10Май

Дисфункция жкт: Основные проявления дисфункции желудочно-кишечного тракта (ЖКТ)

Содержание

Функциональные расстройства желудочно-кишечного тракта — диагностика и лечение в медицинском центре «Андреевские больницы

Функциональные расстройства желудочно-кишечного тракта составляют группу гетерогенных (различных по природе и происхождению) клинических состояний, проявляющихся различными симптомами со стороны ЖКТ и не сопровождающихся структурными, метаболическими или системными изменениями. При отсутствии органической основы заболевания, такие расстройства существенно снижают качество жизни больного.

Для постановки диагноза необходимо существование симптомов на протяжении не менее полугода с активными их проявлениями в течение 3-х месяцев. Следует помнить также, что симптомы ФРЖКТ могут наслаиваться и перекрывать друг друга при наличии иных заболеваний, не связанных с ЖКТ.

Причины функциональных расстройств желудочно-кишечного тракта

Выделяют 2 основные причины:

  • Генетическая предрасположенность. ФРЖКТ часто наследственно обусловлены. Подтверждение тому – частый «семейный» характер нарушений. При обследованиях находят сходные у всех (или через поколение) членов семьи генетически передаваемые особенности нервной и гормональной регуляции двигательной способности кишечника, свойства рецепторов стенок органов ЖКТ и т.д.
  • Психическая и инфекционная сенсибилизация. Сюда относят перенесенные острые инфекции кишечника, тяжелые условия социальной среды человека (стрессы, непонимание со стороны близких, стеснительность, постоянные страхи различной природы), физически тяжелая работа и др.

Симптомы функциональных расстройств желудочно-кишечного тракта

Зависят от вида функционального расстройства:

  • Синдром раздраженного кишечника (толстого и тонкого) – это функциональные расстройства, характеризующиеся наличием болей в животе или абдоминальным дискомфортом и сочетающиеся с нарушениями дефекации и транзита кишечного содержимого. Для постановки диагноза симптомы должны существовать не менее 12 недель на протяжении последних 12 месяцев.
  • Функциональное вздутие кишечника. Представляет собой часто повторяющееся чувство распирания в животе. Оно не сопровождается видимым увеличением живота и другими функциональными расстройствами ЖКТ. Распирающее чувство должно наблюдаться не менее 3-х дней в месяц за последние 3 месяца.
  • Функциональный запор – заболевание кишечника неизвестной этиологии, проявляющееся постоянно затрудненными, нечастыми актами дефекации или ощущением неполного освобождения от каловых масс. В основе дисфункции лежит нарушение кишечного транзита, акта дефекации или сочетание того и другого одновременно.
  • Функциональная диарея – хронический с рецидивами синдром, характеризующийся жидким или неоформленным стулом без боли и неприятными ощущениями в животе. Часто является симптомом СРК, но в случае отсутствия других симптомов, рассматривается как самостоятельное заболевание.
  • Неспецифические функциональные расстройства кишечника — метеоризм, урчание, вздутие или растяжение, чувство неполноценного опорожнения кишечника, переливания в животе, императивные позывы на дефекацию и избыточное отхождение газов.

Диагностика функциональных расстройств желудочно-кишечного тракта

Полное, всестороннее клиническое и инструментальное обследование органов ЖКТ. При отсутствии обнаружения органических и структурных изменений и наличии симптомов дисфункции ставится диагноз функционального расстройства желудочно-кишечного тракта.

Лечение функциональных расстройств желудочно-кишечного тракта

Комплексное лечение включает диетологические рекомендации, психотерапевтические мероприятия, лекарственную терапию, физиотерапевтические процедуры.

Общие рекомендации при запорах: отмена закрепляющих препаратов, продуктов, способствующих запорам, прием большого количества жидкости, пищи, богатой балластными веществами (отруби), физическая активность и устранение стресса.

При преобладании диареи ограничивают поступление в организм грубой клетчатки и назначают медикаментозную терапию (имодиум).

При преобладании болевых ощущений назначают спазмолитики, физиотерапевтические процедуры.

Профилактика функциональных расстройств желудочно-кишечного тракта

Повышение стрессоустойчивости, позитивный взгляд на жизнь, уменьшение вредных влияний на ЖКТ (алкоголь, жирная, острая пища, переедания, несистематичность питания и т.д.). Специфической профилактики не существует, поскольку прямых причинных факторов не обнаружено.

симптомы и признаки болезней ЖКТ

В пищеварении участвует более двух десятков органов, которые размельчают пищу, усваивают питательные вещества и выводят из организма лишнее [1] . Это система «полного цикла» — от поглощения пищевых продуктов и их переработки до удаления непереваренных остатков. Крайне важно, чтобы каждый ее элемент работал четко и не давал сбоев.

Как устроен желудочно-кишечный тракт человека

Процесс пищеварения чем-то напоминает спуск с горки в аквапарке. Начало пути — ротовая полость , где еда пережевывается, измельчается, перемешивается со слюной и превращается в мягкий пищевой комок [2] .

Это интересно

Слизистая оболочка ротовой полости имеет рецепторы, помогающие распознавать вкус, температуру и консистенцию пищи. Эти датчики передают сигналы в мозг, который включает в работу слюнные, фундальные и поджелудочную железы.

Далее следует глотка — воронкообразный канал, в котором пересекаются пищеварительный и дыхательный пути.

Путешествие еды продолжается в пищеводе — мышечной трубке цилиндрической формы длиной 22–30 см. Для переваривания и всасывания пищи требуется определенное время. В связи с этим на всем протяжении пищеварительного тракта имеются специальные замыкающие аппараты, способные «закрывать» тот или иной отдел пищеварительного канала. К таким аппаратам относятся сфинктеры и клапаны: пищеводно-желудочный сфинктер, сфинктер привратника, илеоцекальный клапан, сфинктеры ободочной кишки, заднепроходные сфинктеры и другие [3] .

Желудок — мешкообразный мышечный орган, соединяющий пищевод с двенадцатиперстной кишкой (ДПК). Он похож на котел, в котором пища накапливается, перемешивается до пастообразной массы и переваривается под действием желудочного сока. Сок желудка состоит из ферментов и соляной кислоты, в силу чего имеет выраженную кислотность (около 1,5–2,0 pH). Желудочный сок расщепляет белки и другие химические соединения, после чего они транспортируются в тонкий кишечник для окончательного переваривания и усвоения. Желудок выполняет, кроме того, защитную функцию, так как желудочный сок обладает бактерицидным действием [4] .

Длина тонкой кишки , состоящей из двенадцатиперстной, тощей и подвздошной кишки и занимающей большую часть брюшной полости, составляет около 4,5 м. Тонкий кишечник содержит железы, вырабатывающие кишечный сок для основного переваривания пищи и всасывания питательных веществ в кровь [5] .

Толстая кишка — нижняя часть кишечника, в которой происходит всасывание воды, электролитов, клетчатки и оформление непригодных пищевых остатков в кал. Толстая кишка имеет длину 1,5 м и подразделяется на слепую, ободочную и прямую кишку. Прямая кишка — конечный отдел пищеварительного тракта — заканчивается отверстием (анусом). Служит для накопления кала и опорожнения кишечника. Здесь заканчивается «небывалое путешествие» — переработанные остатки пищи покидают организм [6] .

В пищеварении также участвуют поджелудочная железа, почки, надпочечники, желчный пузырь и печень.

Поджелудочная железа располагается в тесном соседстве с желудком и двенадцатиперстной кишкой. Она выделяет панкреатический сок, способствующий полноценному перевариванию пищи и протеканию обменных процессов.

Печень принимает участие в обмене липидов, витаминов, белков и углеводов, синтезирует белки крови: глобулины, альбумины и фибриноген. Орган участвует в иммунологических реакциях.

Функции желчного пузыря — хранить и подавать по мере необходимости концентрированную желчь, которая постоянно вырабатывается клетками печени. Желчь принимает непосредственное участие в пищеварении человека и выступает своеобразным антибактериальным средством.

Стоит упомянуть и о роли в пищеварении почек и надпочечников , относящихся к системе мочевыделения. Они обрабатывают воду, поступившую из толстой кишки, фильтруя ее на пригодную для нужд организма и на мочу, содержащую ненужные примеси и подлежащую выведению.

На каждом из этапов прохождения еды по желудочно-кишечному тракту возможны сбои, приводящие к неполному усвоению пищи, проблемам с выведением отработанного материала и грозящие развитием патологий ЖКТ.

Среди причин проблем с пищеварительной системой лидирует неправильное питание, имеющее различные формы. Это переедание и употребление тяжелой пищи, недоедание и голодание, нерегулярность в приемах пищи, перекусы на скорую руку, скудность и несбалансированность рациона. На ЖКТ отрицательно влияют плохо очищенная вода, вредные пищевые добавки.

Другие факторы: плохая экология, стрессы, вредные условия труда, пагубные привычки, врожденная предрасположенность, аутоиммунные заболевания и сбои в эндокринной системе, побочное воздействие лекарств (антибиотиков, противовоспалительных, обезболивающих, гормональных препаратов), нарушение санитарных норм при приготовлении и употреблении пищи, способное вызвать инфекционные заболевания и заражение паразитами.

Сбои в пищеварительной системе негативно влияют на весь организм, снижают иммунитет, нарушают обмен веществ, приводят к ухудшению внешнего вида кожи, ломкости волос и ногтей. Они чреваты онемением конечностей, болями в мышцах и костях, нарушением сна [7] .

Возможные осложнения для сердечно-сосудистой системы: гипертония, аритмия, стенокардия, риск инсульта и инфаркта. На фоне заболеваний ЖКТ могут развиться анулярный стоматит, глоссит, кровоточивость десен, экзема, нейродермит. При запущенных формах болезней ЖКТ возможно поражение гипофиза, надпочечников, половых желез, щитовидной железы.

Болезни ЖКТ: о чем говорит статистика

Заболевания желудочно-кишечного тракта относятся к числу наиболее часто встречающейся патологии в мире. По прогнозам экспертов Всемирной организации здравоохранения, к середине XXI века заболевания органов пищеварения будут занимать одно из ведущих мест. Это во многом обусловлено образом жизни современного человека (стрессы, нерациональное питание, гиподинамия, вредные привычки), загрязнением окружающей среды, увеличением в рационе доли некачественных и генно-модифицированных продуктов питания [8] .

Медицинская статистика

По состоянию на 1 января 2018 года можно утверждать, что в структуре смертности населения РФ болезни органов пищеварения находятся на пятом месте — 5,1% (63 случая на 100 000 человек). Первое место занимают болезни системы кровообращения — 47,3%, на втором новообразования — 16,1%, на третьем месте внешние причины — 8,4%, далее следуют болезни нервной системы — 5,6%. В целом за период 2016–2017 годов наблюдается снижение смертности от болезней органов пищеварения на 5,5% — c 67 до 63 человек на 100 000 человек населения [9] .

Мужчины чаще становятся жертвами болезней ЖКТ: за 2017 год зафиксировано 50 538 смертей мужчин от причин, связанных с болезнями пищеварения, в то время как для женского населения этот показатель составил 42 451 [10] .

Среди смертоносных гастроэнтерологических заболеваний 47,9% занимают болезни печени . Мужчин погибает больше, чем женщин (соотношение составляет 15:11). Болезни желчного пузыря, желчевыводящих путей и поджелудочной железы находятся на втором месте — это 15,3%. Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, несмотря на широкую распространенность, приводит к гибели 11,5% пациентов от общего числа умерших в гастроэнтеральной группе. От аппендицита умирают в 0,3% случаев [11] .

Бактерия Helicobacter pylori, этиопатогенетический агент ряда «желудочных» и «внежелудочных» заболеваний, включая рак желудка, присутствует более чем у 28–84% населения планеты (цифра значительно колеблется в зависимости от методов тестирования населения) [12] . Из инфицированных лиц 50% страдают хроническим гастритом, 10–15% — язвенной болезнью, примерно 1% — карциномой или МАLT-лимфомой желудка [13] .

В России, согласно данным из различных регионов, присутствие Helicobacter pylori в желудке отмечается у 65–92% взрослых пациентов [14] .

Последствие гастрита — язва желудка обнаруживается у каждого 15-го жителя Земли.

В целом различные болезни органов пищеварения зарегистрированы у 11,5% россиян различного возраста (в среднем это 11 518 человек на 100 000). Среди «лидеров» заболеваемости за 2017–2018 годы (из расчета на 100 000 человек населения) можно отметить следующие заболевания [15] :

  • Гастрит и дуоденит, которые диагностированы у 2806 человек, что составляет 2,8% от общего числа жителей РФ.
  • Болезни желчного пузыря, желчевыводящих путей — 1643 человека, или 1,64%.
  • Болезни поджелудочной железы — 949 человек, или 1%.
  • Язва желудка и двенадцатиперстной кишки диагностирована у 835 человек, или 0,84%.
  • Болезни печени — у 361 человека, что составляет 0,4% (из них у 82 человек диагностирован фиброз и/или цирроз печени — 0,082%).
  • Неинфекционный энтерит и колит — 274 человека, что составляет 0,3%.

Симптомы наиболее распространенных заболеваний ЖКТ

Типичные признаки патологий ЖКТ: изжога (жжение от заброса содержимого желудка в пищевод), метеоризм и стеноз кишечника (вздутие, вызванное скоплением газов в кишечнике), отрыжка (выход газов из желудка или пищевода), тошнота и рвота, проблемы со стулом (запор или диарея), неприятный запах изо рта, появление налета на языке.

Реже встречаются: дисфагия (нарушение глотания, сопровождающееся болью и чувством остановки пищевого комка), примеси в кале (кровь, слизь, остатки непереваренной пищи), отек языка, горечь во рту, кожный зуд и другие аллергические реакции. Заболевания единого патогенеза имеют как общие, так и специфические признаки.

Заболевания желудка

Боли в подложечной (эпигастральной) области и диспептический синдром (отрыжка кислым, изжога, рвота и тошнота) могут указывать на ряд заболеваний желудка, пищевода и ДПК.

При язвенной болезни , представляющей собой рану стенки ДПК или желудка, присутствуют резкие периодические боли в левом подреберье, которые могут отдаваться в левую половину грудной клетки и в левую лопатку, а также в грудной и/или в поясничный отдел позвоночника. В зависимости от локализации язвы, боли могут наступать либо сразу после еды, либо в промежутке от получаса до трех часов. «Голодные» и «ночные» боли появляются через шесть–семь часов после еды и исчезают после приема пищи. Типичны сезонные — возникающие весной и осенью — обострения болезни. При обострении наблюдаются отрыжка кислым, тошнота, запоры. Язвенное кровотечение проявляется рвотой типа «кофейная гуща» и/или черным (цвета дегтя) стулом. При этом могут возникать слабость, потеря сознания, тахикардия, снижение давления [16] .

Сходным образом проявляются гастродуоденальные расстройства: воспалительные процессы желудка ( хронический геликобактерный гастрит ) и двенадцатиперстной кишки ( дуоденит ). Заболевания в некоторых случаях протекают бессимптомно, но чаще сопровождаются симптомами функциональной диспепсии. Это острые, ноющие или тянущие боли в верхней части живота, которые не локализуются в других отделах живота и не уменьшаются после дефекации. Также возникает жжение и чувство переполнения в подложечной области после еды, раннее насыщение и тяжесть в животе даже при малом потреблении пищи. Эти синдромы могут сочетаться и сопровождаться тошнотой [17] .

Важно!

К сожалению, эти диагностические критерии не являются специфичными для функциональной диспепсии (соответственно, и для гастрита) и могут встречаться при многих других заболеваниях. Поэтому диагноз «функциональная диспепсия» ставится только после тщательного обследования больного с целью исключения более серьезных заболеваний [18] .

Грыжа пищевода, последствием которой является гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ), проявляется изжогой — это наиболее характерный симптом, наблюдающийся у 83% больных. Выраженность изжоги увеличивается при погрешностях в диете, приеме алкоголя и газированных напитков, физическом напряжении, наклонах и в горизонтальном положении. Другой симптом — отрыжка, которая усиливается после еды и приема газированных напитков, при физических нагрузках. Также отдается болями в эпигастральной области при смене позы и после приема пищи. Возможно появление болей в спине и опоясывающей боли. У 20% пациентов (преимущественно старше 60 лет) отмечаются боли в области сердца на фоне сопутствующих кардиологических заболеваний. Они локализуются в груди и по ходу пищевода и могут создавать впечатление коронарных болей. Присутствуют и внепищеводные проявления ГЭРБ, которые включают бронхолегочный, оториноларингологический и стоматологический синдромы, — хронический кашель, связанный с рефлюксом, хронический ларингит, бронхиальная астма и эрозии эмали зубов [19] .

Кишечник часто страдает и от воспалительных процессов, инфекционных поражений. Это воспаления толстого и тонкого кишечника — энтерит (синдром мальабсорбции) и колит. Чаще всего эти заболевания сочетаются — гастроэнтерит, энтероколит или гастроэнтероколит. Обычно, если на первый план выходит картина острого колита или энтероколита, диагностируется дизентерия. Когда преобладает гастроэнтерит, то заболевание диагностируется как пищевая токсикоинфекция.

Острый энтерит сначала проявляется расстройством стула (до 15 раз в сутки), тошнотой, рвотой, болями в околопупочной области. Затем присоединяется общая симптоматика: повышение температуры, слабость, потливость, головная боль. Хронический энтерит развивается в течение длительного времени, нередко на фоне сопутствующего гастрита. Отмечаются вздутие живота, холодный пот, дрожание конечностей, тахикардия, а также громкое урчание в животе, шум плеска и болезненность при пальпации. Во время дефекации и сразу после нее пациент испытывает резкую слабость, головокружение, тошноту, падение давления. Симптомы острого колита — сильная схваткообразная боль в животе, частый жидкий стул с примесью слизи и/или крови, болезненные позывы на дефекацию, общее недомогание, слабость, нередко повышение температуры [20] .

Признаки парапроктита (свища заднего прохода), или абсцесса (гнойного воспаления) прямой кишки, — это наличие наружного гнойника или свищевого отверстия вблизи ануса, сильные боли в области прямой кишки или промежности. На фоне увеличения гнойника в размерах появляются серозные, сукровичные, гнойные выделения, боли усиливаются, позывы на дефекацию становятся мучительными, повышается температура, возможен озноб [21] .

Дисбактериоз (дисбиоз) может иметь как латентную (компенсированную) форму , протекающую без выраженных клинических проявлений, так и клиническую , которая проявляется диареей, вздутием живота, схваткообразными болями, диспепсическими расстройствами и аллергическими реакциями (зуд и высыпания на коже) [22] .

Геморрою (варикозному расширению вен прямой кишки) свойственны ярко выраженные симптомы. Это ощущение дискомфорта и влажности в области заднего прохода, кровотечение или мазание кровью после акта дефекации; наличие увеличенных наружных геморроидальных узлов и/или их выпадение через анальное отверстие (как правило, связанное с нарушением стула, диеты, у женщин — с беременностью и родами). Присутствует болезненность при опорожнении кишечника, которая продолжающаяся еще некоторое время (при ходьбе, в сидячем и лежачем положении) [23] .

Симптоматика аппендицита определяется возрастом пациента, областью расположения аппендикса в брюшной полости и наличием осложнений.

Важно!

Рекомендуется рассматривать как подозрение на острый аппендицит любое настойчивое проявление боли в правом нижнем квадранте живота [24] .

Иногда боль «отдает» в пупочную область, в некоторых случаях — в тазобедренный сустав. Часто сопровождается тошнотой и рвотой, анорексией (полным отсутствием аппетита). Температура поднимается и держится в пределах 37–38 градусов [25] .

Нельзя упускать из вида и одну из самых распространенных патологий кишечника — синдром раздраженного кишечника (СРК) , возникающий по меньшей мере раз в неделю и сопровождающийся следующими симптомами [26] :

  • Боль в животе, которая имеет преходящий характер, бывает локализована преимущественно в подвздошных областях, чаще слева. Боль обычно усиливается после приема пищи, уменьшается после акта дефекации, отхождения газов, приема спазмолитических препаратов. У женщин боль усиливается во время менструаций. Важной отличительной особенностью болевого синдрома при СРК считается отсутствие боли в ночные часы.
  • Ощущение вздутия живота, менее выраженное в утренние часы, нарастающее в течение дня, усиливающееся после приема пищи.
  • Нарушения стула в виде запора, поноса или их чередования. Нарушения акта дефекации в виде императивных позывов на дефекацию или чувства неполного опорожнения кишечника.

СРК оказывает негативное влияние на весь организм: пациент жалуется на головную боль, бессонницу, повышенную утомляемость, учащенное сердцебиение даже в полном покое. Также присутствуют боли в поясничной области, другие мышечные и суставные боли, урологические симптомы, тошнота, изжога. У женщин возможна диспареуния (появление боли при половом акте) [27] .

По мнению большинства специалистов, СРК имеет психосоматическую природу и появляется вследствие стресса, сильной эмоциональной перегрузки. Однако для избавления от проблемы важно не только прийти в душевное равновесие, но и применить комплексное медикаментозное лечение. На данный момент существуют специализированные препараты, разработанные для лечения раздраженного кишечника. Они успешно устраняют различные симптомы и нормализуют работу кишечника.

Болезни печени

Гепатит (аутоиммунный гепатит, вирусные гепатиты B, C, D, неопределенный хронический вирусный гепатит, криптогенный хронический гепатит и другие) отмечается целым спектром признаков. Среди них — общая слабость, утомляемость, снижение аппетита, работоспособности и настроения, эмоциональная лабильность, раздражительность, нарушение сна, отвращение к еде. Диспепсия, ощущение тяжести в животе, боль в крупных суставах, появление сыпи, повышение температуры тела. Также присутствует потемнение мочи, пожелтение кожных покровов, склер и других тканей. Отсюда другое широко распространенное название болезни — желтуха, такое состояние связано с чрезмерным количеством билирубина в крови. Желтушность склер и кожи становится очевидной при уровне билирубина, превышающем 3 мг/дл. Холестатическая желтуха сопровождается ярко выраженным кожным зудом.

В некоторых случаях присутствует увеличение печени и селезенки. Боли при заболеваниях печени локализуются в области правого подреберья, иногда в подложечной области и имеют различный характер. Хронические гепатиты сопровождаются следующими системными проявлениями: полиартрит, полимиозит, пневмонит, фиброзирующий альвеолит, плеврит, перикардит, миокардит, язвенный колит, сахарный диабет, гемолитическая анемия, нарушения свертываемости крови и другие [28] .

Цирроз печени во многих случаях может некоторое время развиваться бессимптомно и выявляется случайно при клиническом обследовании. Но в большинстве случаев присутствуют некоторые или все из нижеперечисленных симптомов: слабость, анорексия, дискомфорт в подложечной области и правом подреберье, потеря веса и мышечной массы. На стадии развернутых проявлений появляются энцефалопатия (спутанность сознания, крупноразмашистый тремор, печеночный запах изо рта), кровоточивость десен, «сосудистые звездочки», желтуха, кожный зуд и другое. Заболевание сопровождается серьезными системными проявлениями [29] .

Болезни желчного пузыря и желчевыводящих путей

Признаки холецистита (воспаленного желчного пузыря) — острая боль в правом подреберье после еды, особенно при приеме жирной и жареной пищи, вздутие кишечника, приступы тошноты, рвоты, постоянный горький вкус во рту. Боли могут приобретать постоянный характер, усиливаются при перемене положения тела, наклоне туловища вперед и иррадиируют в правую поясничную область, правую лопатку, правое плечо. Также боль усиливается при глубоком вдохе во время прощупывания зоны желчного пузыря. Многие пациенты отмечают незначительное (до субфебрильных цифр) повышение температуры [30] .

