2Июн

Синдром позвоночной артерии при шейном остеохондрозе лечение: Синдром позвоночной артерии лечение в Екатеринбурге

Содержание

Синдром позвоночной артерии

Синдром позвоночной артерии-симптомокомплекс обусловленный, в первую очередь, поражением позвоночника и вторичным вовлечением в процесс сосудистых и нервных образований шеи. Существует несколько синонимов этой патологии: шейная мигрень, синдром Барье-Льеу, задний шейный симпатический синдром. В настоящее время является очень часто встречающейся патологией, т.к. основная часть городского населения ведет крайне малоподвижный образ жизни. Основные симптомы заболевания:

1. Нарушения со стороны органов зрения:

— снижение резкости зрения.

— боли в области глазных яблок.

— пелена или туман перед глазами

2. Нарушения со стороны органов слуха:

— шум в ушах, звон в ушах.

— головокружения, чувство шаткости походки.

3. Нарушения кровообращения головного мозга:

— астенический синдром (снижение концентрации внимания, снижение работоспособности, сонливость)

— головные боли (пульсирующие, очень часто односторонние, чувство тяжести в затылочной области, распространяются от шеи через затылок к темени и лобной области)

4. Нарушения со стороны органов шеи:

— очень часто чувство комка в горле и першения в горле.

5. Метеочувствительность: усиление симптомов заболевания при резкой смене погоды.

У лиц младше 30 лет наблюдаются, в основном, признаки астенизации (сонливость, головные боли ,снижение концентрации внимания), у лиц старше 30 лет присоединяются начальные симптомы остеохондроза позвоночника (боли в области шеи, чувства малоподвижности шейного отдела позвоночника, хруст и щелчки при движениях головой), что облегчает диагностику.

6. Нарушения со стороны шейного отдела позвоночника:

— боли в области шейного отдела позвоночника.

— скованность и малоподвижность шейного отдела позвоночника.

— чувства хруста, щелчков и трения шейных позвонков при движениях головой. 

Наиболее частые причины, которые приводят к возникновению данного синдрома или усилению его симптомов:

1.     смещения шейных позвонков (ведет к деформации канала позвоночной артерии-который образуется между поперечными отростками 2-6 шейных позвонков)

2.     блоки позвоночных двигательных сегментов, ведущие к нарушению двигательного стереотипа

3.     повышение мышечного тонуса-что ведет к нарушениям сосудистой проходимости, т.к. основные сосуды головного мозга проходят между мышцами шеи.

Что же приводит к этим всем причинам? 

1.     длительная работа за компьютером, особенно за ноутбуком

2.     частая работа с гаджетами (мобильный телефон, планшет)

3.     неправильное спальное место (слишком высокая подушка, слишком мягкий матрас, не соответствие спального места осанке и массе спящего человека)

4.     частое вождение автомобиля.

5.     не правильная организация рабочего места (высота стола и стула не соответствуют росту человека)

6.     отсутствие регулярной динамической физической нагрузки (плавание, аэробика, танцы, спортзал)

Что делать если вы это обнаружили у себя?

1.     обратиться к врачу для более грамотной диагностики и лечения этой патологии (невролог, мануальный терапевт, физиотерапевт), пройти необходимые виды диагностики (рентген шейного отдела позвоночника, УЗИ сосудов шеи и органов шеи, если нужно — КТ и МРТ головного мозга и шейного отдела позвоночника)

2.     пройти курс лечения (сосудистая терапия, лечебный массаж, мануальная терапия, физиотерапия

3.     получить рекомендации по коррекции образа жизни, рабочего места, спального места, физической активности

Не игнорируйте врачей и не занимайтесь самолечением.

Синдром позвоночной артерии является одним из основных видов патологий у офисных сотрудников, ведущих малоподвижный образ жизни, особенно в условиях жизни в мегаполисе, где основную часть суток человек проводит на работе и в пути на работу и с работы. Люди постоянно сидят с опущенной вниз головой-что в итоге и ведет к смещениям шейных позвонков. В этих реалия именно мануальный терапевт способен восстановить нормальную подвижность шейного отдела позвоночника, нормализовать кровоток к головному мозгу и восстановить резкость зрения. И нужно помнить, что длительное игнорирование симптомов заболевания может сильно усугубить проблему и снизить качество жизни человека.

Автор статьи:

мануальный терапевт Вечкутов Борис Васильевич

Синдром позвоночной артерии – диагностика и лечение

Синдром позвоночной артерии представляет собой патологическое состояние, возникающее в результате сдавливания кровеносных сосудов и окружающих их нервных сплетений. Позвоночные артерии- парное образование, обеспечивающее головной мозг кровью на 30%, и любое сужение просвета артерии вызывает ишемию (кислородное голодание) соответствующих участков мозга ( рис №1, правая позвоночная артерия – 4).

Причины развития синдрома позвоночной артерии.

Чаще всего этому заболеванию подвержены офисные работники, проводящие много времени за компьютером и ведущие малоподвижный образ жизни. Самой частой причиной, вызывающей сдавление позвоночной артерии, являются дегенеративно-дистрофические изменения шейного отдела позвоночника: остеохондроз, межпозвонковые грыжи, спазм мышц шеи.

Клинические проявления синдрома позвоночной артерии

Головная боль – основная жалоба на первой стадии заболевания. Приступ начинается с пульсирующей боли в затылочной области, затем боль постепенно распространяется на височную и теменную области с переходом на лоб. Помимо головных болей начинают присоединяться и другие симптомы: головокружение, шум в ушах и снижение слуха. В тех случаях, когда причина недуга в течение продолжительного времени не устраняется, заболевание прогрессирует и наступает следующая, ишемическая стадия. Она проявляется внезапно возникающими приступами головокружения, потерей координации, тошнотой, рвотой, нарушением речи. Приступ может прекратиться если больной примет горизонтальное положение. После приступа остается слабость, ощущение разбитости, может сохраняться головная боль, шум в ушах.

Диагностика синдрома позвоночной артерии.

Диагноз «Синдром позвоночной артерии» ставится на основании жалоб больного, и дополнительных методов исследования:

  • Рентгенография – выявляет признаки остеохондроза в шейном отделе позвоночника;
  • МРТ или КТ диагностика – позволяет обнаружить причину ухудшения кровотока;
  • УЗИ (дуплексное сканирование позвоночных артерий) определяет участки сужения просвета сосудов.

Лечение синдрома позвоночной артерии

Эффективность лечения данной патологии напрямую зависит от своевременной диагностики и правильно выбранной тактики лечения, которое позволяет купировать не только внешние проявления заболевания, но и устраняет первопричину.

Лечение синдрома позвоночной артерии осуществляется одновременно по двум основным направлениям, позволяющим нормализовать сосудистый кровоток и улучшить кровоснабжение головного мозга.

  • устранение патологических процессов в шейном отделе позвоночника;
  • восстановление просвета позвоночной артерии;

Медикаментозное лечение

Медикаментозное лечение подбирается индивидуально в зависимости от превалирующего симптома.

В первую очередь назначаются нестероидные противовоспалительные препараты, которые устраняют боль и уменьшают воспалительные явления.

Антиоксиданты и ноотропные препараты – улучшают обмен веществ в нервных корешках и клетках головного мозга, уменьшают гипоксию головного мозга и окружающих тканей.

Миорелаксанты – снижают повышенный тонус мышц тем самым активизируют кровообращение.

Физиотерапевтические методы лечения.

Параллельно с назначением медикаментозных препаратов назначается курс мануальной терапии, медицинского массажа, физиотерапии.

Сеансы мануальной терапии направленны на восстановление нормального анатомического расположения структур шейного отдела позвоночника. Мануальный терапевт устраняет смещение позвонков, снимает функциональные блоки и напряжение в мышцах шейного отдела, тем самым восстанавливая кровоток по позвоночным артериям.

Лечебный массаж улучшает кровообращение и расслабляет спазмированные мышцы, сдавливающие позвоночную артерию. В профилактических целях курсы медицинского массажа рекомендуется повторять раз в 3-4 месяца.

Профилактические мероприятия.

Индивидуально составленные комплексы ЛФК (лечебная физкультура) широко применяются в восстановительный период с целью укрепления мышц шейного отдела позвоночника и исправления осанки. Физические упражнения помогают улучшить общее состояние здоровья пациента.

Синдром позвоночной артерии — лечение в СПб (Санкт-Петербурге)

Сопутствующие симптомы при возникновении синдрома позвоночной артерии — шум и звон в ушах, головокружение, хруст при поворотах и наклонах головы, ощущение жжения. Больной может заметить снижение остроты зрения, частичную потерю слуха, туман или «мушки» перед глазами, раздвоение изображения.

Могут диагностироваться нарушения вегетативного характера: озноб, голод, жажда, жар. В некоторых случаях отмечается глоточная мигрень, вызывающая ощущение инородного тела в трахее и нарушение глотательной функции. Показатели артериального давления, как правило, оказываются выше нормы.

В зависимости от направления наклона головы можно дифференцировать атеросклероз сосудов головного мозга (при нем головокружение усиливается во время наклона головы вперед) и остеохондроз позвоночника (головокружение отмечается при подъёме головы вверх, так как артерия попадает в узкую часть просвета).

Лечащим врачом клиники Доктора Шмакова назначается рентген шейного отдела с обязательным присутствием функциональных проб. Также с диагностическими целями эффективно применяется ультразвуковая доплерография (УЗИ Доплера головного мозга и шейного отдела).

Исходя из опыта, полученного специалистами клиники, установлено, что наиболее эффективно зарекомендовали себя следующие способы лечения:

  • массаж шейного отдела
  • систематические упражнения, укрепляющие мышечный корсет и фиксирующие в правильном положении позвонки
  • остеопатия
  • мануальная терапия
  • фармакологическая коррекция нарушения микроциркуляции сосудов головного мозга и коррекция сосудистых спазмов.

Своевременное обращение к врачу — одно из важных условий исцеления при возникновении синдрома позвоночной артерии. Бесплатная консультация поможет выбрать удобное время для визита в клинику и определить схему лечения.

Записаться на прием в нашу клинику можно по тел.:

+7(812) 954 33 34

Синдром позвоночной артерии. / Статьи / «Авиценна» в Волгограде

16/11/20

Синдром позвоночной артерии.
         Синдром позвоночной артерии – это целый комплекс симптомов, которые возникают при  нарушении кровотока по позвоночным артериям.
Разберемся почему это может произойти.  Для понимания стоит вспомнить анатомию.   Кровоснабжение  головного мозга  осуществляется парными сосудами общей сонной и позвоночной артериями.  Диаметр  общей сонной артерии  в два раза больше диаметра позвоночной  .  Очевидно, что основной кровоток головного мозга обеспечивается общей сонной артерией и его нарушение приводит к серьезным сосудистым катастрофам, в частности к инфаркту мозга. Вклад позвоночной артерии в обеспечение кровоснабжения головного мозга более «скромный», но, несмотря на это, именно патология  позвоночной артерии чаще всего заставляет пациентов обращаться к врачу с жалобами.  Позвоночные артерии берут свое начало от подключичных артерий  в грудной полости и проходят к головному мозгу через канал, образованный  поперечными отростками  шейных позвонков .  С одной стороны, сосуд внутри костного канала защищен от  возможного неблагоприятного воздействия, с другой стороны патология шейного отдела позвоночника может создать дополнительные факторы повреждения или компрессии артерии.
Кровоснабжает позвоночная артерия продолговатый мозг, шейный отдел спинного мозга и мозжечок. Эти отделы отвечают за  координацию, равновесие, мышечный тонус, регуляцию сосудистого тонуса, дыхания и обмена веществ, и  иннервацию  верхних конечностей .
Несмотря на то, что по данным литературы  наиболее частая причина поражения позвоночной артерии это атросклероз, в последние годы все чаще  диагностируется синдром позвоночной артерии у лиц, не достигших периода атеросклеротических изменений в сосудах.
Увеличилась частота  обнаружения  особенностей анатомического строения, аномалии хода, патологических изгибов или врожденной  узости просвета сосуда, так называемой  гипоплазии.  
Важной, и не всегда устранимой причиной может стать компрессия сосуда извне. Чаще всего это связано с остеохондрозом шейного отдела позвоночника, травмами, аномалиями строения позвонков , сколиозом.
В случае сочетания нескольких факторов, риск развития синдрома позвоночной артерии выше.
Все основные симптомы связаны с недостатком кровоснабжения соответствующих областей нервной системы . Характерно, что симптомы зависят от движений головы и как правило усиливаются при длительном вынужденном положении головы или резких поворотах и наклонах. Частой жалобой является головная боль  ноющего или пульсирующего характера в области затылка и висков .  Очень характерной жалобой является головокружение. Оно описывается пациентами по разному, от легкой неустойчивости при ходьбе, до ощущения вращения тела, сопровождается потемнением в глазах и шумом  в ушах. Шум в ушах ( тиннитус) может быть и самостоятельным симптомом, независимым от наличия головокружения.
Безусловно, природой продуманы и механизмы защиты, от возможного нарушения кровотока по позвоночной артерии. Именно поэтому, обе  позвоночные артерии объединены  между собой базилярной артерией.  И в случае нарушения кровотока по одной позвоночной артерии компенсация обеспечивается парной артерией.  Несмотря на это, бывают ситуации, когда этот механизм оказывается недостаточным и происходит стойкое нарушение кровообращения. Симптомы в этом случае носят не приходящий характер, а становятся постоянными и влияют на качество жизни и здоровье.  В случае острого возникшего нарушения кровотока по артериям, система компенсации не срабатывает и может  развиваться  инфаркт  ( ишемический инсульт) в кровоснабжаемой области.    
Нарушение кровоснабжения в бассейне позвоночных артерий  сопровождается и вегетативныеми проявлениями – чувство жара, потливость, гипергидроз  ладоней ( влажные руки) который  часто сопровождается  жалобой на холодные ладони.
Диагностика  данного синдрома на сегодняшний день не представляет больших технических трудностей.   Ультразвуковое дуплексное сканирование позволяет не только увидеть ход сосуда, вовремя диагностировать аномалии строения, но и оценить скорость кровотока внутри просвета сосуда, наличие   холестериновых бляшек и степень их стабильности, а соответственно оценить риск инсульта.  По результатам  ультразвукового исследования можно предположить наличие  компрессии на сосуды извне, например при остеохондрозе,  и вовремя провести дополнительные  исследования- ренгенографию или МРТ , КТ шейного отдела позвоночника.
К лечению данного синдрома нужно подходить комплексно. Первое это устранить причины на которые мы можем повлиять- лечение остеохондроза , коррекция осанки.  В этой ситуации все зависит от дисциплины и настойчивости пациента.   В случае аномального  строения сосуда или патологической извитости необходима помощь сосудистых хирургов.   В целом, задача медикаментозного лечения состоит в том, что бы улучшить кровоток  по сосудам и повысить устойчивость тканей  к недостатку питания.   Универсальных схем лечения не существует.  Врач подбирает терапию исходя из  симптомов, причин, вызвавших развитие данного синдрома, а так же возраста, сопутствующей патологии и даже рода деятельности пациента.  
В заключении хочется напомнить, что одна из причин нарушения кровотока в позвоночных артериях это патология шейного отдела позвоночника. В современном мире мы почти все  проводим большое количество времени за компьютерами, нагружая шейный отдел.  Делайте паузы, занимайтесь физкультурой, проявляйте заботу о себе!
С уважением, Сарычева Татьяна

Шейный остеохондроз симптомы и лечение

Остеохондроз шейного отдела позвоночника – это дегенеративно-дистрофическая патология, при которой страдают  позвонки, хрящевые диски и связки.  Если расшифровывать термин дословно, остео — обозначает «кость», хондроз – «хрящ». Т.е. шейный остеохондроз связан с изменением тканевых структур позвоночника, при которых межпозвоночные диски теряют свою функциональность, и попутно нарушается питание самих тел позвонков.

Шейный остеохондроз, симптомы и лечение которого мы будем сегодня рассматривать, является достаточно распространенным заболеванием. Если верить данным статистики, после 35 лет остеохондроз обнаруживается у 40 – 85% населения, независимо от уровня жизни и страны проживания. Доля патологий шейного отдела составляет до 30% всех выявленных случаев.

Чаще всего болезнь развивается в области С 5 – С 7, т. к. они являются самыми подвижными, могут быть вовлечены в болезненный процесс важные сосуды, питающие мозг. 

Симптомы шейного остеохондроза

Симптомы шейного остеохондроза разнообразные, причем клинические проявления зависят от того, какой позвонок подвержен заболеванию. Остеохондроз шеи характеризуется внезапными «прострелами», при которых пациент испытывает резкую боль, ограничивающую движения, хруст при поворотах головы. Рассмотрим болевые симптомы остеохондроза шейного отдела позвоночника в зависимости от локализации поражения позвонков:

  • 1 позвонок — боль и онемение затылка;
  • 2 позвонок — боль в затылке, неприятные ощущения в области темени;
  • 3 позвонок — боль в шее, возможно нарушение речи, чувствительности и иннервации языка;
  • 4 позвонок — снижение тонуса мышц шеи, головная боль, дискомфорт при дыхании, боли в плечах, лопатках, в области сердца, правого подреберья;
  • 5-6 позвонок — боль в плечах, предплечьях, лопатке, большом пальце кисти
  • 7 позвонок — боль в лопатке, кисти, 2-4 пальцах рук, возможна потеря чувствительности в этих областях.

При обширном остеохондрозе, затрагивающем несколько позвонков, симптомы могут перекликаться, затрудняя точную диагностику.

Головокружение при шейном остеохондрозе заслуживает отдельного внимания, потому что является основным признаком заболевания. Возникает оно  внезапно, бывает достаточно сильным. 

Головная боль при шейном остеохондрозе может сопутствовать головокружению и не сниматься анальгетиками, т. к. является следствием сдавления позвоночных артерий. Мышечные боли при шейном остеохондрозе присутствуют не всегда, а вот головные боли могут быть постоянным симптомом. 

