7Авг

Фибриноген пти что это: Коагулограмма № 3 (протромбин (по Квику), МНО, фибриноген, АТIII, АЧТВ, D-димер)

Содержание

Протромбиновое время. Протромбиновое время -фибриноген. Активность по Квику в % -МНО

Исследование «Протромбиновое время» и определяемые в рамках теста параметры позволяют оценить один из двух механизмов свертывания крови — внеш­ний путь, связанный с  I, II, V, VII и X факторами свертывания.

  • Протромбиновое время
  • Фибриноген
  • Активность по Квику в %
  • МНО

  • Протромбиновое время – это время образования сгустка в условиях присутствия реагента – тканевого тромбопластина. Является одним из важнейших показателей работы свертывающей системы крови и позволяет определить такие состояния, как гипокоагуляция (снижение свертывания крови) и гиперкоагуляция (повышение свертывания крови). Анализ свертываемости крови по Квику отображает активность протромбина в процентах, определяемую по калибровочному графику.
  • МНО (международное нормализованное отношение) является стандартизированным показателем отношения протромбинового времени пациента к протромбиновому времени нормальной плазмы, возведенное в степень международного индек­са чувствительности (МИЧ). С помощью МНО оценивают степень снижения процессов образования сгустка при лечении непрямыми антикоагулянтами (варфарином и т.п.). Показатель МНО не зависит от используемых реагентов и позволяет оценить в сравнении результаты, полученные в разных лабораториях.
  • Фибриноген- белок группы гликопротеинов, первый фактор свертывающей системы крови. Синтезируется в печени и является одним из главных белков системы гемостаза, принимая непосредственное участие в образовании фибринового сгустка. Помимо этого, является маркером воспаления и повреждения тканей.

Исследование используется для скрининговой оценки свертывающей системы крови, в т.ч. функции печени по выработке факторов свертывания и состояния обмена витамина К; для контроля лечения непрямыми антикоагулянтами.

Коагулограмма | Ветеринарный центр доктора Н.В.Митрохиной

это набор показателей крови, указывающий на процесс свертываемости.

Повышение свертываемости  ведет к тромбообразованию при кровотечении, но может вызвать патологию в виде тромбозов и тромбэмболии.

Снижение свертываемости наблюдается при кровотечениях, но используется подконтрольно для лечения тромбозов.

Все показатели, составляющие коагулограмму крови, относятся к ориентировочным. Для полной оценки необходимо исследование факторов свертываемости.

Показания для исследования:

  1. если есть признаки кровотечений: синяки, петехии, кровоизлияния, очаги диапедеза и т.д.;
  2. при подготовке к операции;
  3. при заболеваниях печени, сердца;
  4. для исследования причин поражения иммунитета;

Исследования свертываемости так же необходимы для подбора в терапии лекарственного препарата, снижающего это свойство крови.

Правила сдачи крови на коагулограмму:

  1. кровь берут натощак
  2. не рекомендуются физические нагрузки и активные прогулки;
  3. если животное принимает антикоагулянты следует предупредить об этом
  4. анализ на коагулограмму проводится из венозной крови
  5. кровь берут в специальную пробирку с цитратом, строго до метки.

 

Развернутая коагулограмма включает множество показателей. Не все лаборатории способны определять каждый тест. Для этого необходимо специальное оборудование и реагенты. Поэтому на практике в анализ включают оптимальный набор, позволяющий судить вместе с показателями первичного гемостаза (количество тромбоцитов, время кровотечения, резистентность капилляров, агрегация тромбоцитов) о коагуляционных свойствах крови.

Что обеспечивает минимальные сведения о свертываемости?

Время свертывания крови

Удлинение времени свертывания показывает недостаточность фермента протромбиназы, дефицит протромбина и фибриногена, витамина С.

Протромбиновое время

Удлинение времени указывает на неблагополучие в синтезе фермента протромбиназы, образовании протромбина и фибриногена. К подобной патологии приводят хронические заболевания печени, недостаточность витаминов, нарушение всасывания в кишечнике, дисбактериоз.

Активированное частичное тромбопластиновое время (АЧТВ)

Позволяет выявить недостаточность плазменных факторов свертываемости, считается самым чувствительным показателем коагулограммы. Укорочение значения считается фактором риска для развития тромбозов. Удлинение наблюдается при лечении гепарином или при врожденном недостатке факторов свертываемости.

Фибриноген плазмы

Уменьшение фибриногена наблюдается при врожденных заболеваниях, называемых фибриногенемиями, тяжелых поражениях печени.

Увеличивается показатель при инфекционных болезнях, злокачественных опухолях, хронических воспалительных заболеваниях, тромбозах и тромбоэмболиях, после травм, родов и хирургических операций, при гипофункции щитовидной железы.

Коагулограмма (АЧТВ, фибриноген, МНО, ПВ)

Система гемостаза состоит из многих биологических веществ и биохимических механизмов, которые обеспечивают сохранение жидкого состояния крови, предупреждают и прекращают кровотечения. Она поддерживает баланс между свертывающими и противосвертывающими факторами. Значительные нарушения компенсаторных механизмов гемостаза проявляются процессами гиперкоагуляции (чрезмерного тромбообразования) или гипокоагуляции (кровотечения), которые могут угрожать жизни пациента.

При повреждении тканей и сосудов компоненты плазмы (факторы свертывания) участвуют в каскаде биохимических реакций, результатом которых является образование фибринового сгустка. Существуют внутренний и внешний пути свертывания крови, которые отличаются механизмами запуска процесса коагуляции. Внутренний путь реализуется при контакте компонентов крови с коллагеном субэндотелия стенки сосуда. Для данного процесса необходимы коагуляционные факторы XII, XI, IX и VII. Внешний путь запускается тканевым тромбопластином (фактором III), высвобожденным из поврежденных тканей и сосудистой стенки. Оба механизма тесно взаимосвязаны и с момента образования активного фактора X имеют общие пути реализации.

Коагулограмма определяет несколько важнейших показателей системы гемостаза. Определение ПТИ (протромбинового индекса) и МНО (международного нормализованного отношения) позволяет оценить состояние внешнего пути свертывания крови. ПТИ рассчитывается как отношение стандартного протромбинового времени (времени свертывания контрольной плазмы после добавления тканевого тромбопластина) к времени свертывания плазмы пациента и выражается в процентах. МНО – это стандартизованный в соответствии с международными рекомендациями показатель протромбинового теста. Он вычисляется по формуле: МНО = (протромбиновое время пациента / протромбиновое время контроля) х МИЧ, где МИЧ (международный индекс чувствительности) – коэффициент чувствительности тромбопластина относительно международного стандарта. МНО и ПТИ обратно пропорциональные показатели, то есть повышение МНО соответствует снижению ПТИ у пациента, и наоборот.

Исследования ПТИ (или близкого ему показателя — протромбина по Квику) и МНО в составе коагулограммы помогают выявить нарушения во внешнем и общем путях свертывания крови, связанные с дефицитом или дефектом фибриногена (фактора I), протромбина (фактора II), факторов V (проакцелерина), VII (проконвертина), X (фактора Стюарта – Прауэр). При снижении их концентрации в крови протромбиновое время увеличивается по отношению к контрольным лабораторным показателям.

Плазменные факторы внешнего пути коагуляции синтезируются в печени. Для образования протромбина и некоторых других факторов свертывания необходим витамин К, недостаточность которого приводит к нарушениям каскада реакций и препятствует образованию тромба. Этот факт используется в лечении пациентов с повышенным риском тромбоэмболий и сердечно-сосудистых осложнений. Благодаря назначению непрямого антикоагулянта варфарина подавляется витамин К – зависимый синтез белков. ПТИ (или протромбин по Квику) и МНО в коагулограмме используются для контроля терапии варфарином у пациентов с факторами, способствующими тромбообразованию (например, при тромбозе глубоких вен, наличии искусственных клапанов, антифосфолипидном синдроме).

Помимо протромбинового времени и связанных с ним показателей (МНО, ПТИ, протромбина по Квику) в коагулограмме могут определяться другие показатели системы гемостаза.

Активированное тромбопластиновое время (АЧТВ) характеризует внутренний путь свертывания крови. Продолжительность АЧТВ зависит от уровня высокомолекулярного кининогена, прекалликреина и факторов свертывания XII, XI, VIII и менее чувствительно при изменениях уровней факторов X, V, протромбина и фибриногена. АЧТВ определяют по длительности образования кровяного сгустка после добавления в пробу крови кальция и парциального тромбопластина. Увеличение АЧТВ связано с повышенным риском кровотечений, уменьшение – с тромбозом. Данный показатель отдельно используют для контроля терапии прямыми антикоагулянтами (гепарином).