Болезни поджелудочной железы

У больных панкреатитом первоначально появляются жалобы на острую боль в животе, которая может иметь разную интенсивность и локализацию. В правой верхней половине живота — при поражении головки поджелудочной железы. В подложечковой области — при преимущественном поражении тела поджелудочной железы. В левом подреберье — при поражении «хвоста» железы. Диспепсический симптомокомплекс (ощущение переполнения желудка и дискомфорт, вздутие живота, тошнота, отрыжка) в большинстве случаев появляется при затяжном течении заболевания [31] .

Большинство распространенных и опасных для жизни заболеваний желудочно-кишечного тракта вызвано воспалительными процессами на фоне бактериальной или вирусной инфекции. Пищеварение — это единая взаимосвязанная система, и заболевания ее органов могут последовательно развиться по принципу домино. Поэтому в лечении патологий ЖКТ эффективен комплексный подход: коррекция диеты и образа жизни, обращение к врачу с целью подбора лечебной стратегии, в том числе фармакологических средств, предназначенных для снятия спазма гладкой мускулатуры пищеварительного канала, желче- и мочевыводящих путей.


Детская гастроэнтерология

Детская гастроэнтерология является, одним из актуальных направлений современной педиатрии. Одной из актуальных проблем отечественного здравоохранения остается высокая распространенность гастроэнтерологических заболеваний у детей, в том числе генетически детерминированных. Последние могут сопровождаться абсолютной или относительной экзокринной недостаточностью поджелудочной железы, что проявляется изменением характера стула, абдоминальным болевым синдромом, метеоризмом, общей слабостью, снижением аппетита и физической активности, похудением и отставанием в росте. В качестве заместительной терапии при внешнесекреторной недостаточности поджелудочной железы у детей назначают препараты панкреатических ферментов, способствующие перевариванию белков, жиров и углеводов пищи. 

Прогресс педиатрической науки привел к значительным достижениям в диагностике, лечения и профилактики заболеваний органов пищеварения у детей. Проблемы ЖКТ (желудочно-кишечный тракт), являеться наиболее частой патологией как у взрослых, так и у детей. 

Наибольшая часть поражения органов пищеварения проходит на хронических заболеваниях верхних отделов пищеварительного тракта (эзофагит, гастрит, дуоденит, язвенная болезнь двенадцати-персной кишки). 

У детей нарушение ЖКТ появляеться с первого года жизни. Это связанно с иннервацией кишечника, дисфункции центральной регуляции, поздний старт ферментативных систем, повышенное газообразование, аллергические и псевдоаллергические реакции. Одной из важных проблем современной педиатрии , является широкая распространенность гастроэнтерологических заболеваний у детей, тенденция к их росту и рецидивированию в старших возрастных группах. 

Также неуклонно растет частота различной наследственной патологии , сопровождающейся системными поражениями и, в частности, затрагивающей органы желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) и гепатобилиарной зоны .Все это непосредственно связанно так, же с переходом истественного вскармливания на исскуственное. 

Любой патологический процесс характиризуется нарушениями со стороны ферментальных систем и рецепторного аппарата. Такой процесс негативно сказывается на функционировании всех органов и приводит к возникновеннию вторичных эндокринных иммунологических и метаболических сдвигов. 

Ведущее звено – это дефицит ферментов ЖКТ(трипсина ,химотрипсина ,амилазы, липазы),которые участвуют в процессе переваривания и всасывания пищи. 

Общим принципом диагностики нарушенной экзокринной функции поджелудочной железы является оценка характера стула. Наиболее простым в выполнении и достаточно информативным методом до настоящего времени остается копрологическое исследование. Повышенное содержание нейтрального жира в фекалиях указывает на нарушение липоли-тической функции поджелудочной железы, увеличение количества мышечных волокон нарушение протеолитических процессов, в которых участвуют не только протеазы поджелудочной железы, но и желудка; увеличение крахмала — на нарушение функции амилазы, в первую очередь панкреатической.

Лечение болезней органов пищеварения у детей представляет собой динамичный и одновременно эволюционный процесс. 

Успех лечения консервативного либо хирургического в первую очередь зависит от питания .Любое количественное-качественное нарушение питания, может быть существенным фактором развития патологии,но с другой стороны ,изменения органов желудочно-кишечного тракта способны нарушать процессы пищеварения и отражаться на состоянии здоровья ребенка. 

Эффективность терапии изучают на основании клинической оценки динамики основных симптомов нарушения пищеварения на фоне лечения, данных ультразвукового исследования внутренних органов ,биологических и клинических исследований крови и диагностики мочи. 

Разработка и внедрение различных видов питания: 

  • физиологическое
  • сбалансированное
  • адекватное
  • фюрсированное
  • профилактическое
  • лечебное
  • функциональное

Все эти виды питания рассматриваються, на курсе пропедевтики детских болезней, дают возожность считать нутрициологию одним из базисов здоровья ребенка и активно использовать ее достижения в качестве лечебно-профилактических средств в гастроэнтерологии.

душ Шарко, гидромассаж, циркулярный душ, др.

Душ Шарко — лечебно-оздоровительная процедура, представляющая собой активный массаж струей воды под давлением. Применяют для повышения тонуса мышц и уменьшения жирового слоя, восстанавливает работу внутренних органов, тонизирует организм, нормализует сон и благотворно сказывается на психике человека.

Душ Шарко активизирует обмен веществ, улучшает кровообращение.

Показания для душа Шарко:

  • коррекция веса, целлюлит
  • остеохондроз позвоночника, заболевания суставов
  • комплексная тарапия неврозов
  • нейрогенная форма импотенции
  • бессоница
  • запоры
  • профилактика снижения иммунитета в зимний период
  • стрессы

Гидромассаж (подводный массаж)

Подводный массаж — это водная процедура, при которой тело больного, погруженное в ванну, массируют струей воды, подаваемой под давлением.

Пребывание больного в теплой ванне вызывает расслабление мышц, что позволяет во время массажа влиять на более глубоко расположенные ткани.

Гидромассаж (подводный душ-массаж) — это быстрый способ коррекции фигуры. Гидромассаж стимулирует расщепление жиров, уменьшает содержание в крови холестерина, повышает тонус мышц, улучшает состояние кожи, насыщает клетки кислородом, выводит из организма шлаки и токсины, активизирует защитные силы организма, усиливает обмен веществ.

Гидромассаж (подводный душ-массаж) также является дополнительной процедурой и в случаях серьезных заболеваний. Он ускоряет процессы восстановления двигательных функций, увеличивает подвижность в суставах конечностей и позвоночника. Под его воздействием размягчаются рубцы и спайки, улучшается моторика желудочно-кишечного тракта.

К тому же, гидромассаж (подводный душ-массаж) нормализует сон, повышает настроение, оказывает гармонизирующее действие на весь организм и считается одной из лучших сочетанных водных процедур.

Показания:

  • восстановление контуров тела, нарушение жирового обмена, целлюлит
  • стресс, синдром хронической усталости
  • для улучшения трофики и эластичности кожи
  • заболевания суставов, остеохондроз
  • астенический синдром
  • дисфункция кишечника, запоры
  • нарушение сна
  • климактерический период
  • сахарный диабет, гипотиреоз
  • нормализация работы вегетативной нервной системы

Циркулярный душ — лечебный душ, механизм которого основан на воздействии многочисленных тонких струек воды, направленных на тело.

Циркулярный душ оказывает тонизирующее воздействие на организм, повышая тонус и физическую активность, улучшает эмоциональное состояние. Душ улучшает кровообращение, что в свою очередь, способствует нормализации обмена веществ. Многочисленные струйки воды под давлением оказывают воздействие как на кожу (восстанавливает тонус), так и на мышцы (снимает спазмы), сосуды (нормализует деятельность), внутренние органы (снимает спазмы, улучшает кровообращение).

Показания для проведения циркулярного душа являются:

  • нарушения сна
  • переутомление, стресс
  • начальная стадия артериальной гипертензии
  • вегетососудистая дистония
  • пониженный иммунитет
  • сахарный диабет, гипотиреоз

Восходящий душ

Восходящий душ применяется для лечения ряда заболеваний органов малого таза.

Восходящий душ повышает тонус мускулатуры промежности, улучшает кровообращение, тонизирует эрогенные зоны.

Показания для восходящего душа:

  • геморрой
  • хронические запоры
  • недержание мочи
  • опущение половых органов у женщин
  • нарушения менструального цикла
  • бесплодие
  • хронические воспалительные процессы матки и придатков
  • простатит
  • импотенция

Записаться на процедуры Вы можете по телефонам:
268−15−22; 268−14−31

СПЕЦИАЛИСТЫ

Барковская Ирина Робертовна

заведующая отделением, врач-физиотерапевт высшей квалификационной категории

Сырцова Елена Викторовна

врач-физиотерапевт высшей квалификационной категории

Лечение желудочно-кишечного тракта

Перечень процедур

Заболевания органов пищеварения – следствие современного образа жизни. Питание «на ходу», постоянный стресс способны спровоцировать гастрит, панкреатит, холецистит, энтероколит и другие неприятные болезни, которые легко переходят в стадию хронических.

Показания к санаторному лечению:

  • гастроэзофагеальнорефлюксная болезнь;
  • язвенная болезнь желудка, 12-п кишки;
  • хронический гастрит, дуоденит;
  • хронический панкреатит;
  • хронический холецистит, дискинезии желчевыводящих путей;
  • желчнокаменная болезнь, ПХЭС;
  • хронический колит;
  • синдром раздраженного кишечника;
  • другие функциональные нарушения.

Противопоказания:

Общие противопоказания к направлению на санаторно-курортное лечение согласно Приказу Минздрава России от 07.06.2018 № 321н «Об утверждении перечней медицинских показаний и противопоказаний для санаторно-курортного лечения».

Все заболевания должны быть только в стадии компенсации или ремиссии!

Санаторий «Алтай-West» — это здравница с широким спектром услуг, базирующаяся на различных методах лечения.

Методы лечения заболеваний желудочно-кишечного тракта в санатории «Алтай-West»*:

  1. Прием минеральной воды «Белокурихинская Восточная №2»: благодаря содержащимся в ней микроэлементам, солям и газам маломинерализованная лечебно-столовая вода повышает рефлекторные реакции рецепторов внутренних органов и сосудов. Химические ингредиенты усиливают превращение холестерина в желчную кислоту и выведение желчи в кишечник. Питьевое лечение минеральной воды опосредованно нормализует функции печени, которая является в нашем организме главной биохимической лабораторией, а также является первичной профилактикой атеросклероза. Подробнее по ссылке.
  1. Бальнеолечение: доказано целебное влияние природных азотно-кремнистыми терм с содержанием радона на пациентов, страдающих заболеваниями желудочно-кишечного тракта. Радоновые ванны способствуют стимуляции ферментативной деятельности, улучшению процессов переваривания пищи, обладают выраженным противовоспалительным, обезболивающим и седативным действиями. Подробнее по ссылке.

При наличии противопоказаний для приема азотно-кремнистых ванн с содержанием радона,  назначаются хвойно-жемчужные, бишофитовые, валериановые, пароуглекислые ванны.

  1. Водолечение: оказывает терапевтическое действие за счет сочетания термического, механического и химического факторов. Для лечения пациентов с сердечно-сосудистой патологией в санатории широко применяют лечебные души (дождевой, циркулярный, Виши). В результате улучшается крово-лимфообращение и трофика в тканях, снижается мышечный тонус. (Ссылка)
  2. Физиотерапия: включаемые в общий терапевтический комплекс физиотерапевтические процедуры повышают общую эффективность санаторно-курортного лечения. Специалисты санатория в зависимости от выраженности клинических проявлений применяют магнитотерапию, КВЧ-терапию, лекарственный электрофорез, лазеротерапию.
  3. Грязелечение: в санатории «Алтай-West» применяют аппликационный метод лечения с использованием термокомпрессов. Процедура способствует ускорению обменных процессов, улучшению питания тканей, глубокому проникновению биологически активных веществ.
  4. Сифонное орошение кишечника минеральной водой (отваром из трав)
    В результате непосредственного воздействия на очаг воспаления в слизистой кишечника ионами минеральной воды (отваром из трав) достигаются противовоспалительный, ранозаживляющий эффекты, что способствует нормализации состояния не только кишечника, но и всего организма. Процедура назначается для лечения воспалительных заболеваний и дисфункции толстого кишечника. Сифонное орошение кишечника эффективно сочетается с назначением микроклизм, для снятия воспалительных процессов и улучшения микрофлоры кишечника. Назначается гастроэнтерологом для лечения заболеваний кишечника.
  5. Микроклизмы с отваром из трав и биовестином. При заболеваниях желудочно-кишечного тракта с успехом используются микроклизмы из отваров лечебных трав (ромашки, календулы), медикаментов, которые оказывают местное противовоспалительное действие, а также с жидким пробиотиком для нормализации микрофлоры толстого кишечника.
  6. Тюбаж (слепое зондирование) направлен на стимуляцию желчного пузыря и улучшению отхождения желчи, скопление которой может вызвать интоксикацию, воспаление и образование камней.
  7. Мониторное очищение кишечника на аппарате «Colon-Hydromat» проводится с целью очищения и массажа кишечника. Чередование давления на стенки кишечника с немедленным промыванием позволяет эффективно растворять и выводить твердый осадок и частицы, осуществлять массаж стенок кишечника и прилегающих к нему тканей.
  8. Лечебная физкультура (ЛФК): в санатории проводится в специально оборудованном зале под руководством опытных инструкторов по лечебной физкультуре. Пациенту подбирается индивидуальный двигательный режим, который может включать групповые занятия в зале ЛФК, плавание в бассейне, индивидуальные занятия в тренажерном зале, скандинавскую ходьбу.
  9. Лечебный массаж: неизменным методом санаторного лечения пациентов с заболеваниями желудочно-кишечного тракта является классический ручной массаж. Процедура улучшает артериальный кровоток, что ведет к уменьшению венозного застоя и улучшению обменных процессов.
  10. Психотерапия: проводится в ходе комплексного лечения, помогает снять напряжение, избавиться от негативных эмоций, побороть вредные привычки — курение, переедание.
  11. Рефлексотерапия: воздействие на биологически активные точки запускает механизмы саморегуляции организма, повышает адаптационные механизмы, нормализует обменные процессы.
  12. Плавание в бассейне: оказывают стимулирующее и тренирующее действие на состояние терморецепторов и вегетативной адаптации, оказывают выраженное болеутоляющее действие, тренируют механизмы терморегуляции, повышают устойчивость организма к неблагоприятным воздействиям внешней среды.
  13. Климатотерапия, терренкур: высокая ионизация воздуха Белокурихи, богатого отрицательно заряженными аэроионами обладает бактерицидным и бактериостатическим действием, способствует углублению дыхания, увеличению потребления кислорода и стимуляции окислительно-восстановительных процессов в тканях. Лучше всего для увеличения физической активности подходит терренкур – пешеходные прогулки с дозированными физическими нагрузками по самым живописным местам курорта. Врачами разработаны различные маршруты, рассчитанные на людей с разным уровнем физической подготовки. Естественные природные условия благотворно воздействуют на общее самочувствие, повышают физическую выносливость, укрепляют иммунитет.
  14. Диетотерапия: является неотъемлемым компонентом комплексного лечения пациентов с заболеваниями сердечно-сосудистой системы. Питание в санаторий «Алтай-West» сбалансировано по макро-, микроэлементам, аминокислотам, жирам и витаминам, включает продукты, необходимые для нормализации липидного обмена, направлена на очищение организма.

*- Для лечения и профилактики заболеваний желудочно-кишечного тракта рекомендуется регулярно проходить курс санаторно-курортного лечения.

Забронировать

4 обследования желудочно-кишечного тракта, которые нужно проходить после 30 лет

После 30 лет в организме уже запускается процесс старения – замедляется обмен веществ, организм не так легко переносит жесткие диеты или, наоборот, переедания. 

В молодости мы зачастую довольно легкомысленно относимся к своему здоровью и ходим к врачу, только когда болезнь уже дала о себе знать. Это неправильно. И чем старше вы становитесь, тем важнее менять такой подход к своему здоровью. Тщательнее следить необходимо за всеми системами организма, в том числе за желудочно-кишечным трактом. О том, как нужно правильно исследовать ЖКТ после 30 лет, рассказала гастроэнтеролог сети клиник «Семейная» Елена Игоревна Пожарицкая.

После 30 лет в организме уже запускается процесс старения – замедляется обмен веществ, организм не так легко переносит жесткие диеты или, наоборот, переедания. Риск желудочных заболеваний увеличивается. А, как известно, болезнь легче предупредить, чем вылечить. Поэтому после 30 важно регулярно проходить обследования желудочно-кишечного тракта – чтобы своевременно выявить риски возникновения тех или иных патологий.

Обследования ЖКТ

Вот 4 обследования желудочно-кишечного тракта, которые необходимо проходить после 30 лет:

1. УЗИ – самое простое, неинвазивное, но при этом все равно информативное обследование. С помощью УЗИ можно оценить состояние селезенки, поджелудочной, желчного пузыря и печени. Ультразвук поможет выявить такие болезни как, цирроз печени, холецистит, наличие камней в желчном пузыре, кисты, новообразования, аномалии строения органов, внутренние травмы органов брюшной полости, а также ряд некоторых хронический нарушений.

Помешать провести исследование УЗИ качественно может наличие в желудке газов, поэтому за 1 день до процедуры важно исключить из употребления продукты, повышающие газообразование и вызывающие вздутие (бобовые, хлеб, мучное, сладкое, сырые овощи и фрукты, содержащие клетчатку, квашеную капусту, молоко, газированные напитки, алкоголь). Последний прием пищи должен осуществляться не позднее, чем за 5-6 часов до исследования. Делать УЗИ можно так часто, насколько это необходимо по состоянию здоровья. Для планового осмотра достаточно делать его раз в год. 

2. Эзофагогастродуоденоскопия – осмотр слизистой пищевода, желудка и двенадцатиперстной кишки при помощи гастроскопа (он вводится через рот), который применяется при подозрении на эрозию или язву, а также часто помогает уточнить наличие болезней соседних органов – поджелудочной железы и желчного пузыря. Обследование, как и другие, проводится натощак, для облегчения ввода гастроскопа используется местная анестезия – орошение слизистой анестетиками. 

 

 

 

3. Суточная РН-метрия — метод, позволяющий измерить кислотность непосредственно в пищеводе, желудке и двенадцатиперстной кишке, для диагностики заброса содержимого желудка в пищевод (гастроэзофагеальный рефлюкс),а также заброса из двенадцатиперстной кишки в желудок. Если эти состояния длительны, то это способно привести к развитию воспаления пищевода, гастроэзофагеальной рефлюксной болезни, а заброс желчи в желудок может привести к появлению эрозий и даже язв. 

 

 

 

4. Колоноскопия – обследование прямой и толстой кишки при помощи эндоскопа. Данная процедура является инвазивной и назначается врачом, когда другие методы диагностики исчерпаны. Во время этого исследования, врач не только может «вживую» увидеть состояние слизистой толстой кишки, но и взять фрагмент ткани для подтверждения диагноза. Достаточно проходить раз в 5 лет после 50 лет при отсутствии факторов риска. Проведение колоноскопии после 30 лет для здоровых пациентов рекомендовано при наличии четких показаний, такие как: онкологические заболевания толстой кишки у родственников первой линии родства в возрасте до 40 лет, наследственный полипоз толстой кишки. Воспалительные заболевания толстой кишки, такие как болезнь Крона и Язвенный колит имеют характерную клиническую картину и при подозрении у врача на данную патологию, для подтверждения диагноза изначально пользуются неинвазивными методами диагностики, которые назначает доктор, при положительных результатах данных методов, проводится колоноскопия для определения объема поражения, морфологического исследования. За 72 часа до процедуры необходимо исключить из рациона жирную пищу,бобовые, сладости, кофе, продукты, богатые клетчаткой(фрукты, овощи), молоко, злаковые. Лучше отдать предпочтение жидкой пище и много пить. За 1,5 часа до исследования возможен легкий перекус.

Следите за своим здоровьем!

Запись на прием к врачу гастроэнтерологу

Обязательно пройдите консультацию квалифицированного специалиста в области заболеваний ЖКТ в клинике «Семейная».

 

Чтобы уточнить цены на прием врача педиатра или другие вопросы пройдите по ссылке ниже

Желудочно-кишечная дисфункция у пациентов с мышечной дистрофией Дюшенна

Аннотация

Фон

Сообщалось об опасных для жизни запорах у взрослых пациентов с мышечной дистрофией Дюшенна (МДД). Поскольку функция желудочно-кишечного тракта при МДД тщательно не изучалась, мы исследовали объективные и субъективные проявления желудочно-кишечных расстройств у больных МДД.

Методы

У 33 пациентов с МДД в ​​возрасте от 12 до 41 года с помощью опросников оценивали пищевое поведение и желудочно-кишечные симптомы.Время наполовину опорожнения желудка (T 1/2 ) и время ороцекального транзита (OCTT) оценивали путем анализа кривых выдоха 13 CO 2 после приема пищи с маркировкой 13 C. Время транзита по толстой кишке (CTT) измеряли с помощью рентгенографии брюшной полости после приема рентгеноконтрастных маркеров.

Результаты

Медиана (квартили) T 1/2 составляла 187 (168, 220) минут, OCTT составляла 6,3 (5,0, 7,9) часа, оба значения значительно превышали нормальные данные (Goetze 2005, T 1/2 : 107). ±10, Гейпенс, 1999, ОКТТ 4.3±0,1 часа). Медиана CTT составила 60 (48, 82) часов, несмотря на широкое использование слабительных средств (Meier 1995, верхний предел нормы: 60 часов). T 1/2 и ОКТТ не коррелировали с симптомами, оцениваемыми по индексу кардинальных симптомов гастропареза (GCSI) (r = -0,3, p = 0,1 по Спирмену и r = -0,15, p = 0,4 соответственно). CTT не коррелировал с симптомами запора, оцененными по критериям ROME III (r = 0,12, p = 0,5).

Выводы

пациентов с МДД имеют выраженные нарушения моторики желудочно-кишечного тракта.Поскольку объективные показатели нарушения желудочно-кишечного транспорта не коррелируют с симптомами гастропареза или запора, наши результаты показывают, что меры, обеспечивающие адекватный кишечный транспорт, должны приниматься независимо от восприятия пациента, чтобы предотвратить потенциально опасные для жизни запоры, особенно у пожилых пациентов с МДД.

Образец цитирования: Lo Cascio CM, Goetze O, Latshang TD, Bluemel S, Frauenfelder T, Bloch KE (2016) Желудочно-кишечная дисфункция у пациентов с мышечной дистрофией Дюшенна.ПЛОС ОДИН 11(10): e0163779. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0163779

Редактор: Maurilio Sampaolesi, Katholieke Universiteit Leuven, BELGIUM

Поступила в редакцию: 6 мая 2016 г.; Принято: 14 сентября 2016 г.; Опубликовано: 13 октября 2016 г.

Авторское право: © 2016 Lo Cascio et al. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные содержатся в документе и его файле вспомогательной информации.

Финансирование: Работа выполнена при поддержке Zurich Lung League (http://www.lunge-zuerich.ch, номер гранта отсутствует), CML, KEB. Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Мышечная дистрофия Дюшенна (МДД) является наиболее распространенной формой наследственной мышечной дистрофии, поражающей примерно одного из 3300 новорожденных мальчиков. Заболевание вызывается мутациями в гене, расположенном в точке Xp21, который кодирует белок дистрофин. МДД приводит к прогрессирующей мышечной слабости, тяжелой физической инвалидности и, в конечном счете, к смерти. [1, 2] Большинство пациентов с МДД в ​​детстве становятся прикованными к инвалидной коляске, и их повседневная деятельность и уход в значительной степени зависят от родителей или опекунов.[3, 4] На более поздних стадиях заболевания прогрессирующая деформация позвоночника и грудной клетки и нарушение функции дыхательных мышц приводят к гиперкапнической дыхательной недостаточности в возрасте около 20 лет, а поражение сердечной мышцы может привести к застойной сердечной недостаточности.[ 5] Неинвазивная вентиляция с положительным давлением и другие поддерживающие меры продлевают выживаемость пациентов с МДД [6], которые сообщают об удивительно высоком качестве жизни в областях, не связанных напрямую с их физическими нарушениями.[6]

С возрастом пациенты с МДД могут страдать от проблем с питанием из-за нарушения глотания, скопления желудочного воздуха, желудочно-пищеводного рефлюкса и хронических запоров, которые могут привести к опасным для жизни осложнениям.[7] Тем не менее, это не было систематически оценено в научных исследованиях, и имеется мало научной информации о возможных механизмах и лечении этих состояний у пациентов с МДД. миоэлектрическая медленноволновая активность [13, 14] наряду со сниженной доступностью NO [15, 16] из-за отсутствия дистрофина, действующего как якорь для NO-синтазы, связаны с нарушением моторики ЖКТ.

