7Май

Лимфоциты 41 3: Что означает повышение лимфоцитов в крови информация от Врача-иммунолога

Содержание

К молекулярной характеристике лимфоцитов периферической крови больных ревматоидным артритом | Kolosova

1. <div><p>Насонов Е.Л., Самсонов М.Ю., Тилз Г.П. и соавт. Растворимые молекулы адгезии (Р-селектин, ICAM-I и ICAM-3) при ревматоидном артрите. Тер. архив. 1999. 5, 17-20.</p><p>Насонов ЕЛ. 50 лет применения метотрексата в ревматологии. Русский мед. журнал, 2000, 8-9,372-376.</p><p>Сигидин Я.А. Лукина Г.В. Ревматоидный артрит. М., «Анко», 2001</p><p>Сигидин Я.А., Лукина Г.В. Базисная (патогенетическая) терапия ревматоидного артрита. М., Новартис. 2000.</p><p>Ярилин А.А. Основы иммунологии. М., Медицина, 1999.</p><p>Ярилина А.А. Роль молекул адгезии в патогенезе ревматоидного артрита. Научно-практич. ревматол., 2000, I, 61-69.</p><p>Afeltra A., Galeazzi М., Sebastiani G. et al. Coexpression of CD69 and HLA-DR activation markers on synovial fluid T lymphocytes of patients affected by rheumatoid arthritis: a three-color cytometric analysis. Int. J.Exp.Pathol., 1997, 78, 5, 331-336.</p><p>Cutolo М., Sulli A., Pizzomi C. et al. Anti-inflammatory mechanisms of methotrexate in rheumatoid arthritis. Ann. Rheum.Dis., 2001, 60, 729-735.</p><p>Dolhain R,, Tak P., Dijkmans B. et al. Methotrexate reduces inflammatory cell numbers, expression of monokines and of adhesion molecules in synovial tissue of patients with rheumatoid arthritis. Br. J. Rheumatol., 1998, 37 (5), 502-508.</p><p>Gerli R., Muscat C., Bertotto A. et al. CD26 surface molecule involvement in T cell activation and lymphokine synthesis in rheumatoid and other inflammatory synovitis. Clin. Immunol. Immunopathol., 1996, 80 (1), 31-37.</p><p>lsomaki P., Aversa G., Cocks B. et al. Increased expression of signaling lymphocytic activation molecule in patients with rheumatoid arthritis and its role in the regulation of cytokine production in rheumatoid synovium. J. Immunol., 1997, 159 (6), 2986-2993.</p><p>Lacki J., Mackiewicz S., Wiktorowicz U. et al. Lymphocyte phenotype studies of rheumatoid arthritis patients treated with methotrexate. Arch. Immunol. Ther., Exp. (Warsz). 1994. 42, 4, 287-290.</p><p>Masuco-Hongo K., Sekine Т., Ueda S. et al. Long-term persistent accumulation of CD8+ T cells in synovial fluid of rheumatoid arthritis. Ann. Rheum. Dis., 1997, 56 (10), 613621.</p><p>Mizokami A., Eguchi K., Kawakami A. et al. Increased population of high fluorescence 1F7 (CD26) antigen on T cells in synovial fluid of patients with rheumatoid arthritis. J. Rheumatol., 1996, 23. 12, 2022-2026.</p><p>Muscat C., Bertotto A., Agea E. et al. Expression and functional role of 1F7 (CD26) antigen on peripheral blood and synovial fluid Т cells in rheumatoid arthritis patients. Clin. Exp. Immunol., 1994, 98 , 2, 252-256.</p><p>Sfikakis P., Charalambopoulos D., Vaiopoulos G. et al. Circulating P- and L-selectin and T-lymphocyte activation in patients with autoimmune rheumatic diseases. Clin. Rheumatol., 1999, 18, 28-32.</p><p>Takahashi H., Soderstrom K, Nilsson E. et al. Integrins and other adhesion molecules on lymphocytes from synovial fluid and peripheral blood of rheumatoid arthritis patients. Eur.J.Immunol., 1992, 22, II, 2879-2885.</p><p>Tanaka S., Murakami Т. Horikawa H. et al. Suppression of arthritis by inhibitors of dipeptidylpeptidase 4. Int. J. Immunopharmacol., 1997. 19, 15-24.</p><p>Voskuyl A. Martin S., Melchers 1. et al. Levels of circulating intercellular adhesion molecule-1 and -3 but not circulating endothelial leucocytes adhesion molecule are increased in patients with rheumatoid vasculitis. Br. J. Rheumatol., 1995, 34, 311-315.</p></div><br />

Экспрессия тирозинкиназных рецепторов на субпопуляциях лимфоцитов периферической крови больных почечно-клеточным раком и здоровых добровольцев | Волкова

1. Tsimafeyeu I, Zolotareva T, Varlamov S, et al. Five‑year Survival of Patients With Metastatic Renal Cell Carcinoma in the Russian Federation: Results From the RENSUR5 Registry. Clin Genitourin Cancer. 2017 Dec;15 (6):e1069‑e1072.

2. Cancer Genome Atlas Research Network. Comprehensive molecular characterization of clear cell renal cell carcinoma. Nature. 2013;499 (7456):43 – 9.

3. Schodel J, Grampp S, Maher ER, et al. Hypoxia, hypoxia‑inducible transcription factors, and renal cancer. Eur Urol. 2016;69 (4):646 – 57.

4. Tsimafeyeu I, Bratslavsky G. Fibroblast growth factor pathway in renal cell carcinoma. Oncology. 2015;88 (6):321 – 31.

5. Tsimafeyeu I, Ludes‑Meyers J, Stepanova E, et al. Targeting FGFR2 with alofanib (RPT835) shows potent activity in tumour models. Eur J Cancer. 2016 Jul;61:20 – 8.

6. Matveev V. В., Olshanskaya A. S., Volkova M. I. Cabozantinib: from studies to clinical practice. Cancer Urology. 2019;15 (3):28 – 41. (In Russ.).

7. Figlin R. A., Hutson T. E., Tomczac P. et al. Overall survival with sunitinib versus interferon alfa as first‑line treatment in metastatic renal‑cell carcinoma. ASCO Annual Meeting Proceedings 2008. J Clin Oncol 2008;26 (Suppl.): 5024.

8. Matveev VB, Volkova MI. Re: Cytoreductive Nephrectomy for Renal Cell Carcinoma with Venous Tumor Thrombus. Eur Urol. 2017 Dec;72 (6):1024. doi: 10.1016 / j. eururo. 2017.08.029.

9. Rini B. I., Escudier B. J., Michaelson M. D. et al. Phase III AXIS trial for second‑line metastatic renal cell carcinoma (mRCC): Effect of prior first‑line treatment duration and axitinib dose titration on axitinib efficacy. J ClinOncol 2012;30 (Suppl. 5):354.

10. Khochenkov D, Volkova M, Olshanskaia A, et al., 59P Is there receptor tyrosine kinases expression on lymphocytes in patients with renal cell carcinoma? First‑in‑human study. Annals of Oncology, Volume 28, Issue suppl_5, September 2017, mdx361.054, https://doi.org / 10.1093 / annonc / mdx361.054

11. Kopecký O, Lukesová S, Vroblová V, Phenotype analysis of tumour‑infiltrating lymphocytes and lymphocytes in peripheral blood in patients with renal carcinoma. ActaMedica (Hradec Kralove). 2007;50 (3):207 – 12.

12. Kowalczyk D, Skorupski W, Kwias Z, Nowak J. Flow cytometric analysis of tumour‑infiltrating lymphocytes in patients with renal cell carcinoma. Br J Urol. 1997 Oct;80 (4):543 – 7.

13. Fujimoto K, Ichimori Y, Yamaguchi H, et al. Basic fibroblast growth factor as a candidate tumor marker for renal cell carcinoma. Jpn J Cancer Res 86:182 – 186.

14. Khochenkov DA, Solomko ES, Peretolchina NM, et al. Antiangiogenic Activity of Alofanib, an Allosteric Inhibitor of Fibroblast Growth Factor Receptor 2. Bull Exp Biol Med. 2015 Nov;160 (1):84 – 7.

γδТ-ЛИМФОЦИТЫ: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА, СУБПОПУЛЯЦИОННЫЙ СОСТАВ, БИОЛОГИЧЕСКАЯ РОЛЬ И ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ | Нижегородова

1. Adams E., Chien Y-H., Garcia K. Structure of a γδT cell receptor in complex with the nonclassical MHC T22 // Science. – 2005. – Vol. 308. – P. 227 — 231.

2. Beissert S., Schwarz A., Schwarz T. Regulatory T cells // Journal of Investigative Dermatology. – 2006. – Vol. 126. – P. 15-24.

3. Boismenu R., Havran W. Intraepithelial γδT cells exposed by functional genomics // Genome Biology. – 2001. – Vol. 2 –P. 1031-1035.

4. Bonneville M., Scotet E. Human Vγ9Vδ2 T cell: promising new leads for immunotherapy of infections and tumors // Current Opinion in Immunology. – 2006. – Vol. 18. – P. 539-546.

5. Bonneville M. Selection of intraepithelial γδT cells: the holy GrIEL at last? // Nature Immunology. – 2006. – Vol. 7. – P. 791-792.

6. Bonneville M., Fournie J. Sensing cell stress and transformation through Vγ9Vδ2 T-cell mediated recognition of the isoprenoid pathway metabolites // Microbes Infection. – 2005. – Vol. 7. – P. 503-509.

7. Born W., Jin N., Aydintung K., Wands J., French J., Roark C., O’Brien R. γδT lymphocytes – selectable cells within the innate system? // Journal of Clinical Immunology. – 2007. – Vol. 7. – P. 133 — 144.

8. Born W., Reardon R., O’Brien R. The function of γδT cells in innate immunity // Current Opinion in Immunology. – 2006. – Vol. 18. – P. 31-38.

9. Brandes M., Willimann K., Lang A., Nam K., Jin C., Brenner M., Morita C., Moser B. Flexible migration program regulates γδ T cell involvement in humoral immunity // Blood. – 2003. – Vol. 102. – P. 3693-3701.

10. Brandes M., Willimann K., Moser B. Professional antigen-presentation function by human γδT cells // Science. – 2005. – Vol. 309. – P. 264 — 268.

11. Brenner M., McLean J., Dialynas D., Strominger J., Smith J., Owen F., Seidman J., Ip. S., Rosen F., Krangel M. Identification of a putative second T cell receptor // Nature. – 1986. – Vol. 322. – P. 145-149.

12. Carding S., Egan P. γδТ cells: functional plasticity and heterogeneity // Nature Reviews. – 2002. – Vol. 2. – P. 336-345.

13. Cassetti R., Martino A. The plasticity of gamma delta T cells: innate immunity, antigen and new immunotherapy // Cell Mol Immunol. – 2008. – Vol. 5. – P. 161-170.

14. Chien Y-U., Jores R., Crowley M. Recognition by γ/δT cells // Annual Reviews Immunology. – 1996. – Vol. 14. – P. 511-532.

15. Chien Y-U., Konigshofer Y. Antigen recognition by γδT cells // Immunological Reviews. – 2007. – Vol. 15. – P. 46-58.

16. Crowley M., Reich Z., Mavaddat N., Altman J., Chien Y-H. The recognition of the nonclassical major histocompatibility complex (MHC) class I molecule, T10, by the γδT cell, G8 // J. Exp. Med. – 1997. – Vol. 185. – P. 1223-1230.

17. Das H., Groh V., Kuijl C., Sugita M., Morita C., Spies T., Bukowski J. MICA engagement by human Vgamma2Vdelta2 T cells enhances their antigendependent effector function // Immunity. – 2001. – Vol. 15. – P. 83-93.

18. Davis M., Bjorkman P. T cell antigen receptor genes and T cell recognition // Nature. – 1988. – Vol. 334. – P. 395-402.

19. De Rosa S., Andrus J., Perfetto S., Mantovani J., Herzenberg L., Roederer M. Ontogeny of γδ T cells in humans // J. Immunol. – 2004. – Vol. 172. –P. 1637 — 1645.

20. Dieli F., Poccia F., Lipp M., Sireci G., Caccamo N., Di Sano C., Salerno A. Differentiation of effector/memory Vδ2 T cells and migratory routes in lymph nodes or inflammatory sites // J. Exp. Med. – 2003. – Vol. 198. – P. 391-397.

21. Girardi M. Immunosurveillance and immunoregulation by γδT cells // Journal of Investigative Dermatology. – 2006. – Vol. 126. – P. 25-31.

22. Gober H., Kistowska M., Angman L., Jeno P., Mori L., De Libero G. Human T cell receptor γδ cells recognize endogenous mevalonate metabolites in tumor cells // J. Exp. Med. – 2003. – Vol. 197. – P. 163-168.

23. Groh V., Steinle A., Bauer S., Spies T. Recognition of stess-induced MHC molecules by intestinal epithelial γδT cells // Science. – 1998. – Vol. 79. – P. 1737-1740.

24. Hänninen A., Harrison L. γδT cells as mediators of mucosal tolerance: the autoimmune diabetes model // Immunolodical reviews. – 2000. – Vol. 173. – P. 109-119.

25. Hayday A., Tigelaar R. Immunoregulation in the tissues by γδT cells // Nature Reviews. – 2003. – Vol. 3. – P.233-242.

26. Hayday A. γδ cells: a right time and a right place for a conserved third way of protection // Annual Reviews Immunology. – 2000. – Vol. 18. – P. 975 — 1026.

27. Hayday A., Theodoridis E., Ramsburg E., Shires J. Intraepithelial lymphocytes: exploring the third way in immunology // Nature Immunology. – 2001. – Vol. 2 – P. 997-1003.

28. Jameson J., Havran W. Skin γδT cell functions in homeostasis and wound healing // Immunological Reviews. – 2007. – Vol. 15. – P. 114-122.

29. Jomaa H., Feurle J., Luhs K., Kunzmann V., Tony H., Herderich M., Wilhelm M. Vγ9/Vδ2 T cell activation induced by bacterial low molecular mass compounds depends on the 1-deoxy-D-xylulose 5-phosphate pathway of isoprenoid biosynthesis // FEMS Immunol Med Microbiol. – 1999. – Vol. 5. – P. 371-378.

30. Kabelitz D., Marischen L., Oberg H., Holtmeier W., Wesch D. Epithelial defence by γδТ cells // International Archives Allergy Immunology. – 2005. – Vol.137. – P. 73-81.

31. Kabelitz D., Wesch D., He W. Perspectives of gammadelta T cells in tumor immunology // Cancer Research. – 2007. – Vol. 67. – P. 5-8.

32. Kapp J., Kapp L., McKenna K. Gammadelta T cells pla an essential role in several forms of tolerance // Immunology Research. – 2004. – Vol. 9. – P. 93-102.

33. Kronenberg M., Havran W. Frontline T cells: γδT cells and intraepithelial lymphocytes // Immunological Reviews. – 2007. – Vol. 15. – P. 5-7.

34. Kusnierczyk P. Antigen peptide/MHC complex as an initiator of a signal for lymphocyte T activation // Postepy Hiq. Med. Dosw. – 1999. – Vol. 53. – P. 331 — 341.

35. Mincheva-Nilsson L. Pregnancy and γδТ cells: taking on the hard questions // Reproductive Biology and Endocrinology. – 2003. – Vol. 1. – P. 120-131.

36. Morita C., Beckman E., Bukowski J., Tanaka Y., Band H., Bloom B., Golan D., Brenner M. Direct presentation of nonpeptide prenylpyrophosphate antigens to human γδ T cells // Immunity. – 1995. – Vol. 3. – P. 495-507.

37. Morita C., Jin C., Sarikonda G., Wang H. Nonpeptide antigens, presentation mechanisms, and immunological memory of human Vγ2Vδ2 cells: discriminating friend from foe through the recognition of prenyl pyrophosphate antigens // Immunological Reviews. – 2007. – Vol. 215. – P. 59-76.

38. Moser B., Brandes M. γδ T cells: an alternative type of professional APC // Trends in Immunology. – 2006. – Vol. 27. – P. 112-118.

39. Moser B., Eberl M. γδT cells: novel initiators of adaptive immunity // Immunological Reviews. – 2007. – Vol. 215. – P. 89-102.

40. Münz C., Steinman R., Fujii S. Dendritic cell maturation by innate lymphocytes: coordinated stimulation of innate and adaptive immunity // Journal of Experimental Medicine. – 2005. – Vol. 202. – P. 203-207.

41. Nanno M., Shiohara T., Yamamoto H., Kawakami K., Ishikawa H. γδT cells: firefighters or fire boosters in the front lines of inflammatory responses // Immunological Reviews. – 2007. – Vol. 215. – P. 103-113.

42. Odyniec A., Szczepanik M., Mycko M., Stasiolek M., Raine C., Selmaj K. γδT cellsenhance the expression of experimental autoimmune encephalomyelitis by promoting antigen presentation and IL-12 production // The Journal of Immunology. – 2004. – Vol. 173. – P. 682-694.

43. Pennington D., Vermijlen D., Wise E., Clarke S., Tigelaar R., Hayday A. The integration of conventional and unconventional T cells that characterizes cell-mediated responses // Advances in Immunology. – 2005. – Vol. 87. – P.27-59.

44. Poggi A., Catellani S., Fenoglio D., Borsellino G., Battistini L., Zocchi M. Adhesion molecules and kinases involved in gammadelta T cells migratory pathways: implications for viral and autoimmune diseases // Curr. Med. Chem. – 2007. – Vol. 14. – P. 3166-3170.

45. Porcelli S., Brenner M., Greenstein J., Balk S., Terhorst C., Bleicher P. Recognition of cluster of differentiational antigens by human CD4-CD8- cytolytic T lymphocytes // Nature. – 1989. – Vol. 341. – P. 447-450.

46. Scotet E., Martinez L., Grant E., Barbaras R., Jeno P., Saulquin X. Tumor recognition following Vγ9Vδ2 T cell receptor interactions with a surface F1 — ATPase-related structure and apolipoprotein A-1 // Immunity. – 2005. – Vol. 22. – P. 71-80.

47. Spada F., Grant E., Peters P., Sugita M., Melian A., Leslie D., Lee H., van Donselaar E., Hanson D., Krensky A., Majdic O., Porcelli S., Morita C., Brenner M. Self-recognition of CD1 by gamma/delta T cells: implications for innate immunity // J. Exp. Med. – 2000. – Vol. 191. – P. 937-948.

48. Tanaka Y., Morita C., Nieves E., Brenner M., Bloom B. Natural and synthetic non-peptide antigens recognized by human γδT cells // Nature. – 1995. – Vol. 375. – P. 155-158.

49. Thedrez A., Sabourin C., Gertner J., Devilder M., Allain-Maillet S., Fournie J., Scotet E., Bonneville M. Self/non-self discrimination by human γδT cells: simple solutions for a complex issue? // Immunological Reviews. – 2007. – Vol. 15. – P. 123 — 135.

50. Thompson K., Rogers M. Statins prevent biphosphonate-induced gamma delta T cell proliferation and activation in vitro // J. Bone Miner. Res. – 2004. – Vol. 19. – P. 278-288.

51. Thompson K., Rojas-Navea J., Rogers M. Alkylamines cause Vg9Vd2 T cell activation and proliferation by inhibiting the mevalonate pathway // Blood. – 2006. – Vol. 107. – P. 651-654.

52. Viey E., Fromont G., Escudier B., Morel Y., Da Rocha S., Chouaib S., Caignard A. Phosphostim activated gamma delta T cells kill autologous metastatic renal cell carcinoma // J. Immunol. – 2005. – Vol. 174. – P. 1338-1347.

53. Von Lilienfeld-Toal M., Nattermann J., Feldmann G., Sievers E., Frank S., Strehl J., Schmidt-Wolf I. Activated γδ T cells express the natural cytotoxicity receptor natural killer p44 and show cytotoxic activity against myeloma cells // Clin Exp. Immunol. – 2006. – Vol. 144. – P. 528-533.

54. Wands J., Roark C., Aydintung M., Jin N., Hahn Y.-S., Cook L. Distribution and leukocyte contacts of gdT cells in the lung // J. Leukocyte Biol. – 2005. – Vol. 78. – P. 1086-1096.

55. Wang H., Lee H., Bulowski J., Li H., Mariuzza R., Chen Z., Nam K., Morita C. Conservation of nonprptide antigen recognition by rhesus monkey Vγ9Vδ2 Т cells // J. Immunol. – 2003. – Vol.170. – P. 3696-3706.

56. Zhao H., Nguyen H., Kang J. Interleukin 15 controls the generation of the restricted T cell receptor repertoire of gd intestinal intraepithelial lymphocytes // Nat. Immunol. – 2005. – Vol. 6. – P. 1263-1271.

Особенности количественного изменения регуляторных T-лимфоцитов у пациентов с хронической обструктивной болезнью легких | Кадушкин

1. Global strategy for the diagnosis, management, and prevention of chronic obstructive pulmonary disease. Global Initiative for Chronic Obstructive Lung Disease (GOLD). 2011.

2. Salvi S.S., Barnes P.J. Chronic obstructive pulmonary disease in non-smokers. Lancet 2009; 374: 733–743.

3. Hodge S., Hodge G., Nairn J. et al. Increased airway granzyme b and perforin in current and ex-smoking COPD subjects. COPD 2006; 3 (4): 179–187.

4. Grumelli S., Corry D.B., Song L.Z. et al. An immune basis for lung parenchymal destruction in chronic obstructive pulmonary disease and emphysema. PLoS Med. 2004; 1 (1): e8.

5. Ralainirina N., Poli A., Michel T. Control of NK cell functions by CD4+CD25+ regulatory T cells. J. Leukoc. Biol. 2007; 81 (1): 144–153.

6. Domagala,Kulawik J., Hoser G., Dabrowska M. et al. CD4+/CD25+ cells in systemic inflammation in COPD. Scand. J. Immunol. 2011; 73 (1): 59–65.

7. Brandsma C.A., Hylkema M.N., Geerlings M. et al. Increased levels of (class switched) memory B cells in peripheral blood of current smokers. Respir. Res. 2009; 10: 108.

8. Barcelo B., Pons J., Ferrer J.M. et al. Phenotypic characterisation of T-lymphocytes in COPD: abnormal CD4+CD25+ regulatory T-lymphocyte response to tobacco smoking. Eur. Respir. J. 2008; 31 (3): 555–562.

9. Smyth L.J., Starkey C., Vestbo J. et al. CD4-regulatory cells in COPD patients. Chest 2007; 132 (1): 156–163.

10. Roos,Engstrand E., Pourazar J., Behndig A.F. et al. Expansion of CD4+CD25+ helper T cells without regulatory function in smoking and COPD. Respir. Res. 2011; 12: 74.

11. Pandolfi F., Pierdominici M., Marziali M. et al. Low-dose IL-2 reduces lymphocyte apoptosis and increases naïve CD4-cells in HIV-1 patients treated with HAART. Clin. Immunol. 2000; 94 (3): 153–159.

12. Liu W., Putnam A.L., Xu,Yu Z. et al. CD127 expression inversely correlates with FoxP3 and suppressive function of human CD4+ Treg cells. J. Exp. Med. 2006; 203 (7): 1701–1711.

13. World Health Organization. Guidelines for controlling and monitoring the tobacco epidemic. Genewa: WHO; 2008.

14. Wanger J., Clausen J.L., Coates A. et al. Standartisation of the measurement of lung volumes. Eur. Respir. J. 2005; 26 (3): 511–522.

15. Hartigan,O’Connor D.J., Poon C., Sinclair E. et al. Human CD4+ regulatory T-cells express lower levels of the IL-7 receptor alpha chain (CD127), allowing consistent identification and sorting of live cells. J. Immunol. Meth. 2007; 319 (1–2): 41–52.

16. Хайдуков С.В., Зурочка А.В., Черешнев В.А. Цитометрический анализ в клинической иммунологии. Екатеринбург: УрО РАН; 2011.

17. Shen L.S., Wang J., Shen D.F. et al. CD4+CD25+ CD127low/– regulatory T cells express Foxp3 and suppress effector T cell proliferation and contribute to gastric cancers progression. Clin. Immunol. 2009; 131 (1): 109–118.

18. Glader P., von Wachenfeldt K., Lofdahl C.G. Systemic CD4+ T-cell activation is correlated with FEV1 in smokers. Respir. Med. 2006; 100 (6): 1088–1093.

19. Domagala,Kulawik J., Hoser G., Dabrowska M. et al. Fas+ lymphocytes and CD4+/CD25+ cells in peripheral blood of never smoking patients with chronic obstructive pulmonary disease. Centr. Eur. J. Immunol. 2011; 36 (4): 226–232.

20. de Jong J.W., van der Belt,Gritter B., Koeter G.H. et al. Peripheral blood lymphocyte cell subsets in subjects with chronic obstructive pulmonary disease: association with smoking, IgE and lung function. Respir. Med. 1997; 91 (2): 67–76.

