, что различные элементы в связи с отеком или фиброзом становятся плохо различимы. Это проявляется появлением однородности тени корня. В норме корень неоднородный. Он уплотняется, сосудистые структуры и отдельные элементы корня плохо дифференцируются.

Кроме того, нарастает интенсивность [тени] корня легкого. Просвет промежуточного бронха, который в норме, как мы видели, хорошо виден, утрачивает свою прозрачность. Становится завуалирован либо совсем не виден.

09:54

(Демонстрация слайда).

Повышение плотности корня легкого, как правило, обусловлено обызвествлением грудных лимфатических узлов, которое может иметь различную распространенность. Может быть скорлуповидным, глыбчатым, неравномерным, в виде тутовой ягоды.

(Демонстрация слайда).

Изменение контуров корней легких может быть нескольких видов. Чаще всего мы видим полициклические контуры корней легких, которые обусловлены в основном увеличенными лимфатическими сосудами.

Здесь представлен пациент с саркоидозом внутригрудных лимфатических узлов. Здесь двустороннее увеличение, расширение корней легких и полициклические контуры, которые образованы как раз увеличенными бронхопульмональными лимфатическими узлами.

Здесь может встречаться так называемый «симптом кулис», который обусловлен суперпозицией передней и задней группы бронхопульмональных лимфатических узлов.

(Демонстрация слайда).

Бугристые контуры корней легких встречаются преимущественно при опухолевых процессах. При этом также отмечается преимущественно одностороннее расширение корня легкого.

(Демонстрация слайда).

Нечеткие контуры корней легких, как правило, обусловлены отеком перибронховаскулярной ткани, который может возникать при различных застойных изменениях в легких. Могут возникать реактивно при воспалительных изменениях – за счет периваскулярного, перибронхиального отека или воспаления.

11:33

(Демонстрация слайда).

Тяжистые контуры обусловлены фиброзными изменениями за счет развития перигилярного фиброза. Причинами этого могут быть различные процессы.

(Демонстрация слайда).

Большое значение имеет, если мы говорим о синдроме изменения корней, расширение и деформация корня легкого. Сочетанный процесс с различными изменениями структуры его и границ. Здесь большое значение имеет – одностороннее или двустороннее расширение корней легких.

Одностороннее расширение и деформация корней легких обычно встречается при туберкулезном бронхоадените. Как правило, в этих случаях мы видим расширение корня, изменение его структуры, нечеткость границ. Эти изменения лучше всего выявляются при компьютерно-томографическом исследовании.

Надо сказать, что при любом подозрении на расширение корня легкого и для установления причины расширения корня легкого требуется в дальнейшем уточнение с помощью линейной томографии. Конечно, в настоящее время это компьютерная томография (лучше всего – с внутривенным контрастированием).

(Демонстрация слайда).

При компьютерно-томографическом исследовании туберкулез внутригрудных лимфатических узлов проявляется увеличением бронхопульмональных лимфатических узлов корня одного легкого и вышележащих лимфатических узлов средостения.

Подтверждают специфическую природу поражения лимфатических узлов с помощью внутривенного контрастирования (при этом происходит неравномерное накопление контрастного препарата), по капсуле лимфатического узла, фрагментарно. Это происходит за счет того, что в центре казеозные массы, которые не накапливают контрастный препарат. Инфильтрация перинодулярной клетчатки.

13:45

(Демонстрация слайда).

Туберкулезное поражение лимфатических узлов может сопровождаться различными нарушениями в легочной ткани: в форме сдавления бронхов, формирования ателектатических нарушений, диссеминации очагов отсева.

Конечно, туберкулез внутригрудных лимфоузлов – это первичный туберкулез. Он чаще встречается у детей. Но необходимо помнить о том, что и у пожилых людей также может наступать при неблагоприятных условиях реактивация старых туберкулезных очагов.

(Демонстрация слайда).

Здесь приведен пример пациента пожилого (81 года). Он поступил в клинику с такими жалобами на повышение температуры тела, одышку при физической нагрузке.

(Демонстрация слайда).

У него достаточно длительный анамнез. Начинается он с 1947-го года, когда он перенес пневмонию. Затем он обследовался в противотуберкулезных диспансерах, где диагноз туберкулеза был отвергнут. Проводилось обследование и лечение в стационаре по поводу бронхитов на протяжении последних лет.

Все равно нарастали слабость, кашель. В связи с вышеуказанными жалобами он поступил на обследование.

(Демонстрация слайда).

Из анамнеза жизни стоит отметить, конечно, что он перенес субтотальную резекцию желудка без применения химиотерапии. Наблюдается у онколога.

(Демонстрация слайда).

Мы видим его рентгенограммы за 2010-й год. Корень правого легкого расширен, уплотнен. Мы видим (неразборчиво термин, 15:29) изменения в переднем сегменте: уплотнение легочной ткани.

(Демонстрация слайда).

Он был дообследован с помощью линейной томографии. Мы видим проходимость всех бронхов. На этом этапе данных за туберкулезное поражение не наблюдалось.

15:52

(Демонстрация слайда).

Как раз на фоне ухудшения состояния, повышения температуры было проведено рентгенологическое обследование. В данном случае мы видим, что у корня легкого появилась нечеткость контуров, увеличение воспалительных изменений верхней доли правого легкого.

(Демонстрация слайда).

Посмотрите в динамике эти два снимка за 2010-й и 2011-й год. Здесь, конечно, четко видна на последнем снимке отрицательная динамика.

Чем это может быть обусловлено?

Первое, что приходит на ум, учитывая клинику такой картины, эти три процесса. Возможно, развитие пневмонии, центральный рак либо метастазы в лимфатические узлы в связи с тем, что у пациента была опухоль в анамнезе.

(Демонстрация слайда).

При проведении компьютерной томографии (мы не стали водить контраст – достаточно пожилой пациент) мы видим четко увеличенные лимфатические узлы, одностороннее увеличение лимфатических узлов.

В бифуркационной группе как раз неоднородная структура лимфатического узла.

В паратрахеальной – крупный лимфатический узел: полостное образование, которое оказалось бронхомодулярным свищом. Это было подтверждено при бронхоскопическом исследовании.

Ателектатические воспалительные изменения в верхней доле правого легкого и очаги обсеменения.

(Демонстрация слайда).

Дообследование пациента с помощью компьютерной томографии позволило установить правильный диагноз у пациента.

(Демонстрация слайда).

Но бывают сложные ситуации. Пациент 32-х лет, который был направлен к нам на компьютерную томографию (он ВИЧ-инфицирован несколько лет) для уточнения изменений в проекции корня левого легкого. Мы видим подозрение на патологическое образование в корне легкого: деформированы контуры.

(Демонстрация слайда).

При нативном исследовании видно, что отмечается локальное расширение аорты в области дуги. Но наряду с этим, посмотрите, выявляются увеличенные лимфатические узлы (они здесь показаны желтыми стрелками) в бифуркационной группе и трахеобронхиальной группе.

Размеры их – где-то до 1,5 сантиметров. Это пограничные размеры. Существует много дискуссий по поводу того, какие должны быть размеры лимфатических узлов.

18:35

(Демонстрация слайда).

После проведения внутривенного контрастирования мы четко видим аневризматическое локальное расширение дуги аорты.

(Демонстрация слайда).

Посмотрите, как лимфатические узлы (даже незначительно увеличенные) накапливают контрастный препарат: фрагментарно, по капсуле. Это позволило высказаться о том, что у пациента наряду с локальным расширением имеется и туберкулез внутригрудных лимфатических узлов.

(Демонстрация слайда).

Ему была назначена противотуберкулезная терапия. В динамике (мы видим здесь уже без контрастирования исследование) – уменьшение размеров лимфатических узлов и частичное обызвествление.

(Демонстрация слайда).

Одностороннее расширение и деформация корня легкого, помимо туберкулезного поражения, конечно, чаще всего встречается при опухолевых процессах. В данном случае не рентгенограмме мы видим расширение корня правого легкого, уплотнение корня правого легкого и тяжистые контуры.

(Демонстрация слайда).

При компьютерно-томографическом исследовании в корне правого легкого – большое узловое образование: перибронхиально-узловой рак. Наличие увеличенных лимфатических узлов. Изменения обусловлены опухолевым процессом.

19:53

(Демонстрация слайда).

Применение внутривенного контрастирования позволяет определить, прежде всего, стадию злокачественной опухоли, степень инвазии в крупные сосуды, в окружающие структуры. Это определяет тактику лечения пациента. В динамике наблюдения на фоне химиотерапии.

(Демонстрация слайда).

Двустороннее расширение и деформация корней легких обычно встречается при саркоидозе ВГЛУ. При этом мы видим двустороннее достаточно симметричное расширение корней с полицикличными контурами.

(Демонстрация слайда).

При компьютерно-томографическом исследовании лимфатические узлы имеют очень характерные черты. Определяется системное увеличение лимфатических узлов. Они имеют однородную структуру, четкие контуры, отсутствие изменений окружающей клетчатки.

Как правило, лимфатические узлы поражаются множественно – каждый в своей группе. Они очень редко приводят к сдавлению бронхов, к возникновению гиповентиляционных ателектатических изменений.

После контрастного усиления, в отличие от туберкулеза ВГЛУ, при саркоидозе они равномерно накапливают контрастный препарат всем объемом. Их плотность незначительно возрастает.

(Демонстрация слайда).

Надо сказать, что при хроническом течении саркоидоза наблюдается формирование кальцината. Сначала уплотнение лимфатического узла в центре, а затем отложение кальция. Раньше всегда считалось, что кальцинаты в лимфатических узлах – это прерогатива только туберкулеза. Нет. По нашим наблюдениям, все гранулематозные процессы могут сопровождаться отложением кальция во ВГЛУ.

При этом при саркоидозе мы видим, что кальцинаты, как правило, формируются и максимально выражены в центре лимфоузла, где в основном это воспаление, и вдали от бронхов.

22:05

(Демонстрация слайда).

Здесь приведены кальцинаты ВГЛУ. При силикозе характерны скорлупообразные кальцинаты, при саркоидозе и при туберкулезном поражении.

(Демонстрация слайда).

Двустороннее расширение и деформация корней легких может быть обусловлена не только увеличением лимфатических узлов, но и при легочной гипертензии. В данном случае у пациентки мы видим расширение корней легких и справа характерный симптом, который, кстати, редко встречается – сигарообразный контур.

(Демонстрация слайда).

При внутривенном контрастировании мы видим массивное поражение правой ветви легочной артерии, расширение легочной артерии. Это хроническое течение тромбоэмболии, поскольку мы видим реканализацию тромба. Выраженная двусторонняя гипертензия приводит к расширению корней легких.

(Демонстрация слайда).

Сужение корня легкого встречается крайне редко. В основном оно обусловлено агенезией легочной артерии. При этом рентгенологически отмечается повышение прозрачности одного из легочных полей, отсутствие нормального легочного рисунка и отсутствие собственной тени корня легкого. Это подтверждается (раньше при ангиопульмонографии) при КТ-ангиографии.

(Демонстрация слайда).

При сцинтиграфии этот случай. Мы видим полное отсутствие кровотока в правом легком.

(Демонстрация слайда).

В заключение мне бы хотелось сказать, что [тень] корней легких рентгенологически образуют бронхи и долевые сегментарные ветви легочной артерии, долевые и сегментарные бронхи, крупные вены.

Морфологической основой изменений корней легких является увеличение лимфатических узлов, патологические состояния сосудов, поражения бронхов, расстройства обмена тканевой жидкости, склеротические фиброзные процессы.

Синдром изменения корней легких включает любые отклонения от нормальной картины легких.

Компьютерная томография с внутривенным контрастированием в настоящее время является ведущим методом диагностики патологических изменений корня легкого.

Спасибо за внимание.

Комплексный подход в лечении запущенного рака легкого: что это значит и что это дает

Для большинства пациентов лечение рака связано прежде всего с хирургическим вмешательством, они уверены — «чем быстрее прооперироваться, тем лучше». Однако эксперты считают, что такой подход — в прошлом. Очень часто возникают ситуации, когда он может только навредить. Современным считается комплексный подход — во многих случаях он способен дать хорошие результаты, даже если болезнь запущена. В чем его суть?

Пациент, диагноз

Пациент 66 лет. Диагноз до лечения: периферический местнораспространенный рак верхней доли правого легкого сT4 N1 M0. Хроническая обструктивная болезнь легких (ХОБЛ), буллезная парасептальная эмфизема легких.

Как развивались события

В феврале 2020 года у пациента появились кашель, одышка и снижение толерантности к нагрузке, проявляющееся быстрым утомлением при минимальных физических усилиях. Поскольку число заболеваний коронавирусной инфекцией с каждым днем увеличивалось, семья пациента настояла на том, чтобы он сделал КТ грудной клетки. Признаков вирусной пневмонии исследование не выявило, однако обнаружилась большая опухоль в верхней доле правого легкого, которая уже начала прорастать в грудную стенку.

В НМИЦ хирургии им. А.В. Вишневского пациент обратился в июле и сразу был госпитализирован. В рамках обследования была назначена малоинвазивная диагностическая процедура, которая выполняется пока только в нескольких крупных центрах, — трансторакальная пункция легкого под КТ-навигацией (под контролем компьютерного томографа специальная тонкая игла доставляется через грудную стенку к опухоли и проводится взятие клеток для исследования).
По результатам пункции была диагностирован плоскоклеточный рак легкого.

Как принималось решение

Опухоль имела большие размеры, распространялась на грудную стенку, были признаки поражения лимфатических узлов трахеобронхиальной группы. Специалисты провели консилиум и пришли к выводу, что начинать лечение пациента с хирургического вмешательства нельзя.
Прежде всего, операция была бы чрезмерно травматичной: больному грозила пневмонэктомия (удаление всего легкого) и резекция костно-мышечного фрагмента грудной стенки. Кроме того, при такой распространенности опухолевого процесса предположительно поражаются мелкие лимфоузлы и близлежащие ткани. Гарантировать, что вмешательство будет радикальным (не останется ни одной опухолевой клетки, ни одного пораженного лимфоузла) не представлялось возможным.
Было принято решение начать лечение с химиотерапии.

Суть лечения и вмешательства

Пациенту было назначено четыре курса химиотерапии. Через месяц после окончания этого курса компьютерная томография показала результаты, которые вдохновили всех: произошла значительная редукция опухоли — она уменьшилась в два с лишним раза и уже не врастала в грудную стенку.

Можно было оперировать. Несмотря на прекрасные результаты химиотерапии, вмешательство предстояло большое и серьезное, — необходимо было радикально удалить первичное образование.
В конце октября в хирургическом торакальном отделении НМИЦ хирургии им. А.В. Вишневского пациенту выполнили верхнюю билобэктомию справа: было удалено три сегмента в верхней доле легкого и два сегмента в средней (по объему и массе вмешательства это половина правого легкого).

После операции морфологическое исследование удаленного материала показало явный лекарственный патоморфоз. В данном случае это означает, что химиотерапевтические препараты фактически уничтожили большую массу опухолевых клеток, и стадия заболевания была снижена с IV-й до I-й. Такая картина стала доказательством того, что тактика лечения была выбрана абсолютно правильно.

Риски и особенности ситуации

Пациент курил всю жизнь, и в легких произошли изменения по буллезному типу: их ткань заместили пузырьки (буллы), которые не принимают участия в процессе дыхания. Все это дополнительно осложняло ситуацию, и риск, что понадобится пневмонэктомия, сохранялся. Хирурги были готовы и к сложной бронхопластической операции, лишь бы сохранить пациенту часть легкого с правой стороны. Это удалось.