Целью данного исследования является оценка типа и распространенности субъективных и объективных желудочно-кишечных расстройств у пациентов с МДД. Мы предположили, что желудочно-кишечный транспорт у пациентов с МДД задерживается по сравнению с эталонными значениями, указанными для здоровых субъектов.

Методы

пациентов

пациентов мужского пола с МДД, посещающих амбулаторную клинику легочного отделения и нервно-мышечного центра университетской клиники Цюриха, попросили принять участие.Критериями включения были: диагноз МДД на основании генетических и/или типичных клинических данных, включая биопсию мышц, возраст старше 7 лет и стабильное состояние в течение последних 3 месяцев. Критериями исключения были: острая инфекция или дыхательная недостаточность, острые нарушения моторики желудочно-кишечного тракта, такие как синдром Огилви, и хирургическое вмешательство в течение последних 3 месяцев. Мы включили 33 пациента, из которых 26 проживали в учреждении длительного ухода Mathilde Escher Heim, а 7 пациентов жили со своими семьями в частных домах.Пациенты получают современную долгосрочную помощь [17, 18], включающую регулярные последующие обследования и лечение опорно-двигательного аппарата, органов дыхания, сердца, желудочно-кишечного тракта и других проблем по мере необходимости. Пациенты должны были находиться в стабильном состоянии в течение последних трех месяцев.

От всех участников получено информированное согласие. Если участник был физически не в состоянии задокументировать свое согласие в письменной форме, лицо, осуществляющее уход, и директор сестринского обслуживания документировали устное информированное согласие.Участникам, не достигшим совершеннолетия 18 лет, дополнительно требовалось, чтобы по крайней мере один из родителей подписал информированное согласие. Исследование было одобрено институциональным комитетом по этике (Kantonale Ethikkommission Zürich; KEK-ZH-Nr. 2010–0289).

Клиническая и анкетная оценка

Оценка включала историю болезни, опросники по физическим нарушениям, приему пищи и жидкости, желудочно-кишечной функции и физикальному обследованию. Физические нарушения и зависимость от ухода оценивались по шкале мышечной дистрофии Дюшенна «Нарушение и зависимость от ухода» (оценка DID) [6], которая оценивает восемь областей повседневной жизни, каждая из которых оценивается по шкале от 1 (в одной области 2) до 10 баллов. с возрастающей зависимостью.Общий балл DID, равный 9, означает полное отсутствие нарушений; 80 баллов представляют собой полное ухудшение состояния и зависимость от ухода. Оценка рассчитывается на основе функционального состояния в восьми различных аспектах (подвижность с техническими средствами и без них, перемещение, статическое управление телом, изменение положения тела, одевание, прием пищи и питье и дыхание). Мы оценили возраст как непрерывную и бинарную переменную и определили «пожилых пациентов» как лиц старше 21 года.

Пациенты сообщали о типе и количестве потребляемой пищи и жидкости, энтеральном питании через чрескожную энтеростомическую трубку, а также о количестве и качестве дефекации [19] в течение трех недель подряд.

Диспепсия оценивалась с помощью краткого опросника Лидса по диспепсии (SF-LDQ), который оценивает несварение желудка, изжогу, регургитацию и тошноту по шкале от 0 до 4 с возрастающей частотой и вмешательством в повседневную жизнь, а также ставится вопрос о наиболее распространенном симптоме. также включены. Оценка 7 из 32 баллов считается показательной для диспепсии.[20] Задержка опорожнения желудка (GE) оценивалась с помощью индекса кардинальных симптомов гастропареза (GCSI), оценивающего девять симптомов (полнота желудка, потеря аппетита, неспособность закончить прием пищи, чрезмерная постпрандиальная полнота, вздутие живота, субъективно увеличенный желудок, тошнота, позывы на рвоту и рвота). каждый оценивается от 0 до 5.Гастропарез считается присутствующим при оценке >18 из 32 баллов.[21] Симптомы со стороны нижних отделов желудочно-кишечного тракта и запоры оценивались в соответствии с Римскими критериями III функционального запора, включая ответы на 17 вопросов о дискомфорте в животе, боли, частоте и качестве дефекации, качестве стула и продолжительности симптомов. Затем определяли наличие или отсутствие функционального запора на основании Римских критериев запора III (натуживание во время дефекации, комковатый или твердый стул, ощущение неполной дефекации, ощущение непроходимости, использование мануальных приемов для облегчения дефекации, менее трех дефекаций в неделю). , отсутствие жидкого стула без применения слабительных и отсутствие критериев синдрома раздраженного кишечника).[22]

Измерения желудочного и кишечного транзита

Желудочный и кишечный транзит оценивали с помощью установленных тестов, основанных на мониторинге концентрации 13 CO 2 в выдыхаемом воздухе после приема маркированной пищи. Транзит по толстой кишке оценивали с помощью рентгенографии брюшной полости, выполненной после приема рентгеноконтрастных маркеров.

Таким образом, опорожнение желудка и ороцекальный транзит оценивали путем измерения изменения концентрации 13 CO 2 в выдыхаемом воздухе после приема стандартизированной тестовой пищи, помеченной (нерадиоактивным) изотопа 13 C.Все участники оставались натощак, и их попросили воздержаться от курения в течение ночи перед оценкой опорожнения желудка и ороцекального транзита. Для оценки опорожнения желудка испытательный прием пищи, состоящий из 60 г пастеризованного омлета, смешанного со 100 мг 13 C-октаноата натрия (Euriso-Top, Saint-Aubin Cedex, Франция), на 60 г белого хлеба и 1 г вводили сливочное масло (240 ккал, 1005 кДж). [23, 24] Кишечный транспорт оценивали путем измерения ороцекального транзита (OCTT) с использованием лактозы 13 C-уреида (Euriso-Top, Saint-Aubin Cedex, France ) в качестве индикатора после стандартизированной обработки кишечной флоры 1 г немеченого уреида лактозы в день в течение 5 дней.[25–27] Пробная еда была идентична той, что подавалась для опорожнения желудка, но вместо 13 C-октаноата натрия к яйцу добавляли 100 мг лактозы 13 C-уреида к маслу.

После приема тестовых блюд пробы выдыхаемого воздуха брались каждые 15 минут в течение 8 часов для опорожнения желудка, а также для ОКТТ, а затем каждые 30 минут до 12 часов только для ОКТТ. Временной интервал между тестами составлял в среднем (межквартильный диапазон) 33 (10, 52) дня, минимум 1 день у двух испытуемых.У спонтанно дышащих пациентов образцы выдыхаемого воздуха брали, позволяя им выдохнуть в пластиковый пакет после полного вдоха. У пациентов, находящихся на искусственной вентиляции легких, пробы выдыхаемого воздуха отбирались через боковой порт на трахеостоме. Анализ образцов проводили методом недисперсионной изотопно-селективной инфракрасной спектроскопии (NDIRS, IRIS, Wagner Analysen Technik, Германия). 13 CO 2 экскреция) и время полувыведения (T 1/2 ; время, необходимое для выведения 50% дозы 13 C) рассчитывали с использованием нелинейной регрессионной модели 13 Восстановление C в выдыхаемом воздухе согласно Ghoos et al.[23]. На рис. 1 визуализирована концепция времени задержки опорожнения желудка и периода полураспада. OCTT определяли путем регистрации изменения обогащения 13 C по сравнению с исходным уровнем в выдыхаемом воздухе более чем на 2 ‰ (дельта по сравнению с исходным уровнем, DOB > 2 ‰), как описано Wutzke et al. [30]. Результаты измерений желудочно-кишечного транзита сравнивали со следующими значениями, наблюдаемыми в контрольной группе (среднее значение ± стандартное отклонение): время задержки опорожнения желудка 70,1 ± 10,2 минуты,[31] период полувыведения из желудка 107,3 ​​± 9,9 минут, [31] коэффициент опорожнения желудка 3 ±0.4[31] и время ороцекального транзита 3,0±1,4 часа[25]. Отклонение от среднего значения более чем на 1 стандартное отклонение считалось аномальным.

Рис. 1. Иллюстрация анализа и типичных моментов опорожнения желудка.

Время запаздывания (T lag ; время до максимальной 13 CO 2 экскреции) и время полувыведения (T 1/2 ; время, за которое выводится 50% дозы 13 C ) Дата рождения: дельта по сравнению с исходным уровнем (процент восстановленных 13 CO 2 ).cPDR: кумулятивный процент восстановленной дозы.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0163779.g001

Время транзита по толстой кишке (CTT) измеряли после приема внутрь капсулы (P. & A. Mauch, Мюнхенштайн, Швейцария), каждая из которых содержала 10 рентгеноконтрастных маркеров, ежедневно в течение шести дней подряд. На седьмые сутки сделали рентген брюшной полости. CTT рассчитывали в часах как сумму оставшихся маркеров, умноженную на 2,4 (с учетом введения 10 маркеров за 24 часа).[32] СТТ более 60 часов у мужчин, независимо от статуса курения, 66 часов у курильщиков и 44 часов у никогда не куривших (90 th процентиль) считается отсроченным.[33]

Статистический анализ

Данные суммированы как медианы (межквартильный размах) и средние значения (SD) для ненормально и нормально распределенных данных соответственно. Корреляции рассчитывали с использованием критерия ранговой корреляции Спирмена. Множественная логистическая регрессия использовалась для оценки связи возраста, степени физического ухудшения, вентиляции с положительным давлением и медикаментозного транзита через желудочно-кишечный тракт.Статистический анализ был запрограммирован в SAS 9.3 (SAS Institute Inc., Кэри, Северная Каролина, США). Вероятность p<0,05 считалась значимой.

Результаты

Характеристики пациентов и оценка анкеты

Обследовано 33 пациента со средним возрастом 24 года (от 12 до 41 года). Большинство из них имели серьезные физические недостатки и зависели от инвалидной коляски, о чем свидетельствует средний балл по шкале Дюшенна 56,7. Двадцати трем участникам (70%) потребовалась искусственная вентиляция легких; из них девять (27% всех пациентов) находились на искусственной вентиляции легких в течение 24 часов в сутки.Двадцать один участник (64%) регулярно использовали слабительные или прокинетические препараты.

Модуль Rome III Constipation Module дал положительный результат на запор у 23 участников (70%). Оценка SF-LDQ показала среднее значение 3,73 (диапазон от 0 до 10; 7 участников имели оценку ≥7, указывающую на диспепсию) [20]. Средний балл по шкале GCSI составил 9 (диапазон от 0 до 25, при этом 5 участников имели балл >18, что свидетельствует об окончательном гастропарезе). Основными жалобами, оцениваемыми GCSI, были неспособность закончить прием пищи нормального размера, постпрандиальная полнота и вздутие живота (со средним баллом по пунктам 1.9, 1,7 и 1,7 соответственно; Таблица 1).[21, 34] Данные, лежащие в основе всех опубликованных результатов, можно найти в таблице S1.

Показатели желудочно-кишечного транзита

Объективные показатели.

Одного пациента нельзя было обследовать с помощью метода 13 C из-за интеркуррентной инфекции, требующей антибиотикотерапии. Трем пациентам не удалось оценить КТТ из-за невозможности проглотить рентгеноконтрастные маркеры.

Опорожнение желудка было задержано, что определялось количественно медианами (межквартильные диапазоны) времени задержки опорожнения желудка (T lag ) и времени полураспада (T 1/2 ) 134 (109, 164) и 187 (186, 220) ) минут соответственно.Таким образом, у всех участников были продолжительные значения выше верхней границы нормы (ВГН; 80 минут и 117 минут соответственно), как определено выше на основе ранее опубликованных данных о здоровых людях.[31] Не было статистически значимой разницы между участниками, у которых не было вентиляции с положительным давлением (PPV; n = 10) с T T 1/2 201 (182, 230) минут, и участниками, которым требовалась PPV (n = 23). ) с T 1/2 183 (131, 211) минут (p = 0,2; рис. 2). Соответственно, коэффициенты опорожнения желудка были низкими, медиана 2.9 (2,4, 2,9) по сравнению с нижней границей нормы (ННН: 2,6) [31] (табл. 2).

Рис. 2. Анализ выдыхаемого воздуха для оценки опорожнения желудка у 32 пациентов.

Показана медиана (IQR) изменений по сравнению с исходным уровнем обогащения 13 C (дельта относительно исходного уровня, DOB) в выдыхаемом воздухе после приема тестируемой пищи вместе с кумулятивным процентом восстановленной дозы (cPDR). Вертикальные пунктирные линии (пациенты на PPV: длинная пунктирная вертикальная линия на 183-й минуте; пациенты со спонтанным дыханием: короткая пунктирная вертикальная линия на 201-й минуте) показывают среднее время до восстановления 50% кумулятивной дозы.Это было значительно дольше, чем время полураспада в обычном контроле (сплошная вертикальная линия на уровне 107 минут) [31].

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0163779.g002

Время ороцекального транзита (OCTT) было увеличено, т. е. на 6,3 (5,0, 7,9) часа, по сравнению с ранее опубликованными данными (ВГН: 4,4). часы). [25] Не было статистически значимой разницы между участниками, у которых не было PPV с OCTT 6,2 (5,5, 7,8) часов, и участниками, которым требовалось PPV с OCTT 6.3 (4,9, 8,0) часа (p = 0,5; рис. 3).

Рис. 3. Ороцекальный транзит, оцененный с помощью анализа выдыхаемого воздуха у 33 пациентов.

Показаны медианные (IQR) изменения по сравнению с исходным уровнем изотопного обогащения в выдыхаемом воздухе, вызванном пробной едой, обогащенной 13C. Медиана ороцекального транзита была одинаковой у пациентов со спонтанным дыханием (370 минут; без вентиляции с положительным давлением; без PPV)) и у пациентов с механической вентиляцией (378 минут; с вентиляцией с положительным давлением; с PPV) и значительно больше, чем у здоровых людей (сплошная вертикальная полоса). линия на 295 минуте).[25]

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0163779.g003

Время транзита по толстой кишке (CTT) также было довольно длительным, медиана (межквартильный размах) 60 (49, 82) часов, несмотря на использование слабительного и прокинетические меры у 21 из 32 пациентов. У шестнадцати из всех 30 пациентов, оцененных на СТТ (54%), и у 21 из 27 (78%) некурящих пациентов было повышенное СТТ выше 90,-го -го процентиля. Четырнадцать из 30 участников (47%) имели ректальное накопление рентгеноконтрастных маркеров, указывающее на обструкцию выхода из таза, в то время как у остальных был более диффузный характер распределения маркеров, указывающий на запор с медленным транзитом.Репрезентативный пример рентгенограммы брюшной полости с маркерами показан на рис. 4.

Рис. 4. Типичная рентгенограмма брюшной полости.

Это типичная рентгенограмма 38-летнего пациента без острого состояния с мышечной дистрофией Дюшенна. В толстой кишке видны рентгеноконтрастные маркеры и обширный метеоризм. Видны стержни и винты (один из них смещен) для стабилизации позвоночника и трубка ЧЭГ.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0163779.g004

Клинические характеристики и желудочно-кишечный транзит.

Для оценки связи между клиническими характеристиками и показателями желудочно-кишечного транзита с увеличением возраста и более выраженными физическими недостатками был проведен исследовательский корреляционный анализ Спирмена. Они выявили значительную связь более высоких показателей DID с Римскими критериями III для оценки запоров, а также с индексом кардинальных симптомов гастропареза (GCSI). Пациенты с более тяжелыми нарушениями также значительно чаще использовали прокинетики или слабительные препараты.Аналогичные результаты были получены для пожилых пациентов (таблица 3).

Хотя T lag , а также T 1/2 были одинаковыми у пациентов старше 21 года по сравнению с более молодыми пациентами (таблица 3), они были значительно короче у пожилых пациентов, когда возраст использовался как непрерывная переменная (коэффициент -0,38, р = 0,03 и коэффициент -0,37, р = 0,04 соответственно). Для дальнейшей оценки этого вывода и контроля смешанных факторов была проведена множественная регрессия. Это подтвердило достоверную обратную зависимость между пожилым возрастом и T lag и T 1/2 при поправке на использование слабительных и прокинетических препаратов, а также вентиляцию с положительным давлением (коэффициент -35.4, р = 0,02 и коэффициент -56,5, р = 0,01 соответственно). Поправка на вентиляцию с положительным давлением и использование прокинетиков и слабительных препаратов также подтвердила значительную связь между оценкой DID и GCSI (коэффициент 0,21, p = 0,048). Тот же анализ, ограниченный пациентами на ИВЛ, показал только еще более сильную связь (коэффициент 0,54, p = 0,0002).

Симптомы и объективные показатели желудочно-кишечного транзита.

Далее мы оценили, коррелируют ли субъективные симптомы с объективными показателями желудочно-кишечного транспорта.Мы обнаружили, что опорожнение желудка и время ороцекального транзита не были существенно связаны с симптомами, измеренными с помощью субъективного GCSI или SF-LDQ (таблица 3). Единственным исключением является ассоциация T lag с SF-LDQ. Однако множественный регрессионный анализ, учитывающий использование прокинетиков и слабительных мер, а также показатель DID или возраст, не выявил каких-либо значимых ассоциаций между T lag и SF-LDQ или любыми другими из вышеупомянутых объективных показателей желудочно-кишечного транспорта и субъективными отчетами. (все р>0.05). Кроме того, толстокишечный транзит не был значимо связан с симптомами, измеренными в соответствии с Римскими критериями III (ни в корреляционном анализе Спирмена, коэффициент 0,12, p = 0,5, ни в множественном регрессионном анализе, контролирующем использование прокинетических и слабительных мер и оценку DID или возраст ).

Обсуждение

Настоящее исследование является первой комплексной количественной оценкой желудочно-кишечного транзита на всем его протяжении у пациентов с мышечной дистрофией Дюшенна.Прогрессирующее заболевание ассоциировалось с нарушением глотания, сбором кишечного воздуха и хроническими запорами (рис. 4), которые до сих пор не были должным образом оценены в научных исследованиях. [17, 18]. коррелирует с объективными показателями нарушения желудочно-кишечного транспорта, предполагая, что пациенты могут не воспринимать потенциально опасные запоры, требующие терапевтических мер. Нарушение функции желудочно-кишечного тракта может дополнительно осложнить уход за пожилыми пациентами с МДД, которые уже страдают от прогрессирующих нарушений из-за общей потери мышечной силы, дыхательной и сердечной недостаточности.

Показатели задержки опорожнения желудка (T lag ) и полупериода (T 1/2 ) были значительно увеличены по сравнению со здоровыми добровольцами, измеренными нами при использовании идентичной тестовой пищи с маркировкой 13 C, а также в вся остальная оцененная литература [31, 35–38]. Кроме того, время ороцекального перехода (OCTT) было значительно больше, чем в ранее опубликованных данных о здоровых субъектах. [25] Не было существенной разницы между пациентами со спонтанным дыханием и пациентами, получающими PPV, ни по одному из объективных показателей желудочно-кишечного транзита.Наши результаты также показывают, что время ороцекального транзита (OCTT) у пациентов с болезнью Дюшенна на самом деле задерживается, в отличие от более ранних исследований, в которых для оценки времени ороцекального транзита использовались большие количества немаркированной лактулозы (Duphalac ® ) в воде [12]. ] Кроме того, мы показали, что время транзита через толстую кишку (СТТ) удлинялось, несмотря на широкое использование слабительных средств.[33] У 47% пациентов распределение рентгеноконтрастных маркеров в толстой кишке сохранялось в ректосигмовидном отделе, что указывало на обструкцию выхода таза как на дополнительную проблему.Эти результаты подтверждают и расширяют более ранние исследования толстокишечного транзита у детей с МДД [8]. Только 12 наших участников не использовали слабительные, прокинетические препараты или клизмы, а 9 из 33 получали чрескожное энтеральное питание. Такие различия в уходе за пациентами могли в некоторой степени исказить текущие результаты из-за потенциальной недооценки нарушения желудочно-кишечного транспорта, которое не могло быть полностью объяснено множественным регрессионным анализом.

В качестве возможного механизма текущих результатов мы предполагаем, что в дополнение к снижению способности к произвольному напряжению, снижение активности миоэлектрических медленных волн наряду со снижением доступности кишечного NO, как показано на моделях мышей, может быть ответственным за измеренное увеличение желудочно-кишечного транзита. время.[13–16] Ампульная предрасположенность распределения толстокишечных маркеров может быть связана с невозможностью повышения внутрибрюшного давления и неадекватным принятием соответствующей позы для выпрямления аноректального угла.[39]

В нашей исследуемой популяции наблюдалась значительная обратная корреляция между опорожнением желудка T отставание , а также T 1/2 и более старший возраст в нескорректированной модели, а также после поправки на вентиляцию с положительным давлением и использование прокинетиков и слабительных препаратов .Это может быть объяснено более регулярным и интенсивным использованием прокинетиков и слабительных препаратов и, возможно, более регулярным приемом пищи и жидкости при оказании помощи участникам с более прогрессирующими стадиями заболевания. Несмотря на поправку в многомерной модели для вентиляции с положительным давлением, незначительное уменьшение продолжительного опорожнения желудка T lag , T 1/2 и OCTT также может быть связано с возможным, хотя и недоказанным побочным эффектом увеличения времени вентиляции у пациентов с прогрессирующее заболевание.Тем не менее, более высокие баллы DID также были связаны с более высокими баллами GCSI в многомерной модели, включая использование прокинетиков и слабительных препаратов и вентиляцию с положительным давлением. Повышенные баллы симптомов GCSI были особенно связаны с более высокими баллами DID в анализе, ограниченном только пациентами на ИВЛ.

Как мы показали ранее [7], у пациентов с болезнью Дюшенна существует соответствующий риск развития угрожающих жизни запоров в сочетании с метаболическим ацидозом, когда прогрессирующие трудности с глотанием приводят к недостаточному потреблению жидкости и калорий и к дальнейшему нарушению моторики желудочно-кишечного тракта.Таким образом, в текущем исследовании было невозможно прекратить регулярное лечение пациента. Также отсутствует существующая контрольная группа из находящихся на ИВЛ, неподвижных и сопоставимых по возрасту пациентов мужского пола, не страдающих мышечной дистрофией. Потенциальными ограничениями в нашем исследовании были трудности, с которыми пациенты столкнулись при своевременном пережевывании и проглатывании тестируемой пищи. Тем не менее, мы смогли показать значительное удлинение T 1/2 , ОКТТ, а также КТТ у пациентов с мышечной дистрофией Дюшенна по сравнению с нормальными данными, полученными в литературе.Результаты могут быть еще более впечатляющими без слабительного лечения любого из этих пациентов. Это особенно важно с клинической точки зрения, потому что наши результаты показывают, что симптомы не могут предсказать потенциально опасный запор. Отсутствие значимых корреляций между симптомами и объективными показателями нарушения желудочно-кишечного транспорта может быть связано с нарушением чувствительности из-за экспрессии изоформы дистрофина DP116 в ткани периферических нервов [40] и аутосомных гомологов DP116 в сенсорных ганглиях.[41] Более того, некоторые пациенты с МДД, страдающие от различных тяжелых симптомов, включая неподвижность и неадекватное дыхание, могут недооценивать желудочно-кишечные симптомы, которые могут быть более неприятными.