Синдром позвоночной артерии при шейном остеохондрозе

Синдром позвоночной артерии при шейном остеохондрозе возникает на фоне компрессии позвоночных артерий и включают в себя множество проявлений:

  • изматывающая головная боль, которая усиливается при повороте или наклоне головы
  • нарушения зрения: двоением, снижением остроты, ощущением рези  и сухости глаз, мельканием мушек.
  • недомогания по типу стенокардии, жаловаться на боль в груди, одышку, перепада артериального давления. Очень важно правильно и своевременно дифференцировать диагноз, т. к. стенокардия и синдромы при шейном остеохондрозе лечатся не только разными медикаментами, но и разными специалистами.
  • кратковременные слуховые нарушения – внезапное появление шума или звона в ушах, сопряженные с кратковременным головокружением и потемнением в глазах.
  • возможна рвота и сопутствующие нарушения сознания. Чаще всего такие признаки провоцируют резкие наклоны или поворот головы.
  • мозговые нарушения, похожие на ишемического инсульт. Здесь, опять же, очень важна своевременная дифференцированная диагностика.

Лечение шейного остеохондроза

Лечение шейного остеохондроза позвоночника начинается только после подробного медицинского обследования. Диагностика проводится с помощью рентгена шеи, а так же современных методов – КТ или МРТ позвоночника. Если подтвердился диагноз шейный остеохондроз, лечение будет проводить врач-невролог. При начальных проявлениях болезни медикаментозные препараты могут назначаться только в период обострения, а основами терапии в период ремиссии является физиотерапия, массаж  и коррекция режима пациента.

Лечение остеохондроза шейного отдела позвоночника включает несколько обязательных аспектов:

  • коррекции режима. Вы должны правильно организовывать свой ночной отдых, желательно пользоваться ортопедическими подушками.
  • исключение нагрузок. Если вы весь рабочий день проводите за офисным столом, каждые 2 часа находите несколько минут для разминки шеи, а также выполняйте упражнения для глаз.
  • медикаментозная терапия, прием препаратов, которые выписал врач. Еще раз настоятельно рекомендуем не пользоваться советами доморощенных лекарей.
  • физиотерапевтические процедуры. Направление на них вы получите у невролога, а детальную терапию назначит доктор – физиотерапевт. Не соблазняйтесь на посулы непрофессиональных массажистов. Помните, что шея – отдел очень ответственный. Если массаж или мануальные процедуры будет проводить непрофессионал, дело может кончиться осложнениями.

О том, как лечить остеохондроз в шейном отделе народными методами, написана масса литературы. Будьте осторожны, иные народные рецепты не выдерживают никакой критики. Любой способ народной терапии обсудите с врачом, прежде чем использовать. И будьте здоровы!


Синдром позвоночной артерии

Болит голова и никак не удается найти причину? А причина может скрываться значительно ниже – в позвоночнике.

Синдром позвоночной артерии — симптомокомплекс проявления нарушения мозгового кровообращения, возникающий по причине патологии кровотока в позвоночных артериях.

Это заболевание сегодня можно считать стремительно молодеющим – оно диагностируется даже у совсем молодых людей. Причина, несомненно – малоподвижный образ жизни.

Головной мозг снабжается за счет четырех крупных кровеносных сосудов – двух сонных артерий и двух позвоночных. Если нарушения кровотока по сонным артериям способны вызвать опасные для жизни ситуации, то за счет меньшего объема снабжения по позвоночным артериям снижение по ним кровотока не приведет к смерти, но спровоцирует формирование хронического кислородного голодания мозга.

Причины сдавливания позвоночных артерий можно разбить на три группы:

  • за счет анатомического строения
  • за счет сужения просвета кровеносного сосуда
  • за счет негативного влияния со стороны.

Давление могут оказывать опухоли, остеохондроз, травмы, искривление позвоночника, спазмы мышечного корсета.

Основной симптом синдрома позвоночной артерии – неутихающая головная боль, ноющая, с пульсацией, перемещающаяся от затылка ко лбу. Боль усиливается при повороте головы. Отмечаются вестибулярные нарушения – головокружение от слабого до ощущения уходящей из-под ног опоры, шум в ушах. Могут присутствовать нарушения зрения и слуха, онемение лица, перепады артериального давления, стенокардия. Если игнорировать первые симптомы, то заболевание прогрессирует, формируются органические повреждения мозга, выражающиеся в появлении транзиторных ишемических атак – внезапных приступов головной боли, головокружения, тошноты, помутнения сознания. Симптоматика усиливается при попытке повернуть голову.   Постепенное нарастание ишемии способно привести к инсульту со всеми его последствиями.

Лечение синдрома позвоночной артерии осуществляют врачи–неврологи. Для того, чтобы стать успешным, требуется выполнение двух условий:

  1. Лечение начато как можно раньше, при первых проявлениях заболевания
  2. Лечение должно быть комплексным по трем направлениям – борьба с причиной сдавливания артерии, меры, направленные на восстановление просвета артерии, снижение последствий нарушений мозгового кровообращения.

Неврологи готовы предложить широкую палитру современных эффективных средств для лечения синдрома позвоночной артерии – медикаментозную терапию, массаж, физиолечение и другие.

Синдром позвоночной артерии — диагностика и лечение по доступным ценам в Челябинске

Синдром позвоночной артерии представляет ряд расстройств сосудистого, вестибулярного и вегетативного характера. Возникают они вследствие сужения сосуда. Нередко синдром позвоночной артерии провоцируется остеохондрозом, межпозвоночными грыжами и нестабильностью позвонков.  Патология требует своевременного лечения. Проводиться терапия должна опытным неврологом. Только в этом случае вы можете рассчитывать на устранение боли и иных симптомов синдрома позвоночной артерии. Обратитесь в Многопрофильную клинику «СитиМед». Здесь вам гарантировано помогут.

Клинические варианты синдрома

Обычно синдром позвоночной артерии проявляется рядом признаков:
1.    Базилярной мигренью. Пациенты страдают от шума в ушах, головных болей, сильной тошноты и даже рвоты.
2.    Синдромом Барре-Льеу. При таком состоянии больные жалуются на боли в затылочной области и шее.
3.    Офтальмическим синдромом. Он характеризуется вспышками и искрами в глазах, выпадениями полей зрения, болями в глазах и ощущением песка.

Существуют и другие проявления патологии. Все они доставляют выраженный дискомфорт и усложняют диагностику. Нередко при синдроме позвоночной артерии пациенты обращаются к офтальмологам, отоларингологам и другим врачам.

Лечение синдрома позвоночной артерии возможно!

Некоторые пациенты считают, что в их случае поможет только сложная операция. На самом деле, и консервативная терапия может дать желаемый результат.

Лечение направлено на:
•    устранение боли и дискомфорта;
•    предотвращение нарушений обменных процессов в мозге;
•    снятие спазмов;
•    расслабление мышц.

Положительный эффект достигается благодаря применению различных методик физиотерапии. Вне острой стадии пациентам рекомендовано и ЛФК, позволяющее снять избыточную нагрузку на шейный отдел позвоночника.
Запишитесь на прием к неврологу. Он проведет диагностику синдрома позвоночной артерии и подберет необходимое лечение. Наш телефон (351) 265-55-15.

Врачи

Врач невролог

Стоимость приема — 2000

Достижения в патогенезе, диагностике и лечении синдрома охотника за луком: всесторонний обзор литературы — Полный текст — Интервенционная неврология 2016, Vol. 5, No. 1-2

Синдром охотничьего лука (СБО), также известный как синдром окклюзии вращательной позвоночной артерии (ПА), является редким, но излечимым типом симптоматической вертебробазилярной недостаточности, возникающей в результате механической окклюзии или стеноза ПА во время головной и головной боли. вращение или разгибание шеи. Симптомы BHS варьируются от преходящего головокружения до инсульта заднего отдела кровообращения.Основной патологией является динамический стеноз или компрессия ПА аномальными костными структурами с поворотом или разгибанием шеи во многих случаях, например, остеофитом, грыжей диска, шейным спондилезом, сухожилиями или опухолями. Методы визуализации, такие как допплерография, компьютерная томография и ангиография, а также магнитно-резонансная томография и ангиография, широко используются для диагностики и оценки этого синдрома. Золотым стандартом диагностики остается цифровая субтракционная ангиография с поворотом головы.Консервативное лечение, хирургия и эндоваскулярные процедуры являются тремя основными методами лечения СГБ, в то время как некоторым пациентам с симптомами может потребоваться оперативное лечение, включая хирургию и эндоваскулярные процедуры, когда консервативное лечение неадекватно.

© 2016 S. Karger AG, Basel

Введение

Синдром охотника за луком (BHS), также известный как синдром ротационной позвоночной артерии (VA), относится к симптоматической вертебробазилярной недостаточности (VBI), вызванной механической окклюзией или компрессией VA на атлантоаксиальном или субаксиальном уровне при вращении шеи и головы.Впервые об этом сообщил Sorensen [1] в 1978 г. у пациента, у которого во время стрельбы из лука развился синдром Валленберга и дополнительное поражение пирамидных путей вследствие инфаркта заднего кровообращения; соответственно был введен термин «синдром охотника за луком». По сравнению с шейной спондилопатией позвоночных артерий, которая вызвана телами шейных позвонков или их принадлежностями и обычно проявляется болью в шее, BHS имеет более сложные причины и редко проявляется болью, хотя оба они имеют те же симптомы, что и VBI.

Из-за ограниченного количества сообщений о случаях и серий случаев точная заболеваемость BHS до сих пор неизвестна. Jost и Dailey [2] обобщили 126 случаев, выявленных в обзоре литературы, в то время как Rastogi et al. [3] проанализировали информацию о 153 пациентах с БГС, приведенную в литературе. Более того, из-за редкости патологии до сих пор нет руководств по диагностике и лечению СГБ. Консервативное лечение, хирургия и эндоваскулярная терапия являются тремя основными методами лечения этого относительно редкого синдрома.

В этом обзоре мы представляем эпидемиологию, этиологию и патогенез BHS. Также будут обсуждаться клинические проявления, диагностика, оценка и методы лечения со ссылками на соответствующую литературу и данные.

Эпидемиология и характеристика

СГБ может возникнуть в любой период жизни, но обычно проявляется на 5-7-м десятилетии, поражая больше мужчин, чем женщин. Заиди и др. [4] проанализировали 14 пациентов с диагнозом BHS, направленных в Неврологический институт Барроу, средний возраст которых составил 58 лет.3 года. Доля мужчин составила 54,5%. Недавно Jost и Dailey [2] проанализировали 126 пациентов с диагнозом BHS, включая 2 детей, 3 подростков и 121 взрослого, со средним возрастом 57 ± 11 лет всех взрослых на момент постановки диагноза и с распределением от мужчин к женщинам. примерно 2:1 в целом. Растоги и др. [3] рассмотрели 153 пациента с BHS, указанных в литературе, со средним возрастом 53 года, после исключения 10 детей (<18 лет), 100 мужчин и 45 женщин.В дополнение к пожилому возрасту у пациентов этой группы также были некоторые сопутствующие заболевания или цереброваскулярные факторы риска, такие как артериальная гипертензия, гиперлипидемия, остеоартрит, диабет, курение или ишемическая болезнь сердца. Большинство пациентов страдали от двух или более из этих инцидентов [3,4,5]. Из-за относительно небольшой выборки необходимо провести дальнейшие исследования для получения дополнительной информации об эпидемиологии BHS в будущем.

Этиология и патогенез

В литературе описаны различные этиологии компрессии или стеноза ПА при этом синдроме.Анатомически ПА берет начало от подключичной артерии и проходит через шесть foramina transversaria шейных позвонков, проходя через борозду на поверхности дуги атланта и затем проникая в твердую мозговую оболочку [6]. Из-за такого анатомического течения позвоночные артерии часто поражаются при движении головы. Здесь мы представляем некоторые этиологии и категории BHS.

Во-первых, первичный BHS следует отличать от приобретенного BHS. Первый часто вызывается грыжей диска [2,4], аномальными костными структурами (например,грамм. остеофит [7,8,9], идиопатический скелетный гиперостоз [10] и спондилотические изменения [11]), связки [4], гипертрофия мышц шеи [12], расслоение ПА [13] и некоторые другие причины, такие как нестабильность унковертебрального сустав [14]. Остеофиты, или костные шпоры, являются наиболее распространенной этиологией BHS [3]. Приобретенный BHS является частью осложнений шейного спондилеза и хирургического вмешательства [10], как и VA, пожертвованные во время лечения аневризмы [15], травмы шеи или головы [16,17,18,19] или спортивных инцидентов [20] и скоро.

BHS также можно разделить на детские BHS, ювенильные BHS и взрослые BHS в зависимости от возраста пациента на момент постановки окончательного диагноза BHS. В литературе об этом пока не упоминалось. У детей могут быть врожденные аномалии, такие как костная мальформация на атлантоаксиальном уровне или подзатылочный костный выступ, воздействующий на ПА [21,22], в то время как у ювенильных пациентов с BHS может быть затылочно-мыщелковая костная шпора [20], аномальный шунт ВА [23] или аномалии шейного отдела позвоночника [24].Этиология BHS у взрослых аналогична этиологии первичной BHS, упомянутой выше. Большинство пациентов с BHS — взрослые, и причины компрессии связаны с точным местоположением. Таким образом, Корнелиус и соавт. [21] рекомендовали разделять BHS на атлантоаксиальные BHS, субаксиальные BHS и смешанный тип.

В классе атлантоаксиальных BHS, как следует из названия, поражение точно расположено на атлантоаксиальном уровне из-за окостеневшей или утолщенной атланто-затылочной мембраны [19,25], дуральной складки в большом затылочном отверстии [26] ассимилированное заднее кольцо атланта [27], добавочная косточка позади атланто-одонтоидного перехода [17], эрозивно-ревматоидный артрит С1-С2 [28], гипертрофия фасеточных суставов С1-С2 [29] или другие.При субаксиальном BHS ипсилатеральная ПА часто была сдавлена ​​на субаксиальном уровне костной шпорой гипертрофированного унковертебрального сустава [30] или латеральной грыжей диска [31]. Наконец, можно выделить смешанный тип, который может включать двусторонний стеноз ПА — один на уровне С1-С2, а другой на субаксиальном уровне — как указано в случае, описанном Kimura et al. [32].

Недавно Jost и Dailey [2] обобщили информацию о 126 пациентах с BHS и указали, что окклюзия в основном располагалась между C3 и C7 (58%), затем C1-C2 (36%), и только с 6% проксимальнее С7 и дистальнее С1.Также были окклюзированы недоминантные ПА, что приводило к симптомам, характерным для пациентов с СГБ [9,33]. Почти не было сообщений о случаях, когда у пациентов с BHS не было гемодинамических изменений, за исключением 1 случая, описанного Saito et al. [23], у которых был аномальный шунт VA. Однако из анализа Rastogi et al. [3], мы видим, что чаще всего поражается уровень атлантоаксиального (С1-С2) сустава (99/142), что достоверно (p < 0,0001) выше любого другого уровня окклюзии ПА.

Основной патогенез гемодинамический и/или тромбоэмболический из-за повреждения эндотелия повторяющимся напряжением сдвига [21]. В качестве альтернативы, образование тромбов может быть связано с застоем кровотока в ПА, общепризнанным механизмом, лежащим в основе гемодинамической СГС. В большинстве BHS доминирующая ПА сдавлена ​​на атлантоаксиальном или субаксиальном уровне, а противоположная ПА часто бывает гипопластической, стенозированной или окклюзирующей артериосклеротическими изменениями. В целом левая ПА вовлечена в значимое (p < 0.0001) большее количество пациентов с BHS, чем с правой ПА или даже с двусторонним поражением ПА, что может быть связано с тем, что левая ПА доминирует у 50% людей, тогда как правое доминирование обнаруживается только у 25% [3,34] . Husni и Storer [35] сообщили о 23 пациентах с ВБН, вызванной ротационной окклюзией одной ПА. Противоположная ПА была гипоплазирована или отсутствовала у 22 пациентов и сужена в месте ее возникновения у 1 пациента. Между тем, задние соединительные артерии, как правило, гипоплазированы или апластичны, а передний мозговой кровоток не способен обеспечить достаточный коллатеральный кровоток в задний мозговой кровоток.Апластические ПА часто оканчиваются в задней нижней мозжечковой артерии (ЗНМА) и могут быть артерией-виновником, приводящим к инсульту охотника с луком [36]. Об этом сообщили Darkhabani et al. [5] что у 3 из 4 пациентов, в конечном итоге прошедших стентирование, была обнаружена доминирующая левая ПА с гипоплазией или стенозом контралатеральной ПА; у другого пациента ВБН была обусловлена ​​стенозом недоминантной ПА, который заканчивался в ЗНМА и приводил к эпизодам головокружения с движениями головы, связанными с ипсилатеральной ишемией ЗНМА.В некоторых случаях также сообщалось о механической окклюзии двусторонних открытых ПА [11,37]. Все эти ситуации могут привести к гемодинамическим изменениям в системе заднего кровообращения и способствовать симптомам ВБН, даже приводя к инфаркту заднего кровообращения при некоторых обстоятельствах.

В других случаях тромбообразование или эмболия артерий могут быть причиной возникновения СГБ [20,23], который уже перерос в ишемический инсульт, который может быть вторичным по отношению к диссекции ПА из-за костной шпоры [20] или какая-то другая причина.Поскольку точный механизм, лежащий в основе BHS, остается неясным, одним из механизмов может быть эмболия артерий из-за повреждения интимы и сосудов, вызванного повторной компрессией VA [23,38]. Повторное повреждение интимы и сосудов способствует агрегации тромбоцитов и активации медиаторов свертывания крови, в результате чего происходит тромбообразование [39]. Это подтверждается некоторыми сообщениями о случаях, когда у пациентов с повторным вертебробазилярным инфарктом и окклюзией ПА при повороте головы в месте компрессии был подвижный тромб [24,38].