Комментарий хирурга

Алексей Александрович Печетов, кандидат медицинских наук, заведующий хирургическим торакальным отделением НМИЦ хирургии им. А.В. Вишневского

«Не было счастья, да несчастье помогло» — наверное, так можно описать ситуацию, которая складывалась в течение 2020 года. В стремлении убедиться, что у них нет ковида или при малейшем подозрении на вирусную пневмонию люди стали массово делать компьютерную томографию грудной клетки. Благодаря этому удалось выявить много раковых заболеваний на ранних стадиях, что, как можно догадаться, значительно повысило шансы больных на благоприятный исход событий.

Коварство рака легкого заключается в том, что довольно долго нет никаких клинических проявлений и человека ничего не беспокоит. Когда же появляются поводы для беспокойства — кашель с прожилками крови и другие неприятные симптомы — опухоль обнаруживается уже в запущенном состоянии.

Обычно больные как можно скорее хотят избавиться от рака, «побыстрее его вырезать», но надо понимать, что в большом количестве случаев это может навредить.
Современный подход к лечению рака легкого (и не только легкого) должен быть комплексным. Хирургия — лишь его часть. Как именно действовать в конкретной ситуации, должна определить компетентная онкологическая команда, в которую входят химиотерапевты, лучевые диагносты, лучевые терапевты, морфологи и хирурги. При необходимости — специалисты других профилей.

Многие пациенты опасаются химиотерапии, ее токсичного эффекта и других последствий, однако в руках грамотных онкологов эти риски можно минимизировать. У нашего пациента, например, после химиотерапии отмечалась анемия, но она была вовремя и адекватно скорректирована.

Случай, о котором идет речь, является примером блестящей работы онкологической команды. После торакальной пункции под КТ-наведением морфологи точно верифицировали опухоль (определили ее тип и стадию), затем химиотерапевты виртуозно подобрали лекарственные препараты. Это обеспечило редукцию опухоли в два с лишним раза и так называемый downstage: IV-я стадия сменилась I-й. Злокачественное образование стало резектабельным, и мы, хирурги, смогли успешно провести радикальное вмешательство.
Если уместно сравнение с большим пожаром, то химиотерапия как пожарная пена потушила все вокруг — локализовала, уменьшила, сузила опухолевый процесс, дав возможность подобраться к источнику возгорания (который находился довольно глубоко) и уничтожить его.

Ключевым моментом является, безусловно, правильный диагноз: точная верификация и стадирование опухоли, отсюда — правильное последовательное лечение. И здесь больной и его близкие должны со всей ответственностью подойти к выбору лечебного учреждения.

Возвращаясь к нашему пациенту, хочу отметить, что он — с учетом возраста, состояния, сопутствующих заболеваний — неплохо перенес и химиотерапевтическое лечение, и хирургическое вмешательство. После операции возникли некоторые осложнения в виде мерцательной аритмии, но наши аритмологи обеспечили соответствующую терапию, и он восстановился за 10-12 дней.
Сейчас чувствует себя нормально, недавно прошел контрольное обследование, — признаков опухолевого роста нет.
Пациент, выписанный с хорошим результатом и хорошим прогнозом, — это то, к чему всегда стремятся врачи. И мы несказанно рады, что в этом случае, несмотря на всю сложность ситуации, произошло именно так.

Заболеваемость раком легкого в мире остается, к сожалению, на очень высоком уровне (по данным ВОЗ, он входит в тройку самых распространенных онкологических заболеваний). Люди пренебрегают скринингом (низкодозной КТ грудной клетки), поэтому проблема часто обнаруживается на поздних стадиях, когда помочь человеку уже нелегко. Все чаще страдают молодые люди 35-40 лет, все чаще выявляются запущенные случаи.
Поэтому мы не устаем повторять пациентам: на кону — ваша жизнь, ее продолжительность и качество. Каждый человек должен сделать компьютерную томографию грудной клетки. К группе риска (курильщики; рак легкого в семейном анамнезе; жители больших городов и неблагоприятных с точки зрения экологии регионов) это относится прежде всего! Более точного способа выявить рак легкого на ранней стадии, чем КТ, сегодня нет.

Операционная бригада
Хирург — А.А. Печетов
Ассистенты — М.А. Маков, А.А. Караханян
Анестезиолог — Т.Н. Хлань
Медицинская сестра-анестезист — И.Б. Шогенова
Операционные сестры — И.А. Волкова, О.А. Светлова

Екатерина Сергиенко: Тяжелые последствия легкой формы COVID-19

На прошлой неделе в Минске после перенесенной коронавирусной инфекции умер 13-летний подросток. Родители уверяют: у сына не было серьезных проблем со здоровьем, а COVID-19 он перенес в легкой форме. В Минздраве готовы назвать причину смерти мальчика после вскрытия, однако уже сейчас медики предполагают, что к летальному исходу мог привести мультисистемный воспалительный синдром — редкое заболевание, связанное с коронавирусом. Так ли безобиден COVID-19 для детей, как считалось раньше, и какой возраст относится к группе риска, рассказывает доцент кафедры детских инфекционных болезней БГМУ, кандидат медицинских наук Екатерина Сергиенко.

— Екатерина Николаевна, много ли детей среди заразившихся коронавирусом?

— Примерно 2-5% от общего числа. При этом среди детей младше 10 лет этот процент составляет всего 0,4-0,8. Почему так? На эту тему у медиков много предположений. Например, дети реже контактируют с внешним миром, а также у них, возможно, в организме меньше специфических рецепторов, с которыми соединяется коронавирус и в дальнейшем развивается ковид-инфекция. Кроме того, низкая заболеваемость может быть связана с запасом врожденного иммунитета, чего нет у взрослого. Играет роль и хорошее состояние слизистых оболочек дыхательных путей, у них меньшее количество хронических заболеваний бронхолегочной системы. Важно то, что дети регулярно прививаются, в том числе живыми ослабленными вакцинами, которые стимулируют врожденный иммунитет.

— И это помогает им переносить инфекцию легче, чем взрослым?

— Однозначно сказать сложно, но в 90-95% случаев коронавирусная инфекция у детей протекает либо бессимптомно, либо в легкой или среднетяжелой форме. Только примерно 10% заболевших требуется госпитализация и около 1% переносят COVID-19 в тяжелой форме. Да, могут наблюдаться лихорадка, кашель, боль в грудной клетке, признаки поражения со стороны желудочно-кишечного тракта и другие симптомы острой респираторной инфекции. Но их продолжительность и частота гораздо меньше, чем у взрослого. Плюс у детей намного реже встречается такой симптом коронавирусной инфекции, как потеря обоняния и вкуса. Но при этом зачастую на COVID-19 может наслаиваться другая вирусная инфекция, например грипп, что увеличивает нагрузку на организм. Поэтому маски должны носить даже дети младше 10 лет.

— А часто ли такие пациенты выходят на пневмонию?

— Среди детей с коронавирусной инфекцией были диагностированы пневмонии в 6-7% случаев госпитализированных в стационар. При этом не у всех имелись хронические заболевания или ощутимые проблемы со здоровьем.

— Ребенок с хроническим заболеванием рискует перенести болезнь в тяжелой форме?

— Проводится множество исследований, насколько сахарный диабет, ожирение, бронхиальная астма, артериальная гипертензия или другие заболевания у детей могут влиять на тяжесть течения коронавирусной инфекции и ее исход. Теоретически можно предположить, что у ребенка с хроническими заболеваниями шансов выйти на пневмонию больше, но четкой корреляции здесь нет. Все зависит от его иммунитета. COVID-19 может протекать в виде острой респираторной вирусной инфекции (легкое течение), пневмонии без дыхательной недостаточности или с ней, острого респираторного дистресс-синдрома. В тяжелых случаях — с развитием мультисистемного воспалительного синдрома, который поражает различные органы и системы организма, а также с началом сепсиса с септическим шоком или без него.

— Что такое мультисистемный воспалительный синдром?

— Простыми словами, это чрезмерный ответ иммунной системы на коронавирус. Развиваться он может спустя даже 1-6 недель после перенесенной инфекции. Синдром характеризируется поражением сердечно-сосудистой, дыхательной систем, желудочно-кишечного тракта, почек, печени и других органов и систем. Среди симптомов: фебрильная лихорадка, сыпь на коже, конъюнктивит, склерит, увеличение лимфоузлов, отек ладоней и стоп, одышка, боли в сердце или в животе. Также могут быть изменения со стороны нервной системы: заторможенность, сонливость, нарушение сознания и даже галлюцинации.

— Это новое заболевание?

— Не совсем. По сути, это давно известный врачам синдром Кавасаки, который может развиться на фоне любой инфекционной патологии. Однако из-за ассоциирования с COVID-19 он получил название «мультисистемный воспалительный синдром, ассоциированный с COVID-19». Еще в марте европейские и американские ученые писали о развитии Кавасаки-подобного синдрома у детей, перенесших коронавирусную инфекцию. А уже в сентябре появилась информация о том, что он развивается и у взрослых.

— Дети какого возраста более подвержены развитию этого заболевания?

— Преимущественно это пациенты 6-18 лет. Однако нельзя исключать, что у более младших детей он также не разовьется. Я сталкивалась со случаями, когда мультисистемный воспалительный синдром был у малышей 3-4 лет. Здесь все сугубо индивидуально и зависит от иммунитета.

— Может ли этот синдром появиться у абсолютно здорового ребенка?

— Как бы парадоксально это ни звучало, но так чаще всего и бывает. При этом у детей, которые перенесли коронавирусную инфекцию в малосимптомной форме, сложнее диагностировать данное патологическое состояние.

— Часто ли мультисистемный воспалительный синдром приводит к летальному исходу?

— В мире описано около тысячи случаев такого заболевания. В ряде случаев оно имело летальный исход. Тут все зависит от реакции иммунной системы на вирус, в основе которой происходит так называемый цитокиновый шторм, сопровождающийся мультисистемным поражением в организме. Начаться это может очень быстро (молниеносно) и привести к летальному исходу. Но такое на самом деле происходит очень редко. Как правило, с помощью необходимой терапии процесс можно притормозить или вовсе подавить.

— Посоветуйте родителям, как защищать детей от заражения и возможного последующего мультисистемного воспалительного синдрома.

— Неспецифическая профилактика любой вирусной инфекции заключается в соблюдении всех необходимых мер предосторожности. Это в первую очередь использование масок в общественных местах, мытье рук, социальное дистанцирование, минимизация контактов. Когда в семье кто-то заболел или чувствует недомогание, нужно оставаться дома и обращаться за медицинской помощью. Даже если у человека незначительные симптомы, допустим, только кашель, все равно лучше проконсультироваться со специалистом. Лечение должно проходить под контролем врача, чтобы не допустить осложнений.

Вадим БАННЫЙ,

газета 7 Дней.-0-

Медиастинальная лимфаденопатия при немелкоклеточном раке легких: прогностическая ценность ПЭТ/КТ | Огнерубов

1. Состояние онкологической помощи населению России в 2016 году. Под ред. А. Д. Каприна, В. В. Старинского, Г. В. Петровой — М.: МНИОИ им. П. А. Герцена — филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России, 2017. — илл. — 236 с.

2. Methods for Staging Non-small Cell Lung Cancer: Diagnosis and Management of Lung Cancer, 3rd ed: American College of Chest Physicians Evidence-Based Clinical Practice Guidelines

3. Quint LE, Francis IR, Wahl RL, Gross BH, Glazer GM. Preoperative staging of non-small cell carcinoma of the lung: imaging methods. AJR Am J Roentgenol. 1995;164:1349–59.

4. Kyoichi Kaira et al. Biological significance of 18F-FDG uptake on PET in patients with non-small-cell lung cancer

5. Cuaron J, Dunphy M, Rimner A. Role of FDG-PET scans in staging, response assessment, and follow-up care for non-small cell lung cancer. Front Oncol. 2013;2:208.

6. Chansky K, Sculier JP, Crowley JJ, Giroux D, Van Meerbeeck J, Goldstraw P, et al. The International Association for the Study of Lung Cancer Staging Project: prognostic factors and pathologic TNM stage in surgically managed non-small cell lung cancer. J Thorac Oncol 2009;4(7):792–801

7. Hellwig D, Baum RP, Kirsch C. FDG-PET, PET/CT and conventional nuclear medicine procedures in the evaluation of lung cancer: a systematic review. Nuklearmedizin. 2009;48(2):59–69

8. Taus Á, Aguiló R, Curull V, Suárez-Piñera M, Rodríguez-Fuster A, Rodríguez de Dios N, et al. Impact of 18F-FDG PET/CT in the treatment of patients with non-small cell lung cancer. Arch Bronconeumol. 2014;50(3):99–104.

9. Shiraki N, Hara M, Ogino H et al. False-positive and true-negative hilar and mediastinal lymph nodes on FDG-PET — radiological-pathological correlation. Ann Nucl Med 2004; 18: 23–8

10. Chao F, Zhang H. PET/CT in the Staging of the Non-Small-Cell Lung Cancer. J Biomed Biotechnol. 2012;2012:783739.

11. Goldstraw P, Crowley J, Chansky K, Giroux DJ, Groome PA, Rami-Porta R, et al. The IASLC Lung Cancer Staging Project: Proposals for the revision of the TNM stage groupings in the forthcoming (seventh) edition of the TNM Classification of malignant tumours. J Thorac Oncol. 2007;2:706–14.

12. Li X, Zhang H, Xing L, Ma H, Xie P, Zhang L, et al. Mediastinal lymph nodes staging by (18) F-FDG PET/CT for early stage non-small cell lung cancer: A multicenter study. Radiother Oncol. 2012;102:246–50.

13. Lv YL, Yuan DM, Wang K, Miao XH, Qian Q, Wei SZ, et al. Diagnostic performance of integrated positron emission tomography/computed tomography for mediastinal lymph node staging in non-small cell lung cancer: A bivariate systematic review and meta-analysis. J Thorac Oncol. 2011;6:1350–8.

14. Hu M, Han A, Xing L, Yang W, Fu Z, Huang C, et al. Value of dual-time-point FDG PET/CT for mediastinal nodal staging in non-small-cell lung cancer patients with lung comorbidity. Clin Nucl Med. 2011;36:429–33.

15. Eschmann SM, Friedel G, Paulsen F, et al. For staging of advanced non-small cell lung cancer prior to neoadjuvant radiochemotherapy. Eur J Nucl Med Mol Imaging. 2002;29:804–8.

16. Seltzer MA, Yap CS, Silverman DH, Meta J, Schiepers C, Phelps ME, et al. The impact of PET on the management of lung cancer: The referring physician’s perspective. J Nucl Med. 2002;43:752–6

17. Cerfolio RJ, Ojha B, Bryant AS, Raghuveer V, Mountz JM, Bartolucci AA. The accuracy of integrated PET-CT compared with dedicated PET alone for the staging of patients with nonsmall cell lung cancer. Ann Thorac Surg 2004; 78: 1017–23

18. Bryant AS, Cerfolio RJ, Klemm KM, Ojha B. Maximum standard uptake value of mediastinal lymph nodes on integrated FDG-PET-CT predicts pathology in patients with non-small cell lung cancer. Ann Thorac Surg 2006; 82: 413–22.

19. Nambu A, Kato S, Sato Y et al. Relationship between maximum standardized uptake value (SUVmax) of lung cancer and lymph node metastasis on FDG-PET. Ann Nucl Med 2009; 23: 269–75.

20. Клинические возможности позитронно-эмиссионной томографии: монография/Н.А. Огнерубов, Т. С. Антипова. — Воронеж: Издательскополиграфический центр «Научная книга», 2018. — 117 с.

Узелки в легких — Больница Brigham and Women’s Hospital

Узел в легком представляет собой твердую область, похожую на мрамор, встроенную в легочную ткань. Легочная ткань похожа на губку, состоящую из крошечных воздушных мешочков и кровеносных сосудов, которые снабжают организм кислородом.