Таким образом, наши результаты впервые обеспечивают всестороннюю количественную оценку желудочно-кишечного транспорта у пациентов с МДД широкого возрастного диапазона с использованием как объективных измерений, так и зарегистрированных симптомов. В то время как более ранние исследования были сосредоточены на конкретных аспектах перистальтики кишечника, таких как опорожнение желудка [9, 10, 12] или толстокишечный транзит в небольших группах детей с МДД, текущее исследование расширяет эти наблюдения на подростков и взрослых пациентов с МДД.Эти новые данные, показывающие нарушение функции желудочно-кишечного тракта, но отсутствие связи между симптомами и объективными оценками, являются клинически важными, поскольку они могут помочь улучшить уход за пациентами с МДД, выдвигая на первый план нарушение желудочно-кишечного транзита в качестве терапевтической цели, которая может предотвратить опасные для жизни осложнения. .[7] Эти аспекты становятся еще более важными с увеличением продолжительности жизни пациентов с МДД.

Вспомогательная информация

Таблица S1.Результаты по предмету исследования.

Данные, использованные для анализа, отсортированы по номеру субъекта исследования. Оценка DID: мышечная дистрофия Дюшенна Оценка нарушений и зависимости от ухода; ЧЭГ: использование чрескожной эндоскопической гастростомы для кормления; tlag: время задержки опорожнения желудка в минутах; half: период полувыведения из желудка в минутах; gec: коэффициент опорожнения желудка; ОКТТ: время транзита по слепокишечной кишке, часы; СТТ Время транзита по толстой кишке, час; Вентиляция: Вентиляционная поддержка кодируется следующим образом: 0 = нет вентиляции, 1 = вентиляционная поддержка только в ночное время (неинвазивная), 2 = вентиляционная поддержка в течение 24 часов в сутки (неинвазивная), 3 = постоянная вентиляционная поддержка с помощью трахеостомы; запор = бинарный результат для запора, основанный на Римских критериях III для запора и отсутствии критериев синдрома раздраженного кишечника; SF-LDQ: краткий опросник Лидса по диспепсии; GCSI: Кардинальный индекс симптомов гастропареза

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0163779.s001

(XLSX)

Вклад авторов

  1. Концептуализация: CML OG KEB.
  2. Обработка данных: CML.
  3. Формальный анализ: ХМЛ.
  4. Финансирование приобретения: CML KEB.
  5. Расследование: CML SB.
  6. Методика: ХМЛ ОГ КЭБ.
  7. Администрация проекта: CML KEB.
  8. Ресурсы: ОГ КЭБ ТФ.
  9. Программное обеспечение: CML.
  10. Надзор: КЭБ ОГ.
  11. Визуализация: CML.
  12. Письмо – первоначальный вариант: CML.
  13. Написание – просмотр и редактирование: CML OG TDL SB TF KEB.

Каталожные номера

  1. 1. Бушби КМ. Генетические и клинические корреляции мышечной дистрофии Xp21. Журнал наследственных метаболических заболеваний. 1992;15(4):551–64. Эпб 1992/01/01.пмид: 1528016.
  2. 2. Хоффман Э.П., Браун Р.Х. мл., Кункель Л.М. Дистрофин: белковый продукт очага мышечной дистрофии Дюшенна. Клетка. 1987; 51 (6): 919–28. Эпб 1987/12/24. пмид:3319190.
  3. 3. Brooke MH, Fenichel GM, Griggs RC, Mendell JR, Moxley R, Florence J, et al. Мышечная дистрофия Дюшенна: закономерности клинического прогрессирования и эффекты поддерживающей терапии. Неврология. 1989;39(4):475–81. Эпб 1989/04/01. пмид: 2927672.
  4. 4. Колер М., Кларенбах К.Ф., Бахлер К., Брак Т., Русси Э.В., Блох К.Е.Инвалидность и выживаемость при мышечной дистрофии Дюшенна. Журнал неврологии, нейрохирургии и психиатрии. 2009;80(3):320–5. Эпубликовано 21 августа 2008 г. пмид: 18713792.
  5. 5. Смит П.Э., Калверли П.М., Эдвардс Р.Х., Эванс Г.А., Кэмпбелл Э.Дж. Практические вопросы респираторной помощи больным с мышечной дистрофией. Медицинский журнал Новой Англии. 1987;316(19):1197–205. Эпб 1987/05/07. пмид:3553943.
  6. 6. Колер М., Кларенбах К.Ф., Бони Л., Брак Т., Русси Э.В., Блох К.Е.Качество жизни, инвалидность и нарушения дыхания при мышечной дистрофии Дюшенна. Американский журнал респираторной и интенсивной терапии. 2005;172(8):1032–1036. Эпб 2005/06/18. пмид: 15961695.
  7. 7. Ло Касио К.М., Латшан Т.Д., Колер М., Фер Т., Блох К.Е. Тяжелый метаболический ацидоз у взрослых пациентов с мышечной дистрофией Дюшенна. Дыхание. 2014;87(6):499–503. Эпб 2014/05/08. пмид: 24802669.
  8. 8. Готтран Ф., Гийонно И., Карпентье А.Сегментарное время транзита толстой кишки при мышечной дистрофии Дюшенна. Архивы болезней в детстве. 1991;66(10):1262. Эпубликовано 01.10.1991. пмид: 1953021; Центральный PMCID в PubMed: PMC1793485.
  9. 9. Барон Р. Дж., Левин Э. Дж., Олсон Дж. О., Менделл Дж. Р. Гипомоторика желудка при мышечной дистрофии Дюшенна. Медицинский журнал Новой Англии. 1988;319(1):15–8. Эпб 1988/07/07. пмид:3380114.
  10. 10. Боррелли О., Сальвия Г., Манчини В., Санторо Л., Тальенте Ф., Ромео Э.Ф. и др. Эволюция электрических характеристик желудка и опорожнения желудка у детей с мышечной дистрофией Дюшенна и Беккера.Американский журнал гастроэнтерологии. 2005; 100(3):695–702. Эпб 2005/03/04. пмид: 15743370.
  11. 11. Jaffe KM, McDonald CM, Ingman E, Haas J. Симптомы верхней желудочно-кишечной дисфункции при мышечной дистрофии Дюшенна: исследование случай-контроль. Архив физической медицины и реабилитации. 1990;71(10):742–4. Эпб 1990/09/01. пмид: 2403280.
  12. 12. Корман С.Х., Бар-Оз Б., Гранот Э., Мейер С. Время ороцекального транзита при мышечной дистрофии Дюшенна. Архивы болезней в детстве.1991;66(1):143–4. пмид: 1994843; Центральный PMCID в PubMed: PMC1793179.
  13. 13. Мул Ф., Ваннукки М.Г., Корсани Л., Серио Р., Фауссон-Пеллегрини М.С. Миогенная продукция NOS и эндогенная продукция NO дефектны в толстой кишке мышей с дистрофией (mdx). Американский журнал физиологии Желудочно-кишечный тракт и физиология печени. 2001; 281(5):G1264–70. Эпублик 23.10.2001. пмид: 11668035.
  14. 14. Vannucchi MG, Corsani L, Bani D, Faussone-Pellegrini MS. Миэнтеральные нейроны и интерстициальные клетки Кахаля толстой кишки мыши экспрессируют несколько изоформ синтазы оксида азота.Неврологические письма. 2002;326(3):191–5. Эпб 2002/07/04. пмид:12095654.
  15. 15. Хейзинга Дж. Д. Физиология и патофизиология интерстициальной клетки Кахаля: от скамьи до постели. II. Желудочная моторика: уроки мутантных мышей по медленным волнам и иннервации. Американский журнал физиологии Желудочно-кишечный тракт и физиология печени. 2001; 281(5):G1129–34. Эпублик 23.10.2001. пмид:11668020.
  16. 16. Шах В., Лайфорд Г., Горс Г., Фарругия Г. Оксид азота в желудочно-кишечном тракте.Гастроэнтерология. 2004;126(3):903–13. Эпб 2004/02/28. пмид: 14988844.
  17. 17. Бушби К., Финкель Р., Бирнкрант Д.Дж., Кейс Л.Е., Клеменс П.Р., Крайп Л. и др. Диагностика и лечение мышечной дистрофии Дюшенна, часть 1: диагностика, фармакологическое и психосоциальное лечение. Ланцет неврология. 2010;9(1):77–93. Эпублик 01.12.2009. пмид: 19945913.
  18. 18. Бушби К., Финкель Р., Бирнкрант Д.Дж., Кейс Л.Е., Клеменс П.Р., Крайп Л. и др. Диагностика и лечение мышечной дистрофии Дюшенна, часть 2: осуществление междисциплинарной помощи.Ланцет неврология. 2010;9(2):177–89. Эпублик 01.12.2009. пмид: 19945914.
  19. 19. Хитон К.В., Гош С., Брэддон Ф.Е. Насколько серьезны симптомы и дисфункция кишечника у пациентов с синдромом раздраженного кишечника? Проспективное контролируемое исследование с акцентом на форму стула. Кишка. 1991;32(1):73–9. Эпб 1991/01/01. пмид: 1991641; Центральный PMCID в PubMed: PMC1379218.
  20. 20. Фрейзер А., Делани Б.К., Форд А.С., Кум М., Моайеди П. Проверочное исследование краткого опросника по диспепсии Лидса.Пищевая фармакология и терапия. 2007;25(4):477–86. Эпб 2007/02/03. пмид: 17270004.
  21. 21. Ревицкий Д.А., Ренц А.М., Дюбуа Д., Кахрилас П., Стангеллини В., Тэлли Н.Дж. и др. Индекс кардинальных симптомов гастропареза (GCSI): разработка и подтверждение оценки тяжести симптомов гастропареза, полученной от пациента. Исследование качества жизни: международный журнал качества жизни, аспектов лечения, ухода и реабилитации. 2004;13(4):833–44. Эпб 08.05.2004.пмид: 15129893.
  22. 22. Дроссман Д.А. Функциональные желудочно-кишечные расстройства и Рим III процесс. Гастроэнтерология. 2006;130(5):1377–90. Эпб 09/05/2006. пмид: 16678553.
  23. 23. Ghoos YF, Maes BD, Geypens BJ, Mys G, Hiele MI, Rutgeerts PJ и др. Измерение скорости опорожнения желудка от твердых веществ с помощью дыхательного теста с октановой кислотой с углеродной меткой. Гастроэнтерология. 1993;104(6):1640–7. Эпб 1993/06/01. пмид:8500721.
  24. 24. Санака М., Ямамото Т., Накаяма С., Нагасава К., Куяма Ю.Надежность времени до максимальной экскреции [13CO2] и времени половинной экскреции [13CO2] как параметра опорожнения желудка: оценки с использованием метода Вагнера-Нельсона. Журнал исследований гладких мышц = Nihon Heikatsukin Gakkai kikanshi. 2007;43(5):201–9. Эпублик 14.12.2007. пмид: 18075229.
  25. 25. Гейпенс Б., Беннинк Р., Питерс М., Эвенепол П., Мортельманс Л., Маес Б. и др. Валидация лактозо-[13C]уреидного дыхательного теста для определения времени транзита ороцекального содержимого с помощью сцинтиграфии.Дж Нукл Мед. 1999;40(9):1451–5. пмид:10492364.
  26. 26. Гетце О., Фрюхауф Х., Поль Д., Джарре М., Роша Ф., Орнштейн К. и др. Влияние смеси пребиотиков на кишечный комфорт и общее самочувствие. Британский журнал о питании. 2008; 100(5):1077–85. Эпублик 2008/04/02. пмид: 18377682.
  27. 27. Гейне В.Е., Бертольд Х.К., Кляйн П.Д. Новый дыхательный тест со стабильными изотопами: гликозилуреиды, меченные 13C, используются в качестве неинвазивных маркеров времени кишечного транзита.Американский журнал гастроэнтерологии. 1995;90(1):93–8. Эпб 1995/01/01. пмид: 7801958.
  28. 28. Adamek RJ, Goetze O, Boedeker C, Pfaffenbach B, Luypaerts A, Geypens B. Дыхательный тест с 13C-метацетином: изотопно-селективная недисперсионная инфракрасная спектрометрия по сравнению с масс-спектрометрией соотношения изотопов у добровольцев и пациентов с циррозом печени. Zeitschrift fur Gastroenterologie. 1999;37(12):1139–43. Эпублик 2000/02/10. пмид:10666836.
  29. 29. Гётце О., Зельцнер Н., Фрюхауф Х., Фрид М., Герлах Т., Муллхаупт Б.Дыхательный тест с 13C-метацетином как количественный тест функции печени у пациентов с хронической инфекцией гепатита С: непрерывная автоматическая молекулярная корреляционная спектроскопия по сравнению с масс-спектрометрией изотопного соотношения. Пищевая фармакология и терапия. 2007;26(2):305–11. Эпублик 2007/06/27. пмид: 17593076.
  30. 30. Wutzke KD, Heine WE, Plath C, Leitzmann P, Radke M, Mohr C, et al. Оценка времени оро-коекального транзита: сравнение лактозо-[13C, 15N]уреида 13CO2- и лактулозного h3-дыхательного теста у людей.Европейский журнал клинического питания. 1997;51(1):11–9. Эпб 1997/01/01. пмид:

    61.

  31. 31. Goetze O, Wieczorek J, Mueller T, Przuntek H, Schmidt WE, Woitalla D. Нарушение опорожнения желудка твердой тестовой пищи у пациентов с болезнью Паркинсона с использованием дыхательного теста с 13C-октаноатом натрия. Неврологические письма. 2005;375(3):170–3. пмид: 15694254.
  32. 32. Меткалф А.М., Филлипс С.Ф., Цинсмайстер А.Р., Маккарти Р.Л., Беарт Р.В., Вольф Б.Г. Упрощенная оценка сегментарного толстокишечного транзита.Гастроэнтерология. 1987; 92(1):40–7. Эпб 1987/01/01. пмид:3023168.
  33. 33. Мейер Р., Беглингер С., Пуллвитт А., Мейер-Висс Б., Бриньоли Р. [Насколько надежно измерение времени прохождения через толстую кишку с использованием маркерной техники?]. Schweizerische medizinische Wochenschrift. 1995;125(39):1830–3. Эпб 1995/09/30. пмид:7481641.
  34. 34. Ревицкий Д.А., Ренц А.М., Дюбуа Д., Кахрилас П., Стангеллини В., Тэлли Н.Дж. и др. Разработка и валидация оценки тяжести симптомов гастропареза по оценке пациента: индекс кардинальных симптомов гастропареза.Пищевая фармакология и терапия. 2003;18(1):141–50. Эпублик 2003/07/10. пмид: 12848636.
  35. 35. Чой М.Г., Камиллери М., Бертон Д.Д., Зинсмейстер А.Р., Форстром Л.А., Наир К.С. Воспроизводимость и упрощение дыхательного теста с 13С-октановой кислотой для опорожнения желудка от твердых веществ. Американский журнал гастроэнтерологии. 1998;93(1):92–8. пмид:9448183.
  36. 36. Дикман Р., Зильпер Т., Стейнмец А., Паканаев Л., Рон Ю., Бернстайн Х. и др. Сравнение непрерывного дыхательного теста и сцинтиграфии желудка для измерения скорости опорожнения желудка у здоровых людей и людей с диспепсией.Eur J Гастроэнтерол Гепатол. 2013;25(3):291–5. пмид: 23354159.
  37. 37. Бромер М.К., Кантор С.Б., Вагнер Д.А., Найт Л.С., Маурер А.Х., Паркман Х.П. Одновременное измерение опорожнения желудка при приеме простой булочки с использованием дыхательного теста с [13C]октаноатом и сцинтиграфии у здоровых людей и пациентов с диспепсическими симптомами. Пищеварительные болезни и науки. 2002;47(7):1657–63. пмид:12141833.
  38. 38. Maes BD, Ghoos YF, Rutgeerts PJ, Hiele MI, Geypens B, Vantrappen G.Дыхательный тест с [*C]октановой кислотой для измерения скорости опорожнения желудка от твердых веществ. Пищеварительные болезни и науки. 1994; 39 (12 Дополнение): 104S–6S. Эпб 1994/12/01. пмид: 7995200.
  39. 39. Палит С., Луннисс П.Дж., Скотт С.М. Физиология дефекации человека. Пищеварительные болезни и науки. 2012;57(6):1445–64. WOS:000304396700006. пмид:22367113
  40. 40. Байерс Т.Дж., Лидов Х.Г., Кункель Л.М. Альтернативный транскрипт дистрофина, специфичный для периферического нерва. Генетика природы. 1993;4(1):77–81.пмид:8513330.
  41. 41. Blake DJ, Schofield JN, Zuellig RA, Gorecki DC, Phelps SR, Barnard EA, et al. G-утрофин, аутосомный гомолог дистрофина Dp116, экспрессируется в сенсорных ганглиях и головном мозге. Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки. 1995;92(9):3697–701. пмид:7731967; Центральный PMCID в PubMed: PMC42028.

Тревожные сигналы и лучшие методы лечения

Наиболее распространенные заболевания желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), с которыми сталкивается педиатр, включают боль в животе, диарею, рвоту, запор, неспособность набрать вес и проблемы с кормлением.Этот обзор посвящен их презентациям.

Боль в животе

Хроническая функциональная боль в животе встречается примерно у 15% всех детей. 1 Однако хроническая боль в животе при отсутствии тревожных признаков редко связана с органическим заболеванием (табл. 1). В дополнение к выявлению тревожных сигналов, некоторые симптомы с меньшей вероятностью могут быть связаны с органическим заболеванием: боль, длящаяся менее 5 минут за раз (даже если она возникает несколько раз в день), боль при пробуждении и боль при ходьбе. в кровать.Чем ближе боль к пупку, тем меньше вероятность того, что она органическая. Также ночные пробуждения с болью не обязательно являются признаком органического заболевания.

У каждого ребенка с хронической болью в животе должен быть тщательно собран анамнез и физикальное обследование, и большинство детей должны пройти скрининг на органические заболевания (см. «Руководство по желудочно-кишечным скринингам и др.»). Кроме того, следует выяснить подробности изменения болей при еде и дефекации. Когда боль меняется при приеме всей пищи, у ребенка либо какая-либо форма гастроэзофагеального заболевания, либо функциональная диспепсия.Следует рассмотреть возможность скрининга на Helicobacter pylori , а затем направление к узкой специализации. Если боль уменьшается при дефекации, это либо функциональный запор (боль уменьшается при приеме слабительного), либо синдром раздраженного кишечника (боль может уменьшаться или не уменьшаться при приеме слабительного). Когда боль локализуется в центре и не меняется в зависимости от приема пищи или дефекации, она согласуется с функциональной болью в животе.

Важно предоставить ребенку и семье диагноз функциональной боли на основе симптомов.Эти расстройства в настоящее время считаются расстройствами взаимодействия кишечника и головного мозга, и их не следует предполагать придуманными или возникшими в голове ребенка. Может быть полезно признать истинную природу симптомов, а также подчеркнуть, что ситуация не опасна и многим детям станет лучше. Предложите изменить образ жизни в качестве первого подхода, а затем предложите варианты второй линии.

Когда симптомы слабо выражены и проявляются на ранних стадиях хронической боли, может быть достаточно простого изменения образа жизни.Семья должна понимать, что сохранение работоспособности ребенка уменьшит боль, а не наоборот (например, если ребенок будет регулярно ходить в школу, боль уменьшится).

В целом, 4 S составляют краеугольный камень управления: школа, спорт, сон и социальная активность. Несмотря на боль, ребенок должен ходить в школу и оставаться в ней (при необходимости это можно делать постепенно). У ребенка должна быть какая-либо форма физической активности в течение 1 часа в день, возможно, начиная с 5 минут в день и постепенно увеличивая.Ребенок должен иметь регулярный график сна и спать не менее 8 часов каждую ночь. Наконец, следует поощрять социальную деятельность с друзьями ребенка и другими людьми.

У некоторых детей развиваются симптомы вегетативной дисфункции, обычно проявляющиеся головокружением, особенно при изменении положения тела. Потребление 60 унций воды в день может помочь облегчить симптомы, уменьшая постуральные симптомы, связанные с гипогидратацией.

У детей с более тяжелыми симптомами эффективны когнитивно-поведенческая терапия и гипнотерапия.Сосуществующие тревога и/или депрессия могут быть предвестниками длительных проблем с болью в животе и должны лечиться. Эти дети должны быть осмотрены детским гастроэнтерологом и/или получать всестороннюю помощь в клинике комплексного обезболивания.

Абдоминальная мигрень — это особый тип эпизодической боли в животе. Это связано с мигренью и синдромом циклической рвоты (CVS) и может быть болевым эквивалентом CVS. Как правило, это лечится так же, как мигрень.

Боль в брюшной стенке распространена, но часто не распознается. Состояние ухудшается при движении, но обычно симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта отсутствуют. Боль может быть очень локализованной и усиливаться при напряжении мышц живота. Он может реагировать на нестероидные противовоспалительные препараты, но иногда детям требуется инъекция местного анестетика. 2

Диарея

Диарея обычно считается хронической, если она длится более 4 недель.Существует бесчисленное множество причин хронической диареи, и здесь будут обсуждаться только наиболее распространенные причины у детей старше 6 месяцев. С хронической диареей у детей раннего возраста лучше всего справляется детский гастроэнтеролог.

Непереносимость лактозы часто встречается у небелых детей и обычно развивается после 2 лет. 3 Помимо диареи употребление молока или других молочных продуктов может вызвать метеоризм, боли в животе и вздутие живота. Его можно контролировать, ограничивая лактозу в рационе или вводя лактазу, когда ребенок потребляет лактозу.Ребенку, который избегает молочных продуктов, следует давать добавки с кальцием и витамином D.

Постинфекционная диарея — это персистенция диареи после инфекции. 4 Это обычно вызвано преходящей потерей лактазы и может реагировать на временное ограничение лактозы или может не реагировать и может длиться месяцами. Этим детям, вероятно, необходимо пройти скрининг на наличие органического заболевания, включая кальпротектин в стуле, но если рост не нарушен, а маркеры скрининга отрицательные, специального вмешательства не требуется.

Различные лекарства, включая антибиотики, могут вызывать диарею. Когда это вызвано антибиотиками — и даже когда это не так — инфекция Clostridioides difficile должна быть исключена.

Диарея у детей раннего возраста является частой причиной хронической диареи у детей в возрасте от 6 месяцев до 5 лет. Стул может варьироваться от полутвердого до рыхлого и может содержать непереваренную пищу. Вполне вероятно, что этот тип диареи связан с неабсорбированными сахарами, такими как фруктоза или сорбит, но он может реагировать или не реагировать на диетическое ограничение этих сахаров.Если ребенок растет и у него нет других симптомов, специфическое тестирование/лечение не рекомендуется.

У любого ребенка с хронической диареей всегда следует учитывать определенные иммунные причины. Целиакию следует исключить у детей, употребляющих глютен, независимо от наличия других симптомов. Проктоколит, вызванный пищевым белком, распространенная проблема у младенцев, обычно вызывается воздействием белка коровьего молока (или другого антигена) и вызывает либо кровь в стуле, либо кровавый понос.Обычно это проходит к 1 году жизни. 5 Хронический энтероколит, вызванный пищевым белком, встречается реже, может вызывать хроническую диарею, рвоту и плохую прибавку в весе и обычно проходит к 3 годам. 5 Воспалительное заболевание кишечника следует подозревать у всех детей с хронической диареей с гематохезией, проблемами роста и болью в животе с тревожными симптомами (таблица 1). За исключением детского проктоколита, вызванного пищевым белком, все другие причины иммунной диареи требуют направления к узкому специалисту.