Фибриноген – фактор свертывания крови I, вырабатывающийся в печени. Благодаря действию коагуляционного каскада и активных ферментов плазмы он превращается в фибрин, который участвует в образовании кровяного сгустка и тромба. Дефицит фибриногена может быть первичным (вследствие генетических нарушений) или вторичным (из-за чрезмерного потребления в биохимических реакциях), что проявляется нарушением образования стабильного тромба и повышенной кровоточивостью.

Фибриноген является также острофазовым белком, его концентрация в крови повышается при заболеваниях, сопровождающихся повреждением тканей и воспалением. Определение уровня фибриногена в составе коагулограммы имеет значение в диагностике заболеваний с повышенной кровоточивостью или тромбообразованием, а также для оценки синтетической функции печени и риска сердечно-сосудистых заболеваний с осложнениями.

Референсные значения (таблица нормы показателей коагулограммы)

  • Протромбин по Квику: 70 — 120 %.
  • МНО

Возраст

Референсные значения

Меньше 3 дней

1,15 — 1,35

3 дня — 1 месяц

1,05 — 1,35

1 месяц — 1 год

0,86 — 1,22

1 — 6 лет

0,92 — 1,14

6 — 11 лет

0,87 — 1,20

11 — 16 лет

0,97 — 1,30

Больше 16 лет

0,8 — 1,2

Неделя беременности

Референсные значения

13-21-я

0,56 — 1,1

21-29-я

0,5 — 1,13

29-35-я

0,58 — 1,17

35-42-я

0,15 — 1,14

  • Фибриноген: 1,8 — 3,5 г/л.

Неделя беременности

Референсные значения

1-13-я

2,12 — 4,33 г/л

13-21-я

2,9 — 5,3 г/л

21-29-я

3 — 5,7 г/л

29-35-я

3,2 — 5,7 г/л

35-42-я

3,5 — 6,5 г/л

  • Активированное частичное тромбопластиновое время (АЧТВ): 21,1 — 36,5 сек.

МНО и ПТИ

Причины повышения МНО и снижения ПТИ (или протромбина по Квику) в коагулограмме

(Свидетельствуют о возможном дефиците факторов внешнего пути гемостаза и склонности к повышенной кровоточивости).

  • ДВС-синдром (диссеминированное внутрисосудистое свертывание) в период гипокоагуляции.
  • Гипофибриногенемия (дефицит фактора I).
  • Дисфибриногенемия (синтез дефектного белка, не способного участвовать в каскаде биохимических реакций).
  • Наследственный или приобретенный дефицит факторов II, V, VII.
  • Дефицит фактора X (например, пурпура при амилоидозе).
  • Дефицит витамина К.
  • Геморрагическая болезнь новорожденных.
  • Мальабсорбция с нарушением всасывания жиров (вследствие целиакии, хронической диареи).
  • Острый лейкоз.
  • Антифосфолипидный синдром.
  • Застойная сердечная недостаточность.
  • Патология печени (гепатит, цирроз, алкогольная болезнь печени).
  • Обструкция желчевыводящих путей, механическая желтуха.
  • Рак поджелудочной железы.
  • Синдром Золлингера — Эллисона (аденома поджелудочной железы).
  • Синдром токсического шока.
  • Нефротический синдром (избыточное выделение с мочой факторов V и VII).
  • Пероральный прием антикоагулянтов (варфарина).

Причины понижения МНО и повышения ПТИ (или протромбина по Квику) в коагулограмме

(Указывают на склонность к образованию тромбов).

  • ДВС-синдром (период гиперкоагуляции).
  • Тромбоз глубоких вен (начальные стадии).
  • Полицитемия.
  • Беременность (последние месяцы).
  • Повышение активности фактора VII.

АЧТВ

Причины увеличения АЧТВ в коагулограмме

(Указывают на преобладание гипокоагуляции).

  • Дефицит факторов VIII (гемофилия А), IX (гемофилия В), XI, XII, X, V, II.
  • Дефицит фактора Виллебранда.
  • Дефицит прекалликреина.
  • Гипо- или афибриногенемия.
  • Дефицит витамина К.
  • ДВС-синдром (хронический или острый в период гипокоагуляции).
  • Цирроз печени, печеночная недостаточность.
  • Мальабсорбция.
  • Лейкоз.
  • Применение прямых и непрямых антикоагулянтов и фибринолитиков.

Причины уменьшения АЧТВ в коагулограмме

(Указывают на преобладание тромбообразования).

  • ДВС-синдром (фаза гиперкоагуляции).
  • Злокачественные новообразования.
  • Острая кровопотеря (непосредственно перед взятием анализа).

Фибриноген

Причины повышения уровня фибриногена в коагулограмме

(Указывают на повышенный риск образования тромбов и развития сердечно-сосудистых осложнений).

  • Острая инфекция (например, пневмония, туберкулез).
  • Аутоиммунные заболевания (ревматоидный артрит, реактивный артрит).
  • Острый коронарный синдром, инфаркт миокарда.
  • Ожоги.
  • Рак (молочных желез, почек, желудка).
  • Множественная миелома.
  • Болезнь Ходжкина (лимфогранулематоз).
  • Гломерулонефрит, нефротический синдром, нефроз.
  • Беременность.
  • Эклампсия.
  • Цереброваскулярная болезнь, инсульт.
  • Гепатит.
  • Послеоперационный период.
  • Ревматическая лихорадка.
  • Повреждение тканей.

Причины снижения уровня фибриногена в коагулограмме

(Могут свидетельствовать о повышенном риске кровотечения).

  • Дисфибриногенемия.
  • Наследственная афибриногенемия.
  • ДВС-синдром.
  • Фибринолиз.
  • Гемофилия А и В.
  • Патология печени (гепатит, цирроз).
  • Аборт.
  • Преждевременная отслойка плаценты.
  • Поздняя стадия онкологического заболевания.
  • Эмболия (амниотической жидкостью, меконием, жиром, тканью).
  • Анемия.
  • Эклампсия.
  • Лейкоз.
  • Мальабсорбция.
  • Шок.
  • Сепсис.
  • Посттрансфузионные реакции.

Прогностическое значение концентрации фибриногена у больных с ишемическим инсультом без проведения тромболитической терапии

Определение концентрации фибриногена в плазме крови используется для оценки протромботического состояния, тяжести и распространенности повреждения сосудов [1]. Повышенная концентрация фибриногена отражает остроту воспаления и дизрегуляцию гемостатического баланса, ассоциирована с выраженностью атеросклероза, субклиническим поражением сосудов, развитием и исходами заболеваний сердца, ишемическим инсультом [2-6]. Выявлено, что высокая концентрация фибриногена (более 4 г/л) является предиктором повторных тромботических осложнений, а низкая (менее 2 г/л) — фактором риска геморрагических осложнений при ишемическом инсульте [7, 8].

Показано существование взаимосвязи между частотой развития внутримозговых кровоизлияний и повышенной концентрацией фибриногена [2, 9-11]. Парадоксальное повышение концентрации фибриногена, являющегося фактором риска тромботических осложнений, у больных с внутримозговыми кровоизлияниями позволяет предположить важную роль повышенной концентрации фибриногена в прогнозе осложнений ишемического инсульта, в том числе и его геморрагической трансформации (ГТ) [12, 13].

Биологический смысл повышения концентрации фибриногена как белка острой фазы воспаления заключается в образовании из него фибринопептидов, обладающих противовоспалительной активностью [14]. Для большинства белков острой фазы характерно постепенное нарастание концентрации в течение первых 2 сут от начала заболевания, инициировавшего острый воспалительный ответ, и ассоциация их концентраций с активностью заболевания и стадией воспалительного процесса [15]. Поэтому в данном контексте особую актуальность приобретает прогностическое значение концентрации фибриногена на 2-5-е сут ишемического инсульта на этапе назначения или оценки эффективности антиагрегантной и антикоагулянтной терапии. В указанный период у больных с ишемическим инсультом, которым не проводилась тромболитическая терапия, происходит окончательное формирование зоны инфаркта с развитием серии взаимосвязанных патобиохимических изменений «ишемического каскада» [16].