Клинические проявления

Симптомы BHS варьируются от транзиторных ишемических атак до потенциально разрушительных инсультов заднего кровообращения, которые могут быть многократно вызваны поворотом или разгибанием головы и шеи. Симптомы обычно исчезают сразу, как только голова возвращается в нейтральное положение. Пороговые углы, вызывающие симптомы: 30° [25], 40° [40], 45° [15,29,33,41,42,43], 60° [13,19,42,44], 80° [45] и 90° [46]. Велат и др. [30] резюмировали в своей статье, что классические проявления этого синдрома включают головокружение, головокружение, нистагм, тошноту с сопутствующей рвотой, синдром Горнера, обмороки и моторные или сенсорные нарушения, возникающие при вращении головы (относительно редко при СГБ).Корнелиус и др. [21] сообщили о 5 пациентах с BHS; их основными симптомами были головокружение и нечеткость зрения при вращении головы, чрезмерное вращение, которое регулярно вызывало обмороки, а у 1 пациента даже развился инфаркт заднего отдела кровообращения. Заиди и др. [4] проанализировали 14 пациентов, направленных в Неврологический институт Барроу в период с 1999 по 2013 г. с признаками и симптомами, которые, возможно, указывали на BHS. Первичными симптомами были обмороки/предобморочные состояния (54,5%), головокружение (36,7%), двоение в глазах (18,2%), головная боль (9.1%) и парестезии (9,1%). Недавно Jost и Dailey [2] обобщили соответствующие данные о 126 пациентах с диагнозом BHS и указали, что наиболее частыми симптомами были обмороки, предобморочные состояния, дроп-атаки, головокружение, периодическое головокружение и нарушение зрения. Также сообщалось о некоторых других симптомах, включая позиционный шум в ушах, тошноту, головную боль, предобморочное ощущение, близкую потерю сознания, гемипарез и онемение. Растоги и др. [3] отметили, что головокружение и обмороки присутствовали в 28 и 26% случаев соответственно, и это были наиболее распространенные симптомы, отмеченные у пациентов с BHS в их обзоре.Однако, по нашему мнению, все эти проявления не являются специфическими для БГС и могут возникать также при вестибулярных расстройствах, стенозе сонных артерий, заболеваниях сердца и некоторых других ситуациях. Диагноз BHS должен основываться не только на клинических и ангиографических данных, но и на нейроанатомических и гемодинамических эффектах поворота головы [47].

Диагностика и оценка

Касательно средств оценки и диагностики СГБ, компьютерной томографии и ангиографии (КТ/КТА), магнитно-резонансной томографии и ангиографии (МРТ/МРА), а также нейросонографии, позволяющей выявить аномальные костные структуры, инфаркт поражений или стенозированных артерий, являются обычными обследованиями.Окончательный диагноз должен быть поставлен при цифровой субтракционной ангиографии (ЦСА), показывающей открытые артерии в нейтральном положении и стенозированные артерии в ротированном положении (рис. 1).

Рис. 1

Неврологические изображения пациента с диагнозом BHS. Это больной 37 лет, поступивший с жалобами на головокружение с тошнотой и рвотой в течение 5 дней. Он был носильщиком в логистической компании без цереброваскулярных факторов риска. и МРТ (Т2-взвешенная) выявили новый очаг инфаркта в правом полушарии мозжечка. б-е Выраженный стеноз в сегменте V3 (С1-С2) правой ПА (стрелка). g , h Левая ПА в норме по КТА и ДСА.

В ранних отчетах обычные рентгенограммы использовались для демонстрации шейного спондилеза, аномалий, нестабильности и сужений или тяжелых костных пролиферативных изменений [25,29,33,41], что может свидетельствовать о диагнозе BHS.

В настоящее время КТА и МРА с 3D-реконструкцией или без нее часто выполняются для диагностики пациентов с подозрением на СГБ.Должны быть получены ангиографии в нейтральном и повернутом положениях. Поскольку симптомы проявлялись всего через несколько секунд после поворота головы или шеи, КТА и МРА (не менее 2 минут) не были такими быстрыми и точными, как ДСА. Обе эти процедуры имеют потенциальный риск вызвать серьезные симптомы, даже инфаркт заднего кровообращения, когда пациенты поворачивают голову в сторону симптомов. КТА с реконструкциями может дать очень точную информацию о компрессирующих элементах и ​​топографических отношениях между сосудистой анатомией и окружающими структурами на одном и том же изображении [48].Преимущество МРТ заключается в документировании любого ишемического события. Кроме того, интраоперационная динамическая ангиография полезна для определения гемодинамического разрешения BHS и, следовательно, может потенциально минимизировать объем декомпрессии [30]. Между тем, ротационное головокружение может возникать из-за вестибулярных или сосудистых нарушений. Баллонный тест окклюзии ПА во время ангиографии также ценен в диагностике так называемого BHS и в руководстве его хирургическим лечением [6].

Нейросонография, включая экстракраниальную и транскраниальную допплерографию (ТКД), а также дуплексное ультразвуковое исследование [17,18,21,42,45] также широко используются до, во время и сразу после лечения для подтверждения поражений или терапевтических эффектов.

В последнее время ТКД УЗИ все чаще используется как неинвазивный, недорогой, безопасный и портативный метод измерения цереброваскулярной функции. Он позволяет непрерывно и двусторонне регистрировать скорость мозгового кровотока по основным внутричерепным сосудам. Воспроизводимые гемодинамические изменения могут быть легко обнаружены с помощью ТКД у пациентов с диагнозом BHS. При медленном повороте головы больного на 80° влево скорости кровотока постепенно уменьшались и, наконец, отсутствовали в задней мозговой артерии, базилярной артерии и правой ПА.Сразу после прекращения кровотока в этих сосудах при ТКД больной почувствовал слабость. Скорость кровотока быстро увеличивалась выше нормального уровня, и симптомы исчезали, когда вращение головы переводилось в нейтральное положение [45]. Стеноз внутричерепных сосудов, спазм сосудов, спонтанные эмболы и коллатеральное кровообращение также могут быть обнаружены с помощью ТКДС. Таким образом, ультразвуковое исследование ТКД может быть значимой альтернативной процедурой для скрининга пациентов с признаками и симптомами, подозрительными на этот синдром.Кроме того, интраоперационная допплерография может быть применена непосредственно к ВА, чтобы обеспечить неограниченную оценку хирургической декомпрессии в режиме реального времени для BHS [17].

Сцинтиграфия мозгового кровотока и однофотонная эмиссионная КТ также использовались для документирования нарушений кровотока у пациентов с BHS [31]. Снижение мозгового кровотока можно обнаружить при сцинтиграфии в нижней части левого полушария мозжечка при повороте головы.

Электрофизиологические исследования, включая соматосенсорные вызванные потенциалы, моторные вызванные потенциалы и слуховые вызванные реакции ствола мозга, также служили исходной информацией до и после хирургического лечения [15,17,21,43].

За исключением упомянутых выше обследований, динамический DSA получил широкое признание в качестве золотого стандарта с преимуществами точности, быстроты и меньшей травматичности [21]. Динамическая ангиография является ценным инструментом в диагностике, локализации и планировании лечения BHS. Он идентифицирует ПА, которая находится под механической компрессией, с вращением головы, а также уровень компрессии в большинстве случаев. В этих типичных случаях открытая ПА или ПА в нейтральном положении будут стенозированы или закрыты в ротированном положении.Кроме того, ангиография полезна для оценки состояния контралатеральной ПА в отношении гипоплазии или стеноза, а также степени коллатерального оттока из переднего кровообращения через заднюю соединительную артерию. Пациентов с воспроизводимыми симптомами ВБН после поворота головы следует обследовать с помощью множества обследований от ТКД до КТА или МРА в сочетании с КТ или МРТ шейного отдела позвоночника или головного мозга. Наконец, динамическая DSA с поворотом головы должна быть выполнена для постановки точного диагноза BHS, локализации места компрессии ПА и оптимизации планирования лечения BHS [49].

Методы лечения

Сегодня до сих пор не существует стандартных вариантов лечения BHS из-за его редкости. В литературе было представлено несколько стратегий лечения, включая консервативное, хирургическое и, в последнее время, эндоваскулярное вмешательство [21].

Некоторые пациенты могут получать только консервативную терапию [1,25,43,47], в том числе избегать вращения головы и шеи с помощью шейного бандажа или воротника, антитромбоцитарную или антикоагулянтную терапию (аспирин, клопидогрель, цилостазол или варфарин).

Чой и др. [50] проанализировали исходы у 21 пациента с диагнозом ротационной окклюзии ПА (РВАО) со медианой периода наблюдения 37,5 мес, большинство из которых получали консервативное лечение, за исключением 2 случаев, которым был выполнен спондилодез С1-С2. Ни у одного из 19 пациентов, получавших консервативное лечение, не развился задний циркуляторный инсульт, а у 4 из них наблюдалось разрешение симптомов во время наблюдения, возможно, из-за спонтанного разрешения внешней компрессии или центральной адаптации.Это говорит о том, что консервативное лечение может быть безопасным и может рассматриваться как лечение первой линии при РВАО [50]. Однако другой вывод был сделан в другом анализе, который показал, что операция была связана с более благоприятным исходом, где только 37% пациентов, которым применялся консервативный подход, имели благоприятный исход (p < 0,0001) [3].

Другие пациенты могли получить консервативное лечение в начале, а затем им пришлось перейти на хирургическое лечение, такое как декомпрессия или спондилодез, когда симптомы не улучшились [14,51].Также был случай, который обратился за спиральной эмболизацией правой ПА по поводу очагового расслоения после 3-х месячной консервативной терапии без улучшения состояния [20]. Другой пациент отказался от какого-либо лечения, потому что его симптомы возникали только при резком боковом вращении головы, и, таким образом, он только что получил некоторые рекомендации, чтобы избежать ситуаций, которые могут спровоцировать или усугубить его симптомы [12].

Тем не менее, тем пациентам, которые лечились консервативно с помощью лекарств, может потребоваться хирургическое вмешательство из-за повторных обострений симптомов.

При хирургических методах лечения БГС необходимо учитывать патогенез гемодинамических нарушений в отдельных случаях и выбирать наиболее эффективную и наименее инвазивную методику. Хирургическое лечение, часто включающее хирургическую декомпрессию ПА или спондилодез С1-С2, проводилось в большинстве случаев в связи с аномалиями костных структур, грыжей диска, нестабильностью сустава и др. В предыдущих сообщениях многие пациенты подвергались декомпрессии через передний или задний доступ в зависимости от места компрессии [15,17,19,21,30,33,40,41,51,52,53].Еще в 2 случаях у 1 пациента, наконец, был выполнен передний межпозвонковый спондилодез из-за нестабильности унковертебрального сустава [14], а у другого — задняя фиксация и спондилодез из-за гипертрофии фасеточных суставов [29]. Оба этих двух метода могут сразу облегчить симптомы. При выборе декомпрессии или спондилодеза следует учитывать преимущества и недостатки, а также этиологию.

У пациентов, перенесших декомпрессию, не было ограничений диапазона движений головы, что может быть предпочтительнее, чем у водителей, но у них был потенциальный риск рестеноза, который может привести к рецидиву симптомов, даже к инфаркту заднего кровообращения.У 9 пациентов с диагнозом BHS и лечением задней декомпрессией VA, о которой Matsuyama et al. [47], реокклюзия оперированной ПА была выявлена ​​у 3 пациентов (3/9, 33%) после операции, причем у 2 из них неврологическая симптоматика была более выражена, чем до операции. Причины послеоперационной реокклюзии следующие: хирургическим путем удаляются костные структуры, такие как поперечный отросток или борозда атланта, предохраняющие ПА от сращения или сдавления паравертебральной мышцей или соединительными тканями.Эта манипуляция способствует сращению ПА с окружающими его мягкими тканями, после чего ПА становится более сжатой, суженной и легко блокируется при вращении головы [47].

Принцип, полностью отличающийся от декомпрессии сосудов, заключается в выполнении слияния C1-C2. Эта процедура включает использование костного трансплантата из гребня подвздошной кости и вклинивание его между задней дугой атланта и пластинкой оси. Хирургическое вмешательство путем спондилодеза C1-C2 использовалось для постоянного ограничения движений шеи и, таким образом, предотвращения компрессии ПА.У него есть серьезный недостаток, заключающийся в том, что он заметно уменьшает диапазон вращения головы, но он имеет меньший риск рестеноза, и можно с уверенностью устранить опасные для жизни неврологические последствия. В исследовании Matsuyama et al. [47] было выявлено, что все пациенты чувствовали себя более комфортно, чем до операции, даже при умеренном или сильном ограничении движений головы. Все эти результаты были упомянуты в предыдущей статье Matsuyama et al. [47], в которое, однако, вошли только 17 пациентов.При компрессии ПА пациентов с обеих сторон или на ипсилатеральной стороне и одновременном наличии нестабильности сустава следует применять комбинацию декомпрессии и спондилодеза [11,21,42,46,54]. О редком случае сообщили Kan et al. [16], у которых развились инвалидизирующие симптомы ВБН после травмы при повороте головы больного вправо. Динамическая ангиография показала хроническую диссекцию и стаз кровотока в правой ПА при повороте головы вправо; без очевидного участка фокальной компрессии пациенту в конечном итоге было выполнено шунтирование ЗНМА-ЗНМА in situ для реваскуляризации его правого участка ЗНМА с полным исчезновением симптомов.Операция слияния вместо билатеральной декомпрессии также может быть подходящей для пациентов с двусторонним поражением правого желудочка, когда трудно определить правильную пораженную сторону [55].

Чтобы свести к минимуму хирургические риски, операции следует проводить только в центрах с высокой квалификацией в области сосудистых и сложных операций на позвоночнике.

В случаях с контралатеральной окклюзией или гипоплазией ПА разумным лечением может быть прямой хирургический доступ. Однако в условиях контралатерального стеноза ПА достаточный эффект дает ангиопластика со стентированием стенозированного участка или без него [44].Более того, эта эндоваскулярная процедура менее инвазивна, чем прямые хирургические доступы [44]. Принцип действия этих саморасширяющихся стентов заключается в повышении сопротивления ПА компрессии и улучшении ее способности возвращаться к исходной форме после компрессии, особенно в сегменте V2.

В серии случаев, описанных Darkhabani et al. [5], стентирование ПА проводилось на доминантных ПА у 3 из 4 пациентов и на недоминантных ПА у 1 пациента, у которого симптомы были связаны с ипсилатеральной ишемией ЗНМА.

Эндоваскулярные подходы, описанные в предыдущих отчетах, включали спиральную эмболизацию [20,24] и ангиопластику со стентированием [5,44]. Решения о лечении должны приниматься в зависимости от конкретной ситуации каждого пациента, например расслоения ПА, тяжелого стеноза в месте возникновения ПА или других. Преимущества установки ВА стента по сравнению со спондилодезом шейных позвонков заключаются в малоинвазивности эндоваскулярного лечения и возможности сохранить объем движений шеи.

Поскольку долгосрочные данные об эндоваскулярном лечении BHS в основном получены из отчетов о случаях и небольших клинических серий, необходимы крупные рандомизированные клинические испытания для оценки эффективности ангиопластики или стентирования при BHS.

Заключение

У взрослых пациентов, особенно мужчин и в возрасте 50-70 лет, у которых появляются симптомы в соответствии с VBI после поворота головы и шеи более чем на 30°, следует заподозрить наличие BHS. Обычные обследования, в том числе КТ/КТА, МРТ/МРА и нейросонография, могут выявить аномалии окружающих структур, очаги инфаркта и стенозированные артерии. Окончательный диагноз должен быть поставлен после DSA, показывающего проходимые артерии в нейтральном положении и стенозированные артерии в ротированном положении.При выборе метода лечения следует учитывать все соответствующие факторы, включая тяжесть, этиологию, профессию, образ жизни и некоторые другие факторы. Мы рекомендуем хирургическое лечение или эндоваскулярную терапию для устранения причинных факторов.

Благодарность

Настоящая статья подготовлена ​​при финансовой поддержке гранта Национального фонда естественных наук Китая (№ 81471195)

Заявление о раскрытии информации

У авторов нет конфликта интересов, о котором следует сообщать.

Авторское право: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование или любую систему хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
Дозировка препарата: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор препарата и дозировка, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Тем не менее, в связи с продолжающимися исследованиями, изменениями в правительственных постановлениях и постоянным потоком информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на лекарства, читателю настоятельно рекомендуется проверять вкладыш в упаковке для каждого лекарства на предмет любых изменений в показаниях и дозировке, а также для дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендуемый агент является новым и/или редко используемым лекарственным средством.
Отказ от ответственности: заявления, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и участникам, а не издателям и редакторам.Появление рекламы и/или ссылок на продукты в публикации не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор(ы) отказываются от ответственности за любой ущерб людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в содержании или рекламе.

Re: Должны ли мы отказаться от манипуляций на шейном отделе позвоночника из-за механической боли в шее? Да

Уважаемый редактор,

При заболеваниях суставов применяют различные методы мануальной терапии, кинезиатрики и комбинированные программы.Было много сообщений о пользе упражнений и мануальной терапии при остеоартрите (ОА), но роль эффекта плацебо и конфликта интересов трудно оценить. Цель этого быстрого реагирования — выразить осторожность в отношении мануальной терапии состояний с дегенеративными изменениями и недостаточной регенерацией: ОА, поражениях позвоночника, особенно в шейном отделе, например. после профессиональной деятельности, такой как ношение тяжестей, с вертебробазилярной недостаточностью [1], симптомами «тяжелых компрессионных сосудистых позвоночных синдромов» [2], «синдрома позвоночной артерии» [3] и хронической боли [4].Еще примеры из России: мануальная терапия остеохондроза (термин употребляется в значении ОА) надавливанием большими пальцами терапевта «до сильного ощущения боли» в области С1-С7, силовыми движениями назад-вбок (вверх). до 60° от вертикали) движений и поворотов (до 90°) головы больного [5]; мануальная терапия «шейного спондилоартрита с обострением головокружения» ударами костяшками пальцев терапевта (10-12 кг/см², многократный курс) [6]. Побочные эффекты после мануальной терапии позвоночника встречаются часто, хотя серьезные осложнения встречаются редко [7-9].В частности, манипуляции на шейном отделе позвоночника могут нести риск нейроваскулярных осложнений [10]. Существует обоснованное мнение, что отсутствие превосходства манипуляций над альтернативными методами лечения в сочетании с опасениями относительно безопасности делает манипуляции на шейном отделе позвоночника нецелесообразными [10].