Рвота

Периодическая рвота может быть хронической или циклической. Некоторые из наиболее распространенных тревожных симптомов показаны в таблице 2. Хроническая рвота проявляется ежедневной рвотой. У этих детей бывает от 1 до 2 рвотных позывов в день, они не очень больны и не обезвожены. Среди причин рецидивирующей рвоты преобладают желудочно-кишечные причины. Наиболее распространенными среди них являются эозинофильный эзофагит, язвенная болезнь и болезнь Крона. Психоповеденческие причины, такие как размышления и нервная булимия, также могут вызывать рецидивирующую рвоту.Руминация не является редкой причиной того, что кажется рвотой. 6 Повторяющаяся безболезненная регургитация и либо жевание, либо изгнание пищи, которое обычно происходит вскоре после еды, а не во время сна. Рвоты не наблюдается. Дети обычно хорошо реагируют на поведенческую терапию в виде диафрагмального дыхания.

Срыгивание происходит, когда пища попадает в желудок без мышечной активности, наблюдаемой при рвоте. Это обычно наблюдается при детском гастроэзофагеальном рефлюксе (ГЭР), обычно достигая пика в возрасте около 4 месяцев и стихая к 1 году.«Счастливые плевки» не требуют дальнейшего обследования или лечения. Когда у детей с подозрением на ГЭР проявляются другие симптомы, такие как плохая прибавка в весе, раздражительность и нервозность, может быть целесообразно попытаться загустить кормление. 7 Если это не помогает, и особенно если в семье есть случаи атопии, можно рассмотреть вопрос о применении гидролизата. 7 Кислотная блокада, особенно ингибиторами протонной помпы, вряд ли принесет пользу этим детям.Если симптомы ГЭР сохраняются более 18 месяцев, ребенка следует направить к детскому гастроэнтерологу.

Большинство детей старшего возраста с рецидивирующей рвотой также должны быть направлены к детскому гастроэнтерологу.

При циклической рвоте у детей наблюдаются периодические эпизоды обильной рвоты, сопровождающиеся бледностью, вялостью и обезвоживанием. 8 Преобладают причины, не связанные с желудочно-кишечным трактом; около одной трети этих пациентов имеют CVS, состояние, связанное с мигренью.Эпизоды стереотипны или похожи друг на друга. Этот эпизодический характер рвоты также может наблюдаться при почечных (острый гидронефроз из-за обструкции мочеточников), эндокринных (диабетический кетоацидоз, болезнь Аддисона) или нарушениях обмена веществ.

Детям с циклической рвотой следует провести исследование верхних отделов желудочно-кишечного тракта, чтобы исключить мальротацию. Это также следует делать у детей с рецидивирующей рвотой, потому что заворот кишок, вызванный мальротацией, хотя и встречается редко, но является потенциально предотвратимым опасным для жизни состоянием.Детям с циклической рвотой также необходимо провести УЗИ почек. CVS обычно лечат антимигренозными препаратами и должны контролироваться детским гастроэнтерологом.

Запор

Запорами страдают до 30% детей, и на их долю приходится около 5% всех обращений к педиатру. Функциональные запоры являются причиной подавляющего большинства (> 95%) случаев у здоровых в других отношениях детей в возрасте 1 года и старше и особенно распространены в дошкольном возрасте.Обычно его диагностируют по наличию твердого, болезненного стула, который трудно пройти и может сопровождаться задержкой в ​​позе.

Всех детей с запорами следует обследовать на наличие настораживающих симптомов (таблица 3). 9 Следует оценить их рост и, помимо тщательного осмотра брюшной полости, провести обследование нижнего отдела позвоночника и перианальной области. В идеале также будет проведено ректальное исследование. При функциональном запоре, за исключением каловых масс в брюшной полости и плотных каловых масс на анальном краю, результаты должны быть нормальными.Детей с тревожными симптомами или признаками следует направить к детскому хирургу или детскому гастроэнтерологу в зависимости от обстоятельств.

Лица, осуществляющие уход за детьми с функциональными запорами, должны быть осведомлены о патофизиологии этого состояния (может быть полезным видео на YouTube, размещенное на сайте tinyurl.com/pooinyou). Затем ребенка следует вымыть, чтобы начать лечение. Этого лучше всего добиться с помощью двух- или трехразовых доз полиэтиленгликоля, после чего ребенку следует назначить суточную дозу полиэтиленгликоля и поощрять его посещение туалета два раза в день после еды.Терапию слабительным следует продолжать не менее 12–24 месяцев, а посещение туалета должно стать частью повседневной жизни ребенка. Приучение к туалету следует отложить до тех пор, пока у ребенка не появится регулярный, безболезненный, мягкий стул ежедневно, а слабительную терапию следует продолжать в течение 3–6 месяцев после завершения приучения к туалету.

Неспособность набрать вес

Это состояние называется задержкой развития или недоеданием. В настоящее время существуют новые критерии недоедания, основанные на z баллов. 10 Детей следует считать страдающими от недоедания, если их показатель массы тела к длине тела по шкале z (для детей в возрасте до 2 лет) или индекс массы тела к возрасту по шкале z составляет менее 2 (второй процентиль). Плохая прибавка в весе обычно вызвана недостаточным потреблением калорий. Большинству детей не требуется обследование, если они не реагируют на терапию первой линии (см. Таблицу 4).

Если дети не реагируют на эти методы лечения или проявляют другие признаки хронического заболевания, могут потребоваться скрининговые лабораторные исследования.Они должны включать общий анализ крови, метаболическую панель, скорость оседания эритроцитов и С-реактивный белок. Дети, потребляющие глютен, должны быть обследованы на целиакию. Тем, кто не реагирует на терапию первой линии или имеет положительные лабораторные анализы, необходимо направить к детскому гастроэнтерологу.

Расстройства пищевого поведения

Детское расстройство пищевого поведения (PFD) определяется как нарушение перорального приема пищи, не соответствующее возрасту и связанное с медицинскими, пищевыми, пищевыми нарушениями и/или психосоциальной дисфункцией. 11 ПФО распространена и наблюдается примерно у 1 из 30 детей младшего возраста и у 1 из 4 детей младшего возраста с другими хроническими заболеваниями; это часто сосуществует с недоеданием.

Младенцы с проблемами кормления должны быть осмотрены логопедом или эрготерапевтом, имеющим опыт работы в этой области. Детей старшего возраста в идеале должны осматривать специалисты по всем 4 дисциплинам, дисфункция которых может наблюдаться у детей с PFD: детский гастроэнтеролог, диетолог, логопед и детский психолог.

Ссылки

1. Кортеринк Дж.Дж., Дидерен К., Беннинга М.А., Табберс М.М. Эпидемиология детских функциональных расстройств боли в животе: метаанализ. PLoS Один. 2015;10(5): e0126982. doi:10.1371/journal.pone.0126982

2. Sweetser S. Боль в брюшной стенке: общая клиническая проблема. Mayo Clin Proc. 2019 Feb;94(2):347-355. doi:10.1016/j.mayocp.2018.04.031

3. Берни Канани Р., Пеццелла В., Аморозо А., Коццолино Т., Ди Скала С., Пассарелло А.Диагностика и лечение непереносимости углеводов у детей. Питательные вещества. 2016;8(3):157. doi:10.3390/nu8030157

4. Lee YY, Annamalai C, Rao SSC. Постинфекционный синдром раздраженного кишечника. Curr Gastroenterol Rep. 2017;19(11):56. doi:10.1007/s11894-017-0595-4

5. Sicherer SH, Warren CM, Dant C, Gupta RS, Nadeau KC. Пищевая аллергия от младенчества до зрелого возраста. J Allergy Clin Immunol Pract. 2020;8(6):1854-1864. дои: 10.1016/j.jaip.2020.02.010

6. Мюррей Х.Б., Хуарасио А.С., Ди Лоренцо С., Дроссман Д.А., Томас Дж.Дж. Диагностика и лечение синдрома руминации: критический обзор. Am J Гастроэнтерол. 2019;114(4):562-578. doi:10.14309/ajg.0000000000000060

7. Rosen R, Vandenplas Y, Singendonk M, et al. Руководство по клинической практике детского гастроэзофагеального рефлюкса: совместные рекомендации Североамериканского общества детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания и Европейского общества детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2018;66(3):516-554. doi:10.1097/MPG.0000000000001889

8. Ли БУК. Лечение синдрома циклической рвоты у детей: за рамками рекомендаций. Eur J Pediatr. 2018;177(10):1435-1442. doi:10.1007/s00431-018-3218-7

9. Tabbers MM, DiLorenzo C, Berger MY, et al. Оценка и лечение функциональных запоров у младенцев и детей: научно обоснованные рекомендации ESPGHAN и NASPGHAN. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2014;58(2):258-274. doi:10.1097/MPG.0000000000000266

10. Becker P, Carney LN, Corkins MR, et al. Согласованное заявление Академии питания и диетологии/Американского общества парентерального и энтерального питания: показатели, рекомендуемые для выявления и документирования недостаточности питания у детей (недоедание ). Нутр Клин Практ . 2015;30(1):147-161. doi:10.1177/0884533614557642

11. Goday PS, Huh SY, Silverman A, et al. Детское расстройство питания: консенсусное определение и концептуальная основа. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2019;68(1):124-129. doi:10.1097/MPG.0000000000002188

12. Snyder J, Butzner JD, DeFelice AR, et al. Рекомендации экспертов, основанные на фактических данных, по лечению целиакии у детей. Педиатрия. 2016;138(3):e20153147. doi:10.1542/peds.2015-3147

13. Walker GJ, Chanchlani N, Thomas A, et al. Тестирование фекального кальпротектина в первичной помощи у детей с подозрением на воспалительное заболевание кишечника: исследование диагностической точности. Арч Ди Чайлд. 2020;105(10):957-963. doi:10.1136/archdischild-2019-317823

14. Ruffner MA, Spergel JM. Эозинофильный эзофагит у детей. Curr Allergy Asthma Rep. 2017;17(8):54. doi:10.1007/s11882-017-0721-2

15. Sorensen CJ, DeSanto K, Borgelt L, Phillips KT, Monte AA. Синдром каннабиноидной гиперемезии: диагностика, патофизиология и лечение — систематический обзор. J Med Toxicol. 2017;13(1):71-87. doi:10.1007/s13181-016-0595-z

Редкие желудочно-кишечные расстройства – наиболее распространенные признаки и симптомы

Люди нередко испытывают ряд признаков и симптомов желудочно-кишечных расстройств и страдают годами без надлежащего диагноза. .Желудочно-кишечные расстройства поражают пищеварительный тракт, начиная со рта и заканчивая анусом, и могут быть слегка неудобными, хроническими или даже опасными для жизни.

На заболевания органов пищеварения ежегодно приходится более 100 миллионов обращений за амбулаторной помощью в США. Исследования показывают, что около 11% населения страдает хроническими заболеваниями органов пищеварения, а показатель распространенности среди взрослых в возрасте 65 лет и старше достигает 35%.

Несмотря на повсеместное распространение, люди стесняются обсуждать симптомы желудочно-кишечных расстройств со своими врачами и тихо страдают.Своевременное лечение и открытое обсуждение имеют большое значение в управлении симптомами и предотвращают обострение проблемы.

Хотя некоторые люди знают о распространенных заболеваниях, таких как синдром раздраженного кишечника (СРК) и геморрой, некоторые редкие желудочно-кишечные расстройства диагностировать труднее.

Желудочно-кишечные расстройства – что это такое?

Желудочно-кишечный тракт представляет собой ряд органов, образующих непрерывный проход от нашего рта к анусу.Эти органы включают рот, пищевод, желудок, кишечник и задний проход. Желудочно-кишечный тракт и другие жизненно важные органы, такие как печень и поджелудочная железа, составляют нашу пищеварительную систему, помогая поглощать питательные вещества и выводить отходы.

На наш желудочно-кишечный тракт и, следовательно, на пищеварение могут влиять самые разные состояния. Некоторые из этих состояний имеют схожие симптомы, в то время как другие, такие как редкие желудочно-кишечные расстройства, могут потребовать более глубокого обследования для постановки диагноза.

Желудочно-кишечные расстройства подразделяются на две категории: (1) органические и (2) функциональные.Органические состояния возникают из-за структурных аномалий в пищеварительной системе. Напротив, при функциональных нарушениях все кажется структурно нормальным, но система все еще не функционирует должным образом.

Вот несколько примеров распространенных желудочно-кишечных расстройств:

Целиакия

Целиакия — это аутоиммунное заболевание, при котором тонкая кишка гиперчувствительна к глютену. Потребление глютена заставляет иммунную систему атаковать тонкую кишку, повреждая ворсинки.

Болезнь Крона

Болезнь Крона вызывает воспаление желудочно-кишечного тракта, чаще всего между тонкой и толстой кишкой. Обычно это генетическое заболевание, и такие факторы, как диета и стресс, могут усугубить состояние.

Запор

Затрудненный или нерегулярный стул называется запором. У людей с запорами стул обычно мелкий, сухой и твердый, который может быть затруднен при прохождении. Обезвоживание, нехватка пищевых волокон, беременность и малоподвижный образ жизни являются некоторыми распространенными причинами запоров.

Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ)

ГЭРБ также называют кислотным рефлюксом или изжогой. Это происходит, когда мышечные волокна на входе в желудок, называемые нижним пищеводным сфинктером, становятся слабыми. Они не могут оставаться плотно закрытыми; следовательно, пища и желудочная кислота возвращаются в пищевод, вызывая раздражение.

Геморрой

Геморрой возникает, когда набухают вены, окружающие анальное отверстие. Они могут быть внутренними или внешними и могут кровоточить во время дефекации.Наружные геморроидальные узлы могут краснеть, опухать и зудеть при воспалении. Напротив, внутренние геморроидальные узлы не видны, но могут выпадать после дефекации, вызывая сильную боль. Запор или натуживание в туалете — частая причина геморроя.

Колоректальный рак

Колоректальный рак является третьей ведущей причиной смерти среди американских мужчин и женщин. Это распространено среди взрослых в возрасте от 45 до 75 лет. Рак растет медленно с минимальными симптомами, пока не станет значительным.

На какие признаки и симптомы следует обращать внимание?

Многие люди время от времени испытывают расстройства пищеварения, но как мы можем отличить однократную внежелудочную ошибку от более сложного расстройства пищеварения?

Давайте рассмотрим наиболее распространенные признаки и симптомы желудочно-кишечных расстройств, которые указывают на более глубокую проблему.

Кровь в рвотных массах или стуле

Кровотечение в желудочно-кишечном тракте является ненормальным состоянием и требует немедленного осмотра врачом.Это один из симптомов желудочно-кишечных расстройств, таких как геморрой, язва или рак. Такие процедуры, как эндоскопия или колоноскопия, помогают определить источник.

Анемия

Дефицит железа в крови называется анемией. Несбалансированное питание является распространенной причиной, но постоянный дефицит может указывать на основную проблему, такую ​​как кровотечение. Анемия может вызвать у человека головокружение, усталость и одышку. Язвы и геморрой в желудочно-кишечном тракте могут вызывать значительные кровотечения, приводящие к анемии.

Проблемы с глотанием

Проблемы с попаданием пищи в горло, затрудненное глотание или ощущение, что пища застревает в груди, могут указывать на воспаление или сужение/закупорку пищевода.

Боль в животе

Многие распространенные и редкие желудочно-кишечные расстройства включают боль в животе. Если у вас постоянная боль в животе, это может быть признаком язвы или СРК.

Диарея

Диарея, длящаяся более двух дней, считается хронической.Это может быть связано с желудочно-кишечными расстройствами, такими как СРК и непереносимость лактозы. Если это начинается или усугубляется после употребления глютена, это также может быть связано с глютеновой болезнью.

Редкие желудочно-кишечные расстройства

Редкие желудочно-кишечные расстройства называются так потому, что ими страдают менее 200 000 человек в США. Вот некоторые из этих редких желудочно-кишечных расстройств:

Болезнь Менетрие

Болезнь Менетрие возникает из-за разрастания слизистой оболочки желудка, что приводит к образованию больших желудочных складок.Общие симптомы включают тошноту, рвоту, диарею и боль в животе.

Точная причина неизвестна, у некоторых людей симптомы не проявляются. Лечение может включать удаление некоторых частей желудка.

Ахалазия

Ахалазия — еще одно редкое желудочно-кишечное заболевание, поражающее взрослых в возрасте от 25 до 60 лет. Пищевод не может проталкивать пищу в желудок, и клапан не открывается.

Симптомы включают изжогу, кашель или удушье, а также срыгивание пищи.Лекарства или хирургическое вмешательство могут помочь в лечении ахалазии.

Болезнь Гиршпрунга

Люди, страдающие болезнью Гиршпрунга, рождаются с ней. Организм не может рефлекторно открыть внутреннюю мышцу анального сфинктера.

Новорожденные, страдающие от этого редкого желудочно-кишечного расстройства, испытывают вздутие живота, запоры, рвоту и неспособность к дефекации в течение первых двух дней после рождения. В более позднем возрасте симптомы прогрессируют до отсутствия аппетита, водянистого стула и диареи.

Диагностика

Для диагностики распространенных и редких желудочно-кишечных заболеваний врачи проводят медицинский осмотр и собирают историю болезни пациента. Они могут задавать вопросы о своей диете, образе жизни, лекарствах и семейном анамнезе.

Они могут назначить такие тесты, как анализы крови, эндоскопию, колоноскопию, компьютерную томографию, рентген, УЗИ и анализы кала, чтобы окончательно определить причину ваших симптомов.

Последнее слово

Как распространенные, так и редкие желудочно-кишечные расстройства проявляются множеством симптомов, которые трудно диагностировать.Понимание того, когда симптомы указывают на более глубокую проблему, может помочь лучше справиться с вашим состоянием.

Потеря веса, дискомфорт в животе, изменения в работе кишечника и кровь на туалетной бумаге или в стуле являются симптомами желудочно-кишечных расстройств, на которые следует немедленно обратить внимание. Если вы испытываете какие-либо из этих признаков и симптомов, свяжитесь с нашими специалистами в области семейной медицины в Остине, чтобы получить правильный диагноз и сразу же начать лечение.

Из-под контроля: риторика желудочно-кишечных расстройств

Из-под контроля: риторика желудочно-кишечных расстройств Эми Видали Доцент английского языка Университет Колорадо Денвер

Я был огорчен, когда в 2003 году Novartis начала прямую рекламу лекарств от синдрома раздраженного кишечника (СРК) для потребителей.Не потому, что продукт был не нужен, а потому, что я надеялся, что это название не приживется: синдром раздраженного кишечника. Как человек с 15-летней историей СРК, я руководила движением одной женщины в честь прежнего названия расстройства — «спастическая толстая кишка», — которое, я считаю, более точно описывает опыт СРК. Я хочу, чтобы люди знали, что мой кишечник не похож на человека, который не пил кофе, малыша, у которого режутся зубки, или резкого продавца. Реальность такова, что моя толстая кишка предпочитает ограничивать и блокировать, расширяться и стираться: она спастическая.Я также обнаружил, что сказать «спазм толстой кишки» и немного подпрыгнуть на стуле — как будто спазмы берут верх — обычно эффективно, хотя и неуместно с юмором, завершать разговор.

Желудочно-кишечные расстройства — риторический парадокс. Люди обычно не хотят знать или говорить о таких расстройствах, но часто возникают риторические ситуации, которые приглашают или требуют желудочно-кишечной болтовни. На самом деле, хотя почти все, что я читал о желудочно-кишечных расстройствах, утверждает, что они мало обсуждаются, я обнаружил, что эти расстройства риторически весьма продуктивны.СРК требует рассмотрения того, как хронические и эпизодические расстройства вписываются в исследования инвалидности, особенно в случаях, когда расстройство влияет на жизнь, но не является изнурительным, как в случае с моим СРК (хотя и не у всех). Значение СРК и его связь с исследованиями инвалидности можно изучить, оценив, как риторика о желудочно-кишечных расстройствах циркулирует в частной и общественной сферах, и я исследую три риторических места, посвященных желудочно-кишечным расстройствам и дистрессу. Во-первых, я исследую, как IBS функционирует в условиях общественного питания, характерных для основного населения США.S. культурах, и как пищевая непереносимость интерпретируется как культурное отвращение. Далее я исследую гендерную риторику желудочно-кишечных расстройств, обращая внимание на «истерические» репрезентации желудочно-кишечных расстройств в исторических документах и ​​гипермужские репрезентации в современной художественной литературе. Наконец, я изучаю репрезентацию IBS в рекламе, в частности, в отношении Zelnorm (Tegaserod малеат), который сейчас снят с продажи, и в отношении йогурта Dannon Activia, безрецептурного продукта. Я читаю эти сайты, используя риторическую теорию, исследования инвалидности и личный опыт.

При изучении этих риторических участков желудочно-кишечных расстройств я сосредоточиваюсь на доминирующем желании контролировать СРК. Я утверждаю, что мы должны пересмотреть риторику контроля — и в некотором роде взять под контроль — риторику, окружающую желудочно-кишечные расстройства. Утверждая, что желудочно-кишечные расстройства богаты риторически, а не вежливо умалчиваются, я привожу аргумент, аналогичный репрессивной гипотезе Фуко в отношении сексуальных дискурсов. Фуко отмечает, что эти дискурсы приводят к «[а] надзору за сексом: то есть не к строгости табу, а к необходимости регулирования секса с помощью полезных и публичных дискурсов» (25).Точно так же я предполагаю, что желудочно-кишечные расстройства и дистресс жестко регулируются обычными риторическими рутинами, и, как и Фуко, я подвергаю сомнению эти «полезные и публичные рассуждения», которые определяют, что такое желудочно-кишечные расстройства и какими они могут быть. В ответ я утверждаю, что в эту риторику вмешиваются люди с желудочно-кишечными расстройствами.

Мое предположение о том, что люди с этими расстройствами «возьмут под контроль» риторику о желудочно-кишечном тракте, осложняется моим желанием последовать предложению Сьюзан Венделл о том, что люди с хроническими расстройствами и болью должны отказаться от «мифа о контроле».Она утверждает, что «главным аспектом… страданий, вызванных болью, является желание избавиться от них», и она предлагает «культивировать отношение принятия к [боли]… может уменьшить страдания, которые она обычно вызывает» (326), хотя она не решается принять концепцию «подружиться» с болью (327). Во многих отношениях я принял этот подход к управлению болью, однако я предлагаю делать прямо противоположное в отношении риторики желудочно-кишечных расстройств. , потому что язык имеет риторические и материальные эффекты, а это означает, что переосмысление этих расстройств может повлиять на переживание боли.Изменяя риторику о «вышедших из-под контроля» желудочно-кишечных расстройствах, мы используем строгую директиву о том, что мы окончательно контролируем свое тело, и переносим этот контролирующий импульс на саму риторику. Проще говоря, я считаю, что то, как мы говорим о желудочно-кишечных расстройствах, формирует наше отношение к ним; таким образом, риторика GI заслуживает нашего внимания и влияния.