Каков риск того, что узелок в легком является раковым?

Риск того, что любой узелок является раковым, в первую очередь зависит от его размера.

  • Как правило, при узлах диаметром менее 6 мм (1/4 дюйма) проводится повторная компьютерная томография органов грудной клетки из-за низкого риска рака (десять процентов или менее), если не ощущается усиление каких-либо других признаков вероятность рака.
  • Узелки размером от 6 мм до 10 мм требуют тщательной оценки.
  • Узлы диаметром более 10 мм следует подвергнуть биопсии или удалить из-за 80-процентной вероятности того, что они являются злокачественными.
  • Узлы размером более 3 см относятся к легочным образованиям.

Что вызывает узелки в легких?

Легочный узел может быть вызван многими факторами: увеличенным лимфатическим узлом, застарелой пневмонией или инфекцией, попаданием мокроты в крошечный дыхательный путь или многими другими причинами. К сожалению, рак также может образовываться и проявляться в виде узелков в легких.Узелки в легких могут быть вызваны:

  • Увеличенные лимфатические узлы
  • Инфекции, такие как пневмония или туберкулез
  • Болезни легких, вызванные грибком
  • Мокрота попала в крошечный дыхательный путь
  • Шрамы
  • Кисты
  • Рак легкого

Каковы симптомы узелков в легких?

Узелок в легком сам по себе редко вызывает симптомы.

Как диагностируются легочные узлы?

Если вам сказали, что у вас узел в легком, важно, чтобы вы взяли с собой на прием в клинику торакальной хирургии BWH копию фактического КТ или рентгенограммы грудной клетки (а не только письменный отчет).Эти сканы обычно поставляются на CD/DVD. Скан будет загружен на компьютеры в нашей клинике, и ваш хирург просмотрит его вместе с вами.

Если необходимы дополнительные анализы, ваш хирург может также провести следующие диагностические тесты и процедуры:

КТ грудной клетки для выявления узлов в легких

Компьютерная томография грудной клетки использует комбинацию рентгеновских лучей и компьютерных технологий для получения подробных изображений костей, мышц, жира и органов. Их также можно использовать для визуализации размещения игл во время биопсии.

Рентген грудной клетки для выявления узлов в легких

Рентген грудной клетки использует невидимые лучи энергии излучения для получения изображения любого образования или пятна в легких. Повторные КТ грудной клетки и рентгенограммы грудной клетки являются наиболее распространенным способом отслеживания узла в легком. Иногда делают ПЭТ. Если повторное сканирование показывает, что узел не изменился в размере через два-пять лет, он может быть признан доброкачественным.

Если узел увеличился в размерах, если вы курите, у вас есть семейный анамнез рака легких или у вас развились симптомы рака легких, может быть выполнена биопсия.

Биопсия легкого

Биопсия легкого может быть выполнена закрытым или открытым методом. Закрытые методы выполняются через кожу или через трахею (дыхательное горло). Открытая биопсия проводится в операционной под общим наркозом.

Игольчатая биопсия

При пункционной биопсии тонкая полая игла вводится в образование, в то время как легкие осматриваются с помощью компьютерной томографии. Образец удаляют и оценивают под микроскопом. Также называется закрытой, трансторакальной или чрескожной (через кожу) биопсией.Они могут быть ограничены размером узла (это трудно сделать для очень маленьких) или местоположением.

Навигационная бронхоскопия

Эта новая процедура создает систему наведения типа GPS в сочетании с бронхоскопом для биопсии более глубоких и мелких участков легкого.

Торакоскопическая биопсия

Также известная как видеоторакальная хирургия (VATS) биопсия, эта процедура делает небольшой надрез сбоку стенки грудной клетки, через который вводится трубка с видеокамерой на конце.Это хирургическая процедура, требующая пребывания в больнице, которая включает в себя разрез кожи на груди и хирургическое удаление части легкого. Это позволяет врачу осмотреть внешнюю часть легких и внутреннюю часть грудной клетки и взять образцы любых аномальных областей для просмотра под микроскопом. Могут быть выполнены терапевтические процедуры, такие как удаление узла или другого повреждения ткани.

Хирургия узелков в легких под контролем NIR

Эта операция представляет собой новую методику, при которой в небольшие узелки можно вводить индоцианин зеленый (ICG), флуоресцентный краситель ближнего инфракрасного диапазона.Это позволяет улучшить локализацию узелков во время ВАТС и в то же время позволяет визуализировать связанные лимфатические сосуды.

Видеоторакальная хирургия под визуальным контролем (IVATS) узловых образований

IVATS — это новая технология, разработанная в Brigham, которая позволяет проводить торакоскопическую биопсию, особенно при небольших узлах, в специальной операционной с использованием компьютерной томографии в режиме реального времени для локализации узла и более точного его удаления. Узнайте больше о клинических испытаниях Brigham and Women’s Hospital, в которых компьютерная томография используется во время операции для более точного нацеливания на опухоли легких.

Какие существуют варианты лечения узелков в легких?

Следующий шаг будет зависеть от размера и рентгенологического вида узла. Ваш хирург может порекомендовать хирургическое удаление или дополнительное обследование. Цель состоит в том, чтобы обезопасить вас от невыявленного рака, рекомендуя инвазивную процедуру только в случае крайней необходимости.

Чего ожидать в Центре легких?

Легочный центр в Brigham and Women’s Hospital предоставляет специализированные услуги по диагностике и лечению пациентов с узелками в легких.Наши сертифицированные торакальные хирурги являются экспертами в торакальной хирургии с видеоассистированием (VATS), часто выполняемой для биопсии узлов и определения необходимости их удаления.

Когда вы станете пациентом Центра легких, вы познакомитесь со многими членами команды, которые внимательно изучат вашу историю болезни и исследования. Кроме того, вы пройдете тщательное диагностическое обследование, во время которого получите рекомендации по терапии, разработанной специально для вас на основе вашего конкретного диагноза.

Командная помощь

Пациенты с узелками в легких получают пользу от широкого круга специалистов в Центре легких, включая торакальных хирургов, торакальных онкологов, пульмонологов, врачей сердечно-сосудистой медицины и экспертов по торакальной визуализации. Это сотрудничество обеспечивает комплексную диагностику и целенаправленное лечение пациентов.

Любая рекомендованная хирургическая операция будет выполняться опытным, сертифицированным торакальным хирургом в сотрудничестве с лечебной бригадой, включающей медсестер и фельдшеров, каждый из которых специализируется на уходе за пациентами с узлами в легких.Ваш хирург работает в тесном сотрудничестве с экспертами программы торакальной онкологии, чтобы разработать для вас индивидуальный план лечения. Наша специализированная команда по уходу имеет одни из лучших результатов в стране. После лечения необходимо рутинное пожизненное наблюдение.

Команда нашего пульмонологического центра

Как записаться на прием?

Где вы находитесь?

Какие еще ресурсы по узелкам в легких я могу прочитать?

Посетите нашу онлайн-библиотеку здоровья, чтобы узнать больше о торакальных заболеваниях и тестах.

Посетите Библиотеку санитарного просвещения Кесслера в Бретгольцском центре для пациентов и их семей, чтобы получить доступ к компьютерам и квалифицированному персоналу.

Доступ к полному каталогу услуг для пациентов и их семей.

Медиастинальная лимфаденопатия при интерстициальном заболевании легких. Time to Be Count

История исследований цифровых биомаркеров, основанных на компьютерной томографии (КТ) при интерстициальном заболевании легких (ИЗЛ), насчитывает более 20 лет. Ранние исследования включали рентгенологов, которые визуально определяли степень паренхиматозного заболевания и изучали его прогностический эффект, в основном при фиброзной болезни легких.Это исследование в основном дало последовательные результаты: увеличение фиброза, сотовой структуры или тяжести тракционных бронхоэктазов сопровождается повышенным риском смертности (1, 2). Также были предприняты попытки построить многомерные системы стадирования для различных ИЗЛ, предназначенные для обеспечения объективной оценки, которая соответствует стратегии лечения, основанной на фактических данных, во многом таким же образом, как и при стадировании рака легкого (3, 4).

Несмотря на эти усилия, основанные на КТ биомаркеры и инструменты для стадирования в значительной степени не смогли перейти от исследований к рутинной клинической практике по ряду причин.Во-первых, визуальная количественная оценка ИЗЛ на КТ является предметом точной оценки, подверженной значительной изменчивости между наблюдателями и, как непрерывная переменная, не может быть легко применена для принятия решений по лечению у отдельного пациента (5). Возможно, самое главное, остаются опасения относительно воспроизводимости визуальной КТ-оценки даже в руках опытных рентгенологов (6). Эти недостатки вызвали всплеск интереса к объективным компьютерным количественным КТ (ККТ), начиная с простых измерений плотности легких, за которыми следует более сложный текстурный анализ, способный количественно оценить степень и распределение специфических паренхиматозных структур, таких как соты и матовое стекло. помутнение (7, 8).Недавние инновации в компьютерной оценке ИЗЛ включают открытие нового компьютерного параметра КТ, так называемых сосудистых структур, которые обеспечивают более точную прогностическую дискриминацию, чем традиционные КТ-маркеры тяжести заболевания при некоторых фиброзных заболеваниях легких, а также применение глубокого обучения к ККТ при идиопатическом легочном фиброзе (9, 10).

Общим для большинства этих исследований является то, что они были сосредоточены на паренхиме легких, тогда как средостение, напротив, относительно игнорировалось.Этот недостаток удивителен, учитывая, что радиологам ИЗЛ во всем мире очень хорошо известно, что увеличение медиастинальных узлов часто встречается у пациентов с ИЗЛ. Это также примечательно, если учесть важность оценки медиастинальных лимфатических узлов при других легочных заболеваниях, таких как рак легкого и саркоидоз. И все же важность увеличения медиастинальных лимфатических узлов при ИЗЛ является плохо изученным и недооцененным феноменом. Слишком часто я сам был виновен в том, что сообщал об «увеличенных медиастинальных лимфатических узлах, соответствующих наличию ИЗЛ» просто для того, чтобы подчеркнуть, что я не пропустил это открытие, а не для того, чтобы передать его значимость.

В этом выпуске журнала Journal Адегунсое и его коллеги (стр. 747–759) приводят веские аргументы в пользу систематической рентгенологической оценки увеличения медиастинальных лимфатических узлов (MLN), а также распределения медиастинальной лимфаденопатии у пациентов с ИЗЛ. (11). Цель их исследования состояла в том, чтобы проверить, существуют ли различия в исходах между пациентами с ИЗЛ с увеличенными MLN и без них. Их первичным критерием исхода была выживаемость без трансплантации с госпитализацией по любой причине и респираторной, функцией легких и концентрацией цитокинов в плазме в качестве вторичных исходов.Авторы оставили очень мало места для ошибок в своем дизайне исследования, которое следовало надежному протоколу проверки и открытия с использованием трех когорт из разных учреждений с разными схемами направления для проверки обобщаемости их результатов. Измерения MLN были выполнены на станциях 1–9 (как определено Международной ассоциацией по изучению рака легких) двумя торакальными радиологами, которые прошли практическое обучение перед исследованием, чтобы обеспечить согласованность своих анализов. Примечательно (и имеет практическое значение), что согласие между двумя рентгенологами относительно увеличения лимфатических узлов, общего числа увеличенных узлов и расположения самых больших лимфатических узлов было удивительно хорошим (k = 0.64–0,69). Этот результат резко контрастирует с сообщениями о воспроизводимости полуколичественной оценки КТ-паттернов, таких как соты, которые, как упоминалось ранее, в лучшем случае непостоянны (5, 12).

Анализы увеличения паратрахеальных и нижних средостенных узлов (станции 1–7 и 8–9 соответственно) MLN были выполнены с использованием бинарной классификации размеров ≥10 мм или <10 мм по короткой оси. По сравнению с теми, у кого не было увеличенных MLN, пожилые пациенты мужского пола с повышенным воздействием курения и, следовательно, неудивительно, что пациенты с IPF чаще имели увеличение MLN.Интересно, что хотя увеличение MLN было более частым у пациентов с интерстициальной пневмонией с аутоиммунными признаками, оно было пропорционально менее частым у пациентов с ИЗЛ, связанными с заболеванием соединительной ткани, и хроническим гиперчувствительным пневмонитом. Первичный вывод получен из анализа выживаемости, который продемонстрировал повышенный риск смертности, связанный с увеличением MLN, в когорте всех желающих ИЗЛ, которая затем была воспроизведена во всех трех валидационных когортах, при этом более низкая медиастинальная лимфаденопатия неизменно обуславливала более высокий риск смертности, чем паратрахеальная лимфаденопатия.Эти различия в выживаемости не зависели от радиологической сотовой структуры или увеличения легочной артерии (что может быть маркером легочной гипертензии), и при анализе подгрупп наибольшее прогностическое разделение между пациентами с увеличенными MLN и без них было у пациентов с IPAF и неклассифицируемой ILD. Поскольку эти подтипы ИЗЛ включают нарушения, которые варьируются от внутренне стабильных до неумолимо прогрессирующих, эти результаты позволяют предположить, что увеличение MLN может быть новым КТ-биомаркером прогрессирующего поведения заболевания.Учитывая растущее внимание исследований к прогрессирующему фиброзному фенотипу, это открытие может иметь большое практическое значение по нескольким причинам (13). Во-первых, у части пациентов с ИЛФ базовые исследования могут быть недостаточными для принятия первоначальных решений по лечению, но знание вероятного краткосрочного поведения заболевания может повысить уверенность в достаточной степени, чтобы сделать рабочий диагноз ИЛФ (14). Во-вторых, если долгожданные результаты исследования INBUILD окажутся положительными, то точный прогноз прогрессирования фиброзной ИЗЛ позволит без промедления начать антифибротическую терапию (15).Наконец, раннее выявление пациентов, у которых разовьется прогрессирующая фиброзная ИЗЛ, позволит на раннем этапе начать меры по улучшению качества жизни и облегчить планирование на будущее. Авторы также оценили взаимосвязь между более чем 40 циркулирующими цитокинами и увеличением MLN, а также их связь с исходом. В частности, повышенные уровни противовоспалительного цитокина IL-10 (важный регулятор провоспалительных реакций при легочном фиброзе) были связаны с повышенной смертностью у пациентов с увеличенными MLN и без них.Принимая во внимание эти результаты вместе, вполне вероятно, что наиболее прогностические модели будущего прогрессирующего фиброзного ИЗЛ будут основаны на комбинации КТ и сывороточных биомаркеров прогрессирования заболевания.

Возможность определить, как ИЗЛ будет прогрессировать у конкретного пациента, позволит клиницистам при первой же возможности начать соответствующее лечение пациентов, а также определить прогрессирование заболевания. Это остается одной из самых неотложных проблем эффективного ведения пациентов с прогрессирующим ИЗЛ.До сих пор исследования биомаркеров ИЗЛ с помощью КТ были сосредоточены на исходных и продольных изменениях, основанных на распространенности заболевания в паренхиме легких. В этом выпуске журнала Journal Адегунсое и его коллеги представили убедительные доказательства того, что средостение больше нельзя игнорировать. Я внесу соответствующие коррективы в свои отчеты по компьютерной томографии.