21. Bronzyna S., Ahern J., Hodge J. et al. Chemotactic mediators of Th2 T-cell trafficking in smokers and COPD patients. COPD 2009; 6 (1): 4–16.

22. Shevach E.M. Mechanisms of Foxp3+ T regulatory cellmediated suppression. Immunity 2009; 30 (5): 636–645.

23. Cao X., Cai S.F., Fehniger T.A. et al. Granzyme B and perforin are important for regulatory T-cell-mediated suppression of tumor clearance. Immunity 2007; 27 (4): 635–646.

24. Collison L.W., Workman C. J., Kuo T.T. et al. The inhibitory cytokine IL-35 contributes to regulatory T-cell function. Nature 2007; 450 (7169): 566–569.

25. Garin M.I., Chu C.C., Golshayan D. et al. Galectin-1: a key effector of regulation mediated by CD4+CD25+ T-cells. Blood 2007; 109 (5): 2058–2065.

26. Harty J.T., Tvinnereim A.R., White D.W. CD8+ T-cell effector mechanisms in resistance to infection. Annu. Rev. Immunol. 2000; 18: 275–308.

Сравнительная характеристика способности лимфоцитов к пролиферации и их жизнеспособность в цельной донорской крови, обработанной гамма-излучением и методом патогенредукции с применением рибофлавина и ультрафиолета | Байзянова

1. Seftel M.D., Growe G.H., Petraszko T., Benny W.B., Le A., Lee C.Y., et. al. Universal prestorageleukoreduction in Canada decreases platelet alloimmunization and refractoriness. Blood 2004; 103 (1): 333–9.

2. Hendrickson J.E., Hillyer C.D. Noninfectious serious hazards of transfusion. Anesthesiology Analgesic 2009; 108 (3): 759–69.

3. Council of Europe. Guide to the preparation, use and quality assurance of blood components. Strasbourg, France: Council of Europe Press, 2010.

4. Price T.H. Provision of single-donor platelet transfusions: patient and producer perspectives. Apheresis: Principles and Practice, second edition. Bethesda: AABB Press, 2003.

5. Гордеев А.В. Aктуальное состояние методических и технических решений радиационной обработки крови, ее компонентов и препаратов. Саратовский научно-медицинский журнал 2014; 10 (4).

6. Жибурт Е.Б. Инактивация патогенов в клеточных компонентах крови. Трансфузиология 2017; 18 (3).

7. Castro G., Merkel P.A., Giclas H.E., Gibula A., Andersen G.E., Corash L.M., et. al. Amotosalen/UVA treatment inactivates T-cells more effectively than the recommended gamma dose for prevention of transfusion-associated graft-versus-host disease. Transfusion 2018; 58 (6): 1506–15.

8. Marschner S. White blood cell inactivation after treatment with riboflavin and ultraviolet light. Transfusion 2010; 50: 2489–98.

9. Fast L.D. Inactivation of human white blood cells in platelet products after pathogen reduction technology treatment in comparison to gamma irradiation. Transfusion 2010; 51 (7): 1397–404.

10. Jackman R.P., Heitman J.W., Marschner S., Goodrich R.P., Norris P.J., et. al. Understanding loss of donor white blood cell immunogenicity after pathogen reduction: mechanisms of action in ultraviolet illumination and riboflavin treatment. Transfusion 2009; 49 (12): 2686–99.

11. Fast L.D., DiLeone G., Li J., Goodrich R. Functional inactivation of white blood cells by Mirasol treatment. Transfusion 2006; 46 (4): 642–8.

12. Schmidt M. First transmission of human immunodeficiency virus Type 1 by a cellular blood product after mandatory nucleic acid screening in Germany. Transfusion 2009; 49 (9): 1836–44.

13. Sharma S.P. Dengue outbreak affects more than 7000 people in Nepal. BMJ 2010; 41: 5496–6.

14. Rasonglès P., Angelini-Tibert M.F., Simon P., Currie C., Isola H., Kientz D. Transfusion of platelet components prepared with photochemical pathogen inactivation treatment during a Chikungunya virus epidemic in Ile de La Réunion. Transfusion 2009; 49: 1083–91.

15. Stramer S.L., Hollinger F.B., Katz L.M., Kleinman S., Metzel P.S., Gregory K.R. et. al. Emerging infectious disease agents and the potential threat to transfusion safety. Transfusion 2009; 49 (2): 1S–29S.

16. Elikaei A., Hosseini S.M., Sharifi Z. Inactivation of model viruses and bacteria in human fresh frozen plasma using riboflavin and long wave ultraviolet rays. Iranian Journal of Microbiology 2017; 9 (1): 50–4.

17. Marschner S., Goodrich R. Pathogen reduction technology treatment of platelets, plasma and whole blood using riboflavin and UV light. Transfusion Medicine 2011; 38: 8–18.

18. Kleinman S., Stassinopoulos A. Risks associated with red blood cell transfusions: potential benefits from application of pathogen inactivation. Transfusion 2015; 55: 2983–3000.

19. Jackman R.P. Understanding loss of donor white blood cell immunogenicity after pathogen reduction: mechanisms of action in ultraviolet illumination and riboflavin treatment. Transfusion 2009; 49: 2686–99.

20. Okazaki T., Inaba T., Tatsu Y., Tero R., Urisu T., Morigaki K. Polymerized lipid bilayers on a solid substrate: morphologies and obstruction of lateral diffusion. Langmuir 2009; 25: 345–51.

21. Johnson L. Treatment of platelet concentrates with the mirasol pathogen inactivation system modulates platelet oxidative stress and NF-B activation. Transfusion Medicine and Hemotherapy 2015; 42 (3): 167–73.

22. Reddy H.L. Toxicity testing of a novel riboflavin-based technology for pathogen reduction and white blood cell inactivation. Transfusion medicine reviews 2008; 22 (2): 133–53.

Эффекторные CD4+ Т-лимфоциты и дендритные клетки – неинвазивные биомаркеры позднего клеточного отторжения при трансплантации почки | Носик

Введение. Диагностика реакции клеточного отторжения почечного аллографта в отдаленном периоде после трансплантации остается сложной задачей. Используемые суррогатные маркеры недостаточно чувствительны и специфичны. Реакция отторжения – это иммунный ответ на аллоантигены донора. Применение пункционной биопсии почки для диагностики дисфункции почечного трансплантата является инвазивной процедурой, частота осложнений после которой достигает 12,6% и может привести к потере трансплантата. В этой связи использование методов иммуномониторинга для поиска биомаркеров, которые бы позволили осуществлять раннюю неинвазивную и точную диагностику отторжения в трансплантате почки, представляется актуальным.

Материал и методы. Проведено обсервационное, ретроспективное, одноцентровое, аналитическое, сравнительное в двух группах исследование по типу «случай-контроль» (44 пациента). Участники были разделены на две группы в зависимости от клинического течения посттрансплантационного периода. В первую группу вошли пациенты с гистологически подтвержденным поздним клеточным отторжением трансплантата и формированием хронической трансплантационной дисфункции (22 больных). Вторую группу составили реципиенты со стабильной функцией трансплантата, которые получали стандартную трехкомпонентную иммуносупрессивную терапию (22 пациента). В качестве метода оценки иммунного статуса реципиентов использована проточная цитофлюориметрия с установлением фенотипа лейкоцитов периферической крови (определяли субпопуляционный состав Т-, В-лимфоцитов и дендритных клеток).

Результаты. В группах исследования выявлены статистически значимые отличия в абсолютной численности субпопуляций эффекторных CD4+ Т-клеток памяти, что составило в первой группе 0,147 (0,115–0,260) × 109 кл./л, а во второй – 0,106 (0,067–0,136) × 109 кл./л (р = 0,0167), относительной и абсолютной численности миелоидных дендритных клеток, что составило 0,65 (0,36–0,73) vs 1,05 (0,67–1,4) % и 0,039 (0,028–0,056) vs 0,063 (0,049–0,076) × 109 кл./л соответственно (р = 0,0009, р = 0,003), а также относительной и абсолютной численности плазмоцитоидных дендритных клеток – 0,055 (0,04–0,085) vs 0,09 (0,05–0,12) % и 0,0038 (0,0021–0,0054) vs 0,005 (0,0035–0,007) × 109 кл./л соответственно (р = 0,0197, р = 0,0414).

Заключение. Полученные данные показали, что уровень в крови дендритных клеток, являющихся основными «профессиональными» инициаторами иммунного ответа, и уровень хелперных эффекторных Т-клеток памяти, которые составляют главную субпопуляцию лимфоцитов, деструктивно воздействующих на ткани трансплантата почки, могут обоснованно считаться диагностическими маркерами реакции отторжения трансплантата почки в отдаленные сроки после операции.

Оценка доз облучения лимфоцитов при пероральном поступлении радионуклидов различной тропности | Толстых

1. Lee C., Morton L. M., Berrington de Gonzalez A. A novel method to estimate lymphocyte dose and application to pediatric and yang adult CT patient in the United Kingdom // Radiation Protection Dosimetry. 2018. Vol. 178, No 1. P. 116-21. doi: 10.1093/rpd/ncx084.

2. Boice J. D. Jr. Second cancers following radiation treatment for cervical cancer. An international collaboration among cancer registries / / Journal of the National Cancer Institute. 1985. Vol. 74, No 5. P 955-75.

3. Davis F. G., Boice J. D., Hrubec Z., Monson R. R. Cancer mortality in a radiation-exposed cohort of Massachusetts tuberculosis patients // Cancer Research. 1989. Vol. 49, No 21. P. 6130-6136.

4. Boice J. D., Morin M. M., Glass A. G., et al. Diagnostic X-ray procedures and risk of leukemia, lymphoma, and multiple myeloma // Journal of the American Medical Association. 1991. Vol 265, No 10. P 1290-1294. doi:10.1001/jama.1991.03460100092031.

5. Leuraud K., Richardson D. B., Cardis E., et al. Ionising radiation and risk of death from leukaemia and lymphoma in radiation-monitored workers (INWORKS): an international cohort study // The Lancet Haematology. 2015. Vol. 2, No 7. P e276-e281. http://dx.doi.org/10.1016/S2352-3026(15)00094-0

6. Hsu W. L., Preston D. L., Soda M., et al. The incidence of leukemia, lymphoma and multiple myeloma among atomic bomb survivors: 1950-2001 // Radiation Research. 2013. Vol. 179, No 3. P. 361-82. doi: 10.1667/RR2892.1.

7. IAEA Cytogenetic Analysis for Radiation Dose Assessment: a Manual Technical Reports, Series 405. 2001. URL: http:// www.pub.iaea.org/books/IAEABooks/6303/CytogeneticAnalysis-for-Radiation-Dose-Assessment-A-Manual. [Дата обращения: 23.07.2021].

8. Giussani A., Lopez M. A., Romm H., et al. Eurados review of retrospective dosimetry techniques for internal exposures to ionising radiation and their applications // Radiation and Environmental Biophysics. 2020. Vol. 59, No 3. P. 357-387. doi: 10.1007/s00411-020-00845-y.

9. Дегтева M. O., Шагина Н. Б., Воробьева М. И. и др. Современное представление о радиоактивном загрязнении реки Теча в 1949-1956 гг. // Радиационная биология. Радиоэкология. 2016. Т 56, № 5. С. 523-534. DOI: 10.7868/S0869803116050039.

10. Дёгтева М. О., Толстых Е. И., Суслова Г. К. и др. Анализ результатов мониторинга содержания долгоживущих радионуклидов в организме жителей Уральского региона. Радиационная гигиена. 2018. Т. 11, № 3. С. 30-39. https://doi.org/10.21514/1998-426X-2018-11-3-30-39.

11. Tolstykh E. I., Peremyslova L. M., Degteva M. O., et al. Reconstruction of radionuclide intakes for residents of East Urals Radioactive Trace (1957-2011) // Radiation and Environmental Biophysics. 2017. Vol. 56. P 27-45. https://doi.org/10.1007/s00411-016-0677-y.

12. Толстых Е. И., Возилова А. В., Дёгтева М. О. и др. Концепция Т-клеточного рода как основа для анализа результатов цитогенетических исследований при локальном облучении костного мозга // Радиационная биология. Радиоэкология. 2020. Т 60, № 1. С. 12-25. DOI: 10.31857/S0869803120010142.

13. Tolstykh E. I., Degteva M. O., Vozilova A. V., et al. Local bonemarrow exposure: how to interpret the data on stable chromosome aberrations in circulating lymphocytes? (some comments on the use of FISH method for dose reconstruction for Techa riverside Residents) // Radiation and Environmental Biophysics. 2017. Vol. 56, No 4. P 389-403. doi: 10.1007/s00411-017-0712-7.

14. Tolstykh E. I., Degteva M. O., Vozilova A. V., et al. Interpretation of FISH results in the case of nonuniform internal radiation exposure of human body with the use of model approach // Russian Journal of Genetics. 2019. Vol. 55, No 10. P.1227-1233. https://doi.org/10.1134/S1022795419100132.

15. Ma H., Tao W., Zhu S. T-lymphocytes in the intestinal mucosa: defense and tolerance // Cellular & Molecular Immunology. 2019. Vol. 16, No 3. P. 216-224. doi: 10.1038/s41423-019-0208-2.

16. Agace W. T-cell recruitment to the intestinal mucosa // Trends Immunology. 2008. Vol. 29, No 11. P. 514-22. doi: 10.1016/j.it.2008.08.003.

17. Толстых Е. И., Возилова А. В., Дёгтева М. О., Аклеев А. В. Подходы к цитогенетической оценке дозы при радиационном воздействии на лимфоидную ткань кишечника // Радиационная биология. Радиоэкология. 2021. Т 61. № 4. С. 339-352.

18. ICRP Age-dependent Doses to Members of the Public from Intake of Radionuclides — Part 2 Ingestion Dose Coefficients. ICRP Publication 67. Ann. ICRP 23 (3-4), 1993.

19. Britanova O. V., Shugay M., Merzlyak E. M., et al., Dynamics of individual T cell repertoires: from cord blood to centenarians // The Journal of Immunology. 2016. Vol. 196, No 12. P. 5005-5013. doi: 10.4049/jimmunol.1600005.

20. Naumova E. N., Gorski J., Naumo Y. N. Simulation studies for a multistage dynamic process of immune memory response to influenza: experiment in silico // Annales Zoologici Fennici. 2008. Vol. 45. P 369-384. DOI: 10.5735/086.045.0502.

21. Yoshida K., Cologne J. B., Cordova K., et al. Aging-related changes in human T-cell repertoire over 20 years delineated by deep sequencing of peripheral T-cell receptors // Experimental Gerontology. 2017. Vol. 1, No 96. P. 29-37. doi: 10.1016/j.exger.2017.05.015.

22. Britanova O. V., Putintseva E. V., Shugay M., et al. Agerelated decrease in TCR repertoire diversity measured with deep and normalized sequence profiling // The Journal of Immunology. 2014. Vol. 192, No 6. P. 2689-2698. doi: 10.4049/jimmunol.1302064.

23. Attaf M., Huseby E., Sewell A. K. αẞ T cell receptors as predictors of health and disease // Cellular & Molecular Immunology. 2015. Vol. 12, No 4. P. 391-399. doi 10.1038/cmi.2014.134.

24. Izraelson M., Kasatskaya S., Pogorelyi M., et al. Analysis of individual repertoires of T cell receptors // Immunologiya. 2016. Vol. 37, No 6. P. 347- 352. DOI:10.18821/0206-4952-2016-37-6-347-352.

25. Bains I. Mathematical Modelling of T Cell Homeostasis. A thesis submitted for the degree of Doctor of Philosophy of the University College London, 2010. URL: http://discovery.ucl.ac.uk/20159/1/20159.pdf [Дата обращения: 23.07.2021].

26. Bains I., Yates A. J., Callard R. E. Heterogeneity in thymic emigrants: implications for thymectomy and immunosenescence // PLoS One. 2013. Vol. 8, No 2. P. e49554. doi: 10.1371/journal.pone.0049554.

27. Trepel F. Number and distribution of lymphocytes in man. A critical analysis // Klinische Wochenschrift. 1974. Vol 52, No 11. P 511-5. doi: 10.1007/BF01468720.

28. Westermann J., Pabst R. Distribution of lymphocyte subsets and natural killer cells in the human body // Journal of Clinical Investigation. 1992. Vol. 70, No 7. P 539-44. doi: 10.1007/BF00184787.

29. Blum K. S., Pabst R. Lymphocyte numbers and subsets in the human blood. Do they mirror the situation in all organs? // Immunology Letters. 2007. Vol. 108, No 1. P.45-51. doi: 10.1016/j.imlet.2006.10.009.

30. Farber D. L., Yudanin N. A., Restifo N. P Human memory T cells: generation, compartmentalization and homeostasis // Nature Reviews Immunology. 2014. Vol. 14, No 1. P 24-35. doi: 10.1038/nri3567.

31. Kumar B. V., Connors T. J., Farber D. L. Human T Cell Development, Localization, and Function throughout Life // Immunity. 2018. Vol. 48, No. 2. P. 202-213. doi: 10.1016/j.immuni.2018.01.007.

32. Senda T., Dogra P, Granot T., et al. Microanatomical dissection of human intestinal T-cell immunity reveals site-specific changes in gut-associated lymphoid tissues over life // Mucosal immunology. 2019. Vol. 12, No 2. P. 378-389. doi: 10.1038/s41385-018-0110-8.

33. Thome J. J., Bickham K. L. Ohmura Y., et al. Early-life compartmentalization of human T cell differentiation and regulatory function in mucosal and lymphoid tissues // Nature Medicine. 2016. Vol. 22, No 1. P. 72-77. doi: 10.1038/nm.4008.

34. Fell T. P, Phipps A. W., Smith T. J. The internal dosimetry code PLEIADES // Radiation Protection Dosimetry. 2007. Vol. 124, No 4. P 327-38. doi: 10.1093/rpd/ncm228.

35. Degteva M. O., Napier B. A., Tolstykh E. I., et al. Enhancements in the Techa River dosim etry system: TRDS-2016D code for reconstruction of deterministic estimates of dose from environmental exposures // Health Physics. 2019. Vol. 117, No 4. P 378-387. doi 10.1097/HP0000000000001067.

36. Racanelli V., Rehermann B. The liver as an immunological organ // Hepatology. 2006. Vol. 43, No 2. Suppl 1. P. S54-62. doi: 10.1002/hep.21060. PMID: 16447271.

37. ICRP. Report of the Task Group on Reference Man. ICRP Publication 23. Pergamon Press; Oxford, 1975.

38. ICRP. Basic anatomical and physiological data for use in radiological protection: reference values. A report of age- and gender-related differences in the anatomical and physiological characteristics of reference individuals, Publication 89 Ann ICRP. 2002. 32(3-4).

39. Osgood E. E. Number and distribution of human hemic cells // Blood. 1954. Vol. 9. P 1141-1154. https://doi.org/10.1182/blood.V9.12.1141.1141.

40. Дёгтева М. О., Шишкина Е. А., Толстых Е. И. и др. Методологический подход к разработке дозиметрических моделей скелета человека для бета-излучающих радионуклидов // Радиационная гигиена. 2019. Т. 12, № 2. С. 66-75. https://doi.org/10.21514/1998-426X-2019-12-2-66-75.

41. ICRP. Occupational Intakes of Radionuclides: Part 2. ICRP Publication 134. Ann. ICRP 45(3/4), 2016.

Влияние витамина С на лимфоциты: обзор

Антиоксиданты (Базель). 2018 март; 7(3): 41.

Поступила в редакцию 8 февраля 2018 г.; Принято 8 марта 2018 г.

Лицензиат MDPI, Базель, Швейцария. Эта статья находится в открытом доступе и распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution (CC BY) (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/).Эта статья цитировалась в других статьях в PMC. .

Abstract

Витамин С или аскорбиновая кислота (АК) участвует во многих биологических процессах и предлагается в качестве добавки при различных состояниях, включая рак.В этом обзоре мы обсуждаем влияние АК на развитие и функцию лимфоцитов. Это важно в свете лечения рака, так как иммунная система нуждается в регенерации после химиотерапии или трансплантации стволовых клеток, в то время как больные раком часто испытывают дефицит АК. Мы фокусируемся на лимфоцитах, поскольку эти лейкоциты восстанавливаются медленнее всего, что делает пациентов восприимчивыми к часто смертельным инфекциям. Т-лимфоциты опосредуют клеточный иммунитет и наиболее широко изучались в контексте биологии АА.Исследования in vitro показывают, что для развития Т-клеток требуется АК, в то время как АК также усиливает пролиферацию Т-клеток и может влиять на функцию Т-клеток. Имеются ограниченные и противоречивые данные о влиянии АК на В-лимфоциты, которые опосредуют гуморальный иммунитет. Однако АК усиливает пролиферацию NK-клеток, группы цитотоксических врожденных лимфоцитов. Влияние АК на функцию естественных клеток-киллеров (NK) менее ясно. Таким образом, все больше данных указывает на то, что АА положительно влияет на развитие и функцию лимфоцитов.Поскольку АК является безопасной и дешевой пищевой добавкой, стоит дополнительно изучить ее потенциальные преимущества для восстановления иммунитета у онкологических больных, получающих иммунотоксические препараты.

Ключевые слова: витамин С, аскорбиновая кислота, лимфоциты, естественные клетки-киллеры, NK-клетки, В-клетки, Т-клетки

1. Введение

Витамин С или аскорбиновая кислота (АК) часто связывают с лечением рака. Уже в 1970-х годах Кэмерон и Полинг сообщили, что высокие дозы АК, вводимые внутривенно, увеличивали время выживания пациентов с неизлечимой формой рака более чем в четыре раза [1], но это открытие не могло быть повторено в других исследованиях, где добавки АК вводились перорально [2,3]. ].Однако последующие исследования показывают, что АК оказывает разнообразное воздействие на раковые клетки и иммунную систему. В этом обзоре мы обсуждаем влияние АК на лимфоциты в свете лечения рака.

АК является важным микроэлементом для человека, выполняющим множество функций в организме человека. Он является антиоксидантом и поглотителем свободных радикалов и служит важным кофактором для многих ферментативных реакций через железо-, медь- и 2-оксоглутарат-зависимые диоксигеназы. Помимо многих других функций, эти диоксигеназы играют важную роль в эпигенетической регуляции, катализируя гидроксилирование метилированных нуклеиновых кислот (ДНК и РНК) и гистонов [4].В то время как большинство млекопитающих используют фермент гулоно-гамма-лактоноксидазу для синтеза АК в печени, многие приматы и люди несут нефункциональную копию гена GULO и, следовательно, зависят от пищевых источников АК. При изучении эффектов АК и дефицита АК in vivo на животных моделях это является осложняющим фактором. Морские свинки, как и люди, также имеют дефект гена GULO, поэтому их часто выбирают для изучения дефицита АК. В качестве альтернативы существуют две мышиные модели с нокаутом: нокаут Gulo ( Gulo / ) и нокаут белка-30 маркера старения ( SMP30KO ), у которых биосинтез АК в печени блокирован. [5,6].

АА играют важную роль в иммунной системе. Его роль в фагоцитирующих клетках, таких как нейтрофилы, была тщательно исследована и недавно была рассмотрена [7]. Таким образом, АК усиливает хемотаксис и фагоцитоз фагоцитов и тем самым способствует уничтожению микробов. Напротив, роль АК в различных субпопуляциях лимфоцитов менее ясна. Поскольку лимфоциты активно приобретают АК через натрий-зависимые переносчики витамина С (SVCT) и натрий-независимые транспортеры глюкозы (GLUT) (рассмотрено в [8] и имеют внутриклеточные концентрации АК, которые в 10–100 раз превышают уровни в плазме [9,10] , вполне вероятно, что АК выполняет важную функцию в этих клетках.Существует три основных подмножества лимфоцитов, а именно Т-клетки, В-клетки и естественные киллеры (NK-клетки). Т-клетки участвуют в клеточно-опосредованном цитотоксическом адаптивном иммунитете, В-клетки отвечают за адаптивный гуморальный иммунитет, а NK-клетки являются частью врожденного антиген-независимого иммунитета.

В нашей лаборатории нас интересуют лимфоциты для лечения рака, потому что эти клетки часто разрушаются противораковым лечением и требуют времени для восстановления. На этом этапе пациенты очень восприимчивы к инфекциям, которые могут привести к летальному исходу.В зависимости от интенсивности используемой химиотерапии этот период может быть относительно коротким, например, при раке молочной железы, или длительным, например, при лейкемии. После так называемой миелоаблативной химиотерапии гемопоэтические стволовые клетки (ГСК), которые находятся в костном мозге, должны быть заменены для восстановления всех типов клеток крови, включая лейкоциты. В частности, регенерация Т-лимфоцитов, подгруппы лимфоцитов, особенно важных для борьбы с вирусными инфекциями, замедляется вследствие возрастной инволюции тимуса, органа, необходимого для их развития [11,12]. ].В поисках способов улучшения восстановления Т-клеток после лечения рака мы исследовали факторы, влияющие на развитие Т-лимфоцитов человека, и обнаружили, что АК действует как фактор, способствующий созреванию Т-клеток. АК также незаменима для развития Т-клеток in vitro [13]. Кроме того, мы показали, что NK-клетки быстрее регенерируют под влиянием АК [14].