* * *

Harvard Women’s Health Watch предоставляет достойную карту СРК:

Синдром раздраженного кишечника — это хроническое заболевание, характеризующееся повторяющимися приступами запоров, диареи или того и другого, а также болью в животе, вздутием живота и газами.В два раза чаще встречается у женщин, чем у мужчин, это самый распространенный диагноз, поставленный гастроэнтерологами, и уступает только простуде в качестве причины отсутствия на работе. СРК — это функциональное расстройство, а это означает, что, насколько нам известно, оно не связано с каким-либо основным заболеванием или структурной аномалией. Считается, что оно связано с различными, часто взаимодействующими факторами — инфекцией, нарушением связи между мозгом и кишечником, повышенной болевой чувствительностью. , гормоны, аллергии и эмоциональный стресс. («Эксперты»)2

Судя по этому описанию, у меня либо относительно легкий случай СРК (я не пропускаю работу из-за этого), либо я закаленный страдалец (у меня часто бывают симптомы).Именно эта изменчивая природа, эти «повторяющиеся приступы» затрудняют определение СРК. В «Политике дерьма» Синди ЛаКом спрашивает, требует ли спорадический характер ее болезни Крона постоянного переформулирования своей личности, и она утверждает, что она «постоянно сталкивается с вопросом о том, как раскрыть [ее] болезнь Крона» в моменты, когда это не очевидно. Точно так же, используя терминологию Эллен Сэмюэлс, СРК иногда называют «невидимым», что означает, что тела кажутся «неокрашенными», иногда «видимыми» (особенно в разговорах о еде), а иногда «невидимыми», когда неправильное понимание СРК провоцирует социальную критику и предвзятость.Желудочно-кишечные расстройства часто можно увидеть, услышать и ощутить: мои соотечественники задерживаются в туалетных кабинках, глотают таблетки лактозы перед сливочными десертами, читают бутылки в отделе с клетчаткой и просят у официантов разъяснить ингредиенты (например, пшеницу). Этот опыт не представляет всех людей с СРК, как и моя история, которую я привожу ниже. Но мой рассказ действительно означает первоначальное заявление о спастической толстой кишке / СРК и повторное утверждение риторики о желудочно-кишечном тракте теми, у кого есть такие расстройства.

«Она не любит острую пищу»: отказ от еды и уведомление об инвалидности

В серии «Пир: почему люди делятся едой» Мартин Джонс объясняет, что для большинства животных размещение еды в центре группы является «явным рецептом конфликта и насилия», но при ритуализации совместного приема пищи людьми «наши собственные предки перевернули эти сигналы опасности и превратили их в саму суть праздничности, которая определяет человечество» (2).Он предлагает разницу между «едой» и «пиршеством», утверждая, что знакомая трапеза имеет «просоциальный» оттенок с небольшим осуждением, в то время как пир может быть «антисоциальным» и подчеркивать различные иерархии в группе (150). . Точно так же Мэри Дуглас отмечает, что «[i]если к еде относятся как к коду, сообщения, которые она кодирует, будут найдены в модели выраженных социальных отношений», которые часто связаны с включением и исключением (61).

На застолье с друзьями или незнакомцами люди с желудочно-кишечными расстройствами особенно ощущают эти иерархии и границы, которые воспаляются и нарушаются при отказе от еды.Когда я кладу капусту или карри на пир, пересекаются многочисленные табу: табу отказа от еды; табу на упоминание желудочно-кишечных расстройств (дерьмо) за обеденным столом; и табу испытывать желудочно-кишечные расстройства в чьем-то доме или ресторане. В такие моменты СРК становится очевидным из-за моего дискомфорта от еды, из-за того, что я рассказываю о своем расстройстве, чтобы смягчить обиду, вызванную отказом от еды, или из-за того, что другие из лучших побуждений сообщают о моем расстройстве, чтобы оправдать мой отказ. Тот факт, что пищевые ритуалы теперь связаны с тайной и презентацией, а не с давними обычаями приготовления пищи в кругу беседы (Джонс 134), ставит меня в невыгодное положение: во многих случаях я должен спрашивать, что в еде.Хотя такая просьба изначально расценивается как комплимент, мой иногда последующий отказ от еды таковым не является.

Отказ от еды последовательно интерпретируется с точки зрения предпочтений в еде: отказываются от еды, потому что она не нравится, а не потому, что она вызывает болезни. Таким образом, пищевая непереносимость ошибочно истолковывается как «отвращение к еде» (Macbeth & MacClancy 102), а во многих культурах отказ от еды интерпретируется как оскорбление (Dresser 72, см. также Wilson-Howarth 23–31).3 Те, кто отказывается от еды, могут показаться по-детски, поскольку, как отмечает Леон Раппопорт в книге «Как мы едим », люди «обычно принимают продукты нашей культуры или субкультуры без особых размышлений», за исключением «в детстве и юности, когда новое, «иностранное» блюдо иногда предстает перед нами как пугающая загадка» (15), или когда подросток отказывается от «знакомых продуктов питания» в попытке установить свою личность (34).Отказываясь от еды, я кажусь консервативным, боязливым и даже эгоистичным, поскольку, когда «люди отказываются от еды, они отвергают фундаментальную общую ценность сообщества» (Раппопорт 34). Даже то, как я ем, что обычно включает в себя прием пищи рядом с возможными нарушителями (то, что Раппопорт называет «привередливым и жалким» [19]), подлежит критике как «один из наиболее распространенных и относительно незаметных, но важных способов узнать других, получение впечатления об их личностях происходит через их привычки в еде» (52). И если правда, что «люди довольно последовательно судят о других, основываясь на своих списках покупок в магазине» (Раппопорт 52), моя тарелка с картофельным пюре и мясом, без салата и гарниров, производит такое же впечатление, как и моя тележка, полная продуктов. замороженные вафли, Cheerios и консервированные фрукты.

Иногда о моем расстройстве свидетельствует то, что я подкладываю немного еды на тарелку мужа, хотя, как отмечает Сэмюэлс, «в отсутствие распознаваемых невербальных знаков мы часто прибегаем к «менее достойному» ответу, заявляя о своей личности посредством речи» (241). Когда я сообщаю о своем расстройстве (иногда как о «проблемах с желудком»4), я часто получаю рекомендации по питанию от непрофессионалов (например, стать вегетарианцем, хотя листовая зелень — мой враг). В домах друзей мои разоблачения могут привести к тому, что для меня приготовят «особую» еду, которая, хотя и приятная, немного смущает меня, сигнализирует о моем расстройстве (как это часто бывает с «особостью») и иногда вредит моему кишечнику.Эти благонамеренные моменты отражают понятную попытку создать ситуацию с едой, которая смягчит отказ от еды, который вызывает мое расстройство; такие «специальные» блюда на самом деле являются попытками других помочь мне «сойти» за способного поесть, иногда против моей воли. Из-за такой еды мне также трудно есть что-то, от чего я отказывался в прошлом (потому что у меня все хорошо или я отбрасываю осторожность на ветер), как меня могут окликнуть («Я думал, ты не можешь есть шпинат?») .

Вопросы за обеденным столом о моем расстройстве — результат человеческого любопытства, форма риторического пристального взгляда.В книге Staring: How We Look Розмари Гарланд Томсон объясняет, что «пристальный взгляд — это вопросительный жест, который спрашивает, что происходит, и требует рассказа» (3), а при риторическом взгляде такой рассказ требуется устно, поскольку его невозможно изобразить визуально. воспринимается. Видеть, как кто-то отказывается от «хорошей еды», необычно, и другие хотят знать, что происходит, поэтому они спрашивают, иногда в несколько грубой манере, а иногда просто из любопытства (что делает хочу ответить).Как отмечает Томсон, «обмен взглядами может щекотать или отталкивать, сохраняться или развиваться» (4), и я бы не стал утверждать, что риторический взгляд всегда плох, поскольку он может быть «спонтанным моментом межличностной связи», в котором « два человека имеют возможность уважать друг друга и узнавать друг друга» (Томсон 33). Проблемы возникают, когда любопытный риторический взгляд сопровождается суждением, недоверием или отвержением.

Как описывают исследователи инвалидности (см. богатую работу Томсона, Адамса и других), иногда я могу воспользоваться возможностью оглянуться, как правило, поясняя, что дело не в том, что мне «не нравятся» определенные продукты, а в том, что я «не могу» их есть.Люди могут быть удивлены прямотой, с которой я делаю это заявление, и иногда оно имеет неприятные последствия, когда люди видят в моем комментарии приглашение к разговору, который я пытался закончить. Как отмечает Томсон, «вопрос не в том, должны ли мы смотреть, а в том, как мы должны смотреть» (185), и риторически это, вероятно, означает немного более вдумчивое любопытство со стороны смотрящих, но также и более четкая позиция от меня как от старшего, означает ли это передачу или утверждение или что-то еще.Беда в том, что мое расстройство связано со столькими другими риторическими высказываниями — о еде, вежливости и обычаях, — что даже если я введу их, я не смогу контролировать дискуссию. Почти у всех была диарея, были запоры, и требуется время, чтобы освоить эти понятия, чтобы понять желудочно-кишечные расстройства. Многие метафоры, связанные с едой и перевариванием, усугубляют эти проблемы, поскольку принятие означает «глотание», рассмотрение — «пережевывание», а понимание — «переваривание» (Kövecses 73). Напротив, проблемы с желудком и кишечником связаны с отвращением и страхом (Goatly 237), например, «это заставило мой желудок перевернуться.» Это чувство я могу испытать в самый комфортный момент.

Синди Ла Ком утверждает, что «табу, которые заставляют молчать о нашем кишечнике, [являются] настолько распространенными», что, когда они вовлечены, «разговор прекращается, и словесные запоры становятся обычным делом». Точно так же в «Социологической истории экскреторного опыта» Дэвид Инглис утверждает, что «упоминание слов, связанных с уборной, вызывает чувство беспокойства и даже глубокого смущения как у говорящего, так и у тех, кто слушает такие высказывания» (1).Однако риторический аспект совместного приема пищи может преодолеть такие табу: говорящие верят, что говорят о еде, а не о дерьме, даже если моим единственным ответом может быть «потому что меня тошнит» или что-то более описательное. Инглис утверждает, что экскреторные процессы включают «дефекацию», «сенсорные» и «вербальные» практики ( Sociological , 44-45), а в контексте общей трапезы правила, связанные с вербальными практиками, кажутся ослабленными. В «Истории дерьма » Доминик ЛаПорт справедливо утверждает: «Даже слегка коснуться отношения субъекта к его дерьму — значит изменить не только отношение этого субъекта к тотальности своего тела, но и само его отношение к мира и к тем представлениям, которые он строит о своем положении в обществе» (29).У человека с СРК такие модификации и реартикуляции могут возникать на каждом застолье.

«Не оставляй следов»: гендерная риторика желудочно-кишечного расстройства

Риторика желудочно-кишечных расстройств имеет ярко выраженную гендерную направленность, с императивами, согласно которым женщины должны контролировать свою боль, звуки и запахи. Чтобы исследовать, как гендер формирует контролирующую риторику о желудочно-кишечных расстройствах, я связываю два риторических места: истерическое позиционирование женщин с желудочно-кишечными расстройствами в двух медицинских текстах 19-го века и родственное «мужское» представление СРК в популярном современном романе.Я помещаю свой собственный гендерный опыт в свой анализ, особенно мои встречи с потерей веса и женщинами, а также необъяснимое назначение врача.

В 1874 г. «Запор, ипохондрия и истерия: их современное лечение» Ричард Эппс утверждает, что «тяжелые случаи запора [не подходят] для самостоятельного и эмпирического лечения» (66), и он не принимает во внимание возможность (обычно женского) самодиагностика и предостерегает от ипохондрии. Он также предлагает упражнения, в частности: «Полезны все легкие домашние занятия: вытирание пыли с украшений, рамок для картин и т. д., с широко используемыми длинными легкими перьями, является хорошим упражнением и оказывает благотворное влияние на брюшные стенки и содержащиеся в них внутренние органы» (80). В этом тексте пространство тела территориально территориально домашнем пространстве, а чистый дом приравнивается к функционирующему телу. В соответствующей главе, озаглавленной «Запоры у женщин», Эппс критикует женщин за их «нежелание обращаться за советом по поводу этого недуга» (77), и он объясняет это отчасти тем, что «[c] запор является одним из симптомов истерии, болезни, свойственной женщинам» (78).Он демонстрирует свою нетерпимость к этой «болезни», обсуждая случай женщины с «истерией и упорным запором», которую он описывает как начавшую «рыдать и задыхаться» при описании ее симптомов (98). Ей дают гомеопатическую «тинктуру» Ignatia5, и Эппс называет себя ее спасителем, отмечая, что, когда он увидел ее в следующий раз, «у нее не было ни возврата истерии, ни запора» (99). Затем он переходит к описанию «воображаемой болезни» другой женщины, страдающей запором (что освобождает его от необходимости «лечить» ее).

В этом медицинском тексте женщины с проблемами кишечника позиционируются как истерички, которых заставляют замолчать с помощью различных лекарств, и я бы сказал, что мало что изменилось. Хотя Эппс рекомендует опиум при запорах, в трактате 1848 г. о проблемах пищеварения Болезни пищеварительных органов и запоры, лечащиеся гомеопатически , У. Брокес предлагает опиум для лечения диареи, вызванной «страхом, беспокойством и, как правило, сильными болями». эмоции» (92). В то время как Broackes делает несколько странных предположений, например, что диарея «часто возникает от простуды» (94), он также указывает белладонну при дизентерийной диарее.Это меня удивило, так как когда мне поставили диагноз СРК, мне дали производное белладонны, чтобы я принимал его «по мере необходимости». Белладонну получают из растения Atropa belladonna, и, хотя Национальный институт здравоохранения утверждает, что некоторые предварительные исследования показывают ее эффективность в лечении симптомов СРК, «[T] в настоящее время недостаточно научных данных относительно использования белладонны для этого или любого другого показания. («Белладонна»). Будучи молодым послушным пациентом, я пытался принимать лекарства, как это было предписано, но обнаружил, что они вызывают у меня головокружение (в форме растения белладонна может вызывать галлюцинации), поэтому я бросил.Как и женщинам 19-го века, кажется, что мне незаметно прописывали успокаивающие препараты для решения проблем с кишечником, и я помню, как мало разговаривал с врачом о том, почему мне нужно было принимать это лекарство или что оно вообще должно было делать. .

С годами я обнаружил, что разговоры с врачами о моем СРК состоят из кратких подтверждений того, что у меня все еще есть это заболевание. Единственным исключением было то, что я подал заявку на независимое медицинское страхование в Kaiser Permanente в возрасте 22 лет, и мне отказали, когда я раскрыл свой синдром раздраженного кишечника (которое Кайзер ранее диагностировал).Мне удалось получить страховое покрытие после того, как я написал письмо с просьбой, в котором указывалось, что я не обращался и не буду обращаться за лечением СРК. Подобно женщине 19-го века с ее «чистым домом» или женщине с «воображаемой болезнью», я понял, что должен представить свое расстройство как «под контролем», несмотря на все доказательства обратного. В самом деле, из-за первоначального отказа Кайзера мне не рекомендовали сдавать анализы на более серьезные проблемы, такие как болезнь Крона; вместо этого я поставил себе диагноз по отсутствию симптомов в течение последнего десятилетия (и остаюсь в системе Кайзера).

Хотя разговоры с врачами о моем СРК были нечастыми или замалчивались, я обнаружил, что разговоры с другими женщинами о моем расстройстве относительно часты. Первоначально о моем расстройстве свидетельствовала быстрая потеря веса почти на 20 фунтов за шестимесячный период (поскольку я ограничивал свою диету в основном рогаликами и сливочным сыром6, чтобы избежать симптомов). Моя худощавость была очевидна для окружающих, и я обнаружил, что у женщин, прежде всего моего возраста (18-22 года), моя «проблема с желудком» часто вызывала зависть, а не беспокойство, как иногда утверждали эти женщины. что они хотели, чтобы у них было мое расстройство, чтобы они могли быть «худыми, как я, без всяких усилий.(Это желание принять инвалидность или расстройство кажется редким, хотя другие примеры могут включать рекреационное употребление определенных наркотиков и преимущественно женское движение за анорексию). расстройством пищевого поведения, особенно в первые несколько лет после того, как мне поставили диагноз.Заметным исключением был разговор с моим отцом, который предположил, что у меня может быть расстройство пищевого поведения, так как мое и без того худое тело ухудшилось из-за поездки в Европу (где я мог есть немного) и плохой желудочный вирус.Типично женские разговоры, которые у меня были о моем расстройстве, могут отражать, возможно, стереотипную готовность женщин говорить с другими женщинами о своем теле (см. Вайнер), хотя я также чувствовала, что мужчины считают мою «проблему» чем-то, что я должна решить. самостоятельно.

Хотя его часто называют «женской болезнью», довольно известным — и мужским — представлением о СРК является книга Тима Фелана « Романтика, богатство и туалеты: предостерегающая история честолюбивых мечтаний и раздраженного кишечника» , получившая справедливую оценку. количество прессы от крупных новостных организаций (таких как U.S. News and World Report ), филиалы NPR и самореклама.7 Фелан прослеживает свою борьбу с СРК в первую очередь с точки зрения нахождения рядом с туалетом, и он сознательно рассказывает свою историю с «мужской» точки зрения, как показано в одном из эпизодов. его «решений» своего расстройства:

Даже если бы я хотел, как бы я начал объяснять свои необычные — не говоря уже о смущающих — симптомы? И кому именно я буду их объяснять? Врач первичного звена? Психиатр? Проктолог? Спасибо, не надо. Поэтому вместо этого, применив немного внутренней мужской логики, я придумал решение, которое было столь же гениальным, сколь и простым.Чтобы желудочно-кишечный тракт не выплескивал свое содержимое на всю жизнь, я спускался в магазин, покупал кое-какие припасы и строил плотину. (82)

Очевидно, это не работает, но более интересна его самоопределяемая «мужская логика», которая коренится в том, чтобы любой ценой контролировать свое расстройство, по крайней мере публично. Фелан предпочел бы удалить людей из своей жизни, чем позволить им узнать о его расстройстве, как это происходит в его описании неудавшихся отношений в начале книги: «В конце концов я пришел к выводу, что я бы предпочел, чтобы Келли думала обо мне как о полная задница, а не тот, кто боится, что не может контролировать свою задницу» (26).

Еще большее беспокойство вызывает то, как Фелан позиционирует себя как гипермужественного мужчину с СРК. Я был удивлен, увидев, что его книга получила награду, так как меня обеспокоили его описания свиданий и женщин в целом. В одном случае он назвал полупьяную женщину на диване в своей квартире «сигналом к ​​покупке», который означал, что он должен «заткнуться, прекратить продавать и закрыть сделку» (177). Действительно, книга в значительной степени построена на его попытке найти партнершу (как видно из названия), и его СРК явно или неявно виноват в том, что эти отношения терпят неудачу.Превращая свое расстройство в образ своей несостоятельной мужественности, Фелан искажает СРК, что не обязательно ведет к разрушению отношений или вызывает жалость.8 Действительно, гипермужественное, агрессивное отношение Фелана к женщинам кажется попыткой противодействовать его болезни, которая чаще встречается у женщин. В конце концов он искажает СРК как социальную болезнь (а не расстройство с социальными разветвлениями) и оскорбляет эту женщину-читательницу с СРК.

В Извлечение тел , G.Томас Коузер отмечает, что тем, кто пишет об инвалидности и хроническом расстройстве/болезни, «может быть трудно примирить свой опыт болезни с комическим сюжетом, ожидаемым от автобиографии» (5). Напротив, повествование Фелана заканчивается на счастливой ноте после описания его успеха с когнитивно-поведенческой терапией. Хотя он утверждает: «Я бы солгал, если бы сказал, что вылечил СРК» (246), «риторика «моего старого я» и «моего нового я», как описывает Кристен Линдгрен, характеризует его повествование. , который представляет СРК как своего рода «инопланетное вторжение» (148).Фелан показывает себя победителем этого «вторжения», так как после многих глав о том, как его личная жизнь была сорвана из-за синдрома раздраженного кишечника, книга заканчивается гордым объявлением о его браке, который, как ни странно, выступает в качестве «лекарства», часто встречающегося в конце книги. рассказы об инвалидности (см. Митчелл и Снайдер). Идея о том, что телесная дисфункция может быть излечена браком, не нова,9 как утверждают Эренрайх и Инглиш в книге «Ради ее собственного блага: два века советов экспертов женщинам» . Они утверждают, что «сексуально-экономические» отношения брака в 19 веке «ограничивали женщин жизнью тела» (118) и что, хотя брак на самом деле не излечивал расстройства, он предоставлял терпимое пространство для «больных». женщина, особенно женщина из среднего класса (белая), у которой была прислуга.Таким образом, считалось, что расстройства у женщин, обычно приписываемые «истерии», излечиваются браком, а иногда, более конкретно, сексуальным удовлетворением (см. Мейнс). Точно так же, хотя СРК Фелана нельзя вылечить с помощью брака, он может свести к минимуму «женскую» природу своего расстройства с помощью гетеросексуального брака и предположительно секса, которые ускользают от него в его романе до его завершения.

Таким образом, есть некоторые общие черты в том, как женщины и мужчины представлены с СРК, поскольку и женщина 19-го века, и современный мужчина могут искать брак как частичное «лекарство».Однако эти представления отличаются тем, что больше внимания уделяется «причине» желудочно-кишечных расстройств у женщин (как в 19 веке, так и в моем опыте). Иными словами, Фелан не тратит время на обсуждение того, откуда мог взяться его СРК. , в то время как текстовые изображения женщин с СРК особенно интересны , почему у нее это расстройство.

Маленький помощник матери? Реклама продуктов IBS

Harvard Women’s Health Watch предоставляет список возможных методов лечения СРК, включая: антибиотики; волокно; препараты, одобренные FDA; спазмолитики; психологическая терапия; и антидепрессанты («Эксперты»).Как отмечалось выше, врачи не оказали особого влияния на мое собственное лечение СРК (за исключением упущений), хотя в этом отношении я, по-видимому, необычен. В «Предпочтениях пациентов в образовательных СМИ для информации о синдроме раздраженного кишечника» Халперт и др. отмечают, что из 1232 субъектов, заполнивших онлайн-анкеты и анкеты по почте, 79% обращались к доктору медицины по поводу своего СРК за последние шесть месяцев. Пятьдесят один процент (626 человек) заявили, что они получали полезную информацию о СРК в прошлом, при этом 43% из этой группы утверждали, что получали информацию от своего врача (самый высокий процент), а 36% утверждали, что получали информацию в Интернете.Из этих же 626 человек 556 заявили, что хотят получить больше информации о СРК в будущем, при этом медицинские учреждения и Интернет снова заняли высокие позиции в качестве источников информации (67% и 55% соответственно)10

.

В то время как люди с СРК уделяют первоочередное внимание беседам со своими врачами, наиболее часто повторяющимся и признанным сообщением о СРК для тех, у кого и без расстройства, вероятно, была прямая реклама препарата Зелнорм для потребителей, а в последнее время и менее явно, реклама йогурта Dannon’s Activia.Многочисленные рекламные кампании этих продуктов служат как для подтверждения существования СРК, так и для патологизации тех, кто не «вылечил» себя. Громкие пародии — такие как «Субботним вечером в прямом эфире» , рассказывающие об «Активиа» и ее представителе Джейми Ли Кертис («Суббота») — раскрывают широкое распространение этих рекламных роликов, призывающих всех «диагностировать» людей и их значение. из, ИБС.

24 июля 2002 г. Газета New York Times опубликовала заголовок «Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) одобряет противоречивое лекарство для кишечника», в котором отмечалось, что Зелнорм был одобрен для женщин с СРК с преобладанием запоров.30 марта 2007 г. Novartis в соответствии с требованиями FDA сняла препарат с рынка, и на веб-сайте Zelnorm было отмечено, что это произошло из-за «небольшого дисбаланса, который был статистически значимым в количестве сердечно-сосудистых ишемических событий у пациентов, принимающих Zelnorm». 11 В тот же день «Совет FDA по общественному здравоохранению» отметил, что у 13 пациентов, получавших Zelnorm, были такие серьезные последствия, в том числе один человек умер («FDA»). Препарат вернулся на рынок по «программе ограниченного доступа» 27 июля 2007 г. («Зелнорм Мост»), но эта программа была закрыта 2 апреля 2008 г.Zelnorm до сих пор продается за пределами США, иногда как Zelmac (критику см. в Novartis).