Цель настоящего исследования — определение пороговых значений концентрации фибриногена в прогнозе осложнений ишемического инсульта, в том числе его ГТ.

Материал и методы

В исследование были включены 112 пациентов (72 мужчины и 40 женщин, средний возраст — 60,8±13,4 года), поступивших в нейрореанимационное отделение ГКБ №31 за период с сентября 2008 по май 2009 г. в остром периоде полушарного ишемического инсульта.

Критериями включения являлись острый ишемический инсульт, подтвержденный методами нейровизуализации, и отсутствие острых и хронических заболеваний внутренних органов в стадии декомпенсации. Из исследования исключали больных с проведенной тромболитической терапией, с наличием признаков внутричерепного кровоизлияния при компьютерной томографии (КТ), с недавним или проявляющимся выраженным кровотечением.

Время нахождения больных в стационаре составило 27,4±1,0 сут, из них в отделении нейрореанимации — 8,3±0,4 сут, в отделении ранней нейрореабилитации — 19,2±0,9 сут. Наиболее распространенными сопутствующими заболеваниями являлись в порядке убывания: артериальная гипертензия (АГ, 93,8%), ишемическая болезнь сердца (ИБС, 67,9%), хронический пиелонефрит (ПНф, 23,2%), сахарный диабет (СД, 21,4%), хроническая венозная недостаточность нижних конечностей (ХВН, 8%), хроническая почечная недостаточность (ХПН, 3,6%).

Выраженность неврологического дефицита при поступлении больного в клинику определяли по шкале инсульта NIHSS [17]. Всем пациентам проводили лабораторные исследования крови и мочи по стандартным методикам, ЭКГ, рентгенографию органов грудной клетки, ультразвуковые исследования брахиоцефальных сосудов и сердца.

Всем больным при поступлении в стационар в диагностических целях и во время пребывания в стационаре для верификации ГТ инсульта выполняли КТ головного мозга. При выявлении признаков внутричерепного кровоизлияния при поступлении в стационар пациента исключали из исследования. КТ в динамике повторяли на 4-6-е сут инсульта с целью контроля объема инфаркта и исключения ГТ очага поражения головного мозга.

Всем больным (100%) назначалась различная антитромботическая терапия, включающая в себя антиагрегантные (ацетилсалициловая кислота, клопидогрель, 88,4%) и антикоагулянтные (гепарин высокомолекулярный, эноксапарин натрия, варфарин, 53,6%) препараты; комбинированную терапию антиагрегантами и антикоагулянтами получали 54 (48,2%) пациента.

Исследование концентрации фибриногена проводили через 2,73±1,41 сут (2-4-е) после поступления больного в стационар. Венозную кровь для коагулогического исследования забирали в моноветы с 3,8% трехзамещенным цитратом натрия в соотношении 9:1. Пробирки несколько раз аккуратно переворачивали для обеспечения смешивания, центрифугировали в течение 15 мин при 3000 об/мин. Определение концентрации фибриногена проводилось в плазме по методу Клаусса.

В качестве критериев прогнозирования были выбраны исходы ишемического инсульта за период нахождения больных в стационаре к 21-м суткам: летальный исход (ЛИ), симптомная и асимптомная ГТ, повторная окклюзия брахиоцефальных артерий, подтвержденная данными ультразвукового исследования.

Статистическую обработку полученных данных проводили с использованием программного обеспечения SPSS 17.0. Описательная статистика непрерывных количественных данных представлена в виде средней (M) и стандартного отклонения (±SD) при нормальном распределении, а также в виде медианы (Me) и значений первого и третьего (25%; 75%) квартилей при ненормальном распределении. Аналитическая статистика выполнялась с использованием t-критерия Стьюдента, критериев Уилкоксона, Манна–Уитни. Качественные переменные сравнивались с помощью теста χ2. Оценки рисков проводились на основе четырехпольной таблицы сопряженности. Значение вероятности менее 0,05 (двусторонняя проверка значимости) демонстрировало статистическую достоверность. В качестве дополнительных методов определения и оценки различных значений концентрации фибриногена по группам сравнения использовались методы вторичного анализа с построением характеристических кривых и кривых Каплана-Мейера. Ассоциации между переменными выявляли с помощью коэффициента корреляции Спирмена и факторного моно- и поликомпонентного анализа.

К 21-м суткам пребывания в стационаре ЛИ наступил у 9 (8%) пациентов. ГТ выявлена у 33 (29,5%) больных, из которых асимптомная ГТ наблюдалась у 29 (25,9%) пациентов, симптомная ГТ с последующим ЛИ — у 4 (3,57%). У 5 (4,5%) умерших больных не было выявлено признаков ГТ. Повторная окклюзия брахиоцефальных артерий, подтвержденная данными ультразвукового исследования, наблюдалась у 1 (0,89%) пациента. У выживших в остром периоде заболевания больных без вышеуказанных осложнений были 74 (66,1%), группу больных с ЛИ и/или другими осложнениями составили 38 (33,9%) человек. ЛИ в группе умерших больных наступал, как правило, на 9-10-е сут заболевания при клинической картине нарастающего отека головного мозга и развития дислокационного синдрома.

У пациентов, включенных в исследование, отмечалась слабо выраженная гиперфибриногенемия: 403,0±148,2 мг/дл, Me 374,3 (313,1; 455,4) мг/дл.

Пошаговый регрессионный анализ значимости влияния концентрации фибриногена на исходы ишемического инсульта показал его высокую достоверную значимость в качестве независимой (р=0,002) и регрессионной зависимой (р=0,008) переменной.

По группам осложнений ишемического инсульта были выявлены следующие уровни концентрации фибриногена: больные с ГТ и ЛИ имели в среднем концентрацию фибриногена 541,6±208,2 мг/дл, (Me 432,1 (404,5; 620,7) мг/дл; больные с ЛИ без ГТ — 647,8±233,4 мг/дл, Ме 620,7 (566,3; 651,7) мг/дл; больные со всеми случаями ГТ, включая летальные — 406,6±134,1 мг/дл, (Ме 398,0 (341,4; 424,9) мг/дл; выжившие больные с ГТ — 406,5±134,1 мг/дл, Ме 398,0 (341,4; 424,9) мг/дл; больные без указанных осложнений — 383,0±132,4 мг/дл, Ме 358,2 (296,0; 455,4) мг/дл. Достоверно по критерию Манна-Уитни различались концентрации фибриногена между группами умерших пациентов и больных с любой ГТ, а также группой лиц, у которых наблюдалось развитие ГТ без ЛИ (р=0,017), и группой больных без осложнений (р=0,007). Были выявлены различия концентраций фибриногена между группами умерших больных без ГТ и больных с любой ГТ и группой выживших больных с ГТ (р=0,01), а также больных без осложнений (р=0,005).

Кривые Каплана-Мейера кумулятивной доли пациентов по выживаемости относительно концентрации фибриногена подтвердили достоверность (критерий Log Rank (Mantel-Сох 0,017) разделения групп, и наибольшее расхождение кривых приходилось на точку 560,2 мг/дл (рис. 1).Рисунок 1. Пороговые концентрации фибриногена в прогнозе летального исхода у больных с ишемическим инсультом: кривые Каплана-Мейера. Черная линия — больные с ЛИ. По оси ординат — кумулятивная доля пациентов; по оси абсцисс — концентрация фибриногена, мг/дл. Относительный риск ЛИ при концентрации фибриногена более 560,2 мг/дл показал значение 5,22 (ДИ 1,95-14,0), менее 560,2 мг/дл — 0,61 (ДИ 0,34-1,09), отношение рисков составило 8,6 (ДИ 1,92-38,6, р=0,01). Прогностическая ценность отрицательного результата имела значение 91,5% (ДИ 86,2-96,8%), положительного -44,4% (ДИ 34,9-53,9%), индекс точности — 87,4% (ДИ 81,0-93,7%), индекс встречаемости 1,63 (ДИ 0,85-2,42%).

Сложности расчета пороговых значений концентрации фибриногена в прогнозе ГТ заключались в противоположной направленности характеристической кривой и кривых кумулятивной доли пациентов по наличию ГТ. Сопоставление наиболее удаленных точек и точек пересечения между характеристической кривой и диагональю информативного квадрата, с одной стороны, и кривых кумулятивной доли пациентов, с другой стороны, позволило выбрать 2 пороговые концентрации фибриногена: 350 и 430 мг/дл (рис. 2).Рисунок 2. Пороговые концентрации фибриногена в прогнозе геморрагической трансформации у больных с ишемическим инсультом: кривые Каплана-Мейера. Черная линия — больные с ГТ. По оси ординат — кумулятивная доля пациентов; по оси абсцисс — концентрация фибриногена, мг/дл.