Мы также обнаружили, что пациенты с гематологическим раком часто имеют значительно сниженные уровни АК в сыворотке по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы (20.5 ± 12 мкМ против 65 ± 4 мкМ соответственно). Уровни АК в сыворотке были даже неопределяемыми у 19% пациентов с гематологическими злокачественными новообразованиями, независимо от выбора лечения [15]. Поскольку АК является дешевой и легкодоступной добавкой с безопасным профилем, интересно предположить, что больные раком, которым необходимо восстановить свою иммунную систему после химиотерапии с трансплантацией гемопоэтических стволовых клеток (ТГСК) или без нее, могут получить пользу от воздействия АК на иммунную систему. восстановление. Таким образом, мы предполагаем, что смертность и заболеваемость в результате оппортунистических инфекций могут быть снижены.Также может быть, что NK-клетки быстрее регенерируют и способны быстрее убивать раковые клетки. Добавление АК также может быть использовано в клеточной терапии, где in vitro пролиферированные и адаптированные подтипы лимфоцитов используются для элиминации опухолевых клеток in vivo. Однако, прежде чем использовать АК в клинических целях, важно лучше понять роль АК в этих лимфоцитах.

В этой статье мы освещаем влияние АК на различные субпопуляции лимфоцитов, насколько они известны на данный момент.Мы сосредоточимся на воздействии на физиологию этих клеток и на роли АК на лимфоциты в норме и при заболевании, а не на потенциальных механизмах, лежащих в основе этих эффектов, так как это подробно рассматривалось ранее [4].

2. АА и Т-лимфоциты

Т-лимфоциты являются основным компонентом иммунной системы человека и участвуют в клеточно-опосредованном цитотоксическом адаптивном иммунитете. На своей поверхности Т-клетки экспрессируют Т-клеточный рецептор (TCR), который отвечает за распознавание и связывание специфических антигенов, связанных с молекулами главного комплекса гистосовместимости (MHC).Существуют различные типы Т-лимфоцитов, включая цитотоксические Т-клетки, Т-хелперные клетки, Т-клетки памяти и регуляторные Т-клетки. Цитотоксические Т-клетки характеризуются белком CD8, связывающим MHC класса I, на их клеточной поверхности. Рецептор TCR и CD8 связывает инфицированные клетки и опухолевые клетки. После связывания цитотоксические Т-клетки созревают и при активации инфицированной клеткой выделяют перфорин и гранзимы, убивающие инфицированные клетки. Т-хелперные клетки представляют собой CD4-положительные клетки, которые регулируют иммунный ответ.Их TCR связывается с MHC класса II на антигенпрезентирующих клетках (APC). После связывания Т-хелперы выделяют цитокины, которые активируют другие иммунные клетки, в том числе цитотоксические Т-клетки. Т-клетки памяти — это долгоживущие клетки, которые распознают ранее встречавшиеся патогены и обеспечивают пожизненный иммунитет. Регуляторные Т-клетки отключают опосредованный Т-клетками иммунитет ближе к концу иммунной реакции и помогают поддерживать толерантность к собственным антигенам.

Здесь мы описываем влияние АК на общее развитие Т-клеток и суммируем все, что известно о влиянии АК на эти наиболее важные подмножества Т-клеток.Мы не будем обсуждать цитотоксические Т-клетки, поскольку мы не нашли исследований, изучающих влияние АК на это конкретное подмножество.

2.1. Развитие Т-клеток и AA

Развитие Т-клеток — это строго контролируемый процесс, происходящий в тимусе, который можно моделировать in vitro с использованием культур органов тимуса плода [16], стромальных клеток [17] или в условиях отсутствия фидеров [13]. ]. В то время как зрелые Т-лимфоциты экспрессируют либо CD4, либо CD8 для хелперных и цитотоксических субпопуляций соответственно, незрелые Т-клетки называются «двойными негативными» (ДН), поскольку у них отсутствует экспрессия CD4 и CD8.Путешествуя по высокоорганизованному тимусу, развивающиеся Т-клетки подвергаются многочисленным циклам пролиферации. Стромальные клетки тимуса обеспечивают структурную поддержку и цитокины, необходимые для селекции функциональных TCR, не распознающих аутоантигены. Этот процесс «обучения» необходим для создания разнообразного репертуара TCR для обеспечения иммунитета против широкого спектра антигенов. Различные стадии развития Т-клеток человека характеризуются последовательным приобретением CD7, CD5, внутриклеточных CD3, CD1a, CD4 и CD8, TCRαβ и поверхностного CD3 [18].

В поисках факторов, усиливающих дифференцировку Т-клеток после трансплантации стволовых клеток, мы обнаружили, что АК усиливает пролиферацию Т-клеток человека in vitro [13]. Помимо этого влияния на пролиферацию Т-клеток, мы также обнаружили множественные эффекты на раннее развитие Т-клеток. Самое главное, мы показали, что АК необходима in vitro для перехода предшественников ДН в следующую, так называемую «двойную положительную» (ДП, CD4 + CD8 + ) стадию как в безфидерных культурах, так и в культуры со стромальными клетками при культивировании Т-клеток из пуповинной крови или стимулированных Г-КСФ гемопоэтических стволовых клеток.Кроме того, мы обнаружили, что в системе без фидера раннее созревание Т-клеток через 3 недели улучшалось под влиянием АК дозозависимым образом с оптимумом при 95 мкМ [13]. Эти результаты согласуются с исследованием на мышах, в котором исследователи культивировали гемопоэтические клетки-предшественники взрослого костного мозга на стромальных клетках и показали, что эти клетки дифференцируются до стадии DP только в присутствии AA. Чтобы определить эффект АК in vivo, мышей с химерной печенью плода получали путем переноса Slc23a2 -дефицитных HCS мышам-реципиентам.В отсутствие Slc23a2 гемопоэтические клетки не способны концентрировать АК. Следовательно, у животных с Slc23a2 -дефицитной системой кроветворения созревание Т-клеток практически отсутствовало по сравнению с контрольными мышами [19].

Поскольку АК действует как антиоксидант, мы проверили, могут ли другие антиоксиданты восстанавливать развитие Т-клеток. Поскольку этого не произошло, действие АК на развивающиеся Т-клетки человека нельзя объяснить его антиоксидантными свойствами [11]. Этот вывод подтверждается Manning et al.[19], которые показали, что индукция и поддержание экспрессии гена Cd8a зависит от AA-зависимого удаления репрессивных модификаций гистонов, а не от его функции как антиоксиданта.

Таким образом, у людей и мышей АК необходима in vitro для раннего развития Т-клеток, поскольку она преодолевает блок развития от DN до DP. Кроме того, АК ускоряет процесс созревания Т-лимфоцитов. У мышей, по крайней мере, часть этого эффекта обусловлена ​​АА-зависимой эпигенетической регуляцией.

2.2. Пролиферация Т-клеток и AA

Несколько исследователей изучали влияние витамина С на пролиферацию и выживание Т-клеток как in vitro, так и in vivo.

В одном исследовании описывается влияние АК на культуру in vitro активированных in vivo Т-клеток мыши. В то время как в культурах без АК было обнаружено более 70% апоптотических клеток, добавление АК (450 мкМ) снижало апоптоз на одну треть и вызывало большую пролиферацию по сравнению с культурами без АК [20].В другом исследовании, оценивающем влияние АК на мышиные Т-клетки во время активации in vitro, было обнаружено, что низкие концентрации (62,5 мкМ и 125 мкМ) АК не изменяют пролиферацию или жизнеспособность Т-клеток, в то время как более высокие концентрации (250 мкМ и 500 мкМ) уменьшают и то, и другое [21]. В третьем исследовании исследователи изучили, как АК предотвращает окислительное повреждение с использованием очищенных Т-клеток человека. Они сообщают об аналогичных эффектах: средне-высокие концентрации АК (57–142 мкМ) снижают пролиферацию Т-клеток, в то время как при более высоких концентрациях (284 мкМ) АК снижает жизнеспособность клеток и секрецию ИЛ-2 более чем на 90% [22].В другом исследовании, изучающем экспрессию SVCT на Т-клетках, исследователи показывают аналогичный эффект. Т-клетки периферической крови здоровых добровольцев активировали in vitro в отсутствие или в присутствии различных доз АК, до и после активации. АК не влияла на пролиферацию или апоптоз в низких дозах (62,5–250 мкМ). В высоких дозах (500–1000 мкМ) ингибировалась пролиферация и усиливался апоптоз при добавлении АК перед активацией [23].

В исследовании влияния дефицита АК на количество лимфоцитов у морских свинок исследователи обнаружили, что у животных, получавших 4-недельную диету без АК, количество Т-лимфоцитов постоянно уменьшалось, в то время как количество Т-клеток слегка увеличивалось у животных. Животные, получавшие АК (25 и 250 мг внутрибрюшинно/день) [24].Концентрации АК в плазме и тканях были значительно ниже у животных без АК по сравнению с животными, получавшими АК. В другом исследовании in vivo с использованием мышей SMP30KO -/- с дефицитом АК исследователи определили долгосрочный эффект АК на иммунные клетки, используя диету с повышенным уровнем АК (200 мг/кг против 20 мг/кг). кг). За год исследования увеличилось количество Т-лимфоцитов в периферической крови. В частности, увеличилось количество наивных Т-клеток, Т-клеток памяти в селезенке и зрелых Т-клеток в тимусе [6].Концентрации АК в плазме у мышей с диетой с низкими дозами АК были аналогичны таковым у мышей дикого типа, в то время как концентрации АК в плазме при диете с высокими дозами были значительно выше.

Badr et al., исследовали, можно ли улучшить нарушенную функцию Т-клеток при диабете I типа с помощью добавок АК, используя модель крыс с диабетом I типа, индуцированным стрептозотоцином. У этих животных снижена продукция цитокинов Т-клетками, меньшая пролиферация и более низкая поверхностная экспрессия CD28, белка, важного для активации и выживания Т-клеток.Добавление АК (100 мг/кг/день в течение 2 месяцев) восстанавливало экспрессию CD28, секрецию цитокинов и пролиферацию [25].

Исследования на людях ограничены. Поскольку пожилые люди часто имеют более низкие уровни АК в сыворотке и более склонны к инфекциям, было проведено плацебо-контролируемое исследование, в котором пожилые люди получали либо внутримышечную инъекцию АК (500 мг/день), либо плацебо в течение 1 месяца. По сравнению с группой плацебо в группе, получавшей АК, наблюдалось увеличение пролиферации Т-клеток [26].Единственное другое исследование на людях не смогло воспроизвести этот эффект [27]. Здоровые добровольцы содержались на диете без АК в течение 5-недельного периода, чтобы вызвать дефицит АК. Это не привело к каким-либо изменениям количества или функции Т-клеток, в то время как индукция дефицита АК была подтверждена в плазме и лейкоцитах.

Таким образом, исследования как на животных, так и на людях показывают, что физиологические концентрации АК оказывают благотворное влияние на пролиферацию Т-клеток, в то время как супрафизиологические концентрации являются токсичными для Т-клеток.In vivo восстановление АК у пациентов с дефицитом также положительно влияет на пролиферацию Т-клеток, в то время как это наблюдение не удалось воспроизвести при индуцированном дефиците АК.

2.3. Т-хелперные клетки (Th) и AA

Существует несколько подмножеств Th-клеток, наиболее важными из которых являются Th2, Th3 и Th27. Клетки Th2 являются частью защиты от внутриклеточных бактерий и простейших. Используя свои основные эффекторные цитокины IFN-γ и TNF-α, они активируют цитотоксические Т-клетки и макрофаги.Клетки Th3 эффективны против внеклеточных паразитов и продуцируют в основном ИЛ-4, ИЛ-5 и ИЛ-13. Они стимулируют эозинофилы, базофилы, тучные клетки и В-клетки. Клетки Th3 являются важными медиаторами аллергии и гиперчувствительности. По этой причине клетки Th3 часто исследуют на животных моделях астмы. Клетки Th27 играют важную роль в клиренсе патогенов со слизистых оболочек и продуцируют IL-17, цитокин, стимулирующий В-клетки. Различные подмножества Th дифференцируются от наивных CD4 + Т-клеток в процессе, называемом «поляризацией».In vivo дендритные клетки (ДК) являются наиболее важными антигенпрезентирующими клетками (АПК), которые регулируют поляризацию Th посредством продукции цитокинов.

Несколько исследователей сообщают, что АА вызывает сдвиг иммунных реакций с Th3 на Th2. В одном из этих исследований на мышиной модели изучали влияние АК (5 мг/день) на реакцию гиперчувствительности замедленного типа на 2,4-динитро-1-фторбензол (ДНФБ). В этом исследовании мышам внутрибрюшинно вводили АК до, во время или после сенсибилизации DNFB.Если Т-клетки мышей, получавших АК во время сенсибилизации, впоследствии стимулировали ex vivo, наблюдались более высокие уровни цитокинов Th2 (TNF-α и IFN-γ) и более низкие уровни цитокинов Th3 (IL-4). Этот эффект не наблюдался при добавлении мышам АК до или после сенсибилизации [28]. Эта модуляция иммунного баланса с Th3 на Th2 также наблюдалась в другом исследовании, в котором изучалось влияние добавок АК на астму. Здесь добавление АК (130 мг/кг/день в течение 5 недель) у мышей, сенсибилизированных овальбумином, значительно увеличивало соотношение секреции IFN-γ/IL-5 в жидкости бронхоальвеолярного лаважа по сравнению с контрольными мышами, подтверждая сдвиг от Th3 к Th2 [29]. ].Механизм, лежащий в основе этого эффекта, еще не выяснен, но предполагается, что он опосредован DCs. В исследовании in vitro мышиные ДК, полученные из костного мозга, предварительно обрабатывали различными дозами АК перед активацией липополисахаридом (ЛПС). ДК, обработанные АК, секретировали больше IL-12, поляризующего цитокина для клеток Th2. Это также показало, что наивные мышиные Т-клетки при совместном культивировании с этими активированными и обработанными АК мышиными ДК продуцировали больше IFN-γ и меньше IL-5, подтверждая этот эффект [30].

Хотя большинство исследований сосредоточено на балансе Th2/Th3, мы нашли только одно исследование, в котором описывается, что поляризация Th27 отсортированных мышиных наивных клеток CD4 + более эффективна в присутствии АК [31]. Интересно, что исследователи продемонстрировали, что этот эффект, вероятно, связан с AA-опосредованным действием на деметилирование гистонов, которое усиливает экспрессию локуса IL-17.

Таким образом, многочисленные исследования на животных показывают, что АК способствует дифференцировке Th2 за счет поляризации Th3.Имеются ограниченные данные, показывающие, что поляризация Th27 стимулируется АА, действующим как эпигенетический регулятор.

2.4. Т-клетки памяти и AA

Т-клетки памяти составляют небольшое подмножество лимфоцитов, но обеспечивают пожизненный иммунитет к ранее встреченным антигенам. На данный момент влияние АК на Т-клетки памяти практически не исследовано. Чон и др. исследовали влияние DC, предварительно обработанных АК, на дифференцировку CD8 + Т-клеток. In vitro мышиные ДК, полученные из костного мозга, были предварительно обработаны АК перед активацией ЛПС и, как и в более раннем исследовании той же исследовательской группы [30], секретировали больше IL12p70, но также больше IL-15, цитокина, который связан с к генерации Т-клеток памяти.Эти ДК при совместном культивировании с мышиными Т-клетками приводили к усиленной продукции Т-клеток памяти CD8 + . Эффект также наблюдался на мышиной модели меланомы, у которой иммунный ответ и антимеланомный эффект ДК, примированных к меланоме, усиливались при предварительном лечении АК: исследователи наблюдали повышенное образование опухолеспецифической памяти CD8 + . Т-клетки и повышенный защитный эффект для инокулированных клеток меланомы [32].

Таким образом, in vitro и в мышиной модели AA увеличивает образование CD8 + Т-клеток памяти за счет увеличения продукции стимулирующих цитокинов DCs.

2.5. Регуляторные Т-клетки (Treg) и AA

Tregs важны для поддержания иммунного баланса и самопереносимости. Для них характерна экспрессия фактора транскрипции Foxp3, необходимого для их иммуносупрессивной способности. Стабильная экспрессия Foxp3 зависит от деметилирования участка ДНК в первом интроне. Два недавних исследования мышиных Treg in vivo и in vitro показали, что AA стабилизирует экспрессию Foxp3, способствуя активному Ten Eleven Translocation (TET) 2-опосредованному метилированию ДНК этой области.Таким образом, AA необходима для развития и функционирования Treg [33,34]. Соответственно, АК является известным кофактором белков семейства Ten Eleven Translocation (TET), которые катализируют первую стадию деметилирования ДНК: превращение 5-метилцитозина (5 mC) в 5-гидроксиметилцитозин (5 hmC). ) [35,36]. Например, было показано, что в эмбриональных стволовых клетках AA является важным эпигенетическим регулятором этого пути [37]. Добавление АК к культурам эмбриональных стволовых клеток вызывало деметилирование более 2000 генов в течение одного часа [38].

В другом исследовании изучалось влияние АК на отторжение кожного трансплантата у мышей после лечения ex vivo культивируемыми и индуцированными аллоантигеном Treg. In vivo индуцированные аллоантигеном мышиные Treg показали большее деметилирование ДНК и стабильность экспрессии Foxp3 при культивировании в присутствии AA. Эти Treg также продемонстрировали лучшую супрессивную способность in vivo, тем самым способствуя приживлению кожного аллотрансплантата [39]. В мышиной модели болезни «трансплантат против хозяина» (РТПХ) определяли влияние АК на эти ex vivo аллоантиген-индуцированные Treg [40].РТПХ представляет собой серьезное, а иногда и летальное осложнение после аллогенной трансплантации гемопоэтических стволовых клеток, вызванное аллореактивными донорскими Т-клетками, которые вызывают повреждение тканей у реципиента. В этой модели мышиные аллоантиген-индуцированные Treg in vitro, предварительно обработанные AA, демонстрировали более стабильную экспрессию Foxp3 при переносе на мышей с острой РТПХ и были клинически эффективны для уменьшения симптомов РТПХ. Более того, культивируемые Treg, индуцированные аллоантигеном человека, также имели более высокую экспрессию Foxp3 при культивировании с AA.

Напротив, в мышиной модели сепсиса было обнаружено, что АК снижает ингибирование Treg [41]. В данном случае сепсис индуцировали у мышей Gulo / с дефицитом АК, которые получали или не получали АК (200 мг/кг дважды). Введение АК улучшило выживаемость как у мышей дикого типа, так и у мышей Gulo / , а также уменьшило отрицательное ингибирование Treg за счет снижения экспрессии Foxp-3, CTLA-4, белка, который функционирует как иммунная контрольная точка и подавляет иммунные ответы и ингибирующий цитокин TGF-β.

Таким образом, AA напрямую регулирует функцию Treg посредством эпигенетической регуляции основного фактора транскрипции Foxp3. В большинстве исследований с использованием более хронических ситуаций (трансплантация, РТПХ) экспрессия Foxp3 повышена. Таким образом, AA может быть полезен для создания ex vivo аллоантиген-индуцированных Treg, которые можно использовать для клинического применения при трансплантации и аутоиммунных заболеваниях. В одной из моделей острого сепсиса у мышей введение АК снижало экспрессию Foxp3, но все же оказывало благотворное влияние на результат.

3. АА и В-лимфоциты

В-лимфоциты находятся в центре адаптивной гуморальной иммунной системы. Они отвечают за выработку антигенспецифических иммуноглобулинов (Ig), направленных против инвазивных патогенов (антител). Подобно другим лейкоцитам, АК накапливается в В-лимфоцитах, но данные о функции АК в этих клетках ограничены.

3.1. B Количество лимфоцитов и АК

В раннем исследовании, изучавшем влияние дефицита АК на количество лимфоцитов у морских свинок, животные, получавшие 4-недельную диету без АК, показали постоянное увеличение процентного содержания В-лимфоцитов, в то время как процентное содержание Т-лимфоциты уменьшились.Противоположный эффект наблюдался у животных, получавших АК (25 и 250 мг внутрибрюшинно/сут) [24]. В более позднем и обширном исследовании влияние AA-2G, стабильного производного витамина С, изучалось на мышиных В-клетках in vitro. В-клетки селезенки мышей культивировали в течение 2 дней с антителом против μ в присутствии стимулирующих цитокинов, а затем промывали и повторно культивировали с AA-2G и без него. В этих культурах количество жизнеспособных клеток уменьшалось намного быстрее без АК, в результате чего в культурах с АК жизнеспособных клеток было примерно на 70% больше, чем без АК.AA-2G также увеличивает продукцию IgM в зависимости от дозы [42]. Другая группа, изучавшая влияние АК на В-клетки селезенки мышей in vitro, опубликовала противоречивые результаты. Они показали небольшое дозозависимое увеличение апоптоза (16% при концентрации 1 мМ) в мышиных IgM/CD40-активированных В-клетках, предварительно обработанных АК [43]. Танака и др. исследовали влияние АК на иммунные ответы в лимфоцитах периферической крови человека, культивируемых в течение 7 дней с AA-2G и без него, до стимуляции их митогеном лакомы (PWM), Т-клеточно-зависимым В-клеточным стимулом.В культурах, обработанных AAS-2G, после стимуляции наблюдалось увеличение количества клеток, секретирующих IgM и IgG [44].

3.2. Функция В-лимфоцитов и AA

Мы нашли только ограниченные и противоречивые данные о влиянии витамина С на выработку антител В-лимфоцитами. Два ранних исследования на морских свинках показали, что прием высоких доз АК повышает уровень иммуноглобулина после иммунизации овечьими эритроцитами (SRBC) и бычьим сывороточным альбумином (BSA) [45,46]. Однако в двух других моделях на животных добавление АК не влияло на уровни антиген-индуцированного иммуноглобулина после иммунизации [47,48].В одном исследовании определялся эффект высоких доз АК (2500 мг/день в течение 4 недель) у мышей, сенсибилизированных местным применением динитрохлорбензола (DNCB) и повторно зараженных через 2 недели. Они не обнаружили влияния АК на уровень иммуноглобулина [47]. В другом исследовании изучалось влияние различных низких доз АК (0, 30 и 60 мг) на иммунные функции собак, иммунизированных PWM, но не наблюдалось различий в уровнях IgG и IgA, специфичных для PWM [48]. Однако последние два исследования были проведены на животных, которые способны синтезировать АК, а морские свинки не могут.У телят, синтезирующих АК, прием АК (1,75 г/день) приводил к снижению уровня IgG в плазме против гемоцианина лимфы улитки (KLH), Т-клеточно-зависимого антигена, который часто используется в иммунологических исследованиях на животных [49]. Два исследования были проведены на цыплятах с достаточным количеством АК, чтобы выяснить, полезно ли добавление АК для вакцинации против инфекционной бурсальной болезни (IBD). Цыплята с добавками АК (1 г/мл) показали более высокие уровни иммуноглобулинов по сравнению с цыплятами без дополнительных АК [50,51].Кроме того, у невакцинированных цыплят, получавших добавку АК, не было никаких симптомов или смертности после заражения ВЗК, в то время как у невакцинированных цыплят без АК у всех были клинические симптомы, и только 70% выжили [50].

В одном исследовании на здоровых людях-добровольцах исследователи обнаружили корреляцию между сывороточным IgG и концентрацией AA в плазме и лейкоцитах и ​​концентрацией IgM в сыворотке и концентрацией AA в лейкоцитах. После ежедневного приема 1 г АК в течение одной недели сывороточный IgG у этих здоровых добровольцев значительно повысился, как и концентрация АК в плазме и лейкоцитах [52].Аналогичным образом, другое исследование на здоровых людях-добровольцах показало увеличение уровней IgM и IgA в сыворотке после приема 1 г/день АК в течение 75 дней [53]. Эти результаты были опровергнуты в двух других исследованиях. В одном исследовании исследователи изучили влияние добавок 2–3 г АК в день на выработку всех иммуноглобинов у здоровых добровольцев и не обнаружили никаких изменений [54]. Другое исследование представляет собой ранее описанное плацебо-контролируемое исследование с участием пожилых людей, где они получали либо внутримышечную инъекцию АК (500 мг/день), либо плацебо в течение 1 месяца.Также в этом испытании добавление АК не оказало никакого влияния на уровни IgA, IgM и IgG в сыворотке [26].