Я бы сказал, что восприятие СРК в публичном дискурсе почти не существовало до рекламы Zelnorm, которая привязывала к СРК медицинскую идентичность. Что интересно, в отличие от многих медицинских исследований, которые часто определяют СРК как результат различных «нервных личностей», Зелнорм определял СРК как чисто медицинское заболевание, которое поддается лечению. Делая это, реклама Zelnorm находится в любопытном отношении к тому, что часто называют «медицинской моделью» инвалидности, поскольку, хотя Zelnorm предлагает медицинское решение, она сопротивляется патологизации СРК, которая очевидна в медицинской литературе.Это достигается там, где сталкиваются медицинская и рекламная риторика, поскольку Zelnorm должен был сформулировать IBS как «проблему», не оскорбляя потенциальных покупателей. Для меня это было успешным: хотя стиль рекламы показался мне любопытным, я не был особенно обеспокоен или сбит с толку, когда увидел рекламу.

Zelnorm участвовал в рекламной кампании, объявив о IBS и возможности его «нормирования». В рекламе в основном фигурировали красивые женщины, обнажающие живот, с сообщениями об их симптомах и / или улучшении после Зелнорма, написанными темной ручкой на животе.12 Например, в одном рекламном ролике женщина в небесно-голубой рубашке и кардигане на пуговицах держит топ, чтобы показать надпись «Дискомфорт в животе, вздутие живота и запор», написанную темной ручкой на животе над пупком. У нее короткие темные волосы, она ярко улыбается, носит золотой браслет и обручальное кольцо. В 2005 году эта телевизионная реклама была признана «наиболее запоминаемой потребителями» из 31 новой рекламы лекарств, отпускаемых по рецепту, как для новых, так и для существующих лекарств («Зелнорм Мост»). В 2006 году на такие потребительские маркетинговые кампании было потрачено примерно 5 миллиардов долларов, а Zelnorm участвовал в рекламной кампании для потребителей на 314 миллионов долларов, а объем продаж только в 2006 году составил 560 миллионов долларов (Blankenhorn).Исследование показало, что для Zelnorm продажи увеличились на 40% после рекламы, хотя этот показатель не изменился (Sellers; Fox).

В рекламе говорилось: «Все дело в вашем теле, а не в голове», и что вы можете «снова стать самим собой». Образы красивых женщин, улыбающихся, якобы испытывающих вздутие живота и запоры, запомнились, и не обошлось без критики. В своем блоге Брайан Кобашикава прокомментировал использование «EVA» Жан-Жака Перри в рекламе Zelnorm, заявив, что «жужжание и канавки, которые Перри с любовью устроил еще в 1969 году, теперь переводятся во взрывную диарею и запор в 2005 году» (Кобашикава).В своем блоге Джереми Браун сатирически назвал поднятые футболки «порнографией желудочно-кишечного тракта» и заявил: «Ни в коем случае эти дебютантки с двенадцатиперстной кишкой не настоящие… Эти женщины симулируют желудочные расстройства только для гламура, и Я нахожу это оскорбительным». Затем он объясняет свой опыт с Зелнормом и предупреждает тех, кому он на самом деле не нужен (Браун). А если серьезно, то ранняя реклама Novartis под названием «Победа над IBS» была подвергнута критике FDA за ложные заявления. Оригинальная реклама имела подзаголовок: «Novartis и Gloria покончили с 30-летней изнурительной болью в животе, вздутием живота и запорами всего за 3 дня.FDA критически отнеслось к трехдневному заявлению, идее о том, что препарат является лекарством для всех, и отказу включить ссылки на то, что FDA назвало «серьезными проблемами безопасности» («Новартис/Зелнорм»). Несмотря на эти опасения , и возможное удаление Zelnorm с рынка, многие потребители отчаянно хотят вернуть препарат. В блоге IBS различные пациенты заявляют: «Zelnorm буквально спас мне жизнь»; «Я бы заплатил 10 долларов за таблетку, если бы мог купить их в магазине». торговец наркотиками на темном углу улицы» и «Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, пожалуйста, верните его» («Альтернативы Зелнорма»).Эта в основном женская группа говорит о плаче, об удалении частей кишечника и об облегчении, которое дал им Зелнорм. К сожалению, их голоса не звучат так громко, как когда-то реклама Зелнорма.

Риторика лечения, содержащаяся в рекламе Zelnorm, не была простым посланием корпорации пациенту; вместо этого он представил населению в целом новую риторику о СРК. Эта реклама, возможно, способствовала большей осведомленности, но меньшей терпимости к людям с СРК, от которых ожидалось излечение.С Zelnorm непрошенные медицинские советы от непрактикующих врачей стали новым способом реагирования на СРК в форме: «Есть ли что-нибудь, что вы можете принять для этого сейчас?» Я несколько раз отвечал на такие вопросы, отмечая, что Зелнорм был новым, или что он был снят с продажи отчасти из-за смерти испытуемого (хотя я никогда не собирался принимать препарат). Как объясняет Дж. Томас Коузер, «Лечение болезни или инвалидности обычно и обязательно включает своего рода повествование о сотрудничестве между врачом и пациентом — создание нового «текста жизни»» ( Выздоровление 10).Публичное обсуждение СРК Зелнормом пригласило всех принять участие в создании таких текстов и, в некоторой степени, в осуществлении контроля над жизнями пациентов.

Хотя Zelnorm больше не широко доступен в США, существуют более новые безрецептурные средства от СРК с аналогичными громкими рекламными кампаниями. Это включает в себя рекламу йогурта Dannon Activia, который, по утверждению Dannon, «представляет собой сливочный, смешанный йогурт с пробиотиками и низким содержанием жира», который «помогает при медленном кишечном транзите и содержит уникальную культуру — Bifidus Regularis .«В то время как продажи Zelnorm за первый год составили 560 миллионов долларов, активиа принесла не такие уж скромные 130 миллионов долларов, что Лорен Сэндлер из slate.com называет «очень необычным успехом для нового продукта питания за первый год». реклама Zelnorm, реклама Activia тщательно избегают каких-либо упоминаний о конкретных заболеваниях и вместо этого ссылаются на «проблемы с животиком», поскольку для обозначения запора — болезни — потребуется, чтобы FDA одобрило продукт Dannon (Sandler). науки, в частности зарегистрированный под торговой маркой Bifidus Regularis , настоящее научное название которого — менее пикантное Bifidobacterium animalis (Sandler).Веб-сайт Activia цитирует два исследования, доказывающие, что Activia «работает», хотя эти исследования относятся только к «кишечному транзиту» (как долго пища остается в кишечной системе). Предоставляется четырехстраничный раздаточный материал «для медицинских работников» («Желудочно-кишечный тракт»), а также предложение «подписаться на получение справочного блока», хотя Activia не является продуктом, отпускаемым по рецепту. Как и в случае с Зелнормом, я получил от непрофессионала совет по приему Активиа (или других пробиотиков), из-за чего поддельный блокнот с рекомендациями показался иронически полезным.

В начале 2008 года женщина из Калифорнии подала иск против компаний «Активиа», «Активиа Лайт» и «ДанАктив», утверждая, что «научно доказанные» утверждения не имеют поддержки даже со стороны Даннон, и что потребители переплачивают, потому что считают, что получают эффекты, которых нет. происходят (Рейтер). В сентябре 2009 года Dannon согласилась создать фонд в размере 35 миллионов долларов для возмещения расходов потребителей, купивших продукты, хотя, как отметил Натан Оливарес-Джайлс в статье Los Angeles Times , компания не признала никаких нарушений.Компания также согласилась «увеличить видимость научных названий «пробиотических» культур» в йогурте и «удалить слово «иммунитет» из своих продуктов DanActive» (Оливарез-Джайлс). Судя по тому, что я просматривал телевизионную рекламу, это урегулирование не изменило содержание или доставку рекламы Activia.

Как и Zelnorm, в рекламе Activia используются изображения стройных женских животов, хотя ни Zelnorm, ни Activia не являются продуктами для похудения. Изображение ниже появляется в печатной и телевизионной рекламе Activia, и на нем изображена худая обнаженная середина худой, но пышной женщины с желтой стрелкой, указывающей вниз, наложенной на живот, окруженной словами «помогает естественным образом регулировать вашу пищеварительную систему». .Кажущаяся ненужной стрелка на животе отражается в названии продукта, где среднее «я» в «Активиа» имеет желтую стрелку, указывающую вниз. Этот сексуализированный образ усиливается в рекламе «Активиа» в других странах, например, изображение из Великобритании веб-сайт, который снова включает в себя обнаженную середину дрейфа и желтую стрелку, хотя на этот раз верх пояса лососевого цвета и белый спортивный бюстгальтер включены.Тело женщины от плеч отрезано, а ее руки несколько намекающе расположены под ее пупком и обрамляют желтую стрелку вниз (подобные примеры см. В разделе «Как»).Эта реклама превосходит бразильскую рекламу Activia, в которой изображена довольно худая женщина, обнаженная от мусора, с растрепанными волосами, обнаженной грудью и закрытыми глазами, а также контейнер с йогуртом в одной руке и ложка йогурта в другой. .13 На этот раз стрелка на ее животе зеленая (и, к сожалению, объявления больше нет в сети). То, что Джереми Браун остроумно назвал «желудочно-кишечной порнографией» в рекламе Zelnorm, становится более реальным с рекламой Activia. Сексуализированное представление этих продуктов, продаваемых женщинами, контрастирует с рекламой продуктов для лечения желудочно-кишечного тракта, продаваемой мужчинами, в которой часто изображен «мачо-едок» в закусочной в чисто десексуализированной сцене.14

Конечно, ни Зелнорм, ни Активиа не сделают меня худее или красивее, а визуальная риторика и печатные заявления такой рекламы оставляют мало места для тех, кто решает справиться с этим расстройством без опасных или дорогих продуктов. Далее, такая реклама предполагает не только то, что я вылечился, но и то, что у меня идеализированная форма.

Назад к истокам: риторика контроля и предательства

Вероятнее всего, первое признание нашей системы кишечника (и проблем с ней) происходит, когда нам говорят контролировать ее.По санитарным соображениям, скорее всего, невозможно (и, возможно, неразумно) полностью отказаться от риторики о контроле кишечника, хотя мы должны быть более осведомлены и терпимы к различным способам, которыми люди справляются со своими собственными отходами.15 Риторическая инициация кишечника контроль частично начинается с детских книг, которые побуждают детей говорить о своем теле, а затем управлять им. В «Правда о какашках» Сьюзан Гудман объясняет, что, поскольку мы какаем каждый день (или должны), мы должны говорить об этом, но вместо этого, «как только мы станем достаточно взрослыми, чтобы делать это самостоятельно, мы идем в ванную и закрой дверь» (4).В Флеш! Сенсация о какашках на протяжении веков , Чариз Харпер заканчивает стихотворением под названием «Наконец-то», в котором поясняется, что, хотя в книге на всех страницах упоминается только слово «какашки», автор теперь «собирается написать его только для вас». «, чтобы все могли произнести это вслух вместе — в контролируемой манере. Говарда Беннета Больно, когда я какаю! История для детей, которые боятся пользоваться горшком , рассказывает о человеке по имени Билл, который не выносил мусор. Беннет отмечает, что мусор «мешал [Биллу] и мешал ему веселиться.Пришло время сообщить мусору, что он был здесь боссом» — что он возьмет на себя управление. Такие истории сбивают с толку, что делать, если вы посещаете мусорный контейнер несколько раз в день или просто ждете у мусорного бака. бордюр, отчаянно надеясь избавиться от мусора Бинарный вариант «или-или» в этих первых уроках телесного контроля оставляет мало места для часто неполного контроля людей с желудочно-кишечными расстройствами.

Как только мы обретаем контроль над нашим кишечником или чем-то подобным, контролирующий импульс переключается на управление газообразной риторикой шума и запаха.Клэр Брант называет эту риторику «поэтикой запахов», и ее особенно интересует желание изгнать запахи:

[Что] в запахе перекликается с идеей измены? В конце концов, мы хотим вытеснить предательство самих себя как животных? Или же сила изгнания восстанавливает нас в качестве контролирующих сущностей, способных отвергнуть то, что прокралось у нас из-под носа? (552)16

Из-за страха перед такой «изменой» я видел женщин, которые ждали в кабинках, пока кто-то другой не смоет воду или не включит сушилку для рук, чтобы замаскировать шум, который они могут издавать.Но Брант поднимает более серьезную проблему — почему следы туалета, особенно запах, стали приравниваться к измене? Верим ли мы, что если будем избегать звуков и изгонять запахи — и тщательно контролировать свои разговоры о дерьме, — то мы действительно перестанем нуждаться в ванной? С таким количеством цветочных спреев для ванной на рынке и целыми выставками, посвященными вашей ванной комнате высокого класса,17 это кажется очевидным.

Непослушный кишечник бросает вызов этому опрятному, неслыханному, лишенному запаха идеалу, поэтому людей с таким кишечником ошибочно представляют как ребячливых людей, которым не нравится ваша еда, как истеричных женщин и непривлекательных социальных изгоев, а также как тех, кто просто отказаться от «легкого лечения».Такая риторика влияет не только на то, как другие видят людей с желудочно-кишечными расстройствами и расстройствами, но и на то, как мы видим себя, поскольку риторические репрезентации имеют материальные последствия (что мы едим, с кем разговариваем, куда ходим в туалет). более осознанно наблюдая и нарушая ограничивающую риторику желудочно-кишечных проблем, потому что речь идет не только о том, как мы контролируем свое тело (или не контролируем), но и о том, кто контролирует эту риторику. вернуть тела из-под медицинской колонизации, придать телесной дисфункции смысл» (Couser, Recovering 295), тогда имеет смысл использовать эту риторику.Безусловно, это выдает стремление жестко контролировать дерьмо, но я позиционирую себя как риторический предатель, который возвращает себе риторику, контролирующую важную часть меня: мой кишечник.

Желудочно-кишечная дисфункция при циррозе печени

Желудочная аккомодация

Натощак гладкие мышцы проксимального отдела желудка сохраняют тоническую сократительную активность [53-55]. Во время и после приема пищи происходит расслабление проксимального отдела желудка, что обеспечивает резервуар для еды и позволяет увеличить объем без повышения давления (рефлекс желудочной аккомодации) [53, 54, 56-59].

Нарушение желудочной аккомодации было связано с симптомами верхних отделов желудочно-кишечного тракта, такими как раннее насыщение, вздутие живота и боль в эпигастральной области, у пациентов с функциональной диспепсией [60, 61], диабетом [62], предшествующей операцией фундопликации [63], ваготомией и частичной гастрэктомия [64].

Исследования желудочного баростата с использованием полиэтиленового баллона, помещенного в дно желудка, обычно считаются золотым стандартом для оценки желудочной аккомодации [59]. Однако широко используются и другие типы тестов, такие как УЗИ брюшной полости, магнитно-резонансная томография и однофотонная эмиссионная компьютерная томография (ОФЭКТ) [59].

На сегодняшний день в трех исследованиях оценивалась аккомодация желудка при циррозе. В ультразвуковом исследовании, проведенном у пациентов с алкогольным циррозом печени ( n = 21), было обнаружено, что вызванная приемом пищи аккомодация снижена по сравнению с контрольной группой [65]. Точно так же в исследовании с использованием ОФЭКТ у пациентов с циррозом печени и напряженным асцитом ( n = 15) было обнаружено нарушение аккомодации по сравнению со здоровым контролем [66]. Неудивительно, что после объемного парацентеза улучшилась аккомодация, что привело к увеличению потребления калорий [66].В третьем исследовании, в котором использовался желудочный баростат, было обнаружено, что аккомодация, вызванная приемом пищи, увеличивалась у пациентов с циррозом печени ( n = 16, ни одного с напряженным асцитом) по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы [27]. Хотя потребление энергии (оцененное с помощью пищевых дневников) было связано с аккомодацией желудка в контроле ( r = 0,67, P < 0,05), у пациентов с циррозом печени эта связь была нарушена ( P > 0,1). Таким образом, хотя кажется разумным, что индуцированная приемом пищи аккомодация нарушается при наличии напряженного асцита [66], на сегодняшний день остается неясным, как она влияет на пациентов с циррозом различной этиологии без выраженного асцита.

Чувствительность желудка к растяжению

Кишечные раздражители, особенно растяжение желудка при приеме пищи, могут вызывать желудочно-кишечные симптомы. Сообщалось, что тонус желудка важен для определения чувствительности желудка к растяжению [55, 67] и что, в частности, напряжение стенки желудка определяет восприятие растяжения желудка, по крайней мере, ниже уровня ноцицепции [68].

Гиперчувствительность к растяжению желудка, определяемая как повышенная чувствительность к баллонному растяжению проксимального отдела желудка, присутствует у части пациентов с функциональной диспепсией [69,70] и связана с потерей веса [69].В одном исследовании, изучавшем сенсорные пороги при вздутии желудка, не было обнаружено существенной разницы между пациентами с циррозом печени ( n = 16) и здоровым контролем [27]. Тем не менее, сенсорные пороги были связаны с тяжестью желудочно-кишечных симптомов и тяжестью заболевания печени, что выражалось в шкале Чайлд-Пью и MELD (более низкий порог с усилением симптомов и тяжести заболевания печени) [27].

Опорожнение желудка

Другим способом оценки моторной функции желудка является измерение опорожнения желудка.Задержка опорожнения желудка традиционно считается механизмом, который способствует возникновению симптомов у пациентов с нарушениями моторики ЖКТ и системными заболеваниями, поражающими желудочно-кишечный тракт [71].

Большинство исследований цирроза показали замедление опорожнения желудка [72-76], но существуют некоторые разногласия с другими исследованиями, сообщающими о нормальном [77-80] или ускоренном [81] опорожнении желудка. Несколько факторов могут объяснить расхождение результатов, опубликованных до сих пор, включая выбор групп пациентов с различными характеристиками, выбор небольших групп пациентов или небольших контрольных групп и использование различных методов измерения.В недавнем исследовании нашей группы почти четверть стабильных пациентов с циррозом печени имели замедленное опорожнение желудка (рис. 3), что было связано с постпрандиальным переполнением и вздутием живота [76]. Задержка опорожнения желудка также была связана с постпрандиальной гипергликемией, гиперинсулинемией и гипогрелинемией [76]. Последние аномалии, по-видимому, связаны с резистентностью к инсулину, которая часто встречается при циррозе печени. Эти результаты согласуются с опубликованными данными, показывающими, что индуцированная гипергликемия связана со снижением перистальтики кишечника [82], задержкой опорожнения желудка, снижением чувства голода [83] и усилением постпрандиальных симптомов [84] у здоровых людей.Было показано, что физиологическая гипергликемия замедляет опорожнение желудка при сахарном диабете [85] и у здоровых добровольцев [86]. Экспериментальная эугликемическая гиперинсулинемия также нарушает перистальтику желудка и двенадцатиперстной кишки [87] и продлевает опорожнение желудка [87,88]. Время опорожнения желудка при циррозе не связано с портальным давлением, выраженным как давление в варикозно расширенных венах, измеренное с помощью небольшой чувствительной к давлению капсулы, прикрепленной к гастроскопу [72], или как градиент венозного давления в печени [80]. Наконец, у этих пациентов также была предложена роль вегетативной дисфункции в патофизиологии замедленного опорожнения желудка [89].

Рисунок 3 Частота нарушений транзита у пациентов с циррозом печени (черные столбцы, 90 879 n = 90 880 42) и у здоровых людей (белые столбцы, 90 879 n = 90 880 83). Референтные значения были основаны на процентилях 10 и 90 транзитных значений здоровых контролей ( n = 83) a P < 0,05, b P < 0,01 против здоровых контролей.Адаптировано из ссылки [76].

Моторика тонкой кишки

Манометрические исследования показали нарушение перистальтики кишечника при циррозе печени [90-93]. Аномальный характер распространения волн давления с большим количеством длинных кластеров и частыми волнами, распространяющимися ретроградно, был зарегистрирован при циррозе печени, в частности, при портальной гипертензии [93]. Неподтвержденные сообщения о том, что нарушения манометрии тонкой кишки уменьшаются после трансплантации печени [94].Однако, как и в исследованиях опорожнения желудка, исследования кишечного транзита показали противоречивые результаты [72, 77, 79, 80, 95-97] у этих пациентов, причем большинство из них сообщили об увеличении времени транзита по тонкой кишке. В недавнем исследовании кишечного транзита при циррозе примерно у 35% пациентов наблюдалось замедление времени пребывания в тонкой кишке (рис. 3), что было связано с усилением диареи и болей в животе [76]. Эти результаты согласуются с данными пациентов без цирроза печени с необъяснимыми симптомами ЖКТ, у которых транзит по тонкой кишке часто был медленным при необъяснимом диарейном заболевании [98].Избыточный бактериальный рост в тонкой кишке также часто встречается при циррозе [92,99] и, по-видимому, связан с тяжестью заболевания печени[100], хотя в одном исследовании он наблюдался только у пациентов с портальной гипертензией[93]. Интересно, что пациенты с избыточным бактериальным ростом тонкой кишки также имеют более медленный транзит по тонкой кишке [72]. Кроме того, сообщалось, что ускорение ороцекального транзита с использованием цизаприда связано с прекращением избыточного бактериального роста у 80% пациентов с циррозом печени с избыточным бактериальным ростом [101].Таким образом, возможно, что задержка транзита по тонкой кишке при циррозе может привести к развитию мелкого бактериального роста, что может способствовать возникновению симптомов боли в животе и диареи. Что еще более важно, предполагалось, что небольшой избыточный бактериальный рост связан с бактериальной транслокацией и инфекционными осложнениями, такими как спонтанный бактериальный перитонит [92].

Проницаемость кишечника: Кишечный барьер включает иммуногенные факторы (такие как лимфоциты слизистой оболочки и иммуноглобулины) и эпителиальный барьер ( i.e ., эпителиальные клетки, обеспечивающие избирательную проницаемость кишечника и их слизистый слой) [102-104]. Центральное место в роли барьерной функции эпителиальных клеток занимают плотные контакты и слипчивые контакты, регулирующие парацеллюлярный транспорт [104]. В качестве барьера кишечник предотвращает проникновение микроорганизмов или веществ, таких как просветные антигены и провоспалительные факторы. В то же время он обеспечивает избирательное проникновение определенных веществ, таких как питательные вещества [102, 103].

Неинвазивные методы использовались для оценки барьерной функции кишечника путем измерения экскреции с мочой перорально вводимых тестируемых веществ, таких как моносахариды, дисахариды и 51 Cr-ЭДТА [102,105].Для устранения сложности факторов, влияющих на результаты тестов на кишечную проницаемость, был разработан принцип дифференциальной экскреции с мочой нескольких тестируемых веществ, вводимых одновременно [105].

Бактериальные инфекции вызывают беспокойство у пациентов с циррозом печени, при этом спонтанный бактериальный перитонит является наиболее значимым [106,107]. Они могут возникать как следствие многократного попадания бактерий из просвета в мезентериальные лимфатические узлы (транслокация) и тем самым в асцитическую жидкость [108].О кишечной проницаемости при циррозе печени сообщалось как о повышенной, так и нормальной [32,33,109-117]. Расхождения между опубликованными исследованиями могут быть частично объяснены отбором пациентов и выбором различных методов измерения. Было показано, что кишечная проницаемость, оцениваемая при циррозе с асцитом и без него с помощью теста на абсорбцию четырех сахаров, была увеличена только в первой группе [114]. Недавние данные свидетельствуют о наличии дисфункции кишечного барьера у пациентов с циррозом, особенно у пациентов с тяжелым заболеванием печени [118].Например, Campillo и соавт. [32] обнаружили повышенную кишечную проницаемость при циррозе печени, особенно при бактериальных инфекциях. Также было показано, что гиперпроницаемость кишечника чаще встречается у пациентов со спонтанным бактериальным перитонитом в анамнезе [117]. Также сообщалось, что повышенная проницаемость при госпитализации является предиктором бактериальных инфекций при циррозе [119] и связана с осложнениями цирроза в целом [118], хотя в опубликованных исследованиях нет единого мнения [120].