Именно в этом диапазоне отмечено достоверно наибольшее число случаев ГТ: относительные риски — 2,07 (ДИ 1,17-3,68) и 0,7 (ДИ 0,5-0,97) соответственно, отношение рисков — 2,98 (ДИ 1,24-7,16, р=0,013). Наибольшую часть данных случаев составила ГТ без ЛИ: относительные риски 1,89 (ДИ 1,02-3,51) и 0,75 (ДИ 0,54-1,04) соответственно, отношение рисков — 2,53 (ДИ 1,0-6,4, р=0,042).

Для концентрации фибриногена ниже 350 мг/дл были характерны отсутствие ЛИ (100% выживаемость) и риск развития ГТ меньше 1, что выражалось относительными шансами отсутствия и наличия ГТ 1,2 (ДИ 0,94-1,54) и 0,62 (ДИ 0,31-1,25) соответственно и отношением шансов 1,94 (ДИ 0,76-4,93, р=0,118).

Таким образом, выявлены 4 уровня концентрации фибриногена, которые характеризуются: 1-й уровень (200-350 мг/дл) — умеренным шансом выживаемости; 2-й уровень (351-430 мг/дл) — высоким риском ГТ без ЛИ; 3-й уровень (431-560 мг/дл) — риском ГТ с ЛИ и 4-й уровень (более 560 мг/дл) — высоким риском ЛИ.

В проведенном исследовании выявлена прямая средней силы ассоциация объема очага инфаркта и концентрации фибриногена: r=0,547 при высокой достоверности (р=0,01) по Пирсону, r=0,365 (р=0,104) по Спирмену. Недостоверность и снижение силы непараметрической ассоциации были связаны с неравномерным соотношением объема очага инфаркта и ранее выявленных прогностических уровней фибриногена. Уровень фибриногена 200-350 мг/дл соответствовал объему очага инфаркта (значения Ме 35,3 (21,6; 52,5) см3; в диапазоне 351-430 мг/дл — 8,63 (6,0; 40,0) см3; в диапазоне 431-560 мг/дл — 72,7 (15,0; 126) см3; более 560 мг/дл — 200,0 (118,3; 316,5) см3). Как видно из представленных данных, уровень фибриногена 200-350 мг/дл сопровождался более высокими значениями объема очага инфаркта, чем следующий уровень в диапазоне 351-430 мг/дл. Наблюдалось увеличение корреляционной зависимости до сильной между концентрацией фибриногена и объемом очага поражения при оценке указанной ассоциации с исключением пациентов с фибриногеном на 1-м уровне: по Пирсону r=0,853, р<0,001; по Спирмену r=0,66, р=0,007.

Концентрации фибриногена при различной тяжести состояния больного при сравнительном анализе достоверно не различались, хотя отмечалась слабо выраженная тенденция к увеличению значения по шкале NIH по мере увеличения пороговых значений фибриногена: 7,33±4,32 (уровень концентрации фибриногена 200-350 мг/дл), 9,40±4,83 (351-430 мг/дл), 10,7±3,71 (431-560 мг/дл), 12,7±7,16 (более 560 мг/дл) баллов соответственно. Корреляционный анализ выявил достоверную средней силы ассоциацию тяжести состояния по шкале NIH с концентрацией фибриногена (r=0,411, р=0,008).

Антиагрегантная и антикоагулянтная терапия, широкий возрастной интервал, достоверная неравномерность распределения выборки по полу, высокая частота сопутствующих заболеваний, тяжесть состояния послужили поводом для дополнительного изучения их взаимосвязи с концентрацией фибриногена и исходами ишемического инсульта.

Распределение концентрации фибриногена по терапевтическим группам и исходам ишемического инсульта не выявило принципиальных достоверных отличий от ранее рассчитанных пороговых значений. Сохранились достоверно (р<0,05) высокие значения концентрации фибриногена (более 560 мг/дл) у больных с ЛИ, получавших антиагрегантную терапию. Наличие ГТ соответствовало диапазону концентраций фибриногена 351-430 мг/дл. У больных, получавших антикоагулянтную и комбинированную терапию, выявлена та же четко выраженная тенденция.

Сравнение групп пациентов, получавших только антиагреганты (n=45) и смешанную антиагрегантную и антикоагулянтную терапию (n=54) по риску развития ГТ и ЛИ выявило риск развития нелетальной ГТ в группе пациентов с терапией только антиагрегантами и риск ЛИ в группе смешанной терапии. Высокая частота ЛИ в группе смешанной терапии, по-видимому, объясняется тем, что пациенты в указанной группе имели больший объем очага поражения головного мозга (Ме 63,5 (31,5; 70,0) и 10,7 (8,0; 52,5) см3 соответственно), были старше по возрасту (Ме 63,0 (59,0; 72,0) и 63,5 (44,0; 70,0) лет соответственно) и имели более высокую частоту сопутствующих заболеваний (ИБС 68,5 и 62,2%; ХВН 13,0 и 2,2% соответственно, р=0,053), а также достоверно более выраженное повышение концентрации фибриногена (Ме 411,0 (353,2; 548,3) и 355,7 (284,2; 391,8) мг/дл соответственно, р=0,013).

Методом многофакторного моделирования были изучены взаимосвязи уровней фибриногена с полом, возрастом и сопутствующими заболеваниями.

В настоящее время в литературе нет данных о пороговых значениях концентрации фибриногена, связанных с риском различных осложнений при ишемическом инсульте. Результаты проведенного исследования позволили впервые выделить такие значения и их связь с исходами ишемического инсульта.

Фибриноген является как фактором коагуляции, так и чувствительным маркером воспаления и деструкции тканей [15]. Концентрация фибриногена в пределах 1-го уровня (200-350 мг/дл) отражает сохранность сосудистой стенки и слабую активность процессов коагуляции, что сопровождается высоким шансом выживаемости, несмотря на увеличение размеров очага инфаркта до 50 см3. Такие сопутствующие заболевания, как ИБС, СД, АГ, ПНф, сопровождаются хронической тканевой гипоксией и повреждением сосудистой стенки. Согласно теории непрерывного внутрисосудистого свертывания крови [18], в крови постоянно образуется небольшое количество фибрина, который тонкой сетью покрывает эндотелий, обладающий ранозаживляющей и защитной функциями [19]. При повреждении эндотелия толщина фибриновой пленки увеличивается, следовательно, повышается и концентрация фибриногена, из которого образуется фибрин. Компенсаторной реакцией на утолщение фибринового слоя является активация пристеночного фибринолиза и протеолиза, что влечет за собой увеличение сосудистой проницаемости для клеточных элементов крови. Этим можно объяснить риск развития ГТ при концентрации фибриногена в пределах 2-го уровня (350-430 мг/дл). Более выраженное повреждение сосудистой стенки и размер очага до 120 см3 характеризуются и более высокой концентрацией фибриногена (3-й уровень, 431-560 мг/дл), а значит, еще большим повышением сосудистой проницаемости. При этом повышается риск развития ГТ, которая может служить причиной ЛИ. При концентрации фибриногена выше 560 мг/дл у пациентов выявлялся обширный очаг инфаркта (более 120 см3) и наличие нескольких сопутствующих заболеваний, которые в совокупности определяют высокий риск развития ЛИ. Его причиной в этих случаях являлась уже не ГТ, а отек мозга.

Таким образом, концентрация фибриногена в пределах 200-350 мг/дл является независимым фактором благоприятного прогноза выживаемости и отсутствия ГТ у больных с ишемическим инсультом. Концентрация фибриногена от 350 до 430 мг/дл отражает высокую вероятность осложнения течения ишемического инсульта нефатальной ГТ и выявляется у пациентов с объемом очага инфаркта до 50 см3, «сенсибилизированных» сопутствующими заболеваниями. Увеличение объема очага инфаркта более 50 см3 сопряжено с повышением концентрации фибриногена и вероятностью ЛИ. Полученные данные подтверждают диагностическую значимость фибриногена как маркера сосудистой деструкции и прогностическую — как предиктора ЛИ.