В заключение, возможно, что витамин С влияет на пролиферацию и функцию В-лимфоцитов, но результаты до сих пор неубедительны. При проведении интервенционного исследования АА у онкологических больных было бы интересно также изучить уровни В-клеток и изменения иммуноглобулина.

4. АА и естественные клетки-киллеры

Наряду с В- и Т-лимфоцитами, NK-клетки являются наиболее заметной подгруппой лимфоцитов, поскольку они составляют до 20% популяции лимфоцитов крови и важны для иммунитета против патогенов (особенно вирусов) и для наблюдения за опухолью.Они представляют собой большие зернистые лимфоциты, возникающие из тех же лимфоидных предшественников, что и Т- и В-лимфоциты, и в основном образуются в костном мозге. NK-клетки представляют собой врожденные лимфоидные клетки (ILC), обеспечивающие быстрый антиген-независимый иммунитет. Они проявляют прямые цитотоксические эффекты, секретируют цитокины и хемокины и регулируют другие иммунные клетки. Цитотоксичность NK-клеток основана на отсутствии собственного MHC класса I, позволяющего различать нормальные и больные клетки. Уничтожение этих отсутствующих клеток-мишеней MHC класса I может быть инициировано только после одновременного обнаружения активирующих сигналов, таких как сигналы стресса, на поверхности опухолевых или инфицированных клеток.

Наши знания о влиянии АК на развитие NK-клеток ограничены. Ранее мы описали, что АК (95 мкМ) усиливает пролиферацию зрелых NK-клеток из мононуклеарных клеток периферической крови (РВМС) in vitro в культуре, стимулированной цитокинами [14]. АА также улучшала генерацию и размножение предшественников NK-клеток из гемопоэтических стволовых клеток и предшественников T/NK-клеток in vitro в стимулированной цитокинами культуре.

В других исследованиях изучалась роль АК на функцию NK-клеток.В нашем ранее описанном исследовании мы проверили функциональность зрелых NK-клеток, которые были размножены in vitro, в анализе цитотоксичности на клетках K562, линии клеток хронического миелоидного лейкоза, которая часто используется для оценки функции NK-клеток in vitro. Не было различий в способности к уничтожению между NK-клетками, культивируемыми с AA или без него. [14]. Напротив, более раннее исследование цитотоксичности свежих человеческих NK-клеток, выделенных из периферической крови, которые имели различные дозы АК (от 10 мкМ до 2,5 мМ), присутствующие во время уничтожения, показало дозозависимое снижение опосредованного NK-клетками уничтожения клеток K562 в организме. пробирке [55].Аналогичный эксперимент был повторен в другом исследовании, но с другими результатами. Присутствие 3 мМ АК увеличивало цитотоксичность NK-клеток в среднем на 105%, в то время как при использовании более низких концентраций (10 мкМ, 0,1 мМ и 1 мМ) изменений не наблюдалось [56].

Другая группа также исследовала влияние АК на функцию NK-клеток периферической крови, используя анализ цитотоксичности на K562 с NK-клетками здоровых добровольцев, которым была добавлена ​​однократная высокая доза витамина С. Исследование показало двухфазный эффект на цитотоксичность NK-клеток. : небольшое снижение через 1-2 часа после приема добавки с последующим значительным усилением через 8 часов с максимальным эффектом через 24 часа и возвращением к норме через 48 часов [57].Концентрация АК в плазме и лейкоцитах увеличивалась через 1 час и достигала максимума через 2–4 часа. После этого уровни снизились, но все еще оставались повышенными в течение 24 часов после приема добавки. Поскольку функция NK-клеток часто снижается после воздействия токсичных химических веществ, эти исследователи также провели аналогичный эксперимент на 55 пациентах, которые случайно подверглись воздействию различных токсичных химических веществ (например, пестицидов, металлов и органических растворителей). Почти у половины этих пациентов исходно наблюдалась очень низкая активность NK-клеток, а у 78% пациентов наблюдалось значительное усиление цитотоксичности по сравнению с исходным уровнем через 24 ч после приема 60 мг/кг АК [58].Эти данные трудно интерпретировать, так как пациенты были очень разнообразны, а контрольной группы не было.

Сравнительное исследование было проведено с NK-клетками, выделенными из периферической крови пациентов с большой β-талассемией. NK-клетки этих пациентов демонстрируют серьезное снижение их цитотоксической функции по сравнению со здоровым контролем, возможно, из-за окислительного стресса, вызванного перегрузкой железом после многократных переливаний крови [59]. АК (200 мкг/мл) практически нормализовала цитотоксическую способность этих NK-клеток, в то время как функция NK-клеток у здоровых контролей не изменилась [60].Примечательно, что АК и железо связаны во многих биологических процессах. Например, АК усиливает всасывание негемового железа из кишечника [61], а АК является важным кофактором во многих ферментативных реакциях железозависимых диоксигеназ. Положительное влияние АК на функцию NK-клеток в данном случае, вероятно, связано с ее антиоксидантными свойствами, поскольку известно, что NK-клетки у пациентов с перегрузкой железом имеют больше внутриклеточных активных форм кислорода (АФК) [62].

Влияние витамина С на цитотоксичность NK-клеток в отношении клеток рака яичников также изучалось in vivo на мышах с дефицитом АК. Gulo / мышей, которые зависят от диеты АК, не получали добавки в течение 2 недель и последовательно инокулировали MOSEC (эпителиальные клетки поверхности яичников мышей) и сравнивали с Gulo / мышами. которые получали нормальную добавку AA. После инокуляции опухолевых клеток все животные получали обычную добавку АК. Gulo / мыши, которые были лишены АК в течение этого периода, выживали меньше, чем мыши, получавшие добавки.NK-клетки, выделенные от этих мышей с истощением AA, показали значительное снижение способности к уничтожению in vitro по сравнению с мышами с добавлением AA и мышами дикого типа. Соответственно, их NK-клетки показали сниженную экспрессию активирующих рецепторов CD69 и NKG2D. Кроме того, эти NK-клетки продуцировали меньше IFN-γ и демонстрировали сниженную продукцию цитолитических белков перфорина и гранзима B [63].

В заключение, АК может оказывать различное влияние на NK-клетки на разных стадиях. Раннее и позднее развитие человеческих NK-клеток усиливается АК in vitro, однако эффект in vivo еще предстоит показать.Вполне вероятно, что эффект АК в этот момент времени обусловлен ее ролью эпигенетического регулятора, поскольку это также наблюдается в Т-клетках, которые разделяют разные этапы развития.

Влияние АК на функцию NK-клеток еще полностью не определено. В большинстве исследований in vitro, в которых использовались NK-клетки здоровых добровольцев (вероятно, с нормальным уровнем АК), эффекта АК не наблюдалось. Однако у мышей с дефицитом АК функция NK-клеток была снижена по сравнению с мышами с нормальным уровнем АК.Кроме того, в двух исследованиях на людях с использованием NK-клеток с нарушенной функцией АК удалось восстановить функцию NK-клеток почти до нормального состояния. Эти результаты свидетельствуют о том, что по крайней мере физиологические уровни АК необходимы для нормальной функции NK-клеток, и АК, вероятно, не способна повышать цитотоксичность нормально функционирующих NK-клеток, но может помочь восстановить функцию в нарушенных NK-клетках.

Неизвестно, усиливаются ли наряду с NK-клетками развитие и функция недавно идентифицированных других членов семейства ILC под действием AA.Это может быть важно, потому что другие подмножества ILC также могут обеспечивать иммунитет, пока иммунитет Т-клеток еще не восстановился. Кроме того, было показано, что при аллогенной ТГСК более высокие числа ILC 3 связаны с меньшей РТПХ [64].

5. Выводы

АА оказывает множественное влияние на развитие, пролиферацию и функцию лимфоцитов. Обзор этих эффектов и отношения между различными типами клеток можно увидеть в. Наиболее подробно в этом контексте изучены Т-лимфоциты: АК положительно влияет на развитие и созревание Т-клеток, особенно в случае дефицита АК.Имеются очень ограниченные и противоречивые данные о влиянии АК на биологию В-лимфоцитов. Что касается NK-клеток, АК положительно влияет на пролиферацию NK-клеток, но ее роль в функционировании NK-клеток менее ясна. Ограниченное количество исследований предполагает, что для функции NK-клеток требуются нормальные уровни АК, в то время как супрафизиологические уровни не усиливают функцию NK-клеток. В целом, большинство выводов основаны на исследованиях in vitro, которые трудно интерпретировать и сравнивать, поскольку существует много различий в экспериментальных установках (множество производных АК, используемых в разных концентрациях и разное время инкубации).Также известно, что АК легко окисляется до дегидроаскорбата в клеточных культурах. Исследования in vivo также требуют тщательной интерпретации: мало данных о локальных (внутриклеточных) уровнях АК, в то время как известно, что внутриклеточные уровни АК могут быть более чем в 1000 раз выше по сравнению с уровнями в плазме.

Воздействие АК на иммунные клетки. 1 . Развитие Т-клеток: усиленное развитие Т-клеток из-за быстрого перехода от стадии DN к стадии DD. 2 . Дифференцировка Th-клеток: перекос в сторону Th2 и Th27 с ингибированием поляризации Th3. 3 . Индукция ЦТЛ: повышенная индукция ЦТЛ из-за продукции ИЛ-15 и ИЛ-12 DC. 4 . Индукция Treg: Текущие данные противоречивы. 5 . В-ячейка: нет убедительных данных. 6 . Функция NK-клеток: нет убедительных данных. 7 . Пролиферация NK-клеток: повышенная пролиферация NK-клеток.

Исследования, обсуждаемые в настоящем обзоре, дают некоторое представление о механизмах, лежащих в основе действия АК на лимфоциты. Имеются важные указания на то, что AA действует как эпигенетический регулятор/кофактор TET-опосредованного деметилирования ДНК и гистонов.Вероятно, эпигенетические функции АК в основном проявляются в клетках, которые претерпевают изменения (например, раннее развитие Т-клеток, дифференцировка Т-хелперов). В ситуациях, когда клетки находятся в состоянии стресса (например, при талассемии, сепсисе), антиоксидантные свойства АК, вероятно, более важны.

Поскольку АК является дешевой добавкой с ограниченными побочными эффектами, стоит задуматься о ее потенциале для больных раком, у которых доказано, что уровень АК в сыворотке ниже. Здесь АК может усиливать восстановление иммунитета после лечения, вызывающего длительную иммуносупрессию (например, у пациентов, получающих интенсивную химиотерапию по поводу лейкемии или аутологичную ТГСК), поскольку большинство исследований указывают на положительный эффект добавок АК на развитие лимфоцитов.В этом случае влияние АК на NK-клетки может быть наиболее значительным, поскольку восстановление NK-клеток после миелоаблативной химиотерапии и ТГСК происходит намного быстрее, чем восстановление Т-клеток, и может обеспечить временный иммунитет против инфекций [65]. Кроме того, NK-клетки способны распознавать и уничтожать раковые клетки. В настоящее время в нескольких клинических испытаниях уже изучается противораковый потенциал NK-клеток, полученных ex vivo. Добавление АК может быть использовано для получения этих NK-клеток in vitro, но также может оказывать влияние in vivo на пролиферацию и выживание этих клеток.Кроме того, добавки АК также могут положительно влиять на восстановление Т-клеток после миелоаблативной терапии. Возможно, что медленная регенерация Т-клеток (частично) связана с дефицитом АК у этих пациентов.

С другой стороны, прием АК у больных раком также может иметь негативные последствия. Большая часть лечебного эффекта аллогенной трансплантации гемопоэтических стволовых клеток связана с эффектом «трансплантат против опухоли», опосредованным донорскими Т-клетками, которые распознают раковые клетки.Этот эффект потенциально может быть уменьшен за счет увеличения количества и функции Tregs витамином С, как показано в некоторых исследованиях [33,34]. С другой стороны, другое исследование показывает снижение активности Treg после введения АК [41]. Кроме того, стимуляция Tregs также может защитить от РТПХ.

Таким образом, АК играет множество ролей в развитии и функционировании лимфоцитов. Однако его точный механизм (механизмы) действия и его влияние на здоровье и болезни человека в настоящее время неизвестны. Учитывая его безопасный профиль и тот факт, что большинство исследований на животных имеют важные ограничения, в настоящее время мы готовим исследование фазы II с одной группой для проверки безопасности (РТПХ) и эффективности добавок АК после аллогенной трансплантации стволовых клеток.Это исследование, вероятно, даст важную информацию о том, как этот витамин действует в сложном, больном организме и какие группы пациентов могут получить пользу от этой безопасной добавки.

Вклад авторов

Гвендолин Н.Ю. ван Горком написал статью, Роэл Г.Дж. Клейн Вольтеринк, Катарина Х.М.Дж. Ван Эльссен, Лотте Витен, Уилфред Т.В. пересмотрел его.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Ссылки

1. Кэмерон Э., Полинг Л. Дополнительный аскорбат в поддерживающем лечении рака: увеличение времени выживания при неизлечимой стадии рака человека. проц. Натл. акад. науч. США. 1976; 73: 3685–3689. doi: 10.1073/pnas.73.10.3685. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]2. Creagan ET, Moertel CG, O’Fallon JR, Schutt AJ, O’Connell MJ, Rubin J., Frytak S. Неэффективность терапии высокими дозами витамина C (аскорбиновой кислоты) у пациентов с распространенным раком. Контролируемое испытание.Н. англ. Дж. Мед. 1979; 301: 687–690. doi: 10.1056/NEJM1973011303. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]3. Моэртель К.Г., Флеминг Т.Р., Криган Э.Т., Рубин Дж., О’Коннелл М.Дж., Эймс М.М. Высокие дозы витамина С по сравнению с плацебо при лечении пациентов с распространенным раком, которые ранее не проходили химиотерапию. Рандомизированное двойное слепое сравнение. Н. англ. Дж. Мед. 1985; 312: 137–141. doi: 10.1056/NEJM198501173120301. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]5. Харрисон Ф.Э., Мередит М.Э., Доус С.М., Сасковски Дж.Л., Мэй Дж. М. Низкий уровень аскорбиновой кислоты и повышенный окислительный стресс у мышей гуло (/) в процессе развития. Мозг Res. 2010;1349:143–152. doi: 10.1016/j.brainres.2010.06.037. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]6. Учио Р., Хиросе Ю., Муросаки С., Ямамото Ю., Ишигами А. Высокое потребление витамина С с пищей подавляет возрастную атрофию тимуса и способствует поддержанию иммунных клеток в нокауте белка-30 маркера старения с дефицитом витамина С. мышей. бр.Дж. Нутр. 2015; 113: 603–609. doi: 10.1017/S0007114514003857. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]8. Уилсон Дж. X. Регуляция транспорта витамина С. Анну. Преподобный Нутр. 2005; 25:105–125. doi: 10.1146/annurev.nutr.25.050304.092647. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]9. Омайе С.Т., Шаус Э.Э., Кутнинк М.А., Хоукс В.К. Определение содержания витамина С в компонентах крови методом высокоэффективной жидкостной хроматографии. Значение в оценке статуса витамина С. Анна. Н. Я. акад. науч. 1987; 498: 389–401. doi: 10.1111/j.1749-6632.1987.tb23776.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10. Эванс Р.М., Карри Л., Кэмпбелл А. Распределение аскорбиновой кислоты между различными клеточными компонентами крови у нормальных людей и его отношение к концентрации в плазме. бр. Дж. Нутр. 1982; 47: 473–482. doi: 10.1079/BJN19820059. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Roux E., Dumont-Girard F., Starobinski M., Siegrist C.A., Helg C., Chapuis B., Roosnek E. Восстановление иммунной реактивности после трансплантации костного мозга с истощением T-клеток зависит от активности тимуса.Кровь. 2000;96:2299–2303. [PubMed] [Google Scholar] 12. Бош М., Хан Ф.М., Сторек Дж. Восстановление иммунитета после трансплантации гемопоэтических клеток. Курс. мнение Гематол. 2012;19:324–335. doi: 10.1097/MOH.0b013e328353bc7d. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Huijskens MJ, Walczak M., Koller N., Briede JJ, Senden-Gijsbers BL, Schnijderberg MC, Bos GM, Germeraad WT Технический прогресс: аскорбиновая кислота индуцирует развитие дважды положительных Т-клеток из гемопоэтических стволовых клеток человека в отсутствие стромальных клетки.Дж. Лейкок. биол. 2014;96:1165–1175. doi: 10.1189/jlb.1TA0214-121RR. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 14. Huijskens MJ, Walczak M., Sarkar S., Atrafi F., Senden-Gijsbers BL, Tilanus MG, Bos GM, Wieten L., Germeraad WT Аскорбиновая кислота способствует пролиферации популяций естественных клеток-киллеров в культуральных системах, применимых для терапии естественными клетками-киллерами . Цитотерапия. 2015;17:613–620. doi: 10.1016/j.jcyt.2015.01.004. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 15. Huijskens M.J., Wodzig W.K., Walczak M., Гермераад В.Т., Бос Г.М. Уровни аскорбиновой кислоты в сыворотке снижены у пациентов с гемобластозами. Результаты Иммунол. 2016; 6:8–10. doi: 10.1016/j.rinim.2016.01.001. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]16. Дженкинсон Э.Дж., Андерсон Г., Оуэн Дж.Дж. Исследования созревания Т-клеток на определенных популяциях стромальных клеток тимуса in vitro. Дж. Эксп. Мед. 1992; 176: 845–853. doi: 10.1084/jem.176.3.845. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]17. Шмитт Т.М., Цунига-Пфлюкер Дж.C. Индукция развития Т-клеток из гемопоэтических клеток-предшественников с помощью дельта-подобного-1 in vitro. Иммунитет. 2002; 17: 749–756. doi: 10.1016/S1074-7613(02)00474-0. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Мик Б., Клоосен С., Борсотти С., Ван Элссен С.Х., Вандерлохт Дж., Шнайдерберг М.С., ван дер Пул М.В., Ливис Б., Хесселинк Р., Манц М.Г. и др. В тимусе созревают дифференцированные in vitro предшественники Т/натуральных клеток-киллеров, полученные из клеток CD34 + человека. Кровь. 2010; 115: 261–264. дои: 10.1182/кровь-2009-05-223990. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Мэннинг Дж., Митчелл Б., Аппадурай Д.А., Шакья А., Пирс Л.Дж., Ван Х., Нганга В., Суонсон П.С., Мэй Дж.М., Тантин Д. и др. Витамин С способствует созреванию Т-клеток. Антиоксид. Окислительно-восстановительный сигнал. 2013;19:2054–2067. doi: 10.1089/ars.2012.4988. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]20. Кэмпбелл Дж.Д., Коул М., Бундитрутаворн Б., Велла А.Т. Аскорбиновая кислота является мощным ингибитором различных форм апоптоза Т-клеток. Клетка. Иммунол.1999; 194:1–5. doi: 10.1006/cimm.1999.1485. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Мэнг Х.Г., Лим Х., Чон Ю.Дж., Ву А., Кан Дж.С., Ли В.Дж., Хван Ю.И. Витамин С проникает в Т-клетки мыши в виде дегидроаскорбиновой кислоты in vitro и не воспроизводит эффекты витамина С in vivo. Иммунобиология. 2009; 214:311–320. doi: 10.1016/j.imbio.2008.09.003. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Эйлар Э., Баез И., Навас Дж., Меркадо С. Устойчивые уровни аскорбиновой кислоты токсичны и иммунодепрессивны для Т-клеток человека.PR Health Sci. Дж. 1996; 15:21–26. [PubMed] [Google Scholar] 23. Хонг Дж. М., Ким Дж. Х., Кан Дж. С., Ли В. Дж., Хван Ю. И. Витамин С поглощается Т-клетками человека через натрий-зависимый переносчик витамина С 2 (SVCT2) и оказывает ингибирующее действие на активацию этих клеток in vitro. Анат. Клеточная биол. 2016;49:88–98. doi: 10.5115/acb.2016.49.2.88. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]24. Фрейзер Р.К., Павлович С., Курахара К.Г., Мурата А., Петерсон Н.С., Тейлор К.Б., Фейген Г.А. Влияние изменений в потреблении витамина С на клеточный иммунный ответ морских свинок.Являюсь. Дж. Клин. Нутр. 1980; 33: 839–847. doi: 10.1093/ajcn/33.4.839. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Бадр Г., Башанди С., Эбайд Х., Мохани М., Сайед Д. Добавка витамина С восстанавливает полифункциональные Т-клетки у крыс с диабетом, вызванным стрептозотоцином. Евро. Дж. Нутр. 2012; 51: 623–633. doi: 10.1007/s00394-011-0176-5. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Кеннес Б., Дюмон И., Брохи Д., Хьюберт С., Нив П. Влияние добавок витамина С на клеточный иммунитет у пожилых людей. Геронтология.1983; 29: 305–310. doi: 10.1159/000213131. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27. Кей Н.Э., Холлоуэй Д.Э., Хаттон С.В., Боун Н.Д., Дуэйн В.К. Функция Т-клеток человека при экспериментальном дефиците аскорбиновой кислоты и спонтанной цинге. Являюсь. Дж. Клин. Нутр. 1982; 36: 127–130. doi: 10.1093/ajcn/36.1.127. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 28. Но К., Лим Х., Мун С.К., Кан Дж.С., Ли В.Дж., Ли Д., Хван Ю.И. Гигантская доза витамина С модулирует функции Т-клеток у мышей Balb/c только при введении во время активации Т-клеток.Иммунол. лат. 2005; 98: 63–72. doi: 10.1016/j.imlet.2004.10.012. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29. Чанг Х.-Х., Чен С., Линь Дж.-Ю. Добавка с высокими дозами витамина С увеличивает соотношение секреции цитокинов Th2/Th3, но снижает эозинофильную инфильтрацию в жидкости бронхоальвеолярного лаважа у мышей, сенсибилизированных овальбумином и зараженных. Дж. Агрик. Пищевая хим. 2009;57:10471–10476. doi: 10.1021/jf