Безусловно, поддержание оптимального уровня физической подготовки важно, но соотношение нагрузки и отдыха должно быть умеренным, особенно при дегенеративных поражениях, износе у пожилых людей, а также при некоторых посттравматических состояниях.Например, часто утверждается, что упражнения для рук при ОА должны быть малоинтенсивными, выполняться в периоды с небольшой болью и воспалением. В связи с этим логично, что шины, т.е. иммобилизация, уменьшали боль в кистях рук при ОА более последовательно, чем упражнения [11]. Мета-анализ показал, что шины значительно уменьшают боль в руке [11]. В условиях недостаточной регенерации хрящевые структуры следует предохранять от дальнейшего повреждения перенапряжением и мануальными обработками.

Ссылки

1.Тян ВН, Гойденко ВС. Способ лечения хронической вертебробазилярной недостаточности. Патент RU2447876C2 (2012 г.).
2. Хорошухин В.Ю., Хорошухина О.К., Цветкова И.В. Мануальные техники, применяемые при вертебрально-неврологических синдромах. Патент RU2325892C2 (2008 г.).
3. Гриценко А.Г., Павлов А.Б., Назиев А.И., Лычкова А.Е. Способ лечения случаев шейного остеохондроза с сопутствующим синдромом позвоночной артерии. Патент RU2150929C1 (2000 г.).
4. Евсеев В.И. Способ лечения остеохондроза шейного отдела позвоночника.Патент RU2654574C1 (2018).
5. Шишонин АЮ. Способ лечения шейного остеохондроза. Патент RU2243758C2 (2005 г.).
6. Гриценко А.Г., Гриценко К.А. Способ лечения шейного спондилоартрита, осложненного головокружением. RU2114595C1 (1998).
7. Керри Р., Тейлор А.Дж. Шейная артериальная дисфункция: знания и рассуждения для мануальных физиотерапевтов. J Orthop Sports Phys Ther 2009; 39: 378-87.
8. Суэйт Г., Финч Р. Каковы риски мануального лечения позвоночника? Обзорный обзор для клиницистов.Хиропр Man Therap 2017;25:37.
9. Иваненко Т.А. Рентгенологические признаки повреждений связочного аппарата шейки матки при суставной мануальной терапии. Вестн Рентгенол Радиол 2008;(2-3):56-8.
10. Wand BM, Heine PJ, O’Connell NE. Должны ли мы отказаться от манипуляций на шейном отделе позвоночника из-за механической боли в шее? да. BMJ 2012; 344:e3679.
11. Kjeken I, Smedslund G, Moe RH, et al. Систематический обзор дизайна и эффектов шин и программ упражнений при остеоартрите рук. Arthritis Care Res 2011;63:834-48.

Синдром компрессии правой позвоночной артерии

Образовательные цели: Учащиеся смогут распознавать симптомы, которые могут свидетельствовать о вертебрально-базилярной недостаточности, и надлежащим образом направлять этих пациентов к соответствующему специалисту по визуализации, тестированию и узкому специалисту для неотложной помощи и лечения.

А 61 год Мужчина сообщает, что примерно 1 месяц назад, когда он добирался до верхней полки на своей кухне, у него начались головокружение и легкая головокружение, а также небольшая потеря равновесия при взгляде вверх. За последний месяц частота симптомов увеличилась, теперь они возникают каждый день и могут быть воспроизведены при вытягивании шеи, что приводит к нарушению равновесия, шуму в ушах и почти обморокам, которые проходят при возвращении в нейтральное положение. Пациент также может воспроизводить симптомы, когда он пожимает плечами, вызывая головокружение, а также нистагм левого взгляда.Его прошлый медицинский анамнез имеет большое значение для серьезной автомобильной аварии в 2014 году, которая привела к серьезной боковой хлыстовой травме. Исходно у него было ограничение движений головы из-за диффузного идиопатического скелетного гиперостоза и посттравматического артрита с аутофузией шейного отдела позвоночника С1-С4/5. Чтобы справиться с хронической шейной затылочной болью, он прошел 2 процедуры нейростимуляции, одну по поводу затылочной головной боли, которая прошла, и 1 по поводу шейной боли, которая уменьшилась, но сохраняется.

КТА шеи и головного мозга показывают, что левая позвоночная артерия полностью окклюзирована примерно на уровне С1-С2 с обширными гипертрофическими дегенеративными костными изменениями от С1-С3. Ретроградный поток в левую позвоночную артерию после PICA наблюдается из кодоминантной правой позвоночной артерии, которая, по-видимому, является основным источником кровоснабжения основного кровообращения. Никаких значительных задних соединительных артерий не наблюдается ни в правой, ни в левой сонных артериях на изображениях CTA (рис. 1).

Динамическая провокационная рентгеноскопия не выявила значительной костной нестабильности позвоночника (рис. 2А), однако скорость транскраниального допплеровского кровотока в дистальном отделе правой позвоночной и базилярной артерий заметно снижена во время разгибания шеи (рис. 2В).

Мы выполнили обычную катетерную ангиографию с провокационным тестом, чтобы воспроизвести его симптомы. Правая позвоночная артерия является кодоминантным источником основного кровотока с рефлюксом в дистальную часть левой позвоночной артерии, которая окклюзирована (рис. 3).

В нейтральном положении вертебробазилярный кровоток быстро наполняется из правой позвоночной артерии. (Рисунок 4)

При вращении влево у пациента наблюдались легкие симптомы, однако значительного уменьшения кровотока в позвоночной артерии или в базилярном отделе не наблюдалось. При вращении вправо пациент испытывает несколько более умеренные симптомы, однако значительного сокращения позвоночной артерии или сосудистого кровотока не наблюдалось. При гиперэкстензии примерно на 10-15 градусов, пассивно выполняемой пациентом до воспроизведения симптомов, ангиограмма демонстрирует полную окклюзию правой позвоночной артерии примерно на уровне С2-С1.(Рисунок 5)

Неясно, вызывается ли компрессия специфическим костным остеофитом или массой мягких тканей. Рентгеноскопия в реальном времени в нейтральном и разгибательном положении показывает обширный артрит и гипертрофические изменения в области С1/С2, однако определить специфическую анатомическую компрессию сложно.

После обширных консультаций и обсуждения потенциальных терапевтических и управленческих стратегий мы решили, что постоянный затылочно-шейный спондилодез является лучшим подходом для предотвращения потенциально опасной для жизни вертебрально-базилярной окклюзии во время динамических движений шеи.

Больной доставлен в операционную, начата общая трахеальная анестезия через оптоволоконный доступ. Регистрировали соматосенсорные потенциалы, моторные вызванные потенциалы и слуховые вызванные реакции ствола мозга. Затем пациенту была проведена интраоперационная ангиография правой позвоночной артерии, выполненная через доступ к 5 французской правой лучевой артерии. Как только было установлено, что у него хороший кровоток, к голове пациента был прикреплен головодержатель Mayfield с крутящим моментом в 60 фунтов.Каркас Уилсона, прикрепленный к столу Джексона, затем помещали поверх пациента, прикрепленного к каркасу Джексона. Пациента закрепляли ремнями и простынями, а затем укладывали на живот, вращая раму вокруг своей оси. Затем плоская пластина стола Джексона была удалена, а костные выступы и мягкие ткани пациента были адекватно заполнены. Затем снова повторили ангиографию, показав хороший кровоток через позвоночную артерию. После этого, после правильной фиксации к столу с доступом к правой лучевой оболочке, шейке и области левого заднего подвздошного гребня, а также с помощью остеотомов был получен трикортикальный аутотрансплантат.Гребень подвздошной кости был реконструирован аллотрансплантатом из волокнистого трансплантата. Затем выполняли задний шейный разрез, идентифицировали остистые отростки С2 и С3 и очищали их от фасции, а затем от мышц до латеральных краев латеральных образований. Заднее кольцо С1 было полностью подвывихнуто под затылок и пластинку С2. Вызванные потенциалы больного оставались стабильными. Затем пластинку С1 очищали от мягких тканей с обеих сторон. Слева визуализировалось значительное остеофитное образование, отверстие С1-2 полностью закрыто костью.Справа рассечено отверстие С1-2, вены коагулированы биполярным коагулятором. Нервный корешок С2 был идентифицирован, а затем коагулирован биполярным коагулятором и разделен микроножницами, завершая запланированную ризотомию С2. Было принято решение выполнить спондилодез затылочной кости в С3, так как сочленение между затылочной костью, С1 и С2 было технически сложным и, скорее всего, привело бы к неадекватной фиксации. В этот момент в поле вывели маленькую затылочную пластину и прикрепили к подзатылочной кости 14- и 12-мм винтами.Затем в латеральных массах С3 с двух сторон был создан экспериментальный трюм. C3 оказался прочно слитым с C2. Сначала сверлом было сделано отверстие, а затем сверлом 40 мм с направляющей были сделаны проходы. Пальпировали шариковым зондом и постукивали. После замены 14 мм латеральные массы ввинчиваются в латеральные массы С3 с двух сторон. После были вылеплены стержни и закреплены на головках винтов и затылочной пластине стопорными колпачками. (Рисунок 6)

Затем снова повторили интраоперационную ангиографию, показав хороший кровоток через правую позвоночную артерию в базилярную артерию.Затем также была выполнена интраоперационная рентгеноскопия, чтобы подтвердить правильное положение винтов и стержней как в прямой, так и в боковой проекциях. (Рисунок 7)

Моторные вызванные потенциалы, соматосенсорные потенциалы и слуховые вызванные реакции ствола мозга оставались стабильными на протяжении всего исследования. После этого дрелью декортикировали подзатылочную кость, пластинки С1, пластинки С2 и С3. Затем на декортикированные костные поверхности помещали очень маленький инфузионный набор и аутотрансплантат, после чего рану закрывали.Затем его поместили в шейный воротник, разбудили и экстубировали со стабильным неврологическим обследованием.

Он прошел обычный послеоперационный период и был выписан в хорошем состоянии с шейным воротником и обезболиванием в течение 6-8 недель, чтобы обеспечить слияние и заживление.

Обсуждение:

Шейное головокружение — это синдром, характеризующийся головокружением, головокружением и нечеткостью зрения с вращением или разгибанием головы, сдавливающим позвоночные артерии, что приводит к симптомам вертебробазилярной недостаточности.Шейный спондилез стал начальной моделью компрессии позвоночной артерии. Sheehan et al. в 1960 г. опубликовали отчеты о серии исследований, в которых у 5 из 26 пациентов с шейным спондилезом и симптомами головокружения и нечеткости зрения при вращении головы было выявлено сдавление позвоночной артерии по данным ангиографии. 1 Аналогичный синдром, связанный с перемежающейся компрессией позвоночной артерии передней лестничной мышцей, был описан Powers et al. 2 . С тех пор было много случаев симптомов, связанных со сдавлением позвоночной артерии, которые могут быть вторичными по отношению к непозвонковым костным шпорам, прикреплениям мышц и сухожилий или шейному подвывиху и нестабильности, которые часто собирательно называют синдромом охотника за луком. 3

Этиология этих синдромов разнообразна и, как сообщается, связана с диффузным идиопатическим или посттравматическим гиперостозом (как у нашего пациента), ревматоидным подвывихом, os odontoideum, хирургическим позиционированием, хиропрактикой, физическими нагрузками и спортом. 4,5 , Головокружение или предобморочные состояния являются ведущим симптомом этих синдромов, которые обычно связывают с ишемией ствола мозга и связанной с ней дисфункцией. Лабиринт также подвержен транзиторной ишемии, которая может привести к нистагму с биением вниз по часовой стрелке и одностороннему шуму в ушах. 6

Для демонстрации причины и локализации требуется динамическая или «провокационная» ангиография, чтобы воспроизвести симптомы, продемонстрировать локализацию и источник сдавления и подтвердить диагноз. Необходимо соблюдать осторожность, чтобы визуализировать контраст, распространяющийся до уровня большого затылочного отверстия, чтобы избежать неправильной идентификации слишком проксимальной окклюзии, вторичной по отношению к задержанному контрасту во время дистальной окклюзии сосуда.

После подтверждения диагноза можно рассмотреть несколько вариантов, включая консервативные подходы (шейный воротник) или хирургические подходы.Хирургическое лечение должно быть адаптировано к источнику окклюзии и может включать фасциальную декомпрессию, удаление остеофитов и снятие кровли с отверстий или, в случаях подвывиха и нестабильности, хирургическое спондилодез. Как описано у нашего пациента, уровень окклюзии возник на уровне затылка-C1/C2, вторичный по отношению к подвывиху C1 на уровне большого затылочного отверстия, что потребовало спондилодеза шейки матки. В отсутствие контралатеральной левой позвоночной артерии, чтобы избежать прямых хирургических манипуляций и потенциального повреждения его доминирующей/изолированной правой позвоночной артерии, потребовалась крайняя осторожность во время его хирургического спондилодеза и инструментов, чтобы избежать прохождения сосуда через латеральные массы С2 и интраоперационная ангиография на критических этапах его фиксации (в положении лежа после интубации, ротационное пронирование и до окончательной фиксации инструментов). 7,8

Артикул:

  1. Шейла Шихан, Рэймонд Б. Бауэр, Джон С. Мейер. Компрессия позвоночной артерии при шейном спондилезе: артериографическая демонстрация в течение жизни недостаточности позвоночной артерии из-за поворота и разгибания шеи. Неврология, ноябрь 1960 г., 10 (11) 968; DOI: 10.1212/WNL.10.11.968
  2. Пауэрс С.Р., Дрислейн Т.М., Невинс С.: Перемежающаяся компрессия позвоночной артерии: новый синдром. Хирургия 49:257-264, 1961.
  3. Sorensen BF: Ход охотника с луком: J Neurosurg 2:259-261, 1978.
  4. Кютер Т.А., Несбит Г.М., Кларк В.М., Барнвелл С.Л. Окклюзия ротационной позвоночной артерии: механизм вертебробазилярной недостаточности. Нейрохирургия. 1997;41(2):427-433. дои: 10.1097/00006123-199708000-00019
  5. Buntting CS, Dower A, Seghol H, Kohan S. Os odontoideum: редкая причина обморока. BMJ Case Rep. 2019; 12(11):e230945. Опубликовано 28 ноября 2019 г. doi:10.1136/bcr-2019-230945
  6. Strupp M, Planck JH, Arbusow V, Steiger HJ, Brückmann H, Brandt T. Синдром ротационной окклюзии позвоночной артерии с головокружением из-за «лабиринтного возбуждения».Неврология. 2000;54(6):1376-1379. doi:10.1212/wnl.54.6.1376
  7. Нагасима С. Хирургическое лечение недостаточности позвоночной артерии, вызванной шейным спондилезом. Дж Нейрохирург. 1970;32(5):512-521. doi:10.3171/jns.1970.32.5.0512
  8. Мацуяма Т., Моримото Т., Сакаки Т. Сравнение заднего спондилодеза C1-2 и декомпрессии позвоночной артерии при лечении инсульта охотника за луком. Дж Нейрохирург. 1997;86(4):619-623. doi:10.3171/jns.1997.86.4.0619

Раскрытие информации:
Планировщики и преподаватели не имеют каких-либо финансовых соглашений или связей с какими-либо коммерческими организациями, продукты, исследования или услуги которых могут обсуждаться в этих материалах.

Аккредитация CME:
Эта деятельность была спланирована и осуществлена ​​в соответствии с требованиями аккредитации и Политикой Медицинского общества штата Нью-Йорк (MSSNY) при совместном содействии Медицинской академии округа Квинс и NSPC Brain. и хирургия позвоночника. Медицинская академия округа Квинс аккредитована Медицинским обществом штата Нью-Йорк (MSSNY) для непрерывного медицинского образования врачей.Медицинская академия округа Квинс присваивает этим прочным материалам максимальное количество баллов 1 AMA PRA Category 1 Credits™ , как указано в этом упражнении. Врачи должны претендовать только на кредит, соизмеримый со степенью их участия в деятельности.