Кроме того, проникновение кишечных бактериальных продуктов, например, ., эндотоксина и бактериальной ДНК, может способствовать активации иммунной системы, нарушению статуса кровообращения и индукции почечной недостаточности [108, 121], а также развитию печеночная энцефалопатия у пациентов с циррозом печени [96, 122, 123]. Это может происходить за счет снижения печеночного клиренса эндотоксина (компонента стенки грамотрицательных бактерий) у пациентов с циррозом печени и/или за счет увеличения продукции цитокинов в кишечнике, например, эндотоксин-примированными макрофагами, высвобождающими оксид азота и провоспалительные цитокины [124-124]. 127].Провоспалительный статус и высвобождение оксида азота при циррозе могут, в свою очередь, еще больше нарушать барьерную функцию кишечника [125], способствовать иммунным и гемодинамическим расстройствам и сердечной дисфункции [124, 126, 128, 129], а также предсказывать прогрессирование заболевания печени [127]. Сообщалось, что избыточный бактериальный рост, в частности избыточный рост патогенных штаммов E.coli и Staphylococcal, чаще встречается при циррозе по сравнению с пациентами без минимальной печеночной энцефалопатии [96, 122]. В недавнем метаанализе было показано, что использование пробиотиков, пребиотиков и симбиотиков, влияющих на кишечную флору, связано со значительным улучшением при печеночной энцефалопатии [123].Злоупотребление алкоголем у пациентов с заболеваниями печени связано с повышенной проницаемостью кишечника [130-132] и эндотоксемией, что, в свою очередь, может способствовать алкогольному повреждению печени посредством стимуляции фиброза печени [130]. Недавние исследования показали, что индуцированная алкоголем негерметичность кишечника и эндотоксемия предшествуют стеатогепатиту у пациентов с алкогольной болезнью печени и, таким образом, не являются следствием последнего [133]. Это также свидетельствует о том, что «дырявый» кишечник может играть важную роль в патогенезе хронического повреждения печени.Было предложено несколько механизмов для объяснения бактериальной транслокации, таких как избыточный бактериальный рост кишечника в сочетании с нарушениями перистальтики кишечника (описанными выше), нарушением функции кишечного барьера и изменениями местной иммунной защиты [121, 134].

Патофизиология дисфункции кишечного барьера при циррозе печени сложна. Во-первых, алкоголь и его метаболиты, ацетальдегид и этиловые эфиры жирных кислот, могут способствовать разрушению плотных контактов, в основном за счет опосредованного оксидом азота окислительного стресса и образования активных форм кислорода, а также изменений в цитоскелете, а также за счет прямого повреждения клеток. [135,136].Портальная гипертензия сама по себе может влиять на целостность кишечного барьера, вызывая отек стенки кишки с расширением межклеточных пространств [137]. Несколько исследований показали повышенную проницаемость кишечника у пациентов с портальной гипертензией по сравнению с пациентами без [114-116]. Недавнее исследование показало, что лечение неселективными бета-блокаторами снижает проницаемость кишечника, а также бактериальную транслокацию у пациентов с циррозом [116]. Кроме того, микробные изменения в кишечнике и, в частности, избыточный бактериальный рост в тонком кишечнике, также могут влиять на кишечный барьер [138], тем самым увеличивая проницаемость, в то время как было показано, что нарушенная антимикробная защита хозяина клетками Панета предрасполагает к бактериальной транслокации при экспериментальном циррозе печени [139]. ].Наконец, у пациентов с циррозом печени, особенно с декомпенсированным заболеванием, сообщалось об изменении экспрессии белков плотного контакта энтероцитов, что коррелирует с уровнями эндотоксемии у этих пациентов [140]. В частности, несмотря на то, что было обнаружено, что ультраструктура плотных контактов нормальна, клаудин-2, порообразующий белок плотных контактов, увеличивается при декомпенсированном циррозе [125], в то время как экспрессия белков плотных контактов окклюдина и клаудина-1, как было показано, увеличивается. быть значительно снижено [140].Эти изменения могут, по крайней мере частично, объяснить наблюдаемую повышенную парацеллюлярную проницаемость при циррозе печени [40, 125].

Расстройства желудочно-кишечного тракта — избавление от желудочно-кишечных расстройств в Форт-Коллинзе




Все заболевания желудочно-кишечного тракта рассматриваются медицинским сообществом как заболевания органов пищеварения. К сожалению, более 85 процентов всех взрослых американцев страдают от той или иной формы кишечной проблемы.На самом деле, большинство питательных или токсикологических состояний можно проследить до проблемы в пищеварительной системе. Дефицит питательных веществ, загрязнение окружающей среды, неправильное питание, обезвоживание, стресс, плохой сон и отсутствие физических упражнений — вот лишь один из длинного списка факторов, влияющих на эту ошеломляющую статистику. Страдание от этих состояний вызывает множество телесных повреждений, затрагивающих каждую клетку и орган человеческого тела.

К счастью, подавляющее большинство этих состояний можно полностью предотвратить и часто легко устранить.Позвольте заботливому персоналу Balanced Well-Being Healthcare Форт-Коллинза помочь! У нас есть опыт и знания, чтобы точно диагностировать ваше состояние и предоставить полностью комплексные решения, приводящие к реальному излечению, а не только к лечению симптомов.

К трем наиболее распространенным нарушениям пищеварения, которые мы наблюдаем, относятся синдром раздраженного кишечника (СРК), избыточный бактериальный рост в тонкой кишке (СИБР) и синдром повышенной кишечной проницаемости.

Факторы риска желудочно-кишечных расстройств включают (но не ограничиваются):

  • Недостаточное упражнение
  • Путешествие или другие изменения в распорядке дня
  • Потребление больших объемов молочных продуктов
  • Диета с низким содержанием клетчатки или дефицитом некоторых других питательных веществ
  • Стресс
  • Беременность
  • Сопротивление позывам к дефекации
  • Злоупотребление слабительными (со временем они могут ослабить мышцы кишечника)
  • Прием лекарств, содержащих кальций или алюминий (часто они содержатся в антацидах)
  • Прием определенных добавок или лекарств (распространены антидепрессанты, препараты железа, антибиотики и наркотики)

Эти факторы часто приводят к так называемым «функциональным расстройствам», когда кишечник выглядит нормально, но функционирует неправильно.Функциональные желудочно-кишечные расстройства являются наиболее распространенными и поражают толстую и прямую кишку. Синдром раздраженного кишечника (СРК) является одним из таких состояний.


Синдром раздраженного кишечника (СРК)

СРК (также называемый спастической толстой кишкой, повышенной кишечной проницаемостью, раздраженной толстой кишкой или нервным желудком) — это состояние, при котором мышцы толстой кишки сокращаются легче, чем у людей без этого состояния. По оценкам, от СРК страдают до 45 миллионов человек, или 10-15% населения США. Около 2 из 3 больных СРК — женщины, а примерно 1 из 3 больных СРК — мужчины.СРК поражает людей всех возрастов, включая детей. Существует три основных типа СРК: СРК с преобладанием запоров (СРК-З), СРК с преобладанием диареи (СРК-Д) и смешанный СРК (СРК-М), который проявляется чередованием запоров и диареи.

Симптомы СРК могут включать боль в животе, спазмы, вздутие живота, чрезмерное газообразование, изменение частоты и внешнего вида стула, а также резкое отклонение от нормального характера стула. Симптомы обычно улучшаются при дефекации.

Ряд факторов может вызвать СРК, в том числе определенные виды пищи, определенные добавки или лекарства — лекарства от артериального давления, такие как блокаторы кальциевых каналов и бета-блокаторы, а также лекарства для уменьшения или устранения кислоты, такие как ингибиторы протонной помпы, и лекарства для предотвращения недержания мочи.Триггерами также могут быть избыточный бактериальный рост в тонком кишечнике (SIBO), кишечные инфекции, такие как кандидоз или дисбактериоз, пищевая непереносимость и стресс.

Мигрирующий моторный комплекс (MMC) — это название естественной «волны очистки» — движения мышц слизистой оболочки кишечника, которое через равные промежутки времени служит для опорожнения тонкой кишки от отходов. Исследования показывают, что повреждение или нарушение этого движения мышц может привести к тому, что бактерии и отходы останутся и размножатся в тонкой кишке, создавая симптомы СРК.Многие вещи могут повредить MMC. Одна из теорий состоит в том, что эпизод пищевого отравления, называемый «острым гастроэнтеритом», может повредить мышцы и клетки, ответственные за это очищающее действие, что помогает объяснить феномен постинфекционного СРК. Стресс также может влиять на MMC — он может замедлять работу очистительных мышц, что объясняет взаимосвязь между стрессом и СРК. Препараты, блокирующие кислоту, запоры и инфекции, такие как H. Pylori, также могут подавлять функцию MMC.

Тестирование

теперь доступно для IBS через Commonwealth Labs под названием IBSchek. Тест диагностирует СРК на основе наличия антител к токсину гастроэнтерита, называемому CdtB, а также к винкулину, белку, обнаруженному в слизистой оболочке кишечника. IBSchek – это запатентованный анализ крови на СРК, основанный на научных выводах доктора медицины Марка Пиментеля и его команды специалистов по желудочно-кишечному тракту в медицинском центре Cedars-Sinai в Лос-Анджелесе. Доктор Пиментел и его команда провели клиническое исследование с участием более 2500 пациентов, которое показало, что антивинкулин и анти-CdtB являются эффективными биомаркерами для диагностики СРК с преобладанием диареи или смешанных симптомов.


Избыточный бактериальный рост в тонком кишечнике (СИБР)

В каждой из наших пищеварительных систем живет сложная микроэкосистема бактерий (известно около 1000 видов), которые взаимодействуют друг с другом и с вашим телом симбиотическим образом, позволяя вам правильно переваривать пищу и поддерживать здоровье пищеварительной системы. Как правило, эти обширные микробные популяции поддерживаются в равновесии секрецией желудочного сока, перистальтикой кишечника, некоторыми иммуноглобулинами, секрецией поджелудочной железы и даже друг другом.Полезные микробные колонии конкурируют друг с другом, контролируя друг друга, поэтому ни одна конкретная микробная колония не доминирует. Любое состояние, которое нарушает нормальный транзит или движение тонкой кишки, может увеличить вероятность развития СИБР. Нарушение функции поджелудочной железы или иммунной системы, снижение подвижности, радикальные изменения в питании и попадание новых бактерий в организм в результате пищевого отравления или загрязненной воды могут привести к нарушению этого хрупкого внутреннего баланса и вызвать ненормальный и чрезмерный рост одного или нескольких органов. виды бактерий.Это «поглощение» одним или несколькими видами бактерий — это то, что мы имеем в виду, когда говорим «бактериальный рост».

Существует определенная связь между СРК и СИБР. Недавнее научное исследование показало, что 36% пациентов с синдромом раздраженного кишечника могут проследить свое заболевание до бактериального роста в тонком кишечнике (SIBO) или дисбактериоза (также известного как дисбактериоз). Это состояние может вызвать тяжелое серьезное недоедание и другие синдромы дефицита, а также увековечить дальнейшее повреждение пищеварительной системы, поскольку доминирующие виды бактерий (наросты) продолжают повреждать другие бактериальные популяции.

СИБР — это состояние, при котором бактерии в тонком кишечнике разрастаются и становятся хроническими. У большинства пациентов СИБР вызывается не одним типом бактерий, а чрезмерным ростом различных типов бактерий, которые в норме должны быть обнаружены в толстой кишке. Бактерии обычно присутствуют во всем желудочно-кишечном тракте, но в различных количествах. Относительно небольшое количество бактерий обычно живет в тонкой кишке по сравнению с толстой кишкой. Было показано, что СИБР негативно влияет как на структуру, так и на функцию тонкой кишки.Это может значительно нарушать переваривание пищи и всасывание питательных веществ, что приводит к серьезному недоеданию, в первую очередь из-за повреждения клеток, выстилающих тонкую кишку. Это повреждение клеток тонкого кишечника может привести к негерметичной кишке, что может привести к целому ряду проблем от воспаления до аутоиммунных заболеваний и пищевых аллергий.

Симптомы СИБР аналогичны симптомам СРК и включают газы, вздутие живота, расстройство желудка, тошноту, запор и диарею. В настоящее время считается, что разрастание бактерий в тонкой кишке является одним из наиболее неправильно диагностируемых и диагностируемых состояний на сегодняшний день .


Синдром повышенной кишечной проницаемости

Дырявый кишечник — это состояние, при котором микробы, отходы или другие токсины «просачиваются» через слабую или чрезмерно проницаемую стенку кишечника, в результате чего эти токсины попадают в кровоток и другие внутренние области тела. Это, в свою очередь, может вызвать множество проблем и вызвать иммунный ответ. Как только слизистая оболочка вашего тела повреждена, она становится менее способной защищать внутреннюю среду, и ваша способность должным образом фильтровать необходимые питательные вещества и другие биологические вещества в вашу систему будет поставлена ​​под угрозу.Естественная реакция организма на поврежденную оболочку кишечника может на самом деле производить дополнительные токсины. Например, печень будет производить свободные радикалы и канцерогены, а иммунная система организма может чрезмерно реагировать, вызывая повышенную чувствительность к еде или дальнейшее повреждение других органов. Ослабление самой стенки кишечника может быть вызвано токсинами, неправильным питанием (недоеданием) , паразитами, инфекциями (вирусными или бактериальными) или лекарствами. Условия, связанные с синдромом повышенной кишечной проницаемости, включают:

  • Болезнь Крона
  • Колит
  • Частые головные боли
  • Синдром раздраженного кишечника (СРК)
  • Болезнь раздраженного кишечника (ВЗК)
  • Избыточный бактериальный рост в тонком кишечнике (СИБР)
  • Определенные кожные заболевания (напр.Экзема и псориаз)
  • Пищевая аллергия
  • Хроническое расстройство желудка
  • Аутоиммунные заболевания

Исключение из рациона глютена и казеина и снижение потребления сахара может помочь в лечении синдрома повышенной кишечной проницаемости. Определенные противогрибковые средства, противомикробные средства, добавки и пробиотики также рекомендуются в зависимости от характера состояния пациентов. Чтобы получить полный анализ своего состояния, позвоните по номеру в компанию Balanced Well-Being Healthcare сегодня по номеру , чтобы мы могли разработать индивидуальный план восстановления и оздоровления специально для вас!


Программа исцеления кишечника «Четыре R»

В Balanced Well-Being Healthcare мы используем программу исцеления кишечника «Четыре R», чтобы помочь людям выздороветь от дисфункции пищеварения, как описано выше.

Шаг первый: Удалить проблему(и). На этом этапе мы удаляем вредные продукты, патогены и токсины, которые способствуют ухудшению здоровья кишечника. Все это в той или иной форме раздражает кишечник и вызывает воспалительную реакцию. Это означает кофеин, алкоголь, обработанные пищевые продукты, сахар, глютен и молочные продукты, а в некоторых случаях также зерновые и бобовые. Если пищевая аллергия вызывает беспокойство, мы проведем тестирование и дополнительно устраним те, которые оказались для вас проблематичными. На этом этапе мы также хотим удалить любые патогенные бактерии или инфекции, выявленные в результате тестирования.Мы можем использовать комбинацию предписаний и растительных противомикробных препаратов в зависимости от ваших конкретных результатов.

Шаг второй: Замените то, чего вам не хватает, чтобы обеспечить правильное пищеварение и усвоение питательных веществ. На этом этапе мы хотим заменить любые пищеварительные средства, которых вам может не хватать. Пищеварительные ферменты и желудочная кислота являются наиболее распространенными. Включение их по показаниям поможет вам лучше использовать питательные вещества, которые вы получаете с пищей.

Шаг третий: Повторно инокулируйте полезными бактериями (т.е. Пробиотики). Восстановление полезных бактерий для восстановления здорового баланса хороших бактерий в кишечнике имеет решающее значение для здоровья и иммунной функции. Обычно мы рекомендуем от 10 до 100 миллиардов единиц в день. Кроме того, важно принимать пребиотики (пища для полезных бактерий) или продукты с высоким содержанием растворимой клетчатки.

Шаг четвертый: Восстановите внутреннюю оболочку. Предоставление питательных веществ, необходимых для восстановления самого кишечника, имеет важное значение. Мы используем питательные вещества, такие как L-глютамин, омега-3, цинк, алоэ вера, куркумин и скользкий вяз, чтобы помочь восстановить и восстановить слизистую оболочку кишечника.


Скрининг рака толстой кишки

Каждый год около 130 000 американцев диагностируют ту или иную форму рака толстой кишки. Это вторая по распространенности форма рака в Соединенных Штатах. К счастью, благодаря достижениям в области раннего выявления и лечения, рак толстой кишки является одной из наиболее легко излечимых форм этого заболевания. Используя различные скрининговые тесты, можно предотвратить, выявить и вылечить заболевание задолго до появления каких-либо симптомов. Одним из наиболее тревожных аспектов рака толстой кишки является то, что на ранних стадиях редко проявляются какие-либо симптомы.Когда симптомы становятся очевидными, рак часто находится в запущенной стадии. Когда симптомы становятся очевидными, они часто включают кровь в стуле или его примесь, иногда сильную потерю веса, нерегулярный стул, боль в животе и утомляемость. Большинство случаев рака толстой кишки выявляют одним из четырех способов:

  • Скрининг людей со средним риском рака толстой кишки (начиная с 50 лет)
  • Скрининг толстой кишки у пациентов с симптомами
  • Скрининг людей с повышенным риском рака толстой кишки (если у вас есть личный или семейный анамнез рака)
  • Случайная находка при профилактическом осмотре

Раннее обнаружение всегда лучший шанс для лечения. Многие желудочно-кишечные расстройства и расстройства можно предотвратить или свести к минимуму, если вести здоровый образ жизни, соблюдать правила дефекации и проходить обследование. В Balanced Well-Being Healthcare у нас есть опыт и знания, чтобы точно диагностировать ваше состояние и совместно разработать решение, основанное на ваших уникальных потребностях. Пожалуйста, позвоните нам сегодня , чтобы договориться о вашей первичной консультации.

Хиропрактик в Мэтьюз | Желудочно-кишечные расстройства в Matthews

Желудочно-кишечные расстройства являются одними из наиболее распространенных проблем в здравоохранении.Хотя некоторые из этих состояний считаются критическими, дисфункция этой системы имеет разрушительные последствия для здоровья в долгосрочной перспективе. Наше тело зависит от переваривания и усвоения питательных веществ для поддержания здоровья. Такие симптомы, как запор, диарея, вздутие живота, газы, судороги, болезнь Крона, колит, рефлюкс, синдром раздраженного кишечника (СРК) и подобные проблемы ежедневно досаждают пациентам. Стандартным медицинским подходом ко всем этим состояниям является медикаментозное лечение. Эти лекарства не устраняют состояние, а только облегчают симптомы.Чтобы прожить долгую и здоровую жизнь, необходимо иметь отличное желудочно-кишечное здоровье. Когда нормальная функция желудочно-кишечного тракта нарушается, могут возникнуть различные симптомы и состояния, такие как: потеря плотности костей, ослабление иммунологического ответа, повышенная заболеваемость раком, увеличение веса, гормональный дисбаланс, расстройства настроения, утомляемость, кожные заболевания, минеральный дисбаланс, повышенный риск сердечно-сосудистых заболеваний, респираторных заболеваний, диабета и т. д. Многие специалисты в области здравоохранения считают желудочно-кишечный тракт важнейшей системой организма.

История и экзамен

Весь уход за пациентом начинается с подробного сбора анамнеза и осмотра. Наши врачи тратят время, необходимое для понимания истории и степени проблемы пациента. Именно эти детали помогают определить необходимые анализы и помогают нашим врачам наметить индивидуальное лечение пациента.

Биохимические исследования крови с ортомолекулярной оценкой

Поскольку на работу кишечника влияют многие органы и системы, необходимо начинать с полного биохимического анализа крови.Наши стандартные биохимические анализы позволяют нашим врачам оценивать основные системы организма. Используя продвинутую форму интерпретации, называемую ортомолекулярной медициной, наши врачи могут обнаружить скрытые недостатки питания, раннюю органическую дисфункцию и причину многих заболеваний. После того, как анализы будут оценены, будет разработан план лечения.

Проверка на пищевую аллергию

Многие желудочно-кишечные проблемы возникают из-за замедленных иммунологических реакций. Аллергические симптомы при немедленных реакциях возникают в течение двух часов после еды.Аллергические симптомы при отсроченных реакциях не проявляются в течение как минимум двух часов. Нередко отсроченные реакции проявляются через 24–48 часов. Есть даже сообщения об отсроченных симптомах, появляющихся через 3–7 дней после еды. Это делает их очень трудными для идентификации с помощью наблюдения за питанием. Поскольку речь идет о небольшом количестве одного продукта, а аллергические симптомы проявляются немедленно, немедленная пищевая аллергия обычно диагностируется самостоятельно. Вы едите пищу; быстро вызывает симптомы; вы видите связь и поэтому прекращаете есть эту пищу.Из-за сочетания отсроченных симптомов, употребления нескольких продуктов и тяги к еде пищевая аллергия с отсроченным началом 2 и 3 типа редко диагностируется самостоятельно. Анализ крови необходим для правильного определения реакций типа 2 и 3. После того, как вредные продукты выявлены, в течение определенного периода времени необходимо соблюдать особую диету, исключающую и чередующую диету, чтобы обеспечить заживление слизистой оболочки кишечника. После завершения этой программы пациенты могут снова включить в свой рацион многие из исходных продуктов, к которым они были чувствительны.

Системное тестирование дрожжей

Многие факторы могут вызвать системное накопление дрожжей в желудочно-кишечном тракте. Системные дрожжи были зарегистрированы как причина многих расстройств, в том числе: нарушение функции желудочно-кишечного тракта, боли в суставах, мышечные боли, расстройства настроения и усталость. Наш офис предлагает системное тестирование на дрожжи в рамках нашего тестирования на пищевую аллергию, а также тестирование на органические кислоты. Органические кислоты являются побочными продуктами метаболизма дрожжей. Благодаря измерению органических кислот наши врачи могут определить наличие популяции дрожжей, определить конкретные штаммы и определить продукты, которые будут наиболее полезными для исправления ситуации.Наш офис также предлагает консультации по питанию и протоколы диеты для устранения дрожжей.

Глютен, сыворотка, казеин, консерванты и добавки Чувствительность

Поскольку пищевая аллергия становится все более распространенной в обществе, все большее число пациентов также проявляют чувствительность к различным химическим веществам, добавкам и белкам. Наши тесты на пищевую аллергию включают определение этих подкатегорий. Наш офис также может настроить панели пищевой аллергии в соответствии с потребностями каждого пациента.

Проверка кишечной проницаемости

Этот тест определяет основные проблемы, связанные с функцией ЖКТ. Поскольку многие факторы могут влиять на функцию желудочно-кишечного тракта, лечение часто сначала требует измерения функции слизистой оболочки кишечника. Наш тест на кишечную проницаемость позволяет нашим врачам оценить, насколько хорошо или плохо питательные вещества всасываются через стенку кишечника и насколько сильно присутствует воспаление. Эта информация помогает определить курс действий.Этот тест напрямую измеряет, насколько хорошо неметаболизированные сахара проникают через слизистую оболочку кишечника.


Оценка эндокринной системы

Обычно изменение уровня гормонов щитовидной железы и/или дисбаланс уровня эстрогена может нарушать функцию кишечника. Если необходимо решить проблемы с желудочно-кишечным трактом, наш офис предлагает подробное гормональное тестирование и может обеспечить естественное решение этих проблем.

Структурная оценка

Взаимосвязь между нервной системой и слизистой оболочкой кишечника хорошо задокументирована на протяжении многих лет.Часто в случаях тяжелых травм нижней части спины с участием дисков нервная система скомпрометирована до такой степени, что функция кишечника прекращается. Менее серьезные проблемы с поясницей могут вызвать растяжение нервной системы, что приведет к нарушению функции кишечника. Наш офис предлагает расширенную структурную оценку и коррекцию дисбаланса позвоночника, чтобы устранить любую нагрузку на нервную систему.