Ссылки

Раздел:

ВыбратьНаверх страницыСсылки <<
1. Сумикава Х., Джохко Т., Колби Т.В., Итикадо К., Суга М., Танигути Х., и др. .Результаты компьютерной томографии при патологической обычной интерстициальной пневмонии: связь с выживаемостью. Am J Respir Crit Care Med 2008;177:433–439.
2. Линч Д.А., Годвин Дж.Д., Сафрин С., Старко К.М., Хормель П., Браун К.К., и др. .; Группа по изучению идиопатического легочного фиброза. Компьютерная томография высокого разрешения при идиопатическом легочном фиброзе: диагностика и прогноз. Am J Respir Crit Care Med 2005;172:488–493.
3. Го Н.С., Десаи С.Р., Вирарагхаван С., Хансел Д.М., Копли С.Дж., Махер Т.М., и др. . Интерстициальное заболевание легких при системной склеродермии: простая система стадирования. Am J Respir Crit Care Med 2008;177:1248–1254.
4. Лей Б., Райерсон С.Дж., Виттингхофф Э., Рю Дж.Х., Томассетти С., Ли Дж.С., и др. . Многомерный индекс и система стадирования идиопатического легочного фиброза. Ann Intern Med 2012; 156:684–691.
5. Ватадани Т., Сакаи Ф., Джохко Т., Нома С., Акира М., Фудзимото К., и др. . Межнаблюдательная вариабельность КТ-оценки сотовой структуры в легких. Радиология 2013;266:936–944.
6. Saketkoo LA, Mittoo S, Huscher D, Khanna D, Dellaripa PF, Distler O, et al .; Специальная группа по интересам CTD-ILD. Интерстициальные заболевания легких, связанные с заболеваниями соединительной ткани, и идиопатический легочный фиброз: предварительные основные наборы доменов и инструментов для использования в клинических испытаниях. Грудная клетка 2014; 69: 428–436.
7. Ким Х.Дж., Браун М.С., Чонг Д., Гьертсон Д.В., Лу П., Ким Х.Дж., и др. . Сравнение количественных КТ-биомаркеров идиопатического легочного фиброза в исходном состоянии и при раннем изменении с интервалом в 7 мес. Академ Радиол 2015;22:70–80.
8. Salisbury ML, Lynch DA, van Beek EJ, Kazerooni EA, Guo J, Xia M, et al .; Исследователи IPFnet. Идиопатический легочный фиброз: связь между адаптивным методом множественных признаков и исходами фиброза. Am J Respir Crit Care Med 2017;195:921–929.
9. Jacob J, Bartholmai BJ, Rajagopalan S, van Moorsel CHM, van Es HW, van Beek FT, и др. . Прогнозирование исходов идиопатического легочного фиброза с помощью автоматизированного компьютерно-томографического анализа. Am J Respir Crit Care Med 2018;198:767–776.
10. Хамфрис С.М., Свигрис Дж.Дж., Браун К.К., Стрэнд М., Гонг К., Санди Дж.С., и др. . Количественная оценка фиброза на компьютерной томографии высокого разрешения: рабочие характеристики при идиопатическом легочном фиброзе. Eur Respir J 2018;52:1801384.
11. Adegunsoye A, Oldham JM, Bonham C, Hrusch C, Nolan P, Klejch W, et al . Прогнозирование исходов интерстициального заболевания легких путем оценки медиастинальных лимфатических узлов: обсервационное когортное исследование с независимой валидацией. Am J Respir Crit Care Med 2019;199:747–759.
12. Уолш С.Л., Каландриелло Л., Сверцеллати Н., Уэллс А.У., Ханселл Д.М., Consort UIPO; Консорт-наблюдатель UIP.Соглашение между наблюдателями по критериям ATS/ERS/JRS/ALAT для шаблона UIP на CT. Грудная клетка 2016; 71:45–51.
13. Wells AU, Cullinan P, Hansell DM, Rubens MB, Black CM, Newman-Taylor AJ, et al . Фиброзирующий альвеолит, связанный с системной склеродермией, имеет лучший прогноз, чем изолированный криптогенный фиброзирующий альвеолит. Am J Respir Crit Care Med 1994;149:1583–1590.
14. Ryerson CJ, Corte TJ, Lee JS, Richeldi L, Walsh SLF, Myers JL, и др. .Стандартизированная диагностическая онтология фиброзного интерстициального заболевания легких: точка зрения Международной рабочей группы. Am J Respir Crit Care Med 2017;196:1249–1254.
15. Flaherty KR, Brown KK, Wells AU, Clerisme-Beaty E, Collard HR, Cottin V, et al . Дизайн исследования PF-ILD: двойное слепое, рандомизированное, плацебо-контролируемое исследование III фазы нинтеданиба у пациентов с прогрессирующим фиброзирующим интерстициальным заболеванием легких. BMJ Open Respir Res 2017;4:e000212.

Охриплость, кашель и шейная лимфаденопатия

ИСТОРИЯ ДЕЛА

43-летняя коренная бразильянка жаловалась на боль в горле, недавнее появление охриплости, прогрессирующую боль и двусторонний отек шеи в течение последних 6 месяцев, когда она поступила в Университетскую клинику Цюриха (Цюрих, Швейцария) по поводу первый раз. Пациент переехал в Швейцарию 5 лет назад, был заядлым курильщиком в течение последних 20 лет и хронически кашлял.Она сообщила о коротком эпизоде ​​незначительного кровохарканья 2 года назад, который прекратился спонтанно. У пациентки не было лихорадки и ночной потливости, но за последние 2 месяца она похудела на 2 кг, несмотря на нормальный аппетит. Пять месяцев назад она провела 3 месяца в городе к югу от столицы Бразилии, где лечилась сульфаметоксазолом и триметопримом от пневмонии. После кратковременного выздоровления вновь появились кашель, боль в горле и отек шейки матки.

В анамнезе пациентки не было серьезных заболеваний или хирургических вмешательств, за исключением двустороннего силиконового грудного имплантата.За год до этого пациент прекратил прием четырех различных препаратов для похудения, содержащих такие вещества, как бензодиазепины, флуоксетин, метоклопрамид и диэтилпропион — стимулятор, который обычно используется в Бразилии для подавления аппетита.

Клиническое обследование выявило увеличенные, болезненные шейные лимфатические узлы и несколько хрипов в двух базальных отделах. У пациентки были двусторонние силиконовые грудные имплантаты. Температура была нормальной, количество лейкоцитов 10,09×10 -3 · мкл -1 (без сдвига влево), С-реактивный белок 42 мг·л -1 (норма: <5 мг·л -1 ), а антитела к ВИЧ были отрицательными.Рентгенограмма грудной клетки (рис. 1⇓), сделанная 3 месяца назад в Бразилии, показала плотные двусторонние альвеолярные инфильтраты, преимущественно в средней зоне легких. Недавняя компьютерная томография (КТ) показана на рисунке 2⇓. При тонкоигольной аспирации шейного лимфатического узла обнаружены некротизирующиеся эпителиоидные гранулемы без кислотоустойчивых бацилл, в культуре аспирата микобактерии не выявлялись. Были выполнены бронхоскопия (рис. 3⇓) с бронхоальвеолярным лаважем (БАЛ) и трансбронхиальная биопсия (рис. 4⇓ и 5⇓).

Рис. 1—

Рентгенограмма грудной клетки, сделанная за 3 месяца до текущего обращения.

Рис. 2—

Тонкосрезовая компьютерная томография на уровне нижних долей.

Рис. 3—

Вид гортани и голосовых связок при бронхоскопии.

Рис. 4—

Трансбронхиальная биопсия легкого с окраской а) эластиком по Ван Гизону и б) окраской гематоксилином и эозином. Масштабные полосы = 50 мкм (а) и 200 мкм (б).

Рис. 5—

Трансбронхиальная биопсия легкого (окраска гексаминовым серебром по Грокотту). Масштабная линейка = 20 мкм.

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ПЕРЕВЕРНУТЬ СТРАНИЦУ, ИНТЕРПРЕТИРУЙТЕ РЕЗУЛЬТАТЫ КОМПЬЮТЕРНОЙ ТОМОГРАФИИ, БРОНХОСКОПИИ ГОРТАНИ И РЕЗУЛЬТАТОВ БИОПСИИ ЛЕГКИХ И ПРЕДЛОЖИТЕ ДИАГНОЗ.

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ

Рентгенограмма грудной клетки

На рентгенограмме органов грудной клетки определяются плотные двусторонние альвеолярные инфильтраты, преимущественно в средней зоне легких (рис. 1⇑).

Компьютерная томография

На КТ выявляются небольшие, периферические и спикулярные уплотнения с признаками архитектурной деформации.Некоторые консолидации окружены сливающимися узелками воздушно-капельного пространства и тонкими областями помутнений по типу матового стекла (рис.   2⇑).

Бронхоскопия

Бронхоскопия выявила воспаленную, увеличенную, отечную гортань с булыжноподобной слизистой оболочкой (рис.  3⇑) и гнойный бронхит. БАЛ отличался внутриклеточными грибковыми спорами в макрофагах.

Патология

Трансбронхиальные биоптаты продемонстрировали гранулематозное и интерстициальное воспаление с макрофагами и многоядерными гигантскими клетками, содержащими грибковые споры (рис. 4⇑ и 5⇑).

Культура БАЛ

Культуры грибов выросли Paracoccidioides brasiliensis .

Диагноз: Паракокцидиомикоз с поражением шейных лимфатических узлов, гортани и легких.

Клинический курс

Пациент получал лечение итраконазолом 2×100 мг в день -1 в течение 6 месяцев, и кашель и охриплость быстро исчезли.Шейная лимфаденопатия также исчезла. КТ при последующем наблюдении ничем не примечательна, за исключением некоторых интерстициальных рубцов. Ретроспективно грибковые споры можно было идентифицировать в окраске гексамином-серебро по Грокотту тонкоигольного аспирата шейного лимфатического узла.

ОБСУЖДЕНИЕ

Паракокцидиомикоз, также известный как южноамериканский бластомикоз, считается первичным системным микозом в отличие от оппортунистических микозов, которые поражают только пациентов с ослабленным иммунитетом.Другими первичными системными микозами являются гистоплазмоз, кокцидиомикоз и североамериканский бластомикоз. Их общей средой обитания является почва. Споры вдыхаются и вызывают первичный микоз легких 1. Первичные системные микозы также называют эндемическими микозами, поскольку они встречаются только в определенных географических регионах. Паракокцидиомикоз встречается исключительно в Южной Америке, где Южная Мексика (23° северной широты) и Аргентина (34,5° южной широты) образуют северную и южную границы эндемичной области соответственно.Приблизительно 60% случаев приходится на Бразилию, меньше случаев — в Колумбию, Венесуэлу, Аргентину и Перу. Районами с наибольшей заболеваемостью являются субтропические дождевые леса и влажные горные леса. Заболевание не встречается в жарких, сухих районах или в тропических лесах вокруг экватора, где температура поднимается выше 25°C.

Паракокцидиомикоз не передается человеку. Большинство больных паракокцидиомикозом — мужчины, работающие в сельском хозяйстве. Вспышке заболевания благоприятствуют неправильное питание и алкоголизм.Туберкулез (ТБ) протекает как коинфекция в 12% случаев 2. После вдыхания грибковых спор часто возникает бессимптомный или субклинический первичный легочный паракокцидиомикоз, который исчезает, не оставляя рентгенологических следов, в то время как субклинический гистоплазмоз часто вызывает характерные остаточные явления. , такие как легочные гранулемы и кальцифицированные лимфомы средостения. Через много лет после субклинического паракокцидиомикоза заболевание может реактивироваться. В группе пациентов, иммигрировавших в Испанию, средний зарегистрированный латентный период составил 14 лет, в диапазоне от 4 месяцев до 60 лет [3].

Как показано у данного пациента, шейная и подчелюстная лимфаденопатия, которая может осложняться кожными или слизисто-кожными фистулами, часто сопровождает заболевание легких. Язвы глотки и ларингит, вызывающие боль в горле и охриплость, подобные тем, которые испытывает данный пациент, являются другими распространенными проявлениями болезни. В тяжелых случаях гранулематозный ларингит можно даже принять за рак 4.

Рентгенологические проявления заболевания легких вариабельны и варьируют от альвеолярных до ретикуло-узелковых интерстициальных инфильтратов.Часто могут быть отмечены перихилярные помутнения в форме бабочки, полостные поражения и тракционные бронхоэктазы (5). Поскольку рентгенологическая картина сильно варьирует, паракокцидиомикоз может имитировать туберкулез, саркоидоз, гранулематоз Вегенера или карциному и другие системные микозы. Биопсия часто имеет диагностическое значение, поскольку гексамин-серебро по Грокотту окрашивает паракокцидиоиды, которые затем можно легко идентифицировать в эпителиоидных гранулемах. Культуры грибов окончательно подтверждают диагноз. Доступны серологические тесты, но они требуют много времени, дороги, а выработка антител может быть подавлена ​​у пациентов с ослабленным иммунитетом, когда обнаружение специфического антигена может быть более полезным.Серийное обнаружение антител может быть использовано для подтверждения успеха противогрибковой терапии.

При отсутствии лечения паракокцидиомикоз имеет высокий уровень смертности. В 1940 г. сульфаниламиды были впервые использованы в качестве терапии, которая оказалась успешной примерно у 60% пациентов 2. Это была 3-летняя терапия, которая часто приводила к рецидиву, когда лечение прекращалось преждевременно. Чувствительность паракокцидиоидов к сульфонамидам также может объяснить временное выздоровление пациентки во время ее 2-недельного лечения сульфаметоксазолом в Бразилии.Терапия противогрибковыми препаратами на основе азолов увеличила вероятность успеха с 60 до 90%. В настоящее время рекомендуется терапия 100 мг итраконазола два раза в день. за 6 месяцев. Сообщалось, что при использовании этой схемы показатель успеха составляет 93% 2. Альтернативное лечение состоит из кетоконазола в дозе 400 мг в день -1 в течение 6-18 месяцев. Даже после успешного уничтожения грибка пораженные органы могут оставаться необратимо поврежденными в виде фиброза и рубцевания. Ларинго-трахеальные стенозы и рубцевание легкого являются хорошо известными отдаленными последствиями.

Врачи в неэндемичных районах должны быть осведомлены о паракокцидиомикозе, поскольку ожидается увеличение числа случаев с ростом миграции и международных поездок. Такие симптомы, как осиплость голоса, боль в глотке с изъязвлением слизистой, шейная лимфаденопатия и хронический кашель у пациентов, путешествующих по Южной Америке, должны вызывать подозрение на это заболевание, которое может реактивироваться после многих лет латентной инфекции.

  • Принято 30 ноября 2004 г.
  • Принято 18 февраля 2005 г.

Ссылки

  1. Kayser FH, Bienz KA, Eckert J, Zinkernagel RM. Primäre Mykosen [Первичный микоз]. В : Медицинская микробиология. 9. Ауфлаж [Медицинская микробиология. 9 изд.]. Штутгарт, Георг Тиме Верлаг, 2001 г .; стр. 372–376

  2. Таборда АБ, Аречавала АИ. Паракокцидиоидомикоз. В: Сароси Г.А., Дэвис С.Ф., ред. Грибковые заболевания легких. 3-е изд. Филадельфия, Липпинкотт Уильямс и Уилкинс, 2000 г .; стр.79–89

  3. Ajello L, Polonelli L. Завозной паракокцидиоидомикоз: проблема общественного здравоохранения в неэндемичных районах. Eur J Epidemiol 1985; 1:160–165.

  4. Сант-Анна Г.Д., Маури М., Аррарте Дж.Л., Камарго Х. мл. Гортанные проявления паракокцидиоидомикоза (южноамериканский бластомикоз). Arch Otolaryngol Head Neck Surg 1999; 125: 1375–1378.

  5. Бетлем Э.П., Капоне Д., Маранхао Б., Карвалью К.Р.Р., Ванке Б.Паракокцидиоидомикоз. Curr Opin Pulm Med 1999; 5: 319–325.