Проводимая стандартная антитромботическая терапия, как следует из результатов исследования, не оказывала достоверного влияния на распределение концентраций фибриногена по исходам ишемического инсульта. Возможно, назначение только антитромботических препаратов, направленных на коагулогическую причину развития ишемического инсульта, является недостаточным. Можно предположить, что дополнительное использование селективных ингибиторов пристеночного фибринолиза и протеолиза, позволяющих снизить активность посттромботических деструктивных процессов, повысит эффективность лечения ишемического инсульта и снизит риск неблагоприятных исходов.

На основании полученных данных и проведенного статистического анализа предложена шкала пороговых значений концентрации фибриногена, связанных с объемом очага поражения и сопутствующими заболеваниями, отражающая результаты исследования (рис. 3).Рисунок 3. Шкала пороговых значений концентрации фибриногена, объема очага инфаркта и сопутствующих заболеваний с указанием отношения рисков в прогнозе геморрагической трансформации и летального исхода у больных с ишемическим инсультом. * — отношение шансов по ГТ, случаев ЛИ — нет, ** — не наблюдалось случаев ЛИ без ГТ.

D-димер и высокомолекулярные продукты деградации фибрина

D-димер и высокомолекулярные продукты деградации фибрина

Фибриноген – это белок крови, из которого образуются сгустки фибрина при свертывании крови или тромботическом процессе. Фибриноген состоит из двух одинаковых субъединиц, которые содержат три полипептидные цепи: α, β и γ. Во время свертывания крови фибриноген сначала превращается в фибрин под действием тромбина, затем эти мономеры фибрина полимеризуются с образованием сгустков фибрина. При фибринолизе сгустки фибрина расщепляются плазмином, и в кровоток высвобождаются продукты разложения фибрина (FDP) с разной молекулярной массой.

D-димер (молекулярный вес 180 кДа) является конечным продуктом разложения фибрина. Он состоит из остатков всех трех цепей (α, β и γ цепей) фибриногена, сшитых дисульфидными связями. Димерная структура D-димера поддерживается двумя ковалентными межмолекулярными изопептидными связями между γ-цепями.

Д-димер в диагностике

Уровни D-димера у здоровых людей составляют менее 0,5 мкг/мл. Повышенные уровни D-димера были обнаружены в крови пациентов с тромбозом легких (или тромбоэмболией легочной артерии – ТЭЛА), тромбозом глубоких вен (ТГВ) и атеросклерозом. Считается, что повышенный уровень D-димера в крови является надежным маркером патологической коагуляции, которая лежит в основе патогенеза большинства сердечно-сосудистых заболеваний (1, 2). Он широко используется для исключения диагноза тромбоза глубоких вен (3).
Несмотря на долгую историю использования теста на D-димер в клинической практике, существует много проблем, касающихся количественного определения D-димера в образцах плазмы. Плазма пациента содержит широкий спектр FDP разных размеров наряду с самим D-димером. Все эти продукты обладают эпитопом D-димерного антигена. Следовательно, антитела, специфичные к D-димеру, также распознают FDP. Тем не менее, существует большая разница между результатами, полученными различными иммунодиагностическими тестами. Это можно объяснить различиями в специфичности антител; некоторые антитела и пары антител распознают D-димер лучше, чем FDP и наоборот. До сих пор все попытки стандартизации и гармонизации не привели к удовлетворительным результатам, и это является распространённой причиной проблем в повседневной практике (4). 

Посмотреть продукцию:

Публикации в СМИ

Дисфибриногенемии — наследственные формы нарушения функций фибриногена. Фибриноген — гликопротеид плазмы, синтезируемый в печени, включающий 3 цепи: a (134820, 4q28, ген FGA, Â), •• (134830, 4q28, ген FGB, Â) и g (134850, 4q28, ген FGG, Â). Тромбин вызывает ограниченный протеолиз молекулы фибриногена, в ходе которого фибринопептиды А и B освобождаются от N-концевых областей a— и b-цепей соответственно. Тромбин также активизирует фибриназу (фактор XIII), в активной форме это транспептидаза, катализирующая формирование глутамил-лизиновых связей в фибрине. Фибринопептиды, имеющие множество разновидностей, могут играть роль вазоконстрикторов и способствовать местному гемостазу в процессе свёртывания крови. Описано много вариантов дисфибриногенемий (бессимптомных или с проявлениями геморрагического синдрома). В некоторых случаях дефект преобразования фибриногена в фибрин проявляется на первом этапе (в процессе отщепления фибринопептидов А и B тромбином для формирования мономера фибрина), однако в большинстве случаев дефект возникает на втором этапе, в ходе агрегации мономеров фибрина. Венозные и артериальные тромбозы наблюдают особенно часто при ускоренном свёртывании крови (например, вариант Осло 1) и (как это ни парадоксально) при замедленном свёртывании (например, вариант Нью-Йорк 1). Патологическое заживление ран и расхождение послеоперационных швов — клинические признаки тех дисфибриногенемий, при которых нарушена полимеризация фибрина (например, вариант Париж 1). Особенность некоторых вариантов — повторные самопроизвольные аборты (например, варианты Метц и Бетесда 3). Мутации в гене FGA могут приводить к амилоидозу почек.

Афибриногенемия (*202400, гены FGA, FGB, FGG, r) — наиболее тяжёлый вариант дисфибриногенемий, возникающий вследствие полного отсутствия фибриногена при мутации одного из трёх генов фибриногена. Клиническая картина: разрывы селезёнки, кровотечения от умеренных до тяжёлых, нарушение заживления ран.

Лечение. Гемотрансфузии (криопреципитат, свежезамороженная плазма, цельная кровь).

МКБ-10 • D68.8 Другие уточнённые нарушения свертываемости

Уровни фибриногена у пострадавших в первые 7 дней после терапии концентратом фибриногена: ретроспективное исследование | Скандинавский журнал травм, реанимации и неотложной медицины

  • Schlimp CJ, Schochl H. Роль фибриногена в индуцированной травмой коагулопатии. Хамосазеология. 2014; 34:29–39.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Schlimp CJ, Voelckel W, Inaba K, Maegele M, Ponschab M, Schöchl H.Оценка уровня фибриногена в плазме на основе гемоглобина, избытка оснований и ISS при поступлении в отделение неотложной помощи. Критический уход. 2013;17:R137.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Рурк С., Карри Н., Хан С., Тейлор Р., Раза И., Давенпорт Р. и др. Уровни фибриногена во время кровоизлияния при травме, ответ на заместительную терапию и связь с результатами лечения пациентов. Джей Тромб Хемост. 2012;10:1342–51.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Hiippala ST, Myllyla GJ, Vahtera EM.Гемостатические факторы и замещение большой кровопотери концентратами эритроцитов с низким содержанием плазмы. Анест Анальг. 1995; 81: 360–5.

    КАС пабмед Google ученый

  • Schöchl H, Cotton B, Inaba K, Nienaber U, Fischer H, Voelckel W, et al. FIBTEM обеспечивает раннее прогнозирование массивных трансфузий при травмах. Критический уход. 2011;15:R265.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Таубер Х., Иннерхофер П., Брайткопф Р., Вестерманн И., Беер Р., Эль Атталь Р. и др.Распространенность и влияние аномальных тестов ROTEM (R) на тяжелую тупую травму: результаты исследования «Диагностика и лечение травма-индуцированной коагулопатии (DIA-TRE-TIC)». Бр Джей Анаст. 2011; 107: 378–87.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Karlsson M, Ternstrom L, Hyllner M, Baghaei F, Flinck A, Skrtic S, et al. Профилактическая инфузия фибриногена уменьшает кровотечение после операции аортокоронарного шунтирования. Проспективное рандомизированное пилотное исследование.Тромб Хемост. 2009; 102:137–44.