3p. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30. Чон Й.Дж., Хонг С.В., Ким Дж.Х., Джин Д.Х., Кан Дж.С., Ли В.Дж., Хван Ю.И. Обработанные витамином С мышиные дендритные клетки, происходящие из костного мозга, предпочтительно направляют наивные Т-клетки в клетки Th2 за счет повышенной секреции IL-12. Клетка. Иммунол. 2011; 266:192–199. doi: 10.1016/j.cellimm.2010.10.005. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 31. Сонг М.Х., Наир В.С., О К.И. Витамин С усиливает экспрессию IL17 зависимым от Jmjd2 образом. Отчет BMB 2017; 50: 49–54. doi: 10.5483/BMBRep.2017.50.1.193. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]32. Чон Й.Дж., Ким Дж.Х., Хонг Дж.М., Кан Дж.С., Ким Х.Р., Ли В.Дж., Хван Ю.И. Обработка витамином С дендритных клеток, полученных из костного мозга мышей, увеличивала способность этих клеток продуцировать CD8(+) Т-клетки памяти in vivo. Иммунобиология. 2014; 219: 554–564. doi: 10.1016/j.imbio.2014.03.006. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33. Сасидхаран Наир В., Сонг М.Х., О К.И. Витамин С способствует деметилированию энхансера Foxp3 зависимым от Tet образом. Дж. Иммунол. 2016;196:2119–2131. doi: 10.4049/jimmunol.1502352. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 34.Юэ С., Трифари С., Айджо Т., Цагаратоу А., Пастор В.А., Зепеда-Мартинес Дж.А., Лио К.В., Ли С., Хуан Ю., Виджаянан П. и др. Контроль стабильности Foxp3 посредством модуляции активности TET. Дж. Эксп. Мед. 2016; 213:377–397. doi: 10.1084/jem.20151438. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]35. Тахилиани М., Кох К.П., Шен Ю., Пастор В.А., Бандуквала Х., Брудно Ю., Агарвал С., Айер Л.М., Лю Д.Р., Аравинд Л. и др. Превращение 5-метилцитозина в 5-гидроксиметилцитозин в ДНК млекопитающих партнером MLL TET1.Наука. 2009; 324: 930–935. doi: 10.1126/science.1170116. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]36. Ито С., Д’Алессио А.С., Таранова О.В., Хонг К., Сауэрс Л.С., Чжан Ю. Роль белков Tet в преобразовании 5mC в 5hmC, самообновлении ES-клеток и спецификации внутренней клеточной массы. Природа. 2010; 466:1129–1133. doi: 10.1038/nature09303. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]37. Блашке К., Эбата К.Т., Карими М.М., Зепеда-Мартинес Дж.А., Гоял П., Махапатра С., Тэм А., Лэрд Д.Дж., Херст М., Рао А. и др. Витамин С индуцирует Tet-зависимое деметилирование ДНК и бластоцистоподобное состояние в ЭС клетках. Природа. 2013; 500: 222–226. doi: 10.1038/nature12362. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]38. Чанг Т.Л., Брена Р.М., Колле Г., Гриммонд С.М., Берман Б.П., Лэрд П.В., Пера М.Ф., Волветанг Э.Дж. Витамин С способствует широко распространенному, но специфическому деметилированию ДНК эпигенома в эмбриональных стволовых клетках человека. Стволовые клетки. 2010; 28:1848–1855. doi: 10.1002/основа.493. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39.Николули Э., Хардтке-Воленски М., Хапке М., Бекштетт М., Гефферс Р., Флосс С., Джекель Э., Хьюн Дж. Индуцированные аллоантигеном регуляторные Т-клетки, полученные в присутствии витамина С, демонстрируют повышенную стабильность Foxp3 Экспрессия и продвижение кожного аллотрансплантата. Передний. Иммунол. 2017;8:748. doi: 10.3389/fimmu.2017.00748. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]40. Касахара Х., Кондо Т., Накацукаса Х., Чикума С., Ито М., Андо М., Куребаяси Ю., Секия Т., Ямада Т., Окамото С. и др.Генерация алло-антиген-специфического Treg, стабилизированного лечением витамином С, и его применение для профилактики острой модели болезни «трансплантат против хозяина». Междунар. Иммунол. 2017; 29: 457–469. doi: 10.1093/intimm/dxx060. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]41. Гао Ю., Лу Б., Чжай Дж., Лю Ю., Ци Х., Яо Ю., Чай Ю., Шоу С. Парентеральный витамин С улучшает сепсис и синдром полиорганной дисфункции, вызванный сепсисом, путем предотвращения клеточной иммуносупрессии. Медиат. Воспаление. 2017;2017:4024672. дои: 10.1155/2017/4024672. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]Retracted42. Итияма К., Мицузуми Х., Чжун М., Тай А., Цучиока А., Каваи С., Ямамото И., Годда Э. Продвижение ИЛ-4- и ИЛ-5-зависимой дифференцировки анти-μ-примированных В-клетки 2-глюкозидом аскорбиновой кислоты. Иммунол. лат. 2009; 122: 219–226. doi: 10.1016/j.imlet.2009.01.007. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]43. Ву А., Ким Дж. Х., Чон Ю. Дж., Мэнг Х. Г., Ли Ю. Т., Кан Дж. С., Ли В. Дж., Хван Ю. И. Витамин С действует косвенно, модулируя переключение изотипа в В-клетках мышей.Анат. Клеточная биол. 2010;43:25–35. doi: 10.5115/acb.2010.43.1.25. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]44. Танака М., Муто Н., Годда Э., Ямамото И. Усиление 2-глюкозидом аскорбиновой кислоты или повторными добавлениями аскорбата митоген-индуцированной продукции IgM и IgG лимфоцитами периферической крови человека. Япония. Дж. Фармакол. 1994; 66: 451–456. doi: 10.1254/jjp.66.451. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]45. Принц В., Блох Дж., Гилич Г., Митчелл Г. Систематическое исследование влияния добавок витамина С на гуморальный иммунный ответ у млекопитающих, зависимых от аскорбата.I. Антительный ответ на бараньи эритроциты (Т-зависимый антиген) у морских свинок. Междунар. Дж. Витам. Нутр. Рез. 1980; 50: 294–300. [PubMed] [Google Scholar]46. Фейген Г.А., Смит Б.Х., Дикс К.Е., Флинн С.Дж., Петерсон Н.С., Розенберг Л.Т., Павлович С., Лейбовиц Б. Повышение выработки антител и защита от системной анафилаксии большими дозами витамина С. Рез. коммун. хим. Патол. Фармакол. 1982; 38: 313–333. doi: 10.1016/S0022-5347(17)52586-0. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]47.Альберс Р., Бол М., Блюминк Р., Виллемс А.А., Питерс Р.Х. Влияние добавок с витаминами А, С и Е, селеном и цинком на иммунную функцию в мышиной модели сенсибилизации. Питание. 2003; 19: 940–946. doi: 10.1016/S0899-9007(03)00178-3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]48. Хеста М., Оттерманс К., Краммер-Лукас С., Зентек Дж., Хеллвег П., Байс Дж., Янссенс Г.П. Влияние добавок витамина С у здоровых собак на антиоксидантную способность и иммунные параметры. Дж. Аним. Физиол. Аним.Нутр. 2009;93:26–34. doi: 10.1111/j.1439-0396.2007.00774.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]49. Гудвин Дж. С., Гарри П. Дж. Взаимосвязь между приемом больших доз витаминов и иммунологической функцией у здорового пожилого населения. клин. Эксп. Иммунол. 1983; 51: 647–653. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]50. Амакье-Аним Дж., Лин Т.Л., Хестер П.Ю., Тиагараджан Д., Уоткинс Б.А., Ву К.К. Добавление аскорбиновой кислоты улучшило реакцию антител на вакцинацию инфекционной бурсальной болезни у кур.Поулт. науч. 2000; 79: 680–688. doi: 10.1093/ps/79.5.680. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]51. Ву К.С., Дорайраджан Т., Лин Т.Л. Влияние добавок аскорбиновой кислоты на иммунный ответ цыплят, вакцинированных и зараженных вирусом инфекционной бурсальной болезни. Вет. Иммунол. Иммунопатол. 2000; 74: 145–152. doi: 10.1016/S0165-2427(00)00161-6. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]53. Принц В., Борц Р., Брегин Б., Херш М. Влияние добавок аскорбиновой кислоты на некоторые параметры системы иммунологической защиты человека.Междунар. Дж. Витам. Нутр. Рез. 1977; 47: 248–257. [PubMed] [Google Scholar]54. Андерсон Р., Остуйзен Р., Мариц Р., Терон А., Ван Ренсбург А.Дж. Влияние увеличения еженедельных доз аскорбата на определенные клеточные и гуморальные иммунные функции у здоровых добровольцев. Являюсь. Дж. Клин. Нутр. 1980; 33: 71–76. doi: 10.1093/ajcn/33.1.71. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]55. Хьюилер Т., Хирт А., Морелл А. Влияние аскорбиновой кислоты на естественные клетки-киллеры человека. Иммунол. лат. 1985; 10: 173–176. doi: 10.1016/0165-2478(85)

-2.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]56. Толиопулос И.К., Симос Ю.В., Даскалоу Т.А., Вергинадис И.И., Евангелоу А.М., Каркабунас С.К. Ингибирование агрегации тромбоцитов и иммуномодуляция NK-лимфоцитов введением аскорбиновой кислоты. Индийский J. Exp. биол. 2011;49:904–908. [PubMed] [Google Scholar]57. Войдани А., Гонеум М. Влияние аскорбиновой кислоты in vivo на усиление активности естественных клеток-киллеров. Нутр. Рез. 1993; 13: 753–764. doi: 10.1016/S0271-5317(05)80799-7. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 58.Хойзер Г., Войдани А. Повышение активности естественных клеток-киллеров и функции Т- и В-клеток буферным витамином С у пациентов, подвергшихся воздействию токсичных химических веществ: роль протеинкиназы-С. Иммунофармак. Иммунотоксикол. 1997; 19: 291–312. doi: 10.3109/089239797077. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]59. Фармакис Д., Гиакумис А., Полимеропулос Э., Эссопос А. Патогенетические аспекты иммунодефицита, связанного с бета-талассемией. Мед. науч. Монит. 2003;9:Ra19–R22. [PubMed] [Google Scholar] 60.Атасевер Б., Эртан Н.З., Эрдем-Курука С., Каракас З. Влияние витамина С и селена in vitro на активность NK у пациентов с большой бета-талассемией. Педиатр. Гематол. Онкол. 2006; 23: 187–197. doi: 10.1080/08880010500506420. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 61. Линч С.Р., Кук Дж.Д. Взаимодействие витамина С и железа. Анна. Н. Я. акад. науч. 1980; 355:32–44. doi: 10.1111/j.1749-6632.1980.tb21325.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]62. Хуа Ю., Ван С., Цзян Х., Ван Ю., Лю С., Ли Л., Лю Х., Шао З., Fu R. Перегрузка железом может способствовать изменению NK-клеток и гемопоэтических стволовых клеток/клеток-предшественников посредством пути JNK и P38 при миелодиспластических синдромах. Междунар. Дж. Гематол. 2017; 106: 248–257. doi: 10.1007/s12185-017-2237-x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]63. Ким Дж. Э., Чо Х. С., Ян Х. С., Юнг Д. Дж., Хонг С. В., Хунг С. Ф., Ли В. Дж., Ким Д. Истощение аскорбиновой кислоты снижает активность NK-клеток против рака яичников на мышиной модели. Иммунобиология. 2012; 217:873–881. doi: 10.1016/j.imbio.2011.12.010. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]64.Munneke J.M., Bjorklund A.T., Mjosberg J.M., Garming-Legert K., Bernink J.H., Blom B., Huisman C., van Oers M.H., Spits H., Malmberg K.J., et al. Активированные врожденные лимфоидные клетки связаны со сниженной восприимчивостью к реакции «трансплантат против хозяина». Кровь. 2014; 124:812–821. doi: 10.1182/blood-2013-11-536888. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 65. Vacca P., Montaldo E., Croxatto D., Moretta F., Bertaina A., Vitale C., Locatelli F., Mingari M.C., Moretta L. NK-клетки и другие врожденные лимфоидные клетки при трансплантации гемопоэтических стволовых клеток.Передний. Иммунол. 2016;7:188. doi: 10.3389/fimmu.2016.00188. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Frontiers | Островковые лимфоциты поддерживают стабильный регуляторный фенотип в гомеостатических условиях и при метаболическом стрессе

Введение

Появляется все больше доказательств того, что воспаление островковых клеток происходит не только при аутоиммунном диабете 1 типа (СД1), но также и при диабете 2 типа (СД2) (1, 2). ). При СД2 резистентность к инсулину в сочетании с повышенной потребностью в инсулине приводит к дисфункции бета-клеток и гипергликемии (3, 4).Островки T2D также содержат повышенное количество макрофагов по сравнению с недиабетическими островками (2, 5). Ожирение является распространенным сопутствующим заболеванием у пациентов с СД2 (6), которое может быть связано с воспалением жировой ткани, что приводит к увеличению циркулирующих провоспалительных цитокинов, таких как TNFα и IL-6 (6, 7). Поскольку островки сильно васкуляризированы, среда островков чувствительна к циркулирующим и местным цитокинам. При T2D островковые макрофаги переходят из противовоспалительного состояния M2 в M1-подобный фенотип и продуцируют TNFα (8, 9).Гипергликемия и циркулирующий лептин запускают дальнейшую продукцию провоспалительных цитокинов, таких как IL-1β, внутри островка (10). IL-1β и гипергликемия могут запускать апоптоз бета-клеток, что еще больше способствует развитию СД2 (1, 7, 11–13).

В дополнение к макрофагам, Т-клетки и В-клетки были идентифицированы в островках людей и мышей без диабета (14–18). В островках человека 80% Т-клеток представляли собой Т-клетки памяти CD8, при этом большинство клеток также экспрессировали CD103 (14). В островках мыши компартмент Т-клеток включает CD4+, CD8+ и регуляторные Т-клетки, количество которых увеличивается с возрастом (18).В-клетки также были идентифицированы в островках человека и мыши в небольшом количестве (14–18). Неясно, какую функцию могут выполнять островковые Т-клетки и В-клетки и как эти популяции изменяются, когда окружающая среда островков изменяется в результате воспаления.

Регулирование баланса про- и противовоспалительных цитокинов важно для поддержания тканевого гомеостаза. Это особенно важно в среде островков с высокой васкуляризацией из-за воздействия на них циркулирующих цитокинов. IL-10 является регуляторным цитокином, который устраняет воспаление, способствует восстановлению тканей, поддерживает гомеостаз тканей (19, 20) и контролирует выработку провоспалительного цитокина IFN-γ (21).Экспрессия IL-10 в островках может защищать островки за счет снижения индуцированной IL-1β экспрессии Fas-лиганда в бета-клетках, что приводит к снижению апоптоза бета-клеток (22). Однако при СД2 гипергликемия индуцирует островковые макрофаги, которые становятся менее чувствительными к передаче сигналов ИЛ-10 и поддерживают более провоспалительное М1-подобное состояние (23).

Тканевые резидентные лимфоциты могут способствовать гомеостазу тканей во многих периферических тканях, включая поджелудочную железу (14, 24–27). Считается, что резидентные Т-клетки памяти тканей (Trms) служат в качестве часовых наряду с резидентным миелоидным компартментом.Большинство Trms демонстрируют поверхностный фенотип, подобный «памяти», и могут экспрессировать CD69, который препятствует выходу из ткани, и/или CD103, который способствует адгезии клеток внутри ткани (27–29). Trms способны быстро продуцировать провоспалительные цитокины и цитолитические молекулы при повреждении ткани (27, 30, 31). Trms в тканях имеют отличный профиль транскрипции, который включает экспрессию IL-2, IFN-γ и IL-10 (31, 32). Продукция IL-10 в стационарных условиях с помощью Trms может способствовать тканевому гомеостазу (31).

Существует пробел в знаниях о фенотипе и функции популяций островковых иммунных клеток в гомеостатических условиях. Понимание роли островковых лимфоцитов на исходном уровне является ключом к пониманию того, как иммунные клетки способствуют или препятствуют развитию диабета.

В этой статье мы стремились охарактеризовать популяции островковых Т-клеток и В-клеток в гомеостатических условиях и при метаболическом стрессе в модели ожирения, вызванного диетой (DIO) у мышей (33, 34). Используя 2-фотонную визуализацию и флуоресцентных репортерных мышей на недиабетическом фоне C57BL/6, мы обнаружили, что островковые Т-клетки и В-клетки присутствовали в паренхиме островка, получали сигнал от местного антигенного рецептора и имели смешанное наивное и активированное состояние. фенотип.Как и мышиные островки, человеческие недиабетические и островковые Т-клетки T2D содержали смесь наивных и активированных клеток/клеток памяти. Островковые лимфоциты экспрессировали регуляторный цитокин IL-10, но не провоспалительный цитокин IFN-γ, что позволяет предположить, что они играют регуляторную роль. Примечательно, что островковые Т-клетки и В-клетки сохраняли свой регуляторный фенотип в контексте системного воспаления и метаболического стресса в модели DIO. Эти данные указывают на то, что островковые Т-клетки и В-клетки могут играть регулирующую роль в островках во время гомеостаза и при СД2.

Результаты

Т-клетки и В-клетки присутствуют в паренхиме панкреатических островков аутоиммунно-резистентных мышей

Локализация иммунной клетки в ткани может пролить свет на ее функцию. Иммунные клетки могут проходить через ткани в сосудистой сети или мигрировать из сосудистой системы для патрулирования паренхимы. Мы проанализировали локализацию лимфоцитов в островках мышей C57BL/6 (B6) в возрасте 12-20 недель из-за их устойчивости к аутоиммунитету (35) и склонности к непереносимости глюкозы (36).Мы окрашивали изолированные целые островки и визуализировали Т-клетки, В-клетки и сосудистую сеть с помощью 2-фотонной микроскопии. Т-клетки и В-клетки присутствовали в островках мышей без диабета (рис. 1A–C). Затем мы определили, что Т-клетки и В-клетки были в основном расположены в островковой паренхиме, путем создания трехмерной сосудистой поверхности на основе окрашивания CD31 и классификации локализации Т-клеток и В-клеток относительно сосудистой системы (рис. 1D, E).

Рисунок 1 Островки C57BL/6 содержат Т-клетки и В-клетки в паренхиме.Целые эксплантированные островки C57BL/6 окрашивали для определения сосудистой сети (анти-CD31; красный), Т-клеток (анти-CD3; желтый) и В-клеток (анти-B220; зеленый) и визуализировали с помощью 2-фотонной микроскопии. (A) Репрезентативные изображения. Сосудистая сеть представлена ​​трехмерной визуализацией поверхности. (B) Количество клеток B220+ на островок. (C) Количество клеток CD3+ на островок. (D) Пример изображения и количественная оценка внутри- или внесосудистой локализации Т-клеток и В-клеток. Белая стрелка: экстраваскулярная клетка.Серая стрелка: внутрисосудистая клетка. (E) Пример изображения и количественная оценка сосудистой ассоциации внесосудистых Т-клеток и В-клеток. Белая стрелка: неассоциированная клетка — более 1 мкм от поверхности сосудистой сети. Серая стрелка: ассоциированная клетка – в пределах 1 мкм от поверхности сосуда. (A–E) n=37 островков из 3 независимых экспериментов для В-клеток. n=72 островка из 5 независимых экспериментов для Т-клеток. Столбики ошибок: SEM.

Островки C57BL/6 содержат смесь наивных, активированных и резидентных клеток памяти CD4 и CD8

Затем мы определили фенотип островковых Т-клеток.В качестве эталона количества Т-клеток в островках мы сравнили островки B6 с островками диабетиков без ожирения (NOD) с аутоиммунным инсулитом. Суспензии одноклеточных островков окрашивали флуоресцентными антителами для анализа методом проточной цитометрии и гейтировали субпопуляции лимфоцитов (рис. 2А). Количество Т-клеток в островках B6 было значительно ниже, чем в воспаленных островках NOD (рис. 2B). CD4 + CD25 + FoxP3 + регуляторные Т-клетки (Treg) присутствовали в островках B6 с той же частотой, что и в лимфатических узлах (рис. 2C).Приблизительно одна треть Т-клеток CD4 и CD8, присутствующих в островках B6, имела наивный фенотип CD44 lo CD62L hi (рис. 2D). Активированные CD44 hi CD62L lo Т-клетки CD8 были обогащены островками B6 по сравнению с дренирующими и недренирующими лимфатическими узлами (рис. 2D). Напротив, частота активированных Т-клеток CD4 в островках B6 была аналогична частоте лимфатических узлов (рис. 2D).

Рисунок 2 Островковые Т-клетки состоят из наивных, активированных и резидентных Т-клеток памяти CD4 и CD8.Проточная цитометрия анализ Т-клеток в островках и лимфатических узлах. (A) Пример схемы гейтирования островковых лимфоцитов. (B) Количество клеток CD45+, Т-клеток CD8+ и Т-клеток CD4+ на островок. n=49-57 мышей C57BL/6 из 8-10 независимых экспериментов, n=6 мышей NOD из 5 независимых экспериментов. (C) Процент клеток FoxP3+CD25+ CD4+ Т-клеток. n=9 мышей C57BL/6 из 3 независимых экспериментов. (D) Количественная оценка экспрессии CD44 в Т-клетках. (E) Процент Т-клеток, экспрессирующих CD103 и/или CD69.n=8 мышей C57BL/6 из 2 независимых экспериментов. (A–E) Статистика: *p < 0,05, **p < 0,01, ***p < 0,001, ****p < 0,0001. Столбики ошибок: SEM. (B) Двусторонний критерий Манна-Уитни. (C) Однофакторный дисперсионный анализ с тестом множественных сравнений Тьюки. (D, E) Двухсторонний ANOVA с тестом множественных сравнений Тьюки.

Затем мы спросили, имеют ли островковые Т-клетки B6 тканевой резидентный Trm-подобный фенотип, с помощью анализа экспрессии CD103 и CD69 с помощью проточной цитометрии.В то время как островковые Т-клетки CD8 показали обогащение Trms с более высоким процентом клеток CD103 + CD69- по сравнению с лимфатическими узлами, эти популяции в островковых Т-клетках CD4 были аналогичны лимфатическим узлам (рис. 2E). В целом, эти данные показывают, что Т-клеточный компартмент нормальных островков В6 состоит из смеси наивных, активированных клеток памяти, эффекторных и регуляторных CD4 и CD8 Т-клеток.

Островки T2D человека содержат активированные Т-клетки и Т-клетки памяти

Затем мы спросили, содержат ли островки человека без диабета Т-клетки, как мы наблюдали в островках мыши.Мы проанализировали, были ли изменены островковые Т-клетки при СД2, поскольку островки СД2 воспаляются провоспалительными макрофагами, которые могут стимулировать привлечение Т-клеток к островкам (1, 2, 8, 9). Мы также сравнили Т-клетки в островках T2D с клетками в островках T1D. Для этого 3 донора с СД2, 8 доноров с СД1 и 8 недиабетических контрольных доноров без островковых аутоантител были отобраны из консорциумов базы данных Программы анализа поджелудочной железы человека (HPAP) в рамках Сети исследований островков человека (RRID: SCR_014393) (37).Мы проанализировали данные CyTOF образцов островков и обнаружили одинаковое количество клеток CD45+ у доноров с T2D и без диабета (рис. 3A). Что касается клеток CD45+, не было существенной разницы в частоте Т-клеток CD4, Т-клеток CD8 и миелоидных клеток CD68+ между T1D, T2D и недиабетическими контрольными островками (рис. 3B). У доноров с СД2 и без диабета также было одинаковое количество Т-клеток CD3+ (рис. 3А). Интересно, что донорские островки T2D имели значительно большее количество Т-клеток CD4 по сравнению с недиабетическими островками и островками T1D, но имели одинаковое количество Т-клеток CD8 (рис. 3C).

Рисунок 3 Островки T2D человека содержат активированные Т-клетки и Т-клетки памяти. Островки HPAP без диабета (ND), диабета 2 типа (T2D) и диабета 1 типа (T1D), проанализированные с помощью CyTOF. (A) Количество клеток CD45+, клеток CD3-CD68+ и Т-клеток CD3+ на 10 000 IEQ. (B) Процент клеток CD3-CD68+, CD3+CD4+ T-клеток и CD3+CD8+ T-клеток популяции островков CD45+. (C) Количество CD3+CD4+ Т-клеток и CD3+CD8+ Т-клеток на 10 000 IEQ. (D) Количественная оценка экспрессии CD44 в островковых Т-клетках. (E) Количественное определение экспрессии CD45RA (наивный), CD45RO+CD45RA+ (активированный и переход в память) и CD45RO (память) в островковых CD8 Т-клетках. (A–E) n=8 контрольных доноров без диабета, 3 донора с СД2, 8 доноров с СД1. Статистика: *р < 0,05, **р < 0,01. Столбики ошибок: SEM. Однофакторный дисперсионный анализ с тестом множественных сравнений Тьюки.

Анализ состояния активации островковых Т-клеток с помощью экспрессии CD44 показал, что островковые Т-клетки CD8 имели в значительной степени активированный фенотип или фенотип памяти, а состояние активации существенно не различалось между донорами с СД2, СД1 и контрольными донорами (рис. 3D).Однако активация островковых Т-клеток CD4 была значительно выше у доноров с СД2 по сравнению с донорами без диабета, но аналогична донорам с СД1 (рис. 3D). В популяции островковых CD8 Т-клеток не было существенной разницы в частоте наивных (CD45RA+) Т-клеток, памяти (CD45RO+) Т-клеток или активированных Т-клеток, переходящих в память (CD45RO+CDRA+) между СД2, СД1 и контролем. доноры (рис. 3E). Как и ожидалось, образцы доноров T1D содержали большее количество Т-клеток CD8 памяти (CD45RO+) и активированных (CD45RO+CD45RA+) (рис. 3E).Тем не менее, состояние памяти Т-клеток CD8 островков T2D статистически не отличалось от T-клеток CD8 в недиабетических или донорских островках T1D. Мы не смогли оценить экспрессию CD45RA/RO в Т-клетках CD4 из-за их низкого количества в образцах островков без диабета и T1D. Эти данные показывают, что островки человека содержат популяции Т-клеток с преимущественно активированным фенотипом Т-клеток памяти в островках доноров как с T1D, так и с T2D.

Субпопуляции регуляторных В-клеток обогащены в островках

Поскольку В-клетки были обнаружены в паренхиме островков мыши (рис. 1) и были идентифицированы в островках человека (15–17), мы исследовали фенотип островковых В-клеток с помощью проточной цитометрии. .Используя селезенку в качестве контрольного гейта, мы классифицировали B220+ B-клетки следующим образом: CD43+CD5+ B1a-клетки (B1a), CD43+CD5-B1b-клетки (B1b), CD43-CD5+ регуляторные B-клетки (Breg), CD43-CD5-CD19+ CD138+ плазматические клетки и плазмобласты (PB), CD43-CD5-CD19+CD138-IgM hi IgD низкий маргинальная зона и переходные В-клетки (MZ/Transitional) и CD43-CD5-CD19+CD138-IgM низкий IgD hi фолликулярных В-клеток (ФО) (рис. 4А). Островки B6 содержали меньшее количество островковых В-клеток, чем воспаленные островки NOD (рис. 4B).Островковые В-клетки состояли из нескольких подмножеств с обогащением Breg-подобными В-клетками и маргинальной зоной/переходными В-клетками по сравнению с лимфатическими узлами и селезенкой (рис. 4C). Поскольку В-клетки маргинальной зоны мышей расположены исключительно в селезенке, субпопуляция MZ/Transitional в островках, вероятно, ограничена переходными В-клетками, которые выполняют регуляторную функцию (38). Процент клеток B1a и B1b в островках был одинаковым во всех тканях (рис. 4C).