Диффузный легочный лимфангиоматоз — NORD (Национальная организация редких заболеваний)

Лечение
Лечение диффузного легочного лимфангиоматоза направлено на устранение конкретных симптомов, которые проявляются у каждого человека. Лечение может потребовать скоординированных усилий группы специалистов. Педиатрам, хирургам, пульмонологам, рентгенологам и другим специалистам в области здравоохранения может потребоваться систематическое и всестороннее планирование эффективного лечения.В крайне редких случаях сообщалось о спонтанной ремиссии, при которой симптомы исчезали сами по себе.

Конкретные терапевтические процедуры и вмешательства могут различаться в зависимости от множества факторов, таких как тяжесть заболевания; размер и расположение лимфатических аномалий; наличие или отсутствие определенных симптомов; возраст человека и общее состояние здоровья; и/или другие элементы. Решения относительно использования конкретных схем приема лекарств и/или других методов лечения должны приниматься врачами и другими членами медицинской бригады после тщательной консультации с пациентом или родителями с учетом специфики случая; подробное обсуждение потенциальных преимуществ и рисков, включая возможные побочные эффекты и долгосрочные последствия; предпочтение пациента; и другие соответствующие факторы.

У лиц с диффузным легочным лимфангиоматозом был опробован широкий спектр потенциальных методов лечения. Не существует стандартизированных протоколов лечения или руководств для пострадавших лиц. Из-за редкости заболевания не существует испытаний лечения, которые были бы проверены на большой группе пациентов. В медицинской литературе сообщалось о различных методах лечения как часть сообщений об отдельных случаях или небольших группах пациентов. Испытания лечения были бы очень полезны для определения долгосрочной безопасности и эффективности конкретных лекарств и методов лечения людей с диффузным легочным лимфангиоматозом.

Хирургическое удаление (иссечение) пораженной ткани может быть выполнено и эффективно в некоторых случаях, когда заболевание более локализовано. Однако при диффузном легочном лимфангиоматозе это обычно не так. При попытке операции больную лимфатическую ткань часто трудно отличить от здоровой ткани, что затрудняет полное удаление всей пораженной ткани. Любая оставшаяся больная ткань может вызвать рецидив заболевания. Кроме того, может оказаться невозможным удалить всю пораженную лимфатическую ткань из-за ее расположения вблизи или вокруг жизненно важных органов.

Склеротерапия — это процедура, при которой раствор, называемый склерозантом или склерозирующим агентом, вводится непосредственно в очаг поражения. Этот раствор вызывает рубцевание внутри поражения, что в конечном итоге приводит к его уменьшению или коллапсу. В большинстве случаев в качестве склерозирующего агента используется антибиотик доксициклин. Для эффективности склеротерапии может потребоваться несколько сеансов, и в некоторых случаях она продемонстрировала хорошие результаты. Однако опять же, это имеет ограниченное значение при широко распространенном заболевании, таком как диффузный легочный лимфангиоматоз, но может быть использовано, например, для частичного лечения плеврального выпота или накопления хилуса в пространстве между легкими и грудной стенкой.

В медицинской литературе описаны различные препараты для лечения лиц с диффузным легочным лимфангиоматозом. Двумя широко используемыми препаратами являются интерферон альфа 2b и глюкокортикоиды. Другие лекарства, которые были опробованы, включают бисфосфаты, талидомид и рапамицин. Недавно исследователи сообщили об обнадеживающих результатах с препаратами, которые прямо или косвенно ингибируют выработку рецептора фактора роста эндотелия сосудов 3 (VEGFR-3), в частности с препаратами пропранолол и бевацизумаб.

Лучевая терапия, или использование радиации для разрушения пораженной ткани, также применялась у лиц с диффузным легочным лимфангиоматозом, когда хирургическое вмешательство невозможно.

Некоторые люди прошли курс лечения путем корректировки диеты, например, ограничения жиров, за исключением определенного типа жира, известного как триглицериды со средней длиной цепи. Диетическое лечение, однако, в целом оказалось неэффективным. В некоторых случаях может потребоваться дренирование жидкости вокруг легких и сердца (плевральный или перикардиальный дренаж).Некоторые люди также подвергались искусственному разрушению плевральной полости (плевродезу), чтобы предотвратить скопление там жидкости. Пробовали также хирургическое удаление части плевры (плеврэктомия). Трансплантация легких использовалась для лечения некоторых пациентов с тяжелым заболеванием, которое не ответило на какую-либо другую терапию, но из-за обширного характера заболевания в грудной клетке эта операция может быть очень сложной.

Пневмония у собак — владельцы собак

Грибковая пневмония (также называемая микотической пневмонией) представляет собой грибковую инфекцию легких, приводящую к развитию пневмонии.Было показано, что ряд грибов вызывают грибковую пневмонию у домашних животных.

Часто эти грибы обнаруживаются у животных с ослабленной иммунной системой, но они могут вызывать заболевания и у здоровых животных. Инфекция обычно вызывается вдыханием спор, которые могут распространяться через кровь и лимфатическую систему. Считается, что источник большинства грибковых инфекций связан с почвой, а не передается от одного животного к другому.

Хотя случаи грибковой пневмонии с внезапным тяжелым началом встречаются редко, наиболее частым течением заболевания является развитие в течение длительного периода времени.Для болезни характерен короткий влажный кашель, могут наблюдаться густые слизистые выделения из носа. По мере прогрессирования заболевания развиваются затрудненное дыхание, похудание, общая слабость. Во время осмотра ветеринар может обнаружить резкие звуки дыхания. В запущенных случаях дыхательные шумы ослаблены или почти не слышны. Воспаление лимфатических узлов может вызвать сдавление дыхательных путей, что затрудняет дыхание животного. Возможна периодическая лихорадка. Некоторые грибковые инфекции могут вызывать симптомы и в других частях тела, например, на коже, костях и глазах.

Предварительный диагноз грибковой пневмонии может быть поставлен, если животное с длительно текущим заболеванием органов дыхания проявляет типичные признаки и не отвечает на терапию антибиотиками. (Антибиотики эффективны против бактерий, но не против грибков или других организмов.) Однако для точного диагноза требуется идентификация грибка с помощью соответствующих лабораторных тестов. Могут быть полезны рентген и анализы крови.

Противогрибковые препараты используются для лечения грибковой пневмонии. Для эффективного лечения инфекции обычно необходима расширенная медикаментозная терапия, которая может потребоваться в течение нескольких месяцев после исчезновения симптомов.

Альвеолярные макрофаги транспортируют патогены в дренирующие лимфатические узлы легких

Abstract

Первым шагом в индуцировании легочного адаптивного иммунитета к аллергенам и переносимым по воздуху патогенам является приобретение и транспортировка антигена в дренирующие лимфатические узлы легких (dLN). Дендритные клетки (ДК) берут пробы из дыхательных путей, и активный перенос Ag в легкие dLN считается исключительным свойством мигрирующих ДК. Однако альвеолярные макрофаги (АМ) являются первыми фагоцитами, контактирующими с вдыхаемыми твердыми частицами.Несмотря на четко определенные иммунорегуляторные способности, АМ обычно считается ограниченным альвеолами. Мы показываем, что мышиный AM конститутивно мигрирует из легких в dLN и что после воздействия Streptococcus pneumoniae AM быстро переносит бактерии в этот участок. Таким образом, АМ, а не ДК, по-видимому, ответственны за самую раннюю доставку этих бактерий во вторичную лимфоидную ткань. Идентификация этого нового транспортного пути имеет важные последствия для нашего понимания иммунитета легких и предполагает более широкое распространение роли макрофагов в транспорте АГ к лимфоидным органам, чем предполагалось ранее.

Альвеолярные макрофаги (АМ) 3 (1) хорошо адаптированы к своей роли первой клетки иммунной системы, сталкивающейся с вдыхаемыми частицами и патогенами (2, 3). АМ являются не только отличными фагоцитами, способными быстро удалять большое количество бактерий из легких (1), но и обладают четко выраженными иммунодепрессивными способностями. АМ способны подавлять ответы как Т-клеток, так и дендритных клеток (ДК) in vitro (4, 5, 6, 7), и несколько исследований продемонстрировали конститутивную иммуносупрессивную активность АМ in vivo (6, 8).

Адаптивный иммунитет к вдыхаемому материалу, включая патогены, развивается в дренирующих лимфатических узлах легких (dLN) после переноса Ag в этот участок. Несмотря на их положение в качестве основной популяции иммунных клеток, подвергающихся воздействию Ag, и их спектр иммунорегуляторных функций, обычно не считается, что AM вносят вклад в адаптивные иммунные ответы. Это связано в основном с предполагаемой неспособностью АМ мигрировать из альвеолярных пространств в легочные dLN. Вместо этого считается, что CCR7-зависимая миграция легочных DC является единственным механизмом, с помощью которого частицы Ag транспортируются из легких в dLN (9, 10).В то время как миграция AM в dLN легких была предложена в трех предыдущих исследованиях (11, 12, 13), два из них были до того, как появилась возможность различать AM и DC, а использованные методологии были недостаточными, чтобы однозначно исключить опосредованный DC перенос меченого материала. . В одном недавнем исследовании, в котором АМ изучались вместе с ДК, не сообщалось о миграции АМ (9), но в этом исследовании специально не пытались изучить миграционный потенциал этих клеток.

Несколько недавних исследований продемонстрировали, что макрофаги ЛУ играют до сих пор неизвестную роль в приобретении и представлении антигена В-лимфоцитам в dLN (14, 15, 16).Эти исследования, в которых изучался транспорт растворимых и твердых частиц Ag в dLN через лимфу и из кровотока, продемонстрировали приобретение Ag резидентными субкапсулярными макрофагами синуса. Однако эти эксперименты не были предназначены для изучения потенциального вклада мигрирующих макрофагов в транспорт Ag. Однако, в отличие от других участков ткани (14, 15), растворимые АГ обычно не достигают dLN легких через пассивные механизмы (17, 18). Таким образом, в ранние сроки после интраназальной провокации крайне маловероятно, что частицы АГ, такие как неинвазивные бактерии, имеют свободный доступ к легочным лимфатическим путям.Таким образом, ранний транспорт частиц из легких в длН, вероятно, является активным процессом, опосредованным клетками-хозяевами.

Принимая во внимание положение АМ в качестве основной подвергающейся воздействию иммунной клетки и потенциальные последствия альтернативного способа транспорта АГ в нашем понимании легочного иммунитета, мы пересмотрели вопрос о том, выходит ли АМ из легких и мигрирует ли в dLN. Мы демонстрируем, что AM конститутивно мигрируют в dLN легких. После заражения патогеном AM имеет временное преимущество перед DC в приобретении Ag, а AM, содержащий Streptococcus pneumoniae , появляется в dLN легких до начала индуцированной патогеном миграции DC.

Материалы и методы

Мыши, антитела и бактерии

Мыши C57BL/6J и B6J.CD45.1 были выведены в домашних условиях. Мыши B6.hCD2-DsRed, полученные в Национальном институте медицинских исследований (Лондон) и подвергавшиеся обратному скрещиванию в течение 10 поколений до скрещивания до гомозиготности, были подарком Д. Киуссиса и А. Пателя (Национальный институт медицинских исследований (Лондон)). Эксперименты на животных проводились с одобрения местных этических органов и по лицензии Министерства внутренних дел Великобритании. Все антитела были получены от BD Pharmingen (Оксфорд, Ю.K.), за исключением анти-CCR7 и анти-F4/80 (eBioscience), анти-CD68 (AbD Serotec) и анти-7/4 (Caltag Laboratories). Биотинилированные анти-Ly49B и контрольные по изотипу mAb были подарены C. Brooks (Университет Ньюкасла). Культивирование и интраназальная доставка инкапсулированного изолята S. pneumoniae серотипа 6В осуществлялись, как описано ранее (19). При необходимости проведения анализов бактерии метили РХ36 (Sigma-Aldrich) в соответствии с инструкциями производителя.

Проточная цитометрия и сортировка клеток

Жидкость бронхоальвеолярного лаважа (БАЛ), легкие и длН собирали, готовили в виде суспензий отдельных клеток и окрашивали на экспрессию поверхностных и внутриклеточных маркеров, как описано ранее (19).Образцы были получены на цитометре CyAn ADP и проанализированы с использованием программного обеспечения Summit v4.3 (оба от Beckman Coulter). Окрашивание на экспрессию CCR7 (клон 4В12 или изотипический контроль) проводили при 37°С. Все остальные процедуры окрашивания методом проточной цитометрии проводились на льду. Очищенный АМ и ДК легких получали путем первоначального обогащения с использованием магнитных шариков анти-CD11c (Miltenyi Biotec) перед поверхностным мечением и сортировкой на сортировщике клеток MoFlo (Beckman Coulter) с использованием охлаждаемого автоматического пробоотборника SmartSampler с клетками, собранными в PBS с добавлением 30% ФКС, на льду.AM и DC были отсортированы на основе дифференциальной экспрессии CD11c и MHC класса II в сочетании с характеристиками размера, зернистости и аутофлуоресценции. Экспрессию B220 использовали для различения плазмоцитоидных ДК. Идентичность очищенных популяций была подтверждена морфологией в цитоспинах (500 об/мин, 10 мин; Cytospin (Shandon)) отсортированных клеток, которые были высушены на воздухе, зафиксированы метанолом и окрашены по Гимзе. Световую микроскопию проводили на Zeiss Axioplan и визуализировали с помощью ПЗС-камеры Optronics с использованием программного обеспечения MagnaFire (Optronics).

Иммунофлуоресцентная и конфокальная микроскопия

Срезы замороженной ткани толщиной 8 мкм, фиксированные параформальдегидом или фиксированные ацетоном, окрашивали на CD11c и MHC-II с использованием непосредственно конъюгированных mAb. Siglec-F определяли с помощью очищенного анти-Siglec-F (или изотипического контроля), затем биотинилированного антимышиного IgG2a и визуализировали с помощью стрептавидина-Alexa 647. Образцы помещали в ProLong Gold (Invitrogen) и визуализировали с помощью Zeiss Axioplan LSM 510. Конфокальный микроскоп NLO в виде одиночных оптических срезов (0.8–1,0 мкм). Изображения анализировали с использованием программного обеспечения Zeiss LSM Image Browser и Adobe Photoshop CS.

Результаты

AM мигрируют в dLN легких в стационарном состоянии

Поскольку AM имеют некоторые общие фенотипические характеристики с другими типами клеток, особенно с DC (20), было важно быть абсолютно точным в нашем фенотипическом определении AM. Поэтому, прежде чем исследовать dLN, мы сначала подтвердили фенотип AM у наивных животных на основании ранее определенных характеристик AM (19, 20).У наивных мышей AM являются автофлуоресцентными, CD11c + и рассматриваются как MHC-II low (20). Мы сообщаем, что, хотя большинство автофлуоресцентных CD11c + AM действительно представляют собой MHC-II low (рис. 1⇓ B ; R1-gated), часть (5,75 ± 0,96%; n = 12) AM в жидкости БАЛ от наивных животных экспрессируют значительные уровни MHC-II на клеточной поверхности (рис. 1⇓ A , B ; R2-гейт). Для сравнения, несколько DC, обнаруженных в альвеолярных пространствах, были неаутофлуоресцентными и MHC-II high (рис.1⇓ В ; R3-затвор). Используя дополнительные фенотипические параметры, включая прямое светорассеяние (FSC) и боковое светорассеяние (SSC), а также путем изучения морфологии каждой популяции после сортировки с помощью проточной цитометрии, идентичность клеток MHC-II low и MHC-II + поскольку AM был подтвержден (фиг. 1⇓, C и D , и данные не показаны). Кроме того, MHC-II low и MHC-II + AM не только имеют идентичный фенотип и морфологию, но и значительно отличаются от таковых, связанных с альвеолярным ДК (рис.1⇓ E ).

РИСУНОК 1.