Синдром ротационной позвоночной артерии Статья

[1]

Duan G, Xu J, Shi J, Cao Y, Достижения в патогенезе, диагностике и лечении синдрома охотника с луком: всесторонний обзор литературы.Интервенционная неврология. 2016 июнь; [PubMed PMID: 27610119]

[2]

Peng CW, Chou BT, Bendo JA, Spivak JM, Повреждение позвоночной артерии в хирургии шейного отдела позвоночника: анатомические соображения, лечение и профилактические меры. Журнал позвоночника: официальный журнал Североамериканского общества позвоночника. 2009 г., январь-февраль; [PubMed PMID: 18504163]

[3]

Jost GF,Dailey AT, Новый взгляд на синдром охотника за луком: 2 новых случая и обзор литературы по 124 случаям.Нейрохирургический фокус. 2015 апрель; [PubMed PMID: 25828501]

[4]

Zaidi HA, Albuquerque FC, Chowdhry SA, Zabramski JM, Ducruet AF, Spetzler RF, Диагностика и лечение синдрома охотника за луком: 15-летний опыт работы в неврологическом институте Барроу. Мировая нейрохирургия. 2014 ноябрь; [PubMed PMID: 24549025]

[5]

Ding D, Mehta GU, Medel R, Liu KC, Полезность интраоперационной ангиографии во время субаксиальной декомпрессии поперечного отверстия при синдроме охотника за луком.Интервенционная нейрорадиология: журнал перитерапевтической нейрорадиологии, хирургических процедур и смежных нейробиологий. 2013 июнь; [PubMed PMID: 23693050]

[6]

Анаизи А.Н., Сая А., Берковиц Ф., МакГрейл К. Синдром охотника за луком: использование динамической магнитно-резонансной ангиографии и интраоперационной флуоресцентной ангиографии. Журнал нейрохирургии. Позвоночник. 2014 янв; [PubMed PMID: 24138059]

[7]

Thomas B, Barreau X, Pointillart V, Sibon I, Renou P, Эндоваскулярная эмболизация недоминантной позвоночной артерии, сдавленной остеофитом, для предотвращения рецидивов вертебробазилярных инфарктов.Журнал инсульта и цереброваскулярных заболеваний: официальный журнал Национальной ассоциации инсульта. 2015 сен; [PubMed PMID: 26159645]

[8]

Healy AT, Lee BS, Walsh K, Bain MD, Krishnaney AA, Синдром охотника за луком, вторичный по отношению к двусторонней динамической компрессии позвоночной артерии. Журнал клинической неврологии: официальный журнал Нейрохирургического общества Австралии. 2015 янв; [PubMed PMID: 25070633]

[9]

Rastogi V, Rawls A, Moore O, Victoria B, Khan S, Saravanapavan P, Midivelli S, Raviraj P, Khanna A, Bidari S, Hedna VS, Редкая этиология синдрома охотника за луком и систематический обзор литературы.Журнал сосудистой и интервенционной неврологии. 2015 июль; [PubMed PMID: 26301025]

[10]

Velat GJ, Reavey-Cantwell JF, Ulm AJ, Lewis SB, Интраоперационная динамическая ангиография для выявления разрешения синдрома Боу Хантера: Технический отчет о клиническом случае. Хирургическая неврология. 2006 г., октябрь; [PubMed PMID: 17015129]

[11]

Икеда Д.С., Виллелли Н., Шоу А., Пауэрс С. Синдром охотника за луком, разоблаченный после жертвы контралатеральной позвоночной артерии из-за аневризматического субарахноидального кровоизлияния.Журнал клинической неврологии: официальный журнал Нейрохирургического общества Австралии. 2014 июнь; [PubMed PMID: 24308952]

[12]

Whitmore RG, Simon SL, Hurst RW, Nisenbaum HL, Kasner SE, Zager EL, Синдром охотника за луком, вызванный дополнительной цервикальной оссификацией: заднебоковая декомпрессия и использование интраоперационной допплерографии. Хирургическая неврология. 2007 г., февраль; [PubMed PMID: 17254879]

[13]

Go G, Hwang SH, Park IS, Park H, Компрессия ротационной позвоночной артерии: синдром охотника за луком.Журнал Корейского нейрохирургического общества. 2013 сен; [PubMed PMID: 24278656]

[14]

Йошимура К., Ивацуки К., Исихара М., Ониши Ю., Умегаки М., Йошимине Т. Инсульт охотника с луком из-за нестабильности унковертебрального сустава С3/4. Европейский журнал по позвоночнику: официальное издание Европейского общества позвоночника, Европейского общества деформации позвоночника и Европейской секции Общества исследования шейного отдела позвоночника.2011 июль; [PubMed PMID: 21279658]

[15]

Корнелиус Дж. Ф., Джордж Б., Н’дри Ока Д., Спириев Т., Штайгер Х. Дж., Хэнги Д. Синдром охотника за луком, вызванный динамическим стенозом позвоночной артерии в кранио-шейном соединении — алгоритм лечения, основанный на систематическом обзоре и клиническая серия. Нейрохирургический обзор. 2012 январь; [PubMed PMID: 21789571]

[17]

Choi KD, Choi JH, Kim JS, Kim HJ, Kim MJ, Lee TH, Lee H, Moon IS, Oh HJ, Kim JI, Окклюзия вращательной позвоночной артерии: механизмы и долгосрочный результат.Инсульт. 2013 июль; [PubMed PMID: 23696552]

(PDF) Наш опыт лечения вертебробазилярной недостаточности при поражении шейного отдела позвоночника

Суммарный кровоток в обеих ПА до операции

, мл/мин

Суммарный кровоток в обеих ПА после операции

, мл/мин

Увеличение общего кровотока в обеих

ПА

Анализ объемных скоростей кровотока показал

уменьшение клинических проявлений ВБН у больных с

увеличение общей объемной скорости кровотока в

ПА

более 250 мл/мин среди больных, оперированных

на (р<0.05). Это явление наблюдалось у большинства

больных с различными формами ВБН. Увеличение общего

объемного кровотока более 250 мл/мин наблюдалось

у большинства больных после различных видов вмешательств на I сегменте

ПА.

Благоприятные результаты, включающие уменьшение или исчезновение

клинических симптомов ВБН, наблюдались у большинства больных с

клинических симптомов ВБН, наблюдались у больных с

суммарным объемным кровотоком после ВА менее 250 мл/мин.

и у всех пациентов контрольной группы. Предложенная нами методика

обеспечивает стойкий долгосрочный эффект, начиная с

первого дня хирургического лечения. В двух случаях применялся при

третьей стадии шейного остеохондроза с протрузией диска до

до 5 мм с проявлениями нестабильности и при умеренном

дисковаскулярном конфликте. Достигнута ремиссия клинических

проявлений вертебробазилярной недостаточности и улучшение

кровотока на 10-15%.Наблюдение продолжалось 9 месяцев.

V. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

С помощью разработанного алгоритма отбора больных

для оперативного лечения и вмешательств, выполненных 50 больным с

клиническими симптомами ВБН, у которых не наблюдалось положительных эффектов

фармакотерапии в течение 6 мес, достигнуты клинические

улучшения после операции у 80% пациентов. Клинические

улучшения сохранялись через 1 год у 75% пациентов и через 3

года у 68% пациентов.

Анализ отдаленных исходов показал хорошие отдаленные

клинические результаты после реконструктивных вмешательств у

пациентов с клиническими симптомами ВБН. Отдаленные

результаты фармакотерапии не достигают 40%. К преимуществам

предлагаемого способа лечения относятся профилактическая

направленность, простота манипуляций, хорошие перспективы в

как нейрохирургических, так и неврологических стационарах, а также

доступность и доступность.

ПОДТВЕРЖДЕНИЕ

Нет.

Каталожные номера

[1] X-L. Лин, ZY. Чжэн, Q-S. Чжан, З. Чжан и И-З.

An, «Экспрессия миР-195 и ее целевого гена Bcl-2 при

дегенерации межпозвонкового диска человека и их влияние

на апоптоз клеток студенистого ядра», J. of Orthop. Surg.

И Науч., 2021, т. 1, с. 16, нет. 1, ст. нет. 412.

[2] J. He, C. Ding, H. Liu, T. Wu, K. Huang, B.Wang, Y.

Hong и Y. Liu, «Существует ли связь между костным

слиянием после передней шейной дискэктомии и слиянием и

гетеротопической оссификацией после эндопротезирования шейного диска в гибридной хирургии

?» Позвоночник, 2020, т. 1, с. 45, нет. 24, стр. E1653-

E1660.

[3] Р. Г. Пауэр и Б. А. ван Адель, «Отсроченная окклюзия средней

мозговой артерии после эндоваскулярной спиральной

аневризмы конечной сонной артерии», Interdiscip.Нейрохирургия:

Adv. техника Case Manag., 2021, т. 1, с. 26, ст. нет.

101308.

[4] С. Ню, С. Чжай, Ю. Чен, Х. Ян, К. Ян и М. Ли.

«Оптимальные показатели для выявления компенсаторного

сагиттального баланса у пациентов с остеохондрозом

», BMC Musculoskel. Беспорядки., 2021, т. 1, с. 2, нет. 1,

арт. нет. 211.

[5] Q. Hong, W. LI, J. Ma, P. Jiang, and Y. Zhang,

«Эндоваскулярное лечение позвоночной и основной артерии

аневризмы с низкопрофильной визуализированной внутрипросветной поддержкой

устройство», BMC Neurолог., 2021, т. 2, с. 21, нет. 1,

арт. нет. 198.

[6] J. de Rooij, B. Harhangi, H. Aukes, G. Groeneweg, D.

Stronks и F. Huygen, «Влияние чрескожной

нуклеопластики по сравнению с передней дискэктомией у пациентов с

шейная корешковая боль из-за одноуровневой грыжи

мягкого диска: рандомизированное контролируемое исследование», Pain

Physic., 2020, vol. 23, нет. 6, стр. 553-564.

[7] К.Халид и А. Сайфуддин, «Иллюстрированный обзор: визуализация

спинальных проявлений ахондроплазии», The Brit.

Ж. Радиол., 2021, т. 1, с. 94, нет. 1123, ст. нет. 20210223.

[8] М. Сагар, К. Стенор и С. Розенбаум, «Тяжелые церебральные

гемодинамические нарушения, леченные с помощью шунтирования»,

Ugeskrift for Laeger, 2021, vol. 183, нет. 3, ст. нет.

V09200659.

[9] R., Bram, A. P. See и S. Amin-Hanjani, «Вмешательство

при симптоматической вертебробазилярной болезни», J.Нейрохирург.

Науки, 2021, т. 1, с. 65, нет. 3, стр. 327-347.

[10] P. L. Grundy, B. M. Hons, T. J. Germon, S. G.

Steven, «Транспедикулярные подходы к шейным не-

ковертебральным остеофитам, вызывающим радикулопатию»,

Neurosurg., 2000, vol. 93, нет. л., стр. 21-27.

[11] E. A. Oudeman, J. P. Greving, R. M. Van Den Berg-Vos,

G. J. Biessels, E. E. Bron, R. Van Oostenbrugge, J. De

Bresser и L.Яап Каппелле, «Нефокальные транзиторные

неврологические приступы связаны с поражением мелких

сосудов головного мозга», Stroke., 2019, vol. 50, нет. 12, PP. 3540-

3544.

3544.

Международный журнал биологии и биомедицинской инжиниризации

DOI: 10.46300 / 1.2021.15.38

AJNS — Африканский журнал неврологических наук

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ТЕМЫ / MISE AU POINT

Эпизодическое головокружение, возникающее в результате поворота головы, при наличии факторов риска, связанных с поражением сосудов, и шейного спондилеза: ИНТРИТРУЮЩАЯ ТЕТРАДА?

ЭПИЗОДИЧЕСКИЕ ВЕРХИ, СВЯЗАННЫЕ С ВРАЩЕНИЕМ ШЕЙКИ В ПРИСУТСТВИИ ФАКТОРОВ РИСКА, СВЯЗАННЫХ С СОСУДАМИ И ШЕЙНЫМ СОСТОЯНИЕМ



  1. Медицинский факультет, больница университетского колледжа, Ибадан.Нигерия


РЕЗЮМЕ

Предыстория и цель

Хотя в прошлом некоторые считали шейное головокружение мифом, недавние исследования с использованием динамической визуализации установили связь между головокружением и шейным спондилезом, проявляющимся окклюзией ротационной позвоночной артерии (РВАО). Однако тема спондилотического РВАО до сих пор остается спорной.Целью данного исследования является обзор литературы о сосудистых механизмах шейного головокружения.

Методы

Систематический обзор литературы был проведен в соответствии с Руководством Центра обзоров и распространения с использованием баз данных Pubmed и Google Scholar. Было включено 86 публикаций, описывающих сосудистые механизмы шейного головокружения. Статьи, которые не были связаны с цервикальной сосудистой патологией и не были написаны на английском или немецком языке, были исключены.Были получены данные о сосудистых механизмах шейного головокружения и взаимосвязи между четверкой головокружения, поворотами головы, шейным спондилезом и сосудистыми факторами риска.

Результаты

Возникновение тетрады было описано в литературе, даже несмотря на то, что не было предпринято конкретных попыток связать их как возможный синдром, так что возникновение шейного головокружения побудило бы к исследованиям спондилеза и сосудистых факторов риска.

Обсуждение и выводы

РВАО вследствие шейного спондилеза на фоне атеросклерозированных коллатеральных сосудов является причиной недостаточности заднего кровообращения, проявляющейся головокружением.Следует уделять внимание контролю модифицируемых сосудистых факторов риска. Предлагаемый синдром тетрады цервикального головокружения требует дальнейшего изучения, чтобы полностью осветить его патофизиологию и разработать отличные диагностические, терапевтические и профилактические рекомендации по его лечению.

Ключевые слова: головокружение, шейный спондилез, вертебробазилярная недостаточность, окклюзия ротационной позвоночной артерии, сосудистые факторы риска

ВВЕДЕНИЕ

Установлено, что сосудистые факторы риска – e.грамм. возраст (42 года), артериальная гипертензия, сахарный диабет, курение сигарет и гиперлипидемия предрасполагают к вертебробазилярному атеросклерозу и последующей ишемии или инфаркту заднего отдела кровообращения. Однако в прошлом явления шейного головокружения – т.е. вертебробазилярная ишемия (ВБИ), вторичная по отношению к спондилофитной компрессии позвоночной артерии (ПА), некоторыми считалась мифом. Это произошло из-за сосуществования головокружения и шейного спондилеза, особенно у пожилых людей, и отсутствия убедительной причинно-следственной связи между ними.Тем не менее, недавние исследования с использованием методов динамической нейроваскулярной визуализации установили достоверную связь между головокружением и шейным спондилезом, опосредованным окклюзией ротационной позвоночной артерии (РВАО) (4, 8, 23, 28, 32, 49-52, 55, 58, 67). ,70,73,76,79,88). RVAO возникает, когда шейные остеофиты сдавливают ПА, вызывая временную или постоянную механическую окклюзию при повороте головы в ту же или противоположную сторону. (4,8,23,28,32,49-51,55,58,67,70,73,76,88). Когда RVAO возникает при отсутствии достаточного коллатерального кровотока, обычное проявление головокружения может быть объяснено избирательной уязвимостью вестибулярного лабиринта к ишемии.(7,13,26,47,50,51) Этот VBI может быть разрушительным и может предшествовать большому инфаркту заднего отдела кровообращения (48).

Тем не менее, тема спондилотического РВАО остается спорной. Таким образом, целью данного исследования был обзор литературы о сосудистых механизмах шейного головокружения, включая взаимосвязь между квартетом сосудистых факторов риска, шейным спондилезом, поворотом головы и головокружением; и методы расследования, управления и предотвращения RVAO.

МЕТОДОЛОГИЯ

Был проведен систематический обзор литературы. Стратегия структурированного поиска применялась в соответствии с Руководством Центра обзоров и распространения с использованием баз данных Pubmed и Google Scholar.(10) Для базы данных Google Scholar поисковый запрос «цервикальное головокружение» с точной фразой «цервикальное головокружение» дал 687 результатов из из которых только 121 содержал термин «спондилез». Поиск в Pubmed по запросу «цервикальное головокружение» дал 430 статей.Некоторые публикации, полученные из Pubmed, также присутствовали в Google Scholar. Полученные публикации были проверены на предмет возможного включения. Было включено 86 публикаций, описывающих сосудистые механизмы шейного головокружения. Статьи, которые не были связаны с цервикальной сосудистой патологией и не были написаны на английском или немецком языке, были исключены. Списки литературы основных документов были проверены, чтобы получить больше публикаций.

Извлеченные документы были проанализированы на предмет сосудистых механизмов шейного головокружения, включая RVAO и взаимосвязь между головокружением, вращением головы, шейным спондилезом и сосудистыми факторами риска.Были также получены данные об анатомических и патофизиологических механизмах, а также о стратегиях диагностики и лечения сосудистого шейного головокружения. Из-за разнородности публикаций метаанализ был невозможен. Однако данные из ключевых статей были сведены в таблицы (таблица 2).

РЕЗУЛЬТАТЫ

Предлагаемые механизмы шейного головокружения.

Головокружение, возникающее в результате патологии шейки матки, объясняется многими причинами (7,39). Впервые он был описан в 1858 году Клодом Бернаром.(7,39). Брандт в обзорной статье предложил лабиринтные, вестибулярные, глазные, сосудистые и токсические механизмы (7). Также были предложены проприоцептивные и вегетативные механизмы (68,72). Однако симпатикотонический механизм, предложенный Барре, оспаривался (7).

Особое значение в связи с его распространенностью имеет односторонний или двусторонний РВАО при шейном спондилезе (8,9,11,16,23,32,47,49,52,55,57,58,61,67,70,72, 75,77,79). Нваоргу сообщил о наличии шейного спондилеза в 40% всех рентгенограмм шейного отдела позвоночника.(47). Анатомия позвоночной артерии и механизмы ее окклюзии представлены в таблице 1.

Ротационная контралатеральная окклюзия ПА первоначально считалась физиологической после того, как Тул и Такер обнаружили нарушение кровотока в позвоночных артериях из-за поворота головы в гемодинамических исследованиях трупов (7). Хотя это не было подтверждено первоначальными исследованиями с традиционной вертебральной ангиографией в атлантоаксиальном суставе. , недавние исследования in vivo с использованием более совершенных методов подтвердили феномен RVAO на всем его протяжении.(7,79). (Таблица 1)
Mitchel использовал транскраниальную допплерографию (TCD) для измерения кровотока во внутричерепной позвоночной артерии (VA) у 30 молодых, здоровых женщин с шейным отделом позвоночника в нейтральном положении и с устойчивым вращением в конце диапазона. . Статистически значимое снижение кровотока было продемонстрировано на двусторонней основе с преобладанием контралатерального (40). В другом исследовании 240 ПА у 120 здоровых людей он показал значительное снижение кровотока во внутричерепных ПА после поворота шеи.Это также было более выражено в контралатеральной ПА и подтверждает работы Sakaguchi, Weintraub, Rossitti et al, Refshauge, Rossitti и Volkmann, Licht et al, Li et al, Haynes and Milne (40,41,63,80- 86). Это снижение кровотока было интерпретировано как механическое внешнее сужение позвоночной артерии (41). наблюдается компрессия контралатеральной позвоночной артерии на атлантоаксиальном уровне, что компенсируется наличием нормальной ипсилатеральной позвоночной артерии, обеспечивающей кровоток в базилярную систему.У пациентов с ротационной ВБН одна позвоночная артерия обычно гипоплазирована или окклюзирована атероматозными бляшками и отсутствует значительный коллатеральный кровоток из переднего кровообращения в базилярную систему через задние соединительные артерии. Этим объясняются типичные симптомы ротационной ВБН, вызванные временной гемодинамически значимой компрессией или полной окклюзией доминирующей внечерепной позвоночной артерии во время вращения головы, что приводит к уменьшению притока крови к базилярной системе.(79).