Рисунок 4 Подмножества регуляторных В-клеток повышены в островках. (A) Пример гейтирования субпопуляций В-клеток с помощью проточной цитометрии. (B) Количество В-клеток на островок. n=57 мышей C57BL/6 из 10 независимых экспериментов, n=6 мышей NOD из 5 независимых экспериментов. (C) Состав субпопуляции В-клеток клеток В220+ по поверхностному фенотипу. FO= CD43-CD5-CD19+CD138-IgM низкий IgD высокий ; РВ= CD43-CD5-CD19+CD138+; MZ/Trans= CD43-CD5-CD19+CD138-IgM высокий IgD низкий ; Breg=CD43-CD5+; B1b= CD43+CD5-; В1а= CD43+CD5+. (D) Экспрессия CD80 на выбранных субпопуляциях В-клеток. n=8 мышей C57BL/6 из 2 независимых экспериментов. (B–D) Статистика: *p < 0,05, **p < 0,01, ***p < 0,001, ****p < 0,0001. Столбики ошибок: SEM. (B) Двусторонний критерий Манна-Уитни. (C, D) Двухфакторный дисперсионный анализ с посттестом Тьюки.

Затем мы оценили, имеют ли подмножества основных островковых В-клеток фенотип активации/памяти по экспрессии CD80. Как и ожидалось, островковые Breg-подобные клетки были в значительной степени положительными по CD80 в тканях, что еще раз подтверждает, что это подмножество является Breg (рис. 4D).Наоборот, MZ/переходные и фолликулярные В-клетки были в значительной степени наивными из-за отсутствия CD80. Эти данные предполагают, что популяция островковых В-клеток смещена в сторону регуляторного фенотипа, основанного на повышенной частоте Breg и переходных В-клеток, но также содержит значительную долю наивных В-клеток.

Активированные CD8 Т-клетки и В-клетки получают локальный антигенный стимул в островках

Чтобы понять функцию лимфоцитов в недиабетических островках, мы проанализировали передачу сигналов Т-клеточного рецептора (TCR) и В-клеточного рецептора (BCR).Уровень экспрессии Nur77 служит репортером силы передачи сигналов антигенного рецептора (39, 40). У мышей Nur77-GFP уровни GFP коррелируют с силой передачи сигналов антигенного рецептора (39). Таким образом, чтобы определить, получали ли популяции островковых Т-клеток и В-клеток локальный антигенный стимул, островки репортерных мышей B6.Nur77-GFP анализировали с помощью проточной цитометрии. Поскольку базовые уровни Nur77 зависят от состояния активации Т-клеток, мы разделили Т-клетки по экспрессии CD44. Сигнал Nur77 в популяциях Т-клеток и В-клеток был нормализован к одному и тому же подмножеству в селезенке (рис. 5А, В).CD44 hi CD8 Т-клетки и В-клетки экспрессировали более высокие уровни Nur77-GFP, чем та же популяция в дренирующих и недренирующих лимфатических узлах (рис. 5A, B). Напротив, Т-клетки CD4 не показали различий в Nur77 между островками и лимфатическими узлами (рис. 5А). Эти данные предполагают, что в гомеостатических условиях активированные CD8 Т-клетки и В-клетки получают локальный антигенный стимул в островках.

Рисунок 5 Островковые Т-клетки и В-клетки получают локальный антигенный стимул.Проточная цитометрия мышей C57/BL6.Nur77-GFP. Средняя интенсивность флуоресценции (MFI) Nur77-GFP была нормализована к той же субпопуляции лимфоцитов в селезенке для нормализации между экспериментами. (A) Нормализованная экспрессия Nur77-GFP в субпопуляциях Т-клеток. (B)  Нормализованная экспрессия Nur77-GFP в В-клетках. (A, B) n=11 мышей из 3 независимых экспериментов. Статистика: *p < 0,05, **p < 0,01, ****p < 0,0001. Столбики ошибок: SEM. Односторонний дисперсионный анализ с тестом множественных сравнений Сидака.

Островковые Т-клетки и В-клетки обладают регуляторным фенотипом A по продукции цитокинов

Комбинация островковых регуляторных субпопуляций В-клеток в сочетании с локальным антигенным стимулом Т-клеток и В-клеток привела нас к гипотезе о том, что островковые лимфоциты функционируют для поддержания тканевого гомеостаза. Чтобы проверить это, мы проанализировали регуляторный цитокин IL-10 с помощью проточной цитометрии, используя репортерных мышей B6.TIGER IL-10, которые экспрессируют GFP под промотором IL-10 (41). Островковые Т-клетки CD8, Т-клетки CD4 и В-клетки экспрессировали транскрипты IL-10 с более высокой частотой, чем те же типы клеток в лимфатических узлах (рис. 6A, B).Небольшое количество лимфоцитов, экспрессирующих IL-10, наблюдалось в расчете на островок (Фигура 6C). Затем мы спросили, продуцируется ли белок IL-10, анализируя IL-10 в супернатанте культивируемых островков с помощью ELISA. IL-10 обнаруживался в супернатанте островков B6 на тех же уровнях, что и островки NOD (рис. 6D).

Рисунок 6 Островковые Т-клетки и В-клетки экспрессируют противовоспалительный цитокин IL-10. (A, B) Анализ экспрессии IL-10 методом проточной цитометрии у репортерных мышей TIGER IL-10-GFP.n=12 мышей из 3 независимых экспериментов. (A) Репрезентативная экспрессия IL-10-GFP в островках. (B) Процент репортерных IL-10-GFP положительных CD4 T-клеток, CD8 T-клеток и B-клеток. (C) Количество IL-10-GFP+ CD4 T-клеток, CD8 T-клеток и B-клеток на островок. (D) Белок IL-10, секретируемый культурами цельных островков. (B–D) n=7 мышей C57BL/6, n=6 мышей NOD из 3 независимых экспериментов. Статистика: **p < 0,01, ***p < 0,001, ****p < 0,0001. Столбики ошибок: SEM. (B, C) Однофакторный дисперсионный анализ с посттестом Бонферрони. (D) Двусторонний критерий Манна-Уитни.

Резидентные в ткани Т-клетки праймированы для продукции воспалительных цитокинов (32, 42), а Т-клетки B6 склонны к эффекторному фенотипу Th2 (43, 44). Таким образом, мы проанализировали экспрессию мРНК IFN-γ островковыми Т-клетками с использованием транскрипционного репортера IFN-γ мыши B6.GREAT (31, 32, 42). Экспрессию транскрипта IFN-γ сравнивали с воспаленной обстановкой в ​​островках NOD.GREAT. Подгруппа островковых Т-клеток у мышей B6 и NOD экспрессировала транскрипты IFN-γ (рис. 7A–E).Однако количество клеток на островок, экспрессирующих транскрипты IFN-γ, было значительно ниже в B6, чем в островках NOD (рис. 7C–E). Поскольку IFN-γ регулируется посттранскрипционно, мы проанализировали продукцию белка IFN-γ. Белок IFN-γ практически отсутствовал в Т-клетках островков B6, в то время как небольшое количество Т-клеток продуцировало белок IFN-γ в островках NOD (рис. 7F–J). Из этих данных мы пришли к выводу, что Т-клетки в островках B6 без диабета готовы, но не продуцируют активно IFN-γ. Это говорит о том, что недиабетические островковые Т-клетки и В-клетки B6 имеют регуляторный фенотип из-за экспрессии IL-10 и отсутствия продукции IFN-γ.

Рисунок 7 Островковые Т-клетки не экспрессируют IFN-γ в стационарном состоянии. Анализ проточной цитометрией транскрипта IFN-γ в репортерном транскрипте GREAT IFN-γ (A–E) и экспрессии белка IFN-γ с помощью окрашивания внутриклеточных цитокинов (F–J) . (A) Репрезентативная экспрессия YFP в репортерном транскрипте GREAT IFN-γ в островках. (B, D) Процент Т-клеток, положительных по IFN-γ-YFP. (C, E) Количество IFN-γ-YFP-положительных Т-клеток на островок. (F) Репрезентативное окрашивание белка IFN-γ в островках. (G, I) Процент Т-клеток, положительных по белку IFN-γ. (H, J) Количество положительных по белку IFN-γ Т-клеток на островок. (B–D) n=3 B6 WT, 7 B6.GREAT, 4 NOD.GREAT из 3 независимых экспериментов. (G–I) n=8 B6 WT, 5 NOD из 3 независимых экспериментов. (A–J) Статистика: *p < 0,05, ** p < 0,01, *** p < 0,001. Столбики ошибок: SEM. (B, D, G, J) Двухфакторный дисперсионный анализ с посттестом Бонферрони. (C, E, H, I) Однофакторный дисперсионный анализ с множественными сравнениями Тьюки.

Островковые Т-клетки и В-клетки сохраняют регуляторный фенотип в условиях метаболического стресса

Для проверки стабильности и функции островковых лимфоцитов в пре-Т2Д мы использовали модель DIO (45). Мышей B6 кормили диетой DIO (60% калорий из жира) или контрольной диетой (10% калорий из жира) с 4-6-недельного возраста. В возрасте 16 недель был проведен тест на толерантность к глюкозе. Мыши DIO набрали вес и стали непереносимыми глюкозой (рис. 8A, B).

Рисунок 8 Островковые Т-клетки и В-клетки сохраняют регуляторный фенотип в условиях метаболического стресса в модели ожирения, вызванного диетой. Мышей содержали на диете с высоким содержанием жиров (DIO) или на контрольной диете (CTRL). (А) Масса тела. (B) Глюкозотолерантный тест. Уровни глюкозы в крови и площадь под кривой (AUC) после введения глюкозы. (C)  Количество клеток на островок у мышей CTRL и DIO. (D) Процент Т-клеток CD4, Т-клеток CD8 и В-клеток островковой популяции CD45+. (E) Расчетное количество клеток на грамм ткани островков, исходя из 0,035 мг массы островков на грамм массы тела мыши. (F) Нормализованная экспрессия репортера Nur77-GFP у мышей CTRL и DIO B6.Nur77-GFP. (G, H) Репортерная экспрессия IL-10-GFP у мышей CTRL и DIO B6.TIGER. (A–E) n=32 контрольные мыши, 42 мыши DIO из 12 независимых экспериментов. (F) n=19 контрольных мышей, 8 мышей DIO из 6 независимых экспериментов. (G, H) n=10 контрольных мышей, 10 мышей DIO из 3 независимых экспериментов. (A–H) Статистика: *p<0,05, **p<0,01, ***p<0,001, нс, не значимо. Столбики ошибок: SEM. (B, C) Двусторонний критерий Стьюдента. (A, F–H) Двухфакторный дисперсионный анализ с посттестом Бонферрони. (C, D) Двухсторонний критерий Манна-Уитни.

При количественном определении с помощью проточной цитометрии мы обнаружили, что островки DIO содержат одинаковое количество и процентное содержание Т-клеток и В-клеток на островок по сравнению с контрольными мышами, которых кормили (рис. 8C–E). Ранее было установлено, что у мышей B6 приблизительно 0.0,35 мг массы островков на грамм массы тела мыши (46). Таким образом, мы рассчитали примерное количество клеток на грамм островковой ткани в зависимости от массы тела (рис. 8E). Мыши DIO содержали одинаковое количество клеток на расчетный грамм островковой ткани по сравнению с мышами, получавшими контрольное питание (рис. 8E). В соответствии с нашим предыдущим выводом (рис. 5), Т-клетки островков CD8 и В-клетки экспрессировали повышенные уровни репортера Nur77-GFP. что указывает на то, что они получили локальный антигенный стимул. Не было никакой разницы между мышами DIO и мышами, получавшими контрольное питание, что указывает на то, что локальные антигенные стимулы в островках не изменялись в условиях метаболического стресса (рис. 8F).

Поскольку ожирение и метаболический стресс повышают уровень циркулирующих провоспалительных цитокинов (8, 9, 11), мы спросили, сохраняют ли островковые Т-клетки и В-клетки экспрессию IL-10 в условиях воспаления в модели DIO (47). Т-клетки и В-клетки поддерживали повышенную экспрессию IL-10 в островках у мышей DIO B6.TIGER, получавших контрольное питание, а также одинаковое количество клеток, экспрессирующих IL-10, на островок (фиг. 8G, H). Это говорит о том, что островковые лимфоциты представляют собой стабильные популяции, которые сохраняют свой регуляторный фенотип при метаболическом стрессе.

Обсуждение

В этом исследовании мы охарактеризовали популяции островковых лимфоцитов в островках мышей при нормальном гомеостазе и метаболическом стрессе. Наши результаты показывают, что островковые Т-клетки и В-клетки получают локальный антигенный стимул и экспрессируют регуляторный фенотип в нормальных островках и островках до СД2. Эти лимфоциты локализовались в островковой паренхиме. Они экспрессировали регуляторный цитокин IL-10 и не продуцировали активно провоспалительный цитокин IFN-γ. Популяции островковых Т-клеток и В-клеток в островках до T2D сохраняли свой регуляторный фенотип и присутствовали в том же количестве, что и контрольные островки.Эти данные позволяют предположить, что островковые Т-клетки и В-клетки могут выполнять защитную роль. В островках пациентов с СД2 было больше Т-клеток CD4 по сравнению с островками доноров, не страдающих диабетом. Т-клетки в островках пациентов с СД2 также демонстрировали активированное состояние, основанное на экспрессии CD44 как в Т-клетках CD4, так и в CD8, что было больше похоже на островки СД1, чем в контрольной группе без диабета.

Понимание функции иммунных клеток в островках важно для определения того, как они участвуют в патогенезе диабета.У мышей без диабета количество островковых лимфоцитов увеличивается с возрастом (18). Островковые лимфоциты также присутствуют в островках человека и имеют преимущественно активированный фенотип или фенотип памяти (рис. 3) (14, 15, 48, 49). Хотя мы не наблюдали значительного увеличения количества CD8 Т-клеток в островках T2D по сравнению с недиабетическими островками, как показали другие, мы наблюдали увеличение островковых CD4 Т-клеток. Примечательно, что состояние активации Т-клеток из островков СД2 было более похоже на состояние Т-клеток островков, полученных от доноров СД1, чем у доноров, не страдающих диабетом, на основании экспрессии CD44, что предполагает влияние болезненного состояния (рис. 3).Эта работа подтверждает наличие лимфоцитов в нормальных островках мышей и людей, страдающих СД2, и островках человека. Далее мы показываем, что эти лимфоциты локализуются в паренхиме островка, а не в просвете сосуда.

Лимфоциты в островках как у мыши, так и у человека были сходны по количеству и частоте, как и в других периферических тканях, таких как легкие, печень и почки. Например, островки мыши содержали приблизительно 1,6×10 6 Т-клеток на грамм ткани (Рисунок 8E), тогда как количество Т-клеток в других периферических тканях колеблется от 2×10 4 до 1.5×10 6 на грамм ткани (50–55). Точно так же островковые Т-клетки составляют около 16% мышиного и 5-20% островкового лейкоцитарного компартмента человека, тогда как в других тканях лимфоциты составляют 15-55% лейкоцитарного компартмента (50-55).

Что касается фенотипа, то островковые Т-клетки человека имеют такой же уровень восприятия антигена и фенотип памяти, что и Т-клетки в других периферических тканях (52, 56). Их гетерогенная экспрессия тканевых резидентных маркеров также сходна с Т-клетками в других тканях (54).По сравнению с мышиными островковыми Т-клетками, человеческие островковые Т-клетки не содержали такого большого разнообразия в фенотипе активации. Активированное состояние и состояние памяти могут позволить островковым Т-клеткам быстро реагировать на локальные инфекции или повреждение тканей.

Мы обнаружили, что популяции мышиных островковых Т-клеток и В-клеток состоят из нескольких подмножеств. Удивительно, но треть островковых Т-клеток имела наивный фенотип. Наивные Т-клетки были идентифицированы в других нелимфоидных тканях в относительно небольшом количестве, и считается, что они являются домом для нелимфоидных тканей независимо от передачи сигналов хемокинового рецептора (57).Было высказано предположение, что наивные Т-клетки могут перемещаться через нелимфоидные ткани для поддержания толерантности, но этот механизм недостаточно изучен (57–59). Т-клетки памяти и Treg также заселяли островки (рис. 2). Большинство популяций нерегуляторных островковых В-клеток были наивными (рис. 4), что согласуется с идентификацией наивных В-клеток в других нелимфоидных тканях как часть их пути циркуляции и патрулирования (60). Важно отметить, что обогащение популяций регуляторных В-клеток (Breg и переходных) в нормальных островках ранее не определялось (рис. 4) и представляет собой перекос компартмента островковых лимфоцитов в сторону регуляторных и гомеостатических функций.

Наклон В-клеточного компартмента островков в сторону регуляторных В-клеток может играть роль в создании этой защитной популяции при диабете 1 типа. Примечательно, что Breg были идентифицированы в защите островков от прогрессирования диабета 1 типа и вовлечены в защиту после терапевтического вмешательства (61, 62). Кроме того, экспрессия IL-10 регуляторными В-клетками может защищать островки от инфильтрации клеток B1a, которые участвуют в инициации аутоиммунного диабета посредством взаимодействия с нейтрофилами и pDC (63–65).Распределение островковых В-клеток вокруг островка может способствовать локальному высвобождению IL-10 для защиты островков (рис. 1).

Локализация островковых Т-клеток в паренхиме и присутствие Т-клеток памяти позволяют предположить, что активированные Т-клетки памяти могут быть Trms. Trms у мышей и людей присутствуют в нелимфоидных тканях, включая поджелудочную железу (14, 66). Различение Trms оказалось сложной задачей, поскольку экспрессия маркеров пребывания в тканях CD103 и CD69 может различаться в зависимости от ткани (27, 67-69).Мы обнаружили, что подмножество островковых Т-клеток CD8 экспрессируют CD103 и CD69 (рис. 2). Trms экспрессируют транскрипты провоспалительных цитокинов (32, 42). Мы показываем, что островковые CD8 Т-клетки экспрессируют транскрипты IFN-γ, но не продуцируют активно белок IFN-γ. Подобно Trms, выявленным в других исследованиях, островковые CD8 T-клетки экспрессируют высокие уровни CD44 и получают локальную антигенную стимуляцию за счет экспрессии Nur77, в то время как островковые CD4 T-клетки не обнаруживают признаков локальной антигенной стимуляции (30, 70, 71). Это говорит о том, что, подобно Trms в других тканях, островковые CD8 T-клетки могут быть готовы быстро реагировать на инфекцию (32, 72).CD4 Trms в меньшей степени зависят от передачи сигналов TCR для поддержания пребывания в ткани, что согласуется с нашими выводами о том, что островковые Т-клетки CD4 имеют такие же уровни Nur77, как и подобранная популяция в лимфатических узлах (рис. 5) (73, 74).

Неизвестно, какие антигены стимулируют передачу сигналов TCR и BCR, о которых сообщил Nur77. Примечательно, что активация Nur77 была умеренной, предполагая ответ на низкоаффинный антиген или антиген с низкой экспрессией, что может частично объяснить, почему эти лимфоциты не приводят к аутоиммунитету.Специфичные к островковому антигену Т-клетки CD8, включая Т-клетки, специфичные к препроинсулину и ZnT8, недавно были идентифицированы в ткани поджелудочной железы человека от доноров, не страдающих диабетом (75–77). Они могут представлять некоторые из антигенов, которые вызывают активацию Nur77 в нормальных островковых Т-клетках.

Наше открытие, что островковые Т-клетки и В-клетки экспрессируют ИЛ-10, важно, поскольку ИЛ-10 может поляризовать макрофаги до противовоспалительного М2-подобного состояния и подавлять выработку провоспалительных цитокинов, включая IFN-γ (78, 79) .Локальный антигенный стимул может быть важен для экспрессии этого регуляторного цитокина. В гомеостатических условиях и в модели DIO экспрессия IL-10, но не IFN-γ предполагает, что островковые лимфоциты могут поддерживать противовоспалительную среду. Эта роль может включать защиту бета-клеток в островках от системного воспаления, поскольку бета-клетки могут подвергаться стрессу, дисфункции или подвергаться апоптозу в ответ на провоспалительные цитокины (80, 81). В контексте СД2 длительное повышение уровня глюкозы может вызвать стресс бета-клеток и продукцию IL-1β бета-клетками (13, 49, 82).Воспалительная среда также может инициировать сдвиг островковых макрофагов к M1-подобному фенотипу, что еще больше способствует воспалению, дисфункции и гибели бета-клеток (9). Примечательно, что модель DIO не развивает гипергликемию, что может быть частично связано с экспрессией IL-10 островковыми лимфоцитами (34, 45). Хотя мы наблюдали увеличение количества определенных островковых лимфоцитов у людей с СД2, что согласуется с другими анализами (14, 15), этого не наблюдалось в модели DIO. Разница между СД2 у человека и моделью DIO может быть связана с различиями в состоянии болезни, поскольку модель DIO не прогрессирует до явного диабета (34, 45).

Островковые Т-клетки и В-клетки, присутствующие в гомеостатических условиях, также могут иметь значение для понимания аутоиммунного СД1. Наши данные свидетельствуют о том, что островковые Т-клетки и В-клетки играют регулирующую роль, что может задерживать начальный аутоиммунный патогенез аутореактивными Т-клетками при СД1. Однако при СД1 аутореактивные Т-клетки преодолевают эти регуляторные островковые лимфоциты, что приводит к разрушению бета-клеток. Отчасти это может быть связано с тем, что островковые Т-клетки готовы продуцировать IFNγ. Таким образом, при локализованном воспалении островковые Т-клетки могут переходить в провоспалительное состояние и способствовать аутоиммунному разрушению.

Наши данные идентифицируют островковые Т-клетки и В-клетки как регуляторную популяцию. Это дополняет наше понимание того, как иммунная система способствует регулированию островковой среды в гомеостатических условиях и при пред-СД2. Однако необходимы дополнительные исследования, чтобы понять, как островковые лимфоциты рекрутируются и сохраняются в ткани, какие антигены стимулируют их передачу сигналов TCR и BCR и какие стимулы запускают экспрессию IL-10. Кроме того, хотя наивные Т-клетки и В-клетки были обнаружены в других нелимфоидных тканях (57, 60), их функция в островках неизвестна.Также необходимы дальнейшие исследования, чтобы охарактеризовать защитную роль, которую островковые Т-клетки и В-клетки могут играть при СД2, и как противовоспалительное лечение СД2 влияет на популяции островковых Т-клеток и В-клеток.

Материалы и методы.

Мыши. -жилой дом. Мыши B6.GREAT были подарком доктора Р. Ли Рейнхардта, а мыши NOD.GREAT были подарком доктора Р.Джеффри Блюстоун. Все процедуры для животных были одобрены Институциональным комитетом по уходу за животными и их использованию при Национальном еврейском здравоохранении и Медицинском кампусе Университета Колорадо Anschutz. Для получения дополнительной информации обратитесь к электронным дополнительным материалам.

Мыши с ожирением, вызванным диетой

Мыши DIO были получены в лаборатории путем кормления 4-6-недельных мышей ad libitum диетой, содержащей 60 % калорий из жира (Research Diets, D12492), или контрольной диетой, содержащей 10 % калорий из жира (Research Diets, D12450B) до эвтаназии в возрасте 16-40 недель.Еженедельно контролировали массу тела и уровень глюкозы в крови. В возрасте 16 недель мышей заражали внутрибрюшинной инъекцией 2 г глюкозы/кг в PBS, и уровни глюкозы в крови контролировали каждые 15 минут в течение 2 часов после инъекции. Мышей DIO исключали из исследования, если прибавка в весе не находилась в пределах одного стандартного отклонения кривой веса из лаборатории Джексона (34).

Изоляция островков

Островки выделяли, как описано ранее (83–86). После эвтаназии поджелудочную железу раздували 90 531 через 90 532 общий желчный проток с помощью ~3 мл 0.8 мг/мл коллагеназы P (Roche) или 2,5 мл CIzyme RI (Vitacyte) и 10 мкг/мл ДНКазы I (Roche) в HBSS (Cellgro). Поджелудочную железу удаляли и расщепляли при 37°С. Островки получали центрифугированием в плотности и собирали вручную под препаровальным микроскопом. Суспензии отдельных клеток готовили путем расщепления с использованием 0,4 единиц Вунша/мл коллагеназы D (Roche) и 250 мкг/мл ДНКазы I (Roche) в HBSS (Cellgro) с 10% FBS (Hyclone) при 37°C в течение 30 мин. Островки диссоциировали в буфере для диссоциации клеток (Sigma) при 37°C в течение дополнительных 30 мин.