Идентификация АМ в жидкости БАЛ. A , CD11c high клетки составляют >80% наивных клеток BAL. B . Среди CD11c high -gated клеток AM были идентифицированы как преимущественно MHC-II low аутофлуоресцентные (AF) клетки (R1), с меньшинством MHC-II + (R2). DC в образцах BAL были AF и MHC-II high (R3). AM и DC были дополнительно дифференцированы на основе характеристик прямого и бокового рассеяния (не показано). C E , Очищенный, окрашенный по Гимзе MHC-II низкий (R1-гейтированный) и MHC-II + (R2-гейтированный) AM демонстрировал отличную морфологию AM по сравнению с MHC-II высокий DC (R3-воротный). Оригинальное увеличение ×630.

Мы предположили, что постоянного воздействия вдыхаемых АГ было бы достаточно, чтобы вызвать конститутивную миграцию АМ из незараженных легких, если бы этот путь существовал. Используя основные параметры, определенные выше, мы исследовали dLN наивного легкого на наличие клеток с фенотипом, соответствующим AM, обнаруженному в жидкости БАЛ.Объединенные обогащенные клетки CD11c + из dLN легкого первоначально были разделены на три популяции на основе экспрессии MHC-II (фиг. 2⇓ A ). Дополнительный фенотипический анализ показал, что популяции MHC-II high и MHC-II int (рис. 2⇓ A ; G1 и G2 соответственно) были гомогенными, тогда как MHC-II low клеток (рис. 2). ⇓ A ; G3) были дополнительно разделены. G3-gated клетки включали неаутофлуоресцентную популяцию FSC low , B220 + , которая, вероятно, была плазмацитоидным DC (фиг.2⇓, В и С ; G4-gated) и автофлуоресцентная популяция FSC high , B220 (рис. 2⇓, B и C ; G5-gated). Клетки, определенные с помощью G5, подтвердили, что популяция клеток dLN точно соответствует нашему первоначальному шестипараметрическому определению наивного AM, происходящего из БАЛ (CD11c высокий MHC-II низкий CD11b низкий FSC высокий SSC высокий и аутофлуоресцентный) присутствовал с низкой частотой в наивных dLN легкого (рис.2⇓ А С ). В дальнейшем мы будем называть эти клетки «мигрирующими АМ» (мАМ).

РИСУНОК 2.

Идентификация mAM в dLN. A , CD11c + MACS-обогащенные клетки из пула необработанных dLN легких включали три отдельные популяции, которые можно разделить на основе экспрессии CD11c и MHC-II. Мы идентифицировали однородные зрелые (MHC-II high ; G1) и неполовозрелые (MHC-II int ; G2) традиционные популяции DC и смешанную популяцию MHC-II low (G3). B и C , G3-гейтированные клетки делились на маленькие неаутофлуоресцентные клетки B220 + (G4) и большие аутофлуоресцентные клетки B220 (G5). D G . Популяции, фенотипически определяемые областями G1, G2, G4 и G5, очищали и окрашивали по Гимзе. Пруток, 10 мкм. Оригинальное увеличение ×630. H и I , CD11c-обогащенные клетки из паховых, брыжеечных и медиастинальных (дренирующих легкое) лимфатических узлов исследовали параллельно на присутствие клеток с фенотипом AM. H . В каждом LN популяция CD11c + включала три отдельные субпопуляции на основе экспрессии MHC-II. I , Только в клетках CD11c + MHC-II low легких dLN (R3-gated) была аутофлуоресцентная популяция FSC high , соответствующая обнаруживаемой AM. В каждом случае анализировали от трех до 8 × 10 5 CD11c + клеток. Представитель трех отдельных экспериментов, в которых исследовали LN из 4 не дренирующих участков легких.

После проточной сортировки морфологическое исследование подтвердило идентичность G1-, G2- и G4-гейтированных клеток как зрелых обычных ДК, незрелых ДК или плазмоцитоидных ДК (рис. 2⇑ D F ). Более того, морфологический вид мАМ четко отличался от этих популяций ДК и дополнительно демонстрировал их сопоставимость с АМ, происходящим из БАЛ. Вместе обычные популяции ДК, незрелые ДК, плазмоцитоидные ДК и мАМ, по-видимому, составляют всю популяцию CD11c + (из 1.51 ± 0,91 × 10 4 клеток/дЛН; n = 12) в dLN, при этом каждый наивный dLN содержит 286 ± 124 ( n = 9 объединенных образцов) mAM.

Можно ожидать, что конститутивная миграция AM приведет к выборочному заселению dLN легкого mAM. Поэтому мы исследовали лимфатические узлы (LN), дренирующие другие участки ткани, на наличие клеток с фенотипом, соответствующим фенотипу mAM, наблюдаемому в dLN легких. Ни в одном из исследованных периферических длН, включая поверхностные паховые, глубокие паховые и шейные ЛУ (рис.2⇑, H и I , и данные не показаны), ни в брыжеечном ЛУ, выбранном в качестве места дренирования слизистой оболочки, такая популяция не наблюдалась (рис. 2⇑, H и I ) . Взятые вместе, эти данные демонстрируют наличие популяции клеток, проявляющих точный фенотип AM в dLN легкого, и подтверждают, что эта популяция не присутствует в LN, кроме тех, которые дренируют легкие.

AM в легком и dLN имеют детальный и эксклюзивный фенотип

Учитывая фенотипическое сходство AM и DC (20) и известную способность DC легких мигрировать в dLN (9, 10), было важно, чтобы мы идентифицировали дополнительные свойства AM, чтобы облегчить их явную идентификацию и однозначно отличить их от других популяций.

Обнаружив, что часть АМ в жидкости БАЛ экспрессирует значительные уровни MHC-II на клеточной поверхности, мы провели более подробное исследование экспрессии MHC-II клетками легких CD11c + . Неожиданно, проточный цитометрический анализ выявил конститутивную экспрессию внутриклеточного MHC-II в AM, а также в DC из наивной жидкости БАЛ (рис. 3⇓ A ). Это было подтверждено с помощью конфокальной микроскопии, продемонстрировавшей наличие внутриклеточного MHC-II в АМ от наивных мышей, но не в перитонеальных макрофагах от тех же животных (рис.2⇑, В и С ). Следовательно, экспрессия внутриклеточного MHC-II является еще одной фенотипической характеристикой AM, а также DC легких. Исследование с помощью конфокальной микроскопии клеток, отсортированных из каждой из четырех определенных популяций CD11c + в dLN легкого (рис. 2⇑), показало, что mAM разделяет характерную экспрессию внутриклеточного MHC-II с BAL AM.

РИСУНОК 3.

AM в жидкости БАЛ и mAM в dLN конститутивно экспрессируют внутриклеточный MHC-II. A , AM и DC из жидкости БАЛ и легких (определены как на рис.1) экспрессировать внутриклеточный MHC-II с помощью проточной цитометрии. Клетки фиксировали и немедленно окрашивали для экспрессии MHC-II (только поверхностный MHC-II) или окрашивали после пермеабилизации для обнаружения как поверхностного, так и внутриклеточного MHC-II. B , очищенный CD11c высокий MHC-II низкий AM из наивной жидкости БАЛ экспрессируют внутриклеточный MHC-II с помощью конфокальной микроскопии, тогда как ( C ) CD68 + наивные перитонеальные макрофаги этого не делают. Клетки MHC-II high в образцах брюшины представляют собой В-лимфоциты, как определено по экспрессии CD19 (данные не показаны). D , Четыре отдельные популяции CD11c + из наивных dLN легкого (G1, G2, G4 и G5; рис. 2 A G ) были очищены и оценены с помощью конфокальной микроскопии на наличие поверхностных и внутриклеточных MHC- II выражение. Поверхностный MHC-II выявляли с использованием mAb, конъюгированных с Alexa Fluor 488, затем клетки подвергали пермеабилизации и выявляли внутриклеточный MHC-II с использованием mAb, конъюгированных с Alexa Fluor 546. Столбик, 10 мкм. Оригинальное увеличение ×630.

Чтобы идентифицировать дополнительные маркеры, которые потенциально могут быть ограничены AM, а не общими для AM и DC, мы провели профилирование экспрессии всего генома Affymetrix AM из наивной жидкости БАЛ (данные не показаны).Среди полученных таким образом панелей поверхностных молекул были Siglec-F (21) и Ly49B (22), экспрессия которых с помощью АМ недавно была подтверждена независимо. В проточном цитометрическом анализе как Siglec-F, так и Ly49B экспрессировались наивной BAL AM и mAM в легком dLN (рис. 4⇓ A ), но ни одна молекула не экспрессировалась другими популяциями CD11c + ни в легком, ни в dLN. (Рис. 4⇓ B ). Поскольку мы обнаружили, что AM и DC также можно дифференцировать на основе экспрессии 7/4 Ag и F4/80 (см.6⇓), поэтому мы идентифицировали 12 фенотипических характеристик (CD11c + , поверхностный MHC-II низкий , внутриклеточный MHC-II + , CD11b низкий , FSC высокий , SSC высокий , аутофлуоресцентный MHC-II + ). B220 , Ly49B + , Siglec-F + , 7/4 + , F4/80 + ), в дополнение к морфологии, точно разделяемой AM в жидкости БАЛ и mAM в длН легких.

РИСУНОК 4.

mAM имеют расширенный фенотип с AM. A и B . Параллельное исследование популяций ( A ) AM и ( B ) DC в легких и dLN на экспрессию Siglec-F и Ly49B проводили с помощью проточной цитометрии. Гистограммы показывают ( A ) стробированные AM и mAM, как определено выше (R1 + R2, рис. 1 A ; и G5, рис. 2 A , соответственно) или ( B ) общий обычный DC в легких перевары тканей (CD11c + MHC-II высокий FSC низкий SSC низкий , неаутофлуоресцентные клетки) или dLN легкого (G1 + G2, рис.2 A ), окрашенных анти-Siglec-F, анти-Ly49B или соответствующим контрольным изотипом mAb. C , Левые панели , AM, очищенные от наивной жидкости БАЛ и приготовленные в виде цитоспинов, и ( правые панели ) замороженные срезы dLN легкого от наивных животных дикого типа окрашивали на экспрессию CD11c и Siglec-F с помощью конфокальной микроскопии. . mAM были локализованы по их двойной экспрессии CD11c и Siglec-F. На правых панелях ворота указывают на расположение клеток CD11c + Siglec-F + (mAM).Соседние ДК проявляются как клетки CD11c + Siglec-F . Были оценены 12 dLN легких дикого типа и 6 B6.CD2-DsRed, и показаны репрезентативные изображения. Исходные увеличения ×630 ( левые панели ) и ×400 ( правые панели ). D F , Репрезентативные изображения замороженных срезов dLN легкого от наивных мышей B6.CD2-DsRed, окрашенных на экспрессию CD11c и Siglec-F, демонстрируют, что ( D ) CD11c + Siglec-F Клетки + не наблюдались в богатых Т-клетками (плотно CD2 + ) областях dLN, ( E ) CD11c + Siglec-F Клетки + не наблюдались в области подлопаточной пазухи или внутри непосредственные субкапсулярные области (пунктирная линия указывает на край dLN) и ( F ) случайные клетки SiglecF + CD11c , наиболее вероятно эозинофилы, наблюдались в dLN (обозначены рамкой).Все изображения являются репрезентативными, а исходные увеличения составляют ×400 ( D и E ) и ×630 ( F ).

Затем мы обратились к локализации mAM в наивной dLN. У наивных мышей Siglec-F преимущественно экспрессируется эозинофилами (23, 24), которые, будучи CD11c , фенотипически не перекрываются с AM (25). Поскольку мы не наблюдали других популяций CD11c high (DC), экспрессирующих Siglec-F с помощью проточной цитометрии, а другие популяции макрофагов, резидентных в легких и dLN, представляют собой CD11c , двойная экспрессия CD11c + Siglec-F + использовалась как минимальный фенотип для исследования mAM с помощью флуоресцентной микроскопии.Мы рассчитали ожидаемую частоту чуть более одной клетки CD11c + Siglec-F + на срез ткани 8 мкм при диаметре длН ~2 мм и ~300 мАМ на длН. Клеток CD11c + Siglec-F + действительно было немного, но они присутствовали в наивном dLN легких (рис. 4⇑ C ). Клетки CD11c + Siglec-F + не наблюдались в >100 полях ДК-богатых (Т-клеток) зон dLN дикого типа (данные не показаны) или в >100 полях DsRed-положительных областей dLN у мышей, экспрессирующих DsRed, ограниченный Т-клетками (фиг.4⇑ D ). Также не было клеток Siglec-F + среди клеток CD11c + , обнаруженных вблизи субкапсулярного синуса (рис. 4⇑ E ). Все четко идентифицируемые клетки CD11c + Siglec-F + , наблюдаемые с помощью флуоресцентной микроскопии, присутствовали в не-Т-клеточных (скорее всего, В-клеточных) зонах. Наконец, случайные клетки CD11c Siglec-F + были обнаружены с такой же или меньшей частотой, чем у двойных положительных клеток (рис. 4⇑ F ).Скорее всего, это эозинофилы, которых очень мало в наивном dLN. Таким образом, мы показали, что АМ в жидкости БАЛ и мАМ в dLN имеют значительно расширенный и уникальный фенотип, и что мАМ, по-видимому, чаще всего наблюдается в областях dLN с дефицитом Т-клеток.

AM быстро переносит пневмококки из легких в dLN

Чтобы выяснить, может ли mAM переносить патогены в dLN, мы использовали модель инфекции S. pneumoniae серотипа 6B (19) и исследовали AM в течение первых нескольких часов после интраназального заражения.При создании этой модели мы сначала исследовали жидкость БАЛ, чтобы подтвердить нашу способность однозначно идентифицировать AM после заражения S. pneumoniae . Неожиданно мы обнаружили, что инфекция S. pneumoniae приводила к повышенной поверхностной экспрессии MHC-II на значительной части AM в течение первых 90 минут после заражения (фиг. 5⇓ A ). Идентичность клеток в увеличенной популяции MHC-II + была подтверждена как AM дополнительными фенотипическими параметрами и морфологией после сортировки клеток (фиг.5⇓ A и данные не показаны). Повышающая регуляция MHC-II с помощью AM оказалась независимой от фагоцитоза, поскольку многие клетки без видимых бактерий были MHC-II + и наоборот. Кроме того, мы смогли идентифицировать MHC-II high DC BAL как отдельную неперекрывающуюся популяцию в образцах BAL от мышей, зараженных S. pneumoniae .

РИСУНОК 5.

Влияние острого заражения S. pneumoniae на AM и DC в жидкости БАЛ. A , На графиках показаны гейтированные клетки CD11c + в ( слева ) наивного БАЛ и ( справа ) жидкости БАЛ, взятой через 90 минут после интраназального введения S.Пневмония провокация. Автофлуоресцентные клетки CD11c + (AM) в каждом случае делятся на популяции MHC-II low (R1) и MHC-II + (R2). Другие фенотипические характеристики использовались для подтверждения идентичности AM и исключения DC. R1- и R2-гейтированные клетки очищали в каждом случае и исследовали морфологию после окрашивания по Гимзе (, нижние панели ). Показаны репрезентативные изображения; исходное увеличение ×630. B и C , Доля MHC-II + AM (R2-гейтированная в A , выше) среди общего AM ( B ) и доля CD11c высокая MHC-II высокая FSC низкий SSC низкий , неаутофлуоресцентный DC (R3-гейт на рис.1 B ) среди клеток CD11c + BAL ( C ) определяли в образцах BAL от мышей, не подвергавшихся лечению, и у мышей через 90 минут и 12 часов после заражения S. pneumoniae . Столбцы представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего; n = 6–12 в каждый момент времени. Цифры над столбцами указывают 90 337 p 90 338 значений по сравнению с наивными (критерий Стьюдента 90 337 t 90 338). D . Левый график показывает клетки BAL CD11c + от наивных мышей, окрашенные на предмет экспрессии CD11b и MHC-II. CD11b и CD11b + MHC-II high BAL DC (R1) и общий AM дополнительно анализировали после окрашивания контрольным изотипом mAb ( центральные панели ) или анти-CCR7 ( правые панели ).Показаны проценты ячеек в каждом квадранте. Графики являются репрезентативными по крайней мере для двух экспериментов, в которых исследовалась объединенная жидкость БАЛ от шести человек.