    КАС пабмед Google ученый

  • Rahe-Meyer N, Hanke A, Schmidt DS, Hagl C, Pichlmaier M. Концентрат фибриногена уменьшает интраоперационное кровотечение при использовании в качестве кровоостанавливающей терапии первой линии во время большой операции по замене аорты: результаты рандомизированного плацебо-контролируемого исследования. J Грудной сердечно-сосудистый хирург. 2013; 145:S178–85.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Чарбит Б., Мандельброт Л., Самайн Э., Барон Г., Хаддауи Б., Кейта Х. и др.Снижение фибриногена является ранним предиктором тяжести послеродового кровотечения. Джей Тромб Хемост. 2007; 5: 266–73.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Чемберс Л.А., Чоу С.Дж., Шаффер Л.Е. Частота и характеристики коагулопатии у пациентов с травмами, получавших лечение по протоколу массивной трансфузии с низким или высоким содержанием плазмы. Ам Джей Клин Патол. 2011; 136:364–70.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Инаба К., Караманос Э., Лустенбергер Т., Шохль Х., Шульман И., Нельсон Дж. и др.Влияние уровня фибриногена на исходы после острой травмы у пациентов, нуждающихся в массивной трансфузии. J Am Coll Surg. 2013;216:290–7.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Danes AF, Cuenca LG, Bueno SR, Mendarte Barrenechea L, Ronsano JB. Эффективность и переносимость концентрата человеческого фибриногена у пациентов с приобретенным дефицитом фибриногена и активным тяжелым кровотечением или с высоким риском. Вокс Санг. 2008; 94: 221–6.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Stinger HK, Spinella PC, Perkins JG, Grathwohl KW, Salinas J, Martini WZ, et al. Отношение фибриногена к количеству перелитых эритроцитов влияет на выживаемость раненых, получающих массивные переливания в армейском госпитале боевой поддержки. J Травма. 2008;64:S79–85.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Шохль Х., Форстер Л., Войдке Р., Соломон С., Фелькель В.Применение ротационной тромбоэластометрии (РОТЕМ) для успешного лечения политравмы концентратом фибриногена и концентратом протромбинового комплекса. Анестезия. 2010;65:199–203.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Schöchl H, Nienaber U, Maegele M, Hochleitner G, Primavesi F, Steitz B, et al. Переливание крови при травмах: терапия на основе концентрата фактора свертывания крови под контролем тромбоэластометрии по сравнению со стандартной терапией на основе свежезамороженной плазмы.Критический уход. 2011;15:R83.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Ziegler B, Schimke C, Marchet P, Stogermuller B, Schochl H, Solomon C. Тяжелая детская тупая травма — успешная гемостатическая терапия под контролем ROTEM концентратом фибриногена без введения свежезамороженной плазмы или тромбоцитов. Клин Appl Thromb Hemost. 2013;19:453–9.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Козек-Лангенекер С.А., Афшари А., Альбаладехо П., Сантуллано К.А., Де Робертис Э., Филипеску Д.К. и др.Лечение тяжелого периоперационного кровотечения: рекомендации Европейского общества анестезиологов. Евр Дж Анаэстезиол. 2013;30:270–382.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Spahn DR, Bouillon B, Cerny V, Coats TJ, Duranteau J, Fernandez-Mondejar E, et al. Лечение кровотечения и коагулопатии после серьезной травмы: обновленное европейское руководство. Критический уход. 2013;17:R76.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Schöchl H, Nienaber U, Hofer G, Voelckel W, Jambor C, Scharbert G, et al.Целенаправленное управление коагуляцией у пациентов с обширной травмой с помощью введения концентрата фибриногена и концентрата протромбинового комплекса под контролем тромбоэластометрии (ROTEM). Критический уход. 2010;14:R55.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Innerhofer P, Westermann I, Tauber H, Breitkopf R, Fries D, Kastenberger T, et al. Исключительное использование концентратов факторов свертывания крови позволяет купировать коагулопатию и снизить частоту переливаний у пациентов с обширной тупой травмой.Травма, повреждение. 2013;44:209–16.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Theusinger OM, Madjdpour C, Spahn DR. Реанимация и переливание крови у пациентов с травмами: новые концепции. Curr Opin Crit Care. 2012;18:661–70.

    Артикул пабмед Google ученый

  • ван Хилкама В.А., Розендаал Фр. Высокий уровень фибриногена связан с риском тромбоза глубоких вен, в основном у пожилых людей.Джей Тромб Хемост. 2003; 1: 2677–8.

    Артикул Google ученый

  • Solomon C, Hagl C, Rahe-Meyer N. Динамика гемостатических эффектов введения концентрата фибриногена в хирургии аорты. Бр Джей Анаст. 2013; 110:947–56.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Schlimp CJ, Voelckel W, Inaba K, Maegele M, Schochl H.Влияние концентрата фибриногена отдельно или с концентратом протромбинового комплекса (+/- свежезамороженная плазма) на уровень фибриногена в плазме и прочность сгустка на основе фибрина (FIBTEM) при серьезной травме: ретроспективное исследование. Scand J Trauma Resusc Emerg Med. 2013;21:74.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Schochl H, Voelckel W, Maegele M, Kirchmair L, Schlimp CJ. Эндогенный тромбиновый потенциал после гемостатической терапии концентратом 4-факторного протромбинового комплекса: 7-дневное обсервационное исследование пациентов с травмами.Критический уход. 2014;18:R147.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Schochl H, Voelckel W, Grassetto A, Schlimp CJ. Практическое применение тестирования коагуляции в месте оказания медицинской помощи для принятия решений о лечении травм. J Травма неотложной помощи Surg. 2013;74:1587–98.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Карри Н., Рурк С., Давенпорт Р., Бир С., Панкхерст Л., Дири А. и др.Ранний криопреципитат при большом кровотечении при травме: рандомизированное контролируемое технико-экономическое обоснование. Бр Джей Анаст. 2015; 115:76–83.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Zentai C, Braunschweig T, Schnabel J, Rose M, Rossaint R, Grottke O. Концентрат фибриногена не подавляет синтез эндогенного фибриногена в модели 24-часовой травмы свиньи. Анестезиология. 2014; 121:753–64.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Рейнхарт ВХ.Фибриноген – маркер или медиатор сосудистых заболеваний? Васк Мед. 2003; 8: 211–6.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Герлингер К., Диркманн Д., Ханке А.А., Камлер М., Коттенберг Э., Тильманн М. и др. Терапия первой линии концентратами факторов свертывания крови в сочетании с коагуляционным тестированием в месте оказания медицинской помощи связана с уменьшением аллогенного переливания крови в сердечно-сосудистой хирургии: ретроспективное одноцентровое когортное исследование.Анестезиология. 2011; 115:1179–91.

    ПабМед Google ученый

  • Schaden E, Kimberger O, Kraincuk P, Baron DM, Metnitz PG, Kozek-Langenecker S. Алгоритм периоперационного лечения кровоточащих ожоговых больных снижает потребность в аллогенных продуктах крови. Бр Джей Анаст. 2012; 109: 376–81.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Рахе-Мейер Н., Соломон С., Ханке А., Шмидт Д.С., Кнёрцер Д., Хохляйтнер Г. и др.Эффекты концентрата фибриногена в качестве терапии первой линии во время большой операции по замене аорты: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Анестезиология. 2013; 118:40–50.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Weber CF, Gorlinger K, Meininger D, Herrmann E, Bingold T, Moritz A, et al. Тестирование по месту оказания медицинской помощи: проспективное рандомизированное клиническое исследование эффективности у пациентов с коагулопатией при кардиохирургии. Анестезиология.2012; 117: 531–47.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Martini J, Maisch S, Pilshofer L, Streif W, Martini W, Fries D. Концентрат фибриногена при дилюционной коагулопатии: исследование дозы на свиньях. Переливание. 2014;54:149–57.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Grottke O, Braunschweig T, Henzler D, Coburn M, Tolba R, Rossaint R. Влияние различных концентраций фибриногена на кровопотерю и параметры коагуляции в модели коагулопатии у свиней с тупым повреждением печени.Критический уход. 2010;14:R62.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Фрайс Д., Хаас Т., Клинглер А., Штрайф В., Клима Г., Мартини Дж. и др. Эффективность концентрата комплекса фибриногена и протромбина, используемого для устранения дилюционной коагулопатии — модель на свиньях. Бр Джей Анаст. 2006; 97: 460–7.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Соломон С., Гронер А., Йе Дж., Пендрак И.Безопасность концентрата фибриногена: анализ данных фармаконадзора за более чем 27 лет. Тромб Хемост. 2015; 113:759–71.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Zentai C, Solomon C, Meijden PE, Spronk HM, Schnabel J, Rossaint R, et al. Влияние концентрата фибриногена на образование тромбина, параметры тромбоэластометрии и лабораторные исследования коагуляции в модели 24-часовой травмы свиньи. Клин Appl Thromb Hemost.2015.

  • Мозессон М.В. Обновление по антитромбину I (фибрину). Тромб Хемост. 2007; 98:105–8.