Двухфотонная визуализация эксплантированных островков

Изолированные островки, окрашенные флуоресцентно мечеными антителами CD31 PE (eBioscience) и B220 FITC (Biolegend) или CD3 FITC (Biolegend) в течение 90 минут на льду, а затем зафиксированы 2% параформальдегидом. Островки визуализировали при 810 нм с использованием Olympus FV100MPE, как описано ранее (83–85). Было получено 100 xy-плоскостей размером 509 мкм на 509 мкм с разрешением 0,994 мкм/пиксель и интервалом по оси 1 мкм. Анализ изображения был выполнен с использованием Imaris (Bitplane) и MATLAB (Mathworks).Изображения были линейно несмешанными, как описано ранее (83, 84).

Проточная цитометрия

Островки выделяли и расщепляли, как описано выше. Поджелудочные (дренируемые) или паховые (не дренируемые) лимфатические узлы измельчали ​​с помощью игл и расщепляли 0,4 единицы Вунша/мл коллагеназы D (Roche) и 250 мкг/мл ДНКазы I (Roche) в HBSS (Cellgro) с 10% FBS. (Hyclone) при 37°C в течение 30 мин. Изолированные островковые клетки и клетки лимфатических узлов окрашивали флуоресцентными антителами в течение 30 минут на льду (дополнительный материал).

Для внутриклеточного окрашивания IFN-γ мышей лечили внутривенно. с брефельдином А (Sigma) за 4 часа до сбора урожая, как описано ранее (85). Суспензии одиночных клеток островков или лимфатических узлов окрашивали на поверхностные маркеры. После фиксации и пермеабилизации с использованием набора для окрашивания FoxP3 (eBioscience) клетки окрашивали флуоресцентными антителами против внутриклеточных мишеней в течение 30 минут на льду. Окрашивание FoxP3 проводили аналогичным образом.

Образцы анализировали на LSR Fortessa (BD) или Aurora (Cytek).Анализ, компенсацию и разделение проводили в FlowJo (TreeStar). Информацию об антителах см. в дополнительных электронных материалах.

Культура островков и мультиплексный ИФА супернатантов

Мышей лечили внутривенно. с брефельдином А (Sigma) за 4 часа до сбора островков (85). Изолированные островки помещали в RPMI 1640 (Corning) с 10% FBS (Hyclone), 2,5% HEPES (Invitrogen) и 1% NEAA (Invitrogen) без брефельдина А на 24 часа. Супернатант собирали и анализировали на концентрацию цитокинов с помощью набора для мышей V-PLEX с провоспалительной панелью 1 (Meso Scale Discovery).

Анализ CyTOF из базы данных программы анализа поджелудочной железы человека

Доноры с СД2 и доноры без диабета, у которых в сыворотке не было обнаружено аутоантител, были выбраны из базы данных программы анализа поджелудочной железы человека (HPAP), консорциума в рамках Сети исследований островков человека (RRID: SCR_014393) ( 37). Группа HPAP изолировала островки от трупных доноров, и приблизительно 10 000 IEQ были использованы для анализа с помощью CyTOF. Островки расщепляли, а клетки окрашивали цисплатином с последующей фиксацией и окрашиванием антителами со штрих-кодом тяжелых металлов против маркеров клеточной поверхности (16).Данные CyTOF островков доноров анализировали с помощью FlowJo (TreeStar). Демографическую информацию см. в дополнительных электронных материалах.

Статистический анализ

Статистический анализ проводили с помощью программного обеспечения Prism 8 (GraphPad). Данные выражены как средние с SEM. Конкретные статистические тесты отмечены в подписях к рисункам.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без неоправданных оговорок.

Заявление об этике

Исследование на животных было рассмотрено и одобрено Институциональным комитетом по уходу за животными и их использованию при Национальном еврейском здравоохранении и Медицинском кампусе Университета Колорадо Anschutz.

Вклад авторов

JCW, RSL и RSF внесли свой вклад в разработку концепции и дизайна исследования. Все авторы генерировали и анализировали данные. JCW написал первый черновик рукописи. JCW, RSL, JGO-C и RSF внесли свой вклад в пересмотр и редактирование рукописи. Все авторы одобрили представленную версию.RSF получил финансирование для поддержки проекта и руководил им.

Финансирование

Данное исследование выполнено при поддержке гранта Национального института здравоохранения 5R21AI119942-02 (RSF), гранта Национального института здравоохранения 1R01DK111733-01 (RSF), Научно-исследовательского института рака № AWD-112499 (для поддержки RSL), Грант Национального института здравоохранения 5T32AI007405-27 (для поддержки JCW) и Центр исследования диабета Университета Колорадо (грант Национального института здравоохранения P30-DK116073).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Примечания издателя

Все утверждения, изложенные в этой статье, принадлежат исключительно авторам и не обязательно представляют претензии их дочерних организаций, издателя, редакторов и рецензентов. Любой продукт, который может быть оценен в этой статье, или претензии, которые могут быть сделаны его производителем, не гарантируются и не поддерживаются издателем.

Благодарности

Мы благодарим доктора Рауля Торреса, доктора Рона Гилла, доктора Росса Кедла, доктора Джона Камбье, доктора Лорел Ленц, доктора Р. Ли Рейнхардта, доктора Миа Смит, доктора Маки Накаяму и доктора Джордану Якобелли за научное руководство и вклад; д-р Пиппа Маррак, д-р Джон Капплер, д-р Росс Кедл, д-р Рауль Торрес, д-р Джон Камбье за ​​реагенты; Доктор Бриттани Баста, Эрика Родригес, Кэти Морган, Кристен Дью, Иеремия Фарес, Орландо Кастро-Вильясано, Центр цитометрии и биологических ресурсов Национального еврейского здравоохранения, Центр проточной цитометрии в Центре детского диабета Барбары Дэвис и Офис Лабораторных ресурсов животных в Медицинском кампусе Университета Колорадо Anschutz за техническую помощь и животноводство.В этой рукописи использовались данные, полученные из базы данных программы анализа поджелудочной железы человека (HPAP-RRID: SCR_016202) (https://hpap.pmacs.upenn.edu), консорциума сети исследований островков человека (RRID: SCR_014393) (UC4-DK-112217). , U01-DK-123594, UC4-DK-112232 и U01-DK-123716).

Дополнительный материал

Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fimmu.2022.814203/full#supplementary-material.

Ссылки

2.Ehses JA, Perren A, Eppler E, Ribaux P, Pospisilik JA, Maor-Cahn R, et al. Увеличение количества макрофагов, связанных с островками, при диабете 2 типа. Диабет (2007) 56:2356–70. doi: 10.2337/db06-1650

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

3. Weyer C, Bogardus C, Mott DM, Pratley RE. Естественная история инсулиносекреторной дисфункции и резистентности к инсулину в патогенезе сахарного диабета 2 типа. J Clin Invest (1999) 104:787–94.doi: 10.1172/JCI7231

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

4. Галисия-Гарсия У., Бенито-Висенте А., Джебари С., Ларреа-Себал А., Сиддики Х., Урибе К.Б. и др. Патофизиология сахарного диабета 2 типа. Int J Mol Sci (2020) 21:6275. doi: 10.3390/ijms21176275

CrossRef Полный текст | Google Scholar

7. Jager J, Grémeaux T, Cormont M, Le Marchand-Brustel Y, Tanti J-F. Интерлейкин-1бета-индуцированная резистентность к инсулину в адипоцитах посредством подавления экспрессии инсулинового рецептора-субстрата-1. Эндокринология (2007) 148:241–51. doi: 10.1210/en.2006-0692

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

10. Maedler K, Sergeev P, Ehses JA, Mathe Z, Bosco D, Berney T, et al. Лептин модулирует экспрессию бета-клетками антагониста рецептора IL-1 и высвобождение IL-1beta в островках человека. Proc Natl Acad Sci USA (2004) 101:8138–43. doi: 10.1073/pnas.0305683101

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

11.ван Гривенбрук MMJ, Schalkwijk CG, Stehouwer CDA. Связанное с ожирением слабовыраженное воспаление при сахарном диабете 2 типа: причины и последствия. Neth J Med (2013) 71:174–87.

Реферат PubMed | Google Scholar

12. Scarim AL, Arnush M, Hill JR, Marshall CA, Baldwin A, McDaniel ML, et al. Доказательства наличия рецепторов IL-1 типа I на бета-клетках островков Лангерганса. Biochim Biophys Acta (1997) 1361:313–20. doi: 10.1016/s0925-4439(97)00039-2

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

13.Медлер К., Сергеев П., Рис Ф., Оберхольцер Дж., Джоллер-Джемелка Х.И., Спинас Г.А. и соавт. Индуцированная глюкозой продукция β-клетками IL-1β способствует глюкозотоксичности в островках поджелудочной железы человека. J Clin Invest (2002) 101:8138–43. doi: 10.1172/jci15318

Полный текст CrossRef | Google Scholar

14. Radenkovic M, Uvebrant K, Skog O, Sarmiento L, Avartsson J, Storm P, et al. Характеристика резидентных лимфоцитов в островках поджелудочной железы человека. Clin Exp Immunol (2017) 187:418–27.doi: 10.1111/cei.12892

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

15. Батчер М.Дж., Халлинджер Д., Гарсия Э., Мачида И., Чакрабарти С., Надлер Дж. и др. Ассоциация провоспалительных цитокинов и резидентных лейкоцитов островков с дисфункцией островков при диабете 2 типа. Диабетология (2014) 57:491–501. doi: 10.1007/s00125-013-3116-5

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

16. Wang YJ, Traum D, Schug J, Gao L, Liu C, Atkinson MA, et al.Мультиплексный In Situ Масс-цитометрический анализ изображений эндокринной поджелудочной железы и иммунной системы человека при диабете 1 типа. Cell Metab (2019) 29:769–83.e4. doi: 10.1016/J.CMET.2019.01.003

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

17. Дамонд Н., Энглер С., Занотелли ВРТ, Шапиро Д., Вассерфаль С.Х., Кусмарцева И. и др. Карта прогрессирования диабета 1 типа у человека с помощью масс-цитометрии. Cell Metab (2019) 29:755–68. дои: 10.1016/j.cmet.2018.11.014

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

19. Айер С.С., Ченг Г. Роль интерлейкина 10 в регуляции транскрипции при воспалении и аутоиммунных заболеваниях. Crit Rev Immunol (2012) 32:23–63. doi: 10.1615/critrevimmunol.v32.i1.30

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

21. Marchant A, Bruyns C, Vandenabeele P, Ducarme M, Gérard C, Delvaux A, et al. Интерлейкин-10 контролирует продукцию интерферона-гамма и фактора некроза опухоли во время экспериментальной эндотоксемии. Eur J Immunol (1994) 24:1167–71. doi: 10.1002/eji.1830240524

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

22. Xu A-J, Zhu W, Tian F, Yan L-H, Li T. Рекомбинантная аденовирусная экспрессия IL-10 защищает бета-клетки от повреждений, вызванных провоспалительными цитокинами. Mol Cell Biochem (2010) 344:163–71. doi: 10.1007/s11010-010-0539-x

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

23. Barry JC, Shakibakho S, Durrer C, Simtchouk S, Jawanda KK, Cheung ST, et al.Гипореактивность к противовоспалительному действию интерлейкина-10 при диабете 2 типа. Научный представитель (2016) 6:21244. doi: 10.1038/srep21244

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

24. Masopust D, Vezys V, Marzo A, Lefrançois L. Предпочтительная локализация эффекторных клеток памяти в нелимфоидной ткани. Наука (2001) 291:845–9. doi: 10.1126/SCIENCE.1058867

Полный текст CrossRef | Google Scholar

25. Smolders J, Heutinck KM, Fransen NL, Remmerswaal EBM, Hombrink P, ten Berge IJM, et al.Резидентные в тканях Т-клетки памяти населяют человеческий мозг. Nat Commun (2018) 9:1–14. doi: 10.1038/s41467-018-07053-9

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

26. FitzPatrick MEB, Provine NM, Garner LC, Powell K, Amini A, Irwin SL, et al. Резидентные в тканях кишечника человека Т-клетки памяти состоят из транскрипционно и функционально различных подмножеств. Cell Rep (2021) 34:108661. doi: 10.1016/J.CELREP.2020.108661

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

28.Шиоу Л., Розен Д., Брдичкова Н., Сюй Ю., Ан Дж., Ланье Л. и др. CD69 действует ниже интерферона-альфа/бета, ингибируя S1P1 и выход лимфоцитов из лимфоидных органов. Природа (2006) 440:540–4. doi: 10.1038/NATURE04606

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

29. Gauthier L, Corgnac S, Boutet M, Gros G, Validire P, Bismuth G, et al. Связывание паксиллина с цитоплазматическим доменом CD103 способствует клеточной адгезии и эффекторным функциям для CD8 + резидентных Т-клеток памяти в опухолях. Cancer Res (2017) 77:7072–82. doi: 10.1158/0008-5472.CAN-17-1487

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

30. Low JS, Farsakoglu Y, Amezcua Vesely MC, Sefik E, Kelly JB, Harman CCD, et al. Реактивация резидентных в ткани Т-клеток памяти различными антигенпрезентирующими клетками вызывает различные функциональные ответы. J Exp Med (2020) 217. doi: 10.1084/jem.20192291

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

31.Кумар Б.В., Ма В., Мирон М., Гранот Т., Гайер Р.С., Карпентер Д.Дж. и др. Резидентные в тканях человека Т-клетки памяти определяются основными транскрипционными и функциональными сигнатурами в лимфоидных участках и участках слизистой оболочки. Cell Rep (2017) 20:2921–34. doi: 10.1016/j.celrep.2017.08.078

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

32. Бер Ф.М., Чувонпад А., Старк Р., ван Гисберген KPJM. Вооружены и готовы: транскрипционная регуляция резидентных в тканях Т-клеток памяти CD8. Фронт Иммунол (2018) 9:1770.doi: 10.3389/fimmu.2018.01770

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

33. Автански Д., Павлов В.А., Трейси К.Дж., Порецки Л. Характеристика воспаления и резистентности к инсулину в модели ожирения самцов мышей C57BL/6J, индуцированных диетой с высоким содержанием жиров. Anim Model Exp Med (2019) 2: 252–8. doi: 10.1002/ame2.12084

Полный текст CrossRef | Google Scholar

35. Селлерс Р.С., Клиффорд К.Б., Треутинг П.М., Брайтон С. Иммунологические различия между инбредными штаммами лабораторных мышей: моменты, которые необходимо учитывать при фенотипировании генетически иммуномодифицированных мышей. Вет Патол (2011) 49:32–43. doi: 10.1177/0300985811429314

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

36. Toye JD, Lippiat P, Proks K, Shimomura L, Bentley A, Hugill V, et al. Генетическое и физиологическое исследование нарушенного контроля гомеостаза глюкозы у мышей C57BL/6J. Диабетология (2005) 48:675–86. doi: 10.1007/s00125-005-1680-z

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

37. Kaestner KH, Powers AC, Naji A, Consortium H, Atkinson MA.Инициатива NIH по улучшению понимания поджелудочной железы, островков и аутоиммунитета при диабете 1 типа: Программа анализа поджелудочной железы человека (HPAP). Диабет (2019) 68:1394. doi: 10.2337/DB19-0058

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

38. Evans JG, Chavez-Rueda KA, Eddaoudi A, Meyer-Bahlburg A, Rawlings DJ, Ehrenstein MR, et al. Новая супрессивная функция переходных 2 В-клеток при экспериментальном артрите. J Immunol (2007) 178:7868–78.doi: 10.4049/JIMMUNOL.178.12.7868

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

39. Moran A, Holzapfel K, Xing Y, Cunningham N, Maltzman J, Punt J, et al. Сила сигнала Т-клеточного рецептора в развитии клеток Treg и iNKT, продемонстрированная на новой флуоресцентной репортерной мыши. J Exp Med (2011) 208:1279–89. doi: 10.1084/JEM.20110308

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

40. Зикхерман Дж., Парамесваран Р., Вайс А.Эндогенный антиген настраивает реакцию наивных В-клеток, но не Т-клеток. Нац. (2012) 489:160–4. doi: 10.1038/nature11311

Полный текст CrossRef | Google Scholar

41. Kamanaka M, Kim ST, Wan YY, Sutterwala FS, Lara-Tejero M, Galán JE, et al. Экспрессия интерлейкина-10 в кишечных лимфоцитах, обнаруженная репортером интерлейкина-10 Knockin Tiger Mouse. Иммунитет (2006) 25:941–52. doi: 10.1016/j.immuni.2006.09.013

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

42.Hombrink P, Helbig C, Backer RA, Piet B, Oja AE, Stark R, et al. Программы стойкости, бдительности и контроля человеческих CD8 + Т-клеток памяти, резидентных в легких. Nat Immunol (2016) 17:1467–78. doi: 10.1038/ni.3589

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

43. Stewart D, Fulton W, Wilson C, Monitto C, Paidas C, Reeves R, et al. Генетический вклад в септическую реакцию на мышиной модели. Шок (2002) 18:342–7. doi: 10.1097/00024382-200210000-00009

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

44.Хси К., Макатония С., О’Гарра А., Мерфи К. Генетический фон Т-клеток определяет развитие фенотипа Т-хелперов по умолчанию In Vitro . J Exp Med (1995) 181:713–21. doi: 10.1084/JEM.181.2.713

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

47. Делла Ведова MC, Muñoz MD, Santillan LD, Plateo-Pignatari MG, Germanó MJ, Rinaldi Tosi ME, et al. Модель ожирения, вызванного диетой, на мышах, напоминающая большинство признаков метаболического синдрома человека. Nutr Metab Insights (2016) 9:93–102.doi: 10.4137/NMI.S32907

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

48. Родригес-Кальво Т., Эквалл О., Амириан Н., Запардиэль-Гонсало Дж., Фон Херрат М.Г. Повышенная инфильтрация иммунными клетками экзокринной части поджелудочной железы: возможный вклад в патогенез диабета 1 типа. Диабет (2014) 63:3880–90. doi: 10.2337/db14-0549

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

49. Nordmann TM, Dror E, Schulze F, Traub S, Berishvili E, Barbieux C, et al.Роль воспаления в дедифференцировке β-клеток. Научный представитель (2017) 7:6285. doi: 10.1038/s41598-017-06731-w

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

50. Кода Ю., Тератани Т., Чу П.С., Хагихара Ю., Миками Ю., Харада Ю. и др. Резидентные в ткани Т-клетки памяти CD8+ способствуют разрешению фиброза печени, индуцируя апоптоз звездчатых клеток печени. Nat Commun (2021) 12:1–15. doi: 10.1038/s41467-021-24734-0. 2021 121.

PubMed Аннотация | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

51.Пак Дж.Г., На М., Ким М.Г., Хван Пак С., Джун Ли Х., Ки Ким Д. и др. Состав иммунных клеток в нормальных почках человека. Научный представитель (2020) 123AD:15678. doi: 10.1038/s41598-020-72821-x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

52. Purwar R, Campbell J, Murphy G, Richards WG, Clark RA, Kupper TS. Резидентные Т-клетки памяти (TRM) в большом количестве присутствуют в легких человека: разнообразие, функции и антигенная специфичность. PloS One (2011) 6:16245. doi: 10.1371/JOURNAL.PONE.0016245

CrossRef Full Text | Академия Google

53.Ascon DB, Ascon M, Satpute S, Lopez-Briones S, Racusen L, Colvin RB, et al. Нормальные почки мыши содержат активированные и CD3+CD4–CD8– дважды негативные Т-лимфоциты с отчетливым репертуаром TCR. J Leukoc Biol (2008) 84:1400–9. doi: 10.1189/JLB.0

1

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

54. Cookenham T, Lanzer KG, Tighe M, Ward JM, Reiley WW, Blackman MA. Визуализация резидентных CD8 Т-клеток памяти в легких молодых и старых мышей памяти гриппа и после гетеросубтипического заражения. ImmunoHorizons (2021) 5:543–56. doi: 10.4049/IMMUNOHORIZONS.2100032

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

55. Ионеску-Тирговисте С., Гагнюк П.А., Губчак Э., Мардаре Л., Попеску И., Дима С. Милитару М. Трехмерная карта маршрутов островков через поджелудочную железу здорового человека. Научный представитель (2015) 5:1–14. doi: 10.1038/srep14634

Полный текст CrossRef | Google Scholar

56. van der Putten C, Remmerswaal EBM, Terpstra ML, van der Bom ND, Kers J, Berge IJMT и др.Популяции CD8 и CD4 Т-клеток в почках человека. Cells (2021) 10:1–19. doi: 10.3390/CELLS10020288

CrossRef Полный текст | Google Scholar

57. Cose S, Brammer C, Khanna KM, Masopust D, Lefrançois L. Доказательства того, что значительное количество наивных Т-клеток проникает в нелимфоидные органы как часть нормального миграционного пути. Eur J Immunol (2006) 36:1423–33. doi: 10.1002/EJI.200535539

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

58.Keir ME, Liang SC, Guleria I, Latchman YE, Qipo A, Albacker LA, et al. Тканевая экспрессия PD-L1 опосредует толерантность периферических Т-клеток. J Exp Med (2006) 203:883–95. doi: 10.1084/jem.20051776

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

61. Kleffel S, Vergani A, Tezza S, Nasr MB, Niewczas MA, Wong S, et al. Интерлейкин-10 + Регуляторные В-клетки возникают внутри антиген-опытных CD40 + В-клеток для поддержания толерантности к островковым аутоантигенам. Диабет (2015) 64:158–71.doi: 10.2337/db13-1639

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

62. Wang Q, Racine JJ, Ratiu JJ, Wang S, Ettinger R, Wasserfall C, et al. Временная блокада BAFF ингибирует развитие диабета 1 типа у мышей с диабетом без ожирения за счет обогащения иммунорегуляторных В-лимфоцитов, чувствительных к делеции анти-CD20-котерапией. J Immunol (2017) 199:3757–70. doi: 10.4049/JIMMUNOL.1700822/-/DCSUPPLEMENTAL

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

63.Диана Дж., Симони Ю., Фурио Л., Бодуан Л., Агерберт Б., Баррат Ф. и др. Перекрестные помехи между нейтрофилами, клетками B-1a и плазмоцитоидными дендритными клетками вызывают аутоиммунный диабет. Nat Med (2013) 19:65–73. doi: 10.1038/NM.3042

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

64. Янаба К., Буазиз Дж.-Д., Мацусита Т., Цубата Т., Теддер Т.Ф. Развитие и функция регуляторных В-клеток, экспрессирующих IL-10 (клетки В10), требуют разнообразия антигенных рецепторов и сигналов TLR. J Immunol (2009) 182:7459–72. doi: 10.4049/JIMMUNOL.00

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

65. Хаякава К., Харди Р.Р., Герценберг Л.А. Перитонеальные Ly-1 B-клетки: генетический контроль, продукция аутоантител, повышенная экспрессия легкой цепи лямбда. Eur J Immunol (1986) 16:450–6. doi: 10.1002/EJI.1830160423

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

66. Weisberg S, Carpenter D, Chait M, Dogra P, Gartrell-Corrado R, Chen A, et al.Тканерезидентные Т-клетки памяти опосредуют иммунный гомеостаз в поджелудочной железе человека через путь PD-1/PD-L1. Cell Rep (2019) 29:3916–32.e5. doi: 10.1016/J.CELREP.2019.11.056

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

67. Beura LK, Wijeyesinghe S, Thompson EA, Macchietto MG, Rosato PC, Pierson MJ, et al. Т-клетки в нелимфоидных тканях дают начало Т-клеткам памяти, резидентным в лимфатических узлах. Иммунитет (2018) 20:327–38. doi: 10.1016/j.immuni.2018.01.015

CrossRef Полный текст | Google Scholar

68. Steinert EM, Schenkel JM, Fraser KA, Beura LK, Manlove LS, Igyártó BZ, et al. Количественная оценка Т-клеток памяти CD8 выявляет регионализацию иммунного надзора. Cell (2015) 161:737–49. doi: 10.1016/j.cell.2015.03.031

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

69. Угур М., Шульц О., Менон М.Б., Крюгер А., Пабст О. Резидентные CD4+ Т-клетки накапливаются в лимфоидных органах после длительного воздействия антигена. Nat Commun (2014) 5:4821. doi: 10.1038/ncomms5821

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

70. Hogan RJ, Usherwood EJ, Zhong W, Roberts AD, Dutton RW, Harmsen AG, et al. Активированные антиген-специфические CD8 + Т-клетки сохраняются в легких после выздоровления от респираторных вирусных инфекций. J Immunol (2001) 166:1813–22. doi: 10.4049/jimmunol.166.3.1813

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

72.Шенкель Дж. М., Фрейзер К. А., Беура Л. К., Паукен К. Е., Везис В., Масопуст Д. Резидентные CD8 Т-клетки памяти запускают защитные врожденные и адаптивные иммунные реакции. Наука (80-) (2014) 346:98–101. doi: 10.1126/science.1254536