Аналогично, ротационная VBI наблюдалась в исследовании случай-контроль, проведенном Peterson с использованием ультразвука TCD, особенно у пациентов с двусторонним поражением VA (56). В другом исследовании случай-контроль, включавшем 52 пациента с атеросклерозом и спондилитическими изменениями, Ozdemir задокументировал значительный RVAO (53), в то время как Barton продемонстрировал ротационную ангиографическую обструкцию на уровне C1/C2 у 2 пациентов с VBI (5).

Таким образом, было показано, что ПА может быть сдавлена ​​или окклюзирована в любой точке от ее начала в подключичной артерии до точки входа в заднюю черепную мозговую оболочку.(Таблица 1). (40,41,63, 80-86). На сегодняшний день наиболее распространенной причиной РВАО является остеофит, возникающий из крючковидного отростка и сдавливающий позвоночную артерию в какой-то точке ее хода в субаксиальном отделе позвоночника. (79). Фиброзное кольцо, сращенное с адвентицией, часто обнаруживается в месте сдавления, сдавливающего артерию, и, по-видимому, играет важную роль в патогенезе этого синдрома (79). По отношению к направлению поворота головы компрессируемая позвоночная артерия обычно является контралатеральной при компрессии на уровне С1-С2 и ипсилатеральной при компрессии в субаксиальном шейном отделе позвоночника.(79). Гипертрофированный фасеточный сустав и выпадение диска также могут вызывать РВАО у пациентов с шейным спондилезом (32).

Окклюзия ротационной позвоночной артерии и вертебробазилярная ишемия

RVAO важен для тех, у кого есть сосудистые факторы риска, которые могут нарушить целостность круга Уиллиса, тем самым ставя под угрозу компенсаторный коллатеральный кровоток. (7,34,47,50,51). Общая картина головокружения может быть связана с возрастным микрососудистым повреждением вестибулярных органов, а также с тем фактом, что сосудистое кровоснабжение вестибулокохлеарного органа, представляющего собой концевую артерию, может быть более подвержено вертебробазилярной ишемии (ВБИ).(31,37,42,47,50). Известно, что нейроны, аксоны и волосковые клетки реагируют на ишемию деполяризацией, вызывая преходящую повышенную возбудимость с эктопическими разрядами, проявляющимися в этом сценарии головокружением (7,69). Головокружение при отсутствии других стволовых симптомов и признаков в таких случаях считается периферическим (7,13,37).
Другие признаки ВБН включают мозжечковый, мостовой, медуллярный, мезэнцефальный и затылочный синдромы, проявляющиеся атаксией, диплопией, дизартрией, нарушениями зрения, обмороками или предобморочными состояниями, дроп-атаками, сенсорными симптомами, моторными симптомами и синдромом Валленберга.(18,32). Вообще говоря, VBI может быть результатом внутрипросветной, пристеночной или наружной окклюзии или стеноза, или ретроградного тока в заднем круге кровообращения (синдром подключичного обкрадывания), который недостаточно компенсируется коллатеральным кровообращением. Расслоение ПА является спонтанной или травматической причиной ВБН (54,60,62). (Таблицы 1, 2) Приобретенный пристеночный и внутрипросветный стеноз и окклюзия обычно являются результатом сосудистых факторов риска, которые приводят к атеросклерозу, тромбозу и эмболии между артериями.(18,20). Артериальная гипертензия, сахарный диабет, гиперлипидемия и курение сигарет являются наиболее сильными модифицируемыми сосудистыми факторами риска (9,18,20). (Таблицы 1, 2) 90–109 Таким образом, окклюзия внешней ротационной позвоночной артерии в результате шейного спондилеза на фоне стеноза коллатеральных сосудов, вызванного сосудистыми факторами риска, является важной причиной недостаточности заднего кровообращения, проявляющейся головокружением (4,9). ,23,28,32,49-53,55,58,67,70,73,76,79, 88). Сводка основных публикаций, иллюстрирующих тетраду, представлена ​​в таблице 2.Однако во многих исследованиях не проводилась оценка сосудистых факторов риска, кроме документального подтверждения возраста пациента.

ОБСУЖДЕНИЕ

Тетрада в литературе

Kuether, Strek, Ogino и Olzewski опубликовали множество случаев тетрады. Хотя возраст был единственным зарегистрированным фактором риска васкулопатии (32, 49, 50, 51, 72), другие сосудистые факторы риска могли присутствовать, но их не искали и не сообщали. И наоборот, Neuheuser сообщил о 1003 случаях головокружения и сосудистых факторов риска.Шейный спондилез не исследовался, и не было установлено, связано ли головокружение с поворотом головы (46). Однако полная тетрада присутствовала в случаях, описанных Citow, Nwaorgu, Owolabi, Vilela, Vates, Chen, Ozdemir, Jagiello и Bulsara (8, 11, 14, 29, 47, 52, 53, 77, 79). Необходимы дальнейшие исследования с особым вниманием к выявлению сосудистых факторов риска и их влияния на задний кровоток в случаях головокружения у пациентов со спондилофитной РВАО.

Дифференциальный диагноз

Тетраду шейного головокружения необходимо отличать от других причин головокружения, таких как доброкачественное позиционное головокружение, болезнь Меньера, базилярная мигрень, вестибулярный неврит, токсическое поражение лабиринтов, перилимфатическая фистула, рассеянный склероз, опухоли мостомозжечкового угла, вестибулярная эпилепсия и постуральная фобия. головокружение.Различие обычно возможно после подробного сбора анамнеза и клинического обследования, но часто требуются некоторые специальные прикроватные тесты, например, тест Дикса-Холлпайка и другие наборы имитаторов головокружения. Дифференциальный диагноз головокружения обсуждается более подробно в другом месте (43,74).

Исследование тетрады

Обзорная рентгенограмма шейного отдела позвоночника может показать плоский лордоз, дископатию, остеофиты и субхондральный склероз. Возникновение как дископатии, так и остеофитов имеет отношение шансов 28.14 для РВАО.(50,90). Однако одной рентгенографии шейного отдела позвоночника может быть недостаточно для подтверждения RVAO (1).
Динамическая экстракраниальная и транскраниальная допплерография и дуплексное ультразвуковое исследование позвоночных, базилярных и задних мозговых артерий (ЗМА) — это неинвазивный, экономящий время способ визуализации правого желудочка, который имеет дополнительное преимущество, заключающееся в обнаружении нарушений функционального кровотока в заднем кровообращении, возникающих в результате RVAO и сосудистые факторы риска (47,50). Ценность УЗИ ТКД в оценке и диагностике ротационной ВБН была показана во многих исследованиях.(79). Он очень полезен в качестве начального диагностического инструмента из-за его низкой стоимости, воспроизводимости, простоты использования и возможности выполнения корреляции в реальном времени между скоростями PCA и симптомами (63,79).

Как правило, наблюдается значительное снижение скорости PCA не менее чем на 50%, но чаще в среднем до 20% от исходного уровня, когда пациенты поворачивают голову. За этим следует реактивная гиперемия, скорость которой не менее чем на 10% выше исходной, когда пациент возвращается в нейтральное положение, что коррелирует с исчезновением симптомов.(79). Эта реактивная гиперемия является нормальной реакцией на ишемию и отражает вазодилататорный феномен, возникающий на уровне артериол и капиллярного русла. (79).

Энергетический допплер

также полезен для демонстрации RVAO. Однако он может быть недостаточно чувствительным при прогрессирующем спондилезе с маскирующими остеофитами (29). Ультразвуковая допплерография сонных артерий также может быть использована для выявления синдромов обкрадывания, возникающих в результате каротидной недостаточности (29,39). Однако ультразвуковые исследования зависят от оператора и могут зависеть от затемнения и извитости сосудов.(63).

Динамические обычные или 2D/3D КТ-ангиограммы с прогрессивным вращением головы и несколькими проекциями бесценны как часть обследования для тех пациентов, у которых подтверждено снижение скорости ЗМА при ТКДС. Он точно демонстрирует характер, причину и место сдавления позвоночной артерии и показывает анатомию сосудов переднего и заднего круга кровообращения (8). Важно визуализировать весь ход обеих позвоночных артерий от места их отхождения до задней черепной ямки и тщательно интерпретировать результаты, чтобы предотвратить ошибочный диагноз, особенно когда предполагается хирургическое вмешательство.(32,79).

В то время как рутинная МРТ предоставляет информацию об ишемии/инфаркте головного мозга, она может не выявить конкретную причину головокружения (15). Такая криптогенная VBI требует динамической нейроваскулярной визуализации для демонстрации всей сосудистой сети и исключения прерывистых или постоянных, внешних, пристеночных или внутрипросветных окклюзионных факторов. В этом отношении может быть полезна динамическая МРА (80,84,85). При оценке тетрады крайне важно исследовать сосудистые факторы риска, такие как гипертония, сахарный диабет и дислипидемия среди прочих.

Лечение

Лечение является междисциплинарным с участием оториноларинголога, хирурга-ортопеда, физиотерапевта, невролога, психиатра и нейрохирурга (6,47). Консервативный подход заключается в контроле сосудистых факторов риска и иммобилизации шеи либо путем указания пациенту воздерживаться от чрезмерного поворота головы, либо путем использования шейного воротника (16,32). В то время как иммобилизация шеи уменьшает трение между ПА и остеофитом, противовоспалительные препараты могут способствовать заживлению, уменьшая воспаление и фиброзное сужение ПА.
Хирургическое лечение, если оно показано, должно быть адаптировано к выявленной причине непроходимости (79). Хирургическое вмешательство показано, когда симптомы инвалидизируют и повторяются, а диагностические тесты ясно показывают гемодинамически значимое сдавление ПА, ответственное за симптомы (44,79). Варианты включают фасциальную декомпрессию, декомпрессию позвоночной артерии (передний и задний доступ). (8). остеофитэктомия, спондилодез С1-С2, декомпрессивная фораминотомия, декомпрессивная поперечная фораменэктомия и дискэктомия.(8,32,79). Интраоперационная и послеоперационная динамическая ангиография и динамическое УЗИ с ТКД могут быть полезны для оценки исхода операции (8,32,78). Общий показатель успеха операции оценивается Кьютером в 85%. (32).

В литературе сообщалось о случаях шейного головокружения с разрешением, достигнутым консервативной (16) или хирургической терапией, такой как фасетэктомия или поперечная фораминотомия с удалением остеофита. (4,8,14,32,44,49).

Профилактика

RVAO с VBI в дополнение к расслоению позвоночной артерии может иметь значение для манипулятивных процедур, проводимых физиотерапевтами и хиропрактиками при лечении шейного спондилеза и травм шеи.(12,41). Следует соблюдать осторожность, чтобы избежать RVAO у пациентов с риском во время манипуляций на шейке матки и, возможно, во время интубации трахеи (82). Те, кто находится в группе риска, могут быть выявлены с помощью клинического или ультразвукового допплеровского скрининга на RVAO (12,89). Правильное лечение RVAO может предотвратить инсульт (79).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании этого систематического обзора предлагается синдром, включающий тетраду сосудистых факторов риска, шейный спондилез, вращение головы и головокружение. Пациенты с этим синдромом должны быть обследованы на наличие модифицируемых сердечно-сосудистых факторов риска.Лечение может быть консервативным или хирургическим.

Таблица 1: механизмы вертебробазилярной недостаточности

Механизмы Факторы риска
Внутрипросветная окклюзия Тромбоз, эмболия (87)
Факторы для стен Атеросклероз в результате сосудистых факторов риска, гипоплазия (13). расслоение артерий (35, 36,54,60,62,87,89).
Внешние факторы (от V0 до V4) (32, 87). Остеофиты (9) – При повороте головы в сторону с остеофитом: ипсилатеральная ПА сдавливается остеофитом, контралатеральная ПА сдавливается в области отверстий (32). Мануальные манипуляции, хирургическое позиционирование, ревматоидный подвывих. Салон красоты инсульт.(19,21,83,86)
В0 (32) Сдавление лестнично-позвоночного угла связками передней лестничной мышцы (синдром Пауэра) (49, 58).средняя лестничная мышца, длинная мышца шеи (17), глубокая фасция.
В1 Факторы, сдавливающие V0, синдром грудной апертуры (66)
V2 С2-С6: остеофиты, сдавливающие ПА спереди от крючковидного отростка или сзади от фасеточных отростков. (9). Пролапс диска (77).

С1-С2: нижняя косая мышца головы, межпоперечная мышца, подвывих позвонка. перегиб и растяжение контралатеральной позвоночной артерии при повороте головы на 30 градусов.(32). Петля ВА (64)

V3 Гиперротация атлантоаксиального сустава – Синдром охотника за луком. (27, 49, 63,71). С1 к большому затылочному отверстию: мышцы (32), гипертрофия атланто-затылочной мембраны (32), подвывих позвонков, вывих атлантоаксиального сустава с симптомом натянутой петли; (33,65) аномалии краниовертебрального перехода, (2,59) гипоплазия, (59) сужение в точке проникновения в твердую мозговую оболочку (3). Ротационное перекручивание и растяжение контралатеральной ПА. (32) os odontoideum (24) Шваннома корня С1 (30)
V4 (32) Сосудистые аномалии, например окончание ПА в задней нижней мозжечковой артерии (37), стеноз, аневризмы, артериовенозные мальформации
Гемодинамический Синдром подключичного обкрадывания, отсутствие задней соединительной артерии.

Таблица 2: обзор статей о шейном головокружении

Авторы и годы Количество ящиков Зарегистрированные сосудистые факторы риска Внешнее обжатие ВА Наличие ротационного головокружения/головокружения
Салливан Х.Г., (73) 1975 1 Не сообщается Эмболическая окклюзия ЗМА, вызванная спондилотической компрессией ПА Не указано
Рок EH (61) 1989 Микроатероматозный стеноз Только головокружение
Фудзимото S (22) 1989 2 из 14 ящиков Вращательная обструкция и спондилез Головокружение, дизартрия, обмороки
Kuether T (32) 1997 (Рецензированные статьи, не дублированные в этой статье.) 3 иллюстративных случая плюс обзор 19 статей с 131 случаем с 1965 по 1985 год. Сообщается только о возрасте, другие сосудистые факторы риска не упоминаются. 3 представленных случая и 119 рассмотренных случаев показали ангиографические признаки компрессии V0, V1, V2 или V3 Вращательное головокружение присутствует в 3 представленных случаях и некоторых рассмотренных случаях
Мацуяма,(38) 1997 1 Ротационная окклюзия левой ПА на уровне C1, C2 Синдром Валленберга
Стрек П, (72) 1998 130 Возраст (аномалии кровотока в ПА по данным дуплексной сонографии ухудшаются с возрастом) Шейный спондилез (дископатия и/или остеофиты во всех случаях Головокружение, шум в ушах
Галм Р (25) 1998 67 Не сообщается Дисфункция шейного отдела позвоночника в 31 случае головокружение
Ягайло Т (29) 1998 428 больных с ВБН и спондилезом возраст Энергетический допплер показал значительный RVAO в 17% случаев Симптомы ВБН, включая головокружение при вращении головы у 66%
Citow JS, (14) 1999 1 Возраст, стенокардия, стеноз ВСА Компрессия ПА на уровне C5 остеофитом Головокружение, вызванное разгибанием шеи, переходом из положения лежа в вертикальное или наоборот
Нан-Фу Чен, (11) 2000 1 Артериальная гипертензия, возрастной инфаркт головного мозга, атеросклероз сонных артерий Остеофитная компрессия правой ПА с поворотом шейки вправо и уменьшением просвета менее чем наполовину от первоначального размера на КТА Головокружение при повороте головы на 60 градусов вправо
Vates GE (77) 2002 1 Возраст Ротационная окклюзия левой ПА на уровне С4/С5 грыжей межпозвонкового диска Головокружение при повороте головы влево > 45°
Огино М (49) 2002 1 Возраст, 66 лет Сдавление правой ПА остеофитом из крючковидного отростка С4 и гипертрофированного поперечного отростка С3.Решено резекцией Сильное головокружение с поворотом головы вправо
Нваоргу и др., (47) 2003 43 Возраст (средний возраст 49,2 года), артериальная гипертензия в 7 %, Шейный спондилез в 74% случаев Головокружение во всех случаях. Не упоминается, если ротационный.
Neuheuser HK, (46) 2005 n = 1003, доля ответивших 87% Возраст (одномерный анализ) Независимый эффект гипертонии и дислипидемии Рентгенологическая оценка не проводилась Вестибулярное головокружение
Кэгни Б, (9) 2005 111 поперечные отверстия Не сообщается Около половины остеофитов крючковидной кости и верхнего суставного отростка частично покрывают поперечные отверстия, обтурирующие V2
Нетука Д (45) 2005 1 Ротационная компрессия левой ПА на уровне С1, С2 головокружение
Вилела, доктор медицины (79) 2005 10 Возраст, гипертония, курение, холестерин RVAO, подтвержденный транскраниальной допплерографией, МРТ, CTA MRA Вращательное головокружение, обмороки, шум в ушах
Оздемир Х (53) 2005 52 пациента с ВБН и шейным спондилезом RVAO с помощью допплера Симптомы ВБИ
Ольшевский Ю. (50) 2006 80 Возраст .Аномалия кровотока в базилярной артерии усугубляется с возрастом 90 676 Аномалии течения при БА усугублялись по мере рентгенологической тяжести шейного спондилеза У 40 пациентов возникло головокружение. Нарушение кровотока усугубляется поворотом шеи
Булсара КР, (8) 2006 1 Возраст, Гипертония, сахарный диабет, Закупорка правой ПА с поворотом головы вправо остеофитом в поперечном отверстии С5-С6 Головокружение при вращении головы
Оволаби МО (52) 2007 2 Артериальная гипертензия, гиперлипидемия, возраст Шейный спондилез, Вращательное головокружение снимается шейным воротником
Цуцуми С (75) 2008 1 Возраст Шейный спондилез Симптомы вращательной ВБН, предобморочное состояние
Петридис А.К., (57) 2008 1 Шейный спондилез Симптомы вращательного VBI, дроп-атаки