Значительно увеличенная доля MHC-II + AM сохранялась в течение как минимум 12 ч после заражения, в то время как за тот же период времени не наблюдалось значительного увеличения доли клеток, фенотипически идентифицированных как ДК БАЛ (рис. 5⇑, В и С ). Через 4 часа после заражения те AM, которые активировали MHC-II, по-видимому, были ранее резидентными AM, поскольку у них отсутствовала экспрессия CD11b, связанная с новым притоком AM (19).

Поскольку миграция DC в dLN легких зависит от CCR7 (9), и это единственный определенный путь миграции клеток из легких в dLN, мы также исследовали экспрессию CCR7 с помощью AM. Экспрессия CCR7 не наблюдалась на наивной БАЛ AM, хотя она была четко обнаружена в подмножестве DC, присутствующем в жидкости БАЛ (рис. 5⇑ D ). Инфекция S. pneumoniae не индуцировала экспрессию CCR7 на AM в BAL в течение 24 часов после заражения (данные не показаны).

Подтвердив, что S.pneumoniae не нарушала нашу способность различать АМ, клеточную ассоциацию флуоресцентно меченых (ПХ36 + ) бактерий исследовали в ранние моменты времени после интраназального заражения. MHC-II был исключен в качестве дискриминационного маркера в этих анализах из-за потенциального воздействия заражения S. pneumoniae на экспрессию MHC-II с помощью AM. Через 2–4 часа после заражения >40% всех CD11c + 7/4 + F4/80 + FSC высокая SSC высокая , автофлуоресцентная АМ содержала бактерии и ~95% всех 6 PKh936 + клеток в переварах цельного легкого представляли собой АМ (фиг.6⇓ А ). Остальные клетки PKH + представляли собой нейтрофилы Ly6C/G + CD11b + и клетки CD11c 7/4 + (данные не показаны). Примечательно, что в этот момент не наблюдалось ассоциации бактерий РХ36 + с легочными ДК (рис. 6⇓ A ). Взятые вместе, наши данные ясно демонстрируют, что AM обладают значительным временным преимуществом перед популяциями легочных DC в отношении приобретения бактерий, доставляемых интраназально.

РИСУНОК 6.

AM быстрая транспортировка интраназально доставила S. pneumoniae в dLN. Мышей интраназально заражали меченным РХ36 штаммом S. pneumoniae , а через 2–4 часа ( А ) легкие (все легкое расщепляли) и ( В ) dLN легких, объединенные из групп от трех до шести мышей, исследовали на предмет наличие патогенсодержащих (ПХ36 + ) клеток. На левом графике показаны клетки CD11c + , окрашенные на предмет экспрессии антигенов 7/4 и F4/80. Клетки 7/4 F4/80 (G1-gated) и 7/4 + F4/80 + (G2-gated) были дополнительно определены как DC (G3) и AM (G4) на основе по характеристикам FSC и SSC ( вверху в центре и справа графики ) и аутофлуоресценции (не показано).G3-управляемые DC и G4-управляемые AM впоследствии исследовали на ассоциацию с бактериями PKH + , здесь показано против экспрессии CD11b ( нижние графики ). Идентичные стратегии гейтирования использовали для ( А ) тотальных клеток легких и ( В ) dLN легких от одних и тех же животных. MHC-II не использовали из-за потенциальной перекрывающейся экспрессии, возникающей в результате заражения S. pneumoniae (см. фиг. 5 A ). Все панели представляют как минимум три отдельных эксперимента.

dLN тех же животных, взятых через 2–4 часа после заражения, исследовали проточной цитометрией по тем же критериям, что и для легких, описанным выше. В этот момент времени единственная клеточная популяция, которая содержала бактерии PKH36 + , демонстрировала фенотип mAM, точно соответствующий фенотипу PKH + AM в легких (рис. 6⇑ B ). На основании данных проточной цитометрии в этот момент времени в каждом dLN присутствовало не более 40–50 мАМ, несущих патоген. Следовательно, не только АМ способны транспортировать бактерии в dLN легких, но и эти AM, несущие патогены, достигают dLN легких до значительной миграции dL, несущих патогены.

Обсуждение

В этом исследовании был пересмотрен вопрос о том, могут ли альвеолярные макрофаги, фагоциты, ограниченные альвеолами, мигрировать из альвеолярных пространств и способствовать транспорту Ag в dLN легких. Мы показали, что клетки, фенотипически и морфологически идентичные АМ в жидкости БАЛ, обнаруживаются в длН наивных животных, что указывает на конститутивный путь миграции этих клеток. Более того, мы показываем, что АМ приобретает вдыхаемые патогены раньше, чем ДК легких, и что часть АМ, несущих патогены, мигрирует в dLN.

Миграция AM в dLN легких была предложена в трех предыдущих исследованиях (11, 12, 13). Эти исследования закапывали меченые частицы или клетки в легкие и продемонстрировали появление метки преимущественно в паракортикальных Т-клеточных областях dLN, куда мигрируют DC (18). Тем не менее, первые два исследования страдали невозможностью отличить АМ от ДК, в то время как в более позднем исследовании не рассматривалась возможность транспорта, опосредованного ДК. Совсем недавно Jakubzick et al. четко продемонстрировали CCR7-зависимую миграцию DC легких в dLN (9), и в их модели не было сообщено о миграции AM.Тем не менее, это исследование не было направлено на непосредственное рассмотрение миграции AM, и, как показало текущее исследование, количество mAM в dLN относительно невелико и может быть легко упущено из виду.

В dLN легкого не подвергавшихся манипуляциям, наивных мышей мы обнаружили четыре популяции клеток, обогащенных CD11c (рис. 2⇑). Три из них соответствовали известным популяциям DC, а четвертый был идентичен по фенотипу и общей морфологии AM, обнаруженному в жидкости БАЛ, и был назван mAM. Важно отметить, что мы не обнаружили подобной популяции в лимфатических узлах, взятых из других периферических участков, что позволяет предположить, что эта популяция не была ранее нераспознанной популяцией клеток лимфатических узлов.Кроме того, эта популяция отсутствовала в брыжеечных ЛУ, что позволяет предположить, что фенотип не был широко связан с участками дренирования слизистой оболочки. В совокупности эти данные демонстрируют специфичность mAM к dLN легких.

Сделав наше первоначальное наблюдение на основе существующих, определенных фенотипических и морфологических параметров, связанных с AM и DC легких, мы впоследствии расширили фенотипическую характеристику, включив конститутивную экспрессию внутриклеточного MHC-II с помощью AM и mAM.Проточно-цитометрическое наблюдение внутриклеточного MHC-II было подтверждено конфокальной микроскопией высокоочищенного AM и mAM (рис. 3⇑). Потенциальные объяснения конститутивной экспрессии внутриклеточного MHC-II с помощью AM и mAM в настоящее время находятся в стадии изучения, поскольку большинство популяций макрофагов не конститутивно экспрессируют значительные количества MHC-II внутриклеточно. Что касается фенотипа, экспрессия внутриклеточного MHC-II была общей для AM и DC. Однако мы также идентифицировали Ly49B и Siglec-F как поверхностные маркеры, экспрессируемые на очень сходных уровнях как AM, так и mAM (рис.4⇑ А ). Ly49B является единственным членом семейства Ly49, не экспрессируемым NK-клетками, но он имеет относительно широкое распространение среди миелоидных клеток (22). Siglec-F в основном является маркером эозинофилов у наивных мышей (24), хотя его экспрессия с помощью AM недавно была подтверждена другими группами (23, 26). Что наиболее важно для этого исследования, ни Ly49B, ни Siglec-F не ​​экспрессировались какой-либо другой популяцией CD11c + ни в легких, ни в dLN (рис. 4⇑ B ). В целом мы определили фенотип с 12 параметрами и отличительную морфологию, характерную исключительно для AM и mAM, которая однозначно отличает AM и mAM от любой другой идентифицируемой популяции DC или тканевых макрофагов.

В модели, в которой меченые АМ были адоптивно перенесены интратрахеально, предполагалось, что АМ мигрируют в паракортикальные области Т-клеток dLN (13). Однако это исследование не определило природу клеток, содержащих метку, которые были обнаружены в dLN после переноса. Используя высокоочищенную донорскую АМ и строгое фенотипирование популяций dLN, мы не смогли обнаружить значительную миграцию АМ в моделях адоптивного переноса, подобных тем, что были предложены Thepen et al. (13), несмотря на то, что жизнеспособный перенесенный АМ обнаруживается в жидкости БАЛ вплоть до 48 ч после переноса (наши неопубликованные наблюдения).Невозможность обнаружить миграцию перенесенных АМ, скорее всего, связана с чрезвычайно низкой частотой миграции АМ. Напротив, при использовании неманипулированных наивных мышей mAM обнаруживались как с помощью проточной цитометрии, так и с помощью конфокальной микроскопии. Кроме того, данные микроскопии показывают, что конститутивно мигрирующие АМ преимущественно обнаруживаются в областях В-клеток в dLN, а не в областях паракортикальных Т-клеток (рис. 4⇑ C E ). В этом отношении наши данные более точно отражают миграцию, описанную для перитонеальных макрофагов в субкапсулярный синус и медуллярные области dLN (27).Таким образом, заманчиво предположить, что АМ, мигрирующий в dLN, может взаимодействовать с В-клетками способом, подобным недавно продемонстрированному для резидентных субкапсулярных синусовых макрофагов (14, 15, 16). Однако специфическая функция mAM в dLN во время гомеостаза остается под вопросом.

Мы продемонстрировали, что AM в легких имеют значительное временное преимущество перед легочными DC в приобретении интраназально доставленных бактерий (рис. 5⇑ и 6⇑). Более того, заражение S. pneumoniae не вызывало притока DC в альвеолярные пространства, при этом не наблюдалось значительного увеличения доли DC в альвеолярных пространствах в течение 12 часов после введения S.pneumoniae (рис. 5⇑ C ). Это контрастирует с сообщениями об увеличении альвеолярной ДК через 48 часов после закапывания латексных шариков (9) или после повторного введения аллергена в модели астмы (28). Скорее всего, за эти наблюдения ответственны различия в используемых моделях. Важно отметить, что AM не экспрессировал CCR7 у наивных животных, а экспрессия CCR7 на AM не индуцировалась через 12 часов после заражения S. pneumoniae (рис. 5⇑ D ). Это указывает на то, что, в отличие от легочных DC, миграция AM в dLN использует еще не идентифицированный CCR7-независимый путь.

Анализ всего генома наивного AM с помощью Affymetrix не выявил каких-либо очевидных рецепторов-кандидатов, которые могут направлять миграцию AM в dLN (наши неопубликованные данные). Однако, учитывая низкий уровень миграции AM в dLN во время гомеостаза, возможно, что экспрессия мигрирующих рецепторов ограничена очень небольшой долей AM в жидкости БАЛ и, следовательно, ее трудно идентифицировать среди нефракционированных популяций с использованием этого подхода. Хотя недавнее исследование (29) показало, что воспалительные стимулы усиливают миграцию макрофагов в ЛУ после i.v. перенос, факторы, направляющие миграцию макрофагов, остаются относительно невыясненными. Очевидно, что необходимы дальнейшие исследования обогащенных подмножеств BAL AM, которые в настоящее время продолжаются.

Наконец, мы показываем, что AM, а не DC являются первой популяцией, несущей патоген, которая попадает в dLN легкого (рис. 6⇑ B ). Доля AM, содержащих S. pneumoniae , которые достигают dLN в течение первых 4 часов после заражения, очень низка (> 0,1%). Однако это подразумевает приток, эквивалентный 15–20% от общего количества mAM в первые 4 часа после заражения. S. pneumoniae индуцирует широко распространенный апоптоз в AM как защитный механизм хозяина (30, 31), регулируемый уровнями NO (32). В настоящее время предполагаемый триггер, позволяющий специфическому AM избегать локального апоптоза и вместо этого инициировать миграцию, в настоящее время остается неидентифицированным. Кроме того, оказалось затруднительным дальнейшую количественную оценку оборота mAM во время гомеостаза и после заражения патогенами из-за ограниченного числа задействованных клеток. Тем не менее кинетика миграции АМ через альвеолярный эпителий к длН в целом согласуется с аналогичными исследованиями миграции воспалительных перитонеальных макрофагов в субкапсулярный синус дЛУ (27, 33, 34).Хотя формально исключить свободный проход меченых бактерий из легких в длН невозможно, исследования, изучающие физиологию легких, показывают, что это крайне маловероятно в ранние сроки после заражения (17, 18). Более того, в случае свободного транспорта можно ожидать обнаружения бактерий, связанных с несколькими популяциями, включая макрофаги подлопаточной пазухи (14), но мы не находим, что это так (данные не показаны). Наши данные подтверждают модель, в которой AM, несущие патогены, достигают dLN раньше, чем DC, что обеспечивает потенциальное окно возможностей, в котором mAM может оказывать влияние на нижестоящие иммунные ответы.Как это может происходить и как может проявляться какое-либо влияние, станет предметом будущих исследований.

В заключение мы продемонстрировали не только конститутивную миграцию АМ, но и новый путь бактериального транспорта из легких в длН, действующий до того, как легочные ДК получат возможность приобрести бактерии. Идентификация этого пути бактериального транспорта может повлиять на наше понимание легочного иммунитета и может открыть новые возможности для манипулирования легочным иммунным ответом на инфекцию и другие вдыхаемые частицы.

Благодарности

Мы благодарим D. Kioussis и A. Patel за предоставление мышей B6.hCD2-DsRed и C. Brooks за предоставление анти-Ly49B Ab. Мы благодарим М. Куллберга за критическое прочтение рукописи, П. О’Тула и сотрудников лаборатории визуализации и цитометрии за техническую помощь, а также сотрудников Центра биологических услуг.

Раскрытие информации

У авторов нет финансового конфликта интересов.

Сноски

  • Затраты на публикацию этой статьи были частично покрыты оплатой страниц.Таким образом, эта статья должна иметь пометку реклама в соответствии с 18 U.S.C. Раздел 1734 исключительно для указания на этот факт.

  • ↵1 Это исследование финансировалось за счет гранта Wellcome Trust для P.M.K. и А.К.К. и за счет грантов Совета по медицинским исследованиям (для MCC и PMK).

  • А.К. провел исследование. М.К. представил новые аналитические инструменты. Все авторы внесли свой вклад в дизайн исследования. А.К. и П.М.К. написал рукопись.

  • ↵2 Корреспонденцию и запросы на перепечатку адресовать Dr.Алан Кирби, Центр иммунологии и инфекций, Медицинская школа Халл-Йорка и факультет биологии, Йоркский университет, Вентворт-Уэй, Йорк, YO10 5YW, Великобритания Адрес электронной почты: ak510{at}york.ac.uk

  • ↵ 3 Сокращения, использованные в данной статье: АМ, альвеолярный макрофаг; БАЛ, бронхоальвеолярный лаваж; DC, дендритная клетка; dLN, дренирующий лимфатический узел; FSC, прямое рассеяние света; ЛУ, лимфатический узел; mAM, мигрирующие альвеолярные макрофаги; SSC, боковое светорассеяние.