Полный текст CrossRef | Google Scholar

73. Могуче А., Шафиани С., Клемонс С., Ларсон Р., Динь С., Хигдон Л. и др. ICOS и Bcl6-зависимые пути поддерживают популяцию Т-клеток CD4 со свойствами, подобными памяти, во время туберкулеза. J Exp Med (2015) 212:715–28.doi: 10.1084/JEM.20141518

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

75. Anderson AM, Landry LG, Alkanani AA, Pyle L, Powers AC, Atkinson MA, et al. Островковые Т-клетки человека высоко реагируют на препроинсулин при диабете 1 типа. Proc Natl Acad Sci (2021) 118. doi: 10.1073/PNAS.2107208118

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

76. Кулина С., Лаланн А., Афонсо Г., Черосалетти К., Пинто С., Себастиани Г. и др. Частота островково-реактивных CD8 + T-клеток в поджелудочной железе, но не в крови, отличает пациентов с диабетом 1 типа от здоровых доноров. Sci Immunol (2018) 3. doi: 10.1126/SCIIMMUNOL.AAO4013

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

77. Бендер С., Родригес-Кальво Т., Амириан Н., Коппитерс К.Т. Херрат М. Г. фон. Здоровая экзокринная поджелудочная железа содержит препроинсулин-специфические Т-клетки CD8, которые атакуют островки при диабете 1 типа. Sci Adv (2020) 6:5586. doi: 10.1126/SCIADV.ABC5586

Полный текст CrossRef | Google Scholar

78. Оуян В., Рутц С., Креллин Н.К., Вальдес П.А., Химовиц С.Г.Регуляция и функции цитокинов семейства IL-10 при воспалении и заболевании. Annu Rev Immunol (2011) 29:71–109. doi: 10.1146/annurev-immunol-031210-101312

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

79. Orecchioni M, Ghosheh Y, Pramod AB, Ley K. Поляризация макрофагов: разные сигнатуры генов в M1 (Lps+) по сравнению с классически и M2 (LPS-) по сравнению с альтернативно активированными макрофагами. Фронт Иммунол (2019) 3:1084. doi: 10.3389/fimmu.2019.01084

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Google Scholar

80. Montane J, Cadavez L, Novials A. Стресс и воспалительный процесс: основная причина гибели клеток поджелудочной железы при диабете 2 типа. Diabetes Metab Syndr Obes Targets Ther (2014) 7:25–34. doi: 10.2147/DMSO.S37649

Полный текст CrossRef | Google Scholar

81. Gurgul-Convey E, Mehmeti I, Lortz S, Lenzen S. Токсичность цитокинов в инсулинпродуцирующих клетках опосредована нитро-окислительным стресс-индуцированным образованием гидроксильных радикалов в митохондриях. J Mol Med (2011) 89:785–98. doi: 10.1007/s00109-011-0747-1

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

82. Oslowski CM, Hara T, O’Sullivan-Murphy B, Kanekura K, Lu S, Hara M, et al. Белок, взаимодействующий с тиоредоксином, опосредует вызванную стрессом ER-гибель β-клеток посредством инициации воспаления. Cell Metab (2012) 16:265–73. doi: 10.1016/j.cmet.2012.07.005

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

83.Фридман Р.С., Линдси Р.С., Лилли Дж.К., Нгуен В., Соренсен С.М., Якобелли Дж. и др. Развивающаяся аутоиммунная микросреда регулирует качество рестимуляции и функции эффекторных Т-клеток. Proc Natl Acad Sci USA (2014) 111:9223–8. doi: 10.1073/pnas.1322193111

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

84. Lindsay RS, Corbin K, Mahne A, Levitt BE, Gebert MJ, Wigton EJ, et al. Распознавание антигена в островках изменяется по мере прогрессирования аутоиммунной инфильтрации островков. J Immunol (2015) 194:522–30. doi: 10.4049/jimmunol.1400626

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

85. Sandor AM, Lindsay RS, Dyjack N, Whitesell JC, Rios C, Bradley BJ, et al. Клетки CD11c + являются привратниками для доставки лимфоцитов к инфильтрированным островкам во время диабета 1 типа. Фронт Иммунол (2019) 10:99. doi: 10.3389/fimmu.2019.00099

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

86. Корбин К.Л., Уэст Х.Л., Бродский С., Уиттикар Н.Б., Кох В.Дж., Нунемейкер С.С.Повторное рассмотрение практического руководства по изоляции и оценке островков грызунов. Biol Proced Online (2021) 23:1–21. doi: 10.1186/S12575-021-00143-X

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Возраст, тимопоэз и регенерация CD4+ T-лимфоцитов после интенсивной химиотерапии

Пациенты и протоколы

Пятнадцать пациентов с гистологическими признаками рака были включены в исследования, проведенные Национальным институтом рака по лечению опухолей головного мозга (Педиатрическое отделение [PB ] протокол 90-C-211), саркома (PB 86-C-169 и 93-C-125) и неходжкинская лимфома (PB 89-C-41 и 93-C-207).В каждом исследовании доза циклофосфамида была существенной и колебалась от 1,2 до 4,5 г на квадратный метр поверхности тела за курс. Химиотерапия, применяемая в протоколах PB 90-C-211, 86-C-169 и 89-C-41, подробно описана в другом месте. 19 Пациенты, получавшие лечение по протоколам PB 93-C-125 и 93-C-207, получали последовательные циклы препаратов, содержащих циклофосфамид, в дозах 2,4 и 1,2 г на квадратный метр на цикл соответственно, вводимых не реже одного раза в 21 день. Все протоколы были одобрены институциональным наблюдательным советом Национального института рака, а информированное согласие было получено от всех пациентов или их родителей до включения в исследование.

Ни у одного пациента не было обнаружено вовлечения костного мозга в опухоль. Трем пациентам была проведена лучевая терапия: пациенту 6 была проведена лучевая терапия в дозе 6000 сГр на правое предплечье, пациенту 7 была введена 6600 сГр в область ягодиц и таза, а пациенту 12 была введена 3000 сГр в область черепа и позвоночника. Пациент 1 перенес ВИЧ-инфекцию от матери; до развития лимфомы его единственными проявлениями болезни были хроническая экзема и тромбоцитопения. Все пациенты были избавлены от обнаруживаемой неопластической болезни во время химиотерапии.Двенадцать пациентов остались здоровыми, тогда как у пациентов 1, 9 и 14 рецидив возник через 6, 18 и 8 месяцев после терапии соответственно.

Проточная цитометрия

Образцы периферической крови были получены во время обычных визитов в клинику, и с ними обращались в соответствии с установленными клиническими рекомендациями. Образцы окрашивали для проточной цитометрии методом лизиса цельной крови и анализировали с помощью FACScan (Becton Dickinson, Сан-Хосе, Калифорния) с программным обеспечением Lysis II. 19 Используемые моноклональные антитела включали анти-CD3 (Leu-4) и анти-CD4 (Leu-3) (Becton Dickinson), анти-CD45RO (UCHL1) (Dako, Carpinteria, CA.) и анти-CD45RA (Alb11) (Gentrak, Plymouth Meeting, PA). Нерелевантные антитела подклассов IgG1, IgG2a и IgG2b использовали для определения фонового окрашивания. CD4+ Т-лимфоциты определяли как клетки, положительные как по CD4, так и по CD3. cd4+ Т-лимфоциты с исключительной экспрессией CD45RA были обозначены как несущие высокомолекулярные изоформы CD45, а с исключительной экспрессией CD45RO – как несущие низкомолекулярные изоформы. Для подсчета абсолютного количества каждой подгруппы лимфоцитов процент клеток, окрашивающихся положительно, умножали на абсолютное количество лимфоцитов периферической крови, определенное с помощью счетчика Коултера (Coulter, Hialeah, Fla.) с последующим дифференциальным подсчетом лейкоцитов в образце крови, полученном одновременно.

Рентгенография

В рамках планового наблюдения за их заболеваниями всем пациентам, кроме Пациента 12, была проведена рентгенография, включающая визуализацию вилочковой железы. Пациенты 4, 6, 7, 9, 10, 11 и 15 прошли компьютерную томографию (КТ) грудной клетки, а пациенты 1, 2, 3, 4, 5, 8, 10, 13, 14 и 15 прошли сканирование с галлием-67. Изображения тимуса были проанализированы серийно для большинства пациентов с момента поступления до одного года после завершения терапии.Пациенты 1 и 8 наблюдались в течение 6 месяцев после терапии, а пациент 6 наблюдался в течение 10 месяцев. Среднее (±SE) количество раз, когда пациентов (за исключением пациента 12) обследовали на наличие рецидива тимуса в течение года после терапии, составило 4,3±0,5.

Рентгенолог и врачи ядерной медицины искали рентгенографические доказательства восстановления тимуса. На момент проведения анализов эти исследователи не знали о степени восстановления CD4+ Т-лимфоцитов у отдельных пациентов.Объемы тимуса рассчитывали по КТ-изображениям, как описано в другом месте, 20 , при этом отскок тимуса определяли как по меньшей мере удвоение объема тимуса, измеренного при поступлении. У пациентов, участвовавших в исследовании с галлием-67, оценивали повышенное медиастинальное поглощение галлия, согласующееся с отскоком тимуса, как описано в другом месте. 15 Отскок тимуса определяли как поглощение галлия-67 в переднем средостении, ранее не наблюдавшееся и имеющее характерный размер, форму и локализацию активности тимуса.Пациенты, подвергшиеся визуализации обоими методами, были проанализированы каждым из них с согласованными результатами во всех случаях.

Поскольку ни компьютерная томография, ни сканирование галлия не могут надежно отличить отскок тимуса от рецидива опухоли в области тимуса, 21 рентгенографические исследования были проанализированы последовательно, чтобы убедиться, что тимус вернулся к размеру, наблюдаемому при поступлении. Такое разрешение увеличения вилочковой железы при отсутствии клинических или рентгенологических признаков рецидива опухоли расценивалось как достаточное доказательство того, что увеличение в размере было доброкачественным.

Статистический анализ

Были рассчитаны коэффициенты корреляции Спирмена, и критерий суммы рангов Уилкоксона был использован для сравнения измерений между пациентами. Все значения P двусторонние.

Лимфоциты bas, élevés : определение, причины и исследование

Les лимфоциты sont des globules blancs (лейкоциты) не играют роли в иммунной защите организма от инфекционных агрессий. Основные принципы включают лимфоциты В и лимфоциты Т.En cas de baisse (лимфопения) ou de hausse (лимфоцитоз), il faut consulter un médecin.

Соммер

Лимфоциты представляют собой 20 и 40 % белых циркулирующих шариков. Ils sont de petites tailles et sont issus organes lymphoides, eux-mêmes séparés en deux groupes: les organes lymphoïdes primaires que sont le thimus et la moelle osseuse et les organes lymphoides secondaires que sont la rate et les ganglions lymphatiques. Il существуют три группы лимфоцитов.Два принципа , соответствующие лимфоцитам B и T , представляют тройку лимфоцитов группы NK . Роль лимфоцитов в преобладает в защите от инфекционной агрессии .

Лимфоцит © guniita-123RF

• Лимфоцит Т

Лимфоциты T (pour «Thymus» car ils терминальное созревание в тимусе), sont responsables de l’immunité dite «cellulaire» en détruisant les Cellules reconnues comme infectées.Представляет собой 80% лимфоцитов. В присутствии микробов, лимфоцитов, которые размножаются и связываются с другими типами глобул, льют, чтобы обезвредить клеточную угрозу. Quand le microbe a atteint le noyau de la cellule, les лимфоциты T détruisent la cellule. Ils peuvent ltutter contre des bacteries, des virus ou des champignons.

• Лимфоцит В

Лимфоциты В, продуцирующие иммуноглобулины, белки не играют роли антикора, который разрушает молекулы, попадающие в чужеродные организмы.Содержит 10% лимфоцитов. En cas d’attaque par un патогенный агент, les лимфоцитов B achèvent leur созревания и т. д. Se Multiplient для того, чтобы Apporter ине ответ иммунных адаптироваться. Лимфоциты Ces B se трансформируются в плазмоциты, клетки, секретирующие антикорпус.

Sur la numération formule sanguine (NFS), le taux normal de лимфоциты, soit être compris entre 1500 et 4000/mm3 soit entre 20 et 40% du nombre total de globules blancs. Chez l’enfant, il peut monter, de façon normale, jusqu’à 7000/мм3.Les normes varient selon les Laboratoires. Le Nombre де лимфоцитов варьируется Rapidement Chez ип meme individu и др ЭСТ toujours плюс élevé Chez ле tabagique chronique.

Le taux de лимфоциты est bas lorsqu’il est inférieur à 1500/мм3. Ce phénomène appelé «lymphopénie» entraîne un déficit immunitaire et il peut être la consequence de:

  • maladies touchant le sang comme les leucémies
  • d’infections comme le SIDA, qui atteint directement le système immunitaire lymphocytaire, «L’infection par le VIH, call une des atteintes lymphocytaires les plusgraves.Même si, aujourd’hui, l’évolution des traitements permet d’assurer une durée de vie prolongée, la protection des rapports sexuels avec des préservatifs reste le meilleur moyen de prévenir cette инфекция» rappelle le Dr Anne-Christine Della Valle, médecin генералист
  • определяет раковые заболевания по происхождению из лимфоцитов.
  • l’administration de medicaments comme des иммунодепрессанты ou entrer dans le cadre de chimiothérapies utilisées contre уверенный рак.

Особенности борьбы с раком, parfois lourds peuvent provoquer une aplasie medullaire, c’est-à-dire que la moelle osseuse ne fabrique plus les cellules sanguines. Les sujets, alors à risque très élevé de инфекционная патология, sot places en isolement. Une fièvre associée à un taux bas de lymphocytes doit alerter en urgence.

Гиперлимфоцитоз или «лимфоцитоз» соответствуют повышенному содержанию лимфоцитов от 8000 до 9000/мм3. Лимфоциты élevés sont le signe d’une atteinte infectieuse, le plus souvent viruse.Il peut s’agir d’une инфекции de la sphère ORL (мононуклеоз, стенокардия), d’une bronchite ou toute autre atteinte infectieuse. Лимфоциты peuvent également s’élever en Cas де рака или лимфомы. Ils sont également souvent plus élevés chez le fumeur.

Совокупность лимфоцитов вычисляется с помощью правильной формулы исчисления, по сравнению с простой премией. Il s’agit soit d’un examen de обычный soit d’un examen orienté par des signes infectieux.

Il est nécessaire де консультант lorsque le taux de лимфоциты est trop élevé ou trop bas, pour en trouver la case.Si aucune call n’est retrouvée, un control s’impose quelques jours plus tard. Des examens complémentaires peuvent être indiqués comme une radiographie des poumons, une ponction de moelle osseuse ou des sérologiesviruses, comme le VIH par например.

ИССЛЕДОВАНИЯ ЭКСПРЕССИИ ГЕН В ЛИМФОЦИТАХ ЧЕЛОВЕКА С ПОМОЩЬЮ ДВУМЕРНОГО ЭЛЕКТРОФОРЕЗА ВЫСОКОГО РАЗРЕШЕНИЯ

Андерсон Н.Л. «ИССЛЕДОВАНИЯ ЭКСПРЕССИИ ГЕН В ЛИМФОЦИТАХ ЧЕЛОВЕКА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ДВУМЕРНОГО ЭЛЕКТРОФОРЕЗА ВЫСОКОГО РАЗРЕШЕНИЯ». Электрофорез ’81: Передовые методы, биохимические и клинические применения. Материалы Третьей международной конференции по электрофорезу, Чарльстон, Южная Каролина, 7–10 апреля 1981 г. [состоялась в связи с первым ежегодным собранием Общества электрофореза] , под редакцией Роберта К. Аллена, Филиппа Арно, Международная конференция по электрофорезу. и Общество электрофореза, Берлин, Бостон: De Gruyter, 2019, стр. 309–316. https://doi.org/10.1515/9783111519012-032 Андерсон, Н.(2019). ИССЛЕДОВАНИЯ ЭКСПРЕССИИ ГЕН В ЛИМФОЦИТАХ ЧЕЛОВЕКА С ПОМОЩЬЮ ДВУМЕРНОГО ЭЛЕКТРОФОРЕЗА ВЫСОКОГО РАЗРЕШЕНИЯ. В Р. Аллен, П. Арно, Международная конференция по электрофорезу и обществу электрофореза (ред.), Электрофорез ’81: передовые методы, биохимические и клинические применения. Материалы Третьей международной конференции по электрофорезу, Чарльстон, Южная Каролина, 7–10 апреля 1981 г. [состоялась в связи с первым ежегодным собранием Общества электрофореза] (стр.309-316). Берлин, Бостон: Де Грюйтер. https://doi.org/10.1515/9783111519012-032 Андерсон, Н. 2019. ИССЛЕДОВАНИЯ ЭКСПРЕССИИ ГЕН В ЛИМФОЦИТАХ ЧЕЛОВЕКА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ДВУМЕРНОГО ЭЛЕКТРОФОРЕЗА ВЫСОКОГО РАЗРЕШЕНИЯ. В: Аллен, Р., Арно, П., Международная конференция по электрофорезу. и Общество электрофореза. изд. Электрофорез ’81: Передовые методы, биохимические и клинические применения. Материалы Третьей международной конференции по электрофорезу, Чарльстон, Южная Каролина, 7–10 апреля 1981 г.[проводится в связи с первым ежегодным собранием Общества электрофореза] . Берлин, Бостон: Де Грюйтер, стр. 309–316. https://doi.org/10.1515/9783111519012-032 Андерсон Н.Л. «ИССЛЕДОВАНИЯ ЭКСПРЕССИИ ГЕН В ЛИМФОЦИТАХ ЧЕЛОВЕКА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ДВУМЕРНОГО ЭЛЕКТРОФОРЕЗА ВЫСОКОГО РАЗРЕШЕНИЯ» В Электрофорез ’81: Передовые методы, биохимические и клинические применения. Материалы Третьей международной конференции по электрофорезу, Чарльстон, Южная Каролина, 7–10 апреля 1981 г.[проводится в связи с первым ежегодным собранием Общества электрофореза] под редакцией Роберта С. Аллена, Филиппа Арно, Международная конференция по электрофорезу и обществу электрофореза, 309-316. Берлин, Бостон: Де Грюйтер, 2019 г. https://doi.org/10.1515/9783111519012-032. Андерсон Н. ИССЛЕДОВАНИЯ ЭКСПРЕССИИ ГЕН В ЛИМФОЦИТАХ ЧЕЛОВЕКА С ПОМОЩЬЮ ДВУМЕРНОГО ЭЛЕКТРОФОРЕЗА ВЫСОКОГО РАЗРЕШЕНИЯ. В: Аллен Р., Арно П., Международная конференция по электрофорезу, Общество электрофореза (ред.) Электрофорез ‘81: передовые методы, биохимические и клинические применения. Материалы Третьей международной конференции по электрофорезу, Чарльстон, Южная Каролина, 7–10 апреля 1981 г. [состоялась в связи с первым ежегодным собранием Общества электрофореза] . Берлин, Бостон: Де Грюйтер; 2019. С.309-316. https://doi.org/10.1515/9783111519012-032

Иммунотерапия с использованием лимфоцитов, инфильтрирующих выбранную опухоль 41BB, у пациентов с метастатической меланомой — полный текст

Справочная информация:

Отделение хирургии Национального института рака (NCI) разработало экспериментальную терапию, которая включает в себя взятие лейкоцитов из опухолей пациентов, выращивание их в лаборатории в больших количествах, а затем возвращение клеток пациенту.Эти клетки называются инфильтрирующими опухоль лимфоцитами, или TIL, и мы провели этот тип лечения более чем у 100 пациентов. В этом исследовании мы выбираем определенное подмножество лейкоцитов из опухоли, которые, по нашему мнению, являются наиболее эффективными в борьбе с опухолями, и будем использовать только эти клетки для создания клеток, борющихся с опухолью.

Цель:

Целью этого исследования является выяснить, могут ли эти специально отобранные клетки, борющиеся с опухолью, вызывать уменьшение опухоли меланомы, и выяснить, безопасно ли это лечение.

Право на участие:

— Взрослые в возрасте 18-70 лет с метастатической меланомой, у которых есть опухоль, которую можно безопасно удалить.

Дизайн:

  • Стадия обследования: пациенты будут наблюдаться амбулаторно в клиническом центре Национального института здравоохранения (NIH) и проходить анамнез и физикальное обследование, сканирование, рентген, лабораторные анализы и другие анализы по мере необходимости
  • Хирургия: если пациенты соответствуют всем требованиям для исследования, им будет проведена операция по удалению опухоли, которая может быть использована для выращивания продукта TIL.
  • Лейкаферез: пациенты могут пройти лейкаферез для получения дополнительных лейкоцитов. {Лейкаферез — обычная процедура, при которой у пациента удаляются только лейкоциты.}
  • Лечение: после того, как их клетки вырастут, пациенты будут госпитализированы для проведения кондиционирующей химиотерапии, клеток, инфильтрирующих опухоль, лимфоцитов (TIL) и альдеслейкина. Они пробудут в больнице около 4 недель для лечения.

Последующее наблюдение: пациенты будут возвращаться в клинику для медицинского осмотра, оценки побочных эффектов, лабораторных анализов и сканирования примерно каждые 1-3 месяца в течение первого года, а затем каждые 6 месяцев до 1 года, пока их опухоли сокращаются.Повторные визиты занимают до 2 дней.

Что такое нормальный уровень лимфы? – Rampfesthudson.com

Что такое нормальный уровень лимф?

Нормальные диапазоны и уровни Нормальный диапазон лимфоцитов у взрослых составляет от 1000 до 4800 лимфоцитов в 1 микролитре (мкл) крови. У детей нормальный диапазон составляет от 3000 до 9500 лимфоцитов в 1 мкл крови. Необычно высокое или низкое количество лимфоцитов может быть признаком заболевания.

Что означает лимфа в анализе крови?

Лимфоциты представляют собой разновидность лейкоцитов.Они играют важную роль в вашей иммунной системе, помогая вашему организму бороться с инфекцией. Многие основные заболевания могут вызывать лимфоцитоз. Высокий уровень лимфоцитов в крови указывает на то, что ваше тело имеет дело с инфекцией или другим воспалительным заболеванием.

Что считается высокой лимфой?

Количество лимфоцитов, значительно превышающее 3000 в микролитре крови, обычно считается лимфоцитозом у взрослых. У детей порог лимфоцитоза зависит от возраста.Оно может достигать 9000 лимфоцитов на микролитр.

Что такое процент лимфоцитов?

Процент лимфоцитов представляет собой метрическую оценку количества лимфоцитов, представленных в виде В-клеток (25%) и Т-клеток (75%), пропорционально количеству лейкоцитов в одном образце крови.

Что вызывает повышение лимфоцитов?

Если ваш врач определяет, что у вас высокое количество лимфоцитов, результат теста может свидетельствовать об одном из следующих состояний: Инфекция (бактериальная, вирусная, другая) Рак крови или лимфатической системы.Аутоиммунное заболевание, вызывающее продолжающееся (хроническое) воспаление.

Что означает низкий уровень лимфы в анализе крови?

Лимфоцитопения, также называемая лимфопенией, возникает, когда количество лимфоцитов в кровотоке ниже нормы. Серьезные или хронические низкие показатели могут указывать на возможную инфекцию или другое серьезное заболевание и должны быть обследованы вашим врачом. Лимфоциты являются разновидностью лейкоцитов.

41% лимфоцитов в норме?

Лимфоциты обычно составляют от 20% до 40% циркулирующих лейкоцитов.Когда процент лимфоцитов превышает 40%, это распознается как относительный лимфоцитоз.

Лимфоцитоз
Лимфоцитоз, мазок периферической крови (40х)
Специальность Гематология

49% лимфоцитов в норме?

Нормальный диапазон лимфоцитов составляет от 800 до 5000 (0,8-5,0) лимфоцитов на мл крови. Нормальный процент лимфоцитов составляет 18-45% от общего количества лейкоцитов.

Что означает повышенное количество лимфоцитов?

Лимфоциты — это тип лейкоцитов, вырабатываемых иммунной системой для борьбы с болезнями. Высокое количество лимфоцитов обычно означает, что у человека вирусная инфекция, хотя оно также может указывать на некоторые аутоиммунные заболевания или определенные формы рака.

Каково нормальное значение лимфоцитов?

Уровни лимфоцитов можно определить и проанализировать с помощью анализа крови. Значение диапазона рассчитывается на миллилитр крови, а нормальный диапазон для лимфоцитов обычно составляет от 1300 до 4000 клеток на миллилитр.

Что вызывает низкий уровень лимфы в анализе крови?

Низкий уровень лимфоцитов в крови может быть вызван различными факторами. Например, дефицит питательных веществ, стресс и голодание могут привести к снижению количества лимфоцитов.

Что вызывает повышенный уровень лимфоцитов?

Причины повышенного количества лимфоцитов.