ССЫЛКИ

  1. ADAMS KRH, YUNG MW, LYE M, WHITEHOUSE GH.Ценны ли рентгенограммы шейного отдела позвоночника у пожилых пациентов с вертебробазилярной недостаточностью? Возраст и старение. 1986 год; 15 (1): 57-9.
  2. АГРАВАЛ Д, ГОВДА НК, БАЛ КС, КАЛЕ СС, МАХАПАТРА АК. Были ли упущены из виду аномалии кранио-вертебрального перехода как причина вертебро-базилярной недостаточности? Позвоночник 2006; 31(7): 846-50.
  3. AKAR Z, KAFADAR AM, NECMETTIN T, DASHTI RS, ISLAK C, KOCER N, KUDAY C. Вращательное сжатие позвоночной артерии в точке проникновения в твердую мозговую оболочку: история болезни.Дж Нейрохирург. 2000 г.; 93 (2): 300-3.
  4. БАКАЙ Л., ЛЕСЛИ Э.В. Хирургическое лечение недостаточности позвоночных артерий, вызванной шейным спондилезом. Дж. Нейрохирург 1965; 23(6): 596-602.
  5. БАРТОН Дж., МАРГОЛИС МТ. Ротационная закупорка позвоночной артерии в атлантоаксиальном суставе. Нейрорадиология 1975; 9(3): 117-20.
  6. BRACHER ES, ALMEIDA CI, ALMEIDA RR, DUPRAT AC, BRACHER CB. Комбинированный подход к лечению шейного головокружения. J Manipulative Physiol Ther. 2000 г.; 23 (2): 96-100.
  7. БРАНДТ Т, БАЛОХ РВ. Окклюзия ротационной позвоночной артерии: клиническая картина или различные синдромы? Неврология. 2005 г.; 65 (8): 1156-7.
  8. BULSARA KR, VELEZ DA, VILLAVICENCIO A. Недостаточность вращательной позвоночной артерии в результате шейного спондилеза: отчет о клиническом случае и обзор литературы. Сур Нейрол. 2006 г.; 65(6): 625-627.
  9. CAGNIE B, BARBAIX E, VINCK E, D’HERDE K, CAMBIER D. Внешние факторы риска нарушения кровотока в позвоночной артерии: анатомические наблюдения поперечных отверстий от C3 до C7.Сур Радиол Анат. 2005 г.; 27 (4): 312-6.
  10. Центр обзоров и распространения. Проведение систематических обзоров исследований эффективности: руководство CRD для тех, кто проводит или заказывает обзоры. http://www.york.ac.uk/inst/crd/report4.htm
  11. CHEN NF, SHEN CC, WANG YC. Стеноз позвоночной артерии, вызванный шейным спондилезом: клинический случай. Acta Neurol Тайвань 2000; 9: 151-155.
  12. CHILDS JD, FLYNN TW, FRITZ JM, PIVA SR, WHITMAN JM, WAINNER RS, GREENMAN PE.Скрининг вертебробазилярной недостаточности у пациентов с болью в шее: принятие решения о мануальной терапии в условиях неопределенности. J Orthop Sports Phys Ther. 2005 г.; 35(5): 300-6.
  13. ЧОЙ КД, ШИН ХИ, КИМ ДЖС, КИМ Ш, КВОН ОК, КУ ДЖВ, ПАРК Ш, ЮН БВ, РО ДЖК. Синдром ротационной позвоночной артерии: окулографический анализ нистагма. Неврология. 2005 г.; 65(8): 1287-90.
  14. CITOW JS, MACDONALD R. Задняя декомпрессия позвоночной артерии, суженной шейным остеофитом: клинический случай.Сург Нейрол 1999; 51(5): 495-9.
  15. COLLEDGE N, LEWIS S, MEAD G, SELLAR R, WARDLOW J, WILSON J. Магнитно-резонансная томография у людей с головокружением: сравнение с людьми без головокружения. J Neurol Нейрохирург Психиатрия. 2002 г.; 72: 587-9.
  16. DABUS G, GERSTLE RJ, PARSONS M, CROSS III DT, MORAN CJ, THOMPSON R, DERDEYN CP. Ротационная вертебробазилярная недостаточность вследствие динамической компрессии доминирующей позвоночной артерии щитовидным хрящом и окклюзии контралатеральной позвоночной артерии на уровне С1-2.J Нейровизуализация. 2007 г.; хх: 1-4.
  17. ДАДСЕТАН Г-Н, СКЕРХУТ ХЕ. Ротационная вертебробазилярная недостаточность, вторичная по отношению к окклюзии позвоночной артерии фиброзным пучком длинной мышцы толстой кишки. Нейрорадиология. 1990 г.; 32: 514-5.
  18. ДОСС А, ФАТУРОС СС. Вертебробазилярная недостаточность. Варианты лечения Curr Cardiovasc Med. 2006 г.; 8 (2): 111-9.
  19. ENDO K, ICHIMARU K, SHIMURA H, IMAKIIRE A. Шейное головокружение после обработки волос шампунем в парикмахерской: отчет о клиническом случае. Позвоночник.2000;25(5): 632-4.
  20. ERRO ME, GALEGO J, HERRERA M, BERMEJO B. Изолированные инфаркты моста: этиопатогенетические механизмы. Eur J Neurol. 2005 г.; 12 (12): 984-8.
  21. FOYE PM, NAJAR MP, CAMME AA, STITIK TP, DEPRINCE ML, NADLER SF, CHEN B. Боль, головокружение и кровоток в центральной нервной системе при разгибании шейки матки: сосудистые корреляции с синдромом инсульта салона красоты и радикулопатией раковины салона. Am J Phys Med Rehabil. 2002 г.; 81(6): 395-9.
  22. FUJIMOTO S, TERAI Y, ITOH T, KAWAUCHI M.Экстракраниальная хирургия вертебробазилярной недостаточности. Реконструкция позвоночной артерии в дистальном первом отделе. Нейрол Мед Чир (Токио). 1989 год; 29(4): 292-6.
  23. FUJITA N, UEDA T, YAMANAKA T, INUI H, MINAMI Y, MIYAHARA H, MATSUNAGA T. Клиническое применение ультразвуковой реографии крови в позвоночной артерии при головокружении. Acta Otolaryngol Suppl. 1995 год; 519: 178-83.
  24. GALLI J, TARTAGLIONE T, CALO L, OTTAVIANI F. Os Odontoideum у пациента с цервикальным головокружением: клинический случай.Am J Отоларингол. 2001 г.; 22: 371-3.
  25. GALM R, RITTMEISTER M, SCHMITT E. Головокружение у пациентов с дисфункцией шейного отдела позвоночника. Европейский позвоночник Дж. 1998; 7: 55-8.
  26. GRAD A, BALOW RW. Головокружение сосудистого генеза. Клинические и электронистагмографические особенности в 84 случаях. Арх Нейрол. 1989 год; 46: 281-4.
  27. HOROWITZ M, JOVIN T, BALZAR J, WELCH W, KASSAM A. Синдром Боу Хантера при стенозе контралатеральной позвоночной артерии: оценка и варианты лечения. Позвоночник.2002; 27: Е495-8.
  28. HUSNI EA, BELL HS, STORER J. Механическая окклюзия позвоночной артерии. ДЖАМА. 1966 год; 196: 475-8.
  29. JARGIELLO T, PIETURA R, RAKOWSKI P, SZCZERBO-TROJANOWSKA M, SZAJNER M, JANCZAREK M. Энергетическая допплерография в оценке компрессии экстракраниальных позвоночных артерий у пациентов с вертебробазилярной недостаточностью. Евро J Ультразвук. 1998 год; 8 (3): 149-56.
  30. КАЛАВАКОНДА С, СЕХАР Л.Н., ДЖОНС Р.В., РЕХАМАН АБ. Перемежающаяся компрессия позвоночной артерии, вызванная шванномой корня C1: клинический случай.Нейрол Рез. 2000 г.; 22 (7): 679-84.
  31. KIMURA K, BERREBY M. Гистопатология височной кости, связанная с окклюзией вертебробазилярной артерии. Энн Отол Ринол Ларингол. 1983 год; 92: 33-8.
  32. КУЭТЕР Т., НЕСБИТ Г.М., КЛАРК В.М., БАРНУЭЛЛ С.Л. Окклюзия ротационной позвоночной артерии: механизм вертебробазилярной недостаточности. Нейрохирургия. 1997 год; 41(2): 427-33.
  33. MAEKAWA T, SASAI K, IADA H, YAMASHITA K, SAKAIDA M. Атлантоаксиальный артродез при вертебробазилярной недостаточности вследствие ревматоидного артрита: клинический случай.Журнал костной и совместной хирургии. 2007 г.; 85 (4): 711.
  34. MAJAK J, OLSZEWSKI J, MILONSKI J, KUSMIERCZYK K. [Влияние позиционных нарушений кровотока в позвоночных и базилярных артериях на распространенность головокружения у пациентов с шейным спондилезом]. Пол Меркуриуш Лек. 2005 г.; 19: 398-9.
  35. MAROON JC, GARDNER P, ABLA AA, EL-KADI H, BOST J. «Инсульт гольфиста»: инсульт, вызванный гольфом, из-за расслоения позвоночной артерии. Сур Нейрол. 2007 г.; 67 (111): 163-8.
  36. MARSHMAN LA, BALL L, JADUN CK.Спонтанные двусторонние расслоения сонных и позвоночных артерий, связанные с множественными разрозненными внутричерепными аневризмами, субарахноидальным кровоизлиянием и спонтанным разрешением. Отчет о клиническом случае и обзор литературы. Клиника Нейрол Нейрохирург. 2007 г.; 109 (9): 816-20.
  37. MARTI S, HEGEMANN S, VON BUDINGEN HC, BAUMGARTNER RW, STRAUMANN D. Синдром ротационной позвоночной артерии: трехмерная кинематика нистагма предполагает двустороннюю дисфункцию лабиринта. Дж Нейрол. 2008. DOI: 10.1007/s00415-008-0773-2
  38. МАЦУЯМА Т, МОРИМОТО Т, САКАКИ Т.Инсульт Боу Хантера, вызванный окклюзией недоминантной позвоночной артерии: клинический случай. Нейрохирургия. 1997 год; 41(5): 1393-5.
  39. Мичиганский институт уха. http://www.michiganear.com/index_real.html
  40. MITCHELL J, KEENE D, DYSON C, HARVEY L, PRUVEY C, PHILLIPS R. Связано ли вращение шейного отдела позвоночника, используемое в стандартном тесте на вертебробазилярную недостаточность, с измеримым изменением внутричерепного кровотока в позвоночной артерии? Мануальная терапия. 2004 г.; 9(4): 220-7.
  41. МИТЧЕЛЛ ДЖ.Изменения кровотока в позвоночных артериях при нормальном вращении шейного отдела позвоночника. J Manipulative Physiol Ther. 2003 г.; 26(6): 347-51.
  42. MORALES C, DE MARINIS A, LABATUT G, VASQUEZ I, ARAVENA F. [Клиническое значение шейной артропатии у пациентов с головокружением]. Преподобный Мед Чил. 1990 г.; 118(6): 657-61.
  43. МУХЕРДЖИ А., ЧАТТЕРДЖИ С.К., ЧАКРАВАРТИ А. Головокружение и головокружение – клинический подход. J Assoc врачей Индии. 2003 г.; 51: 1095-101.
  44. NAGASHIMA C. Хирургическое лечение недостаточности позвоночной артерии, вызванной шейным спондилезом.Дж Нейрохирург. 1970 г.; 32: 512-21.
  45. НЕТУКА Д., БЕНЕШ В., МИКУЛИК Р., КУБА Р. Симптоматическая ротационная окклюзия позвоночной артерии — отчет о клиническом случае и обзор литературы. Централбл Нейрохир. 2005 г.; 66(4): 217-22.
  46. NEUHAUSER HK, VON BREVERN M, RADTKE A, LEZIUS F, FELDMANN M, ZIESE T, LEMPERT T. Эпидемиология вестибулярного головокружения: невротологическое обследование населения в целом. Неврология. 2005 г.; 65 (6): 898-904.
  47. НВАОРГУ О.Г., ОНАКОЯ П.А., УСМАН М.А. Шейное головокружение и шейный спондилез – необходимость адекватной оценки.Нигер J Med. 2003 г.; 12(3): 140-4.
  48. NYBERG-HANSEN R, LØKEN AC, TENSTAD O. Поражение ствола мозга с комой в течение пяти лет после манипуляций на шейном отделе позвоночника. Журнал неврологии. 1978 год; 218 (2): 97-105.
  49. OGINO M, KAWAMOTO T, ASAKUNO K, MAEDA Y, KIM P. Правильное лечение окклюзии ротационной позвоночной артерии, вторичной по отношению к спондилезу. Клиника Нейрол Нейрохирург. 2001 г.; 103(4): 250-3.
  50. OLSZEWSKI J, MAJAK J, PIETKIEWICZ P, LUSZCZ C, REPETOWSKI M. Связь между позиционным поражением позвоночных и основных артерий и распространенностью головокружения у пациентов с шейным спондилезом.Отоларингол Head Neck Surg. 2006; 134 (4): 680-4.
  51. OLSZEWSKI J, MAJAK J, PIETKIEWICZ P, REPETOWSKI M. [Анализ результатов выборочного диагностического обследования и их связь с диагнозом шейного головокружения]. Пол Меркуриуш Лек. 2005 г.; 19(111): 393-5.
  52. OWOLABI MO, OGAH OS, OGUNNIYI A. Эпизодическое головокружение, вызванное сосудистыми факторами риска, шейным спондилезом и поворотом головы: два клинических случая. Нервно-психические заболевания и лечение. 2007 г.; 3 (5): 675-8.
  53. ОЗДЕМИР Х, ДЖИХАНГИРОГЛУ М, БЕРИЛГЕН С, БУЛУТ С.Влияние ротации шейки матки на гемодинамику в позвоночных артериях. Журнал диагностической медицинской сонографии. 2005 г.; 21(5): 384-1.
  54. ПАЧАРОНИ М., ДЖОРДЖИАДИС Д., АРНОЛЬД М., ГАНДЖУР Д., КЕСЕРУ Б., ФАРНИ Г., КАСО В. БАУМГАРТНЕР РВ. Сезонная изменчивость спонтанной диссекции шейных артерий. J Neurol Нейрохирург Психиатрия. 2006 г.; 77 (5): 677-9.
  55. ПАСЗТОР Е. Декомпрессия позвоночной артерии при шейном спондилезе. Сур Нейрол. 1978 год; 9: 371-377.
  56. ПЕТЕРСОН Б., ФОН МАРАВИЧ М., ЗЕЛЛЕР Д.А., УОКЕР М.Л., КОМПФ Д., КЕССЛЕР К.Кровоток в базилярной артерии при вращении головы при вертебробазилярной ишемии. Acta Neurologica Scandinavica. 1996;94(4):294-301.
  57. ПЕТРИДИС А.К., БАРТ Х., БУЛЬ Р., МЕХДОРН Х.М. Декомпрессия позвоночной артерии у пациента с ротационной окклюзией. Acta Neurochir (Вена). 2008.
  58. POWERS SR, DRISLANE TM, NEVINS S. Перемежающаяся компрессия позвоночной артерии: новый синдром. Операция. 1961 год; 49: 257-64.
  59. PUCA A, SCOGNA A, ROLLO M. Порок развития краниовертебрального перехода и ротационная окклюзия позвоночной артерии.Бр Дж. Нейрохирург. 2000 г.; 14 (4): 361–364.
  60. REUTER U, HAMLING M, KAVUK I, EINHAUPL KM, SCHIELKE E. Расслоение позвоночной артерии после хиропрактики на шее в Германии в течение трех лет. Дж Нейрол. 2006 г.; 253 (6): 724-30.
  61. РОК Э.Х. Сосудистое головокружение и транскраниальная допплерография. Ann Otol Rhinol Laryngol Suppl. 1989 год; 141:1-24.
  62. RUBINSTEIN SM, PEERDEMAN SM, VAN TULDER MW, RIPHAGEN I, HALDEMAN S. Систематический обзор факторов риска расслоения шейной артерии.Инсульт. 2005 г.; 36(7): 1575-80.
  63. SAKAGUCHI M, KITAGAWA K, HOUGAKU H, HASHIMOTO H, NAGAI Y, YAMAGAMI H, OHTSUKI T, OKU N, HASHIKAWA K, MATSUSHITA K, MATSUMOTO M, HORI M. Механическое сжатие экстракраниальной позвоночной артерии при вращении шеи. Неврология. 2003 г.; 61(6): 845-7.
  64. SAKAIDA H, OKADA M, YAMAMOTO A. Сосудистая реконструкция петли позвоночной артерии, вызывающая шейную радикулопатию и вертебробазилярную недостаточность. История болезни. Дж Нейрохирург. 2001 г.; 94 (1 Приложение): 145-9.
  65. САУЛАНИ В., БЕХАРИ С., САЛУНКЕ П., ДЖЕЙН В.К., ПХАДКЕ Р.В. «Признак растянутой петли» позвоночной артерии: предиктор вертебробазилярной недостаточности при атлантоаксиальной дислокации. Сур Нейрол. 2006 г.; 66: 298-304.
  66. СЕЛЬМОНОСКИЙ ОК. Забытая причина головокружения и болей в шее. БМЖ 2007; 334: 600-6.
  67. ШИХАН С, БАУЭР РБ, МЕЙЕР ДЖС. Сдавление позвоночной артерии при шейном спондилезе. Неврология. 1960 г.; 10: 968-86.
  68. САЙМОН Х, НИДЕРКОРН К, ХОРНЕР С, ДУФТ М, ШРОКЕНФУКС М.[Влияние поворота головы на вертебробазилярную систему. Вклад транскраниального допплеровского ультразвука в физиологию [Статья на немецком языке]. ХНО. 1994 год; 42 (10): 614-8.
  1. СИТКО С., ХОНРУБИЯ В. Дифференциальное влияние ишемии на спонтанную и синусоидально-вызванную активность в афферентах полукружных каналов лягушки-быка. Акта Отоларингол (Сток). 1986 год; 102: 179-85.
  2. SMITH DR, VANDERARK GD, KEMPE LG. Шейный спондилез, вызывающий вертебробазилярную недостаточность: хирургическое лечение.J Neurol Нейрохирург Психиатрия. 1971 год; 34: 388-92.
  3. СОРЕНСЕН БФ. Удар охотника с луком. Нейрохирургия. 1978 год; 2: 259-61.
  4. STREK P, RERON E, MAGA P, MODRYZEYEWSHI M, SZYBIST N. Возможная корреляция между недостаточностью позвоночной артерии и дегенеративными изменениями в шейном отделе позвоночника. Eur Arch Оториноларингол. 1998 год; 255: 437-40.
  5. SULLIVAN HG, HARBISON JW, VINES FS, BECKER D. Эмболическая окклюзия задней мозговой артерии, вторичная по отношению к спондилотической компрессии позвоночной артерии.Дж Нейрохирург. 1975 год; 2: 259-61.
  6. SWARTZ R, LONGWELL P. Лечение головокружения. Ам семейный врач. 2005 г.; 71(6): 1115-22.
  7. TSUTSUMI S, ITO M, YASUMOTO Y. Одновременная двусторонняя окклюзия позвоночной артерии в нижнем шейном отделе позвоночника, проявляющаяся синдромом охотника за луком. Нейрол Мед Чир (Токио). 2008 г.; 48(2): 90-4.
  8. UEMURA K, NOZUE M. [Головокружение — их типичная клиническая картина с нейрохирургической точки зрения]. Нет Синкей Гека 1983; 11(3): 229-42.
  9. ВАТЕС Г.Э., ВАН К.С., БОНОВИЧ Д., ДОУД К.Ф., ЛОУТОН МТ.Инсульт охотника с луком, вызванный грыжей шейного диска. История болезни
    8. J Neurosurg. 2002 г.; 96 (1 Дополнение): 90-3.
  10. VELAT GJ, REAVEY-CANTWELL JF, ULM AJ, LEWIS SB. Интраоперационная динамическая ангиография для выявления разрешения синдрома Боу-Хантера: отчет о техническом случае. Сур Нейрол. 2006 г.; 66(4): 420-3.
  11. ВИЛЕЛА М.Д., ГУДКИН Р., ЛУНДИН Д.А., НЬЮЭЛЛ Д.В. Ротационная вертебробазилярная ишемия: гемодинамическая оценка и хирургическое лечение. Нейрохирургия. 2005 г.; 56 (1): 36-43.
  12. ВАЙНТРАУБ М.И., ХУРИ А.Использование количественной магнитно-резонансной ангиографии для стратификации риска инсульта при симптоматической вертебробазилярной болезни.
    Инсульт. 2005 г.; 36(11): 2341-2.
  13. WEINTRAUB MI, KHOURY A. Механическое сдавление экстракраниальной позвоночной артерии при вращении шеи. Неврология. 2004 г.; 62(11): 2143.
  14. WEINTRAUB MI, KHOURY A. Церебральные гемодинамические изменения, вызванные имитацией интубации трахеи: возможная роль в периоперационном инсульте? Магнитно-резонансная ангиография и анализ потока в 160 случаях.Инсульт. 1998 год; 29(8): 1644-9.
  15. WEINTRAUB MI. Инсульт после посещения парикмахера. Ланцет. 1997 год; 350 (9093): 1777-8.
  16. WEINTRAUB MI, KHOURY A. Критическое положение шеи как независимый фактор риска инсульта заднего кровообращения. Магнитно-резонансный ангиографический анализ. J Нейровизуализация. 1995а; 5 (1): 16-22.
  17. WEINTRAUB MI, KHOURY A. Транскраниальная допплеровская оценка позиционной вертебробазилярной ишемии. Инсульт. 1995б; 26 (2): 330-2.
  18. WEINTRAUB MI.Синдром инсульта в салоне красоты: отчет о пяти случаях. ДЖАМА. 1993 год; 269 ​​(16): 2085-6.
  19. WELSH LW, WELSH JJ, LEWIN B. Базилярная артерия и головокружение. Энн Отол Ринол Ларингол. 2000 г.; 109(7): 615-22.
  20. YAMAGUCHI S, SAKATA K, NAKAYAMA K, SHIGEMORI M. [Случай эмболического инфаркта, возникшего в результате стеноза экстракраниальной позвоночной артерии при шейном спондилезе на уровне C5/6: его патогенез и хирургическое лечение]. Нет Синкей Гека. 2003 г.; 31 (10): 1111-6.
  21. МОЛОДОЙ Ю ЧЕН ЧЕН.Острое головокружение после манипуляций на шейке матки. Ларингоскоп. 2003 г.; 113(4): 659-62.
  22. ZALEWSKI P, KONOPKA W, PIETKIEWICZ P. [Анализ сосудистого головокружения вследствие шейного спондилеза и вертебро-базилярной недостаточности в зависимости от пола и возраста в клинических материалах]. Отоларингол Пол 2004; 58 (1): 97-100.