  • Поступила в редакцию 7 апреля 2009 г.
  • Принято 29 мая 2009 г.
  • Copyright © 2009, Американская ассоциация иммунологов, Inc. 1986. Альвеолярный макрофаг. Дж. Заявл. Физиол. 60: 353-359.

  • Арредуани М., З. Ян, Ю. Нин, Г. Цинь, Р. Сойнинен, К. Трюггвасон, Л. Кобзик. 2004. Рецептор-мусорщик MARCO необходим для защиты легких от пневмококковой пневмонии и вдыхаемых частиц.Дж. Эксп. Мед. 200: 267-272.

  • Arredouani, M.S., A. Palecanda, H. Koziel, YC Huang, A. Imrich, T.H. Sulahian, Y.Y. Ning, Z. Yang, T. Pikkarainen, M. Sankala, et al 2005. MARCO является основным рецептором связывания неопсонизированных частиц и бактерий на альвеолярных макрофагах человека. Дж. Иммунол. 175: 6058-6064.

  • Холт, П. Г., Дж. Оливер, Н. Билык, К. Макменамин, П. Г. Макменамин, Г. Крааль, Т. Тепен.1993. Подавление функции (функций) антигенпрезентирующих клеток легочных дендритных клеток in vivo резидентными альвеолярными макрофагами. Дж. Эксп. Мед. 177: 397-407.

  • Билык Н., Холт П.Г. 1993. Ингибирование иммунодепрессивной активности резидентных легочных альвеолярных макрофагов гранулоцитарно-макрофагальным колониестимулирующим фактором. Дж. Эксп. Мед. 177: 1773-1777.

  • Тепен, Т., Н. Ван Ройен, Г. Крааль. 1989. Элиминация альвеолярных макрофагов in vivo связана с усилением легочного иммунного ответа у мышей.Дж. Эксп. Мед. 170: 499-509.

  • Блюменталь, Р. Л., Д. Э. Кэмпбелл, П. Хван, Р. Х. Де Кройф, Л. Р. Франкель, Д. Т. Уметсу. 2001. Альвеолярные макрофаги человека индуцируют функциональную инактивацию антиген-специфических CD4 Т-клеток. Дж. Аллергия Клин. Иммунол. 107: 258-264.

  • Кнапп, С., Дж. К. Лиманс, С. Флоркин, Дж. Брангер, Н. А. Марис, Дж. Патер, Н. ван Ройен, Т. ван дер Полл. 2003. Альвеолярные макрофаги играют защитную противовоспалительную роль при мышиной пневмококковой пневмонии.Являюсь. Дж. Дыхание. крит. Уход Мед. 167: 171-179.

  • Якубзик, К., Ф. Таке, Дж. Ллодра, Н. ван Ройен, Г. Дж. Рэндольф. 2006. Модуляция транспорта дендритных клеток в дыхательные пути и из них. Дж. Иммунол. 176: 3578-3584.

  • Легге, К. Л., Т. Дж. Брасиале. 2003. Ускоренная миграция респираторных дендритных клеток в регионарные лимфатические узлы ограничена ранней фазой легочной инфекции. Иммунитет 18: 265-277.

  • Корри, Д., П. Кулкарни, М. Ф. Липскомб. 1984. Миграция бронхоальвеолярных макрофагов в прикорневые лимфатические узлы. Являюсь. Дж. Патол. 115: 321-328.

  • Harmsen, A.G., B.A. Muggenburg, M.B. Snipes, D.E. Bice. 1985. Роль макрофагов в переносе частиц из легких в лимфатические узлы. Наука 230: 1277-1280.

  • Тепен, Т., Э. Клаассен, К. Хобен, Дж. Бреве, Г.Крааль. 1993. Миграция альвеолярных макрофагов из альвеолярного пространства в паракортикальную Т-клеточную зону дренирующего лимфатического узла. Доп. Эксп. Мед. биол. 329: 305-310.

  • Карраско, Ю. Р., Ф. Д. Батиста. 2007. В-клетки приобретают антиген в виде частиц в богатой макрофагами области на границе между фолликулом и субкапсулярным синусом лимфатического узла. Иммунитет 27: 160-171.

  • Юнт Т., Э. А. Мозман, М. Яннаконе, С. Массберг, П.A. Lang, M. Boes, K. Fink, S.E. Henrickson, D.M. Shayakhmetov, N.C. Di Paolo и др. 2007. Макрофаги субкапсулярного синуса в лимфатических узлах очищают вирусы, передающиеся через лимфу, и представляют их противовирусным В-клеткам. Природа 450: 110-114.

  • Фан, Т. Г., И. Григорова, Т. Окада, Дж. Г. Цистер. 2007. Субкапсулярная встреча и зависимый от комплемента транспорт иммунных комплексов В-клетками лимфатических узлов. Нац. Иммунол. 8: 992-1000.

  • Халберт, В.C., B.B. Forster, JG Mehta, S.F. Man, R.S. Molday, B.A. Walker, D.C. Walker, JC Hogg. 1989. Исследование проницаемости эпителия дыхательных путей с помощью декстрана. Дж. Электрон Микроск. Технол. 11: 137-142.

  • Vermaelen, K.Y., I. Carro-Muino, B.N. Lambrecht, R.A. Pauwels. 2001. Специфические мигрирующие дендритные клетки быстро транспортируют антиген из дыхательных путей в грудные лимфатические узлы. Дж. Эксп. Мед. 193: 51-60.

  • Кирби, А.C., JG Raynes, P.M. Kaye. 2006. CD11b регулирует рекрутирование альвеолярных макрофагов, но не легочных дендритных клеток после пневмококковой стимуляции. Дж. Заразить. Дис. 193: 205-213.

  • Vermaelen, K., R. Pauwels. 2004. Точная и простая дискриминация популяций легочных дендритных клеток и макрофагов мыши с помощью проточной цитометрии: методология и новые идеи. Цитометрия А 61: 170-177.

  • Сун, С. С., С. М. Фу, К.Э. Роуз-младший, Ф. Гаскин, С. Т. Джу, С. Р. Бити. 2006. Большая интегрин-положительная популяция дендритных эпителиальных клеток легких CD103 (α E )-β 7 , экспрессирующая лангерин и белки плотных контактов. Дж. Иммунол. 176: 2161-2172.

  • Гейс Ф., Дж. Г. Ост, Д. М. Рид, Дж. Фальконер, Н. Тояма-Соримачи, П. Р. Тейлор, К. Г. Брукс. 2006. Ly49B экспрессируется на нескольких субпопуляциях миелоидных клеток. Дж. Иммунол. 177: 5840-5851.

  • Чжан М., Т. Ангата, Дж. Ю. Чо, М. Миллер, Д. Х. Бройд, А. Варки. 2007. Определение функции Siglec-F in vivo, родственного CD33 Siglec, экспрессируемого на эозинофилах мыши. Кровь 109: 4280-4287.

  • Чжан, Дж. К., Б. Бидерманн, Л. Ничке, П. Р. Крокер. 2004. Ингибирующий рецептор мыши mSiglec-E широко экспрессируется на клетках врожденной иммунной системы, тогда как mSiglec-F ограничивается эозинофилами. Евро. Дж. Иммунол. 34: 1175-1184.

  • ван Райт, Л.С., Койперс Х., Вос Н., Хидждра Д., Хугстеден Х.К., Ламбрехт Б.Н. 2004. Метод быстрой проточной цитометрии для определения клеточного состава клеток жидкости бронхоальвеолярного лаважа в мышиных моделях астмы. Дж. Иммунол. Методы 288: 111-121.

  • Татено, Х., Х. Ли, М. Дж. Шур, Н. Бовин, П. Р. Крокер, В. В. Вакарчук, Дж. К. Полсон. 2007. Различные эндоцитарные механизмы CD22 (Siglec-2) и Siglec-F отражают роль в клеточной передаче сигналов и врожденном иммунитете.Мол. Клеточная биол. 27: 5699-5710.

  • Беллинган, Г. Дж., Х. Колдуэлл, С. Э. Хоуи, И. Дрансфилд, К. Хаслетт. 1996. In vivo судьба воспалительных макрофагов при разрешении воспаления: воспалительные макрофаги не погибают локально, а эмигрируют в дренирующие лимфатические узлы. Дж. Иммунол. 157: 2577-2585.

  • ван Райт, Л. С., Дж. Б. Принс, П. Дж. Линен, К. Тилеманс, В. К. де Врис, Х. К. Хогстеден, Б.Н. Ламбрехт. 2002. Аллерген-индуцированное накопление дендритных клеток дыхательных путей подтверждается увеличением CD31 hi Ly-6C предшественников костного мозга в мышиной модели астмы. Кровь 100: 3663-3671.

  • МакКимми, К. С., М. Мур, А. Р. Фрейзер, Т. Джеймисон, Д. Сюй, К. Берт, Н. И. Питман, Р. Дж. Ниббс, И. Б. Макиннес, Ф. Ю. Лью, Г. Дж. Грэм. 2009. Лиганд TLR2 подавляет воспаление путем модуляции хемокиновых рецепторов и перенаправления миграции лейкоцитов.Кровь 113: 4224-4231.

  • Докрелл, Д. Х., Х. М. Марриотт, Л. Р. Принс, В. К. Риджер, П. Г. Инс, П. Г. Хеллеуэлл, М. К. Уайт. 2003. Апоптоз альвеолярных макрофагов способствует элиминации пневмококков в разрешающейся модели легочной инфекции. Дж. Иммунол. 171: 5380-5388.

  • Marriott, H.M., P.G. Hellewell, S.S. Cross, P.G. Ince, M.K. Whyte, D.H. Dockrell. 2006. Снижение апоптоза альвеолярных макрофагов связано с усилением воспаления легких в мышиной модели пневмококковой пневмонии.Дж. Иммунол. 177: 6480-6488.

  • Marriott, H.M., F. Ali, R.C. Read, T.J. Mitchell, M.K. Whyte, D.H. Dockrell. 2004. Уровни оксида азота регулируют приверженность макрофагов к апоптозу или некрозу во время пневмококковой инфекции. FASEB J. 18: 1126-1128.

  • Цао, К., Д. А. Лоуренс, Д. К. Стрикленд, Л. Чжан. 2005. Особая роль интегрина Mac-1 в ускоренном оттоке макрофагов в лимфатические сосуды. Кровь 106: 3234-3241.

  • Розен Х., С. Гордон. 1990. Адаптивный перенос флуоресцентно-меченых клеток показывает, что резидентные перитонеальные макрофаги способны мигрировать в специализированные лимфоидные органы и участки воспаления у мышей. Евро. Дж. Иммунол. 20: 1251-1258.

  • Каковы 4 стадии пневмонии?

    Любой человек может заболеть пневмонией с симптомами от легкой до тяжелой. У пожилых людей может быть больше шансов заболеть пневмонией и получить серьезные осложнения.Из-за этих более высоких рисков поставщики медицинских услуг пожилого возраста должны распознавать ранние симптомы пневмонии у пожилых людей.

    Им также следует понимать четыре стадии пневмонии, чтобы они могли обратиться за неотложной помощью к квалифицированному медицинскому работнику.

    Что такое пневмония?

    Пневмония — это инфекция одного или обоих легких, вызываемая бактериями, вирусами или другими менее распространенными типами инфекций. Инфекция вызывает воспаление воздушных мешочков в легких и их наполнение жидкостью или гноем, что приводит к: на пораженную область легких.Бронхиальная пневмония, которую также называют бронхопневмонией, поражает области обоих легких.

    Крупозная пневмония поражает одну или несколько долей или отделов легких и подразделяется на четыре стадии в зависимости от течения.

    Стадии пневмонии

    Четыре стадии крупозной пневмонии включают:

    • Стадия 1: Застой
      Во время фазы застоя легкие становятся очень тяжелыми и перегруженными из-за инфекционной жидкости, скопившейся в воздушных мешках.На этом этапе у близкого вам пожилого человека могут возникнуть ранние симптомы пневмонии, такие как:

      • Кашель
      • Чувство тяжести в груди
      • Потеря аппетита
      • Усталость
      • Учащенное дыхание
      • 13
    • 9 Стадия 2:

      9

      9 Красная гепатизация


      Эритроциты и иммунные клетки, попадающие в наполненные жидкостью легкие для борьбы с инфекцией, придают легким красный вид. Несмотря на то, что организм начинает бороться с инфекцией на этом этапе, у вашего близкого человека могут наблюдаться такие симптомы ухудшения, как:

      • Все более продуктивный кашель
      • Одышка
      • Мышечные боли
      • Головная боль
      • Крайняя усталость
      • 9 Лихорадка

        10

        9 Лихорадка

        9 Озноб

      • Потливость
      • Синие губы или ногти из-за низкого уровня кислорода в крови

      У некоторых пожилых людей на этой стадии может наблюдаться спутанность сознания или делирий.Если у вашего пожилого близкого человека наблюдаются серьезные симптомы, такие как затрудненное дыхание, высокая температура, посинение губ или ногтей, вам следует обратиться за неотложной помощью или позвонить по номеру 9-1-1.

    • Стадия 3: Серое опеченение
      На этой стадии эритроциты распадаются, придавая легким сероватый цвет. Однако иммунные клетки остаются, и симптомы, вероятно, сохранятся.

    • Стадия 4: Решение
      На этапе решения пожилые люди могут начать чувствовать себя лучше, поскольку иммунные клетки избавляются от инфекции.Однако у них может развиться продуктивный кашель, который способствует удалению жидкости из легких.

    Своевременная диагностика для правильного лечения

    Если вы подозреваете, что у вашего близкого может быть пневмония, вам следует немедленно обратиться к врачу. Ранняя диагностика может привести к более быстрому лечению, которое способствует лучшим результатам, особенно для пожилых людей, которые подвержены более высокому риску развития серьезных осложнений.

    Врач проведет медицинский осмотр и может назначить визуализирующие исследования для подтверждения диагноза.Лечение будет зависеть от того, вызвана ли пневмония бактериями, вирусами или другими типами инфекции.

    Бактериальная пневмония развивается постепенно или внезапно и обычно лечится антибиотиками.

    Вирусная пневмония обычно развивается в течение нескольких дней и может сопровождаться гриппоподобными симптомами. Антибиотики неэффективны против вирусов, поэтому вирусную пневмонию обычно лечат поддерживающей терапией, такой как повышенное потребление жидкости, безрецептурные лекарства и отдых.

    Пожилым людям с тяжелыми симптомами пневмонии или другими проблемами со здоровьем может потребоваться госпитализация. Находясь в больнице, лечение может включать внутривенное введение антибиотиков, респираторную терапию и оксигенотерапию. Врачи также будут следить за признаками осложнений.

    Пневмония Восстановление

    Восстановление после пневмонии может занять несколько недель, а пожилым людям может потребоваться еще больше времени, чтобы вернуться к нормальной жизни, особенно если они живут с другим хроническим заболеванием.Если ваш пожилой близкий человек перенес приступ пневмонии, ему или ей могут даже потребоваться временные или постоянные услуги по уходу за пожилыми людьми, чтобы помочь с купанием, туалетом, уходом, одеванием, приготовлением пищи, покупками и другими легкими домашними обязанностями.

    Наем профессионального опекуна во время выздоровления вашего близкого человека гарантирует, что потребности в личном уходе будут удовлетворены квалифицированным специалистом, что обеспечит вам душевное спокойствие. Опекун вашего близкого также может следить за будущими признаками пневмонии и своевременно предупреждать вас.

    Наши координаторы по уходу в рамках программы «Навещающие ангелы» готовы обсудить потребности вашего близкого во время бесплатной консультации по уходу на дому.

    Если вы заинтересованы в наших сострадательных услугах по уходу на дому для вас или близкого вам человека, свяжитесь с ближайшим агентством по уходу на дому Visiting Angels сегодня или позвоните по телефону 800-365-4189. .