    КАС пабмед Google ученый

  • Stansbury LG, Hess AS, Thompson K, Kramer B, Scalea TM, Hess JR. Клиническое значение числа тромбоцитов в первые 24 ч после тяжелой травмы. Переливание. 2013;53:783–9.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Джанноудис П.В., Смит М.Р., Эванс Р.Т., Беллами М.С., Гийу П.Дж.Уровни СРБ и ИЛ-6 в сыворотке после травмы. Не является прогностическим фактором септических осложнений у 31 пациента. Акта Ортоп Сканд. 1998; 69: 184–8.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Мейснер М., Адина Х., Шмидт Дж. Корреляция прокальцитонина и С-реактивного белка с воспалением, осложнениями и исходом в отделении интенсивной терапии для пациентов с множественными травмами. Критический уход. 2006;10:Р1.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Fenger-Eriksen C, Jensen TM, Kristensen BS, Jensen KM, Tonnesen E, Ingerslev J, et al.Замещение фибриногеном улучшает плотность цельного кровяного сгустка после разбавления гидроксиэтилкрахмалом у пациентов с кровотечением, перенесших радикальную цистэктомию: рандомизированное плацебо-контролируемое клиническое исследование. Джей Тромб Хемост. 2009; 7: 795–802.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Данбар Н.М., Чендлер В.Л. Генерация тромбина у больных с травмами. Переливание. 2009; 49: 2652–60.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Гроттке О., Россэнт Р., Хенскенс Ю., ван Эрле Р., Тен Кейт Х., Спронк Х.М.Способность концентрата протромбинового комплекса генерировать тромбин в модели разведения in vitro. ПЛОС Один. 2013;8, e64100.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Протромбиновое время и международное нормализованное отношение (PT/INR)

    Источники, используемые в текущем обзоре

    Тест протромбинового времени. Клиника Майо. Доступно в Интернете по адресу https://www.mayoclinic.org/tests-procedures/prothrombin-time/about/pac-20384661.Проверено 18.09.18.

    Тест протромбинового времени (PT). Клиника Кливленда. Доступно в Интернете по адресу https://my.clevelandclinic.org/health/diagnostics/17691-prothrombin-time-pt-test/test-details. Проверено 18.09.18.

    Протромбиновое время, плазма. Медицинские лаборатории Мэйо. Доступно в Интернете по адресу https://www.mayomedicallaboratories.com/test-catalog/Clinical+and+Interpretive/40934. Проверено 19.09.18.

    Протромбиновое время (PT). МедлайнПлюс. Доступно на сайте https://medlineplus.gov/ency/article/003652.htm. Проверено 19.09.18.

    (21 ноября 2014 г.) Протромбиновое время. Медскейп. Доступно в Интернете по адресу https://emedicine.medscape.com/article/2086058-overview. Проверено 03.10.18.

    Источники, использованные в предыдущих обзорах

    Томас, Клейтон Л., редактор (1997). Циклопедический медицинский словарь Табера. Компания FA Davis, Филадельфия, Пенсильвания [18-е издание].

    Пагана, Кэтлин Д. и Пагана, Тимоти Дж. (2001). Справочник по диагностическим и лабораторным тестам Mosby, 5-е издание: Mosby, Inc., Сент-Луис, Миссури.

    (2001). Международный нормализованный коэффициент (МНО). Консорциум университетской патологии [Электронный справочник]. Доступно в Интернете по адресу http://www.medicine.uiowa.edu/path_handbook/upcmd/01025/inr.html.

    (2000-2004) индийских рупий. Северо-западная кардиоваскулярная ассоциация, Южная Каролина [Онлайн-информация]. Доступно на сайте http://www.nwcardio.com.

    Броз, М. (1 июня 2003 г.). Протромбиновое время (ПВ). Медицинская энциклопедия MedlinePlus [он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.nlm.nih.gov/medlineplus/ency/article/003652.htm

    Брук Хаффман, Г. (15 апреля 2001 г.). Ведение пациентов, принимающих варфарин. Американский семейный врач, советы из других журналов [он-лайн журнал]. Доступно в Интернете по адресу http://www.aafp.org/afp/20010415/tips/5.html.

    Уоллинг, А. (15 февраля 2003 г.). Оптимальная антикоагулянтная терапия: определение самого безопасного МНО. Американский семейный врач, советы из других журналов [он-лайн журнал]. Доступно в Интернете по адресу http://www.aafp.org/afp/20030215/tips/22.HTML.

    Миллер, К. (15 сентября 2003 г.). Лечение варфарином при умеренном повышении МНО. Американский семейный врач, советы из других журналов [он-лайн журнал]. Доступно в Интернете по адресу http://www.aafp.org/afp/20030915/tips/6.html.

    Садовский Р. (15 февраля 2002 г.). Факторы, влияющие на задержку восстановления терапевтического уровня МНО. Американский семейный врач, советы из других журналов [он-лайн журнал]. Доступно в Интернете по адресу http://www.aafp.org/afp/20020215/tips/12.html.

    Хортон, Дж.и Бушвик, Б. (1 февраля 1999 г.). Терапия варфарином: разработка стратегий антикоагулянтной терапии. Американский семейный врач, клиническая фармакология [Электронный журнал]. Доступно в Интернете по адресу http://www.aafp.org/afp/9

    ap/635.html.

    Клиническая диагностика Генри и лечение с помощью лабораторных методов. 21-е изд. Макферсон Р., Пинкус М., ред. Филадельфия, Пенсильвания: Saunders Elsevier: 2007, стр. 733-737.

    Пагана К., Пагана Т. Руководство Мосби по диагностическим и лабораторным тестам. 3-е издание, Сент-Луис: Mosby Elsevier; 2006, стр. 441-443.

    Левин, М. (обновлено 9 марта 2007 г.) Протромбиновое время (ПВ). Энциклопедия MedlinePlus. Доступно на сайте http://www.nlm.nih.gov/medlineplus/ency/article/003652.htm. По состоянию на август 2008 г.

    (обновлено 29 мая 2007 г.) Протромбиновое время. Больница общего профиля Массачусетса, служба патологии. Доступно на сайте http://www.massgeneral.org/pathology/coagbook/co004400.htm. По состоянию на август 2008 г.

    (июнь 2008 г.) Ansell J, et al. Фармакология и управление антагонистами витамина К: Американская коллегия врачей-пульмонологов, основанная на фактических данных, клиническая практика (8-е издание). Сундук . 2008 г., июнь; 133 (6 доп.): 160S-198S. Доступно в Интернете по адресу http://www.ncbi.nlm.nih.gov. По состоянию на август 2008 г.

    Общество сердечного ритма. Информация для пациентов, международное нормализованное соотношение. PDF-файл доступен для загрузки по адресу http://www.heartrhythmfoundation.org/a-fib/INR_FINAL.pdf. По состоянию на август 2008 г.

    Университет Алабамы в Бирмингеме Служба коагуляции. Руководство по кровотечению. Доступно в Интернете по адресу http://coag.path.uab.edu/bleeding.htm. По состоянию на август 2008 г.

    Пагана, К. Д. и Пагана, Т. Дж. (© 2011). Справочник по диагностическим и лабораторным тестам Мосби, 10-е издание: Mosby, Inc., Сент-Луис, Миссури. стр. 807-811.

    Кларк В., редактор (© 2011). Современная практика клинической химии, 2-е издание: AACC Press, Вашингтон, округ Колумбия. стр. 265-281.

    Брукс, М. (3 февраля 2012 г.). Необходим тщательный мониторинг МНО, когда пользователи варфарина добавляют антибиотик. Medscape Today News от Reuters Health Information [он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.medscape.com/viewarticle/758067. По состоянию на май 2012 г.

    Мартин К. и Бердселл И. (8 марта 2012 г.). Необходим ли рутинный тест на коагуляцию у пациентов, поступающих в отделение неотложной помощи с болью в груди? Новости Medscape сегодня от Emerg Med J . 2012;29(3):184-187 [он-лайн информация]. Доступно на сайте http://www.medscape.com/viewarticle/759433. По состоянию на май 2012 г.

    Марлар, Р. и Гаусман, Дж. (23 февраля 2011 г.). Вы сообщаете точное международное нормализованное отношение? Узнайте, используя локальную проверку и калибровку.Medscape Today News от Lab Med . 2011;42(3):176-181 [он-лайн информация]. Доступно на сайте http://www.medscape.com/viewarticle/737622. По состоянию на май 2012 г.

    Дагдейл, Д. (обновлено 13 февраля 2011 г.). Протромбиновое время (ПВ). Медицинская энциклопедия MedlinePlus [он-лайн информация]. Доступно на сайте http://www.nlm.nih.gov/medlineplus/ency/article/003652.htm. По состоянию на май 2012 г.