Вариант позвоночной артерии с высоким входом при передней шейной дискэктомии и спондилодезе

Передние хирургические доступы к шейному отделу позвоночника позволяют проводить лечение распространенных и сложных патологий с отличными результатами.Во время доступа возможны осложнения из-за повреждения окружающих структур. Поперечные отростки обычно защищают позвоночную артерию (ПА), когда она входит в С6 и идет краниально через поперечные отверстия к С2 (называется сегментом V2). Это клинический случай пациента с миелорадикулопатией, связанной с грыжей диска С4-С5, тяжелым стенозом канала и выраженным двусторонним стенозом нервных отверстий. Предоперационная визуализация показала, что правая ПА входит в поперечное отверстие С4.Этот анатомический вариант на рутинной МРТ привел к дополнительной визуализации и мерам предосторожности при выполнении без осложнений передней шейной дискэктомии и спондилодеза (ACDF) на уровне C4-C5. Высокая точка входа ПА в поперечное отверстие выше С6 может увеличить риск ятрогенного повреждения сосудов при передних доступах к шейному отделу позвоночника. Редко сообщаемый, представленный в настоящее время случай описывает пациента с вариантом входа правой ПА С4 и подчеркивает важность правильного хирургического планирования.

1. Введение

Передние хирургические доступы к шейному отделу позвоночника используются для лечения многих заболеваний шейного отдела позвоночника, включая спондилез, грыжи дисков и переломы [1].Успешная процедура должна позволить устранить патологию, что приведет к облегчению симптомов и функциональному улучшению при одновременной минимизации осложнений [1, 2]. Повреждение соседних структур (дыхательно-пищеварительного тракта, сосудов, нервов и др.) может быть разрушительным [3]. Таким образом, необходимо глубокое понимание окружающей анатомии и ее возможных вариаций, чтобы свести к минимуму риск ятрогенных повреждений [2, 4].

В настоящем отчете основное внимание будет уделено позвоночной артерии (ПА), которая играет решающую роль в обеспечении заднего мозгового кровообращения [4–6].Позвоночные артерии обычно берут начало от подключичной (сегмент V1), поднимаются от С6 к С2 через поперечные отверстия (сегмент V2), затем выходят из поперечных отверстий С1 и направляются латерально-медиально вдоль верхней части задней дуги С1. формировать единую базилярную артерию (сегменты V3-V4) [4, 6, 7]. Нормальное течение ВА одинаково на двусторонней основе.

ПА входит в поперечное отверстие С6 у подавляющего большинства людей (90-95%) [6, 8, 9]. Однако в литературе описаны редкие аномалии входа в С2, С3, С4, С5 и С7 [6, 8–10].В случае высокого входа (выше С6) ПА артерия проходит относительно незащищенно в передней части шеи: проходит краниально вне костной защиты поперечного отверстия [3, 6, 9]. Входные аномалии обнажают «незащищенную» ПА и подвергают ее потенциальному риску непреднамеренного повреждения при операциях на переднем шейном отделе позвоночника [6, 8–10]. Таким образом, предоперационное выявление этих аномалий ПА может снизить вероятность ятрогенного повреждения [3, 11].

Целью данного клинического случая является описание пациента с аномалией входа ПА С4, перенесшего ACDF С4-С5, где идентификация анатомического варианта помогла избежать хирургических осложнений.Во-вторых, мы обеспечиваем обсуждение вариантов ввода VA на основе литературы.

2. Описание случая

Пациент дал согласие на отчет о данном случае. 60-летняя женщина поступила с острой хронической болью в шее и двусторонней болью в верхних конечностях без значительной травмы или провоцирующего события. Боль в руке была локализована в латеральной части руки и локте на двусторонней основе с сопутствующими парестезиями и онемением, характерными для радикулопатии С5. Она описала умеренную (6/10) боль в шее, связанную с активностью.Она описала прогрессирующие проблемы с мелкой моторикой в ​​последние месяцы, которые мешали ей работать официанткой.

При физикальном осмотре она подтвердила наличие парестезий в левой руке от латеральной стороны до латеральной части локтя при легком прикосновении. У нее не было признаков объективной слабости при силовых пробах верхних или нижних конечностей. Оценка походки выявила неанталгическое передвижение без посторонней помощи со значительными трудностями при выполнении тандемной походки с пятки на носок. Кроме того, у нее были положительные результаты исследования верхних двигательных нейронов, в том числе положительный симптом Хоффмана и тест Ромберга.

До нашей оценки она пробовала консервативные меры с минимальным облегчением. К ним относятся физиотерапия и противовоспалительные препараты.

На МРТ шейного отдела позвоночника выявлены многоуровневые дегенеративные изменения на всем протяжении шейного отдела позвоночника (рис. 1). Визуализация показала остеофит диска на уровне С4-С5 с умеренным или тяжелым стенозом канала и выраженным двусторонним стенозом нервных отверстий.

Дальнейший обзор МРТ шейного отдела позвоночника показал, что правая ПА имеет анатомические вариации в своем течении.Он поднимался краниально за пределами поперечного отверстия до входа на уровне С4. Оказавшись в поперечном отверстии С4, правая ПА возобновила свой типичный путь краниально, через поперечные отверстия от С4 до С2 (рис. 2(с)). Графическое описание аномалии высокого входа ПА С4 представлено на рис. 3. Уровень диска С4-С5.Учитывая эту картину и неэффективность консервативного лечения, была рекомендована передняя шейная декомпрессия и спондилодез (ACDF) на уровне C4-C5. Кроме того, с пациенткой обсуждалась анатомия варианта правой позвоночной артерии, в том числе потенциальный риск повреждения артерии с учетом ожидаемого уровня дискэктомии и спондилодеза.

Выполнен стандартный левосторонний переднешейный доступ, как описано Smith и Robinson [12]. Левосторонняя процедура, как правило, предпочтительнее у анатомически здоровых пациентов, но она также позволила нам избежать передней диссекции шеи вокруг варианта течения VA.Если бы вариант VA был с левой стороны, вместо него был бы использован правосторонний подход.

После подтверждения обнажения дискового пространства С4-С5 крючковидный отросток обнажали с двух сторон путем поднятия длинной мышцы шеи. Слева длинная мышца шеи была поднята с помощью комбинации монополярной и биполярной каутеризации к латеральному краю крючковидного отростка. Справа, учитывая аномалию ПА, длинная мышца шеи была поднята с осторожной тупой диссекцией с помощью Penfield 2 (NovoSurgical, Oakbrook, Illinois) до латерального края крючковидного отростка.

Дискэктомия выполнена на уровне С4-С5 стандартным способом. После завершения декомпрессии была установлена ​​передняя шейная фиксирующая пластина (Medtronic Zevo, Мемфис, Теннесси) (рис. 4). Пациент имел успешное послеоперационное течение без признаков какого-либо сосудистого повреждения после операции и через 1 год наблюдения.


3. Обсуждение/Результаты

ПА обычно анатомически защищена в пределах поперечного отверстия по ходу от С6 до С2 (сегмент V2).Таким образом, он не часто встречается при операциях на переднем шейном отделе позвоночника. Целью данного исследования является сообщение о случае входа высокой правой ПА в поперечное отверстие на уровне С4 у пациента, перенесшего ACDF С4-С5, который был выполнен без осложнений.

В предшествующих анатомических исследованиях сообщалось о необычных вариациях анатомии ПА, включая вариации артериального происхождения, сосудистых петель, медиальных отклонений в телах позвонков и различных уровнях, на которых ПА входит в поперечное отверстие [6, 8–10].Периоперационное распознавание варианта анатомии ПА на поперечном срезе важно, чтобы избежать повреждения позвоночной артерии и потенциально разрушительных хирургических осложнений.

Наиболее частый уровень входа ПА в поперечное отверстие находится на уровне С6, встречаясь у 90-95% пациентов [6, 8-10]. Хотя и редко, анатомические вариации на уровне входа ПА были зарегистрированы в 6-10% всех случаев [6, 8-10]. Бруней и др. сообщил, что записи VA на уровне C3, C4, C5 или C7 представляют 0.2%, 1,0%, 5,0% и 0,8% всех случаев соответственно [6].

Аналогично, Matula et al. изучили 402 точки входа ПА и сообщили, что ПА входила в поперечное отверстие на уровне С5 и С7 в 7% и 3% всех случаев соответственно [10]. Большинство этих аномалий входа в ПА происходят односторонне и не имеют предпочтения ни правой, ни левой стороне [6]. Сообщалось, что описанная здесь аномалия входа С4 правой ПА составляет 0,5% всех случаев [6, 8, 9].

Интересно, что Hong et al.сообщили, что площадь незаполненного поперечного отверстия ниже входа ПА была значительно меньше по сравнению с поперечными отверстиями, занятыми ПА на контралатеральной стороне [9]. Это говорит о том, что вход ПА может играть важную эмбриологическую роль в развитии полных поперечных отверстий в шейном отделе позвоночника [9].

Повреждение ПА при переднешейных операциях на позвоночнике — редкое осложнение с частотой 0,3–0,5% [3, 13–15], хотя некоторые авторы предполагают, что это число может быть занижено, так как некоторые повреждения ПА могут перейти не распознаются и/или не сообщаются в оперативных заметках [3, 4, 6, 13–15].Тем не менее, повреждение ПА может привести к тяжелым последствиям, включая инсульт, остановку сердца, кровотечение, неврологический дефицит или смерть [3].

Частота невариантных повреждений ПА считается относительно низкой при операциях на переднем отделе шейного отдела позвоночника, поскольку сегмент V2 защищен поперечными отростками, когда он проходит краниально [9]. Однако, когда уровень входа выше, чем С6, ПА проходит кпереди от поперечного отростка в передней части шеи в относительно незащищенном направлении за пределами костных границ поперечного отверстия [6].

Гуан и др. провели систематический обзор 54 пациентов, перенесших повреждения ПА в условиях переднешейной хирургии [3]. Сообщалось о десяти пациентах с аномалиями ПА, которые не были идентифицированы до операции [3]. Точно так же Golfinos et al. провели ретроспективный анализ 1215 передних шейных операций и сообщили, что аномальное течение ПА является фактором риска периоперационного разрыва артерий [15]. Когда ПА отсутствует типичная костная защита, наблюдаемая при аномалиях точки входа, шансы ятрогенного повреждения ПА увеличиваются, особенно при непреднамеренной ретракции или расслоении длинной мышцы шеи [9].Крайне важно, чтобы хирург имел фундаментальное представление о том, с чем придется столкнуться при обнажении крючковидных отростков при передних шейных спинальных доступах [4, 6].

Лучший способ избежать непреднамеренного повреждения ПА — знать его анатомическое течение [3, 4, 6, 13–15]. Распознавание аномалий позвонков на традиционной визуализации поперечного сечения, включая МРТ и КТ с демонстрацией положения артерии и/или размера и формы поперечного отверстия, может быть окончательным, как в этом случае.МРА и КТА могут быть дополнительными и наиболее полезными в сложных случаях или при повторной операции. Тщательное предоперационное планирование необходимо в случаях аномалий входа ПА, чтобы предотвратить опасные для жизни последствия [3, 4, 6].

Во время сложной хирургии интраоперационная КТ и трехмерная рентгеноскопическая навигационная система, а также наведение изображения в режиме реального времени могут помочь в определении точных анатомических вариаций [3]. Хирурги должны знать об этих аномалиях и соответствующим образом приспосабливаться к предоперационному планированию, тщательной диссекции и/или новым методам [3].

4. Заключение

В заключение, передний доступ используется для лечения ряда патологий шейного отдела позвоночника. Повреждения ПА могут возникать при наличии анатомических вариаций; таким образом, важно, чтобы положение и ход ПА были изучены на предоперационной визуализации. Мы представили случай редкого варианта ВА с высоким входом у пациентки с шейной миелорадикулопатией из-за грыжи диска С4-С5 и диско-остеофитного комплекса.