    (18 ноября 2014 г., обновлено). Руководство для пациентов по приему варфарина. Американская Ассоциация Сердца.Доступно на сайте http://www.heart.org/HEARTORG/Conditions/Arrhythmia/PreventionTreatmentofArrhythmia/A-Patients-Guide-to-Taking-Warfarin_UCM_444996_Article.jsp. Проверено 05.04.15.

    Туазон, С. и Скарпачи, А. (21 ноября 2014 г., обновлено). Протромбиновое время. Лекарства и болезни Medscape. Доступно в Интернете по адресу http://emedicine.medscape.com/article/2086058-overview. Проверено 05.04.15.

    Дагдейл, Д. (2 февраля 2013 г., обновлено). Протромбиновое время (ПВ). Медицинская энциклопедия MedlinePlus.Доступно на сайте http://www.nlm.nih.gov/medlineplus/ency/article/003652.htm. Проверено 05.04.15.

    (18 декабря 2013 г.). Разбавители крови. Страница пациента JAMA. JAMA v (310) 23. Доступно на сайте jama.jamanetwork.com/data/Journals/JAMA/929490/jpg130073.pdf. Проверено 05.04.15.

    Олсон, К. и Трики, Д. (14 ноября 2014 г., обновлено). Токсичность варфарина и суперварфарина. Лекарства и болезни Medscape. Доступно в Интернете по адресу http://emedicine.medscape.com/article/821038-overview.Проверено 05.04.15.

    Пагана, К. Д., Пагана, Т. Дж., и Пагана, Т. Н. (© 2015). Справочник по диагностике и лабораторным испытаниям Mosby, 12-е издание: Mosby, Inc., Сент-Луис, Миссури. стр. 767-770.

     

    Влияние фибриногена на ПВ и АЧТВ

    From Alan Neal , Pathlab, NZ. Просто хотел приватный разговор о записи Fritsma Factor от 11 января 2018 г., » POC и ПТ/МНО на основе плазмы». Я не согласен с комментариями, сделанными в этой статье, и оспариваю использованную логику.По существу, если мониторинг ферментативного пути, такого как коагуляция, с помощью используемого «детектора» представляет собой преобразование фибриногена в фибрин, то скорость реакции будет зависеть от концентрации субстрата, т.е. е., фибриногена и чувствительность анализатора к определению конечной точки. Так что если нет или снижение фибриногена или дисфибриногена, затем снижение Vmax и, следовательно, PT/INR будет более продолжительным, чем тест-система, использующая определение конечной точки на основе сгустка.

    От Джорджа, спасибо Алану Нилу за его наблюдение, а также спасибо за разрешение опубликовать его ранее частный комментарий о факторе Фрицма, который кажется особенно полезным для изучения.Ответ Джорджа…

    В обоих PT/INR и РТТ путей, фибриноген редко является ограничивающим фактором. Функциональный уровень фибриногена должен быть ниже 100 мг/дл для продления времени свертывания любого анализа. На пути больше всего влияют концентрации в плазме и периоды полувыведения факторов свертывания крови, входящих в состав каждого из них. ПТ наиболее чувствителен к дефициту фактора VII, так как период полураспада фактора VII составляет 6 часов. Поскольку фактор VII является витамин К-зависимым фактором, его уровень снижается наиболее быстро на начало терапии варфарином или раннее заболевание печени, удлиняющее время свертывания крови и повышающее МНО.

    Для РТТ производители реагентов титруют компоненты фосфатидилсерин и активатор частиц, чтобы они были наиболее чувствительными к уровням активности факторов VIII, IX или XI, трех факторов, дефицит которых чаще всего вызывает гемофилию. Как правило, производители ориентируются на уровни от 30 ЕД/дл до 40 ЕД/дл каждого из этих факторов как уровни и . который РТТ удлиняется за верхнюю границу референтного интервала.Многим руководителям лабораторий требуется отдельный анализ фибриногена, обычно модификация Клауса анализа тромбинового времени, для оценки фибриногена, особенно при подозрении на заболевание печени.

    Ваш комментарий о чувствительности анализатора точен не только при сравнении разрозненных методов лечения цельной крови, но также и методов на основе плазмы «центральной лаборатории». Во многих приборах используется технология лазерного излучения и . различные длины волн. Они способны создавать динамическую кривую реакции.Другие инструменты используют электромеханическую конечную точку, которая не измеряет динамику сгустка. Различные POC а производители коагулометров на основе плазмы встраивают в свои схемы запатентованные алгоритмы с коэффициентами, которые преобразуют их «сырые» конечные точки в соответствие с эталонным значением, возможно, с динамическими конечными точками на основе лазера.


    Воспроизводимость всех приборов нарушается, если INR превышает 5, фактически клиническая разница между INR и незначительна. из, например, 6 и INR из 8.Оценка кровотечения ложится на клинициста. Это несоответствие возникает из-за использования плазмы в центральной лаборатории и POC . инструменты одинаковые. Я попросил коллегу проанализировать его результаты, которые заставили его выступать, пока безуспешно, за отказ от INR . и переход к анализу хромогенного фактора X (CFX) (не путать с хромогенным анти-Ха ). гепариновый анализ). И CFX, и хромогенный анти-Ха стабильны, репрезентативны для терапевтических уровней, не подвержены влиянию большинства факторов свертывания крови и воспроизводимы.


    Еще от г-на Нила о сверхтерапевтическом INR : Наша система предназначена только для пациентов с МНО <4,5 — дополнительное ведение пациентов зависит от супратерапевтического лечения. INR и клиническая картина, поэтому мы ожидаем эту вариацию. Ранее мы использовали Innovin для нашего PT/ INR . и перешел на рекомбипластин, что привело к снижению INR s & gt ;10. Что, я уверен, не связано с лучшим лечением варфарином, но, вероятно, Innovin обладает более высокой чувствительностью к фактору VII.

     

    Высокие дозы фибриногена по сравнению с клинически рекомендуемой дозой свежезамороженной плазмы для купирования дилюционной коагулопатии в модели тяжелой гемодилюции in vitro

    Исходные данные: Замещение объема коллоидами и кристаллоидами дозозависимо вызывает дилюционную коагулопатию. Для лечения можно использовать концентрат фибриногена и свежезамороженную плазму, хотя эффективная доза каждого из препаратов неясна. Цель этого исследования состояла в том, чтобы оценить, являются ли высокие дозы фибриногена или рекомендуемые дозы свежезамороженной плазмы одинаково эффективными в лечении глубокой дилюционной коагулопатии in vitro.Методы: Образцы крови десяти здоровых добровольцев разбавляли на 60% физиологическим раствором, сбалансированным 4% желатином или сбалансированным 6% гидроксиэтилкрахмалом 130/0,42 и добавляли либо 85 мг/кг концентрата фибриногена, либо 20 мл/кг свежезамороженной плазмы. Обычные анализы коагуляции (протромбиновое время, активированное частичное тромбопластиновое время, фибриноген плазмы, факторы V и VIII) и активированная ротационная тромбоэластометрия (EXTEM: время свертывания, время образования сгустка, Тема: максимальная плотность сгустка) были выполнены во всех образцах.Результаты: Для растворов физиологического раствора и желатина параметры фибриногена плазмы и тромбоэластометрии нормализовались концентратом фибриногена, в то время как обычные анализы коагуляции и факторы V и VIII оставались неизменными. Свежезамороженная плазма улучшала как обычные анализы коагуляции, факторы свертывания крови, так и параметры тромбоэластометрии в растворах физиологического раствора и желатина. Для разведений гидроксиэтилкрахмала фибриноген плазмы увеличивался свежезамороженной плазмой и даже нормализовался концентратом фибриногена.Обычные анализы коагуляции и факторы V и VIII улучшались только при использовании свежезамороженной плазмы. Показатели тромбоэластометрии практически не изменились, нарушаясь как концентратом фибриногена, так и свежезамороженной плазмой. Заключение: Высокие дозы концентрата фибриногена и рекомендуемые клинически дозы свежезамороженной плазмы одинаково эффективны и могут частично восстанавливать показатели вязкоупругой коагуляции в глубоких разведениях физиологического раствора и желатина, но только свежезамороженная плазма улучшает обычные показатели коагуляции.Вызванное гидроксиэтилкрахмалом нарушение полимеризации фибрина не восстанавливается ни концентратом фибриногена, ни свежезамороженной плазмой.